Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Would you be my Daddy?


Would you be my Daddy?

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Эрик Бергманн и братья Келлеры.
Место: Rosewood Hotel Georgia, Vancouver, Canada.
Время: лето, 2009 год.
Время суток: начало полудня.
Погодные условия: лето в разгаре со всеми вытекающими - солнце, безоблачно, +23.
Сюжет: Что делать трём музыкантам, проснувшимся после бурной ночной попойки, когда они находят под дверью своего номера маленького годовалого ребёнка. Откуда он? Где его мать? И кто отец?

Отредактировано Erik Bergmann (2013-08-09 21:33:56)

0

2

Утро началось ближе к полудню. Неизвестно кто продрал глаза первым, но стоны и проклятия были единогласны. Не хотелось даже думать, сколько было выпито накануне ночью, но явно не только пиво. Кажется, было что-то ещё, с подачи Кристофа. В номере царил бардак, будто не они трое, а человек десять минимум устроило здесь вечеринку. Голова Бергманна нещадно раскалывалась и отдавала пульсирующей болью в висках, а во рту был привкус, будто там ночевали дворовые кошки.
- Ближайшие дни я не пью ничего кроме воды, - хрипло простонал Эрик, пытаясь встать, а точнее свалиться, с дивана и чуть было не на Карстена.
Благо, предварительно вслепую нашарив рукой под шерстяной тканью что-то живое и шевелящееся, басист вовремя передумал падать вниз.
- Чувак, вставай, - он не глядя ткнул его рукой, судя по всему, в живот.
Келлер-младший что-то невнятно проворчал, половина явно была матом, пытаясь принять сидячее положение и спихивая с себя плед. А Кристоф тем временем, так же матерясь, принимал сидячее положение в кресле, в котором каким-то немыслимым образом и в непонятной позе проспал всё утро. Бергманн потёр глаза и попытался оценить окружающую обстановку. Всё пространство пола было усыпано попкорном, везде валялись какие-то смятые пакетики от чего-то съестного, коробки из-под пиццы горой свалены на журнальном столике, там же стояли грязные тарелки, бутылки из-под пива и чего-то ещё с градусом покрепче, продолжая свою популяцию на ковре и полу.
Троица музыкантов кое-как справилась с задачей встать на ноги. Пару раз, конечно, мотнуло не туда. Один раз столкнулись меж собой. Впрочем, это уже всё было привычно. Только каждый раз почему-то хотелось проклясть солнечный свет, любой звук и вообще всё живое вокруг. Крис сразу же оккупировал ванную, судя по всему надолго, а Карст засел за приставку. Эрик же вздохнул и принялся убирать бардак. Чего он не терпел, так это горы мусора. Да и как подумал, что горничной придётся всё это убирать, стало как-то стыдно. Наверное, это воспитание родителей – Эрик просто не мог находиться в комнате, где был беспорядок. Поэтому, после того как выпил две таблетки аспирина, нашёл большой мусорный пакет и принялся методично собираться с ковров обёртки от чипсов. Карстен любезно поднял ноги, когда басист потянулся за очередной пустой бутылкой.
- Спасибо за помощь, - фыркнул на этот жест Бергманн, проходя мимо, перешагивая через провод джойстика и намеренно загораживая собой обзор игроману, на что тот возмущённо завопил.
Вскоре удалось достичь чего-то приблизительно похожего на порядок. Но крошки из ворса ковра ему было не убрать вручную. Поэтому придётся всё-таки ждать прислугу. Когда мусора набрался мешок как у Санта-Клауса, в дверь номера три раза громко постучали. Кого там принесла нелёгкая?
- Да? – крикнул он, но ответа из-за двери не послышалось.
Эрик вопросительно посмотрел на Карстена, но тот будто и не слышал ничего, полностью поглощённый игрой. Повторного стука не было.
- Сиди, я сам открою, - съязвил басист и, бросив пакет с мусором, пошёл открывать дверь.
Распахнув её, он никого там не увидел. По крайней мере, на уровне глаз. А вот опустив их ниже, он упёрся взглядом… во что-то, напоминающее детскую сумку-переноску. И в ней лежал ребёнок, на вид ему было около годика, хотя тут нельзя быть уверенным. Пару секунд Эрик недоумённо смотрел на дитя, потом шагнул через него и оглядел коридор отеля по обе стороны от номера. Стояла полная тишина и ни одного человека. В душу сразу закралось недоброе, очень недоброе чувство. Мужчина шагнул обратно и присел на корточки перед ребёнком.
- Эй, малыш, а где твоя мама? Почему ты тут один? – слова как-то сами собой сорвались с губ, а дитя с улыбкой посмотрело на мужчину и вроде бы даже хихикнуло.
Тут глаза Бергманна остановились на детской ручке, сжимающей и потрясывающей листком бумаги. Чувство тревоги в груди неминуемо нарастало.
- А что это у тебя тут такое? Можно я возьму? – отвлекая внимание малыша разговорами, басист взялся за листок и аккуратно потянул, стараясь не порвать.
Листок удалось извлечь достаточно быстро, кажется, ребёнка не столь и интересовал сей предмет, сколько бейсболка Эрика, которую он ловко схватил другой ручонкой за козырёк и сдёрнул с его головы. Мужчина же тем временем развернул листок, на котором было что-то написано синей ручкой. Пришлось перевернуть пару раз по часовой стрелке, чтобы текст был читабелен. Нахмурившись, он бегло прочитал её содержимое. Лицо басиста непроизвольно вытянулось, а брови поползи вверх.
- Вот дерьмо! – выругавшись, он моментально подскочил на ноги, потом наклонился, схватил сумку за ручки и втащил её вместе с ребёнком в номер и хлопнул дверью.
Потом перенёс ношу в гостиную и плюхнул на журнальный стол, чуть не сбив игровую приставку на пол. Рывком выдернул за шнур джойстик из рук друга, тем самым привлекая к себе полное и безоговорочное внимание.
- Карстен, по ходу у нас проблема, - ответил он на возмущённо-вопросительный взгляд вокалиста. – И она вот-вот нагадит в подгузник.
Тот только и успел открыть рот, как Бергманн ткнул бумажкой под нос вокалисту:
- На вот, почитай.

