Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мои враги уже не умещаются в этом городе


Мои враги уже не умещаются в этом городе

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Агата и Куин
Место: квартира Агаты
Время: август, после событий Снимай осаду, одежду, кино, фотографии, боль
Время суток: день
О флештайме: после бессонной ночи, проведенной вместе, двое забываются сном. Но их покой нарушается внезапным визитом рэкетиров, которые нагло выламывают дверь. Кому и сколько задолжала Агата?

Отредактировано Agata Tarantino (2013-08-01 14:37:00)

+1

2

одета:

блузка и трусы
http://cs9218.vk.me/v9218379/2c8/IQqoQ2KQf2o.jpg

Они засыпали вместе, в одной кровати. Агата вымоталась этой ночью. Смешно, но, порой, даже опасное задание не забирает столько сил у нее. Прибить наглого наркоторговца? Легко! Украсть раритет стоимостью в несколько миллионов долларов? Проще простого! Подорвать целый склад с боеприпасами и китайцами? Вызов принят! Куда сложнее было находиться наедине с ним, ведь чтобы содрать с себя маску требуются куда большие усилия. Чтож, сегодня Куинтон победил. Хотя и немного грустно, что Тарантино считала эту ночь чьей-то победой или поражением. Ведь никому не выдавали трофеев.
Она лежала напротив него, спрятав руки под щеку. Устало улыбнулась одним уголком губ. Сон наваливался на нее, и Агата не могла ему сопротивляться. На часах - разгар дня, солнце перешло на другую сторону и в комнате было приятно прохладно. Спрятав ладонь под его руку, испанка наконец сдалась сну, прикрыв глаза.
Обычно, пытаясь уснуть и закрывая глаза, Агате казалось, что она попадает в вакуум: безмолвный, запечатанный, темный. Она проваливалась в пропасть и думала о том, что может так выглядит смерть? Ты ничего не слышишь и не видишь, почти не ощущаешь. А что если это будет продолжаться вечно? Это ее пугало. После такой ночи девушка никогда не высыпалась, и пребывала в подавленном состоянии.
Сейчас, закрыв глаза, ей было тепло и светло. Что-то невидимое окутывало ее. Та-Та быстро уснула.

Агата не могла расслышать, как дверь с третьей попытки выбили плечом. В квартиру ворвались трое мужчин, рэкетиров. Таким все равно что за должник перед ними - старик, ребенок, женщина. Они готовы выбивать долги из каждого.
Испанка почувствовала как Гуидони толкает ее в плечо, но сквозь сон не сразу поняла, что это было предупреждение о возникшей опасности.
Один из молодчиков подлетает к Куину, не давая ему дотянуться до какого-либо подручного средства защиты, и с размаху заезжает битой итальянцу по голове.
Тарантино распахивает глаза, пытается рвануть к пострадавшему мужчине, но кто-то резко хватает ее за волосы, стягивая с кровати. Агата почти обнажена - трусы, да прозрачная блузка не считаются за приличную одежду, в которой встречают гостей и бандитов. Да, что сказать, такого визита террористка не ожидала, хотя и знала, что перешла дорогу многим людям в этом городе. И не только в этом...
Мужчина вытягивает ее на середину комнаты, Та-Та пытается подняться, царапает руку здоровяка, за что получает ладонью удар наотмашь.
- Ты забыла кому деньги должна, потаскуха!? - рычит рэкетир, но она его все равно не слышит. Бьет паника, сердце бьется о ребра, как у загнанного зверя. Что они хотят с ней сделать? Что они сделают с Куинтоном?
Взгляд мечется по комнате от одного ворчащего лица к другому, к Гуидони, который валяется на кровати в полусознательном состоянии.
- Саммерс тебе уже подготовил счет, учитывая набежавшие проценты - харкнул мужик, наблюдая как Тарантино пытается куда-то уползти по паркетному полу.
Саммерс был известным человеком в бизнесе и криминальном мире. Славился он, не считая своего состояния, тем, что устранял своих конкурентов и врагов. И вот, однажды связавшись с Агатой Тарантино и сделав ей заказ на одного бизнесмена, Саммерс дал испанке аванс. Агата же задание провалила, но деньги не вернула. По секрету сказать, возвращать было нечего. С тех пор, уже почти год, девушка носила статус должника.
Испанка не желала обращаться за помощью к кому-то из Семьи, потому что это было ее дело, ее деньги и ее проблемы. Проблемы, которым она не придавала особое значения, надеясь, что такой богатый человек как Саммерс забудет и простит ей долг. Но, увы, он был принципиален.
Ползя на животе до спрятанного под столом ножа, Тарантино проклинала себя, что втянула в это и Куинтона.
- Куда!? - с ревом на нее обрушилась и тяжелая нога широкомордого, припечатывая к полу. Кажется, даже кости захрустели под его нажимом, и Агата успела испугаться, что тупица не рассчитает силы и сломает ей позвоночник. Из носа капала кровь, заливая пол и мешая дышать. Противный металлический привкус встал в горле, от которого хотелось блевать.
Бежать не получалось, кричать бессмысленно - в этом, не самом благополучном районе Сакраменто, никто не хотел лишний раз подставлять свою шкуру и лезть кому-то помогать. Люди здесь предпочитали сделать телевизор погромче, чтоб не слышать как муж избивает жену или сын убивает своего отца.
Ее глаза встретились с полуприкрытыми глазами Куинтона, правая сторона лица которого была залита кровью. Испанка понимала, что если они выберутся из этой ситуации, то ей предстоит разговор с Гуидони. Не стоит забывать ведь, что он капореджиме Торелли и его задача состоит в том, чтоб контролировать своих солдат. Правда, Тарантино не была его солдатом. Но это не отменяет власти и статуса Куинтона.

