Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Урок первый. Ожидание бывает, порой, лучшим стимулом.


Урок первый. Ожидание бывает, порой, лучшим стимулом.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Niall Reiner, Amadei Leoni
Место:  Леони-плаза, личное крыло Амадеи
Погодные условия: тепло
О флештайме:
Найл уже неделю живет у Меди, но она еще не требовала от него секса, хотя барабаны куплены, и учитель есть, и парень сам готов... почти.  И тогда нетерпеливый и любознательный парень решает сам прийти в ее спальню...

0

2

Внешний вид

http://www.wallpaperpimper.com/wallpaper/Female_Celebrity/Heidi_Klum/Heidi-Klum-Red-Lingerie-1-1024x768.jpg

Усталость ломит виски. Совсем немного, но ощущения не приятные. Отхожу к окну, и открываю его нараспашку - жарко. То, что в других местах принято называть летом, у нас напоминает Ад. Низкая влажность - и как следствие, почти пустынная жара при вполне сносных температурах. При чем, в отличие от пустыни - ночью тоже очень жарко, и сейчас, пожалуй, лучше было бы не смотреть  в окно, открывая его, а пытаться спастись кондиционером, которыми полностью оборудован дом. Интересно, кролик спит? - глупо улыбаюсь, глядя на свое отражение в стекле. С того поцелуя в кабинете, у нас больше ничего не произошло. Как? А вот так - я с удовольствием насладилась его поцелуем, показала ему его комнаты, дала шофера съездить за вещами, и словно забыла о том, что хотела от него, выполняя лишь свои обязательства по нашему "договору". Держу дистанцию - он ночует в своей комнате,  и еще ни разу я не проверила, что же он из себя представляет как мужчина. Что  в принципе совершенно не мешает мне спокойно ходить перед ним в белье и в купальниках - даже ради него не стану менять свои привычки - если уж охрана больше не краснеет и не всматривается - кролик тем более привыкнет.
Пришлось только обновить звукоизоляцию подвала - после того, как там поставили его барабаны, работать в доме было практически невозможно. Вот уж истина - если ненавидишь друзей, подари их ребенку барабан! Хотя надо сказать, наставник сказал, что  у парня есть неплохие шансы, если он не будет ленится. А ленится он  постоянно, что мне совершенно не нравится - наверное я слишком привыкла к тому, что постоянно работаю, и только так обеспечиваю себя и свои предприятия.  Что даже развлекаться порой приходиться, с прицелом на дальнейшую работу по расширению - клиентской базы или, может быть, сфер влияния. А кролик ленивый и смешной - за что уже разок схлопотал по затылку. И все.
Сама не знаю, чего добиваюсь, давая ему время размыслить, стоит ли ему вообще что-то делать. Или как ему это делать. Не буду помогать - до поцелуя как то дошел сам, вот теперь пусть покрутиться, думая, почему его не берут в постель. Или он надеется,что его будут ублажать? Ну уж нет, это мое право, и если не начнет шевелится... Громко хлопнуло окно за спиной - оборачиваюсь, и тушу сигарету. В принципе, я уже пробовала заснуть, но мне слишком душно, потому и открыла окна - на сквозняке шансов уснуть гораздо больше. Поправляю волосы, и сбрызгиваю пальцы специальным гелем - чтобы не пахли табаком. Зеваю...
Сон приходит не так быстро как хотелось бы, неспешный, на мягких лапах и с острыми зубками - эдакое воплощение детских кошмаров. Правда что  детского в том, что я пытаюсь поймать сачком маленького Найла, или в сером бесконечном пейзаже моего сна? Не знаю.

+1

3

внешний вид.

Верчусь на стуле, забросив взгляд на потолок и держа в руках новые гладкие барабанные палочки. Раньше, а точнее ровно неделю назад, я коротал ночное время, развлекая себя видеоиграми и попкорном, потому как мой режим дня все еще подчинялся родному часовому поясу. Теперь моим любимым занятием по вечерам было торчать в подвале, где я барабанил без устали почти до рассвета, после чего плелся в специально отведенную для меня Амадеей спальную комнату и моментально отрубался. Сегодня же меня не тянуло на мягкую удобную подушку, поэтому я лениво, но с нужным мне ритмом, постукивал по звонким тарелкам – мой личный учитель продемонстрировал мне перед ужином новый прием, который я хотел отработать. Я был просто в восторге и от подарка, и от сэнсэя – этот потрясный мужик - истинный мастер своего дела, и я хотел бы научиться играть так же круто, как и он сам. Да и человек он хороший, энергичный, задорный такой, что тоже немаловажно – я прямо прикипел к нему душой всего за пару дней, и каждый урок был для меня в радость, как и, в принципе, все времяпровождение в доме Амадеи. Почти обвыкся с огромной кроватью и просторными комнатами – к хорошему быстро привыкаешь. А вот на поведение девушки с невыносимо прекрасной фигурой мне пока не удается смотреть спокойно – ходит по дому почти в чем мать родила! Ее будто не волнует, что охранники вплотную пялятся на ее пышные формы – я то по крайней мере стараюсь отводить глаза, а ее это, видимо, забавляет. Да уж, безумно забавно не только просыпаться со стояком, но еще и не расставаться с ним на протяжении всего дня! Но я справляюсь. Пока.
Безумно жарко. Не помню, чтобы какое то лето было таким же до невозможности душным, как в этом году. Или я просто не знаю природу США? Жадно высасываю ледяную воду из бутылки и, поставив ее на место, закидываю руки за спину, стягивая с себя влажную майку. Наверное, Амадея уже давно уснула - у нее был трудный день, и я даже пытался сегодня быть более тихим и особенно не вертелся под ногами. Я успел соскучиться, потому как во мне просыпалась неконтролируемая необходимость видеть ее, знать, что она рядом, чувствовать ее прикосновения. Я всю неделю думал о нашей договоренности, и она честно выполнила все обещания, данные мне, тогда как я за все это время не сделал для нее почти ничего. И что еще больше меня терзало – не было даже намеков, не было разговоров об этом, ничего такого, что дало бы мне шанс исправиться. И, кажется, теперь я хотел сделать это не по какому то там расчету.. я влюбился.
Поднимаюсь к ее спальне, забыв натянуть майку обратно. Ну и ладно, ей то перед всеми можно голой попой вертеть с утра до вечера, а мне в одних штанах нельзя по дому пройтись, когда все спят? Дверь открыта, поэтому осторожно и не спеша ступаю по теплому полу, боясь ее разбудить, и заглядываю в комнату. Я ни разу здесь еще не был, но в темноте, кроме как обобщенно, ничего не разглядеть. Скидываю кеды у порога и подхожу к ее широкой просторной кровати, постепенно привыкая к темноте, приобретая возможность рассмотреть девушку. Ее тело чуть прикрыто легким покрывалом, а все самое сокровенное облачено в кружевное белье.
- Амадея, ты спишь? – чуть слышно шепчу я, вглядываясь в ее черты лица. Не услышав ответа, решаю обойти кровать и ложусь возле нее. Если что, в свое оправдание могу сказать, что мне приснился дурной сон и спать одному теперь не вариант. Придвигаюсь к ней ближе, заинтересованно осматривая, пока она не видит. Так даже не стыдно.

