Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The world is all brand new.


The world is all brand new.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Марк, Чарли
Место: будет позже
Время: 05.08.2013
Дружеские ценные указания - это бесценно. Для остального есть MasterCard.

0

2

Много работы, большое желание разбавить жизнь чем-то новым, но на деле получается, что глубоко уходишь лишь в работу, все реже видясь в друзьями, знакомыми. Сказать, что жизнь теряет оттенки - не могу утверждать, похоже моя всегда была полна лишь серыми оттенками. За окном солнце, теплый ветер, а я сижу допоздна на работе, когда это даже не требуется, вместо того, чтобы делать хоть что-то. Ощущение, будто все вокруг движется, а я стою на месте - убивает.
- Войдите! - легкий стук в дверь в конце рабочего дня - мне даже не нужно поднимать головы, чтобы догадаться, кто сейчас окажется в кабинете. - Снова пришла выгонять меня домой? - поднимаю голову с мягкой улыбкой на вошедшую девушку. Она делает всего пару шагов к моему столу, усаживаясь прямо на него и несерьезным тоном начинает меня отчитывать.
- Ты, между прочим, тоже еще здесь. - поднимаюсь со своего кресла, улыбаясь замечаю свое наблюдение. Это уже традиция, сложившаяся годами - всегда выгонять друг друга с работы. Или она меня, или я ее. Делимся забавными ситуациями за день, кабинет наполняется легкой атмосферой и негромким смехом.
- Помнишь прошлый год, август? И выходные на Тахо? - приподнимаю бровь, вспоминая поездку. Конечно, я ее помню, разве могут быть сомнения? - К чему ты, Эбби? - она легко поднимается с моего стола, направляясь к выходу. - Этот уикэнд, Чарли, уже этот. - подмигивает, улыбается и в дверях уже сталкивается с моим другом.
- У нас в госпитале новый врач, а я не в курсе? - оказываюсь рядом с друзьями, представляя их друг другу. - Лори Андерсон, моя коллега, Маркус Кирк, мой друг детства и по случайности тоже врач. Но заманить его к нам мне пока не удается, увы. - крепкое рукопожатие с другом, наблюдая за которым, нас прерывает Лори.
- Что же, мистер, проследите, чтобы этот мужчина не сидел здесь до утра. Надеюсь, на вас можно положиться? - понизив голос почти до шепота и тона с которым обсуждают заговоры, ей похоже удалось переманить Марка на свою сторону. Женщины, все им подвластно. Андерсон все же прощается с нами и удаляется, оставив нас в кабинете.
- Ты подумал над предложением перейти в штатные врачи? Обрадуй меня и скажи, что это так, друг. Еще немного и я буду тут на стены лезть от невозможности в перерыв поболтать с кем-нибудь. - возвращаюсь к своему столу, но оборачиваюсь обратно к Марку.
- А что ты тут делаешь вообще? - риторический вопрос, потому что я просто рад видеть знакомое лицо.

+1

3

Парадоксально, но факт - в госпиталь имени святого Пётра последние дни я ходил как на работу. Сначала потому что нужно было проверить кустарным методом зашитую рану, потом просто сидел в кафетерии и думал о своём, по ходу прячась тут от некоторых случайных пассий. Потом решил перепроверить анализы десятилетней давности, и узнать было то розыгрышем или правдой. Сегодня, ближе к официально заканчивающимуся рабочему дню я пришел за ответом, и получив опять эту пресловутую бумажку долго не решался изучить, но в конце концов, скитания меня привели в личный уголок, то есть кабинет моего названного брата, и на его пороге я прочитал то, о чем и так знал. То была не шутка. Хмыкнув, я убрал результат в задний карман Джинс и коротко постучав, вошел в кабинет заставая друга с молодой красивой женщиной, да еще и врачом. Только я решил сделать вид, что проходил мимо и напутал, как девушка решила что я тут работаю. Нацепив самую обаятельную из своих улыбок, я аккуратно пожал ее узкую кисть, подмигнул ее тону и проводил джентльменским взглядом.
- Эм... Прости, что? - я было собрался сделать вид, что не расслышал, но я прекрасно услышал вопрос и прекрасно знал какой именно ответ ждет Чарли. Это почти вечный бой его за мой душевный мир с моей погоней за призраками, которые каждый раз ускользают. Говорят, такая гонка рано или поздно вымотает капитально каждого, но я пока слишком крепко сижу в седле. Хотя, сижу ли? Уже два месяца диву в гостинице, вон даже агента ищу по недвижимости.
- Еще немного, и ты превратишься в мистера Доргмунта, который жил на работе, - проговорил я закрывая дверь и пройдясь плюхнулся в кресло, не утруждая себя дождаться приглашения. - Наш старый извращенец готов отдать мне отделение травматологии только бы я вернулся. Я ему сказал, что меня устроит скромный пост врача. Он мне не верит, - усмехнулся я и посмотрел на друга, замечая темные круги под глазами, лихорадочный блеск глаз и прекрасно зная, что он живет на кофеине. Резко встав с кресло и обойдя стол я уселся на него пятой точкой и перехватил запястье Чарли считая его пульс.
- Я решил снять квартиру, устал жить в гостинице. Я на чаевых разорюсь там, - новая усмешка и отпустив руку друга изучаю его взгляд, - Когда ты перестанешь себя загонять? Или хочешь свалится а один прекрасный день в обморок? Я уже молчу про то, что в твоем состоянии в операционную вообще нельзя идти. И вообще, выкладывай, в честь чего такая погоня за фиг пойми чем.
Нет, я не читаю мораль, пока что. Я с хочу послушать этого ненормального, который мой брат, и сказать ему что призраков не нагнать и ему пора остановиться в этой гонке, где нет не победителя, не проигравшего, потому что эта погоня лишь бег по кругу.