Отредактировано Agata Tarantino (2013-08-01 15:09:34)

+1

3

Я не помню, когда спал настолько крепко, как этим днем. И не помню, какой сон мне снился. Я вот уже лет двадцатцать мучился бессоницей, ворочаясь с одного бока на другой, забывший, что такое настоящий крепкий сон.
Проснулся я от громких стуков в дверь, сопровождаемых матами. Я с просони ничего не понял, но когда в квартиру ворвались трое амбалов, я попытался отогнать остатки сна, дергая за плечо террористку, одновременно с этим пытаясь подняться с постели и дотянуться до подручного оружия. Не успел. Мою голову со всей силой шарандарахнули битой, заставив впасть на короткое время в спячку. Не знаю, я пытался, честное слово, противостоять этим долбоебам, защитить Агату, но все тщетно. Теперь же я валялся на кровати, обогретый битой, словно не мужик, а тряпка. 

Я открываю глаза, вся комната плывет и мне ничего не остается делать, как, нахмурить брови и пытаться вцепиться во что нибудь что было поблизости дабы подняться на ноги. Едва мне удается придти в норму, как я вижу перед собой тех трех мудаков, что стояли над Тарантино. Я не знал, как поступить в данный момент. Мои мысли хаотично сменяются в голове. Ищу зацепку. Любую. 
Эти мужики стоят спиной ко мне, явно думая, что смогли приложить своим оружием и отключить меня. Нет, пока Агата в опасности - я буду стоять на ногах, даже если меня пристрелят или воткнут в меня нож. Я должен был защищать ее чего бы мне того не стоило. 
Я беру в руки вазу, что стояла на прикроватной тумбе, поднимаясь с кровати. В глазах темнеет, а во рту чувствую сухость. 
- Эй, Мэтт, твою мать! Он встал! Отвлеки его! - и тот самый, вроде Мэтт, обернулся и взглянул на меня по недоброму. В его руках бита, а вид так и говорил о том, что он настроен прибить меня. Он рычит что-то нечленораздельное, даже подбегает, а я, рассчитывая на это, успеваю занести вазу над его головой, прикладываю в этот удар силу. Ваза разбивается на тысячи осколков, издается громкий звук, а "препятствие" сходит с моего пути. Теперь же я настроен решительно. 
Ярость во мне вспыхивает и я буквально бегу на того, кто придерживал Агату ногой, но второй из этой шайки бандитов наваливается на меня и мы падаем на пол. От этого мудака воняет потом и табаком, а от его гнилых желтых зубов блевать хочется. 
- БЛЯТЬ! УБЛЮДОК! - я харкаюсь ему в лицо кровью, стараясь дотянуться до карандаша, валявшегося на полу, дабы окончательного избавится от него. Едва схватив хорошо отточенный карандаш, я втыкаю его в горло рэкитира. Спихиваю с себя его тело и поднявшись на ноги, не успеваю обернуться, как на меня наваливается тот, кто недавно придавливал брюнетку к полу. 
- Я ВЫБЬЮ ИЗ ТВОЕЙ ШЛЮХИ ДЕНЬГИ, СЛЫШИШЬ, БЛЯ?! - не знаю как, но ему удалось застать меня в расплох. Он душит меня локтем, а мне ничего не остается, как вцепиться пальцами в его руку. Его слова отдаются эхом, а крики Тарантино я и вовсе не слышу. Все плывет перед глазами. Я начинаю задыхаться. Стараюсь оттолкнуть его, но поздно, он вцепился намертво, а я только открываю рот, хрипя. 

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-02 20:50:27)

