Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » save my ass from trouble


save my ass from trouble

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Castiel Collins, Tyler Cutcher
Место: улицы Сакраменто
Время: 20 июля 2013 года
Время суток: Поздний вечер, переходящий в ночь
Погодные условия: Жарковато...
О флештайме: Иногда мне кажется, что неприятности - это нечто одушевленное, что способно самостоятельно найти их обладателя и хорошенько отыграться. До сегодняшнего дня, я думал, что я единственный и неповторимый магнит для неприятностей разного рода. Я ошибался, когда совершенно случайно столкнулся лицом к лицу, в одной из подворотен бара, с "Везунчиком", чудом собравшим возле себя троих крепких парней, с явным агрессивным настроением. А я то всего лишь завернул за угол пописать.  И не знаю, почему не смог пройти мимо...

0

2

Темноволосый парень шел по асфальтированной дороге, что протянулась рядом с дорогой. Что он здесь забыл? Возвращался от друга, у которого "слегка" припозднился, а жил он в очень опасном и преступном районе. А делать нечего? На какую квартиру денег хватило - ту и купили. Это вам не богатенький, который может выбирать, меняя квартиру на особняк по щелчку пальцев. К сожалению, такой роскоши парень позволить себе не мог.
У него сейчас было два пути. Свернуть в переулок и быстрее добраться до дома или же продолжать идти вдоль, но тогда он управится как минимум за 40 минут? Естественно он заворачивает.
Художник шмыгает носом и ерошит свои темные, как уголь, волосы, располагая в хаотичном порядке, а после убирает руки в карманы синих джинс.
Но тут из-за угла показываются два парня, лет 25-30, которые явно не расположены для того, чтобы разговаривать с ним по душам. Коллинз нервно сглатывает и резко разворачивает, начиная идти в обратную сторону, но и оттуда выходит еще один. Итого их трое, все они примерно одного возраста. И он был совершенно один.
Ну значит именно здесь и закончится его жизнь, а душа найдет свое место в Раю. Но неужели он так сдастся? А с другой стороны, что было делать, если число этих мелких воров было больше? С одним он может быть как-нибудь и справился, но сейчас была не та ситуация, в которой можно было хоть что-то сделать.
- Ребят, поверьте, у меня ничего нет, - говорит Кастиэль, сгибая обе руки в локтях и поднимая их. Голос предательски дрожит. В кармане у него были деньги, но это заработанные сегодня за картину, которую он рисовал. И этой суммы вполне хватит, чтобы прожить достаточно больший промежуток времени, пока не нарисует новую для другого человека, которому давно обещал. Приходилось врать, а иначе он умрет прямо сейчас.
- Ну да, конечно, - едко усмехнулся один из наступающих в его сторону и сплюнул на землю. - Эту фразу часто говорят. Мог бы придумать что-нибудь поновее, а то всегда одно и то же, - и парни все захохотали в голос, от чего темноволосому хотелось зажмурить глаза и просто проваливаться сквозь землю, лишь бы не быть здесь.
- А ну гони деньги! - рявкнул второй и схватил Кастиэля за ворот рубашки, прижимая к каменной стене. - А-то убью тебя к чертой матери, придурок!
- Не надо, - с мольбой в голосе шепчет он и отворачивает голову, но увы не вовремя. Кулак попадает прямо по лицу, а после отпускают как тряпку, а тот сползает вниз, вставая на четвереньки. С губы течет кровь, и Кастиэль сплевывает ее на землю, а после проводит пальцами по нанесенной ране, аккуратно, чтобы не разодрать больше. Но опять же, это ему не дают сделать.
Двое парней хватают его под руки и приподнимают, голова резко склоняется вниз, касаясь подбородком груди. - Прошу вас.., - хрипло шепчет Коллинз, вытягивая руку вперед и слабо махая ею из стороны в сторону, хотя прекрасно понимает, что это не поможет ему совершенно.
Вновь удар по лицу. Хруст, и резкая боль в носу, отчего парень стискивает зубы, лишь бы не закричать. Да и кто в такое время суток в Сакраменто ему поможет? Тем более, когда он один, а обидчиков трое и они превосходят его по силе во много раз.
Два удара приходится в живот, и Кастиэль кашляет, сплевывая кровь, которая скопилась у него во рту.
Неужели он умрет так? Стоя на коленях в грязном темном переулке, поддерживаемый двумя незнакомыми парнями, со сломанным носом, разбитой губой и безумной болью, которая разносится по всему телу, словно электрический импульс, бьющий по оголенным нервам. И хочется, чтобы это уже побыстрее кончилось, и он умер, лишь бы не испытывать такое еще раз.
Вот что значит, сократить путь.

