Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Цените людей. Особенно тех, у кого ваша группа крови


Цените людей. Особенно тех, у кого ваша группа крови

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Joseph Clinton и Agata Tarantino
Место: квартира Агаты - фото и планировка
Время: начало августа, на следующий день после знакомства
Время суток: вторая половина дня
Погодные условия: ужасная жара, комнатный вентилятор не спасает
О флештайме: Агата приглашает Джозефа на свою территорию, чтобы обсудить подробности предстоящей работы Клинтона - всю ту ответственность, что ложиться на его плечи.

0

2

look

http://s5.uploads.ru/t/UzsTb.jpg

По дороге к Агате Джозеф успел подумать обо всем, что могло касаться "профессии" телохранитель. Вообще, честно говоря, слово это не очень и приятное. Ощущение, что он работает на кладбище и охраняет их тела от надругательства над ними. Ужас, короче. И чем больше мужчина думал об этом, тем меньше оно нравилось ему. И постепенно он понял, что категорически ненавидит это слово. Но настоящее его назначение привлекало Клинтона, поэтому и согласился, а особенно помочь такой девушке, как Агата. Почему нет?
Автомобиль подъехал к дому испанки, и он неторопливо вышел из него, параллельно доставая сотовый телефон и сигареты с зажигалкой. Поставив на сигнализацию, светловолосый отошел к забору и набрал смс, возвещая о том, что будет у Агаты через минут 7. Почему так долго? Потому что забыл покурить. А до этого времени не было.
Убрав мобильник, Джозеф вытащил сигарету и зажег ее,слегка щурясь от огня и втягивая никотин. Убрал зажигалку в карман и оперся ягодицами о перегородку, делая длинную затяжку. А затем выдыхая. Приятное ощущение, когда дым обволакивает тебя, и конечно же запах. Порой он нравился ему больше, чем сама сигарета, если конечно качественное, а не дешевка, купленная за несколько долларов в ближайшем ларьке. Нет, такую дрянь Джозеф не курил. Себе дороже. Хотя что-то может быть дороже, если ты все равно губишь здоровье? Но нет, Клинтон уже привык к этому, поэтому отучать его уже поздно от этого дела.
Мужчина вновь затягивается, слегка щуря глаза от дыма и провожает пристальным взглядом синих глаз парочку, которая идет в обнимку. Потом они поженятся и сделают много детишек. - Пф, - фыркает он. Как банально однако живут, окружающие его, люди. Именно поэтому он сбежал от родителей. А вот брата, возможно, ему все-таки хотелось бы найти. Гордон. Теплые воспоминания о младшем братишке всегда были и есть внутри него.
От этой мысли Джозеф улыбнулся, стряхнув пепел с сигареты и кашлянув в кулак. Надо будет как-нибудь поискать его в соц. сети. Посмотреть, кем он стал. Возможно даже встречу назначить. Это было бы весьма интересно.
Клинтон докуривает и тушит сигарету, выкидывая ее. Постучав кроссовками по асфальту, он кидает взгляд на ауди и поднимается по ступенькам. В это время дверь подъезда открывает, и оттуда выходят люди, а Клинтон быстро заскакивает внутрь.
Мужчина поднимается по ступенькам и наконец доходит до самой квартиры Агаты, дергая за ручку. Та "поддалась" и открылась. Джозеф поспешно зашел внутрь и закрыл за собой дверь, проворачивая ключ. Снимает ботинки и проходит в коридор, встречаясь взглядом с девушкой. - Привет, - произносит Клинтон и улыбается кончиками губ.

+1

3

одета

http://cs9555.vk.me/u113718292/143273806/x_96f93d6d.jpg

Утро началось для Агаты рано, так как противные лучи (а сегодня они особенно раздражали) лезли в глаза. Казалось бы, что может мешать сну, если ты глухой? Соседи сверлили теперь сколько хотели, мальчик мог играть на своих барабанах хоть всю ночь, собачники со своими шавками теперь не беспокоили. Но нет...
Может всему виной дурной сон, который встревожил Тарантино. Но как только она в страхе открыла глаза, свой кошмар она вспомнить не смогла, только зыбкое чувство страха. Ну, и после террористка не могла уже уснуть, так, болталась по мятой постели, иногда открывая глаза, чтоб посмотреть сколько времени и убедиться, что еще рано. Чтоб убедиться, что в комнате кроме нее и ежика с чудным именем Таракан, никого нет.
После того случая, что приключился несколько дней назад, когда к ней в квартиру вломились рэкетиры, вытаскивая ее сонную и полуголого Куина из кровати, Агата насторожилась. Конечно, она сменила ту расхлябанную дверь на железную, но это не отменяло чувства тревоги.
Так может Джозеф сможет придать ей ощущение безопасности? Хотя для этого мужчине пришлось бы ночевать вместе с ней, а это в их сотрудничество испанка вносить не желала.