+1

4

Агата валяется на полу, преисполненная ненависти и одновременно беззащитности. Словно муха с оторванными крыльями, ей остается только звенеть на брюхе, отсчитывая свои последние часы. Правда, Тарантино знала то, что здесь ее не убьют. Не сейчас. Они хотят знать где деньги, о, да, наглые американские рожи испанка распознала, поняла на кого работает эта банда. Так вот, она будет жить по крайней мере до той поры, пока не предстанет перед Саммерсом - человеком, которому задолжала крупную сумму. А дальше... к тому времени может Агата и придумает как ей спастись.
Но всю ее логическую цепочку ломает Гуидони, который, пересилив себя, поднялся с разбитым лбом на ноги и налетел на одного бугая. Второй кинулся в атаку, террористка тем временем могла уже взять контроль над своим телом, и подняться на ноги.
В горле застрял ком, мешающий дышать. Кости заныли, заскрипели. Но не было времени жалеть себя и вылизывать раны, надо было обезвредить последнего рэкетира, который накинулся со спины на Куинтона и душил.
- Слезь с него - Агата не стала долго осматриваться по сторонам, а налетела на молодчика, захватывая его за шею, впивая пальцы ему в глаза и кусая за ухо. А уж зубки у этой девочки были будь здоров! Она собиралась откусить мужчине ухо. Тот, явно был против такой идее, и стал ворочаться, кружиться, пытаться скинуть с себя цепкую террористку.
Тарантино видела как быстро крутится комната и меняются стены. Туда-сюда. Черт. Затем сильный удар, который пять пришелся на спину - бугай все-таки умудрился скинуть с себя девушку, припечатывая ту к стене со всего размаху.
Агата скатилась по стене на пол, пытаясь прийти в себя. Самостоятельно на ноги ей подняться не дали, так как мужчина, схватив испанку за ворот блузки, сделал это за нее. Что сказать, он явно был недоволен смертью одного из своих товарищей, хотя тот еще подавал признаки жизни - лежал на полу с карандашом в горле и захлебывался в своей крови. Хрюкал как поросенок, от чего Тарантино могла оценить свою глухоту и того, что ей не приходилось слышать этого противного звука.
- Стоять, гавнюк - осек Куина бандит, держа возле горла испанки лезвие. - Нам нужны деньги, которые эта девочка забрала у нас, понятно? - голос его звучал твердо, но уже без резких порывов, хотя горло террористке все так же угрожало холодное оружие. А еще она не видела губ этого рэкетира, поэтому не могла понять что он там несет.
- Итак, полагаю, ты хочешь прокатиться с нами к Саммерсу? - мужчина изогнул бровь, бросая вызов итальянцу - Или же спокойно подождешь девчонку здесь - здесь, конечно, стоило усомниться, вернется Агата домой или нет.
Тем временем, Мэтт, который был удостоен, чтоб об его голову разбилась красивая японская ваза, поднимался на ноги.
- БЛЯТЬ - застонал несвязно тот, потирая разбитую голову - ТВОЮ Ж МАТЬ! - увидел труп своего коллеги - БРЮС! ТЫ, ЧЕРТОВ ГАНДОН, УБИЛ БРЮСА! - запетушился Мэтт.
- Спокойно. Сейчас эти двое сядут с нами в машину и поедут к Саммерсу, где все ему объяснят. Правда ведь? - вопрос, адресованный Куину, словно спрашивая у того разрешение. Только вот выбора он итальянца заранее лишил, надавливая сильнее на нож у горла Тарантино. Сделать вдох или проглотить слюну теперь вставало непосильной задачей, так как лезвие уже вдавилось в ее кожу, обещая пролить кровь.

Отредактировано Agata Tarantino (2013-08-02 21:49:51)

+1

5

Я уже готов был попрощаться с этим миром, когда этот долбаеб надавил на мое горло своим локтем, я даже чувствовал, что вот-вот мог откинуть конки, но меня спасает Агата. Она прыгает, словно кошка, на мужика, заставляя его оставить меня в покое. Я наклоняюсь, отхаркиваясь кровью, проклиная все и вся. Как только я ощущаю, что приобретаю способность дышать, я выпрямляюсь во весь рост.  
Главарь банды взял за ворот блузку Агаты, повернувшись ко мне. Пока на заднем плане подхрюкивал его напарник, сам мужик сохранял спокойствие. Он вытащил холодное оружие, приставив его к горлу испанки.
- ОСТАВЬ ЕЕ, СКОТИНА! ИЛИ Я ПРИДУШУ ТЕБЯ СВОИМИ РУКАМИ! - прорычал я. я знал, что они ничего не сделают террористке. Если бы хотели убить, то давно бы это сделали. Но я ощущал этот липкий страх. И что странно - не за себя, а за Агату. 
- Стоять, гавнюк! - осекает меня эта мразь, усмехаясь. Хорошо, я останусь здесь, но только потому что ты поставил испанку в опасное положение. Так бы я, честное слово, убил бы тебя и второго твоего дружка. - Нам нужны деньги, которые эта девочка забрала у нас, понятно? - он делает паузу, задумчиво наблюдая за мной. Его, кажется, не волновало то, что происходило с его приятелями раз он сохранял спокойствие и невозмутимость. - Итак, полагаю, ты хочешь прокатиться с нами к Саммерсу? 
Прекрасно, Тарантино. Теперь я узнаю все при таких обстоятельствах. Интересно, а давно ты играешь на стороне у семьи? Саммерс большая шишка! Этому типу даже боится переходить дорогу полиция настолько он обладал силой над ними. Точнее, над всеми. Я знал его, так как моя банда, в которой я "вырос", выполнила пару-тройку его поручений. Бесстрашная же ты, Агата. 
Мэтт очухался. Он сожалел, что я убил его напарника Брюса. 
- Нечего клешни распускать, урод.
- АХ ТЫ, ПОДОНОК! - он готов был полезть с кулаками, если б не этот Эндрю, имя которого я сумел услышать из их короткого диалога. 
... - Спокойно. Сейчас эти двое сядут с нами в машину и поедут к Саммерсу, где все ему объяснят. Правда ведь? - вопрос? Хм, интересно. Я киваю. Что ж, придется распрощаться с деньгами. Да, Тарантино, ты у меня в должниках. 