+1

4

- Ни в кого я не превращусь, глупости. - если только в зомби, в которого я уже почти успел превратиться. И тактичные замечание Лори, медсестер и даже Маккоя это лишь подтверждают, иначе с чего бы меня последние месяцы, после возвращения из отпуска в конце мая - все чаще и чаще сочувственно похлопывали по плечу с тонкими вопросами о моем самочувствии. Через какое-то время я даже начал срываться, уже не любезно, а грубее отвечая, что у меня все в порядке. Это уже привычка - быть в порядке, жить в ладу с собой. Никогда толком не осознавая, что такое есть этот порядок. Просто привык жить с осознанием того, что то, что есть на данный момент - это порядок и не инач.е Не знаю только откуда у меня такое понятие.
- Знаешь, я тебе уже предлагал, предложу еще раз - переехать пока под мою крышу. Перестать быть упрямцем, собрать барахло и перебраться. Дел-то на день от силы. - говорю это спокойным тоном, прекрасно осознавая, что возвращаться домой не хочется из-за настигнувшей пустоты. Дама только Персик, который теперь встречает меня недовольно ворча и требуя поесть. На этом наше с ним общение заканчивается и я остаюсь предоставленным самому себе. Нет, я не напиваюсь, после двух недель за городом - я дал себе обещание не напиваться просто так и без компании. Это как-то гнусно - пить в одиночку. И пусть порой душа этого отчаянно требует - это не то, что мне нужно. Вот только я не знаю, чего мне на самом деле не хватает - и в этом беда.
Отдергиваю руку от Марка, который решил проследить за моим состоянием. Знаешь, это не новость, что я немного не в себе и на ногах еле держусь, но это то,что помогает мне стоять дальше и не сгибаться.
- Погоня? Может у меня, наоборот, побег? - попытавшись отшутиться, усаживаюсь в свое рабочее кресло, откидываясь на спинку и на мгновение прикрывая расслабленно глаза. На столе еще лежит пара карт, которые я хотел просмотреть, но на это уже нет сил. Пока не отвлекли - я был уверен, что доделаю это и отправлюсь домой, теперь же просто хотелось домой. Как и последние два месяца - я возвращаюсь туда именно в таком состоянии - уставший, изможденный, в состоянии дойти только до кровати и отключиться до того, как голова коснется подушки.
- Спасибо за заботу, Марк, но пару месяцев назад мне казалось, что она нужна скорее тебе. И знаешь что? Я рад, что ты не уехал обратно, а остался в городе. - и ведь я правда рад. Рад тому, что рядом есть человек, который знает меня так давно и хорошо.
- Когда я вернулся из Лос-Анджелеса, знаешь что было? Было ощущение, что я начал заново жить, будто все с чистого листа. Но вот проходит всего несколько месяцев и этого ощущения уже нет. Будто я двигаюсь не вперед, а строго назад, по спирали, перпендикулярно - как угодно, но только не вперед. И я даже не могу связать это с чем-то конкретным. Да, разрыв с Кэти я перенес болезненно. Да, беременность Лиз тоже меня шокировала, но черт побери, даже не во всем этом дело. Я почти не вижусь с братом, который наконец-то живет в одном городе со мной больше двух недель - но мы не видимся вообще. Я не вижусь даже с Крисом - после аварии он очень изменился, да еще его брат и беременность Миры. - снова прикрываю глаза, расслабленно устроившись в кресле. А еще встреча с Тори, которая сбежала от меня осле предложения, Никита, которая исчезла из города и от нее нет вестей. Даже Лиз не слышно, будто она добилась чего хотела - снова вмешалась в мою жизнь, собираясь оставить в ней след и покинула снова на время. Ощущение, что тобой только пользуются, ощущение ненужности, неужели это оно?

