Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Боюсь, ничего у нас с тобой не выйдет. А ты как думаешь?


Боюсь, ничего у нас с тобой не выйдет. А ты как думаешь?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Марли и Джейсон
Место: кабинет Марлены
Погодные условия:
О флештайме: около 6 часов вечера

0

2

ОДЕТА

Рабочий день Марлены заканчивался в шесть часов вечера, но сегодня ей пришлось задержаться в офисе. Как и любой другой работающий человек на её месте, она не очень любила оставаться, но иногда ей приходилось. Обстоятельства, такие обстоятельства и они не всегда складываются в пользу кого-то.
Пятница подходила к концу. Ещё несколько часов и наступят долгожданные выходные... для кого-то, но не для Александер. Все её дни были похожи друг на друга и выходные ничем особым не отличались. Ей было не с кем встречаться, не с кем куда-либо уезжать, не с кем проводить время. Секретаршу она отпустила пораньше, потому что у той были какие-то свои планы. Вокруг Марли все жили и лишь одна она бессмысленно проживала дни. Она ничего не планировала, ни к чему не стремилась. Вела скучную и однообразную жизнь. Одиночество стало постоянным явлением в её жизни и она уже не переживала из-за него, просто свыкнувшись с ним. Эта пятница почти ничем не отличалась от предыдущей. С утра пораньше, Марли выслушала Миссис Филдс, которая ходила к ней уже несколько месяцев и на всех приемах говорила только об одном - о муже-кобеле, который завел очередную девочку-секретаршу, расхаживающую в коротеньких юбочках и с глубокими декольте. Сеансы с Миссис Филдс всегда оставляли после себя яркие отпечатки в памяти Марлены, наверное, потому что после получаса проклятий на своего мужа, женщина переходила к рассказам о своих красочных знакомствах с мужчинами в клубах и барах. Вы можете подумать, что Мистер и Миссис Филдс подходят друг другу, потому что они оба изменщики, но это было бы слишком легко и неправдой. Несмотря на измены, эта странная пара не могла жить друг без друга, но и долго быть только вдвоем также не могла. Случайные связи на стороне, как бы ни звучало это парадоксально, поддерживали их брак, потому что после всего они все равно возвращались домой друг к другу и чувствовали себя счастливыми. Странная любовь, но и такая бывает. Поэтому единственное, что оставалось Александер это выслушивать Миссис Филдс и надеется на то, что однажды эта пара откажется от походов налево и заживет в мире и счастье друг с другом. После яркого утра в компании Миссис Филдс, у Марли были и другие пациенты, но честно сказать, их рассказы были не такими интересными как у её самой первой пациентки. Во время обеда в офис Александер позвонил ещё один из пациентов. Он был не новичком, но в последнее время стал реже появляться на приемах у психолога, списывая все на занятость. Марли немного сомневалась, что причина была именно в этом и, хотя их отношения заметно улучшились, все-таки что-то происходило во время их встреч, что немного настораживало её. Речь идет о Джейсоне Мэйсоне, каждое появление которого в её кабинете, сбивало девушку с толку, пусть она и врала себе о том, что ей все равно. По правде сказать, то, что произошло на её кухне около месяца назад, очень взволновало её тогда, да и сейчас волновало не меньше. Пациент поцеловал её, что было очень серьезным нарушением в их отношениях врач-пациент. Она подумывала о том, чтобы передать Мистера Мэйсона другому лечащему врачу, но не решилась на это, опасаясь, что это может усугубить состояние пациента. Джейсон о произошедшем ни разу не заикнулся на её приемах и вел себя как ни в чем не бывало. Единственная, кому, кажется, было не все равно это Марлене. После Джонатана у неё никого не было. Она не то, что не целовалась, она даже не встречалась ни с кем и не интересовалась отношениями совсем. Тот поцелуй, пусть и не был чем-то особенным, взволновал её и заставил посмотреть на Джейсона другими глазами. Теперь он был для неё не просто пациентом, которому нужна помощь, а весьма привлекательным и мужественным мужчиной. Их сеансы на свежем воздухе продолжились и после того вечера Марли больше стала замечать знаки внимания, которые оказывал ему противоположный пол во время их прогулок. Размышления о произошедшем и изменения её отношения к нему не нравились ей. Во-первых, он - её пациент, а во-вторых, мысли о другом мужчине почему-то вызывали в ней чувство вины перед Джонатаном, из-за чего она порой сожалела, что не погибла в том пожаре вместе с ним. Тогда ей не приходилось бы смотреть на себя в зеркало и думать о том, что она изменщица только лишь за одни мысли о другом мужчине.
Мистер Мэйсон позвонил в её офис, чтобы очередной раз перенести их встречу. Марли попыталась узнать у него, когда он сможет придти, но не получила нормального ответа. Тогда она поинтересовалась у пациента о том, когда ему удобнее было бы и именно из-за этого ей пришлось задержаться сегодня на работе. Джейсон мог придти к ней только около шести и Марлена согласилась. Она сидела и дожидалась его у себя в кабинете. На улице вот уже несколько недель стояла неимоверная жара. Кондиционеры и вентиляторы по всему городу работали сутками. Люди ходили по городу полураздетыми. Марли позволить себе такого не могла на работе, но даже она старалась не надевать вещи с рукавами, длинные юбки и брюки. Сегодня на ней было белое платьице, коротковатое для офиса, но в принципе приемлемое для того, чтобы пойти в нем на работу. Она сидела за своим столом и разбирала бумаги, когда в дверь постучались и после вошли. Марлена подняла глаза на человека и её лицо изменилось. Она улыбнулась пациенту и, поднявшись из-за стола, обошла его, чтобы поприветствовать человека - Добрый вечер, Мистер Мэйсон. Я рада вас видеть - сказала она, протягивая мужчине руку.

+1

3

Внешний вид плюс пиджак под цвет жилета
С момента их поцелуя прошло около месяца. Хотя погодите, может больше? Или меньше? Черт, Джейсон совершенно сбился считать дни, да и зачем ему это нужно было? Он и сам не понимал, зачем это делает, словно отсчитывает время до своего приговора или после? Господи, он окончательно тронулся крышей. Не зря он записался на приемы к психологу. А если бы не сделал это, то был сейчас в своем уме? Черт его знает.
После случившегося, Мэйсон несколько часов чувствовал себя в прострации, где-то между реальностью и иллюзией. Голова трещала как после знатной попойки, руки были на удивление легкими, а ноги ватными. Что вообще за хрень творится с ним? А главный вопрос по чему? Неужели одно прикосновение могло вызвать в нем такие сильные чувства или же страх близости растворял все мысли? Тогда бы не помешала знатная доля алкоголя, не говоря об обычном снотворном. Но мужчина даже не почувствовал как заснул. Проснулся он утром, в той позе в которой и заснул, в одежде. Будильник долго время пищал, оповещая хозяина, что пора собираться на работу. Но как по вашему он мог работать, если в голове все еще возникали моменты прошлой ночи? В общем, спустя пару дней, начальник сам предложил парню отгул, на который Джейсон с радостью согласился. Он не мог охранять клиента будучи в таком состоянии, что сам нарывался на пулю. Свободного времени стало больше, а значит и поиск причин для отказа посещать психолога в несколько раз возросли. Если раньше, эти визиты были своего рода спасительным кругом, то сейчас адской пыткой. Он пытался выглядеть непринужденно, словно никакого поцелуя и не было, но находясь один на один с Марленой, ему становилось сложно контролировать свои эмоции. Ведь у него тоже не было нормальной жизни уже довольно давно. Месяца скитания, а после эта жизнь, которую и жизнью то назвать язык не поворачивается, делали свое дело. При виде брюнетки, сердце начинало колотить, а дыхания срываться. Он прилаживал множество усилий, чтобы просто выглядеть нормально, как он мог думать и отвечать, уму непостижимо. Он частенько стал отказываться от визитов, мотивируя большой занятостью, а сам просто валялся на кровати, пытаясь разобраться в себе. А ты ведь можешь залезть прямо в душу, Александер, даже сама того не осознавая, но ты можешь. В какой то момент, мужчина подумал, что ей вовсе не нужна его помощь, она и сама может справиться со своей жизнью. Наверное он бы так и поступил, но остатки здравого рассудка указывали на его трусость, как раньше и брюнет каждый раз корил себя и свой мозг, что не могут добиться единого решения. Ну почему, почему всегда так? Проблемы как снежный ком, нарастают со временем и их сложно остановить. Боже, зачем он вообще полез в ее кваритру? Мэйсон, ты хоть представлял тогда что творил, или вновь пустил все на самотек? Та твою ж мать, ты был первоклассным оперативником разведки, мог убивать людей и не оставлять следов, что случилось? Ты не мог за пару месяцев растерять все навыки! Такое и с годами то не забывается. Почему при виде этой женщины у тебя крышу сносит, как от сильных наркотиков? Голова шла кругом от таких мыслей и по долгу парень думать просто не мог. В конечном счете он запутывался еще сильнее, чем раньше. Эта пятница стала особым исключением. Клиентом была одна бизнесвумен, которая требовала четкого выполнения своих условий и как на зло, напарник Джейсона приболел и не мог подменить его. Пришлось звонить психологу и объяснять, что сегодня скорее всего не получится прийти. Но девушка не отступала и смогла уговорить его прийти в этот же день, только на шесть. Как только работа была закончена, и ему заплатили, брюнет тут же рванул к офису Марлены. Был уже вечер, но мрак ночи не спешил накрыть город. Солнцо всеми силами пыталось остаться на небосводе, но все равно неумолимо заходило, дарую жителям Сакраменто невероятной красоты закат. Костюм не позволял Мэйсону разъезжать на мотоцикле, поэтому к офису девушки он добрался на такси даже раньше, чем ожидал. Расплатившись с водителем, он не спеша направился на нужный этаж. Лифт был на тех ремонте и не работал, поэтому парня пришлось на своих двоих добираться до нужного этажа. Галстук сильно сдавливал горло, так что Джейсон чуть ослабил его и расстегнул пуговицу, дышать тут же стало легче. Свет в приемной психолога был очень тусклым, а все благодаря солнцу заходившему с другой стороны, где не было окон. Перед тем как войти, мужчина постучал и только потом опустил ручку и толкнул дверь вперед. Врата в его персональный ад вновь были открыты, впуская в себя грешника. Сердце заколотилось, а дыхание сорвалось, в общем все как всегда. Брюнет сделал пару шагов в кабинет и прикрыл за собой дверь, натянув на себя улыбку.
- Добрый, мисс Александер. – как ни в чем не бывало, он поприветствовал женщину и мягко пожал ее руку. В предложении присесть, не было нужны, он сам прошел к креслу и сел напротив девушки. Пальцы сами расстегнули пуговицы пиджака, а ладонь прошлась по жилетке, разглаживая складки. Парень нутром чувствовал, что этот разговор будет очень серьезным, ведь они не виделись очень давно, а настойчивость девушки была еще одним признаком к волнению. – Простите, что заставил вас задержаться из-за меня. Не стоило идти на такие жертвы. – брюнет выдавил из себя улыбку, оправдываясь перед психологом.