На дорогу мы потратили часа полтора. Нас посадили на задних сидениях, а вот впереди были Эндрю и Мэтт. Эндрю успокаивал Мэтта, приговаривая, что Брюсу "там будет легче".
А мы все это время молчали. Но испанка скажет мне все. Должна ведь объяснить в какую жопу втянула меня!

- Вот мы и подъехали, ребята - произносит Эндрю. Мы выходим из машины и направляемся к дому Саммерса. Войдя в просторный пентхаус, нас встретила домработница, которая провела к кабинету хозяина.
Впечатляюще, надо сказать. Вижу, Саммерс знает толк в красоте. Его дом был роскошным. Глаз и то радуется. 
Едва ступив ногой в его кабинет, мы с Агатой встречаемся взглядом с Саммерсом. Он сидит в кожаном кресле, курит сигару и изучающе смотрит на Агату, а затем и на меня.
- М, вот вы и приехали. - издает он нехотя. - Ты работал в той банде, верно? Славную работу проделал тогда. А ты, плутовка? - теперь он смотрит на Тарантино. Хмурится, покачивая головой. - Подвела меня. Расплатишься, Куинтон? Или позволишь мне пристрелить ей в голову? 
- Я расплачусь - опережаю его, говорю уверенно, четко. - Сколько? 
Я выполнял работу Саммерса: воровал ценные бумаги из сейфов, а так же, помню, выкрал по его поручению - дорогое украшение с бриллиантами в 30-ть каратт. Благодаря ему я сейчас был членом семьи Торелли. Да, в молодости я был чересчур горяч и проделывал всю грязную работу за которую меня награждали неплохими деньгами. И сейчас, вспоминав свою юность, я удивлялся. Где же страх? Меня ведь могли убить, посадить за решетку. Сейчас бы я ни за что не взялся за такие задания. Возможно, набрался ума да и меня вряд ли послали бы выполнять задания. Я не в том возрасте и статус капореджиме не позволяет.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-03 13:44:53)

+1

6

Агата пыталась уловить каждое выплюнутое слово, но не успевала следить за губами Куина и орущего гибона. Мужчины договаривались без нее, испанке оставалось только успеть натянуть свои шорты в горошек, прежде чем рэкетиры вывели их из дома и посадили в машину.
Тарантино была девочкой догадливой, знала, что сегодня ей предстоит столкнуться лицом к лицу с Саммерсом. В последний раз они виделись в сентябре, почти год назад, и это были сугубо деловые отношения, где Агата предстала в роли профессионального подрывника, знающего толк в своем деле. Да, зря она тогда на это согласилась... но ей нужны были деньги. Тот год был ужасен - испанка как раз разбежалась с Данте, который из-за своей амнезии послал ее, а ведь именно Тарантино оплачивала все счета на его лечение. Вот и осталась со своей добродетелью на самом дне. До сих пор расхлебывает.
Машина свернула с широкого шоссе на проселочную дорогу. Странно, что им не завязали глаза. Ведь у должников есть повод запомнить дорогу, а потом вернуться в дом Саммерса и убить его. Из этого Та-Та сделала вывод, что их везут в "гостевой дом", где в подвалах гниют рабы и те, кто пытается сохраниться свои деньги молчанием.
Джип въехал на огромный, охраняемый участок с высоким забором, и их проводили в дом. К Саммерсу их провела молодая домработница, которую хозяин, наверняка, трахает. Ну... каждый сам выбирает чем зарабатывать. Кто-то продает тело, кто-то свое время, кто-то труд, душу, любовь, знания. Никуда не деться из этого мира... Чертова финансовая пирамида.
- М, вот вы и приехали. - мужчина их уже заждался, вон, ни одну сигару выкурил. Нервничал, небось. Да, он уже как-то посылал за Тарантино своих людей. Те не вернулись, потому что террористка переехала их на своем красном пикапе, размазывая по асфальту.
Саммерс кивнул им на кресла, напротив своего стола, предлагая присесть.
Ха. Какой ты вежливый, когда рядом со мной капореджиме Семьи. Хмыкнула испанка. А какого же было ее удивление узнать, что и Куинтон когда-то имел дело с этой акулой бизнеса! Чтож, у них есть что-то общее. Она глянула на Гуидони, когда Саммерс предложил расплатиться, и заметила, что лицо итальянца выражает недовольство. Но а был разве выбор?
- Сколько?
Саммерс поднялся на ноги и подошел ближе, облокачиваясь на стол. Глянул на испанку, хмыкнул носом.
- Давай посчитаем... - протянул он вальяжно - Я дал ей аванс в 50 000 долларов. Деньги она забрала, а задание не выполнила. Следовательно, она должна мне сумму аванса, плюс неустойку за невыполненное в срок задание. Далее...
Черт, это еще не все?
- Тикают проценты. Агата, когда мы с тобой заключили договор? - конечно, он и сам все знал, своих должников этот мужчина не забывал. Но хотел дать слово Тарантино.
- Конец сентября - тихо ответила испанка. Повезло, что пока что мужчина не смог разобрать ее глухоту. Та-Та следила за его губами сосредоточено.
- Почти год - подметил мужчина - 11 месяцев просрочки. Ах, да, а еще двоих моих людей девочка раскатала по асфальту. Человеческие ресурсы многого стоят - он закончил перечислять составляющего счета и, достав карандаш из стаканчика, написал на желтой бумажке цифры. Протянул Гуидони. На листе была написана цифра с шестью нулями - один миллион долларов.
- Наличными - добавил он. А это значит, что Куинтону придется в срочном порядке снять со счетов в банках свои деньги, потерять проценты по активам, заплатить комиссию. Учитывая, что в банках существует лимит на максимальную выдачу наличных, Гудиони придется поездить по нескольким учреждениям и вытряхнуть свою домашнюю копилку, чтоб насобирать эту сумму.
- Пока ты будешь собирать деньги, Агата посидит со мной. Составит мне компанию, правда? - он улыбнулся и положил свою загорелую руку террористке на колено.
Девушка, фыркнув, столкнула с ноги его ладонь, словно это было какое-то ядовитое насекомое, способное оставить след на ее теле, душе...