До того как пришло смс с номера Клинтона, Тарантино успела сделать кучу бытовых дел: сходить в магазин, прибрать разбросанную одежду, накормить себя и тоскующего ежа. И, наконец, мобильный завибрировал на болтающем шнурочке на шеи. Агата первым делом подходит к окну, подмечая с высоты 9-го этажа незнакомую машину и фигуру рядом с ней. Наблюдает за тем, как светловолосый мужчина смолит сигарету, а после ныряет в подъезд. Девушка прошла к двери, поворачивая толстый ключ в замке и чуть приоткрывая ту.
- Привет - улыбаясь, говорит он. В ответ испанка ему кивает.
- Обувь сними - просит она любого, кто идет к ней в качестве гостя. Может это в штатах было нормой ходить в ботинках по дому, но в Европе, где Агата прожила до 19 лет, не снимать обувь считалось дурным и наглым тоном.
- Голоден? - спрашивает и ведет мужчину в комнату. Одну единственную, где уместилась и кровать, и зона гостиной, и кухня.
Разговор про работу начать можно было сразу, испанка уже знала что сказать, но не хотела вот так. Все таки им еще придется находить общий язык и привыкать друг к другу. Поэтому начать стоило с сангрии, в такую жару холодный напиток был то, что доктор прописал.

+1

4

Джозеф быстро, но предельно внимательно, оглядывает квартирку, где живет Агата, подмечая нужные ему детали. Тут нет роскоши. Просто место, где можно заночевать и не больше. Провести тут все время, подобно смертоубийству. Ну по крайней мере для него самого.
Хотя всяко лучше так, чем вообще ее не иметь, как он. Живет в отелях, а-то и ночует в автомобиле. Не вариант для людей обычных, но он привыкший.
Мужчина начал снимать обувь еще перед тем, как девушка сказала ему об этом, поэтому лишь коротко улыбнулся, стаскивая последний ботинок. Он проводит пальцем по двери, не смотря и проходит внутрь, ближе к центру комнаты.
Быстрый взгляд, и Джозеф усаживается в кресло, раскидывая руки и укладывая их на подлокотники. Казалось бы достаточно вальяжная поза, но нет, он просто так привык сидеть, вот и всё. Слишком нагло, да, но сейчас об этом он как-то не подумал. Хотя мысль эта пришла к нему в голову, и Клинтон убрал одну, положив ее к себе на живот. - Можно было бы перекусить, да, - коротко кивает мужчина, кидая на девушку взгляд. Он не ел........кажется со вчерашнего дня, и в животе у него предательски заурчало, напоминая об этом. Хорошо, что этого "позора" Агата не услышала.
Контрабандист почесал затылок и вновь свесил руку, вскинув брови. - Ты сама-то будешь кушать? А-то будет совсем некрасиво. Я тут такой пришел, как будто только поесть, - нервный смешок, после чего легкая улыбка вновь "трогает" его губы. - Так что, ты кушать будешь со мной, - говорит мужчина и резко встает со своего места, подходя к испанке и касаясь ее локтя. - Может помочь в чем-то? - интересует Джозеф, ведя девушку за собой на "кухню", которая была расположена в комнате. - Я конечно не шеф-повар, но мы могли бы что-нибудь придумать, - улыбается своей самой доброй и мягкой улыбкой. - А потом можем и поговорить о делах. А можно и совместить, - чуть поджимает губы по привычке, но взгляд голубых глаз все такой же, словно Агата была его родственницей, сестрой, к примеру.
- Ты только скажи, что делать, - кивает головой Клинтон, не сводя глаз с нее.
О да, эмоции на его лице сменяли друг друга очень быстро, что порой невозможно было за этим уследить. Но таким он бывает лишь с людьми, которые нравятся ему. С которыми у него общие дела или же есть большие шансы на хорошую крепкую дружбу.
А с Агатой у них все должно получится: раз она пришла к нему, следовательно, он ей нужен, отсюда между ними должно быть доверие и главное дружба, крепкая и нерушимая, потому что чужие стороны попробуют разбить всё это. Пустят слух, но они не должны поддаваться ему, потому что уверенность в партнере - это главное в сотрудничестве.

+1

5

- Можно было бы перекусить, да - разобрала слова Джозефа испанка и, кивнув, пошла к холодильнику. Несмотря на то, что Тарантино сегодня закупалась в магазине, набрала она как обычно всякой херни, типа чипсов, арахисового масла или компота из черешни.
- Может помочь в чем-то? Я конечно не шеф-повар, но мы могли бы что-нибудь придумать - Клинтон оказался рядом, как кстати.
- С едой у меня фантазия не ахти. Поэтому сделаем яичницу. Сканает? - Агата улыбается и достает из холодильника несколько яиц. На Джозефа легла ответственность как раз и заниматься яишенкой, а Тарантино достала фрукты, чтоб сделать сангрию - испанский освежающий напиток из вина, льда и кусочков фруктов.
Приготовление завтрака-обеда прошли быстро, так как Агате не терпелось сесть за переговоры и разрешить некоторые моменты с Джозефом.
Поэтому когда последняя вилка легла на стол, Тарантино достала карту города и положила ее между двух тарелок.
- Смотри... - говорит она, отправляя в рот кусочек яичницы, и тыкая пальцем на карту, в застроенный участок за городом.
- Здесь и здесь - перемещает девушка указательный палец по бумаге - Находятся наши склады с боеприпасами. Я приезжаю туда примерно раз в месяц, чтоб контролировать поставку оружия. Склады охраняют наши люди, но все-таки я хочу знать сколько и когда прибывают ящики с товаром. Будешь ездить со мной. Каждое 15-ое и 20-ое числа месяца - Тарантино глянула на календарь, висящий на стене перед носом и поставила галочку в голове - уже скоро надо наведаться на склад.
- А здесь, в порту - она переместила палец на причал - Я обычно встречаюсь с нашими поставщиками. Бывает, что встреча переносится в наши заведения, но поставщики неохотно идут на это - предпочитают нейтральные территории. - Тарантино говорила медленно, чтоб самой уловить свои слова, произношение которых у нее иногда вызывало сложности. Трудно, когда себя не слышишь.
- Мне надо, чтобы ты сопровождал меня на всех переговорах и встречах. - но это Джозеф знал и без сегодняшней встречи - И чтобы никто не видел в этом подвоха, тебе придется изображать глухого. - сказала испанка, складывая карту и убирая ее со стола.
У девушки уже все было продумано: Клинтон притворяется глухим, а сам впитывает всю информацию. Люди гораздо болтливее, когда сталкиваются с тем, кто отличается от них. Когда понимают, что можно в чем-то обойти, обмануть своего клиента. Этого террористка и опасалась - что поставщики захотят нажиться на ее глухоте.
- Для всех ты будешь мой глухой советник или любовник. - она пожимает плечами. Людям нравится видеть в любой связи, даже самое безобидной и светлой, какой-то любовный и пошлый подоплек. Чтож, пусть. Это человеческое желание сыграет в данном случае на руку.
Несмотря на то, что обычно на переговорах и стрелках с Агатой присутствовала еще и охрана, но они выполняли, словно кем-то заложенные в мозг функции - на них нельзя было рассчитывать в необычной ситуации. Это как объяснить роботу что такое любовь - нет, он не поймет, потому что это надо чувствовать, а не записывать формулами. Поэтому Тарантино нужен был человек, который реагировал быстрее, чем бойцы хватали свои автоматы.

