Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » give me a chance to see a miracle, darling.


give me a chance to see a miracle, darling.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: почти супружеская пара и маленький сынишка
Место: дом Форестье
Время: сентябрь, 2013
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: ветрено, дождь
О флештайме:
Когда женщина любит, когда женщина души не чает в своем мужчине, часто бывает, что она начинает много себе накручивать от того, что боится потерять своего мужчину. Стефан Форестье - известный великолепный врач, не мудрено, что пациентки порой проявляют к нему особый интерес, но Энжи не понимает, как сильно она одна нужна Стефану. Она закатывает истерику, которая почти рызрывает их отношения, спасает один очень щепетильный факт - мисс Льюис беременна.

http://s4.uploads.ru/0m4jd.png

Доктор Форестье - золотые ручки!

Отредактировано Angelina Forestier (2013-09-08 22:33:36)

0

2

Danny Elfman – Ice Dance

Это был обычный день Анджелины, Стефана и маленького сынишки Кристиана, который стал для девушки за короткое время огромной частью всей ее жизни. Она относится к нему, как к родному сыну, боится отпустить его одного хотя бы на минуточку, Льюис знает, что малышу нельзя падать, и за ним нужен особый уход. Сын Стефана  -  прекрасный ребенок, но в семье много детей не бывает. Анджелине очень хотелось забеременеть, это ведь такое счастье - прекрасное создание любви. И когда тест показал две полоски, девушка сияла от счастья, у нее не возникло мысли подумать, а хорошо ли это, и уж тем более она не могла подумать об аборте.  Она задумалась только об одном - как сказать любимому, и это оказалось задачкой посложнее.
О своей беременности девушка узнала за три дня до их крупной ссоры, и каждый день она пыталась сказать, но не получалось найти правильных слов , и Льюис искала подходящий день, повод, вечер, место или... Реакцию Стефана она знала, ведь это непременно должна быть радость, а как иначе? Он не из тех мужчин, которые с пренебрежением, злостью отнесутся к подобной новости. Но страх в девушке всё равно присутствовал. Такие вещи очень сложно сказать, они могут быть, как радостными, так и печальными. «У вас будет ребенок, я люблю тебя…» И, конечно же, сложно сказать, что у человека рак, или кто-то умер, но не будем об этом.

