внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В каждой девушке должна быть определенная хардкоринка


В каждой девушке должна быть определенная хардкоринка

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Участники: Куинтон и Агата
Место: квартира Агаты, далее ресторан и потом куда глаза глядят
Время: 12 августа 2013
Время суток: вечер
О флештайме: попытка Гуидони затащить Агату в ресторан, устроить шикарное свидание, и развести ее на романтику и интим.

+1

2

внешний вид

http://t3.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcS9QfWbe61GKCAnBphTwt7gfcUKiVKQbbKZWsarR2WD0a0Kuuu0Gg

Люди, просыпаясь утром, готовясь на работу, в школу, задаются вопросом "что преподнесет мне сегодняшний день?". Они знают, что идут туда, куда не хотят и настраивают себя, что им предстоит контачить с самыми неприятными людьми, но у них остается надежда, что именно сегодня произойдет то, чего они ждут: повышение зарплаты, признание босса или учителя, что он самый лучший в своем деле, а может, что скрывать, надеятся, что человек, к которому они испытывают чувства, пригласит их в кино на последний ряд или устроит ужин со свечами. И ничего не происходит. Ни долгожданной встречи с возлюбленным, ни признания начальства в их гениальности.
Чего ожидал Куинтон? Как ни странно - ничего. Он не тот человек, который будет предаваться мечтаниям, глупым фантазиям. Для него важно действовать - делать что нибудь для осуществления поставленных целей, но не тратить понапрасну время, сидя на заднице да с грустным взглядом провожать дни недели, предаваясь мыслям: "как я хочу...", "это невозможно...", "да, было бы прекрасно осуществить мечту...". Ушел из этого возраста, стал мыслить более реалистично, вовремя одумался - называйте как хотите. Просто Гуидони понял, что ничего нет лучше, как вкушать плоды собственного труда, наслаждаясь этим.
Ночью он не спал. Просто лежал на кровати, смотря в потолок. Выпил большую порцию снотворного, которое не помогло Куину заснуть, мужчина зря отравлял свой желудок, пичкая себя дорогостоящими препаратами. Не знал зачем это делал: пил на автомате, даже не задумываясь о вреде для здоровья, хотя прекрасно знал о последствиях такой неосторожности.
Дальше - дела, должные выполнения, затем он отдал указания не тревожить его больше, даже если случится что-нибудь по-настоящему серьезное. Он устал, выдохся после своей встречи с Андером, к которому летел в Лос-Анджелес. Гуидони приехал к нему в бордель вместе с девчонкой, получив за нее хорошие наличные. Навестил пару знакомых, пообщался с ними, прогулялся по городу, в парке. Ничего, что могло бы его так занять, как мысли об Агате, оставленной в Сакраменто. Она далека от него. Не только в плане городов, но и в плане отношений - она не хочет давать ему шансов на что-то большее, ясно давая понять, что та ночь в ее квартире ничего для нее не значит. Но этими словами она лишь заставила его воспламениться, дала ему "зеленый свет".
- Прекрасно, - комментирует сухо Куинтон, поднимаясь по лестнице на девятый этаж. Сейчас он шел к квартире Тарантино пешком так как лифт был сломан, а ничего другого не оставалось, как идти ногами. Наконец, миновав эти этажи и ненужные ему квартиры, мужчина доходит до нужной двери, нажав на звонок. Вероятность того, что она откроет, была равна нулю. Не услышит, не захочет, сделает вид, что не заметила при их следующей встречи. Для чего, черт возьми, он носится перед ней на задних лапках, унижая самого себя. Где твоя гордость, Куинтон?

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-22 20:36:23)

+1

3

Страсть — такая сила, что мы помним о ней и спустя долгое время. Желание столь могучее, что можно оказаться в объятиях того, кого не ожидали. Ощущение столь непреодолимое, что пробивает стену, возведенную нами для защиты своего сердца. Чувство столь сильное, что, как бы мы ни старались его скрыть, оно вырвется наружу. Да, из всех эмоций только страсть нас наполняет желанием жить и служит оправданием любым глупостям, которые мы совершаем!

Из головы никак не вылетала та ночь, и не из-за того, что Куинтон решил в миг долги Агаты, хотя, признаться, это сбросило камень с души испанки. Но все же причина периодически всплывающих воспоминаний была захлестывающая страсть, тягучее удовольствие, которое Тарантино давно не испытывала. И вот, время от времени, мозг пытался воспроизвести в памяти те события. Это чертовски мешало работе! Это злило Агату потому что она не хотела думать о Гуидони. Не помогал даже проверенный способ – обзывать и всячески очернять мужчину, подрисовывая ему в своих фантазиях кроличьи уши и представлять, что в этот самый момент он с какой-то другой. Она бесилась, лезла на стену, ревновала, хотела его увидеть, но сдерживала себя сделать встречный шаг. Второе Я нашептывало, что ничего из этого не выйдет. Из служебных романов никогда ничего не получается, а любовь и счастливая жизнь с бабниками клеится только в фильмах.
Сегодня испанка проснулась поздно, учитывая, что вчера ее вытащила в бар мисс Санчез, и Тарантино, недолго стесняясь, начала заказывать «амаретто». Болела голова. Соскребя свое тело с постели, девушка приняла душ, покормила ежика, так как вчера он вынуждено сидел ан «диете». И отправилась в магазин. Аппетита не было, от чего Агата механично со скучающим видом бросала в тележку пачки с макаронами, банки огурцов и прочие товары, ставшие популярными для домохозяек. Да, трезвость не шла ей на пользу. Жизнь – боль. Хотелось обратно под одеяло, врубить музыку и… Ах, да, какая к чертям музыка! Только тишина, гнетущая, давящая, тяжелая как наковальня, что свалилась на голову. Как же ей хотелось заполнить свой безмолвный мир звуками! Потому что сейчас напрягаться и самой воспроизводить их в своей голове, фантазируя, не было ни желания, ни сил. Она даже, забив на все, села сегодня сама в машину, хотя ранее ее пугало выезжать на дорогу, ориентируясь только глазами, и не слыша, как сбоку тебе кто-то гудит, подрезая.
Та-Та паркует свой запылившийся пикап возле знакомого автомобиля.
- Куин – констатирует испанка, забирая пакет с заднего сиденья машины и поднимая голову на окна своей квартиры. Не залезли итальянец снова через пожарную лестницу? Да, это было бы крайне забавный способ напрашиваться в гости.
- Проклятье – шипит она, тихо-тихо, ударяя по кнопке лифта. Пришлось идти пешком. В принципе, это полезно, так как ни зарядкой, ни спортом, ни сексом террористка не занималась. Поэтому оценила шанс подняться с пакетом провизии по 162 ступенькам вполне оптимистично.
Тяжело дыша, вступила на последнюю ступеньку, видя как Куинтон давит в звонок.
- Даже если бы я была дома, то не услышала. И часто ты так приходил ко мне в гости? – усмехнулась террористка, опуская пакет возле двери и доставая из кармана ключ. Но открывать не спешит.
- Ах, да, я забыла, что мистер Гуидони у нас слишком занят продажей проституток и снятия с них «пробы». – язвительно описывает Агата скорый отъезд мужчины на несколько дней.

одета:

http://cs10221.vk.me/u15140368/-14/y_319db4e4.jpg

+1

4

никого нельзя удержать днем при помощи того, что произошло ночью.

