В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » War is war...


War is war...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/3R6Cp.png

Участники: Маркус Кирк и Дженна Дейли
Место: Сирия, лагерь американского отряда неподалеку от Триполи
Время: начало мая, 2013 год
Время суток: от полудня до ночи
Погодные условия: жарко, душно, пыльно, тяжело дышать

+1

2

Когда вертолет приземлился в аэропорту и мне сказали, что он приземлился я производил обход пациентов и слушал новость в пол уха, поэтому не услышал про то, что прилетели с грузом и журналисты. Весь мой интерес касательно вертолета заключался в холодном большом контейнере в котором везли заказанные мной еще две недели назад лекарства, без которых работать было по сути невозможно. Когда мне сказали, что хаммер привез контейнер, я занимался внеплановой операцией - вырезал апендикс у солдата, который умудрился довести состояние до критичного за что сначала получил по черепной коробке, а потом наркоз а в последствии аккуратный шрам, и как только придет в себя еще раз получит по ушам, только уже нотацией о том, что он идиот.
-Ты считаешь, что одного аналгина и трамала мне должно хватить для того, что бы снимать боль?
- Ну тут же еще кетанол, дексаметазон, во, даже ношпа есть. - пытался оправдаться Джо.
- Знаешь, куда ты можешь их себе засунуть? Я что должен предлагать нош-пу когда ко мне привозят человека с большой кровопотерей?
- Знаю.
- Молодец. Где морфин, полиглюкин, лазикс, реланиум? Джо, где они?
- Не выдают.
- А ты просил? А ты сказал, что иначе я в гробу видал всю их гребаную армию? И что мне спасать людей будет нечем? Ладно, не можешь ты сделать, самостоятельно выбью. Вали от сюда. - Джо вылетел из кабинета как ошпаренный, а я принялся перебирать ящик дальше
Настроение от удачно проведанной операции сошло на нед от очередного выкрутаса моего начальства., которое кажется обнаглело дальше некуда к концу моего контракта, или они считают, что если я уеду от сюда, другим врачам не понадобятся препараты эти?! Поэтому к обеду в столовую я попал нет в лучшем расположении духа, что заметили те, с кем я тут уже давно, и нисколько боев не было, а про операцию узнали чуть ли не по ее окончанию, вывод был очевиден - врача опять лишили лекарств для нормальной работы, а значит солдатом нужно постараться не попадать под пули и подрываться на минах, потому что в такой ситуации я буду очень сильно иг ругать и так проводить операции с абсолютно минимальным набором обезболивающих, ходя на грани риска.
- Эй, Кирк, слышал новость? - у Вебера было таки лицо, как будто он выиграл миллион в лоттареи.
- Какую из всех? - кисло поинтересовался я ковыряясь в плове, который на деле был более чем вкусным, просто не было аппетита. Новостей всегда было много, и не все были приятне, но уточнить всегда стоит, может я что-то и правда пропустил.
- У нас тут журналисты, сексуальная девушка и ее оператор. Будут репортаж делать о нас.
Теперь понятно стало, чего это он блестит как только что отчеканенная монета. Явно будет нарушать правила и подбивать клинья к девушки, уже глаз горит у него.
- Удачной "охоты", Казанова. - ужин прошел в штатном режиме, коллеги и сослуживцы по базе лишь смотрели и старались обходить тему препаратов стороной, знали что это на сегодня больная тема. Зато после ужина я получил возможность накостылять начальству по телефону, и заручится его словом, что в течении трех дней он организует поставку, и вообще, по его мнению я обязан более четче формулировать запросы. Перекинувшись парой тройкой не лестных слов друг о друге, мы пришли к консенсусу, и в итоге поняли в очередной раз, что мы друг друга прилично так уважаем, иначе не было бы этой брани и ругани. Словом, успокоившись я вышел из штаба связи и нос к носу столкнулся с молодой девушкой, одетой не совсем по уставу, и осматривающая все, к тому же еще и прислушивающееся к звукам. А прислушаться было к чему, так как где-то явно опять началась перестрелка между повстанцами и людьми правительства.
- Расслабьтесь и привыкайте. Эта канонада каждый день почти, не стоит беспокоится. Солдаты на местах, никто никуда не бежит. - я посмотрел на журналистку и вздохнул. Не люблю я когда приходят такие вот, городские и пытаются рассказать про войну со своей колокольни. - Вас провести или сами дойдете?