Анджелина знала, что его многие пациентки относятся к Форестье  ну уж очень хорошо, и вечно придумают себе что-то, они считают, что если мужчина спросил, как у них дела, то он непременно интересуется их личностями и проявляет к ним подозрительный интерес. Одна такая дамочка совершенно случайно решила испортить отношения будущей супружеской пары. Когда Энжи решила постирать вещи, она залезла в карман доктора ( проверить, нет ли там какой-нибудь нужной вещи, часто рассеянная, девушка любительница постирать важные записи Стефа) Там лежала аккуратно свернутая записка - " Спасибо, Стефан. Теперь, Вы не представляете, как много значите для меня." Это послание нельзя было растолковать однозначно, но с характером Анджелины можно было ожидать чего угодно. Девушка - настроение. Подозрительная Энжи сразу вспомнила несколько крупных ссор за последнее время, чего не было ранее и вынесла свой вердикт : "У него - другая!" Немного сарказма, немного самоиронии. И не важно, что ссоры происходили из-за бытовых проблем, и другие здесь совершенно не причем, но глаза девушки загорелись неистовым огнем. Она сама додумала, подсчитала  и приняла решение. В тот момент ее ярости она могла бы моментально забрать свои вещи и уехать, но маленький Кристиан увидел, что тётя Энжи собирает вещи и невинно спросил : " А что ты делаешь?", тогда Льюис растерялась, развела руками и сказала малышу, что собирается стирать грязные вещи. Когда мальчик вышел из комнаты, девушка села на кровать и закрыла лицо руками, слезы лились градом, но она не понимала от чего, как можно поверить какому-то листку бумаги из его кармана? Украдкой Дита посмотрела на настенные часы. Восемь вечера, Стефан должен был прийти домой два часа назад. Опаздывает, теперь понятно почему.
Вмиг вся жизнь девушки перевернулась, ушло доверие, радость и счастье от осознания того, что этот замечательный мужчина только её.  Казалось, жизнь разрушена, а в мире нет ничего святого и вечного, раз такая любовь может разбиться в одночасье.  Мисс Льюис не подарок – она вспыльчивая, порой эгоистичная, свободолюбивая, гордая, но ее минус и есть в том, что она никогда не признает этой гордости, и ей все время будет казаться, что она многое делает, а для нее – ничего. Но плюс в ее характере тоже есть  -   стоит ей только задуматься, посмотреть на свое поведение и отношение со стороны, как ей захочется меняться ради любимого человека, знать бы, что он непременно оценит ее старания над собой.  Внутри бушует пожар, будто у нее раздвоение личности – «Как же поступить? Уйти сразу, без ссор и выяснений отношений либо все же дождаться его и выслушать.» Растерянная и подавленная, она наконец-то вышла из своей комнаты и, чтобы не расстраивать  малыша улыбалась и играла с  ним, параллельно готовила ужин. В девять часов вечера раздался долгожданный звонок, внешне спокойная, Анджелина открыла дверь своему мужчине.
– Привет. – сухо сказала девушка, но все же улыбаясь. Через секунду подбежал Кристиан, он кинулся к папе в объятия, делает так каждый день.  Сама Энжи с таким же энтузиазмом встречает будущего мужа, но сегодня она в десятки раз была сдержанней. «Вот как теперь сказать о том, что я беременна? У тебя другая, а моя новость вряд ли тебе понравится. Может, ты заставишь сделать меня аборт, а я не хочу!  Не буду! Я просто уеду куда подальше, оставлю вас в покое, ты даже не будешь знать, что у тебя растет сын… Или дочь, а может двойня. Я ведь еще и к врачу толком не сходила, так хотела, чтобы мы пошли вместе…»
– Ты опоздал на два часа… Пробки? Наверно, устал и хочешь есть. Ужин на столе, вещи постираны и поглажены, сегодня у меня выходной, этот день я целиком посвятила дому и сыну.  – Энжи приобняла Кристиана. Она называет его сыном, но никогда не обращается к нему так, боится, что слишком много себе позволяет. Для него она тетя Энжи, и девушка будет на седьмом небе от счастья, когда мальчик вдруг скажет в один прекрасный день «мама».  Впечатлительная, живая  бунтарка никогда не могла скрывать своих эмоций, и если она спокойна, как штиль перед бурей, значит, случилось что-то очень  плохое, и она может взорваться в любой момент, а тогда ее разум помутнеет и девушка станет параноиком. Не поверит никому, даже самой себе, а в каждом реальном факте найдет двадцать других значений.
Конечно, каждой девушке хочется быть одной и единственной, особеной в конце концов, но изолировать своего мужчину от контакта с другими девушками не получится. Нужно быть уверенным в нем, верить и понимать, чтобы не случилось то, что едва не стоило им их отношений, за которые они так долго и упорно боролись.

Отредактировано Angelina Lewis (2013-07-27 15:06:30)