+2

3

Всем привет. Меня зовут Тай. И, так уж сложилось, я огромный любитель влипать в разного рода неприятности. Они как-то сами по себе тянутся ко мне, как к магниту. Я не ищу себе оправданий, я охотно соглашаюсь с тем фактом, что сам их к себе притягиваю. Сегодняшний вечер был для меня не исключением. В расстроенных чувствах, усталый и вымотанный после очередной тренировки, я волочил домой ноги. По собственному желанию, мой путь шёл через не самый благоприятный район. Я сам этого хотел, потому что такие злачные места я любил. У меня в крови бурлила любовь к неблагополучию, разврату, разброду и жестокости. Спасибо мама! Я любил вот так вот неторопливо плыть по тёмным улицам, слышать за спиной звон битого стекла, чужой мат и звуки рьяной драки. Меня это заводило. Я любил запах несвежего масла для фритюра, разлитого пива и дешевого одеколона местных бро, расположившихся по-хозяйски на ступеньках собственных домов. А ещё, я любил когда меня провожали ненавидящим взглядом. Таким едким, что чувствуешь его спиной. Я всегда оборачивался и провоцировал, но чаще всего мои провокации ничем не заканчивались.

Сегодняшний вечер должен был быть таким же бесполезным. Я набил кулаки о грушу, был переполнен тестостероном и живой, неподдельной силой, злобой, физической проклятой ломкой, и был готов выплеснуть всё это на первого попавшегося бедолагу. Я не боялся, что он окажется сильнее и ловчее меня. В такие моменты, мне казалось, что никого сильнее меня просто нет. Что я бог, а мои кулаки – карающие молнии Зевса, не иначе. Наверное когда-нибудь, благодаря этой лживой самоуверенности, я сдохну в одном из таких переулков. За всеми мыслями подобного характера, я не заметил, как мне прижало клапан. Сушка – дело тонкое, воды пьёшь много, и большая часть во время тренировки всё-таки выходит. А меньшая – остаётся. Вот она то о себе и напомнила. Щелчком пальцев я отправил недокуренную сигарету в ближайшую лужу и завернул за угол, вытаскивая собственное хозяйство, дабы справить нужду на ближайший мусорный бак, удобно расположившийся за углом. Но не успел я представить шум водопада, как на другом конце узкой, грязной и заблёванной улочки началась потасовка. Я не придал ей особого значения, рисуя на стенке струёй незамысловатый узор, ровно до тех пор, пока жертва потасовки не начала умоляюще попискивать. Нездоровые ноты для драки. Я сделал своё грязное дело, повернулся лицом к происходящему вдалеке, по ту сторону, и прищурился, пытаясь рассмотреть происходящее издалека. Соваться в случае, если у обидчиков есть пушка, уж точно не стоит. Но я сунулся, так и не вникнув особенно в суть происходящего. Спрятал руки в карманы, расправил плечи, поправил спортивную сумку и зашагал, слыша как пятка новых кроссовок постукивает по неровностям асфальта.

Э! Мужики! — Громкий быдлятский выкрик сопровождался громким свистом. Он был ещё громче в этом узком проходе, лениво резонируя от влажных стен. — Есть хоть за что его мудохать? — Из любопытства поинтересовался я. Выглядел я сейчас отнюдь не так, как должен выглядеть защитник, ну или по крайней мере положительный герой в избитых американских фильмах. Не слишком опрятный, с приплюснутым носом и надутыми надбровными дугами (хороший был спарринг), хмурый и быдловатый сам по себе. В общем, я больше походил на сообщника, нежели чем случайного спасителя. Спросил я не просто так. Нет, ну посудите сами, будут ли парни втроём метелить одного не слишком крепкого мужичка за пару долларов в бумажнике или за красивую зажигалку? Я бы не стал. Честно. Поэтому и поинтересовался, нащупывая в кармане раскладной нож-бабочку. Холодный, твёрдый, из стали сложенный и незаметный клинок, который и холодным оружием то не считался. Я им пивные бутылки открывал. Но при должных обстоятельствах, этот ножичек был способен выпустить кому-нибудь кишки. А я только бросил снисходительный взгляд на разбитую рожу незнакомца и как-то внезапно его пожалел. Хрен знает почему. Наверное подумал, что разбитый нос – это больно.