+1

3

Дженна никогда не любила душное лето и работать сверхурочно. Еще более не любила, когда в последнюю секунду меняются планы, и она вынуждена со всех ног бежать домой, чтобы покидать в небольшую спортивную сумку самое необходимое (читать: все, что плохо лежит на уровне глаз), а потом с удивлением обнаружить в ней кучу всякого хлама, типа фена, лосьона для волос и навигатора с посаженной батареей. Хотя одну теоретически нужную вещь Дженна все же прихватила. Это был компас. Игрушечный. Из трейлера с сувенирами где-то в Канзасе. И да, пользоваться им Дженна тоже не умела, потому что та абракадабра, что творилась с маленькой стрелочкой каждый раз, когда она открывала крышку, так и намекала - это не есть хорошо. Словом, в разведку с Дженной лучше не ходить - сильно наследите, незамеченными не уйдете, и всю последующую жизнь будете заикаться... если, конечно, выживете.
Итак, это был день один, и время близилось к обеду. Палящее солнце стояло в зените, и невыносимо душно казалось даже в тени. Их вертолет приземлился без приключений, преодолев огромное расстояние от ближайшего крупного населенного пункта, который по умолчанию считался местом безопасным. И только увидев с высоты птичьего полета разрушенные дома, с зияющими вместо некогда жилых помещений дырами, Дженна осознала, как глупо это звучит. Сирия была уже не первой горячей точкой, канал и прежде забрасывал ее в опасные места. Однако не нужно быть провидцем, чтобы понимать, что сегодня все будет совершенно иначе. На душе отчего-то поселилось едкое предчувствие чего-то нехорошего, и эта тревога не отпускала ее до самого прибытия. Но ведь Дженна всегда немного волнуется, и здесь ее едва ли сочтут за это параноиком.
- Через десять минут будем на месте, - проорал ей прямо в ухо назойливый оператор. Дженна знала его совсем недолго, но уже успела прочухать, что такому палец в рот не клади, дай заснять скандальное разоблачение или как кому-то отпиливают голову. Но поскольку последнее было лишь его сокровенной мечтой, Чаку или просто Чакки (не так уж и изобретательны журналюги на клички) приходилось довольствоваться малым.
- Выметайся, детка! - соскочив на потрескавшуюся от засухи и жары землю, Чак первым стянул с головы наушники, заглушающие шум лопастей вертолета. И казалось, радовался, словно ребенок, предвкушая очередной сюжет, сделающий ему почет и уважуху в лице не менее жадного до громких новостей шефа. Впрочем, до Дженны уже давно дошло, почему ей выдали именно этого типа, а не адекватного, здраво мыслящего человека. И вообще, сколько ему лет?
- Если они грохнут твое оборудование, я тебя прикрывать не буду, - стараясь держаться дружелюбно, Дженна не оборачиваясь указала на разгружающих вертолет солдат. Уставшие, измученные жарой парни словно пушинки перебрасывали друг другу часть багажа, и вроде бы еще не дошли до их "походного снаряжения". Но на Чака эта картина произвела неслабое впечатление, и он тут же унесся защищать от "неумех и растяп" свое сокровище. Дженне в тот миг подумалось, что он даже на баррикады грудью готов броситься, лишь бы "его красавица" не пострадала... и речь шла далеко не о симпатичной репортерше, которую камуфляжные штаны и пока еще белая майка, к слову, совсем не портили. И многие успели это оценить. За что Дженна Дейли любила солдат, так это... нет, не за неловкие попытки подкатить всем табором... за их умение держаться, словно ничего не происходит, когда везде кругом уже наложила свой отпечаток война. Это были совсем юные ребята, очень многие едва ли старше ее. Они улыбались, шутили и делали комплименты. Кто-то дурачился, а кто-то, напротив, ходил чернее тучи. Все были разные, но сохраняли такую силу духа, которая алчному до сенсации Чакки не снилась даже после хорошего косяка.
Прошло уже несколько часов - Дженне показали ее апартаменты (читать: коморку, больше похожую на плохой сарай - изнутри и на хороший туалет на улице - снаружи). Привыкшая к условиям приличных таких отелей, Дженна стоически восприняла перспективу провести здесь ближайшие пару дней и даже поблагодарила молодого солдата, что вызвался "подкинуть" ее вещи до места. В сумку Дженна, к слову, так и не заглянула, побоялась. Потому что каждый раз, в случае вот таких вот срочных командировок, когда на сборы катастрофически мало времени (а для девушек все, что меньше пары часов - катастрофически мало), она сама поражалась своей предусмотрительности. С другой стороны, вдруг на них неожиданно нападут, тогда газовый баллончик придется очень кстати!
Выскользнув за дверь, Дженна осмотрелась, прикидывая, откуда удобнее будет вести съемку. Несколько раз прошла мимо одного и того же невысокого здания, невзначай стараясь заглянуть в окно, оглядела военную технику и даже успела заблудиться. Она уже поговорила с парой человек, прежде чем столкнулась с ним - с высоким и с виду суровым мужчиной лет тридцати пяти, плюс/минус, хотя едва ли минус... три?
- К этому сложно привыкнуть, - скрестив на груди руки - так Дженна делала всегда, когда начинала нервничать или волновалась - она попыталась улыбнуться. Вышло плохо, что-то (что, интересно!?) все еще не давало ей покоя. - Но я сама вызвалась. - Дженна действительно могла отказаться, однако вцепилась в эту возможность так, что у других просто не осталось шансов. - как и многие здесь. Хотя кто я, чтобы сравнивать? А за помощь буду признательна, если, конечно, у вас есть время.
Что-что, а помощь ей бы не помешала, это точно!
- Дженна Дейли, кстати. Сакраменто, центральный канал. - без лишнего стеснения она протянула руку, уголки губ дрогнули в слабой улыбке. - простите, что не по уставу.

