Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под куполом


Под куполом

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

ОБСУЖДЕНИЕ, ЗАПИСЬ

Обычным, пригожим осенним днем, город Милвилл, штат Мэн, был внезапно отрезан от остального мира невидимым силовым барьером. Некий феномен резко меняет жизнь обитателей провинциального городка. Странная преграда, напоминающая купол, накрывает городок и окрестности, полностью изолируя их от окружающего мира. Купол непроницаем, об него бьются самолёты и птицы. Прибывшие военные тщетно пытаются пробить купол, но снаряды и ракеты бесполезны, не помогает даже сверхсильная кислота. Никто не понимает, что это за барьер, откуда он взялся и исчезнет ли он.


http://24.media.tumblr.com/18844ffd946f2cb778710f6a0b8ceaf6/tumblr_mq5omnLZ721s6ogr5o1_1280.jpg

Участники:

ОЛИВЕР ЭЙВЕРИ
Фото:

http://cs306303.vk.me/v306303613/256c/xIJYr1rZTIQ.jpg

Имя Фамилия: Оливер Эйвери
Возраст: 23
Внешность знаменитости: Roman Lob
Род деятельности: музыкант
Как оказался в городе: родился в нем и проживает по сей день

ДЖЕЙД ТЕРНЕР
Фото:

http://cs314926.vk.me/v314926047/1ee1/EwpNSKEOqoQ.jpg

Имя Фамилия: Мелисса Колдер
Возраст: 18
Внешность знаменитости: АннаСофия Робб
Род деятельности: студентка, официантка в кафе
Как оказался в городе: приехала в гости к тете на неделю

АГАТА ТАРАНТИНО
Фото

http://24.media.tumblr.com/cd0e69d6f4f4234a50b80feec73c301c/tumblr_mp9gmk66HT1s2sayfo1_1280.jpg

Имя Фамилия: Натали Гиллеспи
Возраст: 35
Внешность знаменитости: Фамке Янсен
Род деятельности: офицер полиции штата Нью-Гэмпшир
Как оказался в городе: перевозила преступника из штата Мэн в штат Нью-Гэмпшир

КУИНТОН ГУИДОНИ
Фото:

http://25.media.tumblr.com/fb9491bfc239152c56e9e13843f64591/tumblr_moqvur93cZ1rhuooho1_400.jpg

Имя Фамилия: Сантьяго Контрерас
Возраст: 38
Внешность знаменитости: Antonio Banderas
Род деятельности: юридический переводчик
Как оказался в городе: Сантьяго везут двое копов на полицейской машине из штата Мэн в штат Гэмпшир по причине того, что он убил свою жену и ее любовника.

АЛЕКСАНДРА ФИТЦЖЕРАЛЬД

Фото:

Фото

http://cryazone.com/uploads/posts/2010-02/1265805841_norman-reedus-8.jpg

Имя Фамилия: Марк Диксон
Возраст: 32
Внешность знаменитости: Norman Reedus
Род деятельности: независимый журналист
Как оказался в городе: проживал в городе около месяца в связи с работой, о которой на данный момент, в связи с происходящим, пришлось забыть.

РОБЕРТ ЭМЕРИ ДОУСОН

Фото:

Фото

http://s4.uploads.ru/Sdqu5.jpg

Имя Фамилия: Сэм Фостер
Возраст: 35 лет
Внешность знаменитости: Ewan McGregor
Род деятельности: Врач, хирург
Как оказался в городе: Два года назад переехал сюда из Нью-Йорка вместе с сыном, после смерти жены. Сын Тео находится, на момент появления купала, у бабушки и дедушки в другом городе.

ДЖОЗЕФ КЛИНТОН
Фото

http://s4.uploads.ru/t/cEPC3.gif

Имя Фамилия: James Hill
Возраст: 34
Внешность знаменитости: Mike Vogel
Род деятельности: специалист по охранным системам [скрывает от жены профессию - вымогатель денег у должников]
Как оказался в городе: приехал в город с женой по работе

КРИС САНЧЕС
Фото:

http://31.media.tumblr.com/ae8e427f006c3dfdf8ff49e5d82b2e43/tumblr_mqv3k3JVIE1qc3jq4o1_500.gif

Имя Фамилия: Michelle Hill
Возраст: 31 год
Внешность знаменитости: Rachelle Lefevre
Род деятельности: фоторепортер, редактор новостной колонки
Как оказался в городе: проездом (отправили в командировку по работе), решили тормознуть в Милвилл на перекус и автозаправку и накрыло