+1

4

Еще один удар пришелся ему по лицу, прежде чем обидчики отвлеклись от него на голос и свист. Ну всё, теперь я точно умру именно здесь. Четыре это уже слишком - промелькнуло в его голове, и тут он рухнул наземь, успев опереться ладонями об асфальт, поранив и их. Отпустили, но недолго. Это было и так ясно. Кто все эти люди - Коллинз был без понятия. Деньги - это всё что он знал, чего они хотели.
Парень, сильно избивший его, резко поворачивается и видит другого. Но делить долю..с этим? Он усмехается. - За деньги, которые он получил сегодня от своего "добытчика" - сплевывает прямо рядом с Кастиэлем, от чего он чуть морщится.
Откуда они знают? Кто они? - вопросов в голове темноволосого было не счесть, но что-либо произносить было явной смертью для него. Неужели следили? И теперь знают, что в кармане у него большая сумма денег?
- А ты проваливай давай! Мы его нашли, наши и деньги! - хмурится самый, как видно, быдловатый из них и махает рукой туда, откуда он же и пришел.
Кастиэлю абсолютно уже все равно, кто его будет бить. Этот новоявленный, который такой же, как и они, или эти трое, или все вместе. Темноволосый уже попрощался со своей жизнью, и взгляд, брошенный на нового незнакомца, был именно таким: он смирился со своей судьбой и был готов умереть прямо сейчас.
Но их зрительный контакт резко прервали, когда тот самый, который разговаривал, ударил его ногой в живот, от чего Коллинз кашлянул и привалился к грязной стене, хрипло дыша. Он слегка прикрыл голубые глаза, будто отдыхая перед новым ударом, который должен был обязательно последовать.
Боль была во всем его теле, не давая пошевелиться вообще. Она, словно волна, накатывала на него и не уходила теперь. Пульсировали все побои и раны, нос, который казалось, горел адским огнем.
Вставлять какие-то фразы в их диалоги было бесполезно. Здесь ему никто не поможет, а молить о помощи это тоже самое, что просить верной смерти. Этим преступникам только и нравилось, когда человек унижался перед ними, стоя на коленях и упрашивая их, чтобы они не били, сжалились и забрали всё, что у него есть. Только, удары - это были приятным бонусом для них. Это наоборот нравилось им, отчего они гоготали и приятно ухмылялись, видя боль другого человека, который ничем не может ответить им.
Так и Кастиэль. Оказался не в том вместе, не в то время. И теперь поплатился за то, что решил пойти домой чуть коротким путем. Ну и что? Прошел бы 40 минут, зато возможно был бы жив и здоров сейчас, сидя за интересной книгой на диване почти всю ночь, а так получается, что за книгу ему явно придется сесть еще не скоро. Или вообще уже не сесть.
Тот удар, последний по лицу, пришелся скорее по ушам, и теперь всё происходящее вокруг него, было как в вакууме. Он почти ничего не слышал, лишь отдаленные отголоски чужих фраз и перепалка. Коллинз чувствовал только удары. Но еще хуже, знаете ли.
Когда ты ничего не слышишь, но при этом получаешь только боль от кулаков и носки ботинок, впивавшиеся ему в ребра и живот, заставляя сипеть от каждого их соприкасание подошвы о его тело, которое уже было покрыто синяками.

0

5

Внимание! ненормативная лексика!


Как то так повелось, что меня с детства учили терпеть боль. Вырабатывался сам собой волшебный иммунитет, который не позволял мне страдать над разбитой коленкой, сломанной рукой или выбитым носом. Эта удивительная способность помогает мне ходить на своих двоих вот уже тридцать лет. Наверное поэтому я жив. Набив хорошую искомину на всём теле, я научился игнорировать практически любой болевой сигнал. Правда, с некоторыми недугами приходится и по сей день справляться довольно оригинальным способом. Но не об этом сейчас. Сейчас меня интересовала совсем другая перспектива, в виде трёх крепких ребят, наверняка вооружённых заточкой, шилом или ещё того хуже – огнестрелом. Странно, но факт, об этом я сейчас не думал. Я думал о том, что зря сцепился с Санчез на днях, о том что кончился спортпит, о том что к концу подходит очередная доза, которой попрекнула меня Кристина. Печально. М-да.