+1

3

Эта операция, казалось, никогда не закончится. Три часа напряжённой работы, миллиметр за миллиметром я отделял одни ткани от других, соединяя мельчайшие кровеносные сосуды и мышцы, а толпа молодых студентов с трепетом наблюдала за каждым моим действием. Операции в учебных целях я выполнял и раньше, но эта почему-то показалась мне самой сложной. Может быть, сказалась бессонная ночь, а может быть, мои мысли были заняты чем-то другим. Я всматривался в бледные лица будущих медиков, и невольно вспоминал себя в годы обучения в университете. Да, я-то таким не был. Я с детства знал, кем буду, поэтому в мои глазах никогда не было страха, даже когда я снова и снова оказывался перед операционным столом, на котором седоволосый профессор демонстрировал все свои навыки. Среди окружающих меня молодых людей лишь немногие не прятали взгляд и не переминались с ноги на ногу, чувствуя неловкость и страх. Эти немногие и были теми, кто имеет хотя бы какой-то шанс стать в будущем успешными хирургами.
- После начала действия анестезии доктор делает разрез кожи ниже колена. Вот так, видите? - поднимаю голову и окидываю взглядом молодых парней и девушек, которые каким-то немыслимым образом прижались друг другу и образовали плотное кольцо. Теперь казалось, что их совсем немного, хотя в аудитории присутствовало больше тридцати человек - Мышцы отделяются от кровеносных сосудов, которые зажимаются во избежание кровотечения. Специальным инструментом отделяется кость. Мышцы сшиваются и формируются таким образом, чтобы была сформирована гладкая поверхность. Нервные окончания отделяются и размещаются таким образом, чтобы они не причиняли боль. Кровеносные сосуды соединяются. Кожа нашивается на мышцы, формирющие поверхность. В мышцы могут быть вставлены дренажи, чтобы дренировать кровь в течение первых нескольких дней. Затем делается перевязывание и накладывается компрессионный бандаж.
Ампутация конечностей, конечно, была не самой приятной процедурой в хирургии, но в ней даже  я не видел ничего того, что могло бы до смерти напугать специально подготовленных к медицинскому будущему людей. Закончив операцию, я отошёл от стола. Медсестра и мой помощник тут же принялись сживать остатки кожи больного. Теперь этот парень, занесший инфекцию через рану в ноге, будет жить.
- Отличная работа, доктор. - обратился ко мне доктор Мюллер, который сегодня выполнял обязанности анестезиолога. Я дружелюбно кивнул ему в знак благодарности и стянул белых халат. А сейчас я наконец-то отправлюсь домой, к жене и сыну, которых не видел со вчерашнего вечера. Что поделать, я возвращаюсь из больницы поздно вечером, иногда даже ночью, если остаюсь на дежурство, в это время Кристиан уже спит, а с Анджелиной удаётся провести не так уж много времени. Мы ложимся спать в надежде, что завтра всё будет иначе. Но "иначе" никогда не происходит, один день в точности повторяет другой. Я, погружённый в работу, не замечаю этого. Но она, ожидая меня дома, чувствует себя всё более подавленной. Я чувствую это, как доктор, как человек, как её муж  в конце концов. Каждый раз ловлю себя на мысли, что уже давно нужно взять выходной и провести его с семьёй, но снова и снова у меня нет времени даже вспомнить об этом. И сейчас я снова ехал домой по ночному Сакраменто и думал, застану ли Анджелину в добром расположении духа или же нет. Может быть, сегодня именно тот вечер, когда нужно поставить все точки над i. Как бы там не было, я безумно хочу видеть её. С тех пор, когда в моём доме появилась женщина, прошло не так много времени. Я всё ещё не могу привыкнуть к тому, что теперь живу не один, а Кристиан любит не меня одного. Конечно, Анджелина прекрасная хозяйка, милая девушка, красавица, но мысль о том, что ей просто не место рядом со мной посещает меня всё чаще. В свои годы я не собирался выслушивать упрёки и подозрения, а может быть, просто боялся ответственности перед ней. Одно дело ухаживать за больным ребёнком, быть в ответе за жизнь пациентов, а другое - отвечать за счастья и благополучие женщины. Я был убеждён - я создан для того, чтобы стать отцом, доктором, просто хорошим человеком, в конце концов, но никак не мужем. Хотя с каждым днём совместной жизни с ней я чувствовал, что моя решимость медленно покидает меня, и всё, что я хочу - просто быть рядом с этой белокурой красавицей. Вот так вы, доктор, изменяете своим же принципам. Я улыбнулся, поймав себя на этой мысли. Может быть, это и есть жизнь. Может быть, такой она и должна быть. Живой, настоящей, построенной на радостях и горестях, изменах самому себе  и своим принципам. Это наверно правильно.