+1

21

Дорожная забегаловка -> выездная трасса из города

     Вот они, издержки работы - едешь в командировку, чтобы отдохнуть по полной программе за счет заказчика, потому как отпуска в ближайшее время не предвидится, да еще и Джеймса за собой тянешь волей-неволей. Хотя, собственно, он сам решил ехать, теперь вот неумело пытается скрыть свое недовольство, пытаясь припарковаться близ дорожной забегаловки на автозаправке. Мои утренние убеждения в том, что я одна быстро смотаюсь туда и обратно в Миллвил были бессмысленными. И вот, собственно, мы здесь, немного невыспавшиеся из-за хорошо проведенной ночи и слишком голодные, потому что нормально не поели перед отъездом. Я лишь покачиваю головой, лукаво улыбнувшись, и чмокаю губами воздух в его сторону, дабы не злился, ведь вся моя работа уже сделана. Что от меня требовалось? Да ничего сверхсложного. Запечатлеть на свой профессиональный Никон окрестности этого маленького городка на фоне колоритных зданий и памятников, сохранить снимки на карту памяти и по приезду передать все в редакцию человеку, пишущему статью об этом, богом забытом месте.
- Да перестань, сам ведь стоял, раскрыв рот, рассматривая то старое здание, - я хохотнула, отстегивая ремень безопасности и выходя из машины. Двинувшись по направлению к закусочной, всматриваясь на свету на дисплей телефона, на котором замерли цифры 9:23. Отлично, думаю, к обеду мы уже будем дома. Минут двадцать прошло, как мы уже были сытыми и довольными, навернув за обе щеки комплексный завтрак из яичницы с беконом и тостов с джемом. Я пыталась допить, никак не желающий остывать, чай, пока Джеймс расплачивался по счету, оставляя обслуживающей нас официантке чаевые. Закинутая долька лимона в рот заставила невольно сощурить переносицу, наконец-таки поднять зад с мягкого сидения и направиться к выходу. На автозаправке решили залить еще пару литров бензина, чтобы наверняка хватило и не пришлось испытывать конфуз по дороге до дома.
- Встать в шесть утра, чтобы сделать какие-то чертовы снимки, из которых эта сволочь выберет всего пару штук для статьи.. - теперь уже я сквасилась, когда мы выехали на выездную трассу. Глядя в окно на мелькающие пейзажи, сокрушенно выдохнула, под “сволочью” подразумевая никого иного, как главного редактора малотиражного журнала , в котором я имела честь занимать должность фоторепортера. Лучше бы я по-прежнему работала  фотографом-криминалистом в Центре экспертиз на пару с Эриком. И чего меня дернуло податься в журналистскую сферу? – Что там у тебя с работой? – глянуть на него не успела, как наш внедорожник резко повело в сторону, из-за чего я смачно приложилась лбом о стекло. – Ауч! – выкрикнула, однако тут же поняла, что это не шуточки мужа в стиле “я супер-гонщик”. Джеймс, наоборот, старался хоть что-то предпринять в непонятной для нас обоих ситуации, пытаясь вернуть машину на дорогу. Из-за трясущейся, в прямом смысле этого слова, дороги внедорожник развернуло на все триста шестьдесят и резко остановило, словно мы въехали в стену.
     Наши взгляды, как по договоренности, метнулись к лобовому стеклу, а головы явно отказывались понимать, что только что сейчас произошло. – Что за… ? – я быстро отстегнулась и выбралась из салона, пытаясь привести сбивчивое от испуга дыхание в норму. Объятия Джеймса пришлись очень кстати, помогая привести меня в трезвый рассудок. – Я.. в порядке. Ты цел? – внимательно всмотрелась в его лицо и только когда поняла, что и с ним все нормально, глаза метнулись к серому автомобилю, вернее к тому, что от него осталось. Груда металла, консервная банка, продырявленное ведро - как лучше выразиться?
- Джеймс…осторожно.. - произнесла его имя, позвав, когда он вдруг решил проверить сам, что это за невидимая хрень нагло распорола наш транспорт. Я громко вдохнула, поравнявшись с ним и видя, как он одергивает руку, пытавшийся парами секундами ранее коснуться прозрачной стены. – Что? – не дожидаясь ответа, я и сама проделываю то же самое и точно так же одергиваю руку, словно меня слабо ударило током. Ничего не понимаю. Прохожу на двадцать метров в сторону, снова прикладывая ладонь. – Кажется, он по всему периметру. Может, это дело рук правительства? – выношу я первое предположение, наблюдая за тем, как брошенный камень врезается в невидимое ограждение и падает на землю. Переглядываемся, без слов. Мы оба ошарашены произошедшим. – Что думаешь? - возвращаюсь к смятому внедорожнику, из бардачка достается пропуск журналиста и засовывается в задний карман джинсов, в руки незамедлительно берется фотоаппарат с торпеды, а пальцы уже производят пару характерных щелчков. – Нужно как-то вернуться в город и узнать, что это, возможно взять машину и поехать в объезд, - предлагаю я, глядя на Джеймса. Правда, моя уверенность в том, что сегодняшний вечер мы проведем дома, почему-то пропадает с каждой минутой, уступая место панике.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-08-20 21:43:27)