Как нашли, так и потеряли. — Хмуро констатировал факт я, проследив траекторию удара ногой. В очередной раз. В живот. Стало как-то жалко бедолагу. Удар в брюхо, к тому же расслабленное и неподготовленное, дарит уйму отрицательных эмоций и последствий. Я бросил сумку на землю, вынул руки из карманов и решительно зашагал в сторону неблагополучной компании. Эдакий сраный супермен, который сейчас от души огребёт за свои подвиги. Я, в общем-то это знал, геройствовать не собирался, но не мог ничего с собой поделать. Уж больно сильно хотелось помахаться с пацанами. — Пиздуйте нахер отсюда. — Решительно ответил я, пинком отправляя чужое барахло в сторону от себя. Вряд ли этот жест доброй воли понравится обладателю рюкзака.
Я невзначай бросил взгляд на парня, опрокинутого серией неумелых ударов, на землю. Тот прибывал в позе «на карачках» и отплёвывался тягучей кровищей, пытаясь выдавить из себя что-то. Толи фразу какую то, толи сегодняшний обед, толи отбитый зуб откашлять из глотки пытался. Не разобрать. Я только подумал о том, как же надо нелогично рассуждать, чтобы решить пойти неблагополучным районом, имея в кармане крупную сумму денег. Моё воровское прошлое подсказывало мне всегда, кто несёт с собой большие бабки, а у кого в кармане осталось пару центов на телефонный автомат. Это видно по человеку, по его поведению и настроению. Профессиональный вор, к тому же карманник, без труда вычислит кошелёк на ножках. Вот дурак же, а.

Думать долго не пришлось. Пока я неторопливо приближался к компании, отвлекая на себя внимание троих, вытащил из капюшона толстовки прочный, капроновый шнурок и намотал одну его часть на кулак, оставив болтаться тот в руке. На разговоры размениваться не стал, накинул на шею первого попавшегося парня шнурок и резко затянул под горлом, прижимая его к себе. Пацан захрипел, пытаясь схватиться пальцами за плотно прижатый к горлу шнурок. Я отошёл на два шага назад, оттаскивая пацана вместе с собой. Корпус прикрывал своей синеющей жертвой, готовый в любой момент подставить под удар чужое брюхо. — Нравится, киса? — Сквозь зубы прорычал я на ухо теряющему сознание парню. Рванул руки на себя, врезая верёвку в острый кадык худой шеи. Больно, неприятно, блевать наверняка тянет. — А так нравится? — Расплылся в хищной улыбке, подтянул верёвку на себя, заставляя парня буквально закатить глаза, впадая в бессознанку. О, кажется я словил кураж. Люблю насилие, как не крути. Я сейчас даже готов был вспороть кому-нибудь брюхо или поломать пальцы. Все. До единого. Не успел придумать хороший способ мести, потому что получил ощутимый тычок в бок, чем-то острым и тонким. Толи безобидный перочинный ножик, толи шило, я так и не понял. Под моими руками, сжимающими верёвку только хрустнула чужая шея и к ногам повалился один из нападавших. Увы, я свернул ему шею.
Думать об этом тоже было некогда. Пришлось соображать, как избавиться от острого предмета, вспоровшего мне бок. Предплечье, облачённое в плотную толстовку, я успел подставить под очередной удар и нанести ответный, крепко сжатым кулаком в область открывшегося в замахе, солнечного сплетения. Такой удар, как правило, выводит на пару минут из строя, полностью. Не вздохнуть, не выдохнуть, и главное не разогнуться. У меня есть две минуты на то, чтобы принять меры. Оттолкнул парня с ножом ногой и только успел клацнуть челюстью, когда меня плотным тараном отнесло к ближайшей стенке. Стукнулся затылком, зажмурился и тут же получил по морде. Успел только закрыть руками корпус, чтобы не получить ещё один тычок чем-нибудь острым.