+1

4

То. что  я сплю еще ничего не значит. Годы бесконечной работы, заставили меня научится спать чутко и одновременно не просыпаться резко, вскакивая и выдавая то, что я уже не сплю. Дыхание все еще размеренное, веки не дрожат, порой даже сердце бьется ровно - но сна уже нет, это пару раз спасало мне жизнь в период становления моего банка.  Чувствую шаги. но почти сразу снова погружаюсь  в полудрему - шаги кролика я уже давно узнаю еще до того, как увижу его. Мысленно ухмыляюсь - похоже мальчик таки дозрел заглянуть в мою спальню, пусть пока я еще сплю. Это уже большой шаг вперед. Не хочу его ни к чему принуждать - в сексе не должно быть принуждения, ну разве что по взаимной договоренности, и для взаимного удовольствия.
Чувствую  его взгляд на своем теле - интересно, что бы он сделал если бы я сегодня спала, как чаще всего сплю обычно - обнаженная и с партнером в обнимку - его появление в доме поменяло немногое, и телохранителей из постели никто не выгонял - просто день был очень тяжелым, и я предпочла сон постельным играм. Интересно, это совпадение, что именно сегодня кролик ко мне пришел, или он знает о том, что я провожу ночи не одна, и пришел, когда была возможность застать меня без любовника. Продолжаю лежать не шевелясь, и не отвечаю на его вопрос - я уже не сплю, но это не значит, что буду что-то делать сразу. Наоборот, не хочу его спугнуть, а потому, жду его дальнейших действий.
Чуть прогибается кровать, и рядом ощущаю тепло его тела. По коже бегут мурашки, а на бедре ощущаются кончики пальцев - похоже мальчик решил изучить предмет своего интереса. А интерес его невозможно не заметить днем, даже при всей его любви к широким штанам, даже по тому, как он краснеет и стремительно отводит глаза, стоит мне появится в купальнике или в белье. Ладно, совсем в белье я естественно не рассекаю по дому, но короткие и легкие халатики, обтягивающие сарафаны или короткие топы с шортами - самое то, в конце-концов в городе жарко.
Чувствую как он несмело касается края кружева на бедре, словно собираясь снять его или задрать и против воли замираю - где-то внизу живота начинает разгораться легкий пожар. От кролика пахнет сладкими конфетами и чем-то юношеским, непонятным, свойственным только таким как он.  Тихо выдыхаю, чувствуя как соски стали чувствительными и напряглись.

+1

5

И откуда во мне такое ярое желание познакомиться с ней настолько близко? По всем уже давно придуманным мною правилам, отношения между людьми должны развиваться медленно, постепенно перерастая во что то большее, потому как я всегда был за правильность в этом деле. У нас же не было и половины выдуманных пунктов – я, сам того не подозревая, успел скакнуть почти в самый конец списка. Да, Найлер, то сверлишь пальцем дырку в столе от застенчивости, то напролом идешь посреди ночи к спящей красавице в спальню, запрыгивая к ней в постель. И я нормальный.
Не хотел ее будить, но меня сходу завел один только вид ее яркого нижнего белья и, раз уж представилась такая возможность, почему бы и не разглядеть всю его красоту вблизи? В конце концов, что я такого запретного совершаю? Только взгляну одним глазом, думаю, Амадея была бы не против такой небольшой вольности с моей стороны. Осторожно нависаю над ней, стараясь предотвратить попытки кровати заскрипеть или зашуршать одеялом, и слегка дотрагиваюсь пальцами до ее обнаженной гладкой кожи бедра, плавно поднимаясь все ближе к белью и, на мгновение, замираю. Что я такое творю? Где я могу наскрести хоть каплю разума, потому как, чувствую, остатки своего я успешно растерял по дороге? Смотрю на нее: она вроде бы и спит, и одновременно чувствует, что к ней кто то притрагивается, естественно реагируя. Быть может, это притворство? Слегка улыбаюсь и хочу подтвердить свою догадку, продолжая вести руку все дальше вверх, постепенно задирая покрывающую ее бедра ткань. Вот это да.. Вновь замираю, стараясь уловить ее движения и будто желая услышать ритм биения ее сердца. А дышит то неровно, это придает мне нужной уверенности и я, медленно скользя ладонью к внутренней стороне бедра, пододвигаюсь к ней вплотную. Вот только я и думать забыл о том, что из штанов все выпирает, поэтому резко отодвинул задницу подальше, будто ошпарившись о ее ягодицы, таким образом оставшись с Амадеей только напряженным торсом. Убираю с ее румяного лица блондинистые длинные волосы и смело касаюсь чуть влажными губами ее шеи. А напряжение заметно нарастает, и мне так и хочется снять с себя невыносимо мешающую одежду. Но нет, может, мне лучше убрать руки и занять их чем-нибудь другим, к примеру, вернуться в подвал и выплеснуть накопившуюся энергию там, с полной отдачей стуча по барабанам? Я не знал, куда мне податься, и все равно продолжал осыпать девушку жадными поцелуями, не убирая руки с бедра, слегка его поглаживая и двигаясь все выше к заветному месту. Кажется, она уже давно перестала наслаждаться просмотром сновидений, полностью переключившись на реально происходящие события. И кто бы мог подумать, что я так могу?