+2

22

***Госпиталь, Александре***

Я надеялась, что смогу успокоить взволнованных горожан дежурной фразой. Конечно, я не учла, что среди и взволнованных били и любопытные, желающие просто утолить свое чувство. Но я ведь не была шерифом этого города! Не я должна подавлять гулы людей. У меня есть свое дело – следить за преступником, доставить его, для начала, в местную тюрьму. А потом уж решить чем смогу помочь. Представляю какой поднимется страх, если кто-то прознает, что в и без того маленьком городишке, заперт вместе с ними еще и убийца.
Проходя по коридору, хватаю полотенце, чтоб вытереть запачканные в крови руки. Черт, среди этой паники, находясь в больнице, будто в муравейнике, я и сама начинаю нервничать. Знаю, что должна взять вверх над своими эмоциями, но столько раненных… я никогда не работала в таких условиях. Моя работа, от части, была спокойна. Я патрулировала город, занималась тем, что распугивала подростков-хулиганов, что пили в парках, или приезжала по вызову соседей, которые слышали как муж сказал жене, что убьет ее. Думаете скучно? Не скучнее, чем сидеть пять дней в неделю в офисе и писать отчеты. Но все изменилось, когда сукин сын Сантьяго Контрерас убил моего любовника. С одной стороны, мой благоверный предстал передо мной не в лучшем свете, когда его тело выносили из квартиры, где он трахал другую женщину. С другой стороны, смерти он был не достоин, каким бы кобелен не был. Наверно, просто я была дуррой, которая позволяла ему гулять. Ну, а теперь то что сожалеть? Он-то мертв, а я тут, в городе, отрезанном от цивилизации странным куполом, что бьет током. Да еще и с преступником. Вот и не знаешь что лучше. Может моему Фрэнку еще повезло?
- Что значит заблокирован? Но мне нужно выбраться из города. Что вообще тут происходит? – со всех сторон на меня выбрасывали ворох вопросов, я ощущала себя неким политиком, который выступает перед народом, и не знает что отвечать в микрофон.
- А мне нужно в отпуск, который должен был начаться вчера. Но я тут – да, терпение меня покинуло. Я грубо ответила какому-то мужчине, о чем тут же пожалела. Сделав вдох и опустив руки с испачканным полотенцем, я повернулась лицом к небольшой группе из пяти человек, чтоб собрались возле меня.
- В данный момент из города не выехать. Я сама была там, когда невидимая стена распилила мою полицейскую машину, и разорвало напарника пополам. Понимаю, это звучит бредово, но это так. Прошу вас не приближаться к границам города – кажется, мой голос, наконец, стал спокойным. Я подняла руки в успокаивающем жесте. – По возможности, помогайте раненным – потому что персонал не справляется с потоком раненных, хлынувших в госпиталь. И ведь большая часть из них просто имеют ушибы, да ссадины, и по возможности смогли бы самостоятельно обеспечить себе помощь. Но, видимо, их манило то, что именно из больницы растекались сплетни, причем, из уст пострадавших.
- Сэр – обращаюсь я к мужчине, отворяя его в сторону. – Вы знаете где в этом городе полицейский участок? Можете подсказать в какую сторону ехать? – наверно, звучало странно, что полицейский спрашивает дорогу, поэтому я как бы невзначай поправила значок, на котором красовалась моя фамилия и наименования штата Нью-Гэмпшир.