Острого не последовало. Я почувствовал между глазами холод дула пистолета. — У, ёпт, уличное ворьё обзавелось оружием? Бро, ты хоть знаешь, как им пользоваться? — Я расплылся в довольной улыбке, набирая во рту по-больше слюны. Набрал и плюнул, отвлекая вооружённого парня от угроз. Сразу после плевка отбил рукой пистолет от головы, раскрытой ладонью сбил в глотке кадык и тут же перехватил руку, выгибая её в обратную сторону, а голову недоброжелателя фиксируя подмышкой. Выстрел, второй, пули ударяются о стену, разбивая её в крошку. Я, если честно, вздрогнул дважды, прежде чем смог прийти в себя после выстрелов. Наказал за излишнюю самодеятельность, выломав руку в плече.  Побелевшие пальцы стрелка разжались, скрючившись в болевой судороге, пистолет выпал, а я только успел откинуть его ногой в сторону от себя. Руку выломал ещё сильнее, заставив парня зареветь у меня подмышкой от полного бессилия и боли. Мне вдруг в голову пришла мысль, что если я ещё раз рвану сломанный локоть, я его по просту оторву. Печально, но именно этого мне и захотелось. Третий удар и я услышал, как под руками со звуком рвущейся простыни лопается и рвёт кожу кость. Фаталити. — Подавись, сука. — Озверело выплюнул я, роняя скрюченного парня на асфальт. Остался последний, тот что с ножом. Я посмотрел на пистолет и, подняв глаза, увидел убегающего прочь злоумышленника. Вот так вот он своих братанов выручает. Ничего не скажешь. Я дёрнул плечом, поправляя плотную толстовку, задрал край футболки, зажимая ладонью глубокую царапину, трижды резко выдохнул через нос, сбивая с себя желание добить постанывающего на земле парня и обернулся в сторону лежащего на полу мужчины. Ему, кажется, прилично досталось. Я дёрнул щекой, на которой остался след от чужого хука, достал из кармана сигареты и, закурив, присел на корточки рядом с незнакомцем. — Э, мужик, живой? — Тряхнул того за плечо, проверяя наличие сознания в этом комке, именуемом никак иначе, как побитый человек. — Встать можешь?

+1

6

Кастиэль не слышал что происходит, да и не видел, так как от боли приходилось зажмуривать глаза, слегка скалясь при этом стискивая зубы до еле слышного скрипа, который услышать было невозможно в такой суматохе.
Когда к нему наклонились и что-то произнесли, он никак не мог понять что именно, но глаза приоткрыл. Картинка плавала перед глазами, двоилась и хотелось проваливаться в бессознательное состояние, однако он умел бороться, когда это нужно было. Так и сейчас. Переборов это чувство, темноволосый облизывает, пересохшие и измазанные в крови, губы, а после слова все-таки долетают до него, и подсознательно он понимает их смысл.
- Если для избитого я могу говорить, то удобоваримо, - хрипит он, и на губах появляется полуусмешка, полуулыбка, которая становится шире с каждой минутой.  Даже в такой тяжелый период художник улыбается посто потому, что жив, а ведь мог уже быть мертвым. Это значило, что Бог дал второй шанс, и он его не упустит. Значит не зря Коллинз молится каждый день и благодарит за отпущенное ему мгновение жизни.
Мужчина протягивает руку, кладя ее плечо другому, и слегка приподнимается, опираясь на свое колено. - Спасибо, - шепчет он слова благодарности и наваливается плечом на стену, вставая на ноги и измучено прикрывая голубые глаза. - Без тебя я бы уже умер, - темноволосый коротко кивает головой, переводя благодарный взгляд на мужчину. - Кастиэль, - ни с того ни с сего представляется он и протягивает руку для пожатия.
Наверное не время для такого, но он был обязан знать имя того, кто спас его от верной гибели. Он будет молиться за него, каким бы этот человек перед ним не был: убийца и такой же преступник, как и эти - неважно.
Он пожмет ему руку, потому что тот его спас. Иначе не будет самим собой.
- Ты сам как? - искренне интересуется Кастиэль, оглядывая того внимательным взглядом голубых пронзительных глаз. Теперь он мог видеть всё, что было вокруг него. Мир перестал крутиться, и встал на свое исконное место, где и должен быть, чему Коллинз был неимоверно рад в душе.
Нос продолжал болеть, но сейчас это было абсолютно не важно. Вправить, да срастется. От этого не умирают, не беда.