+1

6

Чуть вздрагиваю, ощущая как скользит по коже кружево белья, вызывая острые ощущения между ног, куда его руке остается совсем ничего, чтобы добраться.  В его прикосновениях чувствуется страх и неопытность, но смелости ему хватило даже на наглость. Во всяком случае мне резко стало жарко, и сердце забилось быстрее, когда его губы коснулись моей шеи, и градом осыпались поцелуи на быстро нагревающуюся кожу. С трудом выдыхаю, чувствуя как он прижимается ко мне на миг, демонстрируя нефиговую эрекцию. И тут же запуганно отстраняет нижнюю часть тела, словно боится, что его ее лишать за такую вольность. Жарко...
Начинаю ерзать и открываю глаза - теперь если он и захочет сбежать, то это уже вряд ли. Так легко я его не отпущу, хотя с моей стороны о чувствах, кроме чувства собственности, говорить не приходится. Я воспринимаю его исключительно как хрупкую и дорогую игрушку. Но ему об этом знать совершенно не обязательно. 
Вздрагиваю, даже чуть наигранно вздыхаю, и перехватываю его ладонь у себя на бедре, перемещаю ее на красное кружево между ног. где уже слишком горячо и влажно.  Чувствую собственное тепло, через его пальцы и пульсацию возбужденного тела с ритмом сердца. Чувствую, что еще немного - и сама на него брошусь, слишком искренен он в своем поведении, слишком заводит его наивность.
Его пальцы дрожат в нерешительности, и розгадка, давно висевшая в воздухе, внезапно становится окончательно сформировавшейся.
- У тебя не было женщины? - и хотя это вопрос, звучит он скорее как утверждение. Я не поворачиваюсь, и не смотрю на него, не собираясь ни в чем обвинять. Просто хочу что бы он сказал правду и признал ее без экивоков. Это все-таки крайне важно. Ведь если я права, нам фактически придется начинать все сначала, и "программа" должна быть совсем другой.
Его рука замирает под моими пальцами, и он тоже застывает как загнанный зверек - словно боится, что я сейчас ударю его, если он заговорит или ответит на мой вопрос. Терпеливо жду. Хочу получить ответ на свой вопрос, до того как физически обнаружу его девственность. Естественно, никто не собирается у него искать плеву, но поведение в постели очень многое может сказать об опыте человека, а для меня это тем более не трудно, учитывая мой интимный опыт.

+1

7

А, спящая красавица окончательно пробудилась, пусть и не сразу после первого поцелуя. Только после того, как ее пышные темные ресницы распахнулись, я осознал, что лишил ее возможности как следует выспаться. Она ведь постоянно в работе, ей буквально некогда расслабиться, а тут еще я со своими выпирающими наружу чувствами.. а зачем, спрашивается, разваливаться на шелковых простынях в таком сексуальном виде? Ты все-таки спать собралась или давно званых гостей встречать вроде мальчиков по вызову? Сама виновата, терзаешь тут душу своими «не специальными» выходками.
Невольно сглатываю, зажмуривая глаза, и перестаю дышать, когда она сама берет мою руку и прикладывает к запретной точке. Кажется, что я опустил пальцы в раскаленное масло на разогретой до предела сковородке. Нереальные ощущения, но я не могу пошевелиться, полностью оробев и теряясь в догадках, что же делать дальше.
Как грянувшую с ясного неба молнию вдруг слышу вопрос, которого я так боялся. Я растерянно захлопал ресницами, зрачки заметались из стороны в сторону и, кажется, в данный момент я полностью потерял дар речи. В горле мгновенно пересохло, в комнате, казалось, стало еще жарче, и я задумался: стоит ли говорить правду? Что вдруг, если ее не устроит мое совершенное неумение? Можно ли считать меня хоть немного опытным, если я с юношеского возраста любил посматривать на все запретное, включая фильмы и фото в глянцевых журналах с долей эротики и порнографии? Да кого я обманываю, даже самому смешно представить, что стесняшка-Найлер уже взрослый. Собираюсь с мыслями, облизывая губы и укладывая лихорадочно трясущиеся руки на постель.
- Нет, - выдыхаю, произнеся слово так, будто сам только что узнал это и разочаровался в себе, и опускаю глаза на скользкую ткань под собой.  – Это ужасно, да? – ожидаю не самого лучшего ответа, в мыслях ругая себя за свою глупую дерзость, которая никогда не приводила меня ни к чему хорошему. Может, мне не стоило терять голову и позориться.
Откидываюсь на спину, заключая руки в замок на своем животе, и тяжело вздыхаю, получив невероятную возможность полностью заполнить легкие ее сладким, манящим и даже несколько возбуждающим запахом, уже и не зная, чего ожидать.