+1

5

Идиот Это я так, нежно, по братски в адрес Чарли. Капитальный при чем тут же добавляю и вздыхаю. Упрям. Он всегда был таким. Вобьет себе в голову что-то и чешет как танк на передовой по окопам и головам, а иногда просто давя собой все. Странный он иногда. Вот так загонит себя в тупик уставится на стену и смотрит, как баран на новые ворота. А ведь все гениально и просто - повернуться на сто восемьдесят градусов и просто жить.
- У тебя погоня, у меня бег. Не путай. - философским тоном замечаю я. Это так просто различить погоню от бега. Гоняться можно за чем угодно, бегают обычно от проблем которые страшно и опасно решать, или которые решать уже поздно, потому что ничего не исправить. Усмехаюсь и качаю головой своим мыслям внимательно при этом слушая Чарли. Не прав, ой как не прав. А ведь теперь предстоит адская работа - вытащить этого оболтуса из раковины самобичевания. У нас, медиков, такое бывает. Иногда срываемся. Но у каждого свои якоря, которые возвращают в порт. По крайней мере, я считал, что у Чарли они есть, хотя бы у кого-то из нас двоих.
- Ну кто-то же должен с тобой нянчиться, - усмехаюсь шутке, в которой как известно лишь доля шутки.
Устраиваюсь на столе по удобнее, и кажется под мою прекрасную и сексуальную пятую точку попадает пару карточек больных. Ничего страшного, друг важнее. Я не давлю, я просто слушаю и понимаю, тупик оказался очень глубоким и длинным, таким, что туда даже солнечный свет не попадает.
- Ты по больше сиди на работе, и тогда тебя Персик станет узнавать только по фотографии и то через раз. Имел бы совесть перед животным бедным. - вышло чуток резковато, но кажется сейчас Чарли нужен старший друг, а не коллега-собутыльник, значит он такого и получит. Если мне досталась роль, предусматривающая раздачу подзатыльников, то я ее исполню на ура.
- Беременность Лиз шокировала и меня, знаешь ли. Такое не каждый день услышишь, братец. Ну а остальное... Смотри на мир проще и он тебе улыбнется. Не виделся с друзьями? Возьми позвони. Не видел давно брата? Приди к нему в гости. Всяко лучше, чем сидеть тут и пялиться на рентгеновский снимок очередного больного. - встаю и обхожу опять стол занимая кресло, перекинув ногу на ногу, точнее уперев щиколотку одной в колено другой, но не для того, чтобы закрыться, а просто так удобнее сидеть и посмотрел долгим взглядом на Чарли.
- Тебе надо взбодриться, дружище. Знаешь, ты становишься похожим на меня, а это чревато психологическими проблемами. Я тебе даже скажу на чистоту - мне это не нравится. Потому что это путь саморазрушения. - я продолжал смотреть на друга. Я видел, как он себя разрушает, и было ощущение как будто даже хоронит заживо. ему явно нужна была встряска, встряска а не алкоголь, не проблемы. нужно было просто расслабиться. Как это иногда делал я после напряженной рабочей недели или ужасной поездки в командировку. Но при этом я понимал мы разные и то, что хорошо для меня, разрушит его, это наглядно показал его Кейптаун, в котором он чуть не спекся и не превратился в лепешку без имени и фамилии, имеющая лишь личный номер. Кстати о нем, я только сейчас обратил внимание на цепочку на шее друга, узнав в этих звеньях знакомую мне и ставшую родной цепочку.
- Я же сказал, ты становишься похожим на меня и это мне не нравится, Джек. - строго проговорил я показывая на цепочку с жетонами. Я сам носил свою всегда, даже будучи в отпуске не забывая о том, что я делаю для других и кто я такой. Жетоны помогали мне выживать когда было совсем плохо, помогали считать дни, когда было не вмогату, помогали просто плыть по течению, когда это надо было и рвать когти когда интуиция била тревогу. Они давно стали моей частью, и то, что Хантер решил сделать их своим талисманом, а ведь точно он их такими считает, мне не нравилось вдвойне.

+1

6

Меня слушают, а я говорю, говорю, не слушая даже сам себя, слова сами собой срывались, не задерживаясь в голове.
- Хочешь - забери Перса себе, буду навещать его на Рождество. - снова недружелюбно буркнул я, начиная отчего-то выходить из себя, понимая, что начинаю срываться на друга, будучи ни в чем не виноватым. - Серьезно - мне просто нечем себя занять. Если не работа, то оставшееся время уходит на самобичевание. - потягиваюсь в кресле, разминая ноющие суставы и мышцы.
- Проще? Марк, куда еще проще? Я прост до невозможного. Я не рвусь с места, я сижу на пятой точке ровно, не меняю свою жизнь, оставляя все как есть. - и пуская на самотек. Потому что стало как-то все ровно.
- Друг, ты считаешь себя психом, может безумцем? - я начинаю улыбаться при этих словах. - Если неТ, то откуда такие опасения. А если да, то может тебе к психологу сходить? На другом этаже есть прекрасная врач - доктор Мейсон. Организовать? - снова шучу конечно, но эти намеки мне не нравятся. Он снова начинает говорить, а я не выдерживаю, резко поднимаюсь, резко опуская руки на стол с характерным звуком и наклоняюсь к нему.
- Какого черта, ты пришел поговорить со мной о высоком? - расслабляю напряженные руки, понимая, что перегибаю палку, что снова срываюсь, что, в конце концов, это я не прав, это я не могу держать себя в руках, а не друг.
- Я же сказал, ты становишься похожим на меня и это мне не нравится, Джек. - показывает на цепочку с жетонами, теперь виднеющимися из под пары расстегнутых пуговиц рубашки. Выпрямляюсь, пряча цепочку под одеждой, гневно смотря на друга.
- Не смей, друг.... - говорить о том, что тебе не известно. - но окончание фразы так и не выдал, осекся, понимая, что ему, как никому другому как раз все знакомо. Тем более эти побрякушки болтающиеся на шее, с которыми я теперь не хочу расставаться. - ... называть меня этим именем. Не хочу думать об отце, его все ровно уже нет, так что напоминания о нем - это лишнее. Договорились? - застегиваю пуговицы рубашки, накидывая на плечи пиджак.
- А собственно, почему не нравится? Боишься, что я сбегу из города и буду приезжать пару раз в году на неделю или две? - как это делал Марк всю свою жизнь. Это уже был нечестный удар, но я говорил правду, пусть и не приятную, пусть и таким язвительным тоном.