+1

7

Если честно, я меньше всего ожидал увидеть здесь некую смесь интеллегенции и образованности. В этом районе сложно было найти хорошо читающего мужика, я уж молчу про связную и грамотную речь. Этот побитый явно был не сдешним, иначе не шлялся бы с деньгами в кармане по переулкам. Нет, возможно он славился какой-нибудь извращённой формой отсутствия инстинкта самосохранения. И для него, подобные приключения - это некий способ получения немалой порции адреналина. Не знаю, в общем, всё может быть в этом дерьмовом мире. Единственное, что я сумел разглядеть в полутьме этой дыры - мало мальски культурный внешний вид и присутствие интеллекта на побитой роже.

Что? — Я нелепо сморгнул, не расслышав бубняще-хлюпающую концовку первой фразы, которую произнёс незнакомец. Хотя будь я со словарным запасом по-богаче, наверное понял бы. Увы и ах, чернявый явно наткнулся не на того спасителя. Умом я чаще всего не блистал. Хитростью, изворотливостью, но не красноречием. Впрочем, я не собирался вести с ним беседы о высоком за бокалом дорогого виски. Я предпочитаю пиво и трёп о тачках, спорте и девушках. Вот такое вот приземлённо-примитивное мышление. — Да не... — Я поднялся вместе с незнакомым мне мужиком и пригвоздил его к стенке, чтобы не рухнул. Ноги его держали явно плохо. — Такие не убивают. Избили бы до состояния комы, и забрали бы всё твоё добро. — Отряхнул мужика и сутулясь пошёл забирать сумку. В ней, кстати, после тренировки сохранилась непочатая бутылка холодной минералки, взятая мною из автомата с газировкой на выходе. Её пришлось вручить побитому. — Тай. — Коротко представился я и, прежде чем пожать руку парню, вытер её о грязные джинсы. Пришлось маленько поваляться. Что уж тут говорить, видок у меня тот ещё был, гопский. — Приложи к лицу. "Или умойся" - скептически прогундело у меня в голове, когда я сумел рассмотреть грязную рожу незнакомца. Хорош парень, отделали, как следует.

На вопрос о собственном самочувствии я промолчал. Хожу, говорю, кровью не писаю и не харкаюсь - значит целёханек. А царапины - это сущие пустяки. Так что я геройски пропустил мимо ушей этот вопрос, решив не демонстрировать кому попало свои ранения. — [b]Ты что тут забыл? Ещё и при бабках? Мама не учила по тёмным улицам вечером не шляться? Или ты не местный?[/b] — Я кряхтя уселся на мусорный бак и смачно затянулся сигаретой. Да так, что папиросная бумага аж затрещала от крепкости затяжки. — Каждый в этом городе знает, что в этот район ни стоит соваться, если не умеешь драться или держишь в кармане что-то больше доллара. Или у тебя склонность к самоистезанию? Мужик...— Я толи забыл имя, которым представился мужчина, решив, что тот определённо иностранец, либо просто пропустил мимо ушей свою собственную фразу, в которой я предпочёл назвать незнакомца не по имени, а по половому признаку. —... Тебе бы в больницу чтоли... У тебя нос на восток смотрит. — Я указал пальцем на отёкшую переносицу нового знакомого и довольно ухмыльнулся. Любил я созерцать свёрнутые носы. Что-то в этом было...высокохудожественное. — У меня тут тачка не подалёку. Может подвести, чтобы опять не отделали?