Отредактировано Erik Bergmann (2013-08-11 19:05:40)

+5

3

Карстен медленно отрыл глаза. Первое, что пришло на ум – череда жутких ругательств и очередная клятва самому себе, не пить больше в таком количестве, а следом, он саркастично заметил, что нагло врет, да ни кому-нибудь, а себе любимому. Это была не первая и далеко не последняя попойка, что оканчивалась жестким утренним похмельем. Утренним ли? Странно, но было как-то уж больно темно. Раздался голос Эрика откуда-то сверху, что странно вдвойне. Потом Карстен ощутил, как кто-то его щупает.
- Что за…? Убери свои… - Он усмехнулся, мысль о том, что ни одному так херово, успокаивала. А в момент, когда Эрик ткнул Келлера в район живота, прояснилась и природа загадочной темноты. Музыкант был укутан в плед с головой. Он медленно выпутался, пытаясь принять вертикальное положение. Оказалось не так-то просто. Но справившись, с непосильной на первый взгляд, задачей, парень застыл в исходном положении, окидывая комнату ленивым взглядом.
- Мы что, вчера все это сожрать умудрились? Почему вместо попкорна на полу не валяются полуголые стриптизерши? Они хоть как-то могли бы скрасить это чудовищное утро. – Вокалист вздохнул, а потом представил, как вместо попкорна…. Нет, слишком больное воображение. Отмахнувшись от внезапного наваждения, Карстен предпринял попытку подняться на ноги. Изрядно шатало, пару раз занесло так, что все трое столкнулись между собой.
- Смотреть надо, куда шатаешься! – Заявил Келлер брату и первый проскользнул в ванную, чтобы умыться холодной водой. Закончив, он вышел с мягким полотенцем в руках, вытирая лицо. Еще раз осмотрел помещение, недовольно сморщившись. – Горничную уже вызвали? Свинарник полный. – Переступая через горы мусора из бутылок, коробок от китайской еды и прочего, он пробрался к дивану, раскопал среди коробок пиццы плейстейшн, и нажал на пульт от телевизора, удобнее устраиваясь на мягком сидении. В момент, когда проходил второй из трех раундов первой сходки, перед экраном возник Бергаманн, Карстен шикнул на него, отталкивая рукой от экрана, приподнял ноги, чтобы тот мог извлечь бутылку из-под дивана, главное, чтобы не мешался.
Эрик, пожрать закажи в номер, пожалуйста. Хватит херней страдать, на это горничная есть. – Все это, не отводя взгляда от экрана телевизора. Кажется, в дверь позвонили, но Бергманн то где-то там ходит, откроет сам, ввиду чего, Келлер даже голову в сторону возмущавшегося басиста не повернул. Каждый нашел дело по душе: приставка, душ, уборка.
Тебе надо было Ханной родиться, тогда бы помимо менеджмента, ты занимался бы стиркой и уборкой, какая экономия на химчистке. – Слышал ли его Эрик, вокалист не знал, да и ему, по большей степени, сейчас было все равно. Процесс игры увлек его окончательно и бесповоротно. Дело шло к финальному баттлу, как идиллию вновь нарушил тот самый, черт его дери (на этот момент Карстен именно так и подумал), Бергманн.
- Хьюстон! У нас проблемы! - Он выдернул пульт из рук Келлера, заставляя поднять недоуменный взгляд.
- Эрик, б..ть, какого х…я ты так делаешь?! Да похрен на подгузник, там же… там же… - Парень выхватил бумажку, но внимание его было сосредоточено на другом, он завалился на бок на диване, и потянулся к джойстику, когда услышал низкий электронный мужской голос «YOU LOOSE» и, буквально, через несколько минут «ROUND TWO. FIGHT!».
- Отойдиии! Это же Хейхати Мисима! Этот дедок меня сейчас уроет! – Келлер умудрился изогнуться так, что дотянулся таки до пульта, но звуки, издаваемые персонажами игры говорили о том, что исправлять ситуацию уже поздно.  «YOU LOOSE» повторил все тот же голос.
- Ну…. Твою ж налево, а…. что там подгузник? – Он медленно перевел взгляд на нечто, возвышающееся на журнальном столике, поднял листок с пола, читая его.
- Что? Что за бред? – Келлер приподнялся с дивана, Теккен отошел на второй план, он заглянул в сумку-переноску. В комнате повисло молчание. – Он живой? Не, на меня не похож. Либо твой, либо Криса. Я, вообще с детьми не лажу, так что… сами разбирайтесь, а я…. – говоря, музыкант отходил в сторону кухонной стойки, - поесть закажу, сам схожу даже, может быть. – Карстен замолчал на некоторое время, пытаясь осознать наличие дитя на столике. – Что за нах..й? Ты где его взял, вообще? Отдай обратно. Это не смешно. Какого хрена? Зачем нам ребенок?

+4

4

Вот почему он вечно засыпает как получается и где получается? Спать в кресле жутко неудобно, правда есть один плюс, утром с какого бы похмелья не был вставать очень легко. Кристоф в отличии от остальных своих собутыльников помнил все ровно до того как сел в кресло и отключился. Он был более закален в таких вещах, что бы он забыл надо было выпить гораздо больше алкоголя.  А вот голова болела, от этого никуда не деться. Да и разбудил Эрик, который начал шевелиться ан кровати и кажется даже постанывать. Келлер попытался поднять голову и чуть не охнул от боли. Нет, боль была не в голове, болела шея которая затекла от неудобного ложа и позы. Затекшие мышцы быстро переплюнули  головную боль от выпивки. Так же точно  было невозможно пошевелить ни рукой, ни ногой.
Крис пытался разогнуться теперь сам, начав постанывать. Пустая бутылка выпала из его рук на пол, к другим своим сородичам. Странно, что он держал ее всю ночь, видимо снилось что-то такое. Серьезное что ли. Наконец он распрямился более или менее. Бергманн с Карстеном в это время разобрались где кто и кажется, тоже приходили в себя. Полу согнувшись Келлер встал в кресла и направился в ванную. Теплый душ ему в помощь, хоть все тело болит перестанет, да и от похмелья поможет. Кряхтя словно старик, и держась за спину Крис добрался до ванны и заперся там. Пофиг, пусть делают че хотят, а ему нужен душ. Включив воду и стащив с себя грязную одежду, он встал под струи воды.
Вот он настоящий кайф.
Вода казалось, смывала боль со всего тела, струйки воды протекали по коже унося с собой некомфортные ощущения и сливали их в канализацию. Эту лучше таблетки аспирина. Хотя нет, без нее тоже никак. Сейчас он закончит с душем и направиться за вторым обязательным средством.
Минут через пятнадцать-двадцать Келлер старший таки соизволил выбраться из душа и как раз вытирался мягким белоснежным полотенцем, когда услышал крики из номера. Чего эти двое там не поделили. Нахмурившись, он обернул полотенце вокруг бедер. Чего орать то так, голова то все равно болит, пусть и не так сильно как обычно. Келлер вышел в гостиную к парням
-Чего орете то? Кого убили?
Он направился к парням которые что-то оголдело рассматривали. Карстен даже игрушку ради этого нечто забросил. Стало вдвойне интересно, что же могло заставить его брата забыть обо всем. В общем его ожидал шок не меньший чем их. Зайдя за диван он увидел это нечто. Ребенок.
-Откуда это тут?
Кажется он не первый кто задал этот вопрос. Не то что бы Крис  расстроился..нет он был просто шокирован. Заметив бумажку которой тряс брат, Келлер выхватил ее и быстро пробежал взглядом. Хорошо читать умел на английском. Вот это новости…
-Да какая разница на кого он похож то! Надо звонить в полицию пусть его мамашу ищут. – как всегда Крис по ходу оставался самым спокойным. Он еще раз посмотрел на ребенка, тот пока плакать не собирался, и улыбаясь смотрел на трех дядек склонившихся над ним. Вот если он сейчас испугается это будет ужас. Кристоф наклонился и поднял ребенка из люльки на руки  прижимая к себе и кладя его головку на плечо.
-Че стоим? С ним че-то еще передали? Памперсы, питание? Кто его нашел то? Давайте, один ищет вторую сумку, второй звонит в  полицию. Может еше не далеко ушла.- и уже обращаясь к ребенку- Да крошка, сейчас мы найдем твою глупую маму и отдадим ей, ты только не плачь ладно?