+1

6

- Конечно сканает, - хмыкает мужчина и вновь улыбается кончиками губ, начав готовить яичницу. Уж это он делать умел. Так получилось просто, что на готовку у него времени нет совершенно. В основном забегаловки, и - то не всегда получается посидеть спокойно, хах.
Жует прямо в автомобиле, пока едет. Спит там, пьет там, ест там, отдыхает там - всё там, ну кроме справления нужды. Он очень любил свою машину и любые повреждения на ней, как рубец на его сердце. Аж болью в груди отдается, что неприятно и приходиться слегка потирать, будто ушибленное, место.
Управился с яичницей он быстро. Уложил на тарелки и уселся за стол, принявшись сразу вникать в суть дело, иногда засовывая кусок, приготовленной им, пищи в рот.
- Ага, - кивает, наблюдая за пальцем Агаты. - Понял, - спокойно, без принуждения вновь качает головой Джозеф. - Я знаю эти места, - тянет фразу мужчина, но ее прекрасно могла разобрать девушка. Смотрел он на нее исподлобья, стараясь не разрывать зрительный контакт. Порой с глухими это помогало привлечь к себе должное внимание. Так как то, что они видят и чувствуют - единственное, коим они пользуются. И частенько вот такие вот мелочи сказываются на дальнейшем общении двух людей.
Когда Агата убрала карту, контрабандист принялся уплетать яичницу дальше, пока все не съел, и тут, после слов "Для всех ты будешь мой глухой советник или любовник" он подавился, стукнув себя в грудь, а после поднял на девушку глаза. - Любовник?! - изгибая брови и губы, спрашивает мужчина и чешет затылок.
Он тянется за стаканом сангрии и почти что залпом выпивает его, в мгновение превращаясь в того вечно спокойного Джозефа. - Ладно, - пожимает плечами Клинтон. - Можно и любовник, я не против. Актерское мастерство мое пригодится тут как нельзя кстати, - дерзкая улыбка, после которой он насмехается.
- Сыграть будет несложно, - уже спокойней отмахивается мужчина. - Неожиданно конечно, но раз для тебя надо - без проблем, - на губах присутствует мягкая и теплая улыбка. - Люди быстро распространяют подобные слухи, так что это только на руку, - кивает, откидываясь на спинку своего стула.
- Еще есть какие-то пункты нашей сделки? В смысле может "личные пожелания или правила"? - интересуется Джозеф и скрещивает руки на груди, в упор смотря в глаза Агате. Так или иначе он должен будет знать почти всё. - Я под наблюдением или я свободен? Только не ври мне. Я ненавижу это, - щурит голубые глаза. - Просто предупреди сразу, чтоб я знал: закрывать мне шторки, когда я буду мыться в ванной отеля или нет? - хохочет. - Знаю я этих извращенцев, - хмыкает, поджав по привычке губы.