+1

8

- Мне приятно познакомиться с тобой, - искренне кивнул головой он, крепко пожав руку. - Тай, - чуть позже добавил темноволосый и  взял бутылку, на ходу откручивая крышку, и сделал пару глотков, дабы промочить горло, а на третий раз сплюнул на грязный асфальт, кашлянув.
А после немного вылил себе на лицо, протерев краем рубашки.
- Я шел от друга, а живу от этого района в пяти минутах. Денег не было, чтобы купить квартиру в более нормальной местности. А мама умерла при родах. Так что, нет , не учила, - усмехнулся темноволосый, явно понимая, что приняли его за человека высших слоев общества.
- И ты не косись, - добавил Коллинз хрипло, криво улыбаясь. - Я выживаю лишь на мелкую кучу денег. Не было бы квартиры - стал бы бомжом, - он облокачивается спиной о каменную стену, держа в руках пластиковую бутылку. - А деньги, про которые они говорили, я получил сегодня за картину. На них я проживу где-то с месяц, при этом покупая только самое необходимое, - он усмехается, поведя плечом. - А эти видно следили за мной давно, - на выдохе произнес Кастиэль, кидая взгляд на того, кому Тай свернул шею, а затем вновь переводя взгляд на мужчину.
Зачем он это все рассказывал? Без понятия. Просто Коллинз подсознательно начал доверять мужчине, поэтому решил быть честным, от чего и коротко поведал рассказ о своей бедной жизни и матери. О ней же получилось само собой. Тай сам спросил.
- Если будет не трудно - да, подвези, - согласно качнул головой он и посмотрел вниз, сплевывая на асфальт остатки крови.
- Я знаю, это сейчас прозвучит странно,  - Кастиэль медленно подошел к Таю, на ходу протягивая бутылку с водой. И когда он ее обхватил, парень не спешил отдавать. - Научи меня драться, как это сделал ты, - попросил мужчина, а в голубых глазах можно было прочесть проскользнувшую мольбу, но очень быструю. - Мне здесь еще долго жить придется, а тебя рядом уже не будет. Я должен знать хотя бы несколько ударов, чтобы отбиться от них, - всё это время Коллинз стоял на расстоянии вытянутой руки, неотрывно глядя в глаза Таю.

+1

9

Да. Хреново. — Дежурно ответил я на фразу о смерти при родах. Нет, а вы чего ожидали, слёзных изливаний души в обнимку? Нет, жилетка для горьких слёз и не менее горьких историй была из меня хреновая, мягко говоря. Да и что греха таить, я людям сочувствовать не умел. Испытывал конечно жалость, но сочувствие мне было неведомо. Слишком уж в неблагоприятных условиях я рос. Хотя, с другой стороны, кому как не мне, приютскому пацанёнку, понимать и сочувствовать? Ко всем матерям у меня было довольно предвзятое отношение, так что я был груб и хамоват в отношении родительской несправедливости. Фразу "ножками наверное шёл?", наполненную жестокостью и сарказмом я предпочёл сдержать при себе, хотя челюсть так и ныла, чтобы брякнуть какую-нибудь ересь навроде этой. Сдержался, что стоило мне немалых трудов, надо заметить.

Мелкая куча денег? Это круто сказано. — Мелкая, но всё же куча заставила меня тут же представить скромную горку стодолларовых купюр. Но, видимо на самом деле всё было слегка иначе. На своём новом знакомом я не обнаружил ни драгоценностей ни брендовой одежды. Значит действительно сводит концы с концами. Я шмыгнул носом, отошёл в сторонку и присел на корточки перед уже остывающем телом воришки, прошёлся по карманам, нащупал бумажник и выпотрошил его. Тоже самое проделал и со вторым участником событий, который не нашёл в себе сил вовремя уползти. Если полежит ещё полчасика вот так - лишится руки. Впрочем, она ему и не сильно нужна. Воровать не сможет, но дрочить - вполне. Осталась же левая целёханькая. — На вот...— В ладонь нового знакомого я вложил плотную пачку мелких купюр, но тут было достаточно средств, чтобы пару тройку деньков ещё погулять по закусочным.
Ладно...— Я подхватил с собой сумку и закинув её на плечо кивнул в сторону бледного просвета, ведущего на центральную улицу. В паре кварталов отсюда была припаркована моя собственная машина. На которую в своё время я так же зарабатывал вот именно тем, чем занимался сейчас в подворотне. Нет, не грабежом. Боями. — Поехали...Только не вздумай харкать кровью в машине. — Я в приказном тоне пригрозил пальцем и повёл парня за собой, слушая в основном не его болтовню, а хруст щебня под кросовками. Последующая просьба повергла меня в шок. Лёгкий и ироничный. По небритой морде тут же поползла ухмылка, которую я не сумел сдержать.