+1

7

Ненавижу эти железяки. Они погубили столько хороших или не очень жизней, они унесли хороших парней и девушек, за идет того, что просто живет. Они несут смерть и разрушение, потому что они просто железо. Почти такое же, как и те, из которых отливают пули и которыми забирают жизни. Не люблю их но при этом сам ношу, как память о многом, как память о себе. В день, когда я надел из на себя, я похоронил хорошего парня Маркуса Алана Кирка и просто стал военным врачом.
Смотрю в глаза Чарли, внимательным и долгим взглядом. Я знаю как задеть этого черствого внешне мальчишку, который считает себя взрослым и опытным мужчиной. Нет, Я не сомневаюсь в его опытности и мужественности, но он порой такой мальчишка, что просто с ума сойти можно. Вот и сейчас, вскипел, возмущается, недоволен. А все из за имени. Вот только я такой же как и он, и вскочив с кресла упираюсь руками о его же стол смотря прямо в глаза, пытаясь заглянуть в душу.
- Да что ты вообще понимаешь в этой гребаной жизни, щенок? - я сорвался. Я два месяца наблюдал как он себя убивает и не выдержал. - Или решил, что неделя в Кейптауне тебя научила жизни? Огорчу тебя, ни черта ты не знаешь. Нацепил эти железки и решил что они талисманы. Знаешь, сколько людей легко из за таких вот железяк? В сколько бравый парней не вернулись просто потому что не успели? Ты вообще знаешь, что такое жить и выживать на войне? Отца ему видите ли вспоминать не охота. Да ты, идиот хренов, счастливый человек. У теня было и есть все. Были родители, которые всю жизнь тебя любили, да твой папаша вспоминал о тебе каждый день, голову даю на отсечение.
Я резко ударил руками по столу и оттолкнулся уводя взгляд и отходя от стола, делая пару шагов вдоль него, словно хотел отдышаться собраться с мыслями.
- Маленького мальчика обидели и не дали конфетку. Маленького мальчика Чарли лишили. Вот чего тебя лишили? Скажи мне, по чести. У тебя есть брат, - я загнул мизинец правой руки, - друзья, которые тебя поддержат и подставят плечо, - загнул второй палец, - у тебя есть женщина, - средний палец присоединился к тем двум, - ты будущий отец, - я повышал неосознанно голос, - у тебя здесь будущее. У тебя карьера, - четыре пальца были согнуты, и я смотрел на Чарли, пытаясь понять что ему еще надо. - У тебя есть уважение, - это было пять. - Так какого дьявола ты решил, что имеешь право убегать от этого всего? Кто тебе сказал, что тебя обделила жизнь? Не смей мне говорить о Джеке и о его строгости, не смей мне говорить, что Кэтрин с тобой рассталась, не смей мне говорить, что ты умер, потому что, мать твою, Чарли Джек Хантер, ты живой! И я не позволю тебе похоронить себя заживо. В твоей семье в этом году был труп  - твой отец. - это я уже выкрикнул ему в лицо и со всей силы ударил кулаком о стену, с которой сорвалась рама диплома Чарли и свалилась на пол. Руку словно бы обдало током. А я тяжело дыша смотрел на этого идиота и пытался понять, где же кто-то из нас лажанулся так, что теперь все это. - Не смей убегать от того, что тебе дала жизнь на блюдце с голубой каймой.
Добавил я чуть остыв. Основная агрессия ушла в удар в стену, из за чего на кулаке появились капли крови от разбитых костяшек. Но разве кровь сейчас такая уж важная вещь? У меня тут друг и брат страдает самобичеванием на ровном месте.

Отредактировано Marcus Kirk (2013-08-09 22:09:51)