+4

5

Эрик молча наблюдает за реакцией друга на записку и ребёнка, но тот будто и не замечает и тянется снова за джойстиком, завалившись боком на диван. Басист силится не схватить приставку и не кинуть её об стену – как можно думать о какой-то игрушке в такой момент?! У них, чёрт возьми, под дверью оставили маленького ребёнка! Но вокалист всё же обращает внимание на сумку-переноску и перечитывает, уже внимательно, написанное на бумажке. Взгляд проясняется, на лице начинает отражаться понимание её содержания.
- Нам с Крисом с ним разбираться?! А ты тут типа ни при чём, да?! Ты совсем охренел?! – тут терпение музыканта закончилось, и он перешёл на повышенный тон. – Как ты можешь думать о еде?! У нас ребёнок в номере, чёрт тебя дери! Годовалый малыш! Ты это понимаешь вообще?!
Усилий стоило заставить себя успокоиться и сбавить обороты. Крик мог напугать ребёнка, а им только детского плача не хватало. Бергманн, переводя дыхание и громко сопя, проследовал негодующим взглядом за другом, отошедшим к кухонной стойке.
- Ха-ха-ха, чувак, очень смешно, - саркастичным тоном отозвался он на слова Карста. – Ты чё думаешь, я его в аренду взял от нехрен делать? В папашу поиграть? Рихард Карстен Келлер, ты совсем идиот или прикидываешься?!
Захотелось отвесить ему оплеуху. Хорошую такую. Рука так и чесалась. Но тут Бергманн замечает, что пока они ругались, малыш самозабвенно начал слюнявить козырёк его бейсболки, добытую им ещё в дверях номера, когда музыкант отвлёкся на записку.
- Эй, малыш, отдай, это не еда, - он аккуратно выдернул её из его ручонок.
Запоздало пришла мысль, что ребёнок может заплакать, но тот улыбнулся и хихикнул, разглядывая двух незнакомых дядь. Кажется, его забавляло происходящее. Ну хоть кого-то это всё забавляет. А вот его, Эрика, это никак не забавляло. Это ж надо так вляпаться!
Келлер-младший не успел ничего ответить на слова друга - из ванной наконец-то выходит Кристоф. Вот уж на чьё более или менее адекватное поведение стоит рассчитывать. Басист наблюдает за тем, как друг расценивает ситуацию и написанное в записке.
- Карстен заявил, что это не его ребёнок, – почти мстительно выдал Эрик, когда Крис оторвал взгляд от записки и перевёл его на ребёнка. – Говорит, не похож. Так что разбираться с ним нам с тобой, прикинь?
- Да какая разница на кого он похож то! Надо звонить в полицию пусть его мамашу ищут.
Вот! Хотя бы у старшего Келлера здравые мысли! Бергманн облегчённо выдохнул. А Кристоф тем времен вынул малыша из сумки и взял на руки. Тут-то Эрик даже рот раскрыл от удивления – откуда тот так ловко умеет обращаться с младенцами? Не замечал он раньше за другом умения водиться с детьми. Да и вообще вблизи с ними не видел никогда. Но слова Кристофа отвлекли его и вновь вернули к реальности происходящего.
- Я нашёл его… под дверью номера… с запиской… и больше ничего… его мамаша просто бросила его под дверью… и оперативно смылась в неизвестном направлении, - запинаясь, пояснил басист, а потом вдруг до него дошёл смысл последних слов друга. – Полиция?! Сообщить в полицию?! Ты с ума сошёл?! Ни в какую полицию звонить нельзя! Да ты представляешь, что начнётся, когда они узнают, что нам его подкинули и кто-то из нас его отец?! А если они кому-то проболтаются?! Это же… это же просто сенсация для газет! Да пронырливые журналюги такую информацию купят, не пожалеют бабок на это! Нам ещё не хватало засветиться в газетах под заголовком вроде «Один из «Schattenspiel» стал отцом»!
Какое уж тут самообладание с такими-то перспективами? Но впадать в панику было нельзя. Надо успокоиться. Бергманн схватился за голову и плюхнулся на диван.
- Зашибись просто! Докувыркались с бабами, б*я, – в полголоса выдохнул он, невидящим взглядом смотря в пространство перед собой.

Отредактировано Erik Bergmann (2013-08-28 00:20:33)

+4

6

Карстен стоит с совершенно каменным выражением лица, всматриваясь в картину «Эрик-истерик». Такое не каждый день увидишь и, признаться, в какой-то степени Келлер смакует моменты, потому что Бергманн довольно забавен в подобном состоянии. Однако же, именно мысли о еде заставляют его переключиться, желудок неприятно сводит, последний раз музыкант ел вчера, и, судя по мусору: попкорн и пакеты от чипсов, нормальным ужином это назвать сложно.
- Да, я прекрасно понимаю. Но есть от этого я хочу не меньше. На голодный желудок, вообще, невозможно что-либо делать и думать о чем-то, кроме еды. – Келлеру на глаза попалось меню ресторана, что располагался в вестибюле отеля, он с нескрываемым интересом раскрыл книжечку, выбирая завтрак. В этот момент со стороны Эрика снова посыпались обвинения и наезды, Карстен лишь нахмурился, ничего не отвечая. Он уже нащупал трубку телефона и набирал номер администратора.
- Элиза, да, это Келлер, люкс номер 328. Нам тут необходима горничная, и я бы хотел заказать еду в номер, угу… меню перед глазами. – Вокалист перечислил все, что планировал съесть на завтрак, он прекрасно понимал, что сказанное превышает его возможности, но, ребята помогут, да и, в конце, концов, что не съедим, то попробуем. Примерно в это же время из ванной наконец-то соизволил появиться Кристоф.
- Был бы бабой, жил бы в ванной. – Язвительно заметил Карстен, отмечая то, сколько времени брат проторчал в душевой. На слова Эрика, который в красках описал разговор, случившийся несколькими минутами ранее, Келлер-младший лишь скорчил гримасу и, пожав плечами, заявил. – Да, это так.
Умение брата обращаться с детьми всегда поражало Карстена. Хотя, наверное, это побочный эффект общения со всякого рода двоюродными родственниками, которые уже успели понарожать кучу племянников. Конечно, Карст, как и Кристоф, любил их и уделял им достаточно внимания, но в основном тем, кто был уже в сознательном возрасте. С младенцами у него не ладились отношения, они вечно кричали, писали, срыгивали и делали прочие отвратительные вещи.
- Эрик прав, сообщить в полицию все равно, что взять рупор, зайти в первое попавшееся крупное желтое издание и во всеуслышание сообщить о находке. Давайте так. Сначала я поем. Заказ вот, вот принесут, потом мы обратимся за помощью к управляющему, наверняка кто-то видел девушку с сумкой. Консьерж, горничные, может официанты, может портье, может она прошла через черный вход, тогда кто-то из чернорабочих, и, в конце, концов, весь отель утыкан камерами наблюдения, на какой-то она точно должна была засветиться. И если у него или нее… кто это там, вообще? Так вот, если у ребенка нет еды и памперсов, то, мы сходим в ближайший супермаркет и купим это, или поручим ребенка кому-то из персонала. Может у них и нянечки есть? Ну, или, раз вы так отлично ладите, - Келлер кивнул на Криса и младенца, - ты можешь быть его нянечкой. – Ехидный смешок. В номер снова постучали, Карстен моментально подлетел к двери, отпирая. Внутрь зашел официант с подносом-каталкой, на котором располагался завтрак. Аромат из блюд исходил такой, что оставаться равнодушным, не было возможности. Поблагодарив обслугу и выдав щедрые чаевые, вокалист полностью увлекся процессом дегустации.
- Ммм, невероятно вкусно… - Жуя, произнес он, щурясь от удовольствия. – Поешьте. И не надо говорить, что ребенок – причина вашей голодовки. Здесь все настолько вкусное, что единственной причиной для отказа можно считать собственную смерть, потому что в любом ином случае, я бы это съел. 