+1

7

Я нахожусь в этой комнате и мысленно обзываю Саммерса разного рода ругательствами, позволяя ему подойти к Агате слишком близко. Он пользуется случаем, насмехается надо мной, пересчитывая хорошенькую сумму которую я должен был начислить ему. Не должен, но если я хотел спасти жизнь испанки, а я хотел и не видел иного выхода из ситуации, обязан заплатить за Агату. Сколько она должна? Я уже нервничаю, ожидая четкого ответа. У меня было достаточно денег. Благодаря девушкам и органам молоденьких ребят, я жил припеваюче и даже если б потерял все деньги, то приобрел бы их в считанные секунды. За свое дело я получаю немало зелененьких и наверное поэтому я держался за него, конкурируя с сутенерами. Я вовсе не чист, а наоборот, настолько грязен, что мне было противно от самого себя. Но ведь моя работа стала частью моей жизни и отказаться от нее я не мог. Привык к такой жизни. И мне плевать на то, что я буду гнить в аду после своей смерти. Пускай.
Хм, миллион? Смотрю в упор на лист на котором начеркал Саммерс сумму. Нехило. Я смотрю на Тарантино, а ухмылка на моих губах так и играет. Пытаюсь увидеть на ее лице хоть какие то эмоции, но она серьезна. Я знал, что ей некуда деваться. Она не уйдет, не сбежит теперь от меня.
- Что усмехаешься, Куинтон? Будешь платить? - а затем нахально улыбается, положив свою руку на колено испанки. - Пока ты будешь собирать деньги, Агата посидит со мной. Составит мне компанию, правда?
- Руки убери. Обойдешься без Агаты. Деньги перечислю завтра утром. На этом, надеюсь, все.
Не хочется иметь больше дело с таким типом, как Саммерс. Он был мерзок, отвратным и вызывал ненависть у меня. А после того, как решил притронуться своей вонючей рукой до Тарантино, мне и вовсе хотелось блевануть. Его белоснежные зубы показываются мне, а я хочу выбить их. Руки чешутся, а значит мне нужно сегодня провести этот день за избиением груши дабы успокоиться и привести себя в порядок. Вся эта суматоха выводит меня из себя. Черт, в спортзале побыть не получится. В квартире у террористки залежался труп, нужно было его спрятать, закапать где нибудь в "тихом месте". БЛЯ, я убил человека. День испорчен. Да пожалуй только из-за того, что придется возится с гавнюком Брюсом. Убивать приятно, а вот убирать.. Черт! Черт! Черт!