+2

8

Это было развязкой всего дня. Весь день спину сводило от напряжения, и сейчас, давая волю эмоциям, я лишь чувствовал, как она каменеет от еще большего напряжения. Мы с Марком редко вздорили - чаще это было в детстве, когда мы проводили вместе много времени. Потом же, когда он сбежал от мирной жизни и я стал видеть его пару раз в году - пропала необходимость ссориться, даже причины пропали - да и глупо это было бы - пару недель тратить на выяснение отношений. Но вместе с этим пропала и искренность нашего общения. Каждый раз он приезжал другим - и подстроиться под это слишком сложно, чтобы начать его снова воспринимать, как хорошего близкого друга. Это было скорее в силу привычку, в силу когда-то хороших отношений, и искренности, с которой мы могли делиться и говорить на любые темы.
Вскакивает вслед за мной, упираясь в стол, так же как я - два разъяренных быка, готовые кинуться в бой. И отчасти, когда он начал говорить, мне именно этого и захотелось, приложить его к чему-нибудь твердому - столу, стене, не важно. Но больно его слова были похожи на слова отца в детстве, который был так же требователен, но всегда говорил на чистоту. Но я молча продолжал его слушать, понимая, что он далек от того, что на самом деле у меня внутри. Нет, неделя в Кейптауне меня ничему не научила, но показала то, чего я не знал, не мог знать. Того, что люди так легко умирают и что кому-то рядом на это будет плевать. Что людей могут считать просто мясом, а не живым существом. Что на это мясо плюнут сверху и не подумают, что это был такой же человек. Марк, или ты, на своей войне сам сумел забыть об этом? Закрыть глаза на такие простые истины? Я не хочу верить, что ты стал таким же. Таким же непробиваемым Циником.
- Ооо, я смотрю ты не плохо знал моего отца, ты так думаешь? Знаешь, что я узнал, когда приехал в Лос-Анджелес? О нас с Генри не знали. Отец сумел всех убедить, что у него нет детей - нет сыновей. А те, кто знал, что мы есть - были убеждены, что мы погибли. И после этого ты мне скажешь, что он думал обо мне, о нас? Иди ты к черту со своими светлыми мыслями, сними нахер свои розовые очки, я знал своего отца. - и это было правдой. Я знал его слишком хорошо, лучше Генри, лучше его жены, лучше мачехи. Он воспитывал меня по своему примеру - дрессируя во мне выдержку и отстраненность. Умея вычеркивать из жизни людей один движениям и потом не вспоминать о них. Сейчас, осознавая это, я не верил словам Катрин, сказанным в ЛА об отце, что он часто говорил о нас. Не верю, мать вашу, НЕ ВЕРЮ. И даже на это есть причина - она расчетливая дрянь. У нее были свои цели и она их добилась. Моя потаскушка вернулась снова ко мне. Но я до сих пор не знаю ее истинной причины возвращения.
Марк загибает палец за пальцем перед моим носом и мне хочется сломать эму руку и потом каждый палец в отдельности - именно в такой последовательности, в которой он их загибает. Когда он, наконец, заканчивает, хватаю его руку с загнутыми пальцами и говорю серьезно, глаза в глаза. - Я разве сказал, что меня чего-то лишили? Что меня обделили? Не перенимай свои проблемы на меня! - отпускаю его руку, так как он продолжает свой монолог, обращенный ко мне. И лучше бы он молчал. НЕ говорил о брате, об отце, о Кэтрин. Но он замолкает только после того, как пробивает стену в моем кабинете, расшибая руку в кровь.
- Полегчало? - опираясь на стол, спокойным тоном спрашиваю, будто это не у меня проблемы в жизни, а у него, и это он мне выговаривался а не наоборот. - Дала жизнь... хорошо звучит из твоих уст, но я тебе расскажу, что она мне дала. Она дала мне семью, в которой по-видимому никогда не было теплых чувств и привязанности к друг другу. - подражая другу, загибаю палец на левой руке. - Дала мне отца, которому было плевать на семью и тем более сыновей. Который решил заняться моим воспитанием и воспитать свою копию. - еще один палец. - Дала мне иллюзию, что я сам управляю своей судьбой, хотя по прошествии времени - все видится в другом свете, будто все решили за меня, без моего ведома. Забрала у меня мать, дала вместо нее расчетливую суку, которую я должен называть мачеху и непутевого брата. Разрушила мой первый брак, забрала желанного ребенка, но зато вместо этого - ребенка вынашивает женщина, которую я ненавижу в этой жизни больше, чем кого-либо. - это уже давно было пять, можно было переходить на вторую руку, но я не стал.
- И после этого... ты мне скажешь, что моя жизнь - это рай земной? Жизнь, от которой меня тошнит и не хочется просыпаться по утрам, ты об этой жизни?! - уже поднялся и стою напротив друга, вопрошая, упираясь указательным пальцем в его грудь. - Может мне упасть на колени, начать верить в Бога и благодарить его за все это?! - он что, блять, издевается? - Ты вернулся домой, остался в городе. Ты здесь всего два месяца и решил, что ты знаешь что-то больше? Оставайся, осваивайся, возвращайся к реальности из того мира, в котором ты так давно живешь. Жизнь - дерьмо, и чем раньше ты это поймешь - тем лучше. Выброси свои розовые очки на помойку и оставь в покое мои железяки, это не талисман, не волнуйся.