+3

23

***Госпиталь, Агате***

Поначалу я решил, что леди-коп тронулась умом. Да любой бы решил так, услышав подобное. Вот только пары быстрых взглядов на окружающий хаос, и возникают сомнения даже в собственной вменяемости. Ни один из существующих в природе катаклизмов не может стать причиной такого количества подобных ранений. И пара знакомых лиц тоже промелькнули – я хорошо знал, что эти люди живут на самой окраине города. Ладно, в конце концов одно из главных правил журналиста – все подвергай сомнению, но ничего не отрицай пока основания для этого не станут достаточными. 
- Звучит действительно как бред, - я рассеянно дотронулся до раны на лбу, ничего серьезного, но может не я один тут головой приложился. Хотя таких массовых психозов природа еще не видела. Забавно, что несмотря на мой ярко выраженный скептицизм, дамочка вдруг решила именно у меня попросить помощи. Обычно мое лицо незнакомым людям доверия не внушало. А эта – отвела в сторонку – надо будет при случае объяснить ей что такое личное пространство, - и попросила помощи.
- Давайте так, леди: я покажу вам дорогу к участку, и, как только мы закончим, вы составите мне компанию в поездке к границе города, - почему бы не поторговаться, если есть предложить. Значок на униформе полицейской был красноречив – леди не местная, возможно вообще тут впервые и это все объясняло. Разве что, кроме острой необходимости попасть в участок. Может с коллегами хочет связаться? А мне, в свою очередь, чертовски любопытно было бы взглянуть на эту их невидимую границу, чем бы это ни было. Жаль, фотоаппарат остался в мотеле, но собственными глазами взглянуть не менее интересно.
Итак, теперь был план действий. Хоть каких-то – помощь, в сравнении с остальными, мне явно не была нужна, так что в госпитале я бы только место занимал да кислород переводил. Направляясь к выходу, мне удалось задеть плечом какого-то красавчика-врача, снующего между многочисленными больными. Отвратительная толкучка, и атмосфера ужасная. Черт, да тут как в какой-то горячей точке, и хорошо, что мы отваливаем, а то настроения тут находиться никакого.
Выбор авто для копа был неожиданный. Но не мне ее судить с моей-то развалюхой. А вот после приближения к машине, я вдруг обнаружил, что у леди уже была компания. При том что сомнительная, судя по мелькнувшим наручникам. Потихоньку начинала обрисовываться картина происходящего.
- Так вот почему тебе так не терпится в участок, - фыркнул я с некоторым безразличием. Вот незадача – никогда не знаешь, что испортит тебе планы, но такого леди точно не ожидала. – Вам надо на северо-запад, - прикидываю про себя дорогу – там столько развилок, что не факт, что полицейская не заблудится, тем более в этой неразберихе, - могу поехать с вами, показать дорогу.
Про свой пикап, кажется, можно было забыть, как минимум до вечера. Место, где я припарковался, может и казалось удачным минут десять назад, но сейчас машин стало так много, что выехать мне было бы трудно. Веселая должна быть поездочка – не лучшее время, заводить новых друзей.

Отредактировано Alexandra Fitzgerald (2013-08-23 15:43:51)

+3

24

Раньше я относился с неприязнью к преступникам, не понимая, что не хватает им для полного счастья. Обязательно, извините меня, нужно насиловать ни в чем неповинных девушек, убивать людей или воровать? К чему непонятные действия, направленные против окружающего их мира? Чем они руководствуются, когда решаются на такие смелые поступки? Раньше я задавался вопросом: "почему?". Почему эти негодяи решают, кому жить, а кому умирать? Почему люди должны жить в страхе, боясь за свою жизнь и жизнь своих детей? По-моему, нельзя было даже задумываться об убийстве, ведь кто-то, даровавший нам жизнь, мог только сам решать, когда наступит наш час, а не ублюдки вроде... меня. Не зря я подчеркнул, что все это было раньше. Я сильно пал в своих глазах. Я ненавидел себя за свой поступок. Был ли я уверен в себе, если ревновал Николь настолько, что отпустился до убийства? Ненавижу. Ненавижу потому что знаю, что не достоин ничего, кроме как сидеть за прутьями решетки. Во мне росла злость, вспоминая, как эта чертова Никки умоляла меня не убивать Фрэнка. Нет, ей было только на руку, что я попаду в тюрьму, она просто не хотела прощаться со своим любовником. Она была на все сто процентов уверена, что я не убью ее - не смогу убить. О, как же она ошибалась! Действительно, лучше бы я не убивал такого мудака, как Фрэнк и такую суку, как Николь. Она перемешала все мои карты! Я ведь сам связан с законом и видел, как судили людей, читал эти бумаги об расследовании, работая юридическим переводчиком.
Посмотри на меня, Никки. Где ты, а где я? Теперь, надеюсь, ты счастлива. Конечно, когда ты устраивала очередные истерики, ссоры, скандалы, ты всегда говорила, что я ненавистен тебе своей ревностью. Да, я проверял твои входящие и исходящие звонки, сообщения, подвозил на работу и приезжал всегда во время, стал ограничивать в свободе. Я ревновал от одного лишь взгляда, который ты останавливала на мужчинах. Да что говорить, я ведь не любил, когда ты восхищенно рассказывала об игре какого-нибудь актера наподобие Питта или Ди Каприо.
Мои мысли прерывает Наташа, севшая в машину и подошедший к ней мужчина лет тридцати с хвостиком, с безразличным взглядом посмотревший на меня. Ну конечно, я теперь выродок общества, у меня даже не спрашивают имени и фамилии, словно мысленно говоря "конченный человек, что с ним знаться?". Ну да, конченный. Этого я не отрицал. Это раньше я был важной шишкой, которому задницу лизали. 
Я, если по-честному, подумывал сбежать, но, черт, куда? Куда я побегу? Поэтому я решил никуда не рыпаться, а сидеть себе и ждать Натали.
- Сантьяго Контрерасс. - зачем-то говорю этому человеку, словно его интересует, кто я и что из себя представляю. Он давно поставил на мне красный крест. Ну, похрен.
- Наконец, попаду в тюрьму, подальше от непонятной хрени, а ты дальше успокаивай ненормальный народ. Буду только рад, если тебя там задавит купол, ну или народ. 
Я не переставал говорить гадости брюнетке и, наверное, не перестану. Просто потому что она была с мудилой Фрэнком. Просто потому что на ее теле еще остался его запах, а мысли были заняты им. Я ненавидел теперь все, что было его. Жену тоже.
Девушка отцепляет меня от руля, но не снимает наручников.
Дорога впереди обещала быть долгой и нудной.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-23 19:00:29)