+1

8

Куинтон начинает диктовать свои правила, а Саммерс этого не любил. Он прекрасно знал себе цену. Себе и своему времени. Он и без того дал испанке прожить лишние 11 месяцев, и сейчас желал получить отдачу за этот благородный шанс.
- Руки убери. Обойдешься без Агаты. Деньги перечислю завтра утром. На этом, надеюсь, все.
Саммерс поднялся на ноги, усмехнулся и обошел стол, обратно на свое кожанное кресло, но на этот раз не садился, а по-царски положил руки на спинку кресла.
- Не все, Куинтон - спокойным, тяжелым голосом произнес мужчина.
Испанка занервничала. Если сейчас Гуидони пойдет на попятную, ей придется несладко. И спасаться придется двумя путями: отрабатывать долг, или бежать. Снова бежать. Надоело. Устала. Она бежала всю жизнь. От себя, от прошлого, от проблем, от мужчин, от семьи, от любви. Но иногда у нее не было другого выбора... Хотя "нет выбора" - это та ситуация, когда второй вариант тебя просто не устраивает.
- Агата останется здесь. Как залог того, что ты вернешься с деньгами, а не сбежите из страны. - а это уже камень в огород Тарантино и ее пропаже в срок 4 месяца. Да, небось люди Саммерса весь город прошерстили напару с Семьей.
Тарантино закусила губу, глянула на Куина и осторожно накрыла своей ладонью его руку. Не хватало еще, чтобы итальянец взбесился, подскочил, стал рвать и метать, и попытался набить морду Саммерсу. Это сулит еще большие проблемы.
- Куин. Все нормально. Я подожду тебя здесь - девушка старалась говорить мягко, чтобы, не дай боги, Гуидони не передумал, не оставил ее, не плюнул, не задался вопросом, а зачем он так рвет жопу ради нее. Она хотела, чтобы он поехал за деньгами и вернулся за ней.
Конечно, она уже была в долгу перед итальянцем. В еще одной долговой яме. Но ему террористка была обязана за заботу и за то, что не оставил в беде одну. Чтож, сегодня утром он благодарил ее за секс, и, если позволите, можно считать это неудачное продолжение расплатой. Она дала ему то, чего он желал, а теперь он помогал ей.
- Мои ребята подкинут тебя до ближайшего банка. Только наличные - повторил мужчина, улыбаясь. Да, он, безусловно, был в выигрыше. Наверняка Саммерс понимал, что испанка ничего ему не вернет, а тут, как по заказу, у девчонки появился защитник и покровитель, готовый взять на себя все ее долги. Агата это тоже понимала. И не хотела терять. Меркантильно, цинично, жадно - да. Но это жизнь. И печально, когда твоя жизнь измеряется в количестве зеленых купюр. Впрочем, Гуидони показал насколько внутренний мир человека может быть богат... ну, на черном рынке органов... .

+1

9

Я ощущаю, как ладонь Агаты ложится на мою. Я сжимаю ее руку, большим пальцем поглаживая ее запястье. Мне не хочется оставлять ее здесь, рядом с ним, но ведь как доказать ему, что мы не сбежим, а отдадим этот чертов лимон? Я чувствую, как во мне растет тот зверь, который мог покончить с этим Саммерсом в одну минуту. Хищник внутри меня хотел удушить его, прибить к чертовой матери, но я останавливал его, контролируя. Не нужно ярких вспышек ревности, Куинтон. Не нужно. Эта змея на шаг впереди и наверное ждет того, что я наброшусь на него, а затем прикончит Агату на моих глазах, а потом уже и меня... Нет, мало стоишь, Саммерс. Я еще не настолько глуп чтоб бросаться в огонь чувств, не следуя логике. Зная, что у меня больше нет выбора, как подчиниться указаниям этого мерзкого мужика, я улыбаюсь и говорю с самым невозмутимым видом:
- Твоя взяла, Саммерс. Миллион так миллион.
И, поднявшись с кресла, бросаю взгляд на Тарантино. Мое сердце отстукивает нервный ритм, как только я отпускаю теплую ладонь брюнетки. Не так должна была закончиться наша с ней ночь. Не так. А, в прочем, разве кого то это волнует? Разве есть справедливость в этом мире? Глупо, конечно, думать, что все после нашей с ней ночи могло встать на свои места. Нам предстоит бороться за счастье, ведь все мы люди - ничтожные существа. Все не так легко, как кажется.
Я покидаю кабинет Саммерса. Меня встречает Эндрю и ведет к машине. Шакалы, готовые лизать зад своему боссу. Ебанные идиоты, вам не надоело следовать дудке ненормального? Хотя да, чего это я? Я сам следуя указаниям семьи Торрели. Мне ли говорить об этом? Усмехаюсь, бросая взгляды на Эндрю, а затем смотрю в окно, наблюдая, как сменяются пейзажи. Сейчас во мне росла злость. Какого черта я не могу прибить вонючего подонка?
- Останови здесь.
Произношу грубо, выхожу из авто и направляюсь к банку. Ожидая, когда очередь дойдет до меня, я подхожу к кассе, произношу четкую сумму которую хочу получить наличными. Девушка улыбается, щелкает что-то по клавишам компьютера и отдает мне часть денег которые потребовал Саммерс. Я беру их, заворачиваю в конверт. Я не хотел снимать всю сумму со своего счета.
- Едем?
- Да.
Я нервничаю, смотря на время, а сам успокаиваю себя. Что он сейчас делает с ней? Главное чтоб и пальцем не прикоснуося, мразь.
- Подъехали.
Я спрыгиваю с салона и быстрыми шагами двигаюсь к лифту. Он поднимает меня на мой этаж, а затем я бегу к квартире, открываю дверь и иду к сейфу, вытаскивая оставшуюся часть зелененьких. Бросаю деньги в сумку, хватаю ее и спускаюсь к машине, сажусь на заднее сидение. Паренек лыбится, довольствуясь моим положением. Жаль, что я не захватил свой пистолет, которым мог пристрелить этих тварей.