Куинтон готов был поверить даже в силу мысли, ведь голос, прозвучавший за его синой - он не спутает ни с каким другим. Чертову дверь он гипнотизировал, материл и даже пинал, но совершенно ничего не происходило. Только когда он захотел увидеть Агату, он услышал ее кошачий голос, такой тихий, ласкающий его слух. Итальянец поворачивается к ней, улыбаясь уголками губ. Нет, он не думал, что она услышит звонка, но почему-то была уверенность, что сегодня он встретится с ней, увидит ее. Неважно как - пойдет ли она выкидывать мусор, на встречу с другом, в магазин. Иногда, то, что хочешь больше всего и не видишь смысла ни в чем другом, обязательно исполняется. Не всегда и не со всеми, но случается то, чего ждут и во что верят. Гуидони верил в то, что ему нужен никто иной, как Тарантино. А в чем смысл видит она? Мужчина не знал о ней ничего и даже, что странно, не нашел информации о ней. Просто знал на словах, что Агата участвовала в войне, где и потеряла слух, знал, что она является солдатом в семье Торрели. На этом все. Кажется, мужчина хотел услышать из ее уст, а не выискивать, ведь так не честно, хотя он хотел знать ее биографию чтобы понять, что она пережила. Была ли она жената, а дети, есть они у Агаты?
-  ...И часто ты так приходил ко мне в гости?
- Нет, та ночь была единственной, когда я решил навестить тебя.
Говорит правду. Тот раз был последним, когда он отважился залезть в ее квартиру. Почему все сводится к тому дню?
- Ах, да, я забыла, что мистер Гуидони у нас слишком занят продажей проституток и снятия с них «пробы».
Первое слово дороже второго. Легкая ухмылка появилась на лице Куина и он, сделав несколько шагов вперед, оказался предельно близко с Тарантино. Смотрит в ее глаза, выжидая паузу перед тем, как сказать слова, вертящиеся на языке.
- Осторожнее, Тарантино, а то ведь я могу подумать, что тебе не все равно.
Как ты уверяешь, заставляя меня поверить в эту ложь.
- Думаю, непозволительно не пригласить гостя в свою квартиру.
и снова самодовольная ухмылка, которая, кажется, никогда не сойдет с его лица. Слишком он уверен в себе, что, наверное, бесило испанку. Он даже не привез ни цветов, ни подарков из Лос-Анджелеса, да даже сувенирчиков не прихватил! Но не потому что ему было жалко, нет, просто думает, что террористке не подойдут такого рода ухаживания. Подойдут дорогие украшения, более оригинальные подарки, чем цветы и сувениры. Вот сегодня, допустим, он решил пригласить испанку в шикарный ресторан и если услышит отказ из ее уст, то пригрозит тем, что сейчас было в его брюках.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-23 17:12:05)

+1

5

Агата продолжала стоять на лестничной площадке, возле двери, крутя в руках ключ, который резко позвякивал от каждого поворота в ладонях. Но она все равно не слышала этого дзиньканья, просто монотонно и бессознательно крутя связку ключей.
Наверно, можно сказать, что испанка не хотела приглашать Куинтона в свой дом. Она понимала, что друзьями им не быть, как и, впрочем, парой. Агата была не идеальной женщиной, он не был идеальным мужчиной. И вместе они не идеальная пара. Хотя что-то их тянуло друг к другу. Но террористка с трудом постоянно отвергала все попытки, все мысли о дальнейшем будущем, о каком-то развитии этого романа. Таилась обида за то, что Гуидони так быстро после той ночи уехал. Конечно, работа не ждет, и все же… Она сама не знала чего хотела: боялась, что все зайдет слишком далеко, но в то же время и яростно желала этого, не признавала.
- Осторожнее, Тарантино, а то ведь я могу подумать, что тебе не все равно. – а ведь ей было не все равно, но сейчас признавать это, казалось неуместным. И все-таки испанка нашла что ответить:
- Конечно, не все равно. Принесешь какую-нибудь заразу в дом – девушка сморщила нос, показывая свое неодобрение к тому, что итальянец не упускал ни одной юбки.
- Думаю, непозволительно не пригласить гостя в свою квартиру. – Агата не стала в ответ дерзить, хотя на языке вертелось несколько колких фраз.
- Тогда можешь отнеси пакет на кухню – кивает девушка на сумку с едой, отворяя дверь. И это была не просьба и не вопрос, это было утверждение.
Распахнув дверь, что Куин прошел, девушка движением руки захлопывает ее, от чего комнату оглушил громкий звук. Кидает ключи на тумбочку, те, пролетев несколько сантиметров по гладкой поверхности, затормозили на самом краю. Сбрасывает босоножки, проходя в комнату. Гуидони идет с пакетом следом, водружая его на стол.
- Я тебя кормить не буду, даже не смотри на банку с горошком – вредничает девушка, выставляя постепенно провизию на стол.
Остановилась она, когда пакет был наполовину опустошен, задавая себе вопрос зачем Куинтон пожаловал к ней, и тут же ища ответы, опираясь на свои догадки.
Вряд ли он пришел в поисках хорошей компании. Я плохой собеседник и слушатель. Или ему не с кем молчать? Хотя, Гуидони производит впечатление одинокого человека. Как бы сильно он ни старался окружить себя охраной, солдатами, деньгами, женщинами, он все равно будет одинок. Что он пытается найти в этой мишуре? Дыру все равно не заполнишь. Я вот перестала. Или никогда и не пыталась восполнить одиночество? Наверно, я из тех людей, кто будет воспевать одиночество, превращая его в культ, поклоняясь, и пытаясь всячески отвергнуть кого-то, кто посягнет его нарушить. Я больна этим. И, кажется, больна смертельно.

Мы играем в счастливых людей. Мы соскребаем с необьятного тела интернета слова лукавых авторов, мотивирующие нас на радость, и закрываем ими проруби одичалой тоски, или изысканной печали, или отчаянного одиночества, или просто откровенной боли в собственных душах.

+1

6

Последующие слова заставили его улыбнуться. Агата, как маленькая девчонка, была до невозможности упряма и вредна. Она говорила сама за себя, либо прими меня такой какая я есть или можешь позабыть обо мне потому что меняться я не собираюсь. Не ждет ни от кого помощи, живет тем, что у нее есть, не глупа, не плачется на жизнь, быстро привыкая ко всем трудностям. Агата играет в карты с жизнью, та подкидывает ей, девушка отбивается, не требуя подачки ни с чьей стороны. Внутри нее всегда горит огонь.
Разве не о такой женщине мечтал Куинтон? Она была похожа на него, как вторая капля воды. Он принимал все удары с гордо поднятой головы, но отвечал по-жесткому. Благодаря себе он заработал то, что сейчас имел и он этим гордился, а потому, закрывшись в себе, не принимал помощи, хотя ему ее никто не предлагал, наоборот, он был окружен врагами, противниками, желавшими свергнуть итальянца, убить, придушить. В прошлом, да и сейчас, он много кому переходил дорогу и знал, что за это обязательно поплатился.
- М, смею уверить, я недолюбливаю горох. После него обычны люди выпускают неприятные газы.
Берет в руки бутылку вина, приподнимая бровь.
А, вот, значит, как наша испанка расслабляется. А что ей еще делать в этой дыре - сам по себе напрашивается такой вопрос, на который Куинтон знает ответ.
Что же, Куинтон был ее нежеланным гостем и знал это. Но не будет ведь он сейчас уходить, если путь уже преодолен?
- Вот что, Агата, сегодня вечером ты должна одеться в какое-нибудь сногсшибательное платье, строго по дресс-коду. Ближе к восьми мы едем в итальянский ресторан. Там, где таких вин будет тысячи и они, конечно же, будут намного дороже этого твоего, ну и настоящие, конечно.
Он не спрашивал, согласна она или нет. Отказа слышать он не хотел. Да, слишком самонадеянан, но таким и должен быть настоящий мужчина. Добиваться женщины и главное. А что остается женщинам (женщинам, а не легкодоступным девицам!) согласиться, перед этим показав свой характер, как же без этого.
Куинтон оглядел комнату, воспоминания лезли в его голову непрошенно, навязчиво заставляя вспомнить, как еще недавно, на этой кровати, на этих простынях извивались двое разгоряченных тел, жадно иследуя друг-друга. Ничего не изменилось. Разве что настрой хозяйки.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-23 23:07:08)