+3

7

Сейчас Кристоф жалел, что не придушил брата в детстве. Карстен настолько пофигистично отнесся к довольно серьезному событию. Отмазался мол не похож и все, он не при делах. Хотелось огреть его по голове чем-нибудь ей богу. Но Кристоф ограничился только подзатыльником брату. Сделал он это молча, ибо скажешь что-нибудь, Карст обязательно привяжется к словам. Глубокий вздох и переключить свою злость в другое русло.
Он был не согласен с ребятами. Даже с полицией можно договориться. И им хотя бы можно отдать ребенка и успокоиться.  Не то что бы Кристоф так уж не переносил детей, нет как раз наоборот, он с удовольствием возился с детьми, но этот ребенок чужой. Не знает он почему эта неразумная мамаша решила подкинуть его им, но Келлер был уверен что  никто из них отцом ребенка не является. Плюс чем дольше он с ним возиться, тем труднее потом отдать дите неразумной мамаше. Таких вообще надо сажать, ей богу, подкидывать ребенка, додуматься надо еще. Конечно это могла быть одна из фанаток, у которой съехала крыша, но это ее не извиняло.
-Между прочим ребенок тоже может хотеть есть, Карст. – Крис опасливо покосился на чудо в розовом сидящее у него на руках и пуская слюни. Пока он есть не хотел, нок то знал когда этот вулкан прорвется. Помощи от успокоения плащушего ребенка ни от Эрика ни от Карстена можно было не ждать.
-Это раз, второе это памперсы.  Не дай бог сходит под себя пока ты ешь, я его тебе под нос и подсуну и посмотрим на твой аппетит.- угроза что надо, главное что бы поверили- Третье. И что нам дадут камеры если она уже уйдет отсюда?
Насчет полиции он спорить не стал, с ними спорить дохлый номер. Он как то пытался, они все равно побеждают и отказываются слушать Криса, даже если старший Келлер прав. А напомнишь им об этом, сразу напомнят, как он не хотел брать Карстена в группу.  Дите продолжало пускать слюнки и весело о чем то агукать. Его по ходу все это развлекало. Крис вздохнул и обратился к другу.
-Эрик, прекращай истерить, а.- умоляющий взгляд- У нас по ходу аспирин закончился, по любому в аптеку надо.- и снова обернувшись к брату – кстати насчет нянечки. А вы не боитесь что она так же все разболтает? Или портье, или кто там еще к кому мы за помощью обратимся? Че теперь оставим ребенка себе? Эй там не написано как ЕЕ зовут то?
То что это девочка Крис определил по цвету одежды и рюшечкам. Вот тут вознесешь благодарность  всем мировым штампам. Хорошо что во всем мире принято мальчиков одевать в голубое а девочек в розовое. Крис подошел к Эрику и вручил ему ребенка.
-Подержи я хоть оденусь.
Сдав ношу другу  Келлер скрылся в своей комнате, быстро натягивая белье, джинсы и майку. Вот лично ему есть не хотелось. Хотелось аспирина и спокойствия. Где вот правда искать эту мамашу сейчас? Да еще и так что бы об этом никто не узнал. Захотелось стучаться об стену лбом.  Даже за помощью не к кому обратиться. Одевшись Крис вернулся в гостиную, где Эрик мучился с дитем, а Картсен поедал свой завтрак словно просто смотрел кино.

+4

8

Эрик был рад, что хотя бы на Криса он мог сейчас рассчитывать, как на поддержку, в той ситуации, в которую они влипли. От Карстена ждать чего-то ответственного никогда не приходилось, так чего он ожидал сейчас? Просветления? Келлер-младший, как ни в чём не бывало, заказал еду в номер – ему вообще что-нибудь может перебить аппетит? Бергманн, не без злорадства, оценил реакцию на всё это Келлера-старшего – младшему достался хороший подзатыльник. Даже малышка оценила – весело хихикнула.
- Я не истерю, - уже спокойным голосом отозвался басист, вставая с дивана и поправляя на голове вновь нацепленную бейсболку – сидеть на месте нервов не хватало пока, лучше было ходить туда-сюда. – И я против вовлечения кого-либо в эту ситуацию. Это же неминуемая огласка по всем газетам, и ладно, если только мелким и «жёлтым», - нахмурился, слушая друга. Мозг его уже лихорадочно соображал, что надо сходить в магазин и купить всё перечисленное, но так, чтобы их на этом не поймали. А то это будет весьма странно – рок-музыканты с пакетами с детской едой и пачками памперсов. Зрелище ещё то. – Себе? Ты с ума сошёл? Мы же не сможем прятать её у себя вечно. Надо что-то придумать, ребят. И самим разыскать эту ненормальную, - недобрый взгляд в сторону поедающего с подноса еду Карста. - Нет, в записке не было имени. Судя по корявому почерку, она сильно торопилась, так что забыла… наверное.
- Подержи. Я хоть оденусь, - с этими словами Бергманну вручили малышку.
Басист чисто автоматически принял передачу, а когда спохватился, то успел лишь рот раскрыть, а друг уже скрылся в комнате. Мужчина немного растерялся – последний раз он ребёнка держал чёрт знает сколько лет назад и то мимоходом, кажется, когда к родителям ездил повидаться, кто-то из родственничков подсунул ему своё чадо. От Келлера-младшего ждать помощи было бесполезно – он стоял и, как ни в чём не бывало, в разнобой выуживал из всех тарелок еду и заталкивал себе в рот. К счастью, природная ловкость (в народе именуемая «отсутствием криворукости») басиста не подвела – малышка вполне удобно уселась у Эрика на руках. Наверное, тут так же как и с велосипедом – если один раз подержал ребёнка на руках, потом не забудешь, как это делается. Малышка же сразу потянулась снова за его бейсболкой, поэтому ему пришлось взять её обеими руками под подмышки и отстранить на вытянутых руках.
- Извини, малышка, бейсболка детям не игрушка...
Кажется, ребёнок не сильно огорчился неудаче, так как весело заулыбался и замахал ручками и задрыгал ножками. Ну, ещё бы тут не радоваться – Бергманн неуверенно, но покачивал её вверх-вниз, что-то неразборчиво приговаривая, как обычно говорят с детьми. Надеюсь, тебе это нравится… и ты не срыгнёшь на меня. Осмелев, он даже пару раз немного подбросил её в воздух, от чего та залилась смехом. Всё что угодно, главное чтобы не заплакала – со слезами он бы не справился однозначно. Это ж хуже женских слёз раз в сто.
Спасение пришло в роли появившегося рядом Кристофа, которому Эрик сразу же вручил малышку.
- Ну, что будем дальше делать? – он оглядел товарищей. – Кто с ней в номере останется? Кто в магазин? Кто вообще знает, что ребёнку надо покупать? Я вот лично не в курсе.
Басист перевёл взгляд на Кристофа – раз знает, как с детьми обращаться, может и это знает? Ну, чисто случайно…