+1

7

Если на первую часть диалога, Клинтон реагировал нормально, кивая и поддакивая, то вот разгора про любовниках, он явно не ожидал.
- Любовник?! - похоже, мужчина даже подавился, стуча себя в грудь, чтоб яичница проскочила дальше в желудок, а не стояла комом в горле.
Агата усмехнулась, поджимая губы и наблюдая за продолжением реакции Джозефа.
- Мне казалось что шок у тебя вызовет то, что придется изображать глухого, а не любовника - не, ну действительно, они оба взрослые люди и прекрасно изучили анатомию противоположного пола на практике. так чему еще можно удивиться? Наверняка Клинтону, при его работе, делали предложения и посмелей, а не сыграть двух любовников.
- Можно и любовник, я не против. Актерское мастерство мое пригодится тут как нельзя кстати - на устах шатена играет нахальная, самодовольная улыбка. Это от чего-то веселит и испанку.
- Не гони коней - хихикнула она - Мне просто надо как-то будет объяснять поставщикам твое присутствие - да, ведь история о том, что это ее телохранитель, внушает не столько доверия. Скажем так, при конфиденциальном разговоре, поставщики не захотят, чтобы лишние уши слышали их. А вот любовник уже другое дело, тут так просто не придумать аргументов, чтобы прогнать мужчину. И к тому же в Семье врать и притворяться им не придется, эта история была заготовлена только для поставщиков. Клинтон быстро согласился на это ее чудоковатое условие, или просто мера предосторожности? Следовало заранее исключить все возможные вопросы и подозрения. Да, криминальные авторитеты не любят, когда их проверяют и не доверяют, уж это Агата поняла, когда пыталась копнуть под Гвидо и консильери.
- Еще есть какие-то пункты нашей сделки? В смысле может "личные пожелания или правила"? - спрашивает Джозеф, а Тарантино удивляется как легко ей читать по губам его слова. Словно он разговаривает с ней на ее языке жестов, чувств и эмоций. Агата даже не могла понять то ли она улавливает каждое движение его губ, то ли просто предугадывает возникшие вопросы.
- Да, есть одно... - Агата повозюкала вилкой по тарелке и продолжила - Я хочу, чтобы ты выучил язык жестов. Это упростит наше общение - потому что много разговаривать Тарантино по прежнему не любила, но в данном случае ей приходилось преступать через свои "не хочу", чтобы достичь цели.
У Клинтона же был свой интерес:
- Я под наблюдением или я свободен? Только не ври мне. Я ненавижу это, просто предупреди сразу, чтоб я знал: закрывать мне шторки, когда я буду мыться в ванной отеля или нет? - Агата тихо рассмеялась, заражаясь улыбкой Джозефа.
- Не стоит закрывать, я хочу знать каждую родинку на твоей сладкой попке - сдерживая смех, говорит испанка прерывистым тоном. Делает глоток сангрии, чтобы успокоиться интересно, а как звучит мой смех теперь? Наверное, как у кобылы в пшеничном поле раскритиковала себя террористка, хотя ее голос и смех был притягательным, с шармом: чуть пониженный и приглушенный тон голоса, коим разговаривали, наверно, француженки на знатных балах.
- Ах, да, давай договоримся о сигнале. Если услышишь или почуешь опасность, то.. - девушка задумалась над сигналом, который они могли бы подавать друг другу в напряженные момент, во время переговоров. Но, черт, в голову лезли только картинки из фильмов с комиками. - ... То встань и, хлопая себя по заднице, начни скакать по комнате аки ковбой. Думаю, я пойму, что это значит. - выдала испанка, прикрывая рот от распирающего смеха.

+1

8

- Глухого? - изгибает брови и нагло усмехается. - Нет. Его сыграть лично мне намного проще. Я просто думал, что ты вроде девушка поприличней, - засмеялся. - Ладно-ладно, шучу. Так будет даже на руку нам обоим, -  согласно кивает и подавляет зевок. Кстати спал он так же давно, как и ел. Так что это вполне объяснимая реакция.
- Так и объяснишь. У нас страстный секс и бурная личная жизнь, в которую они не должны засовывать свои наглые носы, - издает нервный смешок, отчетливо представляя лица этих людей. - Я могу еще для вида поприжиматься к тебе пару раз, если разрешаешь конечно, - улыбка, но получилась она довольно-таки скромной. Совершенно не похожей на обычную, стандартную, как у Джозефа.
- О, детка, если тебе это так интересно, то для этого не нужно нанимать пидарасов для наблюдения за мной, - смеется, закрывая лицо рукой и чуть щурясь. - Я тебе сам смогу всё показать, если тебе так хочется, ахах, - продолжает мужчина, еле сдерживая слезы.
Но тут он в миг стал серьезным, внимательно пытаясь уловить суть, какой же все-таки жест надо будет подавать, но фраза " ... То встань и, хлопая себя по заднице, начни скакать по комнате аки ковбой. Думаю, я пойму, что это значит" просто заставляет Клинтона залиться хохотом, запрокинув голову. Начал даже пресс болеть. Картины, отчетливо сменявшие друг друга, были одна комичней другой, от чего мужчина согнулся по полам, положив руку на стул и уложив на нее голову. Плечи продолжали трястись от смеха, а сам он еле сидел на стуле.
Но все-таки он решил это показать и резко встал со своего места, очень изящно и плавно двигаясь, продемонстрировал это с наглой ухмылкой на лице. А после с улыбкой начал наблюдать за смеющейся Агатой, чей смех очень очаровывал Джозефа. Кажется, они очень даже сладили.
- Так всё, - сурово произнес он, от чего черты его лица стали серьезными, но в голубых глазах продолжали отплясывать чертята. - Я предлагаю вот этот жест, - Клинтон обошел стул Агаты и слегка обхватил ее руку под локтем. Именно так он вывел ее из шумного бара в вип-зону, так же проводил ее и встретил сегодня. Так почему бы не использовать его?
Джозеф улыбнулся, ставя стул рядом и усаживаясь. - Ну так что? Этот подойдет?