+1

7

Агата не собиралась прогонять Гуидони из своего дома. Если один раз ты открываешься для человека двери, то не смеешь внезапно захлопывать их перед его носом. Да, девушка не гнала его, но и не предлагала остаться. Тарантино вообще терялась, не зная как себя вести с итальянцем. Делать вид, что ничего не произошло? Глупо, потому что оба знают правду. Выяснять отношения? Нет, Агата не из любителей в пустую трепать языком, перетирая через мясорубку все эмоции, чувства, воспоминания. Пустить все на самотек и продолжать играть свою роль? Продолжать не верить ему и остерегаться? Да, так и Агата и делала.
Когда Гуидони начал разговор, пришлось развернуться к нему лицом, чтоб не пропустить ни слова. Тему про несчастный горошек, испанка, конечно, продолжать не стала. А когда Куин полез в паке, рассматривая белое вино, достаточно легкое и слабое, чтобы выпить его в одиночку, террористка насторожилась. Станет ли он упрекать за пьянство в одиночку? Или подумает, что она собирается разделить напиток с кем-то другим?
- Вот что, Агата, сегодня вечером ты должна одеться в какое-нибудь сногсшибательное платье, строго по дресс-коду. Ближе к восьми мы едем в итальянский ресторан. Там, где таких вин будет тысячи и они, конечно же, будут намного дороже этого твоего, ну и настоящие, конечно.
Платье. Ресторан. Вино. Ясно
Тарантино взяла паузу в несколько секунд, чтоб осмыслить сказанное, словно лингвист в это время переводил ей слова, сказанные итальянцем.
- Спешу тебя разочаровать - с моими манерами по ресторанам не ходят - конечно, в детстве мать прививала испанке правила этикета, старалась сделать из нее вежливую девочку, дрессировала, ругала за плохие оценки и грязь под ногтями. Но всем известный факт: чем сильнее оковы, тем дальше бежит зверь, вырвавшись на свободу. Маленькая Агата даже в церковь по воскресеньям ходила. И где теперь ее вера в бога? Осталась в Испании, наверно. Или умерла в тот момент, когда из роддома украли маленького младенца, только что появившегося на свет.
И она ведь не была плохой, не бывает абсолютно черного, как и абсолютно белого. Она просто не любила рестораны, не любила пафос и оценивающие взгляды. Не любила держать осанку, хотя ее спина всегда была стройна. Ей не нравились даже малейшие рамки, что присутствуют в таких заведениях.
- Давай я расскажу тебе маленький секрет - Та-Та поднесла палец к своим губам, сосредотачиваясь на своих словах: - Меня не купить дорогими шмотками, винами, ресторанами. Меня не купить квартирой и машиной. Потому что деньги - фантики. Да, все в этом мире продаются. ВСЕ. Абсолютно все. Но у меня другая цена - может она напрасно посчитала, что Гуидони этим поступком хотел купить ее расположение, но Агата не знала его интонацию, опираясь только на слова, а слова окрашивались в тот цвет, которым жила она - темно-синий, когда ждешь от людей только подвоха.
А если говорить о цене... то Агата тоже продавалась. Но не за деньги. А за чувства, за эмоции, за нервы, за время, за любовь, за заботу и безопасность. Она продавалась за то, что не купишь на зеленые фантики.

+1

8

Ну что ж, не выгнала, значит можно рассчитывать на большее. Только вот на что? Пока мужчина раздумывал о том, что хотел получить от Агаты, она уже высказали свой ответ на счет его приглашения в дорогой ресторан. У нее другая цена? Что могли значить сказанные ею слова? Он ей не засовывал деньги, как это делал с дешевыми женщинами. Он не намекал ей ни на что. Просто решил пригласить понравившуюся девушку в ресторан, поухаживать, чего давно не делал. Так почему она отвергает его, когда он настроен серьезно? Не понравился ему ответ Агаты. Схватив ее за запястье одной рукой, Куинтон поравнялся с ней, оказавшись так близко, что ее дыхание он ощущал на своей коже, шее. Глаза в глаза, губы шевелятся в глухом безмолвие, а морщинка, пролегшая меж бровей, говорила о том, что он был рассержен.
- Тарантино, я не предлагаю тебе деньги. Ты не одна из тех, кого я знаю. - сравнивать не хотелось даже с ними, не то что говорить. - Не буди во мне зверя. Я сказал, что ты пойдешь и точка.
Лучше не спорить с таким мужчиной, как Гуидони. Он выходит победителем при любом раскладе. Испанка только время теряла на разговоры, обвиняя его в том, что он хотел купить ее.
- А как за тобой ухаживать? - проводит большим пальцем по щеке, приподнимает брови. - Как мне избавиться от этой стены, возведенной тобой?
Чертовски хотелось понять Агату, сократив расстояние между ними. Скорее, это наваждение, а не что-то большее, как уверял себя Куин, мысленно понимая, что ему нужно добиться девушку, а дальше... что ж, дальше он посмотрит. Тарантино была трофеем, целью, которую он хотел осуществить, хотел, чтобы она стала реальной. Ничего больше, как мысленно уверял он себя. Правда, чем больше он говорил это, тем сильнее верил в обратное. А что это тогда, если не наваждение? Любовь? Нет. Влюбленность? Опять таки - нет. Симпатия? Возможно. В прочем, к чему гадать? Ответ придет со временем.
Интимность момента, казалось, не мог нарушить никто. Оба стоят друг к другу опасно близко, готовые сорвать с себя одежду в последующую секунду, завалиться на кровать и окунуться с головой в то, чего они хотят больше всего. Чего больше всего желает Куинтон, если по-честному. А желал он Тарантино с ее ядовитым языком, вытворяющим безумные вещи. Сила этой женщины была велика и недооценивать ее было глупо.

офф

*рукалицо*

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-08-28 22:05:49)

+1

9

Pink – Try
Там где есть желание -
Пожары как итог,
Будет возгорание –
Случится ожог,
Но только от ожога
Сердце вряд ли умрёт.
Ты поднимайся на взлёт, взлёт, взлёт.