- фото-вдохновение -

http://s5.uploads.ru/m7APv.jpg

Отредактировано Erik Bergmann (2013-09-01 23:23:23)

+4

9

В ответ на подзатыльник, Карстен лишь хмурится, окидывая брата беглым, полным недовольства, взглядом. Наверное, нужно бы промолчать, но, какого хрена-то?
- Кристоф! Я мог подавиться. – Он внимательно слушает брата, наблюдая за ним. – И что? Мне с ним поделиться? Я, вообще, не понимаю, с чего такая паника. Давайте… положим его в сумку и поставим под двери кому-то еще. Вы ведь не думаете, что он реально чей-то из вас? – Да, да, именно «из вас», Келлер-младший был уверен в собственной беспричастности и полной невиновности. – У нас словно проблем своих не хватает.
Может, конечно, вокалист и не прав, может, звучит это эгоистично, но, с другой стороны, какая-то неадекватная идиотка с их помощью решила избавиться от балласта, а им теперь жопу рвать?
Он постепенно доедает свой завтрак, пока ребята решают технические вопросы эксплуатации детеныша человека, определяя в процессе его пол. Девочка. Карстен хмыкает и идет мыть руки, так как большинство из заказанного было съедено варварским способом – пальцами. Но ведь так вкуснее. Кристофа уже нет, он, видимо, умотал переодеваться. Картина маслом: Крис в полотенце на бедрах и с детем, мечта фанаток, не иначе.
- Конечно, придумать нечто, что поможет найти нам мамашу – это гениально. Вот только, НИЧТО не способно нам помочь найти ее, если не прибегнуть к посторонней помощи. Но мы ведь не хотим огласки, так? И что? Нам ничего не остается. Даже горничная, по словам Кристофа, может разболтать все прессе. Может нам стоит обратиться к медиуму? – Саркастически щурится, вопросительно изгибая бровь. – Все это похоже на идиотскую комедию. А что в конце? Мы всем сердцем прикипим к этому и оставим растить дружной шведско-голландской семьей??? Нам нужно обратиться за помощью. Я уверен, что администрация в отеле вполне адекватная, они не станут подвергать риску свою репутацию и распространяться на темы, которые их посетители не хотели бы афишировать.  Вокруг отеля итак достаточно шумихи из-за нашего приезда. Нет, еще мы можем поступить как его мамаша, но не подставлять ни в чем не повинных постояльцев, а сдать ребенка в полицию анонимно. – Пока Карст выказывал свое недовольство, вернулся Крис. Как ни крути, а снарядить девчушку нужно, и вопрос Эрика вполне закономерен. Не дай Бог, она обделается или проголодается и начнет орать. Какие же они ужасные, когда вопят, не затыкаясь.
- Я точно с ней один на один не останусь. Решайте между собой. – Хотя, это было лишним, наверняка, будучи довольно рассудительными людьми, они в здравом уме, не стали бы оставлять Келлера-младшего нянчиться с ребенком, ну, если только ситуация совсем критичная.  – Давайте я схожу в магазин. Что ей нужно? Подгузники, молоко? Детское питание? Каши какие-то? Что еще они едят? Наверное, нужна бутылочка и соска, чтобы заткнуть ее в случае истерики. – Несмотря на то, что общение Карстена, как уже упоминалось ранее, с племянниками сводилось к минимуму, он худо-бедно имел представление, из чего состоит набор младенца.
- Кристоф, ты у нас супер-мамаша, ты и оставайся. Мы с Эриком вдвоем управимся быстрее. И все же подумайте над тем, чтобы сдать ребенка. Не обязательно показывать им записку. Можно сказать, что просто наткнулись на ребенка, но никаких посланий с ним не было. – Даже полиция ему стала казаться вполне приемлемым вариантом, главное, отделаться от дитя и чем скорее, тем лучше.

+2

10

Брат продолжал выеживаться. Хотя что было ожидать от Картсена, он всегда был такой, он же младший. Ответственности никакой, тем более за такое маленькое создание. Этот человек поймет что такое дети только когда будут свои. Он и у кузенов то особо с детьми не возиться, избегает. Крис помнил как одна из жен кузена, молодая девчонка пыталась вручить Картсену понянчиться своего трехмесячного младенца. Ей почему то взбрело в голову что как только Келлер младший возьмет младенца на руки то сразу его полюбит. В итоге ей удалось загнать его к стене и таки всучить бедняге ребенка. Лицо Карстена и то ка кон держал младенца надо было видеть. Кристоф тогда пару дней ржал над всей ситуацией, а Карстен после вообще избегал детей. Может даже ненавидел, местами. По крайней мере обихаживать их точно ненавидел. Так что старший Келлер лишь вздохнул на реакцию брата.
Одевшись Крис вернулся к остальным. Эрик тут же вручил ребенка  ему. Отличненько, нашли няньку. Прям он знает что и как с ними делать аха! Дити вообще маленькие и хрупкие, вдруг возьмет и сломается прямо в руках. Ужас же, страшно. Кристоф бросил взгляд на диван. Это выход кстати. Он положил ребенка на мягкую поверхность  положив с краю подушку что бы дите не свалилось. Кажется так делали эти мамаши все. Девочка теряться не стала весело заагукала и что-то залепетала на своём детском языке перевернулась на живот встала на колени и стала рассматривать через спинку дивана комнату, продолжая что-то кому то говорить.
-Блин, тогда смысл вообще тащиться  в магазин? Давайте сразу отнесем ее администрации отеля и дело с концом?
Про себя успел добавить что они ведь и правда привыкнуть могут. Дети бывают очень милыми созданиями. Это маленькое чудо похоже совсем не капризное, а значит могла купить всех троих своим взглядом. Хотя с Карстеном придется постараться и сильно.
-Скажем что не наш. Да и откуда он наш то? Мы в Канаде года три не были, то есть девочке уже два бы точно было.
Тяжелый взгляд на брата. Почему-то захотелось сейчас сделать ему подлянку. Ну бывает иногда такое ради прикола посмотреть что же Карстен будет делать и поржать потом.
-Нет с ребенком останешься ты, Карст. На правах самого младшего. А мы отправимся в супермаркет и аптеку. Почему ты? Просто тебе незамеченным из отеля выйти сложнее чем нам.
Крис сложил руки на груди, краем глаза он наблюдал за малышкой, что бы та не свалилась с дивана. Он не был уверен ни что стоит оставлять дите с братом ни что стоит его отдавать или вообще оставлять. Странная ситуация ей богу. Кто-то некрасиво пошутил. Келлер ухмыльнулся и озвучил мысль что пришла ему в голову.
-Слушайте, а может это типа подарок фанатов как эти собачки у Карстена? И подарок ему опять же. Вместо мягкой игрушки.
Это звучало смешно, но знаете люди бывают всякие кто-то и такое мог придумать. Фанаты встречаются и не уравновешенные психически, те у кого крыша съезжает на разных вещах. Так вроде не психи, а тараканы прям гиганские.