Отредактировано Jenna Daily (2013-08-09 16:23:19)

+1

4

Еще одна из рода желторотиков.... Если я когда нибудь решусь написать мемуары, а это будет лет этак к 90, если доживу и обзаведусь старческим маразмом, напомните вписать три главы о том, как не вестись на красивые слова о войне. Мысленно сделав себе такую пометку я внимательно осмотрел девушку, прикидывая не только возможные повреждения при случае неудачного приземления на землю, но и совсем не функциональную белую футболку. Надо будет у Роджерс попросить майку для этой особы. это тоже ушло в мысленный блокнот дел на потом.
- Не спорю, но возможно, если захотеть. А захотеть придется, потому что беруши запрещены, не услышите сигнал тревоги в случае опасности, а спать как-то но все же надо.
Я пожал плечами и заложил руки в карманы армейских брюк, заправленных по всем правилам в высокие черные берцы. Вроде и медик, а с виду меня легко принять за простого солдата. Единственное отличие от военных это красный крест нашитый на куртку, которая успешно осталась в комнате отдыха медицинского персонала. В такую жару носить ее сущий ад и испытание, хотя вот от горячего чая я не отказался бы.
- Гражданская, которая может увидеть то, что не видят другие, - ответил спокойно и ровно и кивнул проходящим мимо двум солдатам, которые спешили по своим делам. Я скосил взгляд на протянутую руку.
- Приятно познакомится. Майор медицинской службы Маркус Кирк, - я пожал руку девушке, чувствуя мягкость кожи и городскую ухоженность. В таких местах, как война это все слетит в миг, стоит только попасть в настоящий бой, и мне теперь даже стало интересно. Интересно по большой части была реакция девушки на войну как таковую. Да, привыкнуть к кананаде сложно, но пару часов под ее шумом и уши уже сами не замечают звука, а мозг просто регистрирует его краем сознания. А что будет с городской умницей и красавицей, если она столкнется с кровью, смертью и прочими атрибутами войны лицом к лицу? Останется же она такой же, или удариться в панику и устроит беготню и крики что она хочет домой. Хотя, по идеи журналисты должны быть другими, они должны быть чуточку черствее всех остальных гражданских, и чем-то даже похожи на нас, военных и медиков, кто работает здесь, борется, спасает и умирает, морально, физически или ментально.
- Добро пожаловать на военную базу Верджин, - усмехнулся я, - Хотя, что-то мне подсказывает, что эту фразу, или подобную, за пару часов услышали вы не в первый раз. - я отпустил ее руку и приглашающим жестом предложил пройтись. Все таки стоять на месте не самое идеальное решение.
- Открою небольшую тайну - тут очень много всего не по уставу. Нет времени тратить на него время, когда хочется просто пожить от боя к бою. - мы уже успели уйти от здания администрации, когда одна из медсестер вынырнула из за поворота и практически налетела на меня и Дженну.
- Кирк, - начала она без всех формальностей. Мне лично было это абсолютно привычно, тем более мы уже второй контракт служим бок о бок.
- Элисон Торум, познакомься, это Дженна Дейли, центральный канал Сакраменто. - быстро представил я девушек друг другу. - Что там у тебя?
- Саммерс, который Джейсон, у него температура, по градуснику. - проговорила она, что вызвало легкую улыбку. Люблю симулянтов.
- Опять? Передай ему, что если он продолжит симулировать, я ему... - я запнулся посмотрел на Дженну и покачал головой, - Скажи что он ходит не сможет, если продолжит в этом же духе, - проговорил я отпуская медсестру. - Прошу прощения за такое. Некоторые солдаты как дети, но к моему счастью, таких единицы на тысячу. Иначе некому было бы воевать. Расскажите, что привело вас именно в Сирию, и что вы ищите здесь, в стране забытых и разбитых надежд.