Толкаю дверь и захожу в кабинет, останавливаюсь у стола и вываливаю на него миллион, перед этим расстегнув сумку. Саммерс сидел на своем кресле и, как только я выбросил зелененькие, он приблизился поближе к деньгам, пересчитав их, проверяя, не фальшивы ли они. Так и хочется сказать "подавись, собака", заодно тыкнув его мордой в эту кучу.

+1

10

Гуидони поднялся с кресла, провел рукой по плечу Агаты и вышел из кабинета. Девушка обернулась, успевая захватить взглядом спину Куинтона и закрывающуюся дверь. Поворачивать голову назад не хотелось, так как террористка знала, что перед ее глазами окажется Саммерс. И последний его знак внимания в ее сторону, Тарантино не понравился.
- Выпьешь что-нибудь? - в ответ, конечно, молчание.
- Обижаешься? - усмехается он, пытаясь достучаться до глухой девушки, которая не смотрит на него даже.
- Слушай, не беси меня - сквозь зубы проговорил мужчины, оказываясь возле кресла террористки, хватая ту за руки. Агата вздрогнула от неожиданности. Но она не боится его. Он слаб. У него есть только его деньги и власть. А без всего этого он голый. Поэтому Саммерс так хватается за все свои сокровища, пряча свою маску-личинку.
- Я не люблю, когда меня игнорируют. Ты посчитала, что сможешь надуть меня? Знаешь, мне кажется, ты еще не поняла в какой мир вляпалась - Саммерс начал учить жизни испанку, пристально смотря ей в глаза.
- У тебя изо рта воняет - хладнокровно произнесла брюнетка в ответ. Куин ушел и за сколько он управится было неизвестно. А значит сейчас можно было рассчитывать только на себя. Впрочем, как и всегда. А знаете, гораздо легче жить, когда ничего не о кого не ждешь. Ни подарков от судьбы, ни поблажек, ни мужа-бизнесмена. Ты просто живешь одним днем, зная, что если не ты, то кто же еще?

Эти 1,5 часа, что отсутствовал Гуидони показались Агате самыми нудными, трудными и тяжелыми. Чай, что предложил ей Саммерс был нещадно переслащен и отдавал каким-то странным привкусом. Пить его Та-Та не стала. Разговоры, что пытался завести бизнесмен не усваивались в голове девушки. Он так несвязно шевелил губами, причмокивая сигаретой, что большую часть времени Тарантино молчала, уткнувшись носом в кружку, хотя и не пила эту отвратительную жидкость.

- А вот и твое спасение. Скажи, думала уже, что он тебя кинул? - с ухмылкой спросил Саммерс, вставая с кресла и подходя к окну. Из машину вышел итальянец со спортивной сумкой и скрылся под козырьком дома. Саммерс снова вернулся на свое место, чтоб пафосно встретить мужчину.
Куинтон входит в кабинет, раскрывает молнию и со злостью вываливает ему кучу денег. Пачки падают на пол, к ногам испанки, она поджимает ноги под себя, смотря исподлобья на доллары, перевязанные красными резинками.
Я стою миллион долларов. Никогда не оценивала себя в стоимостном выражении.
Саммерс понял жест Гуидони, который без слов говорил "подавись". Но это только вызывало улыбку на лице бизнесмена. Он перебрал в руках несколько пачек, прикинул, подсчитал и, удовлетворенно, встал на ноги.
- С тобой приятно иметь дело. - протягивает руку для пожатия, но Куин не спешит ответить тем же. - Чтож... - с наигранным сожалением убирает ладонь и переводит взгляд на Тарантино.
- Если понадобятся еще деньги... - шутит мужчина.
- Хрен соси! - огрызается в ответ испанка, довольная тем, что ей можно больше не молчать и не сдерживать грязных слов по отношению к этой жадной акуле.
Саммерс поправляет прическу, словно не слышал оскорбительного выпада со стороны Тарантино, и кивает своим ребятам.
- Проводите их.

Джип, все с теми же двумя рэкетирами, возвращает их к дому испанки. Саммерс и его люди пожелали забрать тело умершего Брюса, чтоб похоронить и вернуть семье. Поэтому на 9й этаж они поднимаются все вместе, как и спускались.
Когда парни уехали, оставив только посреди гостиной черно-бордовую лужу крови, был уже поздний вечер. Агата закрыла дверь, хотя толку? Замок был сломан. И обернулась к Куинтону.
- Спасибо - благодарит девушка своего спасителя. Она полагает, что этого "спасибо" достаточно, чтобы возместить денежную потерю итальянца. Ну чтож, ее будет ждать сюрприз. А сейчас она очень устала.