+1

9

Кажется, Джозеф откровенно флиртовал с Агатой. Или просто неприлично шутил, широко улыбаясь и хохоча. Чтож, Тарантино была большой девочкой, и подобные темы ее не смущали, это добавляло какую-то остроту в их взаимопонимание. Это, наверно, тот случай, когда двое позволяют себе смеяться на тему секса, прекрасно зная, что никогда не окажутся так близко друг к другу. Агату это расслабляло, и она уже звонко смеялась на пару с Клинтоном, который хватался за живот и сгибался пополам.
И все-таки говоря, что чтобы узнать человека, надо вместе с ним съесть пуд соли. В криминальном мире есть своя поговорка: чтобы узнать человека, надо с ним побывать на стрелке и пригибаться от свистящих пуль. Потому что друг познается в беде, а верность измеряется временем и трудностями, вставшими на пути.
Могла ли Тарантино уверенно заявиться, что предана Семье? Можно сказать, что испанка была той породы кошек, что служит одному боссу. Ее работа на мафию началась с правления Витторе, и как-то случилось, что Та-Та быстро прикипела к окружению Донато. Сейчас же, со сменой власти, террористка считала себя обособленной и отстраненной. Но она боялась показывать свою самостоятельность, ведь так можно и жизни лишиться, тем более учитывая как легко раскидываются кадрами Торелли. И чтобы подкрепить свой статус, Агате нужны были люди, действительно те, кто будет верен. Иногда девушка задумывалась на каком чувстве должна основываться преданность, чтоб потом не получить ножа в спину? На чувстве долга? На любви? На дружбе? На деньгах? Этот вопрос оставался пока для испанки без ответа.

Джозеф обошел стул девушки и коснулся ее локтя. Хороший жест, располагающий, но…
- Я думаю, что это привлечет внимание. Пожалуй, просто потри нос, и я пойму, что что-то идет не так – сказала Тарантино, пожимая плечами и поднимаясь со стула. Ей было неуютно, когда кто-то стоит у нее за спиной, когда кто-то не находится в ее поле видимости.
- И впитывай всю информацию, что будет звучать. Даже если они начнут говорить какого цвета у них трусы – черт, и чего ее сегодня так тянет на тему ниже пояса?
Агата почесала ноготками переносицу, расставляя в голове все по полочкам. Кажется, основные и самые главные моменты решены.
- Если есть вопросы, я вся во внимании – улыбнулась девушка, хотя желала сказать «я слушаю», но в последние месяцы это стало неуместным.
Из-под кресла, тихо цокая когтистыми лапами по паркетному полу, выполз серый ежик. Тарантино ласково глянула на своего зверька, что носит чудаковатую кличку Таракан, и расплылась в улыбке. Ежик прополз через всю гостиную и сунул свою усатую мордочку в блюдце с морковкой, что стояло на полу.
- Это мой друг. Зовут Таракан – гордо заявила брюнетка. Хотя, наверно, прозвучало немного грустно – иметь друзей не среди людей, а среди зверей. Но знаете, некоторые люди хуже животных, и Клинтону предстояло доказать обратное, по крайней мере на свой счет.
- Завтра приезжает мой подруга, она же видная фигура в Семье, и я поеду ее встречать. С этого и начнется твоя работа, заедешь за мной к 11 утра.

+1

10

Конечно флиртовал. Джозеф всегда заигрывал с девушками, даже с хорошими подругами. Он питал слабость к лицам женского пола. Особенно к молодым и красивым. Да уж, тут даже отрицать будет бессмысленно.
Но с Агатой все несколько иначе. У них общее дело, а отношений на работе мужчина заводить не любил. Потом иначе это будет мешать в дальнейшем будущем. А так как контракт "на всю оставшуюся жизнь", то тут вообще без вариантов. Дружба, ну и легкий флирт, как никак а Агата была девушкой, да еще и испанкой. А все говорят, что они очень горячие. Ну и Клинтон естественно знал об этом факте. Но опять же. Грань "работа" и всё.

- Не-е-е, - тянет мужчина с усмешкой. - А если он у меня просто почешется? Что мне тогда придется сделать? - он скрещивает руки на груди и как раз таки чешет переносицу. Говорят, что если начинаешь думать о том, что у тебя что-то болит, то это сразу же происходит, но всё на уровне подсознание. То есть происходит самовнушение, что это реально происходит, хотя на самом деле ничего подобного. - Может быть я просто поставлю руки в бока? - пожимает плечами и встает со стула, демонстрируя. - С одной стороны обычное положение увлеченного чем-то человека, - рассуждает он. - А для тебя как условный знак, - смотрит на нее, ожидая реакции.
- О, тебя так волнуют их цвет трусов? - вскидывает мгновенно брови, а на губах расползается наглая улыбка. - Сто процентов в горошек, - усмехается, продолжая улыбаться. - Да ты, я погляжу, извращенка. Похуже меня будешь, - издает тихий смешок и чешет затылок, проводя рукой и ероша волосы в другую сторону.
- Скорее не вопрос...Я прошу, не надо за мной следить, - спокойно говорит Джозеф. - Если я дал слово, я исполню его. Если я согласился, значит так и будет. Сваливать - это не по моей части, - качает головой, серьезно смотря в глаза Агате, но тут внимание его привлекает подошедший ежик, который смешно фыркает, подходя к блюдцу.
Клинтон улыбается и подходит, присаживаясь на корточки. - Прикольный, - произносит, разворачиваясь к девушке. - А у меня нет животных, хотя хочу завести себе игуану или собаку, - как-то очень уж мечтательно произносит контрабандист с вдруг ставшим, очень мягким взглядом.
- Хорошо. А можно я останусь у тебя? Перспектива заночевать в автомобиле перед твоим домом конечно есть, но мне бы хотелось хотя под крышей поспать, разочек, - смеется. - Мне сойдет на полу, - быстро добавляет мужчина, кидая взгляд на ковер и мгновенно на кресло. - Ну или на нем, - добавляет чуть позже. - Если ты не против.. - тянет Джозеф.