+2

5

Может быть, майор был и прав, чтобы привыкнуть, требовалось всего лишь желание и время, однако Дженна в этом серьезно сомневалась. В рядах ее знакомых не водилось военных до первого вылета в подобную командировку. А после, их количество существенно уменьшилось, потому что связь просто оборвалась, и Дженне очень хотелось верить, что лишь связь, а не чья-то жизнь. Она не видела настоящей крови, настоящих выстрелов, когда человек стреляет в человека или кто-то падает замертво прямо на поле боя. Но она провела много времени за разговорами с теми, кто знает об этом не понаслышке. С простыми солдатами, которые просто так, сухо и почти без эмоций, рассказывали ей о своих товарищах. Не для камеры и не все.
- Справлюсь, не неженка, - ох, как она в тот момент ошибалась! Большую часть своей жизни Дженна Дейли была существом сугубо квартирным и объектом в быту лишь эстетически приятным. Стоит ли добавлять, что походные условия такого уровня были для нее непривычны, однако в шок не повергли - уже хорошо.
- Что такое пара дней, когда солдаты живут, слушая это, неделями, - медленно, но верно Дженна приходила к выводу, что никогда не позволит своим детям пойти в военные. Стоит лишь однажды побывать в атмосфере военного положения, и мир начинает переворачиваться, заставляя на многие вещи взглянуть под другим углом. Одно Дженна не могла взять в толк, как все эти люди умудряются сохранять такое спокойствие, зная, что завтра, возможно, уже никогда не смогут увидеть своих родных и близких, поцеловать детей, обнять родителей. Как? Ведь мысль об этом невыносима, так или иначе, она маячит где-то совсем рядом, на затворках сознания. И едва ли хоть кто-то способен заглушить ее полностью..
- Вы правы, но все равно спасибо, - едва заметно кивнув, Дженна последовала за новым знакомым в надежде, что в процессе прогулки по базе найдет именно то, что ей нужно - сюжет. Оставаться здесь дольше положенного Дженне совершенно не хотелось, но отнюдь не из-за палящего солнца, звуков перестрелки где-то вдали или твердой скамьи, которую солдаты называют кроватью. А из-за осознания того, что совсем скоро кому-то из них может не повезти и новых знакомых снова станет на одного меньше. Об этом было сложно даже думать, поэтому Джемма вновь переключилась на разговор.
- Разумно, хотя перед камерой все будет смотреться иначе, - она знала это как никто другой, потому что имела возможность сравнивать и сама была частью этого "искажения", хотела того или нет. У телевидения всегда есть свой формат, и центральный канал порой загонял своих сотрудников в строгие рамки. Как сейчас, к примеру. Им с Чаком поставили четкую задачу - вернуться домой с чем-то, что вызовет больше ажиотажа и интереса, чем типичные очерки о военных действиях в новостях. Цинично, да? Впрочем, ее шеф всегда был сволочью, и даже редкой - той, которая умеет дать понять, чего хочет. И порой Дженне было противно с ним работать, не только из-за пошлых шуток и запаха дорогих сигар, а вообще. Но она работала, потому что верила, что именно репортером сможет донести до других те реальные события, которые видит своими глазами. И сейчас ей тоже этого хотелось. Разве что... она все еще не понимала, куда попала и во что ввязалась.
Беззвучно поздоровавшись с первой женщиной, что встретилась ей на базе, Дженна не встревала в разговор и вообще старалась быть как можно незаметнее. Наверное, у нее не очень хорошо получалось, но, по крайней мере, ее присутствие не сильно мешало привычной работе. Внимательно прислушиваясь ко всему сказанному Маркусом Кирком, Дженна мысленно подмечала, что жизнь здесь идет своим чередом. Время летит, пусть и не очень быстро, а люди просто делают то, что положено, и в бездушных роботов не превращаются.
- Не стоит, это скорее мне нужно просить прощения, - медсестра ушла, и Дженна вновь заговорила. - Не знаю, были ли здесь репортеры до нас, но поверьте, мы не все такие, - потирая глаза, она бросила короткий взгляд в сторону Чака, который все еще носился со своей камерой, пристраивая ее то так, то этак, и никак не мог найти идеального места. Дженна бы не удивилась, если бы узнала, что ему уже дважды или трижды врезали по морде, однако солдаты не были бы солдатами, если бы не умели преодолевать столь сильное желание почесать о фейс ее оператора кулак.
- Он дурак, - проследив за взглядом майора, добавила Дженна, - но безобидный. Давно вы здесь? - резко изменив тему разговора, она все еще не сводила глаз с худощавого парня, что так нелепо смотрелся в камуфляже. Ей не было неловко, но и выглядеть городской фифой, для которой все это лишь занимательные каникулы, экзотика или хороший шанс заработать, тоже не хотелось.
- Это наша работа. Нас командируют, мы вылетаем. Кто отказывается, долго не держится, - но Дженна немного лукавила. Она не упомянула о том, что сама сюда рвалась, лишь заслышав о возможности. Что собралась за десять минут и едва не въехала во встречный минивэн, торопясь в аэропорт. Незачем ему об этом знать, и никому не нужно. Самой бы разобраться, что ее так тянуло...