+1

9

Я не знал. Правда не знал, что Джек сделал все, что другие не знали ни про Чарли ни про Генри. А ведь я ездил к нему. Ездил и не раз за десять лет. Ездил навещать могилу родителей, и пару раз заезжал к нему. И он был рад услышать про старшего, рад был узнать, что Хантер живет своей жизнью, что стремится к большему. Я не питал иллюзий в этом плане, да и не был для меня Джек кем-то иным, нежели мистер Хантер-старший. Но было в его словах отцовская гордость. А вон оно как все обернулось. Жестко, даже слишком. Не к месту вспомнился последний разговор с родителями. Совсем не к месту. Смотрю на Чарли. И ведь почти остыл уже и вот тебе такое. Оказывается, не все так хорошо. Вздыхаю и поднимаю взгляд на названного брата. И все таки мы абсолютно разные. Он не становится мной, мы изначально были такими. Идентичны в своей разности, и разные в свей идентичности.
- Сумасшествие... - выдохнул я смотря на свою руку, медленно сжимая пальцы и разжимая, следя за каплями крови.  знал, о том, что он ненавидит мачеху, знал о том, что у него мог быть уже сын или дочь школьник, ребенок, который мог радовать своими успехами, и явно было что Чарли был бы другим отцом, не как Джек, он был бы мягче, более чутким, более внимательным.
И вот, стоит красавец перед мной и тыкает в меня своими пальцами. И так хочется сейчас врезать ему да по сильнее, как учили в академии и на войне, так чтобы по большее, чтобы долго не отходил от боли и перехвачеванного дыхания, чтобы долго не мог очухаться. Но вместо этого я цепляюсь в его рубашку и халат, встряхивая несколько раз и резко развернувшись печатал его в стену, в каких-то миллиметрах от того места куда пришелся мой удар кулаком ранее.
- Не смей. - прошипел я сквозь зубы смотря в глаза мужчины. - Не смей, слышишь. Не смей даже заикаться про розовые очки. Ты не знаешь и сотой доли того, что видел и в чем жил я. Ты не прожил и десятой доли того, что прожил я. Ты не молился всем Богам, только бы наступило новое утро, ты не молил этих же самых Богов о смерти, потому что было не возможно жить, потому что казалось, что сдохнуть это проще, чем жить дальше в аду и стараться обещать людям рай. Не смей, живя в городе, говорить мне про то, что жизнь дерьмо. Я это самое дерьмо бочками сожрал на войне, пытаясь спасти невинные жизни детей, которые стали жертвами обстоятельств. Не смей разбрасываться тем, что ты отец, Чарли. Не говори мне о ненависти, потому что твоя ненависть другая. Не говори о том, что не изучил до конца. И не смей учить меня жить живя в городе. Походи в моей шкуре хотя бы сутки и ты поймешь, что ты не так уж сильно обижен этой самой дерьмовой жизнью. А теперь успокоился, истерику, и дал мне спирт и бинт, братец.
только сейчас я ослабил хватку и с трудом отпустил рубашку и халат, мне казалось пальцы вросли в них, с такой силой я сжимал кулаки, чтобы сдержаться, чтобы не наломать еще больших дров, чтобы потом не жалеть сильнее. Я и так сказал ему лишнее, и так позволил себе сорваться на том, кто пытался меня понять, ну или хотя бы не лез в душу в те дни, когда  приезжал в город отдохнуть на пару недель. И в мире, где у меня давно не осталось ничего, чтобы меня могло сдерживать, я не хотел терять еще и его, потому что я прекрасно знал - если я разругаюсь в пух и прах с ним, я больше не вернусь в город. Ни в этот ни в какой-то другой.

Отредактировано Marcus Kirk (2013-08-10 18:18:56)

+1

10

Вот он - конфликт сильных характеров. Никто не хотел отступать - ни Марк, ни я. Каждый считал себя правым, у каждого своя правда, своя история. Я даю ему выговориться, высказаться, выпустить пар, понимая, что еще немного, стоит вставить хоть слово -  мы можем сцепиться. Прямо здесь, в моем кабинете. Будучи детьми - мы часто могли драться, это было нам даже на пользу, хотя не вызывало одобрения у родителей. Отсюда отсутствие симпатии с раннего возраста к Марк. В нем видели парня, с которым их сын, Чарли, часто дрался, но они не видели большего. Что он был и по сей день остается мне другом, с которым мы многое можем разделить, даже боль от кулаков друг друга. Но мы это видели, мы это знали, и это нас связывало. Я почти не дрался с Генри, он был более мягким по своей натуре. Я дрался с другими мальчишками, и уже старше, с парнями в школе, но ни с кем из них, после драки мы не могли сесть и сказать друг другу "Ты был крут, парень. Отлично дрался". И нам не нужно было извиняться перед друг другом, это было ни к чему. Мы выпускали пар, порой дракой сказав много больше, чем словами и успокаивались. Неужели и сейчас будет так же, вспомним молодость?
Скидываю, наконец, с себя руки друга, отходя от него за аптечкой, ставя ее перед ним. - Мне казалось, что ты можешь справиться с такой фигней с помощью зубочистки и бляшки от ремня. - шутка юмора, чтобы разрядить обстановку, пока друг возится с рукой. Хотя, через минуту, я уже помогаю ему, обрабатывать рану.
- У нас с тобой все по-разному Марк. Я не буду утверждать, что многое знаю из твоей жизни, но согласись, ты тоже знаешь обо мне не много. То, чему по твоим словам я должен бы радоваться, вызывает во мне лишь тоску. Отношения с братом, будущее отцовство. Я не видел Лиз уже почти два месяца, скажешь тоже моя вина? Если да, то в чем, интересно? В том, что она ветреная и непостоянная особа? Или в том, что я не приковал ее к батарее в подвале, чтобы она не сбежала? Да Боги, я даже не знаю, что у нее на уме. Зная ее, она вполне могла уже сделать аборт не сказав мне. И точно так же, она может объявиться уже на 8-ом месяце и поселиться у меня дома. Это в ее стиле. И на блюдечке с голубой каемочкой я бы предпочел хоть что - то иное. - с рукой покончено, прикрываю аптечку.
- Как на счет выпить? Ужасно хочется выпить. - снимаю с себя халат, вешая его на стул, поправляю рубашку, пряча под ней цепочку с жетонами.
- Кстати, это мне больше не грозит. - поддеваю цепочку, и прячу ее снова. - Хочется по крайней мере в это верить. Последних событий хватает с лихвой, чтобы перекрыть впечатление от Кейптауна. - да, я уже успел рассказать другу про пятницу в мэрии. Закон подлости - шли избавиться от опасности и попали в такую передрягу.
- Есть виски в моих запасах и есть паб недалеко - выбирай сам, мне честно по фигу, завтра не на работу. А впереди выходные за городом. Нет желания, кстати, отдохнуть? - а что, другу будет полезно выбраться за город, на природу. На спокойную природу. Хотелось верить, что спокойную, вспоминая прошлогоднюю поезду - это был вопрос весьма и весьма спорный.