+1

11

- А если он у меня просто почешется? Что мне тогда придется сделать? – задает вопрос Джозеф, потирая злосчастный нос.
- Может быть я просто поставлю руки в бока? – говорит он и демонстрирует сигнальный жест, на котором они никак не могли сойтись. Странно, что уже на такой пустяковой стадии началось непонимание.
Тарантино покачала головой.
- Нет, не пойдет – девушка не была психологом, да и в людях, наверно, слишком много ошибалась, но знала, что такая поза это демонстрации агрессии, пусть и скрытой.
- Такую позу сложно принять, если ты сидишь – ну да, будучи сидя в мягком кресле, никогда не возникнет желания заправлять руки в бока. А вставать и принимать позу, ну, это… как-то странно, словно они играют в игру «Море волнуется раз». Вот только не до игры будет, когда поставщик остро среагирует на любое действие и как кобра бросится жалить пулями. Нужна осторожность.
- Тогда просто потри мочку уха. Надеюсь там у тебя ничего не чешется? – усмехнулась террористка, показывая нотки сарказма. Решив, что на этом они договорились, Агата переходит к другой теме, отвечая на штуки Клинтона:
- Да ты, я погляжу, извращенка. Похуже меня будешь.
- Жизнь заставила – отмахнулась она, хотя если окунуться в ее личную жизнь, то можно увидеть там почти штиль. Уж не получалось у нее спокойно встречаться с мужчинами, завязывать красивые романы. Она не любила рестораны, не любила пафос и шик, все это было как мишура. Или просто не привычно ей? Испанка выросла в другой среде, и ей не стать светской львицей. Зато с ней так уютно встречать рассвет и гулять по парку. Иногда люди с деньгами забывают о простых, маленьких прелестях.
Как оказалось, вопросов у Джозефа не осталось – хорошо, впитывает как губка. Хотя, учительница в школе любила повторять, что если ученик не задает вопросов, значит он ничему не учится. Бред, наверно, ведь может просто ученик все понимает с первого раза?
- Я прошу, не надо за мной следить. Если я дал слово, я исполню его. Если я согласился, значит так и будет. Сваливать - это не по моей части – девушка поняла не весь смысл фраз, но точно уловила, что Джозефу не нравилась организованная слежка за ним. Но можно ли верить словам того, с кем не имел раньше дел? Не зря существует поговорка «доверяй, но проверяй».
- Не могу обещать. Многое поставлено на карту. Считай это проверкой – спокойно и просто произнесла Тарантино, пожимая плечами. Агата была не той девочкой, что ведется на слова и обещания, она переросла образ мечтательницы и наивной дурочки, если когда-либо вообще такой была. И одного «я тебя не предам» будет не достаточно. В конце-концов, были еще моменты, которые ей следовало проверить.
- А можно я останусь у тебя? – читает по губам, а дальше опять непонятное движение его губ. Странный вопрос, который Тарантино, пожалуй, не от кого не слышала.
- А где ты живешь? – не обязательно иметь собственный дом или квартиру, чтоб спать под крышей. Вот Агата, например, полтора года ютилась в съемной квартире, да у любовника, пока не купила себе еще более мелкие хоромы, зато свои. А про контрабандиста она знала, что мужчина работает на мафию уже десяток лет, неужели все это время он проводил как цыгане?
- Тебя выселили? Давно?

+1

12

Джозеф кусает губу изнутри, но молчит, больше ничего не спрашивая. Он привык, что ему диктовали условия, а он лишь слушает и выполняет. Не он нанимал, ни ему что-либо говорить, поэтому все оставшееся время мужчина молчал, отойдя к стене и опершись о нее спиной.
Порой конечно, когда диктовали условия, это его раздражало, но что поделать? Спорить все равно бесполезно. У него было еще пару вариантов к "условному знаку", но Агата всем видом показала, что слушать его больше не желает по этому поводу, поэтому на этот счет он тоже благополучно заткнулся.
На короткий ответ "Жизнь заставила" он так же продолжает молчать. Разговор медленно сходил на "нет" по этой теме, поэтому отвечать смысла не было. Мужчина скрестил руки на груди и склонил голову на правый бок, продолжая смотреть на Агату. И в данный момент взгляд его не выражал ничего, кроме как полного понимания всей ситуации. Честно говоря, это обычное и стандартное выражение для тех, кто обращается с ним, как будто его уже купили. Что в данной ситуации именно так и было.
"Не могу обещать. Многое поставлено на карту. Считай это проверкой" - сгибает руки в локтях, а после опускает, мол как скажешь, смотря в сторону, на окно и наконец прервав их зрительный контакт, который в данном случае ничего не значил, так как он не говорил.
- В машине, - наконец произносит Джозеф, разворачивая к девушке голову. - Я живу в своем автомобиле. Иногда в номерах отеля. Собственной квартиры не имел и не имею с 23 лет, - отчеканил мужчина. - Я не в том положении, чтобы покупать ее, хотя средства на это имею, - пожимает плечами, а после отстраняется от стены.
- А в общем, ладно, Агата, не надо. Еще тревожить буду. Завтра к 11 я приеду, как ты сказала. Можешь не переживать, - после этих фраз Клинтон направляется в коридор, махая кистью руки.
Включает свет правой рукой и всовывает ступни в кроссовки, наклоняясь чтобы завязать шнурки. Аккуратно, в обычный "бантик", после чего хлопает себя по всем карманам, ища пачку сигарет. После чего вытаскивает и вынимает одну из них, засовывая себе за ухо. - До завтра тогда? - вскидывает брови, смотря на подходящую испанку.