Что с тобой?
Попробовать просто поспать, просто поесть.
Попробовать просто не воевать,
Оставить всю свою жесть

+1

11

О чем она думает? Я мысленно задавался таким вопросом, наблюдая за ней в тот момент, когда она брезгливо взглянув на деньги, что лежали на столе пачками, подтянула к себе ноги. Я не хотел чтоб она чувствовала себя проданной за миллион. Она не должна была даже думать об этом.
Сейчас мы были загнаны в угол, точнее, раньше, и не могли ничего поделать, как согласиться с ним.
Мы стали свободны от Саммерса в одну секунду. Тарантино посылает мужчину, а затем мы выходим из его пентхауса. Садимся в салон. Мне не хочется говорить ни о чем. Поэтому я молчал. Не хотел встречаться взглядом с ней. Я сам ощущал себя искупавшимся в грязи. И в который раз я понимаю, что мы будем каждый раз сталкиваться с такими людьми, как Саммерс и в конечном счете они нас убьют, выстрелив в голову. Такие люди, как он, выигрывают, выходя сухими из передряг. Шах и мат. И нет выхода. Просто наслаждайся тем, что есть у тебя сейчас, ведь завтра тебя может не стать. Грустно, ну а что поделаешь? Некуда бежать, как убеждаюсь я, произнеся эту фразу в мыслях.

- Я устал. - обнимаю испанку, утыкаясь носом в ее макушку. Мы вымыли место, где были оставлены следы от убитого, а еще прибрались в комнате. Жаль, пришлось распрощаться с такой красивой вазой. Всему есть конец. Даже этой незначительной вещи. Мы стояли посреди комнаты, удерживав друг друга в крепких объятиях. Мне не верится, что весь кошмар прошел. - Тебе нужно съехать с этой квартиры ко мне. На время. - добавляю я последнее предложение через короткую паузу. Только не говори мне, что не поедешь никуда. Я знаю, что ты сейчас скажешь. - Я прошу у тебя одно. Очень надеюсь, что ты не откажешь мне. А еще, - я отрываюсь от нее, внимательно посмотрев в карие глаза. - Я хочу знать правду. Что и как произошло. Это все, что ты скрыла от меня? Я должен знать. Как никак, в первую очередь я капореджиме и это входит в мою обязанность.
Кстати, не стоит забывать о своей работе и поручениях! Агата, пускай и не была моим солдатом, но она должна была оповестить хоть кого нибудь о приближавшейся опасности. Она, как всегда, хотела противостоять навалившимся проблемам одна. И она думала, что выиграет, выживет? Саммерс, если б в это утро не было меня, точно пристрелил бы ее... Я хмурюсь.
- А если б он тебя убил? Что скажешь на это?

+1

12

Убирать кровавую лужу с пола было отвратительно. Сначала потребовалась куча бумажных полотенец, чтоб впитать кровь, но и после, вооружившись шваброй, тряпка оставляла разводы на полу. Казалось, эту багровую массу нечем не убрать. Провозились они с Куином около часа, собирая также осколки вазы и поваленный на пол торшер. А после пришлось отмывать руки – Агата сердито терла мочалкой свои пальцы, но под ногтями все равно оставались частички мертвого Брюса. Мерзко.
Вернувшись в комнату, террористка встретилась взглядом с итальянцем, припадая к нему в объятия. Он о чем-то говорит, щекочет безмолвными словами ее волосы и ухо. Тарантино молчалива. Она не хотела думать и снова переживать происходящее, не хотела оценивать стоимость своей свободы и насколько Гуидони обеднел. Нет, если и существует время, когда можно вспомнить о Семье, то сейчас это был именно такой момент.
- Я хочу знать правду. Что и как произошло. Это все, что ты скрыла от меня? Я должен знать. Как никак, в первую очередь я капореджиме и это входит в мою обязанность. – читает испанка по губам, когда Куинтон чуть отдаляется от нее, чтобы посмотреть уставшими глазами в ее темную бездну.
- Это все – кивает Агата. Она сейчас не станет протестовать, говорить, что это не его дело, нет, слишком устала. Не станет и говорить правду, а именно давнишние проблемы с террористической группировкой – просто это были ее проблемы, а в Семью их нести не хотелось. Тарантино всегда старалась показать себя достойным членом мафии, человеком преданным, верным, той, кто не вызывает сложностей и о ком не надо заботиться и брать его головную боль.
- А если б он тебя убил? Что скажешь на это? – ну а что сказать? Террористка с удивлением смотрела на итальянца, словно ответ был здесь очевиден.
- Ну, одним бы плохим человеком на земле стало меньше – пожала брюнетка плечами. Агата не боялась смерти, иногда девушка даже безрассудно шла в пекло. Немного добавило ей разума и прибавило осторожности, когда рядом был сын – тогда было о ком заботиться, тогда возникала мысль «я обещала ему вернуться сегодня домой». Ну, а сейчас… ей снова не для кого было жить. Хотя и к смерти она не стремилась, и все же…

Через пол часа Куинтон убедил Агату в том, чтобы она собрала вещи и поехала к нему. Хотя бы на то время, пока ей не поставят новые двери, которые будет не так просто вышибить.
- Окей. Это на время - соглашается с ним, выключая свет в квартире и выходя из дома вслед за Гуидони, держа в руках коробку с маленьким ежиком.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мои враги уже не умещаются в этом городе