Пальцы Куинтона сцепляются на женском запястье, этот резкий жест приковывает взгляд испанки к своей руке. Затем поднимает глаза на мужчину. Дыхание утяжеляется, врезаясь в ворот его рубашки и шею.
Даже не слыша его интонацию, Агата чувствовала ее. Ощущала нарастающее напряжение Гуидони по его морщине на лбу, по нахмуренным бровям, по изогнутым губам и блестящим глазам. Он сердился. Но, удивительно, это не пугало девушку. Хотя нет, не так. Она испытывала под его напряженным взглядом легкий страх, но он был чертовски приятен. Он заводил, как заводит заядлого вора ограбление банка.
Наверно, про таких людей как Тарантино говорят, что они не понимают по хорошему. Привыкла к плохому отношению? Или это своеобразная проверка? В мужчине должен быть стержень. Мужчина, который будет рядом с террористкой должен быть сильнее ее. Не в физическом плане, а в моральном, в духовном. Поэтому прежде чем решиться на серьезные отношения, Агата сначала «тестировала» своего благоверного на предмет выносливости. Это походило на игру, на издевательства. И не каждый понимал, принимал, выживал. Может звучит довольно бредово, но у испанки такое отношение было несознательным. Язвительные замечания, колкости, дерзкие слова сами срывались с ее языка. И только избранным доступно познать покорную, нежную, ручную Тарантино. Были ли такие? Ну… один из них сейчас отбывал свой срок в тюрьме и никому не сможет уже рассказать об этом.
- Как мне избавиться от этой стены, возведенной тобой? – тепло мужской руки растекается от ее щеки дальше по телу. Бьет мурашками. Агата даже не сразу понимает смысл слов, просто наслаждаясь от того насколько же итальянец близко. Теряет бдительность.
- Это защитная реакция. Это нормально – уверяет испанка Гуидони. Скользит рукой по его груди, чувствуя как под ее ладонью бьется сердце. Любило ли оно когда-нибудь? Испытывало ли горечь потери и разочарования?
Та-Та обнимает Куинтона за живот, уводит руку к спине, нащупывая под тканью пиджака ствол.
- Собирался мне угрожать? – хихикнула испанка, доставая оружие и двумя пальцами бросая на столешницу. Может ввести новые правила? Снимать при входе не только обувь, но и сдавать оружие?
Улыбаясь, опираясь задницей на стол, привставая на носочки, чтоб приблизиться губами к его губам. Не спешит с поцелуем, позволяя воздуху трепетать между ними. Возбуждает как в первый раз. Ее ресницы дрожат, тело под белым кружевным платье обдает жаром. Готова сорвать с себя одежду, падая к его ногам. В голове рисуются картинки двух сплетенных в страсти тел. Агата знает, что и Гуидони это видит. Он думает о ней. И это не могло не тешить самолюбие испанки.
Улыбается, целует, кусая нижнюю губу. Кладет руки ему на плечи, отталкивая от себя, чтоб разорвать короткий поцелуй. Тянется за молнией платья, расстегивает до упора.
- Не-не – останавливает террористка Куинтона, который всегда готов снять штаны и кинуться в бой. – Я переодеваюсь и мы уходим. Ты меня в ресторан пригласил, помнишь? – не скрывая свое кокетства, испанка стягивает с плеч платье, подходя к массивному шкафу, который был захламлен вещами.

+1

10

Трудами изнурен, хочу уснуть,
Блаженный отдых обрести в постели.
Но только лягу, вновь пускаюсь в путь -
В своих мечтах — к одной и той же цели.


Жарко, душно. Напряжение растет, растет и страсть между Агатой и Куинтоном. Он смотрит на ее губы, облизывает нервно свои, ощущая ее тяжелое горячее дыхание. Он позабыл причину своего прихода в ее квартиру. Она забирается на стол, приобнимает ногами его за талию, прижимает к себе и дарит маленький поцелуй в его губы. А Куин, зарядившись этой волной желания, зарывается пальцами в ее волосы, отвечает требовательным поцелуем на ее маленький, почти невесомый. Пока он целовал ее соблазнительные губы, чертовка нащупала его маленького друга - пистолет. Вытаскивает его, усмехается и выкидает его, а он, проехавшись по столу, останавливает свое скольжение на середине. Ну, у мужчины почти что всегда имеется поблизости холодное оружие, готовое выстрелить во врага, так что удивляться нечего. Нужно быть на чеку или тебя могут пристрелить в любой момент.
Собирался ли он угрожать Тарантино? Конечно нет, но если бы она продолжала говорить ему "нет", то возможно пригрозил бы, не больше. Застрелить испанку он не смог бы, рука не поднимется.
- А ты говори мне почаще слово "нет". Предупреждал, что будить во мне зверя опасно. - улыбается. И обнаруживает себя на мысли, что не хочет никуда идти. Ощущает боль от потери контакта с Агатой, которая, оказавшись ногами на полу, подошла к шкафу и с улыбочкой вытащила голубое платье с хорошим декольте. Вкус у Агаты, непременно, был. Но сегодня мужчине хотелось самому выбрать ей наряд. Поэтому, приблизившись к девушке, Куин произносит:
- Пройдемся по магазинам? - а заодно смотрит на платья, которые весели на вешалках. Красное, голубое, зеленое, черное. Особенно привлекло черное, но пришло время для обновления гардероба, поэтому нет, нет и нет старому.
Итальянец знал в чем хотел видеть испанку. Нет, не в кружевном белье, хотя это имело место быть, белье они непременно приобретут. Хотелось видеть в ярком, красивом одеянии, которое показывало бы фигуру Агаты, подчеркивало ее. Тем более, ему тоже нужен был хороший костюм.
- Ну что, неужели откажешь мне?
За окном темнеет, до восьми, время, которое он забронировал в ресторан, оставался еще час с половиной. Немного - немало, но они успеют пройтись по дорогим отделам.
Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигрима,
И, не смывая утомленных глаз,
Я вижу тьму, что и слепому зрима.

0

11

Гуидони подходит к шкафу, останавливая по левую руку от девушки. Агата украдкой смотрит на него, чтоб не упустить произнесенных слов.
- Пройдемся по магазинам? – неужели его не устраивают наряды уже висевшие на вешалках?
- По магазинам я так же не люблю ходить, как и по ресторанам – с недовольством ответила Тарантино, не упуская шанса подбавить яду в их общение. И пусть даже против похода она ничего не имела, поспорить террористке надо было. Как там говорят? Сделал гадость – сердцу радость. Испанке нравилось вставлять Куинтону палки в колеса, нервировать его и вредничать. Может их отношения изначально потекли не по тому руслу, и теперь Та-Та не могла избавить себя от желания чем-то ответить итальянцу. Хотя давно уже та история была заглажена.
- Ну что, неужели откажешь мне? – она все еще скептически смотрит на мужчину, затем оглядывает свое «королевство», пытаясь понять хочет ли она сегодня оставаться здесь, в своих стенах, или пора выбраться на свободу, полетать?
- А мы могли бы просто потрахаться, но ладно, валяй. – прекрасно знает, что при попытке близости отказала бы Гуидони, от того позволяет себе такие громкие заявления. Особенно получается у нее красиво изображать сожаление по этому поводу.
Надевает обратно лямку белого платья и поворачивается спиной к мафиози, чтоб он застегнул молнию на спине.
- Не забудь ствол забрать. Мне чужого не надо – и уже идет в коридор, чтоб нырнуть обратно в босоножки.

- Дай порулить. Ну, дай.
- ….

- Подрежь его!
- …
- Та пофиг, что это полицейская машина.

- А тебе делали когда-нибудь минет за рулем?
- …
- Фу. Что за непристойное предложение! Я же только спросила!