Отредактировано Joseph Clinton (2013-08-13 18:33:38)

0

13

Может Агате показалось или это было действительно так, но выглядел Джозеф так, словно обиделся или его ранили слова испанки. Ну чтож, Тарантино никогда не была ласковой, а нежности дарила только своему сыну, как и любые поблажки. И, в принципе, в криминальном мире все воспринимали ее поведение с понимание. Да что там, они же и сами были такие! Все они! Пропитаны жестокостью, огражденные друг от другом стеной в тысячи футов высотой, чтоб никто не влез, не сломал, не разбил защиту. Чтоб никто не узнал самых сокровенных тайн, чтоб не разрушили твой мир похотью и деньгами, чтоб не прорвались в твою личную жизнь, пока ты спишь, пока спит твоя женщина/мужчина, играет ребенок. Стена, чтоб не было поводов для шантажа. Чтоб не страшно было ходить ва-банк и умирать...
Тарантино опустила голову в пол. Ей казалось, что Клинтон был как раз из понимающих, знающих людей. Тех, кто и сам не подпускает к себе никого. И дружбой ей, наверно, уже не помочь. Это ледяная корка.
- Я живу в своем автомобиле. Иногда в номерах отеля. Собственной квартиры не имел и не имею с 23 лет. Я не в том положении, чтобы покупать ее, хотя средства на это имею - рассказал контрабандист. Агата уловила не весь смысл фразы, но кусочками поняла, что положение мужчины еще хуже ее. Странно... Джозеф был не из тех, кто имел врагов и проблемы, зачем же он живет в постоянном беге? Словно крайняя форма мазохизма ограничивать себя в теплом душе, в собственном туалете, в холодильнике и чистой постелью. Испанка и сама была той еще беглянкой, но всегда предпочитала снимать квартиру, даже пусть и на несколько недель. А тем более если ты живешь в городе 10 лет.
Террористка почесала шею, но спорить не стала, да и расспрашивать тоже. К тому же мужчина не дал ей время на вопросы, спеша в коридор.
- А в общем, ладно, Агата, не надо. Еще тревожить буду. Завтра к 11 я приеду, как ты сказала. Можешь не переживать - а она не переживала, уж в пунктуальности Джозефа девушка не сомневалась. Вот ее только не устраивало играть в таким игры и быть уже кому-то чего-то должной: будь то деньги или хорошее отношение. Порой, люди считаю, что одного ужина достаточно, чтобы стать друзьями; одного свидания достаточно, чтобы лечь в постель; одного комплимента хватает, чтобы завоевать доверие. Нет, Агата не распыляла свое покровительство и доброту, она была строга даже к себе.
Идет следом за парнем, облокотившись на колонну и наблюдая как он спешно собирается.
- До завтра тогда? - говорит он. Та-Та никогда никого не держала возле себя, да и уходила, когда ее об этом попросят. Поэтому приковывать к себе человека, когда он уже одет и рвется на свободу, обратно в жаркий день, она не хотела.
- Можешь зайти на час раньше, тогда успеешь на завтрак - сообщает террористка, провожая мужчину.
Поворачивается замок, мужчина выходит на площадку, дверь закрывается. Конец первого акта...

За день испанка успела сделать много полезных дел, во-первых, поработать. И на этот раз она занималась делами не Семьи, а искала вновь выгоду на стороне. Да, эту кошку ошибки ничему не учат. Но это уже другая история...
К вечеру, когда на часах было 11 вечера в ее комнате горел один скучный ночник, а ежик начал свою активность, Тарантино подошла с кружкой к окну. У нее было хорошее зрение, да и не нужен орлиный глаз, чтоб рассмотреть среди припаркованных тачек среднего класса дорогую "Ауди" шоколадного цвета, что только подъехала.
Агата покачала головой, задергивая шторы.
Спустя час.
- Если говорить о машинах, то ты выбрал дерьмовую тачку для сна - постучав в окно машины Джозефа, сказала правду-матку Агата. Да, низкая посадка, двухдверная тачка вряд ли могла подарить настоящий комфорт.
- Не спорю, что на дороге она зверь, но... - Тарантино мельком взглянула на окна своего дома, выискивая свое мансардное окошко, и без слов приглашая.
- Пойдем. Постелю на диване - позвала испанка, разворачиваясь и двигая к подъезду - Можешь ничего не говорить, я все равно не слышу - воспользовалась она своей глухотой, чтобы не слышать ни протестов мужчины, ни его недовольств по поводу критики автомобиля, ни его благодарностей. Сейчас была ночь ,а это волшебное и тихое время, очень трепещущее и ранимое. Ночью надо вдыхать воздух, затаив дыхание и тише моргать. Ночью нельзя ругаться. Можно только пить куриный суп и чай с шиповником.