+1

8

Стесняется, боится и вообще повел себя как-то очень зажато и скромно, словно испугался, что его тут же поставят раком и лишат девственности. Анально. Усмехаюсь  и резко разворачиваюсь на постели, нависая над ним сверху и прижимаясь нижней частью тела к нему, и удерживая себя на руках над ним.
- О да, это просто ужасно... - Черт, слишком хорошо чувствую его возбуждение, ощущение, что он просто сейчас пробьет мне бедро своим каменным стояком. Выдыхаю, чувствуя как возбуждение постепенно снова начинает охватывать тело. Седлаю его, садясь чуть ниже, чем выпирает горб на широких штанах, фиксируя собой его ноги.  Несколько секунд ухмыляюсь, а затем дотягиваюсь до тумбочки и включаю слабый свет. Хочу чтобы он  меня видел, раз уж лишил сна на эту ночь. - Что ты знаешь о женском теле? - Улыбаюсь, задавая вопрос, и желаю как не странно, получить на него прямой и откровенный ответ. Как и та откровенность, с которой я не спешно, снимаю лямки красного топа, в котором спала и опускаю его до талии, обнажая грудь, с бесстыдно торчащими сосками - сам виноват, завел, пусть теперь любуется. Слышу ответ, пусть  и не слишком связный - он то судорожно пытается отвести глаза, то не может перестать пялится. Но это лишь начало подобного обучения - впрочем я сама об этом знаю только  в теории. До этого у меня были только опытные любовники, и сама не понимаю что меня так потянуло на крольчатинку.
- Не отводи взгляд. - Не спеша обвожу кончиками пальцев отвердевший ореол, и беру его руку, касаясь его пальцами своей груди. - Чувствительность здесь немного уступает чувствительности паха, но если ласкать  с умом - можно обойтись и без полного совокупления. - Умолкаю, вижу что парень красный как мое белье, и судорожно пытается справится с собственным возбуждением. Даю ему еще пару минут, как раз за них успею раздразнить. Касаюсь второй рукой его груди, чуть лаская ее, и сжимая пальчиками сосок, чуть дразнясь ногтями, но не причиняя существенной боли.  Это странная одновременная ласка заводит безумно, хочется стянуть к черту его штаны и впустить  в себя то, что так стойко маячит перед моим животом - но это испортит всю игру.

+1

9

Ох черт.. Чуть привстаю на локтях от неожиданности и резко набираю носом максимальное количество кислорода, когда девушка внезапно забирается на меня, прислоняясь, почти усаживаясь на гудящий низ живота. Кажется, сердце сейчас вырвется из моей груди или взорвется прямо внутри. Она сползает как игривая кошка, нарочно или нет, хрен поймет, но задевает самую эрогенную зону, от чего мои руки ослабли на секунду, и я, судорожно вздохнув, шлепнул головой обратно на подушку. Зажмуриваю веки, чуть отворачиваясь от неяркой, но слегка раздражающей глаза лампы, и замираю, пытаясь вникнуть в смысл нового провокационного вопроса и сконцентрироваться на ответе в момент, когда Амадея начала медленно стягивать с себя кружевной топ. И тут потекли слюни. A Dhia, что она делает со мной.. Главное не кончить раньше времени.
- Н-ну.. ам. На самом деле.. немного, - все, что мне удалось из себя выдавить. Столько стараний ради пары ни коим образом не контачащих между собой слов я в жизни не прикладывал! Неужели она не заметила, как я заглотил язык еще во время ее чуткого прикосновения к и без того взволнованному инструменту? Не знаю, куда себя деть, но все равно таращу на ее обнаженную грудь свои голубые стеклянные блестяшки, чувствуя, как лицо, да и все тело, обжигает незримый огонь, и мой юношеский пыл возрос в разы. Пытаюсь не смотреть, но она велит делать обратное. И я подчиняюсь, ощущая непривычное, но довольно приятное чувство при доминировании девушки над собой. Никогда прежде не замечал за собой, что мне это нравится. Все же, ни одна женщина не указывала мне, что и как делать, ведь я рос без матери, да и подругам не давал особо командовать – лидерство всегда было за мной.
Не без доли стеснения, но уже вполне дозрев и смирившись с ситуацией, под ее контролем дотрагиваюсь до ее груди и, вполне решительно исследуя ее пальцами, сжимаю ранее не достижимую для себя часть женского тела. Вдруг чувствую новый приток возбуждения с ее прикосновением к моему соску, что вызывает во мне ответное действие. Сжимаю ее грудь обоими руками, большими пальцами раздражая затвердевшие кончики. Игрушки любишь, значит? А как тебе вот это.. Чувствуя, что предел моего сдерживания совсем скоро, резко притягиваю Амадею к себе, крепко обхватив ее спину рукой так, что она не сможет податься назад или вырваться, и страстно целую ее сочные алые губы, не выпуская груди из второй руки. С особой силой прижимаю девушку к своему жаркому торсу, на мгновение уловив ее нежную хрупкость, и вплотную прилегаю давно готовым инструментом к ее животу, на этот раз уже осознанно, пусть и нагло, подстрекая к логическому продолжению.

0

10

Дышу, хрипло втягивая ставший слишком тяжелым воздух. Его внезапно открывшаяся открывшуюся сексуальность. Это одновременно и забавно и создает проблемы. Мне хотелось бы обучать его по своей программе, а не поддаваться, тому, что он сделает по своей юношеской запальчивости.
Чувствую его всем телом, дрожу, жадно отвечаю на его поцелуй, буквально впиваясь вампиром в его губы. Хочу его
безумно, тем более, что размеры его «инструмента» смущают даже меня. Впрочем, это секундное смущение. Я
прекрасно с ним справляюсь, уже не теряя головы, хотя низ живота уже словно в лаве, а на красном кружеве явно проступает влага.
Мягко завершаю поцелуй, отстраняясь ровно настолько, чтобы он мог услышать меня.
- Нет, Найл. – Реакции никакой, он слишком увлечен мучительным изучением моего тела, а в расфокусированных голубых глазах, вижу только безумное желание, и страсть, которая, кажется поглотила его разум
черной лавиной.
- Нет. – Хлесткий удар по лицу, чтобы завершить эту неудавшуюся игру. Выгибаю спину и сильным движением
освобождаюсь из его объятий. Прижимаю его шею рукой, заставляя выгибаться, но не давая доступа к своему телу.
- Сейчас ты идешь в ванну, и кончаешь там. И возвращаешься сюда – продолжать урок. – Решение жестокое, и я это слишком хорошо понимаю, но остановить его иным способом пока не могу. Если сейчас ему дать власть - потом он просто не слезет с моей шеи, а потому лучше сразу ставить его на место. Главное, чтобы импотентом не стал.