Магазин одежды поражал, первым делом, блестящим сервисом. На выходе их уже встречала администратор в узкой черной юбке, провожая потенциальных покупателей в зал. Понеслись вопросы кому выбирают наряд, что за наряд, на какое мероприятие и прочее-прочее, что испанка не силилась разбирать.
- Пусть она уйдет. Или я ее застрелю – нашептывает Куинтону на ухо, но, видимо, через чур громко, что администратор услышав это, смутилась, нахмурилась и отошла на безопасное расстояние.
Агата лишь пожала плечами и  схватила одно из платьев, убегая в примерочную. Огромная комната с зеркалами, показывающие испанку с разных ракурсов. Посредине стоял красный диванчик, на котором было брошено платье Тарантино.
- Черт. Эта примерочная больше моей квартиры – шутит, усмехаясь, натягивая на себя красный наряд.

+1

12

Куинтон усмехнулся, когда узнал, что Агата не любит ходить по бутикам. Как бы там сказала молодежь? "Ты вообще, с нашей планеты?". Кто-кто, а итальянец вряд ли бы поверил, что Тарантино не любила одеваться, ведь одежда у нее была выбрана со вкусом да и судя по тому, что шкаф ее не являлся пустым, девушка явно скрывала свое пристрастие. Да и кто видел женщину, не любящую тряпки и походы по магазинам? Разве только серых мышей, напяливших на себя очередной балахон, привыкших скрываться за остальной массой людей. Террористку невозможно назвать серой личностью поэтому он кивнул, мол, "да-да, так я тебе поверил", понимая, что она не хотела идти никуда с ним, а не куда-то. Секунда-другая и она просит его застегнуть платье, которое схватила первым попавшимся. Куин же, не медля, сокращает между ними расстояние, касается ладонями шеи, затем медленно спускается по спине и, резко проехавшись по молнии застежкой, шепчет на ухо ей:
- Я не говорил, как ты красива? - он стоит за ее спиной, удерживает за запястье. Их взгляды пересекаются в зеркальном отражении. Сколько мужчин говорили ей эти, незначащие для нее, слова? Но как тут можно не признаться в этом, если видишь красоту, заставляющую оборачиваться прохожих да вызывать восхищение у мужчин и завистливые взгляды женщин. Красота была у испанки не толька внешняя, но и внутреняя. Особенно привлекала итальянца ее уверенность, харизма, некий шарм и твердое знание того, чего она хочет. Красоту внешнюю можно сделать с помощью косметики или хирургического стола, если дело совсем худо, а вот внутреннюю, которая шла бы изнутри, очень непросто сотворить. Редко когда встретишь во всех смыслах красивую женщину.  
- А мы могли бы просто потрахаться. Но ладно, валяй. 
Отходит от мужчины и, приподняв уголок губ вверх, останавливается у своих "супер-удобных" туфлей, чтобы влезть в них. Покрасовавшись перед зеркалом, придирчиво себя оглядывая, на ходу добавляет: 
- Не забудь ствол забрать. Мне чужого не надо. 
Почему Куин позволяет тако отношение к самому себе? С другими он так не церемонился, как это делает с Агатой. Он никому и слова не даст сказать, а вот с Тарантино, хоть бы что та не говорила, молчит, изредка отвечая на ее выпады. Ни одна женщина не позволяла себе такой дерзости. Наверное, это и полюбилось ему в Агате. 
А вот Куин, прихватив с собой оружие, быстрыми шагами вышел из квартиры вслед за хозяйкой, невольно отмечая, как, должно быть, холодно сейчас на улице. Норовил подняться ветер и вот-вот должен был начаться дождь. 
Поэтому, быстро выбежав из дявитиэтажного дома и добежав до машины итальянца, оба буквально запрыгивают в нее. Синоптики не обманывали, когда обещали холодную погоду. Вот-вот, и скоро осень. Слякоть да холод. Брр. 

Всю дорогу Куина отвлекала Агата, задавая не самые, кхм, приличные вопросы. 
- Порулить? Нет, серьезно, ты хочешь угробить мою малышку Бетси? Извини, конечно, но она не дает никому управлять собой, кроме меня. 
Ох уж эта привычка мужчин! Придумывать машинам имена, любить их до потери сознания и дорожить ими, трястись чуть ли не от малейшей царапинки. 
- Подрежь его! 
- Эй, здесь серьезнее. Не хватало нам еще, мафиози, попасться на крючок копов. 
- Ну и пофиг, что это полицейская машина! - фыркнув, испанка нервно пожимает плечами, уставившись в окно. 

- А тебе делали минет за рулем? 
Делали! И не один раз. Правда, Гуидони отвечает совершенно по иному.
- Неа. Ты будешь первая. 
А Агата чуть ли не задыхается от злости, уже приоткрыв рот, приготовившись произнести какую-нибудь очередную гадость. 
- Фу! Что за непристойное предложение! Я же только спросила! 
Куинтон серьезным тоном ей же твердит: 
- А это не предложение. Это утверждение. 
И смеется, разрывая немое молчание, повисшее в салоне авто.
- Да ладно, только не ври, что не хочешь. По глазам ведь вижу. 

Магазин дорогой марки одежды буквально манил к себе покупателей, как мужчин так и женщин. Дизайнер изготавливал разные размеры, на всех. В этом бутике одевался Гуидони. Девушка, советовавшая и помогавшая с выбором, знала Куина и кокетничала с ним каждый раз, когда видела.
В этот раз она так же не потрудилась подойти к новоявленным посетителям, бросая разочарованный взгляд на Гуидони, чего не замечала Агата, нервничая.
- Пусть она уйдет или я ее застрелю.
Услышав это, блондинка приподняла бровь в удивлении, но сама удалилась, понимая, что возможно Тарантино не шутит, а говорит серьезно.
Захватив с собой в примерочную ярко-красное платье, вырез которого был приличным, девушка скрывается в ней. Куинтон направился за испанкой.
- Черт. Эта примерочная больше моей квартиры. - шутит, пытаясь снять с себя ненужные вещи. Оказавшись в одном нижнем белье, Агата оказывается прижатой к стенке. В глазах Гуидони пляшут бесенята, а сердце бьется в разы сильнее. Мысли хаотично сменяются, а образы всплывают в голове, как они, Агата и Куинтон, лежат на кровати, стонут от удовольствия, занимаясь грязным, животным сексом. Губами он встречается с Тарантино, просовывает свой язык вовнутрь, рукой залезая в ее кружевные черные трусики. Он заходит двумя пальцами в ее лоно, срывая стон испанки. Сейчас он похож на тигра в клетке, настолько безумным и пылким он был сейчас.
Неизвестно, о чем сейчас думают люди, проходя мимо, слыша стоны и рычание. Плевать! Главное - они вместе, в плотную друг к другу и им неважно, кто что о них подумают.
- Агата... - шепчет он, одурманенный ее присутствием, ее ответными ласками. Голова кружится от стольких эмоций, чувств.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-09-10 14:33:01)