+1

4

Она не была уверена в том, что поздний сеанс поможет ей побольше узнать о Джейсоне, но все-таки угольки небольшой надежды тлели в её душе. Не смотря на всё, что произошло, он был пациентом Марлены и бросить его она не могла, особенно после того вечера. Причиной этого было его поведение. Беспокойство, паника, паранойя - все это казалось ей очень тревожными признаками возможного ухудшения состояния Мистера Мэйсона. Именно поэтому она тратила свое личное время на этот прием. Ей надо было поговорить с ним и понаблюдать за тем, как он ведет себя. А вдруг она увидит что-то, что расставит все точки над "i" и даст ей представление обо всем? Шансов на это почти не было, но она обязана была что-то сделать, чтобы потом не сожалеть о своем бездействии.
Джейсон поприветствовал её и в ответ пожал её руку. С этого мгновения взгляд девушки стал пристально изучать пациента. Он не стал ждать, что она предложит ему присесть. Он сам подошел и сел в кресло, расстегивая пуговицы на пиджаке. Марли пошла следом за Мэйсоном и села напротив него на диван. Взяв со стола папку с бумагами и ручку, она черкнула пару слов и откинулась назад, прислонившись спиной к спинке софы. - Мистер Мэйсон, не волнуйтесь, вы вовсе не помешали мне. Вечер у меня свободный и я могу распоряжаться временем как хочу - Марлена одобрительно улыбнулась -  К тому же, я больше переживала, что наши встречи стали очень редкими, а не о том, что проведу на работе лишнее время - добавила она все с тем же выражением на лице. Она опустила взгляд в папку и написала ещё несколько слов.
- Джейсон, расскажите мне о том, что с вами происходило в последнее время? - поинтересовалась она - Например, с нашего последнего разговора. Вы стали очень занятым. В чем кроется причина? Что-то на работе произошло? Или может какие-то изменения в вашей личной жизни? Может, у вас девушка появилась или вы стали встречаться больше с вашими друзьями? Вы, конечно же, не обязаны отвечать на все эти вопросы, но все-таки мне хотелось бы понять, в чем дело - она как обычно засыпала Джейсона вопросами. Интересно то, что такие сеансы у неё были только с этим пациентом. С другими её клиентами у неё проблем таких не возникало. Они приходили на сеансы и с охотой раскрывались перед ней, чего нельзя было сказать о Джейсоне Мэйсоне. С него рассказы приходилось вытаскивать клещами, задавая ему одни и те же вопросы раз за разом. Наблюдая за реакцией мужчины на все её слова, она видела, что он не готов отвечать ей. Будет ли он готов когда-нибудь? Сложно сказать. Александер задумалась. Если он не очень хочет с ней говорить, то она в принципе ничего не теряет. У неё были свои догадки по поводу того, почему пациент не желает посещать её сеансы. Ей оставалось только два выхода: или дальше гадать, или спросить у него напрямую и понаблюдать за его реакцией. Она выбрала последний вариант.
- Мистер Мэйсон - нарушила она молчание - Джейсон - иногда, когда называешь человека по имени это лучше помогает в разговоре, чем если обращаться к нему по фамилии - Давайте поговорим начистоту. - продолжала она - Может причиной вашего нежелания со мной видеться в том, что произошло у меня дома? - задала вопрос Марли - В том, что мы поцеловались, нет ничего ужасного. Иногда, когда люди близки в эмоциональном плане, то такое случается. Конечно, мы с вами не друзья, но я вроде как человек, которому вы рассказываете о себе и это естественно, что вам захотелось более близкого контакта со мной. Человеческое общество очень поменялось за последние сто лет и для большинства людей подобное проявление эмоций как "поцелуй" несет в себе не столько признак глубоких чувств, сколько говорит о доверии. Поэтому можете не переживать из-за произошедшего. Но, если вам рядом со мной неуютно, то я могу вас передать другому психологу, например специалисту-мужчине, с которым у вас не возникнет подобных проблем, как со мной - она пожала плечами. Ей снова было с ним тяжело и она не очень понимала, что ей с ним делать.

Отредактировано Marlena J. Alexander (2013-08-18 02:18:26)

+1

5

А он в свою очередь был уверен, что сеанс вообще поможет им разобраться в происходящем. Джейсон продолжал навещать психолога только потому, что резкое его исчезновение может вызвать нежелательные вопросы и подозрения. А этого парню совершенно не хотелось. Он не хотел копаться в своем прошлом, но ему приходилось делать это, чтобы исправить его. Прошлое показывает кем мы были, а настоящее – кем мы стали. Это брюнет отчетливо понимал, но все равно пытался повернуть время вспять. Ему давно бы свыкнуться с мыслью, что обратного не воротишь и продолжать жить дальше, только совесть все не отпускала его далеко от себя. Разбить бы ей зубы, чтобы она не грызла его, но и на это у него не было сил. Другой бы возможно уже сошел с ума, но Мэйсон упорно продолжал бороться со своим безумием. Ему нужна была передышка, краткая отсрочка, чтобы вернуть силы, но Марлена упорно продолжала звонить ему и напоминать о сеансах, а мужчине приходилось врать. Он уже так по уши погряз в фальшивых словах, что сам не мог различить правду от сказок. Девушка казалось, что она приблизилась к нему, но на самом деле это было не так. Он по прежнему не впускал ее в свою жизнь, пытаясь построить свою новую. Левые родители, ребенок сирота, фальшивые документы интерната, фальшивый выпускной, фальшивый диплом, вся его жизнь была сплошной липой и ему приходилось врать Александер, а после подстраивать доказательства под свои слова. Если честно, то и он особо не жил полной жизнью. Работа, дом, подделка документов, слежка за девушкой, сон, а потом все сначала. И так каждый день, каждую неделю и каждый месяц. Он заставлял себя делать все это ради несбыточной мечты, вернуться в прошлое и исправить ситуацию, искренне веря что такое самопожертвование будет оправдано.
Брюнетка не стала садиться напротив него, а прошлась к диванчику и умостилась там, прихватив с собой бумагу и ручку. Мэйсону всегда было интересно зачем они пишут что-то в блокнотах и листках? Неужели в их словах есть такое важное, что понадобится психологам в будущем для анализирования, или же они просто делают вид, что заинтересованы в их беседе? Марли не выглядела той, которой абсолютно по барабану, что творится с ее клиентами. Об этом свидетельствовала ее настойчивость, тогда зачем она делает пометки? Что такого важного есть в его словах, что разум не способный запомнить эти детали? Почему она не записывает весь их разговор, если он так важен для анализа? Организм запустил защитный механизм и на мозг обрушились тысячи совсем не нужных вопросов, отвлекая внимание от самого главного. Она заверила его, что абсолютно свободна на этот вечер, а внутренний голос ехидно добавил «Я знаю что ты свободна, я многое о тебе знаю.». Мужчина немного поежился в кресле, но продолжил сидеть развернувшись лицом к девушке. Обычно сеансы проходят в других позах. Клиент обычно ложится, ведь так он расслаблен, а психолог находится рядом и записывает или задает вопросы. Роли поменялись и теперь брюнетка находилось в расслабленном состоянии, а парень был натянут как струна. Ее интерес к его жизни стал своего рода нормой и ему стоило приготавливаться каждый раз, когда он приходил на эту встречу. Каждый раз, раз за разом одни и те же вопросы – как поживаете? Как дела на работе? Как ваша личная жизнь? Он не имел всего этого, кроме работы, которую делал. Не сидел с друзьями в баре, ни с кем не встречался, даже телевизор смотрел только из-за новостей. Превращался в какого маниакального социопата, биоробота, живущий по заложенной программе и правилам. Боже, как ему не хотелось отвечать на эти вопросы, как они уже достали его.
- У вас других вопросов нет? – с иронией в улыбке спросил Мэйсон, готовясь отвечать. Он глубоко выдохнул и прикрыл глаза, а после вновь открыл, устремив глаза на девушку. – Нет, ничего не изменилось, только рабочий график сильно подвинулся и мне приходится много работать.
В комнате наступила тишина, прерывающаяся одним лишь гулом кондиционера. Брюнет не шевелясь опустил взгляд в пол, а после моргнув поднял его на Марлену. В его голубых глазах читалась усталость, но от чего? От сильной работы или от бесконечно одинаковых вопросов? Парень даже попытался предугадать, что женщина ответит сейчас. Скорее всего вновь начнет дознавать причину его скрытности или нежелания общаться. Возможно даже укажет на отрицательные стороны его поведения, а так же предложит сменить лечащего врача. А оно надо ему? С мозгами у Джейсона было все в порядке и кошмары его в последнее время мучали меньше обычного, словно чувствовали его беспокойстве. Он ожидал чего угодно, любых упреков, но не того, что женщина вспомнит тот злосчастный поцелуй. Он сорвался, поддался слабости, но только для того, чтобы указать ей причину, которая постоянно мучает ее. Ей стоило забыть Джонатана и продолжить жить, так было бы легче для них обоих, но разве в слух это можно заявить? Чистокровное признание Марлены, подействовало совершенно не так, как она предполагала или как ей хотелось бы. Мэйсон не стал более открытым, как того добивалась девушка, а напротив только насупился. Слова о поцелуе сильно тронули его, она не считала его поцелуй чем то особенным, обычный признак доверия. Но это было не так! Признаком доверия был бы рассказ о его жизни, но никак не поцелуй. Это немного разозлило мужчину и тот сдвинул брови и губы.
- Нет. Мне не нужен другой врач. – как то безразлично прервал девушку парень и выдохнул. Его тон соответствовал человеку, который потерял всякую надежду и собирался уйти, впрочем Джейсон как раз подумывал об этом. В комнате вновь наступила тишина, которую прервал сам парень. – А как ваш день прошел? – неожиданно спросил он, посмотрев на Александер взглядом якобы психолога. – Как дела на работе или в семейной жизни? – он не пытался давить на нее, но сейчас именно это и происходило. Он прекрасно знал как у нее дела, но решил посмотреть на ее реакцию, как она будет отвечать на свои же вопросы.

+1

6

Его манера держаться и поведение выдавали его деятельность. Он не был похож на офисного клерка, не был он похож и на большого босса. Он был из тех, кому не надо было напрягаться и пытаться привлечь к себе внимания, но при этом он умел быть и невидимым для людей. В его способностях не было ничего сверхъестественного. Все его познания и умения были ничем иным, как знаниями, полученными и собранными за целые тысячелетия, не прекращающихся противостояний между людьми. Эти знания передавались вереницей от одного воина к другому и Джейсон, несомненно, был одним из них. Он был собранный, неразговорчивый, но каждая линия его тела говорила лишь об одном, что за этим напущенным спокойствием и тихостью скрывается тот, который не относится к робкому десятку. Возможно, Марли стоило бояться его и стараться не раздражать его лишний раз своими назойливыми вопросами, но она не могла так. Он пришел к ней не просто так, а каждый, кто переступает порог её офиса, нуждается в той или иной помощи. Иногда, соглашаясь на беседы с психологом, насмешливо пологая, что всё это бред, люди с удивлением обнаруживают, что все эти разговоры не были такими бессмысленными для них, как они считали. Говорят, что словом можно и убить, но также им можно и помочь нуждающемуся в этом человеку. Но, если в первое утверждение ещё верится, то второе почему-то всегда поддается сомнениям до тех пор, пока в его верности не убеждаются на собственном опыте. Странно, не правда ли?
Джейсон Мэйсон, как никто другой знал, что приказы, которые по существу это лишь слова на бумаге, отданные кем-то, кто стоит выше его по рангу, приводили к чудовищным последствиям. Но, в то, что разговоры с Марленой ему помогут, он не верил, хотя это были все те же слова, но которые не были направлены на то, чтобы уничтожить противника, они были направлены на то, чтобы помочь ему побороть врага, живущего в нем самом. Вот только мужчина не понимал этого. На их сеансах он не открывался перед ней, а в последнее время и вовсе стал отдаляться от неё. Она не хотела, чтобы это произошло, не хотела, чтобы он перестал бороться с тем, что терзает его изнутри. Невидимый враг куда сильнее и опаснее, чем тот, которого можно узреть и к которому можно прикоснуться. С ним сложнее бороться, его сложнее убить, особенно, когда ты совсем один и рядом с тобой нет никого, кто бы понимал и мог подсказать, как избавиться от него. Она могла ему помочь, но он не позволял ей этого.
- У вас других вопросов нет? - она услышала этот вопрос, но не стала отвечать на него. Это был способ его борьбы с ней. Джейсон мог даже не понимать этого, когда кидал ей эту фразу. Да, может она немного была уязвлена, но не настолько, чтобы тут же спровадить клиента за дверь. Последовавший после этого краткий ответ не дал Марли ничего, за что она могла бы ухватиться, но она была уверенна в том, что работа не единственное, что объясняло его нежелание посещать сеансы. Не смотря на то, что она хотела ему помочь, он сделал из неё врага, которому изо всех сил сопротивлялся, хотя она и не представляла для него какой-либо угрозы. - Если дело только в работе... - подумала она про себя, но вслух произнесла не это - Тогда, я бы хотела, чтобы вы мне предоставили примерный новый график, по которому вы работаете. Я его сопоставлю со своим, чтобы не было проблем с сеансами - Марлена произнесла это обычным тоном, не выдающим её подозрения. Джейсон больше не хотел посещать её кабинет, возможно по той причине, что она может приблизиться к разгадке того, что с ним происходит. Его поцелуй отчасти объяснял его поведение. Если он поддался этой слабости, то возможно он скоро откроется перед ней и она наконец-таки сделает большой шаг в том, чтобы ему помочь. Ей казалось, что Мэйсон это понимал и именно поэтому избегал её после поцелуя. Высказав ему свои предположения, она не ждала, что он бросится подтверждать их. Его скудный ответ после всего того, что она ему сказала, лишь убедил её в этом. - Хорошо - ответила она мужчине и замолчала. Ей было интересно посмотреть на его реакцию. Все это время, что он посещал её сеансы, Марли пыталась его разговорить. Сегодня она решила выбрать немного иную тактику. Она не будет больше заполнять тишину своими многочисленными вопросами, если они его так раздражают.
- А как ваш день прошел? Как дела на работе или в семейной жизни? - после некоторой паузы в разговоре, первым сделал шаг навстречу ей именно её пациент. Может, его напрягла тишина или он понял, что она не собирается после его колкого замечания засыпать его вопросами, раз он так этого не хочет? Александер не сразу же стала отвечать. Она, испытывая его терпение, некоторое время помолчала, а потом наконец-таки проронила - День у меня прошел замечательно и надеюсь вечер будет таким же - она сказала это чуть улыбнувшись. На самом деле, это было даже интересно, услышать от Мистера Мэйсона подобные вопросы. С некоторыми из своих пациентов Марли была в доверительных отношениях. Она иногда рассказывала им о своей жизни, вот только ничего из этого не было правдой. О том, как и чем живет Александер, знала только лишь её секретарша. Перед пациентами она всегда разыгрывала одни и те же карты, согласно которым у неё был парень и у них все было серьезно и замечательно. Марли были уверена в том, что её клиентам не следует знать о том, сколько на самом деле боли было и остается в её жизни. Вряд ли хотя бы один из них надеялся бы на счастливое будущее, если бы знал хотя бы часть истинной истории её жизни. Потерять мать в детстве, видеть все время сочувствие к себе в глазах других людей, обрести новый смысл жизни и снова его потерять - не очень воодушевляет, не правда ли?
- На работе у меня всё хорошо - после затянувшегося молчания ответила она наконец-таки - Семейной жизни у меня нет, потому что я не замужем. Но, у меня замечательный парень и я с ним счастлива - последнее она сказала с улыбкой. Она уже столько раз говорила своим пациентам подобное, вселяя в них веру на то, что счастье есть, что уже произносила это без всякого зазрения совести, что она лжет им. Конечно, возможно это было и неправильно, но она не хотела совмещать свою работу с личной жизнью, которой у неё в принципе после Джонатана не было. Но, больше всего на свете, ей не хотелось видеть сочувствие в глазах своих пациентов. Она могла стерпеть все, что угодно, но не жалость по отношению к себе.