Отредактировано Amadei Leoni (2013-08-06 00:19:24)

+1

11

И тут удар. Будто очухавшись ото сна, ошарашено прикладываю руку к только что будто ошпаренной кипятком щеке, по которой все еще гуляли колкие иглы, оттягивая момент прохождения боли. На глаза чуть слеза не проступила – я то думал, все идет более чем нормально, уже и окончание процесса себе с фейерверками в уме нарисовал. Амадея вырвалась на свободу из моей хватки, подобно томившейся в неволе дикой лошадки, и вслед за больным хлопком незамедлительно последовала рука, достаточно хорошо зажавшая мою шею, отчего я, будто по команде, хлопнул руками на кровать, зажав в пальцах льняную ткань, и подался вперед грудью. Не успел я вернуть свою привычную во всех делах позицию лидера, как она меня тут же обыграла, показав, кто в спальне главный. Доминирование кем то над тобой – не всегда приятное чувство, как оказалось.
- Что? Но почему? – сверлю ее жалким безнадежным взглядом, почти таким же, как у всемирно известного умилительного кота, ожидая страшного выговора или упрека. Но услышать такой ответ я никак не ожидал. Для меня это буквально был удар ниже пояса. Кончать одному?! Ужасно оскорбительно. У меня в жизни было много проколов и наиглупейших моментов, но такого даже присниться не могло.
- Ладно, госпожа! – обиженно выпалил я, устремив недовольный взгляд на ее почти каменное, невозмутимое лицо. Я не хотел ее обидеть, но переполнявшие меня эмоции взяли верх. Дождавшись, когда она ослабит хватку, я, чувствуя себя крайне униженным, состряпал лицо избалованного ребенка, который не получил безумно желаемой дорогой сладости, вскочил с кровати и покинул спальню, сгорая от внезапно нахлынувшей ненависти. Быстро добравшись до ванной, я разгоряченно хлопнул дверью, прижавшись к ней спиной и постепенно съехав на пол, осев на корточки. Что я сделал не так? Что ее, мать твою, не устроило?! Я, поддавшись эмоциям на минуту, возненавидел себя и начал колотить кулаками напольную плитку, пока на них не выступила кровь. Как говорится, хочешь убрать боль душевную, заглуши ее физической. Опускаю голову, вцепившись в волосы, и закрываю глаза, чувствуя, как гнев меня отпускает. Действительно, глупая идея. И на что я рассчитывал?
Тем не менее, мне пришлось заняться онанизмом, как бы унизительно и мерзко это не было – напор был такой, что оставлять все это внутри было просто нереально. Приведя себя в порядок, я долго думал – стоит ли возвращаться?
- Ваши указания выполнены, - облокачиваюсь плечом на стену возле двери, все еще обиженно надув губы.

+1

12

Как только он уходит в ванну, опускаюсь на спину и прикрываю глаза, запуская руку под красное кружево - это мучительно, но меня не настолько оскорбляет необходимость самоудовлетворения, как его. Пальцы словно играют на влажных складках, и с трудом сдерживаю стон, когда накрывает. Кружевные шортики летят в сторону, иду в малую ванну, и привожу себя в порядок - не хватало еще, что бы кролик что-то понял. Ему полезно почувствовать себя униженным. Провожу расческой по волосам, и, накинув короткий халат-кимоно на обнаженное тело, подвязываю немудреный пояс и выхожу в комнату. Как раз за пару мгновений до возвращения кролика.
У него жутко обиженный вид, и похоже даже достижение оргазма не сделало его более довольным. Впрочем, я бы тоже злилась, он ведь наверное готовился, ожидал что сегодня его таки сделают мужчиной, но в мои планы это не входит.
- И что стоим? - Опираюсь о подоконник, и внимательно рассматриваю его как занимательную игрушку. - Брюки на стул и на постель. - Наблюдаю как он неохотно выполняет приказ. Онанизм ему явно удался, во всяком случае под снятыми брюками эрекция была едва заметной и слабой. - Запомни, ты в моей постели, а значит играешь по моим правилам.  Во-первых, чтобы не происходило, мое "нет" - означает только нет. И это строжайший запрет на что либо. Во-вторых если ты что-то не понимаешь, не знаешь, боишься или не хочешь делать - говори сразу, я не телепат и не мыслечтец, не могу понимать по твоим глазам, что ты хочешь. - Подхожу к постели, но не сажусь,  а лишь слегка наклоняюсь, накрывая пальцами стремительно увеличивающийся бугор под бельем.  Мне нравится ощущать его жар под пальцами. - В-третьих - ты всегда уходишь спать  в свою спальню сразу после секса. - Чуть сжимаю пальцы, слегка царапая кожицу через ткань. - Чего ты хочешь, conejo...?