Очень скоро моя машина остановилась у дома. Наш дом отличался от других. Он был не похож на однотипные постройки в знаменитом американском стиле. Проезжая мимо дома, построенного из белого камня с тёмно-коричневыми вставками, каждый прохожий угадывал в нём стиль, навеянный Европой конца 19 века. Может быть, хотя бы здесь я буду чувствовать себя как в родной Венгрии. Мне слишком её не хватало, потому-то я и создал этот уголок. Надеюсь, Анджелине было удобно здесь так же как и мне. Я припарковал машину у ворот и направился домой. Ночи здесь холодные, тёмные, так похожие на те, которые я проводил в Венгрии, но не такие свежие и живые. Да и звёзд здесь почти не видно, только одно единственное созвездие Ариадны освещает небосвод. Одно, но такое яркое, что даже маленькая луна меркнет на его фоне. В этой красоте есть что-то загадочное и неуловимое простому взгляду.  Я остановился и взглянул наверх,  в небо. С неба на меня смотрела "нить Ариадны", и на душе вдруг стало тревожно. Я доверял своей интуиции порой больше, чем здравому смыслу и холодному докторскому уму. Теперь, находясь в паре метров от входной двери, я ясно ощущал - сегодня что-то будет, эта тишина не предвещает ничего хорошего. Боже, только не сегодня, я чертовски устал... Глухой стук в дверь, и она почти мгновенно распахнулась. Должно быть, Энжи увидела свет фар в окно, поэтому открыла так быстро.  Я сразу смотрю на неё, всматриваюсь в светлое молодое лицо и понимаю, что не ошибался. Она и правда не в духе. Ну отлично...
- Привет - отвечаю на её сухое приветствие куда дружелюбнее, чем хотел. В ту же секунду ко мне подбегает Кристиан и бросается в мои объятья.
- Привет, малыш! - обнимаю его и целую в лоб - Ты хорошо себя вёл сегодня?
Он начинает что-то лопотать, рассказывать мне, я кажется слушаю его, но сам поглядываю на Анджелину. Что это с ней сегодня? От того блеска глаз, который я вижу каждый вечер, не осталось и следа. Она будто думает о чём-то неприятном, но делиться со мной отказывается. Да и разговаривать со мной, кажется, не хочет. Я опускаю сына на пол, и он убегает в гостиную, счастливый от моего прихода. Затем снова подбегает к Энжи, и она обнимает его. Как же они красиво смотрятся вместе. Я улыбаюсь, но её строгий и сухой голос возвращает меня на землю.
– Ты опоздал на два часа… Пробки? Наверно, устал и хочешь есть. Ужин на столе, вещи постираны и поглажены, сегодня у меня выходной, этот день я целиком посвятила дому и сыну.
Её слова заставляют меня заметно поникнуть. Я смотрю на неё и не знаю, что ответить, чтобы не вызвать волну негатива, который и так, кажется, теплится где-то совсем близко. Просто киваю, сейчас проще дать ей возможность думать так, как она хочет сама. Смысла что-то объяснять нет, тем более, в присутствии ребёнка. Кристиан убегает, и мы остаёмся наедине.
- Ты так говоришь со мной... Что-то случилось?
Хочу казаться беззаботным и в хорошем расположении духа. В ожидании ответа, снимаю пиджак и прохожу в гостиную. Здесь тепло и как всегда уютно. Пока она, всё ещё хмурая, собирается с мыслями, я устало обвожу взглядом комнату. На столе замечаю толстую книгу в глянцевом переплёте.
- Что это? - раскрываю на первой попавшейся странице и пробегаюсь взглядом по мелким строчкам - Сумерки? Милая, с каких это пор ты читаешь эту чушь?
Она хмурится, но я снова улыбаюсь. Возвращаю книгу на место и подхожу к ней ближе.
- Что с тобой сегодня? Я не узнаю свою весёлую Энжи.
Обнимаю её, мягко проводя ладонью по волнистым волосам,  и целую в плечо. Что же за вечер такой... сейчас я чувствую потребность поговорить с ней, будто бы это единственный шанс решить разом все наши проблемы. А может и не единственный...