Отредактировано Marlena J. Alexander (2013-08-26 23:44:21)

+1

7

Джейсон и вправду мог быть кем угодно, молчаливым болтуном или разговорчивым скромнягой. Дайте ему описание того человека, которого нужно сыграть и он сыграет. Только в реальности, Мэйсон совсем не весельчак, которым кажется на первый взгляд. Обычный взгляд, такое же лицо, не выражающее практически ничего, усталый вид. Такую картину вы можете видеть всюду, в парках, на площадях, даже на своей работе. Парень уже устал притворяться, устал врать. Придуманные на ходу слова затягивали в пучину лжи сильнее зыбучих песков. Только чудо и удача помогала ему не быть пойманным с поличным. А вы знаете как это действует на нервную систему? Так и алкоголиком стать не долго. Головная боль посещала Джейсона все чаще, с момента его прихода в ее квартиру. Рабочий график действительно сменился, стал плотнее и мужчине было сложно приспособится к новому образу жизни за один миг. Ему нужен отдых, короткая отсрочка перед важным марш-броском. Он долго думал, что такого можно выкинуть из своей жизни. Поход с друзьями в бар? Мэйсон друзей то не имел. Меньше смотреть телевизор? Он его практически не включал. Вся его жизнь, изо дня в день, фокусировалась на работе и наблюдении за Марленой. Знала бы она сколько парень проводит времени с биноклем напротив ее дома, то точно написала бы заявление в полицию. Моральная усталость нарастала с каждым часом и брюнет уже был готов сорваться, но продолжал удерживать мысленный барьер. Эти вопросики «как дела» и «как прошел день» еще больше выводили из себя Джейсона, но тот был невозмутим ради безопасности окружающих. Он раз за разом продолжал отвечать одно и то же, надеясь что рано или поздно ей просто надоест спрашивать, но как на зло она не переставала. Вода в чаше весов уже давно стала переливаться через край, а мужчина продолжал держат все в себе. На его лице уже не было той привычной улыбкой, лишь горькая усталость, от которой он не мог сбежать. Даже сейчас, когда он рассказал о смене рабочего графика, Александер не переставала настаивать на своем. Приходи, говори, уходи. В какой то момент, ему показалось, что девушка превратилась в алчного бюрократа, который лишь делает вид помощи, а сам просто выкачивает деньги из своих пациентов. Не наблюдай он бы за ней, то так бы и подумал. Ее слова еще больше взбесили его, но он как всегда не подал виду, лишь медленно прикрыл глаза и вздохнул. Он не спешил отвечать на ее просьбу и продолжал сидеть, скрестив пальцы и опустив их на свои бедра. Ему так не хотелось сейчас думать, ни о чем вообще. Просто посидеть в тишине или полежать, можно даже выключить свет и открыть шторы. Взглянуть на ночной город, который не спит. Расслабиться и придаться забвению, позабыв обо всем. Только Марлена с его желанием не считалась. Словно ледяная вода, воспоминания нахлынули с новой силой. Стоило ей упомянуть всего один раз про тот поцелуй, как Мэйсону стало не хорошо. Сердце защемило, а мысли запутались. Ему хотелось плюнуть на все и уйти, закрыться в своей квартире и просто просуществовать пару дней. В такие моменты, он хотел быть котом Шредингера. Вроде есть, а вроде и нет. И жив и мертв. Да, он бы многое отдал, чтобы научиться в такое состояние. Увы, у него не так много жизней, в отличии от усатых собратьев наших меньших. Она коротко согласилась с его позицией не менять врача и затихла. Очередная тишина, которая стала давить на мозги сильнее разговора.
- Не стоит напрягаться. – вдруг прервал тишину мужчина, опустив свой взгляд на покоившиеся на ногах руки. – Это мой последний визит. – брюнет слышимо сглотнул подступивший к горлу ком. – Следующей встречи не будет. Те деньги, что я заплатил за месяц… - Джейсон наконец поднял голову, поймав лицо девушки своими глазами. - … можете не возвращать. Я не обижусь. – под конец своей речи, он выдохнул. Но не так, как словно он только что сказал то, что давно хотел сказать, а скорее сдавшегося человека. Он проиграл, опять. Такой способ общения был глупостью и он знал это с самого начала. Сейчас все только осложнилось, но не изменилось. Он продолжит наблюдать за ней, но будет держаться от нее на расстоянии. Правильное ли он принял решение или же нет, время покажет. А сейчас, парень не мог больше так жить, по крайней мере пока.
Раз уж это был их последний вечер, то Мэйсон сам захотел побыть в роли психолога, тем более она сама вынудила его к этому. Улыбка, которая сопровождала ее ответ нисколько не повлияла на мужчину. Не знаю как Александер, но ему приходилось пытать людей соблюдая абсолютное безразличие. Оно перенеслось на его лицо и сейчас. Мужчина никак не реагировал эмоционально, даже физически, продолжая сидеть в той позе, в который сидел. В том, что ее день прошел замечательно, он не сомневался, ибо не имел подтверждения обратного. Куда больше его заинтересовали ее слова касательно личной жизни. Джейсон понимал, что правду она и не скажет, но и надеялся что соврет по оригинальнее.
- Врунишка… - подумал брюнет и ухмыльнулся, посмотрев на девушку так же, как и думал. Желание сказать всю правду неожиданно стало набирать силу и признаться честно, парень чуть было не сорвался. Ему непреодолимо хотелось воскликнуть, что он все знает. О ней, о ее жизни и о ее женихе. Рассказать что это он погубил его и он во всем виноват. Наверное так стоило поступить и ему определенно стало бы легче, но что произошло бы с Марленой? Как бы она себя почувствовала если узнала кем представляет из себя Джейсон Мэйсон, человек появившийся на пустом месте дав новую жизнь другому, который сбегал от самого себя. Да, она была в некотором роде права, брюнет по прежнему боролся с самим с собой, с темной своей сущностью. И по последним данным явно проигрывал.
- То есть у вас все хорошо?! – без доли цинизма или колкости переспросил мужчина. Нет, он не хотел вывести ее на чистую воду, но действовал так как сделал бы обычный человек – стал расспрашивать. Как в свою очередь делала она.

+1

8

Самый последний на сегодня прием оказался и самым сложным для Марлены за целый день. Стерпеть замечание о том, что она задает много похожих друг на друга вопросов, а потом и вовсе молчать, ожидая хоть какой-нибудь реакции на своё молчание от пациента - да, несомненно, Мистер Мэйсон был на этот момент самым сложным случаем в её недолгой частной практике. Упрямый и скрытный - с такими людьми действительно сложно работать, не говоря уже о том, что добровольно они почти никогда не просят поддержки или помощи, потому что в основном кроме упрямства и скрытности они подвластны также и гордыне, которая ещё сильнее усугубляет ситуацию. Что заставило Джейсона Мэйсона переступить порог её офиса и записаться к ней на прием до сих пор оставалось для Александер большой загадкой. С его первого визита к ней прошло уже достаточно времени, но разгадать эту причину ей так и не удалось.
То, что пациент стал расспрашивать её о жизни, немного улучшило атмосферу в кабинете. Марли расслабилась и уже не была так сильно напряжена. Может, если она расскажет ему что-то о себе, то это сподвигнет мужчину к ответам на те вопросы, что интересуют её? Вероятность этого была невысокой, но в девушке теплилась надежда, что такое возможно. Она улыбалась и была готова рассказать Мистеру Мэйсону ещё что-нибудь о себе, когда он посмотрел на неё ничего не значащим взглядом и сообщил ей новость, которую услышать она никак не ожидала, по крайней мере, точно не сегодня. Не проронив ни слова, она продолжала на него смотреть, не понимая, что произошло. Все было в порядке и тут такое ошеломительное заявление! Она обдумывала его слова и постепенно улыбка исчезала с её лица - Хм, не стоит напрягаться? И это все, что он может мне сказать?! Хм, напрягаться?! Он что думает, что для меня работа с пациентами это что-то несерьезное? То, я задаю похожие вопросы, теперь оказывается слишком напрягаюсь... за кого он меня вообще держит? За идиотку что ли, которая только делает вид, что работает? - она сжала крепко зубы. Все это время Марли пыталась помочь ему, а он ведет себя так, как будто на всех их встречах она сидела и читала модные журналы или красила ногти, между делом задавая ему глупые вопросы.
- То есть у вас все хорошо? - его вопрос выбросил девушку из её размышлений. Она уставилась на пациента и несколько раз моргнув, ответила - Да, у меня все замечательно - её голос прозвучал ровно и нормально, хотя с каждой секундой, что она смотрела на Мистера Мэйсона, внутри неё росло желание послать его к чертовой матери. Пытаясь докопаться до его проблем, она перечитала столько книг о психологических травмах бывших военнослужащих, что могла бы написать целую диссертацию о посттравматическом синдроме и других проблемах, с которыми возвращаются люди домой после службы в горячих точках. Конечно, она не считала, что читает все это напрасно, но за те месяцы, что Мистер Мэйсон был её пациентом, изучению его проблем она уделяла намного больше внимания, чем проблемам других своих пациентов. Сейчас же Марлена чувствовала себя паршиво. Она хотела ему помочь, но как она не старалась, у неё ничего не получилось и все из-за того, что Джейсон Мэйсон не особо хотел этого. Её накрыла злость, но она не показала этого ему. Она потратила на него слишком много времени и сейчас продолжать его тратить ей не хотелось. Марли почувствовала непреодолимую потребность оказаться сейчас дома, где она сядет со своим псом перед телевизором и будет заедать неудачу мороженым. Отложив на стол папку с бумагами и ручку, девушка поднялась и прошла к своему столу. Она выдвинула верхний ящик и достала оттуда чековую книжку. Меньше, чем за минуту она заполнила нужные строчки и, оторвав чек, вернулась обратно к дивану. Она подошла к креслу, где сидел уже бывший её пациент, и остановилась напротив него. - Мистер Мэйсон - обратилась она к нему, натянув на лицо милую улыбку, хотя чего-чего, а улыбаться мужчине ей не хотелось - Я стала психологом, чтобы помогать людям, которые не могут разобраться в своей жизни и решить проблемы. Вам, я так и не смогла помочь, поэтому я не думаю, что могу себе позволить брать с вас деньги. Я не оправдала ни своих надежд, ни ваших. Чужого мне не надо. Возьмите этот чек. Здесь примерно та сумма, которую вы выплатили мне с момента, как пришли сюда. В понедельник моя секретарша подсчитает точную сумму ваших денег и пришлет вам с курьером то, что я вам ещё должна. - она положила чек на кофейный столик - Я не думаю, что этот сеанс стоит продолжать. Не хочу, чтобы вы тратили свое драгоценное время на меня. - Марли улыбнулась ещё шире - Извините, за потраченное вами время, но проводить вас до двери я не могу, поэтому всего хорошего вам, Мистер Мэйсон - на этих словах, девушка взяла папку с бумагами со стола и направилась к шкафу с делами, чтобы закрыть документы на замок перед своим уходом. Она была немного расстроена произошедшем, разочарована в себе и своих возможностях и была зла на Мистера Мэйсона, который поступил с ней так. Она ещё на первом приеме предупредила его о том, что у неё нет опыта работы с военными и что ему лучше обратиться к психологу, специализирующему на таких проблемах как у него, но нет, он упрямо настаивал на том, что хочет, чтобы она была его психологом, а сейчас дал ей понять, что специалист с неё не самый лучший. К черту мороженое и телевизор, сегодня вечером она отправится в ближайший бар и напьется там за очень долгое время!