+3

25

- Давайте так, леди: я покажу вам дорогу к участку, и, как только мы закончим, вы составите мне компанию в поездке к границе города – нет, обмен был не равноценный. Я могу запросто поискать другого аборигена, который махнет мне рукой в сторону полицейского участка. И я уже собиралась поставить дерзкого парня на место холодным «нет, так не будет», но мое любопытство пересилило. Я хотела видеть где заканчивается граница. Может получиться сделать в стене дыру? В невидимой стене… Да, звучит бредово. Интересно что это? Военные разработки? Только зачем? Чтобы оградить нас от опасности? Или чтобы оградить весь мир? А вдруг в Мивилле где-то была лаборатория и произошла утечка чего-то ядовитого? Радиация? Тогда мы надолго будем в карантинной зоне. Если не умрем раньше…. Гнусные мысли. Они травили меня и заражали нервную систему. И если раньше, лет эдак 5 назад, я могла поддаться панике, растерять весь разум, то сейчас старалась мыслить трезво. Один мой друг подсказал мне такую фишку: в критичных ситуациях представить, что все происходит не со мной. Ну вот, я просто смотрю фильм и лишь отдаленно переживаю за главную героиню. Сейчас главной героине надо ехать в участок, чтоб запереть там преступника.
- Так вот почему тебе так не терпится в участок – нетерпеливый мужчина заметил причину моего волнения.
- Не помню, когда мы договорились перейти на «ты» - подмечаю я, оставаясь такой же строгой и озадаченной событиями вокруг. Да, копы еще те зануды.
- Как тебя зовут? – спрашиваю, отстегивая в это время наручники Сантьяго от руля. Пусть двигается.
- Наконец, попаду в тюрьму, подальше от непонятной хрени, а ты дальше успокаивай ненормальный народ. Буду только рад, если тебя там задавит купол, ну или народ. – и, конечно, Контрерасс, не мог не смолчать.
- Тебе повезло, что закон запрещает вырывать язык даже преступникам – я устала уже злиться на испанца. Знаю, что он все это говорит, чтоб я потеряла контроль, но чем больше он трепался, тем меньше я обращала внимания, так как ничего нового Сантьяго не говорил.
- Запрыгивай с той стороны. Не волнуйся, он у меня мирный – отзываюсь я о Контарессе, зовя шатена сесть на пассажирское сиденье с краю, тем самым оставив преступника между нами. – Только артачится много – добавляю, а сама защелкиваю наручники на запястьях мужчины.
- Советую не забывать о том, что у меня есть оружие и я могу им воспользоваться – шепчу я, пока Марк обходит пикап.
- Ну, показывай – завожу мотор, и машина уезжает со стоянки госпиталя по пустым улицам. Я не гоню, соблюдая скоростной режим. Стараюсь попутно осматривать город, наблюдая причиненный свалившимся куполом ущерб. Радио не ловит, одни помехи.
- Похоже, что связь с внешним миром утрачена. Здесь есть своя радиостанция? – обращаюсь к Марку, опять не учитывая мнение Сантьяго. И эта секундная пауза, этот полуповорот головы стоил мне того, что я не заметила как на перекрестке, на красный свет неся грузовик, игнорируя все стоп-сигналы. Он начал тормозить слишком поздно, цепляя кабиной задний бок пикапа. Нас закружило, и я перестала различать, где небо, где земля. Слышу звон битого стекла – влетели в витрину магазина. Кажется, остановились. Я не хочу открывать глаза. Нет сил.