+3

11

Эрик наблюдал за всем действом со стороны и поначалу даже не пытался влезть в спор. Конечно, на первый взгляд самым лёгким вариантом было перекинуть ответственность на администрацию и полицию. Но его посещали сомнения на этот счёт, причём обоснованные. Поэтому Бергманн решил всё же высказаться, а уж примут они во внимание его слова – это Келлерам уже решать:
- Нет, администрации отеля отдавать нельзя. Они, может, и беспокоятся о репутации, но вот кто-то из них может не так сильно ратовать за неё. Всему персоналу не доверишься в этом вопросе, однозначно. А полиции анонимно мы не подкинем. Они нас всё равно задержат, чтобы мы написали какие-нибудь заявления и прочие бумажонки, перед тем как они заберут у нас ребёнка. А много ли фантазии им понадобится, чтобы самим домыслить, что этого ребёнка нам подкинули не случайно? Он может быть и не нашим, но вот им мы этого не докажем, пока все через ДНК-тест не пройдём, как минимум.
Он обвёл взглядом коллег и посмотрел на малышку. Та занималась своими детскими делами и на музыкантов внимания не обращала. А ребята тем временем спорили, кто с ней будет в одиночку нянчиться. Пусть они сами решают что делать, он-то точно не собирался оставаться с девочкой наедине. Нет, Эрик, конечно, знал более-менее, как надо сидеть с ребёнком, как его развлечь и всё такое, но вот если дитя начнёт плакать – он не был уверен, что ему под силу будет с этим справиться. Всё-таки дети реагируют адекватнее на знакомых взрослых, чем на тех, кого они видят впервые в жизни. Да и обоих Келлеров посылать в магазин за детскими принадлежностями – тоже ещё очень сомнительное предприятие. Бергман сделала вид, что не расслышал дурацкой шутки Криса про дарение ребёнка как собачки Карстену – теперь уже ему захотелось дать другу подзатыльник за неуместный в их ситуации юмор. Как вообще можно так шутить о маленьком живом человечке? Может мамаша этой девочки и не совсем нормальная на голову, но не до такой же степени.
- Кристоф, а ты уверен, что оставлять Карста с ребёнком – хорошая идея? В том смысле, что нам меньше всего надо, чтобы с ребёнком что-то случилось или он поднял истерику, с которой твой брат не сможет оперативно справиться. Если постояльцы соседних номеров услышат детский непрекращающийся плач – нам не избежать объяснений чего она тут у нас забыла.
Хотя, надо заметить, что его слова, про повышенное внимание к персоне Карстена, были вполне весомым аргументом. Нельзя отрицать, что вокруг Келлера-младшего всегда было больше ажиотажа со стороны фанатов и таблоидов, чем к остальным членам группы.
- Так, давайте решаем быстрее и пойдём уже. Малышка скоро проголодается или, не дай Бог, наложит в свой единственный подгузник. При любом из этих раскладов она будет плакать и просто так успокоить её будет сложно, даже если бы мы все трое вокруг неё бегали.
С этими словами Эрик пошёл к себе, накинул толстовку и вернулся, на ходу пересчитывая имеющуюся у него наличность – было несколько непривычно иметь дело с канадскими долларами. Что ж, это издержки пребывания в чужой стране – привыкание к их местной валюте.
- Ну, так, что решили? Со мной ты, Крис, или всё-таки Карстен?
Вопросительный взгляд на друга и кивок в сторону Келлера-младшего.

+2

12

Нет, шутки, шутками, но думать-то головой хоть иногда нужно. Оставить Карстена с ребенком, это верх идиотизма (бро, я люблю тебя). Все эмоции и мысли по данному вопросу были написаны на лице Келлера-младшего. Он даже несколько раз открыл и закрыл рот, растерявшись от возмущения, что сказать, хотя, дар речи вернулся к нему достаточно быстро.
- Спятили что ли? Нельзя меня с ребенком оставлять. Что я буду с ней делать, если она начнет орать? Танцевать вокруг нее? Это вряд ли поможет. Я не хочу с ней оставаться. И не надо вот этого вот сейчас. Любого из вас узнают, куда бы кто, в чем ни пошел. Ваши рожи тоже довольно приметны. – Карстен указал раскрытой ладонью в сторону Эрика. – Вот, он дело говорит, меня оставлять нельзя. Я могу удариться в панику и пойду искать помощи, но ведь огласка нам не нужна, это все понимают, но сидеть тут и слушать, если что, бешеные детские оры, я не намерен. Я этого не выдержу, это же все равно, что мелом по доске. – Вспоминая данный звук, нервно передергивает плечами, корча рожу отвращения. Вопросительный и одновременно пронзительный взгляд на брата. – Не понимаю, о чем вы еще раздумываете? Кристоф, ты и, правда, лучше всех нас справляешься с детьми. Или ты мне мстишь за что-то? Ты жесток, готов рисковать ради мести двумя жизнями и тремя репутациями? – Музыкант вздыхает, смотря на моральные терзания ребят. Ясное дело, что оставаться с ребенком не хочется ни одному из них. Это большая ответственность, все-таки это живой человеческий детеныш. Из собственных мыслей вырывает воспоминание о шутке Криса, заставляющее усмехнуться.
- Даже не мечтай, кстати, лично у моих поклонников, что дарят мне собачек, не настолько воспаленная фантазия. Ладно, не хотите с ней сидеть, так и быть, я останусь, но, у меня два условия. Во-первых, если я остаюсь, то даже не думайте, что я каким-то образом буду иметь отношение к смене подгузника, во-вторых, ребят, побыстрее возвращайтесь, а. Иначе я тут реально свихнусь.
Впервые за все утро Карстен подошел к ребенку, что сменил место дислокации с рук на диван и довольно мурлыкал нечто себе под нос.
- Ээээй, привеееет… чудовище. – Последнее как-то само собой вырвалось, но девочка лишь хихикнула и ответила нечто вроде «агублииие», заставив парня страдальчески изогнуть брови. Ну, вот, хоть вы тресните, но никакого желания брать ее на руки не возникало. Не понимал он, чего очаровательного в них находят другие люди. С ужасом вспомнилось, как ему в руки вручили трехмесячную племянницу. Младенцы – это нечто напоминающее маленького человечка, оно хрупкое, страшное, кричащее, какающее и срыгивающее. Вот каково определение понятия ребенок по Карстену и пока он не готов поменять его. Девочка улыбнулась музыканту, снова сказав нечто.
- Она мне улыбается, какой ужас. Ну, так вы идете или как? – Келлер обернулся на брата, ожидая ответа.