Отредактировано Amadei Leoni (2013-08-06 00:36:44)

+1

13

Я не собирался скрывать свое недовольство – где это видано, чтобы с мужиками так обращались? Мне что то мало верится, что США и Ирландия имеют какие то коренные различия в этом вопросе, мужик – он везде мужик, и он всюду должен главенствовать. А я чем от остальных отличаюсь? Нашла послушного мальчика, думает, сейчас вокруг нее по команде бегать буду? Как же. По ее «вежливому приглашению» неспешно прохожу в комнату, скрестив руки на груди и исподлобья смотря ей в глаза. Переоделась. Это такой намек на то, что я ее ни капли не разогрел, согреться решила? А мне значит раздеваться? Сдерживая рвущееся наружу недовольство, послушно стягиваю штаны и сажусь на кровать, постепенно опускаясь на локти. Вот черт, а я ведь реально не могу сопротивляться. Чувствую некую расслабленность после самоудовлетворения, но когда тут перед тобой щеголяют в коротеньких халатиках, да еще и именно эта девушка, невольно снова начинаешь желать этого. А казалось успокоился, смирился, перехотелось. А вот это уже серьезно не смешно, начала ставить рамки. Ненавижу ограничения.
- Может тогда пройдем на мою постель, в мою спальню, где нет этих дурацких правил? – я терпеть не могу никаких запретов и обычно делаю все наоборот – что запрещено, то дозволено. И почему она держит меня на расстоянии? Получается, я не буду с ней спать, в буквальном смысле? Это меня слегка огорчило, ведь в глубине души я таил надежду, что между нами в будущем может быть что то большее, чем скорые поцелуи и зажимки. Я чуть слышно зашипел от несущественной, но довольно неприятной боли от царапок львицы, которой это явно было по нраву. Что это блин еще за игра такая?
- Чего я хочу? Мне кажется, я без слов ясно дал понять чего я хочу, - выпускаю воздух из надутых щек, пытаясь совладать с вызывающими новую эрекцию действиями Амадеи. - А ты? Ты же, насколько я помню, именно этого хотела от меня. Или я ошибаюсь? – секундное молчание. – Ты вроде бы хотела продолжать урок. А может нам стоит начать с лекций - распишем все подробно в тетради, объяснишь мне чего и куда нужно совать, вдруг я не знаю? – во мне говорила обида. И еще я слишком долго молчал и терпел.

+1

14

Пожимаю плечами, продолжая несколько лениво играть его телом. Вот уж точно, кошка мартовская, как любил называть меня один из моих любовников. Мне нравится наблюдать за тем, как его член наполняется силой и увеличивается, натягивая плотную ткань белья. Это зрелище завораживает. Ухмыляюсь на его обиженный тон и выговор мне - мальчика я обидела, похоже, очень серьезно.
- А ты знаешь, что  и куда надо совать? - Приподнимаю бровь, забираясь на кровать, и тяну поясок халата - тонкая ткань легко соскальзывает с тела, оставляя на нем только тонкую полосу черных трусиков. Наклоняюсь  к Найлу, долго и проникновенно глядя ему в глаза. - Или может тебе, мой повелитель, сделать минет, чтобы ты почувствовал себя менее обиженным?  - Выгибаюсь, и удобнее сажусь на постели, чтобы видеть парня, касаться его паха, позволять ему видеть меня обнаженной, но не давать сделать ничего кроме дурацкого разговора. - Ты принял поставленные мной условия, и будь добр, исполнять их... - перехватываю его лицо в острые тиски тонких пальцев - и зло смотрю  в его глаза.  Он должен наконец понять, что ни о каких играх уже не идет речь. - Или хочешь сказать, что не понимал, что делаешь?  - Касаюсь его губ поцелуем, и почти сразу перевожу губы с губ на щеку, скулу, заставляя его прижиматься к моей груди лицом.
-Или ты можешь меня удивить, не заводя конспектов? - Рука откровенно проникает в его белье, захватывая в плен пальцев еще слегка вялый орган, второй же заставляю его проникнут  в мои трусики, и почувствовать насколько там все жарко  и влажно - возбуждение охватывает мгновенно. Но он снова трусит, снова не делает ничего как только я оставляю его руку у своего лона - словно просто не знает что  с этим делать.  А после и вовсе пытается освободить конечность от плена темной ткани.
- Если ты не можешь удовлетворить меня даже рукой, как ты собираешься сделать это членом? - Я уже откровенно завожу его рукой, умело дразня восстающий в пальцах орган и понимая, что  еще немного и его снова придется отправлять  в ванную.

+1

15

Ох и зря же я, наверное, так разгорячился – пронеслось в моей голове, когда шелковая ткань, некогда скрывавшая прелести девушки, нежно сползла вниз, вновь предоставив мне возможность увидеть ее, пустить слюну и невольно напрячься всем телом. И почему я умею только трепать языком, а на деле не в силах выдать ничего того, что слишком ясно рисуется воображением? Повелитель. Смеется, нагло дразнит меня, а я, подумав о предложенном, кажется, уже успел пару раз удовлетвориться в уме. Но почему бы и нет, черт возьми? Хочу ответить на каждую услышанную от нее фразу, но то не могу отойти от откровенных мыслей, то она сама мешает мне открыть рот, затыкая его весьма приятным способом. Закрываю глаза, получая удовольствие от каждого поцелуя, от каждого ее прикосновения ко мне. И вдруг чувствую, как ее шальная ручка пробирается к моему члену. Дьявол, какого.. Откидываюсь назад и напрягаю ягодицы, чуть подаваясь тазом вперед, ощущая каждой клеткой организма, как она его ласкает. В эту минуту я, кажется, забыл даже, как меня зовут – нереально выносящие ощущения, не сравнимые абсолютно ни с чем. Заставляет меня сделать то же самое, но я, забравшись к ней в трусики, совершенно потерялся и озадаченно выпучил на нее глаза. Мне то казалось, это проще простого! Ее последняя фраза крайне задела меня, подтолкнув к решительным действиям. Вторая попытка – еще не пытка. Плотно прилегаю кистью к ее мокрой промежности, и начинаю не спеша ласкать ее в ответ, таким образом изучая, и постепенно ускоряю темп, иногда раздражая только ее клитор. Не хило возбуждаюсь, осознавая, что впервые ее липкая сырая киска обжигает мою руку, и уже хочу поскорее проникнуть внутрь нее. Пока еще сдерживаюсь, с трудом не даю возбуждению полностью овладеть собой, но ее уверенные движения буквально сводят меня с ума, и я начинаю чуть заметно двигать задней частью вверх и вниз, изнывая от жгучего желания наконец сделать это. Почти срываю с Амадеи мешающую более откровенным движениям ткань, когтями вцепляюсь свободной рукой в ее упругую попку и чуть проникаю внутрь нее средним пальцем, с каждым разом продвигаясь все глубже. Двигаюсь, помогая ей ласкать себя, и вновь притягиваю ближе, хватаясь за талию, но уже не так грубо, как в прошлый раз.
- Я хочу тебя, - облизываю обсохшие губы, буквально умоляя о счастливом финале. Если я не сделаю этого сейчас, то меня, кажется, разорвет на части, настолько высоко возбуждение. – Давай, Амадея, я тебя прошу. Давай сделаем это, - тяну ее к себе, усиливая хватку. Зачем она тянет?