+1

9

Если Марлена и спешила рассказать о своей жизни то слишком уж затянула. Не далеко она ушла от него по скрытности, отвечала лишь такими же фразочками как  и он. У меня все хорошо, только отстань! А потом еще и утверждает, что Мэйсон ей недоговаривает. Научилась бы сама говорить людям правду и открываться, а уж потом давать советы. Как там говорят психологи? Главное это доверие? Что же, Александер у тебя крепкая двойка и сдвинуть ты ее уже никак не сможешь. Парень заметил как слетела ее улыбка с лица, едва ему стоило заикнуться о прекращении встреч. Джейсон уже ожидал криков или простого вопроса «Почему? В чем проблема», но нет, она промолчала. Просто продолжила смотреть на него уже пустым взглядом, словно потеряла в нем всякую заинтересованность. Знаете, это б ыло сродни актерской игре, чертовски хорошей актерской игре. Спектакль закончился и наружу поступила настоящая Марлена, словно ей было плевать на его судьбу. А как же там всякие священные клятвы Гипократа и прочий бред, или эту слова произносят лишь врачи? Лицо девушки стало багроветь, явно от злости. Отлично, хоть какие то эмоции, Александер, а то от тебя давно ничего не видно кроме улыбки своим пациентам. Может хоть сейчас подумаешь о своей жизни? Он переспросил ее, надеясь что под давлением злости или гнева, она сможет приоткрыть завесу тайны. Он рискнул и оплошал, брюнетка так и не думала сдавать, приняв защитную тактику, полное если не равнодушие то без эмоциональность. Ну вот, ты была совсем близко к тому, чтобы снова стать счастливой, возможно. Привнести каких то красок в свои серые будни, но ты обязательно все испортила! Очередная ложь, ради кого? Неизвестного человека, приведшего тебя к этому однообразному образу жизни? Боже, кажется мир сошел с ума или это стресс сказывается на ее психике? Ах, наконец в ход пошли действия. Она встала и кинула папку с ручкой на стол так, что хлопок прозвучал как то зловеще, но Джейсон не дернулся, продолжая сидеть в прежнем положении. Он не мог видеть что делает девушка, наверное собирает вещи. Зачем? Все просто элементарно! Раз уж он больше не хочет посещать ее, то смысл оставаться? Она и так задержалась ради него допоздна в пятницу. Смысл ей проводить еще пол часа в кабинете с человеком, которого больше не увидит? Но на этот раз ошибся брюнет. Вместо того, чтобы увидеть собранную женщину, он увидел всю ту же психолога. По спине пробежала волна страха, он не разглядел ее руки и что она держала, потому что глаза его были прикованы к ее лицу. Мужчина несколько раз моргнул, прежде чем брюнетка заговорила, натянув поистине идиотскую милую улыбку. Не стоило быть телепатом, чтобы понять что это фальш. Ее слова не кололи, но были обидными. Раньше он сомневался в том, что она делает эту работу только ради денег, сейчас он был в этом абсолютно уверен, хоть некоторые детали все еще поддавались сомнению. Понимаю, странно звучит, но человек, заинтересованный в том, чтобы помогать людям в первую очередь начнет искать причины, а не возвращать деньги, словно он праведник божий и чужого ему не надо. Разумеется все можно списать на стресс, на шок и на утомительный рабочий день, но идти на поводу у принципов, сознательно или нет, было величайшей глупостью, которую мог сделать психолог. Даже Мэйсон, который ничерта не смыслит в психологии понимал это, но он не прочел множество трактатов и прочей фигни об устройстве сознания человека и не знал как можно влиять на человека. Иногда стоит придерживаться принципов, но сейчас это было как минимум глупо. Оставив бумажку на столе, она отошла от него, дав возможность брюнету встать. Джейсон лениво взял чек двумя пальцами, покрутил в руках и провел возле носа, вдыхая запах свежей бумаги.
- Знаете… - он выдержал три секунды прежде чем продолжить. – А это оскорбляет меня. Я не стану брать деньги. – с этими словами он невозмутимо и спокойно порвал листок несколько раз и положил его обратно на столик. Он простоял не шевелясь несколько секунд и уже собирался уходить, как что-то заговорило в нем, чувство справедливости может? – Думаете, что деньги помогут мне? – поинтересовался он чуть изогнув одну бровь. – Я не психолог и не читал работы Фридриха Ницше, но и так могу сказать что ваше поведение глупее, чем кажется. Вот сейчас, вы выглядите так, словно вам плевать на жизни людей и вам нужны только деньги. А этот жест «благородства» лишь откуп от греха. – он не злился и не кричал, но спокойным его голос назвать было нельзя. – Разве вам приятно, когда вам тычут деньги, только чтобы отделать от вас? Вы слишком законсервированы и изолированы, чтобы посмотреть на мир другим взглядом. Живете двумя местами. Работа – дом, дом – работа! Как вы можете советовать людям открываться вам, если даже сами не делаете этого же? – сдался ли Мэйсон? Ни капельки, ко всему этому можно было прийти логическим путем, благодаря наблюдению и небольшого общения с секретаршей. Пускай ее секрет о смерти Джонатана останется вместе с ней и он пока не будет открывать все карты. – Пьете успокоительное, смотрите ужастики, а на работа выглядите хуже работяги, проведшего сутки за токарным станком. Вы можете быть лучше, я знаю это. Иначе не пришел бы к вас. Скажите, я ошибся или нет?
Небольшой эмоциональный взрыв пошел бы сейчас на пользу. Она никогда не ругалась и держала все в себе, стоит иногда выпускать пар, чтобы не сойти с ума. Кажется, он стал вспоминать некоторые лекции с курса психологии в учебном центре ЦРУ. Заставь человека злиться, а после просто подожги фитиль и он сам взорвется. Под действием гнева, люди многое могут разболтать и даже не заметить. Раньше этот способ легко действовал, сможет ли подействовать и сейчас?

+1

10

Иногда в жизни наступает такой момент, что хочется послать всех и вся куда подальше. Сейчас Марлена оказалась именно в такой ситуации. Человек, которому она пыталась помочь все эти месяцы, дал ей отставку. Обидно? Да, ещё как. Она положила папку с его делом к остальным и стала делать вид, что убирается в шкафу. Чего-чего, а поворачиваться и смотреть, как у неё на глазах пациент уходит, ей совсем не хотелось. Это ещё больше расстроило бы её и она знала об этом. Поправив папки, девушка закрыла дверцу шкафа и просто смотрела на его гладкую поверхность, ожидая, когда Мистер Мэйсон уйдет. Она знала, что он все ещё находится в кабинете, потому что чувствовала на себе его тяжелый взгляд, которым он сверлил в её спине дыру. - Знаете… - сказал мужчина и Александер обернулась к нему, подумав, что он решил с ней попрощаться прежде, чем уйти, но её надежды были обмануты. Он продолжил говорить, а потом и вовсе порвал чек у неё на глазах и положил его обратно на столик. Такой его поступок удивил её, но не сильно. В Мэйсоне было что-то от гордеца и некоторые его поступки выдавали это. Марли молча, смотрела на мужчину, продолжая ожидать, что после показательного жеста он все-таки покинет её кабинет, оставив её в покое, но этого не происходило. После недолгой паузы, её бывший пациент продолжил говорить. В его словах отчетливо слышались упреки в её сторону, а сам контекст был малоприятен. Он обвинял её в том, что ей важны только лишь деньги и говорил о ней так, как будто хорошо её знал. Припомнил ей тот вечер, когда он пришел к ней дом и увидел, что она смотрит ужастики и пьет успокоительное. Черт побери, какое ему вообще дело до того, как она проводит свое свободное время?! Пусть лучше заботиться о себе. Между бровями Марли залегла морщинка. Она начинала злиться, но пока что ещё могла себя держать в руках. Когда Мэйсон закончил обвинять её во всем на свете, не обвинив её разве что только в глобальном потеплении, Марлена двинулась, как ни в чем не бывало, к своему столу. Взяла с него свою чековую книжку и ручку и направилась к мужчине. Она остановилась от него в нескольких шагах и быстро заполнила верхний чек.
- А теперь ты послушай меня внимательно - обратилась она к мужчине холодным тоном - Ты сам решил прекратить эти встречи - пофиг на деловой тон, главное донести то, что она хотела, чтобы он услышал - Этим поступком ты признал то, что я не могу тебе помочь, как бы сильно не старалась это сделать. Ты никогда не был честным со мной на консультациях. Неужели, ты правда думаешь, что я не заметила, что большую часть из твоих рассказов ты выдумывал на ходу?! Так вот я замечала все. К сожалению, я не могу помочь тому, кто ни разу не был со мной честен. Но, кое в чем ты прав, но все-таки не в том контексте, который ты себе представил. Моя гордость и чувство собственного достоинства не позволяют мне знать, что я тебе не помогла и при этом закрыть глаза на то, что ты оплачивал консультации. Это действительно так. Но, возвращаю я тебе деньги не из-за того, что для меня главное нажива и я не откупаюсь. Я поступаю так, как считаю будет справедливо. - она сделала паузу, переводя дыхание - И ещё, я не думаю, что ты записался ко мне на прием потому что тебе нужно разобраться со своими проблемами. Ты преследуешь какую-то другую цель, которую я так и не смогла узнать, но я знаю, что она есть. - Александер оторвала чек и бросила ручку с чековой книжкой на кофейный столик. Сделала шаг к Мэйсону и засунула ему чек в передний карман его брюк. Злобно улыбнулась - Перед тем, как ты уберешься из моего кабинета, я хочу сказать тебе кое-что ещё... Ты ничего не знаешь о моей жизни и то, что ты увидел несколько недель назад у меня дома - ничего не значит. Ты совсем меня не знаешь, чтобы делать какие-либо выводы, поэтому избавь меня от этого. Где дверь ты знаешь, поэтому легко найдешь дорогу - Марли указала рукой на дверь, не желая больше продолжать разговор и эту встречу. Если бы она только знала, что все сложиться именно так, то уже давно бы прекратила эти бессмысленные консультации.