+2

13

Я точно понимал, что нужно действовать быстрее. Голова снова начинала гудеть, что точно не к добру. Обдумав все за и против, оставляя брата с маленьким ребёнком, я снова направился к себе в комнату. Странно будет, когда 2 мужика придут в аптеку за подгузниками и детским питанием. Разыскав кошелёк и очки, натягивая на себя лёгкую кофту, с капюшоном, я вернулся в гостиную. – С ребёнком останешься ты, Карстен – как бы этот ему не нравилось, да и я сам был не в восторге, но так точно будет лучше – а мы, с Эриком быстро всё купим и вернёмся.  И не дай Бог ... Я остановился. Можно сказать, что я сбился и задумался. Знаете, как это бывает, множество картинок возможных происшествий проносятся перед глазами. Не хотелось бы, что бы брат оказался за решеткой. Да, да я, чёрт подери, больше переживаю за Келлера-младшего. Снова эта адская боль в голове, проносится как молния. Я же, просто разворачиваюсь и ухожу. Где-то здесь был лифт.
Чёртовы шикарные отели. В них всегда столько коридоров, они словно лабиринты из мифологии, особенно когда ты с бодуна. – Где лифт? Вопрос на который по сути мне не нужен был ответ, я как бы спрашивал самого себя. как бы странно и смешно это не выглядело со стороны. Я точно знал, что где-то рядом идёт Эрик. Дойдя до одного из коридорных «перекрёстков»  схватился за шею. Как я вообще умудрился заснуть в кресле? Глупые вопросы. Попытавшись восстановить в памяти дорогу к лифту, заметил, что Эрик уже ушёл вперед. Вот у кого всегда котелок варит. Я двинулся за ним.
- Я с уверенностью могу сказать, что где-то рядом должен быть и супермаркет, и аптека. Капюшон, затем очки – хотя о чём это я, такая маскировка никогда не прокатывала и сейчас вряд ли прокатит. Мы были в холле, и я уже краем глаза я заметил на улице фотографов и фанатов. Столько лет гастролируем - легко можем выделить фанатов и папарацци из толпы обычных людей. Жестом одной руки я остановил друга. – У меня есть идея. Коронная ухмылка. Похлопав Эрика по плечу, я разворачиваюсь в сторону ресепшена. На ходу снимаю очки, мне не хватало только замедленного движения. Ну, знаете, как в фильмах. Ещё вчера заметил девушек, которые регистрировали нас в номер. Тут поможет человеческий фактор.  – Извините, – одна из этих прелестных созданий разворачивается, и я пытаюсь разглядеть её значок с именем. Хотя всё же мой взгляд пару раз ускользал в её декольте. – Сэм. Вы не поможете нам с другом?! Там на улице нас сторожат фанаты и фотографы, а нам хотелось бы проскользнуть незаметно. Не подскажете где здесь у вас чёрный выход?! Улыбка и взгляд из-под бровей. Я заметил, как она смутилась, кивнула и отошла в сторону, попросив подождать пару секунд.
В этот момент я уже перевёл взгляд на Эрика. У меня как-то поднялось настроение, а Эрик выглядел немного потерянно. Я не мог упустить такой шанс, что бы подурачится.– Ты ужасно выглядишь, чувак.

Отредактировано Christoph Keller (2014-03-07 12:57:38)

+2

14

Басиста не могло не радовать сейчас, что хотя бы Кристоф начал проявлять какую-то элементарную серьёзность и сознательность. И хотя он сильно сомневался, что было хорошей идеей оставлять Карстена с малышкой, но всё же понимал, что Келлер-младший не так уж и безнадёжен в роли няньки, как казалось на первый взгляд. В самом деле, что он может сделать с ребёнком? Нет, ну вариантов была конечно огромная масса, но не конченый же он идиот, ведь правда?
- Да, чувак, ты за неё головой отвечаешь, - вставил свои пять центов он в напутствие друга и, подойдя к девочке, добавил. – Мы скоро вернёмся, не обижай дядю Карстена, хорошо?
Малышка конечно же ничего не поняла, но весело заулыбалась и опять попыталась ручкой сдёрнуть с него бейсболку, что ей на этот раз не удалось. По дороге к двери Бергманн успел схватить с подноса хлеб и кусок ветчины, из чего сделал импровизированный бутерброд и затолкал в рот, жуя на ходу. Оба музыканта спешно покинули номер. В какой-то момент идущий за Крисом Эрик обогнал его и первым оказался у лифта - благо голова болеть перестала и с ориентацией в пространстве проблем не было. Чем Келлер-старший судя по всему похвастаться не мог.
Спустившись в холл, оба музыканта замерли почти у выходных дверей – на улице их поджидала засада из папарацци и фанатов. Вот же ж приставучие! Не то чтобы он не любил фанатов, но вот пронырливых фотографов музыкант люто ненавидел. Нет, через главный вход они в своих до ужаса банальных конспиративных нарядах вряд ли выйдут. Бергманн начал соображать, как же им быть дальше, но, кажется, у Кристофа первого появился план. Стоило ожидать, что его друг не упустит случая подкатить к красивой девушке. Эрик театрально закатил глаза и проследовал за ним к стойке ресепшена. Впрочем, они с другом соображали на одной волне – в голову басиста тоже пришла мысль о чёрном ходе. Ну а что, это же самое логичное? Музыкант терпеливо ждал, рассеяно оглядывая пустой холл отеля, пока Келлер-старший использует все свои чары чтобы вызнать где чёрный ход и как им воспользоваться. Сомнений не было, что этот номер прокатит, схема-то отработанная.
- Ты ужасно выглядишь, чувак, - вернул к реальности его голос друга.
- Ну извини, маску для свежего цвета лица я как-то не успел сделать, - усмехнулся он на подкол друга. – Ты тоже сегодня не Мисс Вселенная, чувак. Всё, пошли.
Девушка любезно показала им дорогу и вскоре они уже были на улице за углом от главного входа. И тут не было ни одного папарацци или докучливого журналюги. Красота!
- Так, нам нужен супермаркет и желательно поблизости, - с этими словами Эрик извлёк из кармана джинс свой телефон и запустил программу-навигатор. – Сейчас гляну что тут есть рядом.
Господи, благослови тех, кто изобрёл эти чудо-программки и интернет в телефоне! Потребовалось пять минут чтобы загрузить карту города и найти что требовалось.
- Ближайший через квартал отсюда, пешком дойдём, без такси, а то время потеряем, - он сунул под нос другу дисплей с картой ближайших улиц Ванкувера. – Вот, нам сюда. Пошли быстрей, ну!