+3

26

Угораздило же меня завести таких новых знакомых. Парочка казалась странной, а на фоне всего происходящего странность – что-то из ряда вон.
- Марк. Марк Диксон, - киваю парню в машине, затем перевожу взгляд на полицейскую, с ней мы познакомиться тоже не успели. Замечание о фамильярности кажется мне забавным, учитывая в какой форме леди поинтересовалась как меня зовут. Ну что ж, пусть арестует меня за отсутствие манер, как только все закончится.
Разговор у этой парочки тоже вышел примечательным. Даже того не многого что я услышал, хватило чтобы почувствовать себя сыном склочных родителей. Между ними двоими явно что-то происходило, но не то чтобы мне хотелось во все это вникать. Голова все еще была забита этим локальным апокалипсисом, и создавалось впечатление, будто я один еще ничего толком не видел и не знаю – представление приходилось строить исключительно со слов очевидцев. Так что моя заинтересованность в том, чтобы эта поездка поскорее закончилась, была достаточно велика.
- Пара фриков держат чердак в центре, - реагирую я на вопрос полицейской, - ничего интересного: местные новости пару раз в день и кантри-музыка, почти круглые сутки. Может они еще выйдут в эфир.
Только сейчас мне вдруг приходит в голову проверить работоспособность сотовой связи. Только этой задумке приходится затухнуть на уровне идеи, ибо в следующий момент все, о чем я могу думать – громкий сигнал, раздающийся явно не из нашей машины. Дальнейшие звуки: треск металла, скрип тормозов и звук бьющегося стекла – все смешалось в какой-то единый шум, проникающий глубоко, прямо в голову, и застревающий там до того самого момента, как я наконец осмелился открыть глаза.
Начало показалось неплохим – откуда-то все еще проникал солнечный свет. Понадобилось время чтобы сориентироваться. Короткого осмотра хватило чтобы понять, что никаких серьезных травм у меня нет. Кажется, вывихнуто плечо, и быть может довольно сильно – наверное это случилось в тот момент, когда я инстинктивно схватился за потолочную ручку над дверью. Интересно, как там мои новые друзья?
- Эй? – Трясу за плечо сидящего рядом со мной мужчину. Бедняга, удивительно что в такой компании ему удалось до сих пор остаться в живых. Прощупываю пульс – не безрезультатно. А вот что с полицейской – пока не ясно, приходится перегнуться через этого без пяти минут заключенного, и повторить маневр с тряской снова. – Ты жива? Угораздило же...
Дверь с моей стороны поддалась и открылась только с третьего раза. Странно, что ее заклинило, но учитывая все случившееся, я начну нервничать, если все начнет идти так, как я того хочу. До ужаса приятно было ощутить твердую землю под ногами, пусть и усыпанную осколками стекла. Оббегаю пикап, осматриваю повреждения, бросаю быстрый взгляд на грузовик, минуту назад радушно поприветствовавший этих новичков в городе. За рулем сидит мужчина преклонного возраста и ошарашенно смотрит перед собой – кажется, ситуацией он впечатлен больше нашего.
Чтобы открыть дверь со стороны полицейской, понадобилось время и еще немного усилий над собой – боль в плече отдавала неприятной пульсацией.
- Цела? Давай же, надо выбираться, - заключаю я, вставая на ступеньку под дверью, готовый помочь леди выбраться, если ей это позволит гордость. Выглядит полицейская вполне живой, но насчет травм я бы не был уверен. – Может вызвать скорую?
"Ага, а еще ФБР и национальную гвардию", - эхом отвечает подсознание. Что-то мне подсказывает, что местным лекарям сейчас и без нас есть чем заняться.

+4

27

Бедный фермерский пикап въехал в витрину какого-то магазина. Я слышала как звонко бьется стекло, осыпая крышу автомобиля. Чувствовала, как мой висок встречается с кожаной обшивкой руля. Больно. Жутко. Мне казалось, что мой череп хрустнул, и где-то в районе лба пошла трещина. Иногда я ощущаю такую боль, когда меня мучает давление, но сейчас это было гораздо ощутимей. Словно огрели чугунной сковородкой по башке. Хотя я знать не знаю какие эмоции испытывают люди, встречаясь головой с кухонным прибором.
- Цела? Давай же, надо выбираться – дверь со стороны водителя открывается и я лицезрею Марка, помогающего мне выбраться из адской машины. Тут же хватаюсь за голову, проверяя на месте ли она, и не останется ли крови на моей ладони после прикосновения.
Убираю руку, смотрю на свою ладонь. Светло красные мазки остались на моих подушечках пальцев. Но не беда, обычная ссадина. Надеюсь сотрясение не получила?
– Может вызвать скорую?
- Голубиной почтой? – с иронией отвечаю вопросом на вопрос. Наверно, грубо с моей стороны. Все таки Диксон сейчас здесь, а не стал рвать когти как только ощутил твердую землю под ногами. Кстати о побеге…
Я оглядываюсь назад, в салон машины, и понимаю, что пикап пуст.
- ГДЕ ОН?! – кручу я, выбегая из магазина. В глаза тут же забило солнце, и от этого еще сильнее затрещала голова. Жмурюсь, прикрывая глаза рукой. Оглядываюсь по сторонам, чтоб узреть убегающую фигуру преступника. Ладно, в наручниках он далеко не убежит. Проверяю ключ в кармане. Пусто? Блять, пусто! Я хочу вернуться обратно к машине, чтоб порыскать ключ в салоне и малость успокоиться когда найду его, но возгласы людей заставляют отложить это занятие.
Фура, которая еще недавно протаранила нас, устраивая на тихих улицах этот переполох, сейчас скатывалась вниз по наклонной. Хозяин фуры гнался за машиной, но обороты колеса у той обеспечивали большую скорость.
Я тоже ринулась следом, не в надежде догнать фуру, нет, но чтобы предупредить зевак, выбежавших на шум столкнувшегося металла.
Впереди заправка. Черт. Это меняет дело, поднимая уровень сложность с «жизнь боль» до «дерьмо, дерьмо, дерьмо».
- Что ты перевозишь? – спрашиваю у бывшего водителя фуры, хватая того за руку.
- Алкоголь… - потеряно отвечает он мне. Спирт. Еще раз проклятье. Из уроков физики помню, да и любой школьник скажет вам, что алкоголь, содержащий спирт (а почти все напитки делаются на основе спирта), огнеопасны.
Секунду я пытаюсь представить масштаб катастрофы, взрыва. И понимаю, что даже на том расстоянии, на котором мы находимся, нас может задеть взрывной волной.
- БЕЖИМ! УХОДИТЕ! ВСЕ УХОДИТЕ!!! – кричу, нет, ору я, активно махая руками.
Вместе с Марком забегаю за угол какой-то кондитерской, и опускаюсь на землю.
Фура въехала в заправку, тараня несколько припаркованных машин. Помимо скрежета металла, ничего более не произошло. Тишина. Я затаила дыхание. Что, и все? Взрыва не будет? Опасность миновала?
С удивлением и озадаченностью переглядываюсь с Дирком. Пожимаю плечами. Как вдруг городок сотрясает звук взрыва. Огромный столб пламени взмывает вверх, подкидывая, как игрушечные, несколько машин, бросая, жонглируя стружкой и бетонном, разбитым стеклом. Затем еще один взрыв, и снова клубы дыма взмывают ввысь, грозясь дотянуться до границы купола. Словно сам огонь был живой и желал так же, не меньше меня, выбраться из этого города. Распространиться.
Я встаю. Слышу, как трескаются покрышки, как горит и полыхает здание заправки. Выглядываю из-за угла.
- Вот это дерьмо – тихо, шепотом произношу я. – Дела плохи – сообщаю Марку, хотя он и сам видит это своими глазами: огонь стал перекидываться на рядом стоящие здания, поглощая дом с крыши, хруща и переваривая черепицу.
- Где находится пожарная станция? – вопрос хороший, только беда в том, что почти все пожарные машины и полицейские уехали на парад в Портлэнд. И данный взрыв грозил обрушиться настоящей катастрофой, если не гибелью.