Отредактировано Stephan Forestier (2013-08-22 00:08:47)

+1

4

Каждый день ты приходишь домой после сложного рабочего дня. Порой,  я просто боюсь тебя тревожить, спрашивать, ведь ты устал, а когда человек устаёт, иногда ему вообще не хочется видеть других людей.
Возможно, ты вовсе не хотел такую жизнь, и я знаю, что в твоих планах никогда не стояло быть мужем. Ты отличный врач, работа занимает большую часть твоей жизни, и это я тоже прекрасно понимаю.
Чем мне тебя удивить? Как раскрасить наши серые будни? А может, просто всё было слишком хорошо, и ссора пойдет на пользу. Не было бы повода, я бы так себя не вела, но это послание, найденное у тебя в кармане, не оставляет меня в покое.
Кто она? Чем лучше меня? Что дала тебе она, чего не смогла дать я?
Я внимательно наблюдаю за тобой, кажется,  у тебя хорошее настроение. Еще немного и я вообще забуду о той ситуации, ты ведь знаешь меня. Мне хватает просто одного поцелуя, чтобы забыть о всех смертных грехах и проблемах.
– Я так скучала, что мне пришлось почитать Сумерки! Кстати, мне нравится, у них хотя бы жизнь куда более интересней, и Белла у Эдварда не находит любовные послания в кармане, когда собирается стирать! - со злостью сказала я и скрестила руки на груди.
– Что с тобой сегодня? Я не узнаю свою весёлую Энжи.
– А я не узнаю своего любящего мужа! - достаю из кармана ту записку и кидаю на стол.
– Только не думай, что я специально лазила по твоим карманам. Я всего лишь на всего устроила стирку. Не обвиняй меня в том, что я, как ревнивая жена, когда ты уходишь на работу, целый день занимаюсь поисками улик. Вовсе нет. - я смотрю на него и хмурюсь.
Конечно, мужчины не могут сидеть на одном и том же месте, им постоянно нужна страсть, шоу, море эмоций, иначе эти записки я буду находить каждый день по десять раз.
В нашей жизни всё было достаточно тихо и спокойно. Может, новость о моей беременности подбавит огоньку? Но пока я партизан, и ничего ему не скажу, не разобравшись с этой запиской.
Я оперлась одной рукой на стол, чувствую, что меня дико тошнит.
– Ладно, посмотри пока, что там делает Кристиан, ему уже пора спать, а мне нужно отойти. - как-то загадочно сказала я и быстрым шагом поспешила в уборную.
Через минут десять я вернулась и тихонечко зашла в детскую. Стефан сидел на кровати Кристиана и что-то читал ему.
Я не стала им мешать, также тихо вышла из комнаты и легла на диван в гостиной.
" Спасибо, Стефан. Теперь, Вы не представляете, как много значите для меня."  - интересно, что же он ей такого сделал.
С каждой секундой я всё сильнее и сильнее начала накручивать себя, а когда мой муж вернулся, я уже была вне себя от гнева.
Атмосфера накалялась, у меня не идеальный характер, но меня уже не изменить. Когда я зла, я слушаю только себя, не знаю, что скажет Стефан, чтобы я выслушала и поняла его.
– Я тебе надоела, да? - повернулась набок к стене и со злостью пробубнила.
– Может, ты вовсе и не на работу ходишь? Откуда мне знать, что ты делаешь целыми днями, пока я стираю и готовлю! - моя фантазия не на шутку разыгралась. Я не видела, где он сейчас стоит, что он делает, слышала звук шуршащей бумаги, должно быть, он сжимает то послание в руке.
– Ты вообще когда-нибудь думаешь обо мне? Эти твои пациентки намного дороже, чем я, ведь именно с ними ты проводишь большую часть своего времени. Я знаю! - наконец-то встаю и сажусь на диван, поджав колени под себя.
–Может, мне что-нибудь сломать, порезать? Тогда я буду твоей пациенткой, может, ты мне уделишь хоть немного внимания! - да, я слепая женщина, которая не видит, как много ты для меня делаешь. Точнее, я вижу, но хочу, чтобы ты всё же больше времени проводил со мной, чтобы чаще звонил, хоть на секунду. Я не верю что у тебя нет ни единой свободной секундочки. Теперь я твоя жена, но я не хочу, чтобы ты терял ко мне интерес. Хочу постоянно удивлять тебя, быть разной. Я много чего хочу, но в данный момент делаю абсолютно противоположные вещи - только ору и пилю.

Отредактировано Angelina Lewis (2013-08-22 15:06:47)