Нахрена тебе драться? — Я неподдельно удивился просьбе Кастиэля, даже обернулся на него, прихрамывающего по дороге, следом за мной. — Ты же художник, художники не дерутся. Купи себе шокер и херач всех, кто подойдёт ближе, чем на метр. Или ствол, на худой конец. Здесь с этим проблем нет.— Знать приёмы - ещё не значит уметь их применять. Среднестатистический человек, не обучающийся боевым искусствам тесным образом, вряд ли сможет правильно поступить в подобной ситуации. Нет, помахать кулаками сможет каждый, но нерезультативно. Ко всему прочему, надо иметь немало смелости и сноровки, чтобы позволить себе ударить кого-то. А ещё нельзя бояться боли. Нанося удар кому-либо, сам так или иначе чувствуешь боль, даже если пальцы в кулак сложены правильно. Это такая природа. Без этого не куда. А где драка - там и достойная сдача. Каким бы супербойцом ты не был, не упустишь шанс случайно получить в тарец. А уметь держать удар тоже надо. В общем я тут же дал себе запрет никому ничего и никак не преподавать. Учитель из меня был мягко говоря, дерьмовый. Да и я уж точно не смогу объяснить на практике как надо себя чувствовать, каким говнюком надо быть и сколько силы (далеко не физической) надо иметь, чтобы свернуть шею незнакомому человеку. Я сам не знал. Наверное через час другой, я пойму, что у меня трясутся руки от всего этого дерьма.

Спустя пять минут бодрого шага, меня встретил глазастый Шелби. Откликнулся вспышкой фар на сигнализацию и встретил приятным теплом салона, а главное, знакомым запахом. Я уселся за руль и достал из пачки очередную сигарету, вдруг задумавшись, что слишком часто курю в последнее время. Только сейчас я врубился, что неплохо было бы предложить моему новому знакомому закурить. Ни что так не избавляет от боли, как крепкая затяжка сигаретами.  — Ладно. Давай закину тебя в больницу, а там разберёмся. — Я вдруг задумался, с какой стати мне помогать совершенно незнакомому человеку? Наверное я совершенно случайно поставил себя на его место. Мне бы в такой ситуации тоже не помешала бы помощь. К тому же сегодня, после крупной ругони с мисс Санчез, мне некуда было торопиться, а это значит, что мой вечер пройдёт по-холостяцки просто и безвкусно, как бы печально это не звучало.

+1

10

Кастиэль облизнул нижнюю губу, проводя языком по ране, словно это было так увлекательно, но на самом деле ему, что было действительно странно, это нравилось, хотя и было слегка неприятно.
Деньги, которые ему вложили в ладонь, темноволосый зажал в руке и задумался на миг. А правильно ли он поступал? А с другой стороны, обворовал ведь не он, а значит грехом считаться не должно. Будь он сейчас в другой ситуации, то с таким, как Тай наверное все-таки общаться бы не стал. Нет, он не был ему неприятен. Просто непривычно. Однако, с каждым словом, хоть и выраженым не тем языком, к которому он привык, Коллинз действительно начал испытывать к нему дружеские теплые чувства. Начиная с того момента, что он спас его, и заканчивая тем, что повезет в больницу к врачам. Другому было бы вообще насрать, мимо прошел и не заметил.
На слова о том, чтобы не харкаться кровью в салоне автомобиля, голубоглазый даже опешил, нахмуривались. - Даже и в мыслях не было загаживать твою тачку, Тай, - усмехнулся Кастиэль, продолжая идти вслед за ним.
- Как скажешь, - пожал плечами художник, отвечая насчет отказа об учебе боев. Приставать с мольбами к мужчине он не стал. Это было бы, во-первых, странно, во-вторых, полным идиотизмом, так как по виду Тая можно было точно без ошибки сказать, что тот был непреклонен и передумывать не собирался.
- Крутая у тебя машина, - с улыбкой на порванной губе произнес, но довольным голосом, Коллинз, усаживаясь внутрь и осторожно захлопывая за собой дверь.
Вообще, странное знакомство, но он был безумно благодарен Таю за всё то, что он сделал и наверное до конца жизни будет вспоминать об этом случае, даже возможно и детям своим расскажет, если предоставится такая возможность, а она точно будет.

0

11


{закрытая игра}

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » save my ass from trouble