+1

11

Самое сложное в работе шпиона или наблюдателя – это не выдать то, что ты знаешь. Брюнет шел по краю лезвия, на грани того чтобы сорваться и полностью разрушить карточный домик выстроенный из лжи и обмана. Да, он врал, ему приходилось это делать не раз и этот навык парень отточил до безупречности, но как видно не до конца. Его речь действительно выдавала его, но это скорее были неточности, которые не влияли на факты. Он просто не договаривал, всегда отвечал практически одинаково, дабы его не смогли увлечь во лжи. Искусство манипулировать людьми было самым важным в жизни шпиона, только всегда найдутся люди превосходящие тебя в тои или ином деле. Он не думал, что Александер превзойдет его, впрочем этого и не случилось. Вместо того, чтобы смотреть на слова, ей стоило обратить свое внимание на тон. Когда он подрагивал или наоборот был через чур уверенным. То что вся ложь держится на неточностях это правда, но без других составляющих она не способна вывести на чистую воду вруна. Немного логики и пытливости. Ей бы стоило навести на него справки, может это помогло бы, но нет, она продолжала допытываться у него. Хоть Мэйсон и подчистил хорошенько хвосты, любая деталь могла дополнить общую картину, но их не хотели замечать. На этом Джейсон и выигрывал, на обычной человеческой лени. Кому захочется разнюхивать жизнь пресловутого телохранителя и трудного солдата? Вот именно! А стоило бы, могли бы узнать много интересного. Не стоило его винить во всех бедах. Да, он виноват, но не без участия второй стороны. Он не хотел раскрываться, а девушка продолжала делать все по инструкции, в этом и была ее проблема. Хватит смотреть на мир через сетку таблиц! Он давно уже изменился. Джейсон мог легко уйти и не начиная весь этот цирк. Просто сказать, что это их последний сеанс, мирно встать и отправится домой. Но даже тут, он мог использовать ситуацию в свою пользу. По началу она просто молчала или была удивлена, возможно даже злилась, но не показывала этого. Даже когда отдавала чек, то улыбалась. Натянут, но все таки. Для него этого  было мало, он хотел вынудить ее к действиям, кричать, бить его, швыряться вещами, делать что угодно, только не быть похожей на запрограммированного робота, коим она иногда казалась. Мужчина хотел вывести ее из зоны комфорта, считай что вытолкнуть голышом на тридцатиградусный мороз, дабы взбудоражить ее. Заставить плакать и сломаться, но не бросить одну. Он опять склеит ее сердце и поведет в нужное русло, а потом исчезнет, как умеет делать и делает всегда. К привычной жизни ему не вернуться, но это не мешает создать другую, где-нибудь в Европе или Латинской Америке. С каждой секундой она становилась злее, а ее слова сильно били. Прекрасно! Этого Мэйсон и добивался, эмоционального всплеска, желания крушить и метать. Ее речь была пламенной, хоть и произносила ее девушка с жутким холодом. Но опять таки, это были лишь слова, словесная защита, чтобы поскорее избавиться от него, а ему нужны были действия.
- Ничего я не признавал. – начал парень явно имея осадок на душе. – И сказки я не выдумывал, а говорил как есть, только ты слушать не хотела. Задавала идентичные вопросы раз за разом, когда просто требовалось отклониться от темы. Но нет, ты все делала по шаблону или я не прав? Не все, что написано в учебниках применимо к жизни. Ты прочитала кучу литературы?! Ладно! Только что тебе это дало? Я отвечу – ничего! Ты как ограничивалась личной библиотекой, так и продолжаешь ограничиваться. И чувство собственного достоинства тут не при чем, также как и справедливость. Не хочешь признать собственных ошибок и откупаешься от них. Идешь на поводу у принципов! Вместо того, чтобы пихать мне деньги в отместку своей надуманной беспомощности, лучше бы узнала причину моего отказа и попыталась это исправить. – Мэйсон вовсе не был зол, но намеренно бесил девушку, вынуждая ее на действия. Опять получив не тот результат на который надеялся, он вытащил чек из своего кармана и на глазах Марлены порвал его. Комментировать свои мотивы он не стал, просто не хотел, хотя это весьма сильный аргумент против него.
- А что если я скажу, что хорошо тебя знаю, лучше тебя самой? – парень поднял голос, злобно посмотрев на девушку. – Живешь с собакой и глотаешь успокоительное. Только попробуй, что ни-будь сказать про парня, его у тебя нет и не было очень давно! Все внимание привлекает работа, живешь двумя местами. Это тоже правда! Вместо того, чтобы врать о хороших отношениях выбралась бы наконец в бар и нашла бы себе подходящего, черт его дери, парня! – под конец Джейсон повысил голос достаточно, чтобы показаться это криком. Он бы продолжил бы свою тираду, но вовремя поставленная пощечина пресекла попытку говорить. Ну наконец-то! Брюнет даже почувствовал некоторое облегчение, когда жар растекался по щеке. Он замолчал, уставившись на Александер, чувствуя как колотит сердце. В нем снова родилось то безумие, которые было несколько недель назад в квартире девушки. Неизвестная сила, которая притягивала ее к нему вновь стала обладать его телом, его руками. Он притянул брюнетку к себе и поцеловал, вновь. Спонтанно и неожиданно, как и прежде, но на этот раз поцелуй длился дольше. Отпустив Марлену, Мэйсон приготовился к очередному удару и порции ругани с ее стороны. Что же, по крайней мере он добьется своего.

+1

12

За время её не очень длительной частной практики, от Марлены уже уходило несколько пациентов. У каждого из них на это были свои причины. Возможно, среди них и имелись те, кому сеансы с Александер не нравились или не помогали и они решили сменить психолога, но девушка об этом не знала. Может и хорошо, что не знала, потому что сейчас в разговоре с Джейсоном на неё вылилось столько всего, что этого хватит ей на очень долгое время, с лихвой покрывая незнание того, почему от нее ушли несколько пациентов ранее. Но, не это её сейчас заботило. Чем больше они друг другу выговаривали, тем больнее его слова врезались в её память. Мужчина обвинял её в том, что она узко мыслит и что она недостаточно старалась узнать о его проблемах и помочь ему с ними. Черт возьми, но вот в этом он очень сильно ошибался. Марли приложила очень много усилий, но она тоже не волшебница, чтобы проходить сквозь стены, которые он выстроил вокруг себя. Волшебной палочкой она также не владела, чтобы забраться в его голову, а от гипноза Мэйсон категорически отказался ещё на самой первой их встрече. Он скрывал очень много секретов и не хотел их открывать. Александер было понятно почему он не хотел, чтобы его гипнотизировали и узнали таким способом все о нем, но, чего она не понимала сейчас, так это почему он делает её крайней? Скорее всего, ему просто необходимо было кого-то обвинить в своих неудачах и она стала тем козлом отпущения, на которого и свалились все шишки.
Она указывала ему на дверь, но Джейсон Мэйсон не собирался уходить. Он вытащил из кармана второй чек, который она выписала ему, и разорвал его у неё на глазах на мелкие кусочки. Глядя на его поступки, Марли совершенно не понимала, чего он от неё хочет. Он, что ждет, что она попросит его остаться? Неужели он действительно ждет, что после всего этого она станет унижаться и умолять его не прекращать их встречи? Он действительно какой-то странный. Может у него с мозгами дела обстоят намного хуже, чем она считала? Но, она не могла настолько сильно ошибиться в нем или все-таки могла?!
- А что если я скажу, что хорошо тебя знаю, лучше тебя самой? - девушка закатила глаза. Интересно, он когда-нибудь уберется из её кабинета или ей вызвать дежурных охранников из холла? Внутренний голос подсказывал ей, что позвонить на первый этаж придется, а то мало ли что может стукнуть в голову бывшему военному. От мыслей о звонке, её отвлекли слова Джейсона, которые привели Марли в бешенство. Да, она действительно работала все время и никуда не выходила, но это была её жизнь и она хотела её прожить так, как ей этого хотелось и ей все равно на то, что ей говорят остальные. Она сделала к нему шаг и влепила пощечину. Удар был не сильным, но ей немного полегчало. Она открыла рот и хотела высказать ему все в ответ на его обвинения, но у нее не получилось. Джейсон грубо притянул её к себе и начал целовать. Марли попыталась прекратить все и вырваться, но у неё не получилось. Она была всего лишь обычной девушкой, а он профессиональным бойцом, который знал, как удерживать противника так, чтобы он не мог сопротивляться. Она сдалась. Нельзя сказать, что поцелуй был приятным или нет, но будоражащая её тело волна прошлась по её коже. Кое в чем в этой ссоре Джейсон был все-таки прав. У Александер действительно уже долгое время не было мужчины. Последний, кто её целовал и владел её телом был Джонатан. Как ей казалось, времени с его смерти прошло мало, чтобы заводить новые отношения, но кажется, её тело не соглашалось с этим. Мэйсон прекратил поцелуй и выпустил её из своих объятий. Марли попятилась назад. На её губах всё ещё горел след от поцелуя, а по телу прошлась "гусиная кожа". Она с настороженностью уставилась на мужчину, чувствуя в нем опасность для себя. Это уже был второй раз, когда он поцеловал её, но, если первый поцелуй она не восприняла всерьез, то тот, что произошел сейчас напугал её. Если бы он не прекратил поцелуй сам, то уже через пару секунд он почувствовал бы, что она начала отвечать на его поцелуй, а это было бы неправильно. Нельзя сближаться с пациентами, нельзя! Марлена резко отвернулась от него. Ей надо немного времени и этот осадок желания от поцелуя исчезнет также быстро, как и появился в её душе. Он пациент, а значит, не должен быть для неё мужчиной. Не должен, но был. Она повернулась к нему. Джейсон всё ещё стоял на месте и казалось, что ни один мускул на его теле не пошевелился. - Кое в чем ты прав... мне действительно надо пойти в бар и найти там парня - сказала тихо Александер, сама не веря тому, что только что сказала. Она слишком долго была одинока и слишком долго игнорировала то, что всегда знала: человек - это социальное существо и ему необходимо общение во всех его формах. Марли сделала несколько шагов к Джейсону - Но, в бар я пойду завтра - добавила она и, прижавшись к телу мужчины, начала целовать его. Возможно, позже она будет сожалеть об этом, но точно не сейчас.