+1

13

Гуидони решил использовать примерочную не по ее прямому назначению. Хотя как знать, ведь секс в примерочной довольно популярное в эротических фантазиях место. Будоражит фантазию, заводит, заряжает адреналином. Она отвечает на его требовательный и жадный поцелуй. Горячо от его прикосновений. Мужчина обхватывает ее за талию, соскальзывая ладонью ниже и ниже. К белью, под белье. Агата громко выдыхает воздух. Это похоже на стон. Ее охватывает огнем. Похотью. Желанием быть только его. Окунуться в омут страсти и не вылезать из кровати неделями, когда уже не будет сил даже ходить. Чтоб ноги подкашивались от изнеможенности.
- Не сейчас – произносит чуть громче, чем положено ему в ухо. Сбивает, остужает весь пыл. Потому что не привыкла давать то, что от нее хотят мужчины. Ей же надо как в тупых цитатах: возбудим и не дадим. Хотя такой открытой стервозностью и глупость испанка не страдала.
- У нас ведь первое свидание? А приличные девушки на первом свидании не спят. – приличные девушки не взрывают мосты, не грабят банки, не крадут автомобили, не посылают любовников. Не пропадают, не имею проблем с властями, не остаются без ребенка. Приличные девочки это не про нее. Но ведь так хочется подражать.
- Ну так как тебе платье? – спрашивает, отталкивая Куинтона на безопасное от своих трусов расстояние. Ответ ей не так важен, да и не услышит она комплиментов Гуидони. Жаль. Вместо его слов, она ощущает только шепот на своей шее. Приятный шепот и включенное воображение.
Одевает красное платье, ноги в туфли. Ну, прям сейчас на красную дорожку. Проводит руками по своей талии, бедрам, смотрит на отражение Куинтона. Он еще не остыл, видно по горящим глазам.
Кротко поцеловав мужчину в губы, испанка выскочила из маленькой комнатке, оставляя свое старое платье прямо там на диванчике. От старого надо отказываться, менять свою одежку, как змея меняет кожу. За старое, за прошлое не стоит цепляться…

Держат путь в ресторан. И чем ближе к заведению, тем некомфортнее становится Агате. Она нервничает, трет руки. Бывает такое состояние, когда ощущаешь себя не в своей тарелке: просто какое-то окружение не подходит твоей сущности. Разбойницы всегда чувствуют себя неловко в королевском дворце.
- Не люблю рестораны – тихо ворчит себе под нос как старая бабка. Ладно, может все не так уж и плохо, и получится расслабиться? В конце-концов, у них свидание, а не экзамен по высшей математике. К слову сказать, ни математику, ни геометрию Агата не любила. Физика и химия – вот ее удел и, можно сказать, хобби, иначе как бы террористка собирала за обеденным столом дома бомбы?

Машина останавливается на небольшой парковке. Гуидони галантно подает руку Тарантино, помогая выбраться из салона. Их встречает администратор, провожает за столик в углу. Да, место было красивое, а приглушенный свет добавлял уюта.
- Какая музыка здесь играет? – спрашивает у Куинтона, чтобы дополнить атмосферу мелодией, которую она станет напевать себе в мыслях, чтобы заглушить шум моря в ушах.

красное платье

платье, что одето на Пе

http://cs4164.vk.me/u15140368/124327930/x_b740cbd1.jpg

+1

14

Итальянец возмущенно выдохнул. Что сейчас, твою мать, произошло? Она оттолкнула его? Пытаясь осмыслить происходящее и успокоить себя, мужчина закрыл глаза, пока не услышал голос Агаты, которая ему говорила о... приличии? Усмешка показалась на его лице и он покачал головой, мол, да, тебе только и говорить о ней.
- Ну так как тебе платье?
Задает вопрос? Он смотрит на Тарантино и молчит. Наверняка Агата сочла молчание за комплимент, что, собственно, действительно так и было, сотрясать воздух словами мужчина сошел бесполезным делом тем более Агата даже не удостоила его вниманием, и кивнув на выход из примерной, высказала свое желание чтоб Куинтон вышел. Ох, как же капо был зол на террористку! Им, получается, вот так вот, запросто, можно командовать? Но не смотря на недовольство, Куин вышел из примерочной, столкнувшись со спешившей Анжелой, менеджером, которая несла в руках вешалку с белым женским полувером.
- Извините. - заговорила она быстро, на что мужчина хмыкнул, кивнув головой. Он направился к кассе, ожидая Агату с ее обновкой.

Все последующее время, что Куин и Агата находились в машине, мужчина так ничего толком не сказал, смотря перед собой.
Агата порывалась что-то произнести, но только вот Гуидони высказал свое нежелание одним нажатием на кнопку на дисплее, включив тем самым музыку.
Обидеть итальянца можно, а вот прощения стоит заслужить. Но, как видно, Агате позволялось все, ведь, как только войдя в роскошный ресторан итальянской кухни, капо начал медленно оттаивать, рассказывая ей о истории Италии, а так же советуя с самым вкусным блюдом, которое здесь подавали. Побыть в Италии и не поесть пасты? Вы что, сдурели?! Конечно, испанка с Куинтоном сейчас находились не на родине спагетти, а только в ресторане, но ведь это вовсе не важно потому как повара были настоящими итальянцами, знающие толк в национальной кухне.
- Кажется, за нами следят.
Шевелит Куин губами, при этом не сказав в слух свои предположения.
Да, мужчина заметил странного гостя, который то и дело бросал заискивающее взгляды на своего партнера, сидевшего спиной и мафиози не мог никак посмотреть, знаком ему этот человек или нет. Предчувствие... Оно никогда не подводило Куинтона.
- Ложись! - закричал итальянец, заметив, как тот мужчина, сидящий за столом к нему спиной, резко развернулся и одним ловким движением вытащил пистолет, чтобы направить его на Гуидони. Куин же схватив Агату за локоть и протянув ее вниз, начал шарить по карманам, чтоб найти чертов ствол.
Он узнал в этом незнакомце Андерсона, того самого, кому должен был пригнать здоровую девчонку, а не заразную СПИДом. Ну виноват он, да. Ну не ломать же весь вечер! Мерзкий тип видимо выстрельнул, но, увы, в лоб Куина пуля не попала, а попала в бокал он, разлетевшись на тысячи кусочков, разлил ярко-красную жидкость по столу.
Куинтон достает из кармана брюк пистолет и резко поднимается, чтобы выпустить пулю... Морщинка, пролегшая меж бровей брюнета, плотно сжатые губы - говорило о его недовольстве. Конечно! Дебил Андерсон подкинул ему дерьмо в воскресной вечер, прервав свидание с террористкой.
Пуля, увы, не попадает ни в приятеля этого типа, ни в него самого поэтому Куин нажимает на курок еще один раз пока не убивает того самого мужика, друга заказчика. Пользуясь случаем, пока народ в бешенстве, как мыши, выбегают из ресторана, брюнет утягивает за собой испанку в женский туалет.
Кто ведь знал что этот заказчик окажется такой гнилой сволочью?!