+1

14

- Да, без проблем. Могу и пораньше зайти,   - кивает, вытаскивая зажигалку и оглядывая Агату. Коротко ей улыбается кончиками губ и выходит на площадку, предварительно махнув рукой.
Ступеньки. Ступеньки. Много ступенек. После которых он наконец оказывается на первом этаже. Легкий толчок подъездной двери, и та подается ему, открываясь. Усмешка.
Мужчина вдыхает жаркий почти что затхлый запах улицы, который даже сейчас не стал легче. Даже дождя не хотелось, потому что потом солнце бы иссушило асфальт, и эта испарина, от которой еще больше задыхаешься. Отвратительно.
Джозеф проводит языком по сухим губам и вытирает их рукой, отсматривая, окружающую его, улицу. Тяжелый вдох и выдох, от чего хочется пить вновь.
Сбегает с последних ступенек и заворачивает за угол дома, идя в ближайший магазинчик. Открывает дверь и входит внутрь. Беглый взгляд по прилавку с продуктами, после чего выбор остается на пиве.
Клинтон засовывает руку в карман, доставая несколько купюр и берет холодные, почти ледяные банки с содержимым. Прекрасно.
Поспешно выходит из душного заведения в еще более затхлую улицу. Возвращается к подъезду Агаты, а точнее к своей "крошке". Отключает сигнализацию.
Ставит на крышу выпивку и открывает дверь, на половину залезая в салон и включая радио. Громкость делает более менее приемлемой для него и окружающих, и аккуратно хлопает дверцей. Звук становится приглушенным. Но ему так и нужно было. Складывается впечатление о том, что машина живая: она словно вибрирует, а ее включенные фары излучают уже неяркий белый свет.
Улыбается, проводя ладонью по боку малышки и опирается о нее спиной. Берет одну из банок пива, открывая ее с характерным звуком, и делает глоток. Облизнулся, чувствуя как ледяная жидкость течет внутрь организма. От удовольствия еле слышно чмокнул и вытащил сигарету из-за уха. Закуривает.
       •———•
Так время близилось к ночи. Спиртное выпито, банки которого уже выкинуты в урну. Три сигареты выкурены и потушены об асфальт. Пора бы и поспать.
Кашляет в кулак и открывает дверь автомобиля, залезая внутрь. Выключает музыку и опускает сидение назад, в положение полулежа. Подпирает голову обеими руками и выдыхает, как тут он бросает взгляд на окно, в которое стучится Агата. Удивленно расширяет глаза и сразу же садится, опуская стекло.
- М?   - лишь шепчет одними губами мужчина. - Не называй так мою крошку, - сурово и хмурясь говорит Джозеф.
Автомобиль - это его жизнь. Медленно выходит и, не закрывая двери, поднимает окно. Затем хлопает аккуратно и ставит на сигнализацию, идя следом за девушкой к ней в квартиру.
Несколько минут спустя они были вновь у нее дома. Джозеф чешет затылок. Снимает обувь и проходит в комнату. Усаживается на кресло. Наконец он ловит ее взгляд и произносит. - Правда, не нужно, но я благодарен. Спасибо,   - улыбается кончиками губ, кладя руки на подлокотники и откидываясь на спинку.

+1

15

Лифт доставил хозяйку квартиры обратно на 9 этаж. Войдя в студию, Агата даже поймала себя на мысли, что ей нравится возвращаться к себе: в тихой и уютное место. Маленькая и слегка бардачная квартира походила скорее на обитель студента, но все равно подходила Тарантино. Здесь было несколько бумажных коробок, сложенных столбиком и стоящие у стены, хранили они свои тайны – книги, комиксы, игрушки сына, а еще служили прекрасным столиком, на котором висело несколько прозрачных, как паутина, кофт. У кровати на тумбочке стояла шкатулка с украшениями – далекий подарок отца, который вызывал всегда тепло в сердце. На столе покоилась зеленая чашечка с растительным рисунком. Все здесь было настолько тонко, что при свете дня не можешь отразить волшебства и уединенности этого места. Только, когда наступает ночь вещи ,кажется, оживают. Если бы предметы могли разговаривать… они бы рассказали чудесные сказочные истории, некоторые полные опасности, какие-то любви и ласки. Может вещи все-таки говорят с нами? Намеками, безмолвно глядя на твои плечи, когда ткань платья падает на пол. Или когда ты спишь, когда веки дрожат от чуткого сна.
Тянуло в сон.
- Ты можешь расположиться на диване – кивает испанка на рядом стоящий небольшой диванчик. На нем можно расположиться гораздо удобнее, чем в кресле.
И, несмотря на стоящую даже ночью жару, Агата достала из шкафа легкий ярко оранжевый плед. Он был слегка застиран, и ткань кое-где уже стянулась, но все равно с гордостью и радость готов был служить.
- Предлагать тебе раздеться будет неуместным, но знай, что в моей квартире ходить в трусах можно – хихикнула девушка, юркая с охапкой вещичек в ванну, где можно было уединиться и не смущать Клинтона своей голой спиной и попой в фиолетовых стрингах.
- Доброй ночи – пожелала Агата, когда держала путь из ванной к своей постели. Прошла мимо винтажного торшера, дернула за цепочку, и квартира погрузилась в темноту. Все засыпают, просыпается… нет, мафия тоже сегодня будет спать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Цените людей. Особенно тех, у кого ваша группа крови