0

16

Е го отклик на мои прикосновения, его искренние стоны, и движения тела, которое выдает всю возбужденность и желание парня, уже не способного себя контролировать. Это безумно заводит – когда привыкаешь к сильным мужчинам, способным истязать тебя ласками по нескольку часов, молодой пацан, искренний и порывистый, становится открытием, «деликатесом», который дает новые, незабываемые ощущения, зрелой любовнице. - Не спеши… - Хрипло дышу, ощущая, что моя провокация стала открытием для нас обоих – он с трудом справляется с желанием, но начинает изучать мое тело, довольно скоро расправляясь с моим белье и увлеченно начиняя трахать меня пальцем, периодически забываясь, и причиняя боль слишком резкими, неумелыми движениями.
движениями.Это зверски заводит, учитывая то, что мои пальцы все еще истязают его лаской, проводя по разгоряченной коже напряженного органа, уделяя внимания головке, и дразня и у основания, и практически на самом кончике, заставляя его выгибаться, и сильнее тянуться к руке. Судорожно стягиваю с него белье, отправляющееся в полет вслед за моими трусиками, и позволяю ему прижать себя – в этот раз он гораздо аккуратнее и менее настойчив, видимо боится повторения прошлой ситуации, когда его излишняя самоуверенность завершилась онанизмом в ванной.
  Понимаю, что сама уже не смогу его оттолкнуть, слишком уж сильны ощущения, разрывающие тело, слишком влажной стала плоть под его пальцами и слишком уж хочется, чтобы он сменил палец более ощутимым органом.- Двигайся естественно. – Единственная просьба к нему, прежде чем снова оседлать его бедра, и опереться ладонями на подушку у его головы. Если он решит поизображать супермачо, это чревато травмами и разрывами для меня. В постели игры хороши, когда оба партнера понимают, что делают, а не когда один из партнеров неопытен, и к тому же является более сильным и по логике должен быть доминирующим.- Не спеши… - Снова прошу, когда помогая ему медленно ввожу его в себя. На мгновение замираю от щемящего наслаждения, и запрокидываю голову, чтобы справится с олной наслаждения. Чувствую, что он в нетерпении начинает двигаться и почти сразу торопыжка делает ошибку – неудачное движение вызывает резкую боль. Вскрикиваю и замираю, чувствуя как по телу волнами расходится болезненная рябь. На щеке появляется влажный след слезы.- Пожалуйста, не спеши, дай мне сделать все самой… - Уговариваю его как маленького мальчика, понимая, что если дать ему сейчас свободу, все может закончится очень печально. – У тебя еще будет возможность покрасоваться, но не сейчас. Мягко сдвигаюсь, и выдохнув, начинаю двигать бедрами, не давая ему проникнуть слишком глубоко – его размеры ощутимы даже для моего опытного тела. И нужно подстроится, чтобы ничего не повредить. Наклоняюсь к нему, и жадно закрываю губы поцелуем, еще носящим привкус слезы.

Отредактировано Amadei Leoni (2013-08-07 11:01:52)

+1

17

Не могу поверить своим ушам – что она только что произнесла? Я уж было подумал, что она вновь оттолкнет меня – теперь я просто обязан показать, что она не зря доверилась мне, а для этого я не должен совершать ошибок. Кажется, все вокруг – воздух, кровать, наши тела - накалилось до предела, и легкие будто стягивает тисками, отчего с каждой секундой дышать становится все труднее. Меня разрывает на мелкие куски от неимоверно скоро нарастающего удовольствия, и я ощущаю новый прилив силы и решительности, когда она нависает надо мной и осторожно вводит его в себя. Кайф мгновенно вскружил голову, и все вокруг будто стало на миллион раз ярче и прекраснее. С блаженством осматриваю ее тело, останавливаю взгляд на ее губах, ресницах, глазах, и понимаю, что тону в них. Она все что то твердит о спешке, но мое тело будто отказывается повиноваться мне самому, словно нечто сильнее, чем разум, вырвалось из оков на свободу. Крепче зажимаю ее талию чуть скользкими напряженными ладонями, и, не соображая, что творю, предаюсь чувствам, усиленно начиная двигаться внутри нее. Не успеваю сполна насладиться победным мгновением, как вдруг вздрагиваю от неожиданно вырвавшегося из уст девушки крика, и чувствую, как что то колкое стрелой вонзилось в мое разгоряченное сердце, и эта ноющая длительная боль пронеслась по венам. Поднимаю на нее глаза – по гладкому румяному лицу девушки скользит горькая слеза, и только сейчас мне удается расслышать ее просьбу, прочесть ее по губам, ощутить всю важность ее слов. Несколько раз киваю, в сожалении соединив брови – как? Как я допустил это? Как я смог причинить ей боль? Ей, той девушке, при мысли или виде которой я забываю обо всех заботах, которая затмевает собой любую мою самую острую проблему или ярую мечту. Той, которая постепенно становится этой недостижимой желанной мечтой. Черт меня дери, могу я хоть раз сделать что то нормально?! Стараюсь двигаться более ровно и плавно, замечаю, что она не дает мне войти в нее полностью, но не делаю ничего наперекор – я полностью отдал себя ей, предоставив руководить процессом и дав возможность научить меня правильно это делать. Я хочу учиться, я не хочу больше причинять ей боль, всю горечь которой я вкусил, когда мы нетерпеливо впились друг другу в губы. Спустив руки чуть ниже, я постепенно начал ускоряться, вводя член только наполовину – мне так нравилось даже больше, и если это не вредит Амадее, то да, я готов держать такую дистанцию. Дыхание учащалось с каждым движением, с каждым рывком, и мне хотелось, чтобы этот момент длился вечно. Но я уже чувствовал, что конец слишком близок, и отбросил все мысли, чтобы полностью предаться неимоверному наслаждению. С трудом оторвавшись от ее горьких алых губ, я позволил ей завершить этот сладостный первый раз. Еще рывок – и резкий выстрел, тут же освободивший меня от напряжения. Жадный вздох - немыслимое чувство эйфории окутало меня с ног до головы. Моя душа ликовала – неужели я смог сделать это? Теплый, полный света, благодарный взгляд на Амадею – я не мог поверить, что она сейчас со мной, никто иной, а именно она – моя первая девушка. Моя. Бережно накрываю ее руками, нежно целуя в светлые чуть растрепанные волосы. Я счастлив.
- Прости меня.. Прости, - чуть слышно шепчу ей на ухо, чувствуя, как все то же до боли приятное чувство клонит меня в сон.