+1

6

На войне время бежит по другому, его вообще учишься ценить и беречь, хотя это не то, что можно отложить на потом, чтобы использовать разом. На войне просто привыкаешь к тому, что кто-то умирает, а кто-то занимает его место. На войне привыкаешь быть сдержанным и отстраненным. И вот когда такая девушка, хрупкая, относительно миниатюрная, гордо вздернув нос заявляет, что она выдержит, мне хочется чуть чуть но посмеяться над ней, потому что это звучит слишком самоуверенно и не для военного времени. Здесь не стыдно бояться и чего-то не знать, Здесь не стыдно признавать, что тебе страшно и хочется домой.
- Все так говорят, - усмехаюсь и кидаю взгляд на девушку. Ну да, так оно и есть, все решают почему-то сообщить о том, что они не такие как все, а как посмотришь репортажи по телевизору, так ощущение, что из под копирку штампуют и печатают тексты для каждого канала. Разве что иногда количество погибших и выживших разниться, наверное потому, что зависит от рейтинга. Вот только цифра ничего не решает, когда приходится провожать цинковые гробы с молодыми людьми обратно на родину. Мне повезло, мне не доводилось стучать в дверь гражданских и сообщать, что их сын\отец\брат\муж, нужное подчеркнуть, не вернется домой, потому что он пал смертью храбрых, и не важно если он перед те как отдать Богу душу, плакал как дитя и звал мамочку.
- Главное, чтобы этот дурак вернулся таким же на родину, - я даже остановился, чтобы посмотреть на представление под названием "я и моя камера", тем более шоу было знатным. Не то, чтобы я не понимал этого его стремление найти лучший ракурс, просто я не понимал, почему он так над ней трясся, ведь это всего лишь камера, да дорогая, отличная, но просто камера, которых множества. Даже стало чуть грустно, что люди так же не носятся с человеческими жизнями, а предпочитаю раскидываться ими как будто это разменная монета.
- Почти двадцать месяцев, - произношу и только сейчас осознаю, что прошло почти два года, что все это время я кочевал с базы на базу, и делал одно и тоже. Время на войне и правда летит абсолютно иначе. А вот следующие слова девушки меня немного удивили. У меня вообще было стойкое ощущение, что она стремится оправдать свое и оператора присутствие здесь, как будто ей не комфортно и неудобно перед всеми собравшимися на базе.
- Дженна. Можно же к вам так обращаться? - поинтересовался я и дождавшись ответа продолжил мягким голосом старшего товарища и наставника, все таки я собрался дать совет, а не приказ или нечто в стиле него. - Перестаньте оправдываться, я вас прошу. У меня такое ощущение, что вас силком потащили учиться на журналиста, а потом отправили силой же работать на канале. - я одарил девушку мягкой улыбкой. - Будьте достойны своей профессии и никогда не оправдывайтесь за то, что делаете. В конце концов, вы делаете свою работу, они свою, - я взглядом указал на группу солдат, которые тренировались сейчас на плацу, - А я делаю свою работу. И каждый старается достичь высшей точки прекрасного в этом. Для вас это хороший материал, для них остаться живыми и здоровыми, для меня сделать все, чтобы человек остался при своих интересах, и не затронул мои. Так что не переживайте из за него или из за того, что придется лезть туда, куда не стоит, мы все понимаем то, что это просто работа.

+1

7

Игры нет, тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » War is war...