+1

15

Не скрылось от глаз Агаты, что Гуидони задел ее отказ.
Какой ранимый. Но, милый, это испанское тело надо заслужить по всем законам жанра романтического кино.
Да, кто-то продается сразу, как те женщины, с которыми спал Куин. А кто-то, имя силу воли и гордость ждет первого свидания. Тарантино не относилась ни к первой группе, ни ко второй. Их первый секс был без всяких предварительных ухаживаний, но зато тогда, ночью, террористке удалось зацепить итальянца, чтобы он желал новых встреч.
Машина движется в старый центр города, где находится итальянский ресторан. Они проходят за столик, официант им тут же вручил меню, и Агата начала листать ярко раскрашенные страницы, посматривая на Куинтона, чтоб свериться с его мнением.
- Кажется, за нами следят. – в такой ситуации другой бы человек пошутил, мол, кому мы нужны. Или бы стал играть в шпионов. Но для них, личностей криминальных, это означало тревожный сигнал. Пока Тарантино размышляла кто стал объектом наблюдения: Куинтон или же старые враги вспомнили о ней, итальянец опустил руку к стволу, что-то выкрикивая. Агата не поняла его слов, но следуя интуиции и инстинкту самосохранения, юркнула под стол.
Гуидони достает оружие и нажимает на курок. Агата в этот момент надеялась услышать знакомый bang-bang, но опять тупая тишина. Сожалеть, правда, Тарантино не успела, так как итальянец потянул девушку за собой.
Они бегут по небольшому коридору, мимо служебного помещения и кухни, из которой выскакивают официанты. Забегают в комнату, название которой Агата не успела прочитать, но, оказавшись внутри, поняла, что это туалет. Причем женский, так как на них испуганно смотрела озадаченная дама лет 40 с нависшими тремя подбородками на шею. Только она хотела сказать парочке что-то мерзкое и колкое, как открывает снова дверь, и женщине прилетает пуля в лоб. Тело дамы падает на пол и Та-Та в ужасе разворачивается, чтоб встретиться взглядом с убийцей.
Несмотря на то, что Тарантино сталкивалась со смертью и видела трупы довольно часто, происходящее здесь приводило ее в ступор. Наверно такая открытая пальба среди белого дня происходила в криминальные 90-е годы в России, когда мафиози устраивали разборки, не боясь попасть в обычных граждан.
- Полагаю, Гуидони, ты понял почему я здесь – размеренно, протяжно говорит Андерсон, держа Куина на мушке. Итальянец же в свое время также не спускал дула с Андерсона. Тогда сутенер перевел ствол на Агату, решив уравнять шансы. Хотя, если вспомнить сколько раз Гуидони выстрелил, шансы и так были не равны: его магазин пуст, в то время как у некогда бывшего коллеги осталось два патрона.
- Можешь не направлять на меня ствол, я знаю, что ты пустой. – проговорил он, кивая на оружие в руках итальянца.
Вот как? А я нихера не знаю. Не знаю какого, блять, черта вы начали пальбу. – ругалась девушка в мыслях, грозно переводя взгляд то на Куинтона, то на незнакомца.
- Сюда пошла.
- Что?
- Ты глухая что ли?
Вообще-то да.
- Говорю, сюда пошла – и не дожидаясь когда брюнетка передвинет свои шпильки в его сторону, он сократил расстояние на шаг, дергая Тарантино за руку. Дуло пистолета переместилось к виску испанки.
Отлично. Я, знаешь, не удивлена оказаться крайней. Но если выживу, тебе придется мне все объяснить.
- Ты подсунул мне заразную шлюху и убил моего напарника. Я даже не знаю как в такой плачевной ситуации можно разрешить конфликт… Пожалуй, твоя женщина немного уравновесит положение. – жаль, что всей правды, сказанной гнусным ртом Андерсона, Тарантино не могла прочесть, поэтому девушка внимательно смотрела на Куина.
Было ли ей страшно? Да, конечно. Но больше ей хотелось знать правду, особенно если она в любой момент могла умереть. Не хотелось подыхать не зная за что. А вообще, насколько Агата знала поведения террористов, что держат заложников, те или сразу пускают пулю в лоб, как было с бедной женщиной, чей труп остывал у Куинтона в ногах. Либо держат заложника до тех пор, пока им не будет обеспечена безопасность.
Значит я заложник и я пока дышу.

+1

16

Куинтон никогда не терялся, сталкиваясь с подобным, будь то перестрелка или очередное дерьмо, подкинутое от тех, с кем он работал. Только вот Агата не понимала, что происходило и видимо хотела во всем разобраться, а итальянец лишь грубо затолкнул ее в туалет, попытавшись проверить, есть ли пули в его пистолете или нет. Оказалось, что нет. Когда они не нужны, то не знаешь куда их деть, а когда нужны, то не знаешь где их найти. Что за ирония судьбы-то?
Когда Куин с Агатой ворвались в туалет,  женщина с тремя складками на подбородке начала активно жестикулировать, высказывая свое недовольство, пока не загнула ультиматум - или итальянец выйдет или она его пригреет своей тушей.
- Баба, сохраняй спокойствие! - твердит Куин, лихорадочно выискивая в карманах пули. Та же решила не сдаваться и гнула свою линию. Куин был удивлен. У него в руках ствол, черт подари, или она совсем с ума выжила?
И тут дверь раскрывается и со всей силой ударяется об стену, тетка падает, раскрыв карие глаза от ужаса, за место ее встает разозленный Андерсон.
- Уф, спасибо.
Смахнув со лба капельку пота, итальянец хмыкнул,направив дуло на ворвавшегося мужика. Главное - от бабы избавились. Плевать, что ствол не заряжён, им ведь можно столько всего сделать!
- Полагаю, Гуидони, ты понял почему я здесь.
Ха. Конечно понял, не дурак же. Куин кивает, не находя ответа, который то бесполезно было озвучивать.
- Можешь не направлять на меня ствол, я знаю, что ты пустой.
- Ничего, я его тебе прямо в задницу засуну.
Прищуривает серо-голубые глаза Куин, выплевывая их со злостью.
- Сюда пошла.
Это что, он ему? Или...
- Не иди.
Шипит итальянец, но забывает, что Агата глуха.
Куинтон наблюдает за тем, как Андерсон подставляет дуло к виску испанки и не находит ничего, кроме как судорожно сжимать ствол.
- Figlio di putana! (Сукин сын!)
Убивать он Тарантино даже не думал, а вот держать как пленницу вполне.
Пока Андерсон бормотал что-то своим севшим голосом, Куинтон успел разработать план. Эврика!
Главное - исполнить его.
Встречается взглядом с Тарантино и вновь переводит его на своего бывшего партнера.
Секунда и Куин кидает оружие прямо в мужчину, а он, не ожидая, что оно вообще полетит в него, пошатнулся, отпустив испанку. Попал ствол именно в лицо.
Гуидони сокращает расстояние, успевает отобрать у Андерсона пистолет и прибрав его к рукам, приставляет дуло в висок. То что надо.
- Ты играешь не по моим правилам. - шепчет Куин. - Знаешь, только вот теперь ты оказался обезоружен. Агата, что предлагаешь мне сделать с этим вот отродьем?
Гуидони держит крепко Андерсона, так, чтоб тот не дергался, хотя порывы у него были. Итальянец был сильней и хитрей сутенера, а значит все же имел над ним победу.
- Предлагаю засунуть ствол ему в задний проход.