+1

28

Ну что ж, полицейская пришла в себя, что уже само по себе не могло не радовать – перспектива откачивать леди с помощью знаний, полученных в юношестве в скаутском кружке меня не очень радовала. Правда пока к блюстительнице порядка возвращалось сознание, подопечный ее умудрился сбежать. Сантьяго, так он представился, продемонстрировал невероятную прыть. Гарантирую, если бы существовала олимпийская сборная по бегу с препятствиями со скованными наручниками руками, он получил бы золотую медаль не имея ни единого достойного конкурента. Ну а что до меня, так жизнь полицейской мне показалось более весомой вещью, чем борьба со злом. Да и куда он к черту денется из этого городка, теперь представляющего из себя одну большую ловушку.
На жесткую иронию Натали предпочитаю не реагировать, мало кто проявит дружелюбие после того как попадет в подобную аварию. Врач бы нам все равно конечно пригодился бы, но за неимением оного…
- Чего ты разоралась?! – Отвечать приходится грубостью на грубость, она меня вынудила. – Сбежал он. Или надо было тебя тут бросить и пытаться его остановить?
Разумеется, моя фамильярность и очередное обращение «на ты», не характеризует меня как воспитанного человека, но к черту, хуже кричащей женщины может быть только женщина кричащая на меня. Только вот вокруг нарастают голоса людей и звуки эти сливаются воедино с еще одним – скрежетом металлической обшивки фуры об асфальт. А Натали, в лучших традициях фильмов про бравых героев, почти бегом отправляется к месту действа, и мне не остается ничего кроме как побежать следом.
- Твою мать! – произношу я, улавливая взглядом заправку вниз по дороге. Считанные метры остались до столкновения, и люди вокруг делятся на тех, кто ошарашенно наблюдает за происходящим и на тех, кто сломя голову бежит прочь в угоду инстинкту самосохранения. Полицейская не остается в стороне и уже дает людям указания бежать. Стараюсь не отставать, даю направление для побега паре подростков и пожилой женщине, быть может хозяйке той самой кондитерской, за которой мы с Натали вскоре оказываемся. Опускаемся на асфальт от которого тянет прохладой. Я пытаюсь считать секунды, но от напряжения не удается удержать ритм и цифры ускользают от меня. Так или иначе, взрыв все-таки раздается, пусть и с нескольким опозданием. Грохот, следом треск и звук бьющегося стекла – все вновь сливается воедино и только когда звук начинает стихать, мы осмеливаемся подняться на ноги и выглянуть из своего убежища.
Не думал я, что огня будет ТАК много. Горящие обломки вполне ожидаемо уже стали причиной возгорания еще одного здания по соседству.
- Пожарную станцию мы проехали, когда мчались сюда. Она не далеко от больницы, - произношу я нисколько не вдумываясь в собственные слова. Моим вниманием уже полностью завладело кое-что другое.
- Гляди, - поднимаю руку вверх, указывая пальцем в небо, туда, где черный дым достиг максимума своей высоты, и теперь начал распространяться по внутренней поверхности купола, жадно пожирая кислород. – Выходит, купол не пропускает дым. И кислород, - обреченно заканчиваю я, опуская взгляд на горящие хрупкие домики. Уже понемногу приходит осознание того, что пожарным, которые остались в городе, при всем желании не хватит сил и средств, чтобы потушить разгоревшееся пламя.