+1

13

Только руки ослабли, выпуская девушку на свободу, как тут же отозвалось сердце. Страх накрыл с головой, заставляя трястись даже самые незначительные нити мышц. Вообще удивительно, как Джейсон соблюдает такое хладнокровие и твердо стоит на ногах. Почему его еще до сих пор не крючит в конвульсия на полу? Но самый главный вопрос – почему он поцеловал ее? Без причины, без объяснений, он потянулся зову тела и сделал то, что сделал. Прошлого не вернуть, надо жить в настоящем, но как же сильно брюнет хотел вернуть время вспять. Холод добрался до кончиков пальцев, а ладонь пылала, создавая ужасный дискомфорт. Чья-то невидимая рука сдавила горло так, что сглотнуть ком стоило парню больших усилий. Голос тут же исчез, а мысли стали путаться, драться, перебивать одна другую. В голове начался хаос, как и в груди. Сердце стучало, легкие работали на износ, а вот голосовые связки почему то предательски молчали. Мужчина хотел что-то сказать, но у него не получалось. Губы отказались слушаться и намертво прилипли друг к другу. Мэйсон понял всю абсурдность ситуации и своего поведения и ему искренне было стыдно за свои действия, за то что он наговорил ей и сделал. Девушка отошла и отвернулась, думая вызывать охрану комплекса или сразу полицию. Парню не хотелось общения ни с первыми, ни со вторыми и не только из-за страха быть избитым или скрученным. В первую очередь он упадет в глазах Марлены, потеряет ее доверие, а это было очень важно для него, хотя куда там хуже? Он только что обвинил ее в бездействии и обозвал плохим психологом. Поверьте, такой удар не каждый может вытерпеть. Время растянулось до бесконечности, каждая секунда проходила словно час, а пульс тем временем учащался. Она слишком долго молчала и не подавала никаких признаков. Нет, не жизни, а спокойствия. Она не была в себе, после такого никто бы не был с нормально рабочими мозгами, и это поистине пугало. Мэйсон еще больше испугался, что возможно своими действиями сдвинет крышу девушки не в том направлении, сделает неуравновешенной или с психическим расстройством. И все это будет на его совести! Сперва смерть Джонатана, теперь это. Он просто ходячий ангел смерти, не иначе. Брюнет прикрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов, а после посмотрел на девушку, вернее на ее спину. Джейсон в который раз сглотнул и хотел попросить прощения, за все что случилось, какие бы гадости он бы ей не наговорил. Но он не успел произнести и слова, как Александер развернулась и взглянула на него. От такого взгляда, он похолодел и застыл, не думая даже шевелиться. Ее шепот несколько озадачил бывшего оперативника. Такая спокойная речь, сказанная на одном выдохе породило в недоверия к девушке. Обычно так говорят психи, прежде чем убивают свою жертву. Но он не беззащитный кролик и сможет за себя постоять,  вопрос был в другом. Что же черт возьми творилось в женской головке и на что она была готова? А вдруг брюнетка сейчас схватит ручку и ударит ею в его шею. Умереть от шариковой ручки – не самая лучшая смерть. Но этого не последовало, ни угроз, ни пощечин, даже крика или командного голоса. Она просто подошла, шепнула мужчине о своих намерениях, возможно ложных, и прижалась к нему, чем самым вызвав полное удивление на лице Мэйсона. Ее губы нашли его, и она поцеловала его, мягко и робко. Но с каждой секундой поцелуй становился более страстным и требовательным. Марлена поддалась вперед, еще сильнее прижимаясь к мужчине, и если бы он не отставил одну ногу назад, то оба бы точно сейчас лежали на полу. Удивление не долго задержалось на лице парня и тот быстро сменил его на страсть. Как ни крути, но у него тоже давно не было женщины, а такой резкий переход просто вскружил ему голову так, что чувства вины и здравый рассудок просто растворились в вихре блаженства и наслаждения. Он положил свои руки на лицо девушки и провел ладонями по щекам, спустился ниже и крепко прижал к себе. Эмоции сделали Джейсона более храбрым и он зашагал вперед, придерживая партнершу. Его целью была любая плоская поверхность, на которой они могли бы разместиться. Неудивительно, что первым, что попало под руку оказался стол, они ведь стояли всего в нескольких шагах от него. На нем была кипа бумаг, какие то папки и канцелярские принадлежности. Уперев Александер попкой в край стола, мужчина одним движением смел часть всего, что было на столе на пол и усадил брюнетку на него, продолжая целовать ее в губы. Руки быстро нашли молнию платья, а пальцы сами потянули собачку вниз, освобождая женское тело из тканевого плена. Мэйсон оторвался от сладкого поцелуя лишь для того, чтобы стащить платье Марлены через вверх, а после с еще большей жадностью впиться в ее уста. Руки свободно блуждали по ее телу, изучали каждый его изгиб, щекотали спину и гладили талию, поднимаясь наверх, чтобы сжать грудь через ткань бюстгальтера.

+1

14

Одиночество со временем делает сердце черствым и все более неприступным, но от этого почувствовать любовь и желать кого-то очень сильно, оно не прекращает. Сердце Марлены не превратилось в камень. Оно все ещё оправлялось после большой потери и было очень чувствительным. Вот только на него ничего не влияло в последнее время и оно не дрогнуло ни разу с того самого момента, как его ранили. Целуя того, кого она не должна была целовать, Марли ощущала, как все быстрее и быстрее колотиться сердце в её груди. Было приятно почувствовать снова его бешеные удары и ещё приятнее было ощущать, как растет температура её тела. Лед в её душе словно таял и она понемногу стала согреваться. Прильнув к Джейсону, она не ожидала того, что ощущение близости с кем-то будет настолько волнующим для неё. Она уже так сильно привыкла к тому, что рядом с ней никого нет и что единственный, кто её обнимает это воздух, что и позабыла, как это прикасаться к кому-то и чувствовать теплую мягкость его тела. Ей захотелось завернуться в мужчину, который был сейчас рядом с ней. Почувствовать прикосновения его рук на себе, дотронуться до его кожи и просто греться в его теплом дыхании. Она прижалась к нему сильнее. Её руки обхватили его шею, а поцелуй стал не просто нежным и ласкающим прикосновением губ, а перешел во что-то другое. Страсть и желание смешались в нем. Язык Марлены скользнул ему в рот, соприкоснувшись с языком Джейсона. Её тело пробрала мелкая дрожь, когда его руки сомкнулись на её талии. Мужчина стал медленно идти на неё и Марле пришлось пятиться назад, но уже совсем скоро её бедра уперлись в письменный стол. Спустя мгновение она услышала, как на пол попадали ручки и другие предметы, что стояли на его поверхности. Не сложно было догадаться, что сделал Мэйсон и Марли захотелось запротестовать против такого его поступка, но прекратить поцелуй и оторваться от его губ - это было выше её сил. Желание полностью поглотило её, заглушая все доводы рассудка о том, что происходящее большая ошибка и что лучше остановиться сейчас, пока все не стало ещё хуже.
Джейсон приподнял её немного и усадил на стол. Она раздвинула ноги, сжимая его бедра между своими коленками. Его руки, бродящие по её спине, быстро отыскали молнию и он расстегнул ее платье. Прекратив поцелуй, он стащил с неё платье и снова припал к её губам. Она не чувствовала его губ и рук на себе несколько секунд, но этого хватило, чтобы у неё появились сомнения. Стоит ли ей совершать ошибку, отдавшись мимолетному увлечению? Или после всего, что они наговорили друг другу и, не смотря на его поцелуй, ей стоило прогнать его, а самой пойти искать тепла и утешения в руках другого мужчины? Марли резко отпрянула назад, уперев ладони в грудь Мэйсона - Это все неправильно - тяжело дыша, произнесла она - Нам не следует... - этими словами она пыталась убедить не его, а в первую очередь себя. Ощущая мягкость и тепло под своими ладонями, ей хотелось стянуть с него всю одежду и прикоснуться напрямую к его телу. Его дыхание было сбивчивым, как и у нее. Тепло от его выдохов касалось её лица - Хочу - заглушая все остальные, промелькнула мысль в голове Александер и она потянула мужчину обратно на себя. Их губы снова соприкоснулись. Руки Марли коснулись его пиджака. Она быстро расстегнула пуговицы на нем и стала стягивать пиджак с желанного тела мужчины. Покончив с ним, она нащупала под руками ещё и жилет. Путь к его коже оказался слишком тернист, но она не собиралась останавливаться на достигнутом. Пальцы быстро разобрались с пуговицами, но терпение её уже было на исходе. Не стягивая жилет, Марлена начала расстегивать рубашку на Джейсоне. Добравшись до середины пуговиц, её губы скользнули по его подбородку вниз, оставляя влажную линию. Её язык прошелся по "адамовому яблоку" и продолжил спускаться вниз. Достигнув влажными поцелуями его груди, она расстегнула последние пуговицы на его рубашке. Пальцы коснулись прохладной кожи ремня на брюках. Соблазн броситься расстегивать штаны, почти затуманил её сознание, но не до конца, потому что проблески разума всё ещё появлялись и исчезали в её голове, словно яркие вспышки от фейерверков. Она знала, что стоит ей только стянуть с него штаны и дороги назад не будет. Руки Марли застыли у Джейсона на торсе. Она прекратила поцелуи и уперлась головой ему в грудь. Возбуждение переполняло её и требовало разрядки. Она запрокинула голову вверх, выискивая подсказку в глазах своего партнера. Его взгляд излучал страсть и желание. Он хотел этой близости, также сильно, как и она, но почему-то ожидал её решения. Её руки обхватили его тело и она прижалась к его обнаженной груди. Его сердце громко громыхало у самого её уха, а его руки поглаживали её плечи и спину, успокаивающимися движениями. Страсть, кружащая вокруг него, была почти ощутимой на ощупь, но он сдерживал её сейчас. Он хотел её и она в этом не сомневалась, но выбор, который он предоставлял ей и сбивал её с толку и убеждал, что так и должно быть одновременно. Она снова подняла голову вверх и посмотрела на него. Прикрыв глаза, она потянулась к его губам и вновь стала целовать Джейсона. Её руки скользнули на его плечи и она, схватившись за рубашку на мужчине, стала стаскивать её с него вместе с жилетом, но уже медленно. Он помог снять с себя верхнюю часть его одежды и обхватил её лицо руками, целуя её требовательно. Пальцы Марлены скользнули вниз по его груди. Спустившись до самых бедер, она расстегнула быстро ремень, а потом принялась за брюки. Стаскивать их не пришлось. Под весом ремня, ткань упала вниз, оставляя Мэйсона в одном нижнем белье. Теперь они были на равных. Марли прервала поцелуй и стянула с мужчины трусы. После этого она откинулась назад и улеглась на стол, увлекая за собой Джейсона.

+1

15

Желание было велико. Сорвать с нее одежду и отдаться страсти прямо здесь, в этом кабинете и на этом столе. Чувство долгого одиночества рано или поздно станет давить не только на психику, но и на другие чувства. Они начнут скапливаться по ту сторону дамбы, мысленного барьера, которым Джейсон себя отгородил, а сейчас позволил преграде рухнуть, обрушив на себя весь водоворот эмоций, заставляющие сердце нещадно колотить. С тех пор, как он сбежал из ЦРУ, жизнь для него стала своего рода проклятьем. Вечно оборачиваться назад и подвергать знакомых риску, он не хотел привязанностей. По этому решил бросить семью и все, что связывало его с прежней жизнью. В один момент он оказался беззащитным и одиноким, не кому было довериться, не на кого было опереться. Сейчас, хватило лишь одного поцелуя, чтобы вновь стать голым в переносном смысле. Это чувство опасности вопило в его голове прекратить то, о чем он пожалеет в будущем, но тело с сердцем твердило об обратном. Оно так давно не ощущало женской ласки, что хотелось сворачиваться в трубочку, ломать себе кости, только бы вновь ощутить тепло от прикосновений на своей коже. Все произошло так быстро, что Мэйсону показалось что прошло не больше нескольких секунд, начиная от первого поцелуя и заканчивая остановкой у стола. Он так жадно целовал ее губы, словно если это прекратится, то все исчезнет. Стены, потолок, пол под ногами, а главное сама Александер. Он боялся, что она раствориться в воздухе как мираж и оставит его одного с жуткой болью в груди. Каждое ее дыхание отдавалось теплом на его лице и это напоминало ему о реальности происходящего. Оно отряпнула от него, но мужчина рефлекторно подался вперед, надеясь ухватить ее губы, но быстро опомнился и замер. Он тяжело дышал, также как и она, а к горлу подкатил большой ком, сглотнуть который для Джейсона оказалось большим трудом. Мужчина быстро дышал через приоткрытый рот, опустил голову вниз на свою грудь, а потом медленно поднял взгляд на девушку. При чем каждый сантиметр, что он поднимал давался ему с большим страхом. Страхом увидеть в ее глазах ненависть к нему или злобу. Но можно было ли считать это страхом, ведь такой реакции он и добивался? Сейчас для него это было страшно, быть отвергнутым и выставленным за дверь. Парень хотел извиниться перед Марленой, но боялся сказать лишнего. Он лишь продолжал смотреть в ее глаза, пытаясь прочесть ее настроение. Но брюнет не успел, она приняла свое решение и взяв края воротника пиджака притянула к себе, позволив их губам вновь воссоединиться. Страсть с еще большей силой разыгралась в его душе, а поцелуй стал более настойчивым. Мужчина помог девушке снять с себя пиджак и обхватив ее прижал к себе. Руки бродили по ее спине и плечам, пальцы путались в ее волосах, а после проходились вдоль ее спины, все время цепляя застежку бюстгальтера. Спустя несколько таких касаний, Джейсону надоело все время натыкаться на ткань и он расстегнул лифчик, снял и бросил на пол к платью. Александер тем временем тоже не сидела без дела и расстегнула жилет и рубашку, ну почти. Она прервала поцелуй, спускаясь ниже к его груди, в то время как ее руки ушли еще ниже, к ремню брюк. Переборов желание расстегнуть последний расстегивающийся элемент его гардероба, она подняла ладони и задержала их на его груди. Поцелуи прекратились и вскоре ее голова оказалась рядом с ее руками на его торсе. Мэйсон не мог понять причину такого поступка и с удивлением смотрел на нее сверху. Он вновь хотел подать голос и спросить, что произошло, но Марли опять его опередила, подняв свою голову и посмотрев в его глаза, излучающие желание. Да, он хотел ее сейчас и здесь, но не мог решать за нее. Иногда, брюнет сам удивлялся своему самоконтролю, ведь любой другой не обращал бы особого внимания и не останавливался, что делал Джейсон сейчас. Этот обмен взглядами длился не так долго, хотя показалось что прошло несколько минут, прежде чем девушка вновь прижалась к нему. Спустя некоторое время, она опять посмотрела на него, но уже по другому. В ее голубых глазах витал огонек страсти, который сложно было скрыть. Она схватила его за отворот рубашки и притянула к себе возобновив поцелуй. Не отпуская рук, Марлена принялась оголять его торс. Ей явно было приятно обнажать его тело, ибо делала она это очень медленно. Разделавшись с верхней частью туалета Мэйсона, брюнетка принялась за его брюки. Быстро расстегнув ремень и ширинку, она дала ткани упасть, а после стянула и последнюю преграду. Откинувшись на стол, на стол, она потянула парня за собой и ему пришлось оторвать руки от тела девушки, чтобы упереть его по обе стороны от Александер. Поцеловав ее в губы, брюнет стал спускаться ниже осыпая градом поцелуев ее подбородок, шею, ключицу, дойдя до груди поласкать их языком и продолжить путь к животу, в то время как пальцы ласкали ее плоть через ткань трусиков. Терпение вновь не смогло устоять перед напором обстоятельств, сдвинув тонкую линию стрингов девушки, Джейсон вошел в нее, плавно и нежно, на всю длину и замер, дав ей несколько секунд для новых ощущений, прежде чем задвигаться в ней. Парень прильнул к ее груди своим торсом и накрыл женские уста своими, заглушая первый вырвавшийся из груди стон. Парень не смог сдерживаться и растягивать томление на долго. Он стал быстрее двигать бедрами и обдавать лицо брюнетки жаром. Сердце нещадно колотило в  груди, отдаваясь стуком в висках и ушах. Он целовал ее уста, ласкал языком ее губы, покусывал мочку ее уха и не переставал сомневаться в правильности своего выбора. Плевать на привязанности и опасности, сейчас ему было абсолютно безразлично все, кроме самой Александр, к которой он тянулся. Мужчина старался заглушить стоны, которые вырывались из девушки, опасаясь что вот-вот зайдет секретарша и прекратит то, что они начали. Разум подсказывал, что уже ночь пятницы, вряд ли кто задержался на работе больше положенного, но сердце отказывалось верить страшась упустить этот момент. Спустя некоторое время, Мэйсон остановился и подняв девушку подхватил под бедра, чувствуя как она своими ножками обвивает его талию и понес к дивану. Плюхнувшись в него так, что брюнетка оказалась сверху, Джейсон взял ее лицо в свои ладони и притянул к себе, впившись в ее губы и проникая языком в ее рот. В комнате явно стало жарче, ибо мужчина почувствовал как тело стало наполняться приятным жаром, который начинал разливаться по всему телу. Его руки продолжали бродить по ее телу, проводить ладонями по спине, животу, проводить по шее, мять грудь и теребить соски. Одну из рук все же легла на бедра брюнетки и стала приподнимать и опускать ее, задавая темп и глубину проникновения. Хоть управление процессом было в руках девушки, он не мог не поучаствовать в этом.