+1

5

Что это с ней? - проносится в моей голове, но вместо привычной тревоги я неловко улыбаюсь. Наверно, это первая подобная сцена в нашей совместной жизни. А в этом что-то есть... Анджелина ругается, но мне всё это кажется забавным. Так вот в чём дело! Всего-навсего невинная записка из кармана... Знала бы она, что таких записок у меня сотни, вообще сравняла меня с землёй. Я спокойно относился к ревности, так как сам не был ревнивым человеком, а чужие чувства выглядели весьма забавно со стороны. Ревность я считал недостойным и низким чувством, потому и не ощущал его, даже когда всем сердцем любил. А может быть, мне просто не давали повода.
- Нет, не надоела! - с доброй насмешкой бросаю я и откусываю кусок зелёного яблока. Ну почему тебе, милая, приспичило выяснить отношения только сегодня, когда я не чувствую себя после тяжелейшей операции... Но мои умоляющие о тишине взгляды совершенно не трогали её. Ну хорошо, выговори всё, и я иду спать. Я слушаю её, не внимательно, пропуская половину сказанного мимо ушей. Что нового она скажет? Маленькая ревнивая девчонка, придумавшая себе целый сюжет для драмы. Если бы я вернулся домой в плохом настроении, то непременно бы устроил скандал, хотя бы из-за того, что она повышает свой голос. Но сейчас я был в весь хорошем расположении духа, поэтому молча жевал яблоко,  рассматривая узоры на шторах.
- У нас новые шторы?
Не думаю, что она услышала вопроса. Моя Энжи была слишком увлечена составлением сюжета моих измен. Ах да, я вообще не работаю, милая, ты не знала? Я катаюсь каждый день в шесть утра к любовнице, а потом к другой, к третьей, и так до бесконечности, пока рабочий день не подходит к концу. Вообще, всё, что прямым или косвенным образом касалось моей работы было совершенно запретной темой. Я не обсуждал тонкости своего дела ни с кем, даже с родными.  Я не был тем, кто возвращаясь с работы домой делится впечатлениями от прошедшего дня. Все ужасы, которые я вижу каждый день, я храню глубоко в себе, не выдавая их никому.
– Ты вообще когда-нибудь думаешь обо мне? - раздаётся её голосок как гром среди ясного неба и отвлекает меня от своих мыслей - Эти твои пациентки намного дороже, чем я, ведь именно с ними ты проводишь большую часть своего времени. Я знаю!
- Я думаю о тебе чаще, чем ты можешь представить! - хрустя яблоком  проговариваю  я и запускаю огрызок в мусорную корзину. В её взгляде проскальзывает раздражение.
- Ладно-ладно, я думаю о тебе! Правда!
Мои слова пронзают воздух. Ощущение, что меня никто не слушает и даже не пытается услышать усиливается. Анджелина поворачивается спиной и направляется в гостиную. Удивительно, как она всегда потрясающе выглядит, даже не выходя из дома. Возвращаясь домой я каждый день вижу красивую и яркую женщину, которая не меркнет даже в серых будничных стенах.  Я многое ценил в ней, но говорить о своих чувствах, к сожалению, не умел. За тридцать пять лет я так и не научился этому искусству. Кто-то мог рассуждать на тему отношений дни и ночи напролёт, но мне всегда было достаточно взгляда, прикосновения, одного лишь слова, чтобы понять всё. Я не представлял, что во мне нашла Анджелина, но спросить у неё так и не решился. В тот день, когда она впервые появилась на пороге моего кабинета, я воспринимал всё происходящее как очередное приключение, не очень-то вдаваясь в подробности, а теперь я собираюсь жениться на этой сумасшедшей, ворвавшейся в мою жизнь. Может быть, именно этого мне и не хватало. Жизнь доктора не отличается разнообразием и яркостью, а появление Анджелины было глотком свежего воздуха.
- Ну давай поговорим - я сажусь рядом с ней на диван и кладу ладонь на её руку - Я понимаю, что тебя беспокоит. Но... Это совсем не то, что ты думаешь. Ты ведь видела, сколько у меня посетителей. У каждого свои мысли в голове, которые я не могу прочитать! Я же не этот твой... Эдвард Каллен или как его зовут. И мне безумно жаль, что ты вынуждена оставаться так долго одна. Но, что я могу сделать? Это моя работа... и она - вся моя жизнь.
Закончив скудное объяснение, что у меня на душе, я тянусь к ней и оставляю на розовых пухлых губах короткий поцелуй.
- Давай завтра я возьму выходной и мы проведём его вместе! Мы можем сходить куда-нибудь или найти занятие дома... Тут ведь много всего!
Я бегло оглядываюсь по сторонам, замечаю на журнальном столике книгу в чёрной обложке и серебристыми выбитыми на ней буквами. Тянусь к ней...
- 50 оттенков серого? Интересно, о чём это - я открываю книгу на первой попавшейся странице - Так это так самая книга. Ничего себе, Энжи. Я не знал, что тебе это нравится!
Наконец, на её губах появляется улыбка, и я, так же улыбаясь в ответ, отбрасываю книгу в сторону.