+1

15

Воистину, жизнь музыканта - это всегда праздник, яркий, веселый и полный эмоций. Что же касалось очередного похмельного утро в кругу самых близких, причислить его к радостным не поворачивался язык. Как минимум никто из нас не представлял такого поворота событий, а что касается Карстена - и подавно. Брат, наверняка, уже испытывал продолжительный шок от того, что с малышкой оставили именно его. Но ничего не поделаешь, жизнь так коротка, нужно попробовать все возможное, а младшему никогда не помешает проявить отвественность.
Я же не сделал самый ужасный поступок в своей жизни? - совесть покалывала где-то близко, но эти приступы жаления и отгораживая брата от всего негатива - ни к чему. И нужно было наконец себя убедить в том, что это ему во благо. К счастью, за далекими размышлениями и обменом привычными для нас подколами с Эриком, миловидная девушка с ресепшена вернулась и таки довела нас до черного выхода.
- Мы с моим другом чрезмерно благодарны вашей помощи. Спасибо, что помогли. - не скрывая сего радостного факта, я во всю спасал ситуацию и флиртовал с девушкой. Если бы все проблемы были подобного рода, я бы решал их без всякого урона для нас всех. Улица встретила нас практически полным отстутствием людей от чего я облегченно выдохнул полной грудью, но лучший друг тут же напомнил нам о главной проблеме, выискивая в своем телефоне адрес ближайшего супермаркета.
– Вот, нам сюда. Пошли быстрей, ну! - ждать пришлось недолго, как и идти, как Эрик уже тянул к зданию за углом. Сейчас я еще раз сожалел о том факте, что не успел выпить аспирина, грела только мысль о ближайшем "оазисе" в виде аптечного киоска. Входя внутрь, я старался не отставать от второго "горе-папаши", толкая перед собой тележку. И сейчас, наверное, был тот самый трогательный момент, который с радостью и трепетом обговаривают все мамаши - самостоятельный поход а магазин и прогулку молодых папаш. Оно - то смешно, если бы не было так грустно. Проезжая полки с детским питанием, я с интересом изучал ингридиенты маленькимх баночек, пока Эрик путешествовал  в рядах с подгузниками. - Ну, ты там как? Еще не потерялся в мире памперсов? - решив поинтересоваться тем, как он поживает, старательно вынимал с полки баночки с детским пюре разных вкусов. О, черника! Надо будет попробовать. - с дурацким выражением лица и полным благоговением, я продолжал исследовать полки, пока не набрал половину тележки. Что-то я увлекся. - оценивая всю поетичность картины, я не заметил, как вблизи меня стояли двое симпатичных молодых мамочек для которых я стал экспонатом. Поднимая голову и взгляд на них, я осознал происходящее и быстро соориентировавшись, улыбнулся им, толкая тележку перед собой. - Прошу прощение, вы не подскажете где можно купить детские пеленки? - немного хмурясь, я озвучил барышням свою просьбу, тут же улыбаясь. Флирт в такие моменты был неуместен, но я же не мог себе в этом отказать? С раскрытым ртом слушая советы девушек, я не заметил как перед нами материализовался силуэт Эрика, а его взгляд говорил сам за себя. Картина была живописнейшей: взрослый и суровый мужик, держащий в руках две упаковки памперсов. -А это...мой друг Эрик. - с силой сдержав смешок от вида этого "папашки", представил девушкам друга.
Видимо памперсы теперь буду менять я.

Отредактировано Christoph Keller (2014-04-09 18:55:06)

+2

16

Последняя ситуация, в которой Эрик мог себя представить – это хождение по супермаркету в рядах с детскими товарами. Тем более на пару с Кристофом. Это было бы очень умилительно, если не смотрелось так по-идиотски. Стоило ожидать, что первый отдел, куда ринется Келлер-старший будет отдел детского питания. Что младший, что старший - только о еде и думают. Бергманн закатил глаза, увидев с каким энтузиазмом его друг принялся перебирать баночки с пюре.
- Я в соседний отдел, - проворчал музыкант и направился в отдел с подгузниками.
Словами было не передать как неуютно он себя чувствовал проходя между рядами с упаковками. Особенно учитывая, что в супермаркете и помимо них были люди – пришлось натянуть козырёк бейсболки на глаза чтобы не было так стрёмно встречаться взглядами с проходящими рядом женщинами. Но это было не самой главной проблемой – пробежавшись по упаковкам глазами Эрик понял почему их такое количество. Подгузники-то нужны детям разных возрастов! А сколько ей лет-то? Басист пытался прикинуть возраст их малышки на глаз, но это было всё равно что гадать на кофейной гуще. Он параллельно вчитывался в надписи на упаковках, извлекая их с полок и переворачивая информационными этикетками - на новорождённых, на годик, на от двух до трёх лет, для ползающих, для ходящих… Голова кругом! Купишь не то – либо не налезет, либо в подгузник полезет половина ребёнка. На изображения детей на упаковках и ориентироваться-то нельзя, а могли бы и соответствовать, чтобы все могли разобраться! Вот дерьмо! Причём во всех смыслах. Эрик вздохнул, чертыхнулся и взял несколько упаковок наугад, для разных возрастов – хоть что-то да подойдёт! Тут ему ещё на глаза попались присыпки и большие упаковки с влажными салфетками. А это ещё чё за фигня?! Взяв обе упаковки одной рукой, второй он перевернул банку с присыпкой и прочитал мелкий шрифт. Да вообще блин зашибись! И это тоже надо?!
- Охренеть можно! – выругался он уже вслух и поняв, что в две руки ему не унести всё, поставил баночку обратно на полку и решил позвать Кристофа с тележкой.
Долго искать не пришлось – завернув обратно в отдел с детским питанием, Эрик застал друга там же, где и оставил минут пятнадцать назад, если не больше.
- А ты в курсе что нам нужна ещё присыпка и салфетки, и ещё Бог знает сколько ещё… херни? – он осёкся, запоздало заметив, что Келлер-старший был не один, а в окружении двух молодых представительниц женского пола.
И все три пары глаз смотрели на него, стоящего с упаковками памперсов в руках. Прекрасно! Просто великолепно! Музыкант устремил гневный взгляд на друга, собираясь высказать ему всё, что он думал о неугомонном стремлении кадрить женщин везде где только можно. Нашёл время, твою мать! Басист реально был готов двинуть ему одной из упаковок, но сдержался – в присутствии свидетелей не хотелось учинять разборок, тем более в детском отделе.
- Очень приятно, - выдавил он, стараясь не выдавать гнева. – Извините, нам пора.
С этими словами он кинул в тележку к другу свою находку и, схватившись за неё, резко потянул следом за собой в соседний отдел, от чего опирающийся на неё в деланно непринуждённой позе Кристоф чуть не упал. При виде этого две молодые мамочки хихикнули и переглянулись, а Эрик лишь мстительно усмехнулся.
- Ты куда столько банок понабрал? – уже в другом отделе он заглянул в тележку и мягко выражаясь офигел от увиденного. – Ты сделал ей запасы на случай ядерной катастрофы?!
Хотя чего он спрашивает – ясно же что Келлер-старший приложится к этому вперёд малышки! Но желания возвращаться в отдел с питанием чтобы освободиться от половины банок желания не было совершенно, поэтому он успокаивал себя мыслью, что тащить всё это добро Кристоф будет сам. Сверля друга гневным взглядом и чертыхаясь под нос, Бергманн кинул к купленному пару банок с присыпкой и пачки салфеток. Чёрт знает для чего последние, но лучше взять на всякий случай – второго захода в магазин он не переживёт.
- Нам ещё что-то надо, гений? Ты ж у нас эксперт по детям, - с усилием сменив гнев на милость, обратился он к Келлеру-старшему. – Может ей…это…игрушку какую-то купить? Я ей больше свою бейсболку не дам слюнявить. Тут есть отдел с игрушками?

Отредактировано Erik Bergmann (2014-04-14 00:20:17)

+2

17

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Would you be my Daddy?