Отредактировано Jason Mason (2013-09-14 23:58:37)

+1

16

Она ощущала, как голод поглощает её сознание. Марли не нуждалась сейчас в обычной пищи. Ей нужно было что-то намного важнее для неё. Она хотела снова ощутить себя живой. Чувствовать возбуждение, счастье, удовлетворение и многие другие эмоции, в которых она себе отказывала уже очень долгое время. Каждый день, начиная с того момента, как она осталась одна, Марлена делала вид, что у неё все хорошо, убеждая в этом окружающих и заодно обманывая саму себя. Она закрывалась от людей невидимой ширмой и, смотря на свое отражение в зеркале по утрам, не хотела замечать того, что в действительности творится у неё в душе. Красивая одежда, макияж, прически - все это позволяло ей создавать видимость того, что она пережила все случившиеся и решила жить дальше будущим. Ей удавалось в это все верить до того самого момента, пока она не оказалась в объятиях мужчины. Его прикосновения к её коже, поцелуи и просто ощущение, что он рядом заставили почувствовать её реальность, на которую она уже не могла закрывать глаза - она слишком долго притворялась. И теперь, переживая настоящие эмоции, её тело сходило с ума от переполняющих его ощущений, заглушая её кричащее сознание, и всецело подчиняясь силе плотского желания, которое не требовало от неё сейчас многого. Всего лишь забыть обо всем и просто позволить себе слабость, хотя бы один раз нарушив все правила.
И она решилась на это. Она легла на стол. Её разгоряченная страстью кожа коснулась прохладной поверхности стола. Марли вздрогнула, ощущая, как волна дрожи прошлась по всему её телу, начиная от кончиков пальцев и заканчивая кожей головы. Джейсон навис над ней. Он поцеловал её в губы, пока его ладонь покоилась у неё на талии. Он скользнул рукой к её бедру и, очертив пальцами линию трусиков на её теле, направил руку по ткани ещё ниже. Сдерживать свои эмоции теперь она не могла. Только ладонь Мэйсона оказалась у неё между ног, как она ахнула. Её дыхание участилось. Стон за стоном стали вырываться из неё а сдерживать стоны оказалось невыполнимой для неё задачей. Его поцелуи градом рассыпались по её телу, глубоко проникая под её. Пальцы Джейсона ласкали её и сводили с ума и никакая ткань трусиков не помогала воспрепятствовать тому, что она ощущала. Внутри её тела словно завязывали крепкий узел и с каждой секундой с каждым движением его пальцев, он затягивался все сильнее в ней. Она немного подалась вперед, сдерживая непреодолимое желание умолять его остановиться и одновременно просить его не останавливаться. Её разум и тело были не в ладах друг с другом и Марли совершенно была растеряна из-за этого. Борясь с такими разными желаниями, Александер ощутила, как рука мужчины двинулась под ткань трусиков. Она подумала, что он продолжит изводить её своими прикосновениями, но чего она не ожидала так это того, что он ворвется в её тело. Он вошел в неё одним движением, но медленным, правда, не смотря на это, неудобство смешанное с легкой болью Марли все равно почувствовала. У неё долго не было близости с мужчинами. Громко простонав, тело Марли выгнулось дугой. Джейсон задвигался в ней и не сильно навалился на неё сверху. Начал целовать её губы, пока его руки поглаживали её бедра. Его движения в ней были резкими и несдержанными. Его охватила страсть, но поцелуи не говорили ей об этом. Они были переполнены нежностью и заботой. Две противоположности боролись в нем. Марлена не могла понять, откуда у неё была в этом такая уверенность, она просто знала и не пыталась найти этому объяснение. Она растворялась в ощущениях, которые он ей дарил и этого ей было достаточно сейчас. Более того, ей нравилось, что она чувствовала. Как будто бы тяжелая ноша упала с её плеч, которая не отпускала её и не позволяла жить дальше.
Ощущая, как возбуждение скапливается в её теле с каждым движением Мэйсона, она уже не хотела, чтобы он останавливался, но он сделал это. На мгновение Марли ощутила разочарование, но оно не задержалось в ней надолго. Мужчина помог ей приподняться со стола и подхватил её под бедра. Она обвила ногами его бедра и прижалась к его груди, положив руки ему на плечи. Только сейчас она заметила насколько кажется хрупким её тело по сравнению с его. Эти накаченные руки, упругий торс и широкая спина - его одежда скрывала очень многое от чужих глаз. В несколько шагов Джейсон преодолел путь от стола к дивану. Он сел на него вместе с ней и повернувшись немного, улегся на софу, потянув за собой Марли. Его ладони накрыли её щеки и он, притянув её к своему лицу, стал нежно целовать её губы. Она прижалась к нему всем телом и ответила на его поцелуй с тем же трепетом. И хотя, она ощущала удовольствие от его поцелуев, такая нежность её немного пугала. Она была не готова к привязанности или чего-то похожего на неё. Прервав поцелуй первой, Марли поднялась, восседая теперь на бедрах Мэйсона. Её взгляд скользнул от его лица вниз по его телу. Сейчас она могла полностью разглядеть его и то, что она видела, возбуждало её ещё больше. Несколько небольших шрамов пересекали его идеальный торс и грудь. Она провела пальцами по одному из шрамов и чуть опустившись, поцеловала его и прошлась по нему языком. Джейсон, кажется, вздрогнул под ней или ей это только показалось?! Поднявшись, она задвигалась на мужчине. Его руки стали поглаживать её тело. Одна его ладонь задержалась у неё на бедре, другая продолжила путешествовать по её изгибам. Марли сделала очередное движение на нем и его рука, напряглась на её бедре, легонько сжав его. Она замедлилась и стала двигаться на Мэйсоне более плавно. Он прикрыл глаза и отпустил её. Обе его руки поднялись вверх и остановились на её груди. Его пальцы стали до боли сжимать её соски, отчего её тело стало пронзать словно электричеством. Марлена стала громко стонать, почти кричать от этого. Руки Мэйсона на мгновение застыли, он резко обхватил её талию и быстро повалил на спину, прижимая своим телом к дивану. Его губы нашли её и он грубо стал целовать Марлену. От плавных движений он перешел до быстрых и резких от которых ей хотелось кричать, но единственное, что она могла сейчас это лишь царапать его кожу и чувствовать, что конец уже близок.