+1

11

Я привык его оберегать. Так уж вышло. Два года разница, а я все равно тайком или в открытую его оберегал всегда. Бить иногда в пол силы, прикрывать перед взрослыми, помогать в медицинском, подсовывая ему ответы на разного рода вопросы. Два года, а я всегда считал себя в ответе за каждый промах мелкого. Де и какой он мелкий, вымахал выше меня на добрых три или даже пять сантиметров, но я знал его таким, каким его не знали другие, каким он позволял себе быть со мной, и он знал меня таким же. "Не свети, что знаком со мной, иначе он решит, что ты такой же оболтус как и я" или "скажи, что будешь заниматься по конспектам Кирка, она меня любила". Такие советы давно были привычкой. А то, как я просил Оуэна и Дерека присмотреть за старшим Хантером, вообще не вписывалась не с какие ворота. И потом я берег его, не рассказывая о том, что на войне не все так красочно, как я рассказывал. Берег, да не уберег, мальчик сам полез поиграть в войну и чуть не остался там. Наверное, если бы это случилось, не дай бог конечно же, Джек винил бы меня в этом. И был бы абсолютно прав.
- Если есть рядом аптечка, предпочитаю игнорировать дедушкины методы, - фыркаю вытаскивая вместо спирта перикись и беру пепельницу со стола, потому что идти за лотком лень. Немного шипения на руку и ран и вот теперь сам Чарли лотает мне руку. Усмехаюсь и наблюдаю за ним. Спокойный, собранный, сосредоточенный. Очередная усмешка и падаю на стул чуть-чуть расслабляясь.
- Неси виски будем пить с колб, как в университете, - смеюсь прекрасно понимая, что у него точно должно быть два стакана, ну или чашки на худой конец. Не хочется никуда выбираться. Последняя моя вылазка стоила мне шрама под лопаткой, который я успешно и нагло скрыл от Чарли, по начало. Потом он конечно же узнал и выдал мне нагоняй, но что поделаешь - привычка оберегать слишком сильна.
- Знаешь, я понимаю то что она такая ветреная и все такое, - неопределенно махаю в воздухе рукой, мол сам знаешь, - но мне кажется она не способна избавиться от ребенка. Я видел это в ее глазах когда она пришла. - видел ли? Или просто хотел видеть? Не важно.
- Не друг, и не смей думать о повторном, мне хватило твоего рассказа. Называется пошли выписываться. Ты понимаешь, что ты чертовски счастливый сволочь? Не понимаешь, ну и не надо. Так вот, чтобы я тебя близко от военных действий не видел. И вообще, почему мне все обещают мирную жизнь на гражданке, А я чуть ли не каждую неделю сталкиваюсь с войной тут? - последний вопрос относился к риторическому. Я не настолько и наивен, чтобы считать что в мирное время нет боев, но пятничные приключение этого оболтуса, когда его мысленно я готов был прибить пока он рассказывал о приключениях, заставляли меня вновь и вновь задумываться о том, что все не так то уже и различается между собой, что мир и война это условности. Просто там, ты знаешь что будут стрелять всегда, а условный мир дает возможность чуть-чуть побыть дураком и расслабиться, сделать вид что все хорошо.
- Выкладывай, куда ты решил меня затащить в этот рад, - произношу я и забираю наполненный стакан с виски, посмотрев сквозь него на брата. - Но для начало, давай выпьем за нас. - проговорив это я чуть приподнимаю стакан и опустошаю его. алкоголь бальзамом касается оголенных нервов и окончательно возвращает мне покой на ближайшую ночь по крайней мере точно.