+1

18

Тяжелое дыхание становится рефреном сладкого наслаждения. Приходится сдерживать  и себя и кролика - он не слишком привычен для меня, и мне придется еще самой подобрать позицию с которой он  будет удобен для меня полностью - а пока не пускаю его на всю длину, наслаждаясь фрикциями лишь наполовину, но оттого совершенно не теряя удовольствия.  Сжимаюсь  в его руках, когда все тело накрывает сладостным конвульсиями, и вскрикиваю, вцепляясь ставшими острыми пальцами в его плечи, кажется оставляя далеко не детские следы.  Тело дрожит, а состояние кажется похоже на состояние полета, настолько сильны ощущения, накрывающие с головой и совершенно обезоруживающие.  Наклоняюсь над ним, тяжело дыша, и вовсе закрывая наши тела и лица своими волосами, что бы через долгое мгновение, медленно завалится на бок, выпуская его из плена своих бедер. Мне все еще жарко и тяжело дышать. Мучительно ноет внутри от еще не прошедшей до конца боли, и не прошедшего до конца кайфа. мышцы на руках кажется, вот-вот порвутся от усталости и напряжения.  Но это стоит того. Чувствую его прикосновение, и мягко улыбаюсь, сжимая его пальцы. Мальчика сделали мужчиной - но много ли это изменило? Разве что  в физиологическом смысле, ведь меняться морально он вряд ли станет. Для этого не достаточно просто пробудить в нем первобытные инстинкты и дать почувствовать себя настоящим мужчиной.
- За что простить, conejo? - Не спеша глажу его по волосам, и буквально чувствую его сонливость, какое-то время она накатывает и на меня, но затем появляется здоровая злость - не хватало мне еще подростка без штанов в постели. Я сплю всегда сама. Пальцы, гладившие его волосы, резко впиваются в них, заставляя его поднять голову. - А вот спать, радость моя, пойдешь  к себе, раз уж не способен не на что больше, после первого раза... - И провокация, и жестокость, и подначка - все в моем фирменном стиле.

+1

19

- За эту боль. Я.. я правда не хотел, чтобы так получилось, - сердце ныло – я чувствовал свою вину и глубоко внутри это терзало меня. Но мне стало гораздо легче, когда я, попросив прощения, скинул с себя половину груза. Я ведь не специально, как же жаль, что до этого у меня не было ни малейшего опыта. Подставляю голову словно кот, чтобы Амадее было удобнее зарываться в мои волосы рукой, но через мгновение резко сжимаю зубы, чувствуя, что стиль поглаживаний несколько изменился. Что ей опять не так?!
- Но я, - хочу отрицать, хочу показать ей, что она глубоко заблуждается, говоря так, но вовремя затыкаюсь, понимая, что да, действительно – она уже выжала из меня все соки и я не в силах сейчас предаваться чувствам вторично. К тому же, ее способы расставлять все по местам.. жуть. Чуть шею не свернул. – Да я все понял, можешь ослабить хватку, - сжимаю губы в тонкую полоску и закатываю глаза, с недовольством откидывая голову назад. Так и хочется настоять на своем, но даже при всем желании.. мне сейчас настолько хорошо, что я сознательно не смогу выпендриться, возразить и вставить свои пять копеек. А обижаться на нее просто не за что, учитывая то, что между нами было пару минут назад. Поднимаюсь с постели и, проходя к стулу, на котором красовались мои штаны, замечаю на себе пристальный взгляд.
- Эй, не смотри, - улыбаясь, смущенно закрываю свое ликовавшее достоинство руками и шустро одеваюсь, иногда в свою очередь поглядывая на девушку. Чертовски привлекательна. Забывшись, я засиделся на стуле примерно пол минуты, пока не поймал глазами ее неодобрительный взгляд. Вскочив с будто накалившегося места, я поспешил к выходу.
- Может, я все же останусь? – выглядываю из-за двери, все еще тая возможность быть с ней рядом всю ночь. Но, похоже, ее ничем не сломить – уперлась, так с концами. Ну, мы это исправим. Когда-нибудь. – Ладно-ладно, тогда.. спокойной ночи, - дарю ей нежный взгляд, который с особым трудом отрываю, и, засунув руки в карманы, с улыбкой на лице иду к себе. Завалившись на кровать, я еще долго с блаженством смотрел в потолок, прежде чем заснуть.
Радость моя… Улыбаюсь собственным мыслям. Я – радость. Осознание этого заставило все тело содрогнуться от пробежавших по нему мурашек. Все-таки, Найлер, ты не так безнадежен, как могло показаться. И ты теперь мужчина. И ты отдал должок. И втюрился хуже прежнего.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Урок первый. Ожидание бывает, порой, лучшим стимулом.