+1

6

— Нет, не надоела!
— Оно и видно, Стефан! - кричу я, надув губы. Сейчас я похода на тп-утку, но не суть. Почему ты грызешь спокойно яблоко, когда я говорю тебе совершенно серьезные вещи, ты никогда не воспринимаешь мои слова всерьез, я даже знаю почему!
- — У нас новые шторы? - а ты смешной. Но только мне сейчас не до смеха, ненавижу, когда ты делаешь так. Я сначала не придала твоей реплике никакого значения, продолжая кричать, но потом вдруг вспомнила с какой интонацией ты спросил про шторы и как внимательно начал их разглядывать - едва заметная улыбка скользнула по моему лицу, и я разозлилась еще сильнее, уже от части на себя, потому что понимаю, я готова простить тебе что угодно, а моя злость - всего лишь недолгий всплеск эмоций. Сейчас я почувствовала такое облегчение, может, потому что беременна, хотя если так подумать, то я всю жизнь беременна.
— Ты не воспринимаешь мои слова всерьез!!!! Я тебе тут о ТАКИХ вещах говорю!!!! - ты пропустил добрую половину мимо ушей, и если бы я тебе сказала, повтори мои слова, то ты бы промычал, ну, либо сказал самые первые : " Привет. Ты опоздал на два часа." Все, дальше в твоей голове мысли обо всем и сразу, о сумерках, футболе, моделях виктории сикретс, работе, ребенке, шпротах, о чем угодно, но только не о том, что я так зла на тебя, что серьезно подумывала об уходе. Ты самоуверенный, слишком хорошо знаешь меня, понимаешь, что я никуда не могу уйти от тебя.
—  Ну давай поговорим - - хвала небесам, мои мольбы были услышаны! Наконец-то до тебя дошло, что нужно сказать мне пару ласковых, и тогда я растаю, забыв про записки от всяких женщин. Скажи, что я нужна тебе, скажи, что ты любишь меня, скажи, что я особенная, и тогда я просто заткнусь, уткнувшись носом в твою шею и громко всхлипывая, потому что я жизни бз тебя не представляю и ненавижу с тобой ссориться.
Ты садишься со мной и берешь мою ладонь, я прикрываю глаза, крепко сжимаю твою руку.
— Не правда, ты читаешь мысли... Мои... Причем все, иногда это раздражает. Мне кажется, что ты знаешь меня лучше, чем я себя сама, естественно, так ты теряешь интерес, ведь разве можно жить с женщиной, зная все ее шаги наперед? Это скучно, и хочется чего-то новенького. Не читай мои мысли! И на Эдварда ты не похож, зато похож на доктора Карлайла, его играет Питер Фачиннели, и порой, мне кажется, что у вас с ним одно лицо! - нахмурившись, говорю я, будто рассказывая теорему  Фалеса - настолько у меня было серьезное лицо в тот момент.
— Мне просто тебя не хватает, Стеф. Мы наконец-то вместе - муж и жена, пройдя и огонь, и воду, и медные трубы, борясь за нашу любовь до конца, я не хочу, чтобы все умерло из-за бытовых проблем и недопониманий. Мы слишком много вложили в наши отношения. Я ненавижу каждую женщину, которая хотя бы краем глаза смотрит на тебя, да - я жутко ревнивая. Но ведь я не могу утащить тебя в свое логово, кормить и поить и никуда не выпускать... Но записки - это чересчур, и раз они пишут такое, значит, ты позволяешь им это делать. А у них стыда нет! Ведь половину из них давно замужем, да и все знают, что у мистера Форестье есть миссис Форстье! - я говорила быстро и на одном дыхании, вижу улыбку на твоем лице. Перестань ты надо мной ржать!
— О чем книга? Хочешь, почитаю.... - я беру книгу и открываю на рандомной странице. Здесь везде секс, поэтому не мудрено, что я попала в самое яблочко.
— Кхм...Итак.. Кристиан стягивает пижамные штаны и залезает в ванну позади меня, усаживается и подтягивает меня к себе. Он кладет свои длинные ноги поверх моих, сгибает их в коленях, отчего его лодыжки оказываются на одном уровне с моими, и разводит мне ноги в стороны. От удивления я ахаю. Он утыкается носом мне в волосы и глубоко вздыхает.
— Как ты хорошо пахнешь, Анастейша.
Дрожь пробегает по всему моему телу. Я лежу голая в ванне с Кристианом Греем. И он тоже голый. Если бы вчера, когда я проснулась в его номере, кто-нибудь сказал мне, что так будет, я бы ни за что не поверила.
Он берет с полочки гель для душа и выливает немного себе на ладонь, а потом намыливает руки, покрывая их мягкой густой пеной, и начинает легонько тереть мою шею и плечи, массируя их своими сильными длинными пальцами. Я стону от удовольствия.
- я лукаво улыбаюсь, немного краснею. Ты отбрасываешь книгу в сторону.
— Не так поздно, может начать проводить время вместе прямо сейчас... - я запрыгиваю на тебя и страстно целую.
— Я так люблю тебя... - шепчу на ухо и целую в шею...

0

7

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » give me a chance to see a miracle, darling.