+1

17

Мэйсон был опьянен страстью, бурлящей внутри. Разум просто выпустил эмоции на ружу, словно запертых зверей и те изголодавшись стали терзать его тело. Он не мог ровно дышать с тех пор, как впервые прикоснулся к ее губам этим днем, что говорить о других прикосновениях, которых было бесчисленное множество. Разум буквально расстворялся в блаженстве от любого прикосновения. В последнее время, он не чувствовал на своей коже ничего кроме ударов, холода и одиночества. С каждым днем, повседневность приедалась, становясь часть его тела. Эта ночь даст возможность вспомнить, какой может быть жизнь, а  так же напомнить, что он является таким же человеком как и сама Марлена. Со своими потребностями и нуждами. Помогая ей оправится после потери, он сам может встать на ее место, только у него не будет тайного ангела хранителя, готового пожертвовать свой судьбой ради него.
Девушка принялась томительно мучать его наслаждением, плавно поднимаясь и опускаясь на его бедрах. Сердце не выдерживало такого напора чувств и работало с максимальной скоростью. Мужчина тяжело дышал, пока его руки блуждали по изгибам ее тела и приподнимали за талию, увеличивая глубину проникновения. С каждым новым движением, Александер широко открывала рот и набирала полные легкие воздуха, прогибаясь в спине и предоставляя Мэйсону удобное положение для ласк. Такой пытке, бывший оперативник долго противостоять не мог и прижав к себе брюнетку быстро повалил на спину, прерывая ее громкие стоны. Хоть непристойные звуки и витали в воздухе, громкость была пугающей. Он знал, что они единственные, кто сейчас находится в здании, не считая охрану, но привлекать лишнее внимание он не хотел. Парень вообще редко пытался мелькать перед камерами, опасаясь, что его могут узнать бывшие коллеги. Слегка прижав девушку свои телом в поверхность дивана, Джейсон навис над ее лицом и пробежался по нему взглядом. Оно было румяным, а в голубых глазах витал совсем не приличный огонек желания. Она провела своими ручками по его талии, чуть сжав пальцы и потянув к себе, вновь возобновив фрикции. Мэйсон не спешил, даря Александер те ощущения, которые она не испытывала уже давно. Плавные движение приносили все новое и новое удовольствие, а губы возобновили поцелуй, разрешив их языкам танцевать безумный танец страсти. Брюнет чувствовал, как теплая волна исходит от кончиков пальцев и собирается в районе паха, как пульс учащается, а сердце колотит в груди так, что перекрывает стоны самой девушки, рвущиеся из ее груди в его губы. Переполненная желанием, она прикусывает свои губы и вместе с нем кусает его, прикрыв глаза. Не смотря на стук сердца, Джейсон чувствует тяжелое дыхание Марлены на своем лице, как капельки пота собираются на его спине и скатываются к пояснице, щекоча кожу. А еще, он чувствует приближение оргазма, по этому нарочно двигается размеренно и глубоко, каждый раз входя медленно и на всю длину, пока мышцы не сводит приятной судорогой, а тепло, собравшееся в одной точкой, теперь раскатывается по всему телу. Сильные эмоциями и блаженство накрыло парня и тот, ощутил, как брюнетку накрывает такая же волна удовольствия, а ее тело извивается под ним. В этот момент, мужчина коснулся лба брюнетки своим и тяжело выдохнул в ее губы, а после коснулся их своими устами. Когда силы окончательно покинули его тело, Мэйсон не спешил валиться замертво. Он оторвался от ее губ и прошелся языком к ее подбородку и ниже, продолжая усиливать ощущения наслаждения. Пройдясь градом поцелуев до ее пупка и оставив после себя влажную дорожку, при этому проведя руками по ее бокам и талии, бывший агент лег возле женщины так, что его голова была на уровне ее живота. Рука плавно поглаживала животик девушки, пока мужчина отдыхал и восстанавливал дыхание, прикрыв глаза. Только сейчас, он мог почувствовать, что его тело покрыто мелкой испариной, а мышцы сводило истомой. Мысли по прежнему блуждали непонятными дорогами и путались в его голове, так и не предоставляя своему хозяину общую картину. Ему было хорошо в этот момент и ничего другого, Джейсон не мог желать. Но реальность была жестокой штукой и осознание того, что случилось пришло очень поздно, или рано. Он широко раскрыл глаза, позволив телу выбросить порцию адреналина в кровь. Мужчина приподнял голову и посмотрел на брюнетку, которая тоже отдыхала. Ему не хотелось расстраивать ее, но рано или поздно она тоже заметит это. Но самым главным страхом для Мэйсона была привязанность. Парню не хотелось подставлять девушку под очередной удар, вообще никого не хотелось подставлять под удар и он сторонился всяческих отношений. Секс был обычным сексом, но его последствия пугали брюнета. Непринужденно приподнявшись, бывший оперативник еще раз посмотрел на девушку, а после встал и подойдя к разбросанной одежде нашел свои трусы и тут же одел. Следом за ними, Джейсон одел штаны и туфли, и взял в руку рубашку, когда услышал как Марлена ворочается на диване. Оказалось она все это время лежала с закрытыми глазами, а сейчас решила узнать причину постороннего шума. Мужчина как-то виновато на нее посмотрел и одел рубашку, но не стал застегивать пуговицы. Слова застыли в горле, обрушив на комнату неловкое молчание. Слова «прости» были тут не уместны, оба поддались влечению, и винить друг друга не было смысла.
- Уже поздно. – первым нарушил тишину Мэйсон. Его голос заметно дрожал, а мозг пытался анализировать данные. – Думаю, у вас полно дел. – самое нелепое, что он мог сказать сейчас, но ничего другого, просто не приходило в голову.

+1

18

Стоны Марли разносились по всему кабинету. Это были стоны наслаждения, нарастающего удовольствия и ответом на его движения в ней. Ей нравилось то, что происходило между ними. Ощущать, как трется его кожа об её тело, как его накаченный торс и грудь, обжигая, касаются её чувствительной груди и ощущать его внутри себя. Последнее сводило её с ума, а ещё его медленные движения в ней, которые терзали её сознание. Ей хотелось, чтобы он ускорился и в то же время, чтобы он продолжал двигаться в ней с нарочитой медлительностью, чтобы оттянуть как можно на большее время тот момент, когда они оба освободятся от бушующего напряжения в их телах. Её пальцы скользили по его коже, изучая каждый сантиметр его тела. Она была приятной на ощупь и только в некоторых местах была немного шероховатой. Это были шрамы. Она не видела его со спины, но точно знала, что шрамы там есть. Она остановилась и её руки просто застыли, прижимая его тело к ней покрепче. Её сознание путалось от переполняющих его эмоций, но нескольким ярким проблескам удалось проникнуть через все это. Эти шрамы были получены им во время военных операций и она была уверена, что они принесли ему много боли. Новые глубокие движения отвлекли её от этой мысли. Её тело реагировало все сильнее и сильнее на близость. Напряжение, собиравшееся внутри неё, скапливаясь ниже живота, приносило ей болезненные, но такие приятные ощущения. Она ощутила, как его тело напряглось, превратившись в одну сильно натянутую струну гитары. Его движения в ней по-прежнему оставались медленными, но теперь с каждым следующим его бедра все сильнее словно вплавлялись в неё, проникая в неё, казалось, ещё глубже. Новое движение и он замер, высвобождаясь от напряжения в её тело. Ощущая это, она задрожала и следующее, что она почувствовала, это как её тело разбивается на тысячи осколков. Чувства легкости и свободы накрыли её полностью и она издала последний стон. По её телу распространились теплота и приятная слабость. Её партнер глубоко дышал, а его губы прикасались к её губам в целомудренном поцелуе. Задержавшись ненадолго на них, его уста продолжили свой путь по её телу, вниз по шеи и дальше, оставляя целую цепочку из нежных поцелуев. Она прикрыла глаза, пребывая в состоянии эйфории. Его губы спустились на её животик и он коснулся её кожи языком, отчего по её телу прошлась ещё одна запоздалая волна блаженства, пронзившая каждый её нерв новым ощущением удовлетворения. Он положил голову ей на бедро, пока его пальцы вырисовывали причудливые узоры у неё на коже. Эти его прикосновения заставили её тело снова болезненно сжаться и она втянула глубоко воздух. Сознание хотело продолжения, пока её тело умоляло короткой передышки. Марлена была согласна с ними обоими и продолжила лежать на диванчике, не думая сейчас ровным счетом ни о чем серьезном, а только лишь о том, как ей было хорошо и как ей хочется повторить это, но чего она не ожидала, так это того, что все это продлиться совсем недолго. Она почувствовала, что мужчина поднялся с дивана и потянулась всем телом, ощущая в каждой его части приятную усталость. Прошли секунды, прежде чем она решила открыть глаза. Первое, что она увидела, это как он надел быстро трусы. Её брови сошлись. За трусами он быстро одел на себя штаны и Марли все поняла. Он уходил. Вот так просто, одевался и уходил, хотя нет, он собирался сбежать от неё. По её телу прошлась дрожь. Она вдруг снова почувствовала себя совсем одинокой, как будто и не было ничего, что только что произошло. Она зашевелилась на диване и кожаная обивка под ней, заскрипела. Он оглянулся на неё, набрасывая на плечи рубашку. Взгляд, с которым он посмотрел на неё, подтвердил её предположения. Джейсон сожалел о случившемся, но ведь она нет. От его взгляда в её груди все сжалось. Приподнявшись, она уселась на диван, упершись руками в него по обе стороны от себя. Она не пыталась прикрыть свою наготу или ещё как-то показать, насколько задело её его поведение. Пусть думает, что все в порядке и она ничего не заметила. - Уже поздно - неожиданно сказал он. Марли ничего не сказала на это. Она встала с дивана - Думаю, у вас полно дел. - Да, ты прав - ответила она ему и прошла мимо него, как ни в чем не бывало. Наклонилась и подняла с пола свои вещи. Одела лифчик и застегнула его, стоя к Джейсону спиной. Ей было обидно - Подожди меня, уйдем вместе - произнесла она, надеясь, что он ещё не выскользнул из её кабинета. Она оглянулась на него и улыбнулась мужчине. Отвернувшись, она прикусила нижнюю губу. Черт возьми, с каждой секундой ей становилось все больнее. Неужели нельзя было немного подождать и не убегать так от неё? Она надела платье и сделав несколько шагов к мужчине, повернулась к нему спиной - Застегни, пожалуйста - через пару секунд она почувствовала как ткань платья натягивается на её талии и груди, сопровождаемым характерным звуком застегивающийся молнии - Спасибо - сказала она, как только почувствовала, что платье застегнуто и сделала несколько шагов вперед к своему столу. Надела свои туфли, которые лежали в стороне от него и прошла к своему креслу. Она взяла с него свою сумочку и пиджак и вытащила из ящика ключи от офиса. - Все можем идти - с улыбкой, сказала она, окидывая мужчину взглядом. Он был уже одет, как будто и не произошло ничего. Марли проследовала к двери и открыла её перед Джейсоном, скрывая неприятные ощущения, охватившие её. Она почувствовала себя дешевкой, с которой можно переспать и потом сделать вид, что ничего не произошло. Кажется, ей действительно следовало отправиться в бар и, подцепив там кого-нибудь, переспать с ним. Тогда она навряд ли чувствовала бы себя так ужасно, как сейчас. Очень большая разница между сексом с незнакомцем и сексом с тем, кого знаешь. Жаль, что она не поняла этого раньше, потому что ей было бы не так больно, как сейчас.

+1

19

Мэйсону было искренне стыдно за свой поступок. Он знал, что не сможет позволить ей страдать из-за него снова, но тем не менее поддался своей слабости, дал трещину. Вот выплыла его первая ахиллесова пята. Мужчина был абсолютно уверен, что этот изъян не последний и у него предостаточно других, которыми могут воспользоваться те, кому это делать не стоит. Его трясло от страха, внутри разумеется. Он хотел сбежать, покинуть это место и очутится в своей квартире. Там как и везде не было безопасно, зато было намного спокойно. Ему вновь захотелось упасть на кровать и включив музыку заснуть, позволив разуму разложить все мысли по полочкам, иначе он сойдет с ума. Ему не хотелось вот так быстро прекращать их близость, но того совесть Мэйсона. Кстати, куда эта сучка подевалась около часа назад, когда все начиналось? Не могла, что ли прекратить это до того, как сердце будет скорбеть о происходящем? Мужчина собирался не быстро и не медленно, и с жуткой молчаливостью, стараясь не смотреть Марлене в глаза, чтобы она не смогла прочитать его. В этот момент, он не был способен воздвигнуть ту защиту, которой славился раньше, поэтому избегал прямого зрительного контакта. Девушка, словно прочитав его мысли, так же не старалась смотреть на него. Может дело не только в этом, ведь сейчас тоже было паршиво. В ее глазах, он выглядел последней тварью, который воспользовался ей, а теперь просто решил уйти. Как же Джейсону хотелось рассказать ей все, объяснить причину своих поступков, но не мог, как и всегда. Он был беспомощным, как тогда с Джонатаном, так и сейчас с ней. Брюнет попросила застегнуть платье и парень молча выполнил ее просьбу, а сам продолжил застегивать пуговицы на рубашке и жилетке. Закончив с этим, бывший агент натянул пиджак и поправил его воротник, после застегнул его на пуговицу и провел ладонью по ткани, расправляя не существующий складки. Одевшись, мужчина продолжил стоять и ждать Александер, пока она соберет вещи и вместе с ней вышел из кабинета. Дойдя до лифта, он нажал кнопку и поехал вместе с ней на первый этаж. Они стояли порознь друг от друга и смотрели прямо перед собой. Никто не говорил, никто не убирал взгляд, словно они чужие люди и Мэйсону это совсем не нравилось. Они отдалялись друг от друга, а ему этого не хотелось. Ему не хотелось вновь завоевывать ее доверия, потому что это  будет сложно, ему не хотелось потерять старое. Брюнет не вышел вместе с девушкой, дав ей возможность уйти вперед и только потом пошел следом. Ноги подкашивались и вовсе не из-за усталости. Они так и не попрощались. Джейсон растворился в темноте ночи как умел и вышел из сумрака, лишь возле своего дома. Поднявшись к себе, он тут же закрылся и уперевшись спиной в стенку медленно сполз на пол, обхватив голову руками. Нет, он не плакал, но его переполняли эмоции, от которых обычные люди просто захлебывались слезами. Мэйсон просто сидел на холодном полу с выключенным светом и смотрел в одну точку, кажется это была ножка стола, но не принципиально. Мысли его были далеки от реальность, а сон сняло как рукой. Горло в миг пересохло и он сглотнул, чтобы смочить его, но все без толку. Уже через пару минут, язык снова высох, водя шершавостью о неб.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Боюсь, ничего у нас с тобой не выйдет. А ты как думаешь?