+1

29

Я боялась разразившегося пожара. Огонь с каждой минутой охватывал все большую и большую территорию, перепрыгивая уже на другой, третий дом. Постепенно начали подниматься люди, отходя от испуга, но еще больший, нарастающий страх было видно в их глазах, он расширял зрачки и заставлял в панике пятиться назад. Все понимали, что если не остановить пожар, то тут, в куполе, мы перемрем как мухи.
Я кусаю губы, наблюдая, как столб черного дыма растекается под границей купола, в небе. Мы заперты в коробке со стеклянными стенами и потолком...
Марк говорит, что в квартале от сюда есть пожарная станция. Полагаю, быстрее будет съездить туда, чем звонить. И мы рвем. Запрыгиваем в первую попавшуюся машину и летим. Я напрочь забыла о своем ушибленном лобешнике, хотя и чувствовала, что там растет шишка, как рог единорога.
- Черт возьми, тут все вымерли? – на пожарной станции была одна дежурная машина и пол группы спасателей. Полтора землекопа, блин. Представляю, как бы оштрафовали администрацию города за такую халатность: пожарная часть, больница, полицейский участок, это те места, где всегда должна быть дежурная группа, несмотря, на всякие, как мне объяснили, парады.
Одна пожарная машина… ладно, хоть что-то. Но когда мы подъехали к месту взрыва, я поняла, что даже двух пожарных будет недостаточно.
- Вот же блять – вздыхаю я, пытаясь осмотреть степень разрушения. Огонь распространялся с невероятной скоростью, заглатывая сухие, как щепки дома. С одной стороны, с востока, граждане пытались остановить стихию, подвозя ведра воды, песка. С другой стороны встала пожарная машина.
Я не была пессимистом, иначе бы не стала работать в полиции, но, черт, я знала каким будет конец… Наши силы напрасны. Но я не стану сеять панику, я схвачу ведро и присоединюсь к жителям Милвиля, в надежде победить пожар.

Миновало два дня. Все бессмысленно. И многие это понимали, покидая поле боя и стараясь скрыться там, где их не настигнет пламя. Но огонь уже поработил пол города. Больница, единственная жалкая больница, была переполнена. Кто-то пострадал от обрушегося потолка в доме, кто-то от ядовитого смога. Да, купол не выпускал угарный газ и не впускал кислород. Мы все задыхались.
Я жутко устала. Устала бороться, устала от духоты, от давящей повязки респиратора. Устала от своих грязных рук. Мы умираем. Медленно. Словно самые отъявленные грешники горели в синем огне на последнем круге ада.
Мы умирали. Как мухи. Зажатые в раме, между двух стекол.
Новые Помпеи...
И я ненавидела все это. 48 часов люто, бешено, зверски проклиная каждого, кто проходил мимо меня, кто говорил со мной, кто смотрел на меня. Я не хотела такого конца себе больше, чем кто-либо. Я хотела жить сильнее всех. И, конечно, считала, что заслуживаю жизни больше других. Потому что я, мать вашу, не должна была здесь оказаться!
Это все Сантьяго. Хотела его найти и убить. Жаль, времени мало. Успокаивало только то, что он также находится здесь, вместе со всеми.
Я снимаю маску, устала. Хочу вдохнуть кислород полными легкими, но вместо этого жутко кашляю. Рядом Диксон подает бутылку с водой, влаги на один глоток. Но на кой черт?
- Надо уходить. – через кашель говорю я, делая глоток. Все наши попытки подчинить стихию, напрасны. Марк кивает, он давно был готов уйти, не был он тем героем, о которых пишут в сказках.
Раскалывается голова. Отдаю последнее указание, чтобы люди покинули город. Он теперь не наш…
Мы бежим, но бег наш не долог, так как лес уже был заражен огнем. Ха. Всегда думала, что умру старухой  кресла, плетя внуку носочки. Старости я не боялась, но мне ее и не увидеть.
Засыпаю, понимая, что не увижу утра. Снимаю маску, закрываю глаза, хмурюсь от ненависти и злости. Когда этот город полностью сгорит, он станет городом-призраком. И я буду самым злобным духом в этом жутком, обуглившемся месте.
Мы мухи… засохшие между двух стекол.

*конец

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под куполом