0

12

Буря и сразу затишье. Повоевали, побуянили, успокоились, поговорили и теперь можно присесть, распивая виски. Давно мне в этом кабинете не хватало хорошей компании, чтобы не чувствовать себя алкоголиком, спивающимся в одиночестве. Последней достойной компанией был один из пациентов, которого я нагло споил, за что тот в ответ обыграл меня в покер, увез в бар, усевшись за рулем, показывая - какого это водить с закрытыми глазами - сука, никогда этого не забуду, хоть и был пьян. А конец вечера я тупо не помню, но вечер удался - голова трещала еще пару дней. А это, к слову, непозволительно при моей работе.
Даже сейчас, покачивая в руке стакан с виски, вместо колб, предложенных Марком, я думал о том, чтобы не выпить лишнего. Могут вызвать и завтра не смотря на выходной, а еще можно упиться так, что и послезавтра свет дневной будет не в радость. Так о чем это я? Ах да, за нас же!
- Я не хочу больше говорить о нашей с Генри мачехой. Она... - театральная пауза, глоток виски под немой поднятый в воздух стакан. - Она достаточно портила жизнь нам обоим. Посему, хотел бы этой темы больше не касаться. Да и что мне остается, бежать искать ее, ползать у нее в ногах с просьбой оставить ребенка? - брови сошлись возмущенно над переносицей. Большей глупости я не слышал и не хотел бы больше выслушивать. Да, во мне еще есть гордость, возможно, даже гордыня, но это не по мне. Унижаться перед женщиной, которую ненавидишь. Да, с которой спал по воле случая, эмоций, но даже тогда она сумела показать свой характер, выгоняя меня. Нет, она получает по заслугам. Ужасно подлым способом, но если не дура - сделает аборт. А дурой она не была. Иначе мне просто неведомо, что творится в ее голове. Почему вообще сейчас, почему не завела ребенка раньше? От отца, законного мужа? Слишком много вопросов рождалось в голове, стоило мне только начать думать об Элизабет.
- На выходные еду за город. Нужно же хоть иногда расслабляться. Там даже будут мои знакомые, познакомил бы. А то у меня до сих пор ощущение, что ты ведешь затворнический образ жизни, Маркус, так нельзя! Жизнь не стоит на месте, нужно двигаться вместе с ней! - а это уже прозвучало, как полноценный второй тост, который был одобрен и бокалы опустошены. И ведь это не просто слова. В госпитале жизнь протекает усиленно быстро - каждый день кто-то уходит, кто-то рождается, каждый Божий день. Хотя, кому мне об этом рассказывать и печалиться? Уж точно не Маркусу.
- Не скучаешь по горячим точкам?

+1

13

Первая порция виски приятным огнем прошлась по пищеводу неся успокоение. Я больше не рвался учить Чарли уму и разуму, а он судя по всему был настроен взвесить все за и против своих слови действий. Рука была обработана и можно было продолжать делать вид, что все хорошо и еще пол часа назад мы не желали перегрызть друг другу глотки. С лучшими друзьями и не такое случается, уж будьте в этом уверенны.
Устроившись в кресле посетителя с максимальным комфортом, я слушал Хантера прекрасно зная одно - я хочу найти Элизабет и поговорить с ней, тем более что дело касалось ребенка, тем более ребенка Чарли, и я считал что обязан узнать что она с ним сделала, надеясь в глубине души, что глупостей это дама не натворила.
- Смени пластинку, - попросил я вместе с добавкой и теперь серьезно повис на вопросе, скучаю я по прежней жизни или не очень. Я не знал точного ответа на вопрос, поэтому оставив стакан балансировать на краю стола я со вздохом откинулся на спинку кресла уперев взгляд в,потолок. С одной стороны у меня тут вроде даже налаживается жизнь, хотя я и влез аж в несколько отношений, я не чувствовал при этом угрызение совести. А еще успел привыкнуть к удобной кровати, мягкой постели, мирному небу и шестичасовому сну, о котором я так долго мечтал в Сирии. Не видя здесь каждый день крови и отчаяния я перестал просыпаться от громких звуках, хотя сон мой по прежнему чуток.
- Если честно, Чарли, я за два месяца отвык от войны и ее бешеного темпа жизни. Я не говорю, что в городе проще жить, тут вообще все абсолютно иначе и по другому. Я забыл, что значит просто что-то делать, что-то говорить, не беспокоится о разном и не держать руку на пульсе времени. Судя по тому, что я сейчас имею, думаю осесть в городе. Война мне хоть и жена и любовница, но она выпила меня до дна.
Как ивестно у всего есть лимит, и сейчас я стал осознавать, что я достиг своего либо стою слишком близко к нему. Нельзя каждый день бегать от своей тени и считать, что война может заменить родных, близких, друзей, и вообще людей, которые что-то значат в моей жизни. Нельзя всегда бегать от самого себя и своих демонов. Нужно остановится, повернуться на сто восемьдесят градусов и посмотреть им в глаза. Наверное, стоит в тридцать шесть повзрослеть, а не вести себя как испорченный подросток, считающий что все может сделать сам.
Потянувшись я взял стакан и пока говорил крутил его в руках рассматривая янтарь жидкости под разным углом. А замолчав, я лишь усмехнулся и молча сделал большой глоток выпивая почти все виски за всех тех, кто остался на войне, кто не вернулся душой или телом, кто оставил там себя всего или большую часть, потому что не вышло вырвать ее из рук этой расчетливой сволочи.
- Знаешь, я наверное все же приму предложение Маккоя. Хотя, мне тут в качестве разнообразия предложение поступило пойти работать в скорую, в хирургическую бригаду. Ну что скажешь, подойдет мне форма хирурга госпиталя имени св. Патрика или согласится на зеленый цвет парамедиков? - смесь закончил я. Думать о грустном не хотелось, тем более что часть этого грустного была моей жизнью долгие годы.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The world is all brand new.