+1

17

Агата не понимала, что происходит и почему волей судьбы она оказалась здесь. Почему все плохие парни, считаю, что могут приставлять к ее прекрасной головке ствол, дабы воздействовать на кого-то? Ей казалось, что они с Куинтоном не успели закорениться как постоянная и крепкая пара, да что там, они и парой то не были.
Итак, размышляя о смысле бытия, а попутно о том, как сегодня выжить, ей умирать нельзя, у нее дома ежик не кормленный, Тарантино заметила как взгляд Гуидони забегал.
Надеюсь, ты отдаешь себе отчет, что меня могут убить, и не совершишь того, чтобы поставило под угрозу мою жизнь?
И только ее мысль закончила свой оборот, как в лобешник чертовому сутенеру прилетел... пистолет? Да, итальянец, решив, что если врага не убить пулей, его надо ввести в ступор, замахнулся на Андерсона оружием. Удар был сильный, так как пушка весит прилично и давала отдачу. Собственно, этот полет и можно было назвать отдачей, ну, обладая хорошим чувством юмора.
Только вот ни Андерсон, ни Куинтон, ни, тем более, Тарантино, жизненного юмора в этой ситуации не разделяли.
Теперь уже итальянец взял под прицел мужчину, у которого носом пошла кровь. Он что-то говорил, но Агата не могла разобрать движение его губ, да и, признаться, не сильно старалась.
Сколько минут назад началась перестрелка? Пять? Десять? Когда подъедет полиция? Или не приедет? Чей это ресторан? Он крышуется нами? Почему Куин тянет с этим придурком? Он ему нужен?
- Какого черта тут происходит? – ага, женщину забыли посвятить в свои дела. Пожалуй, пройдя с Гуидони перестрелку и побывав с Андрсеном в близком контакте, испанка имела права интересоваться. А еще имела права показать сутенеру, что ее не стоит держать в заложниках и шантажировать ею. Где это видано, чтобы террорист по призванию был в заложниках? Ирония жизни.
Порядком разозлившись на то, что она так ничего и не поняла, Та-Та размахнулась ногой и двинула по лицу сутенера. Пожалуй, ее удару позавидовал бы сам Роналду в сборной Португалии. А вот Андерсон получил в отместку сломанный нос и пару выбитых зубов.
- Сука. Вот же сука – вопил он, харкая кровью на кафельный пол. – Выебу тебя. Сука. – не прекращал мужчина сквернословить. – Что, Гуидони, думаешь меня кокнуть? Мои люди тебя в порошок сотрут. Вспорют, вытащат кишки и подвесят за них. Думаешь, за мной никто не стоит? – он попытался угрожающе замеяться, но подавился куском своего зуба, выкашливая его на пол вместе со слюной и шлепками крови.
- Мерзость – заявила испанка, скривив нос и отведя взгляд от Андерсона. Словно она, бандитка и террористка, не видела крови и мяса, словно никогда не сталкивалась с уродством и не проводила операции по ампутации конечности. Или ей была омерзительна сама ситуация?
Тарантино еще раз взглянула на Куинтона. В отличии от нее, итальянец то понимал каждое сказанное грязное слово Андерсоном. Конечно, Гуидони и сам мог ругаться, да и позволял себе, порой, ругаться так грязно. Но спускал ли он подобных оскорбление в сторону своей, или еще не своей, женщины? Спускал ли он угроз? Пусть и имеющих, возможно, под собой почву?

+1

18

Агата со всей силой замахивает ногой и попадает прямо в челюсть противника, за что Куин ее похвалил, а Андерсон начал вопить хуже любой женщины, причитая, что выебет Тарантино. Гуидони разозлился.
- Мудак, завали ебало.
Хватает, как нашкодившего кота Андерсона за волосы и заводит его в кабину, чтоб наклонить его рожу прямо над унитазом. Перед этим итальянец конечно же взял и свой незаряженный пистолет.
- ДАВАЙ СУКА! НУ! КТО КОГО ЗДЕСЬ ВЫЕБЕТ?
И голову наклоняет вниз, заставляя своего врага глотнуть вонючей воды из унитаза.
- Я ВЫЕБУ ТЕБЯ, УЯСНИЛ?!
Снова вытаскивает голову Андерсона и, дождавшись пока тот отхаркается новой партией крови, Куин шипит:
- Меньше разговоров, болван.
И вновь и вновь окунает его башку в унитаз, а тот сопротивлялся, отталкиваясь руками, увы, силы не на его стороне сегодня были.
- ТЕПЕРЬ ШТАНЫ СНИМАЙ, МУДАЧЬЕ!
Андерсон замотал головой за что получил от Куина удар по спине стволом.
- ДАВАЙ ТВОЮ МАТЬ!
И недруг дрожащими пальцами, захлебываясь, начал снимать ремень и расстегивать ширинку.
Куинтон хмыкает. Перед Агатой открылся замечательный вид на прыщавую целюлитную задницу сутенера.
- РАЗВЕДИ БУЛКИ!
Орет на него Гуидони. Андерсон же, зная, что получит если не сделает того что от него просит, развел указательными пальцами ягодицы. Итальянец неожиданно, можно даже сказать резко, просунул в очко мужика пистолет. И нажимает на курок. В свою очередь Андерсон, жутко заорав, повиснул головой вниз унитаза.
- Merda. (Дерьмо)
Вот теперь хрен как объяснишь, что кровь повсюду, в том случае на рубашке, не его вина, а бывшего заказчика.
Куинтон вышел из кабины. Подойдя к раковине, он включив воду, снимая со своих рук следы от крови. В туалете и с одеждой работенки побольше найдется нежели с их замаравшимися руками. Мерзко, не скроешь.

+1

19

Mich Gerber – Well Now

Мужчины стали обмениваться дрянной руганью, крича во всю глотку. Агата не слышала этого всего. Для нее, что Андресон, который плевался на пол, что Гуидонни, у которого на лбу от злости образовалась морщинка, были персонажами немного кино. Такого кино, которое запрещают к показу во многих странах. Или то кино, которое потом посылают овдовевшей жене, чтоб она еще сильнее лила слезы.
Тарантино еще не знает чем закончится потасовка итальянца с сутенером, поэтому наблюдает за развернувшимися действиями. Получает какое-то садистское удовольствие наблюдая как Андерсон расплачивается за свой длинный язык и недавнюю смелость. Гуидони окунает наглеца в унитаз, используя того вместо ершика. Ладно, это еще не самое худшее, что может случится. Если ресторан, в котором мужика елозили по дну унитаза настолько хорош, то отмыться от всего это будет не так сложно. Куда сложнее отмыться от дерьма у себя в душе. И не ясно еще у кого этого говна больше: у гнусного Андерсона, у циничного Куинтона или у безразличной ко всему Агате.
Мужик уже лил слезы, а Гуидони все не останавливался. Испанка уже хотела вмешаться, хотя бы потому, что может приехать полиция, но побоялась, увидев ярость в глазах капореджиме, и с какой злостью он долбанул сутенера по хребту.
Тот от чего-то начал стягивать штаны.
Какого дьявола?
Теперь уже не в силах что-то сказать, озадаченная и шокированная происходящим, Тарантино просто наблюдает. Встала столбом и смотрит как кривится и захлебывается в слезах, в крови толстожопый. Как в эту самую жопу Куинтон приставляет пистолет и... ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!!!!!!
Бах. Агата дернулась. Андерсон, разбрызгав свое дерьмо и кровь, обмяк в унитаз.
Да, признаться, испанка была поражена такой жестокостью или больше мерзостью происходящего? Отворачивается к зеркалу, смотря на Гуидони в отражение. На глазах ее застыла влага, а во рту...
Черт, меня сейчас стошнит
Зажав рот трясущейся рукой, Та-Та сделала пару вдохов и, включив кран, обрызгала лицо водой. Не хотела показать себя слабой и испугавшейся девочкой, которой не место в мафии. Нет, Агата видела достаточно, чтоб в данной ситуации ей сдержать ужин у себя в желудке, а не выплевывать наружу.
Террористка молчит. Не знает что в данной ситуации сказать. Но уж точно не причитать, типа "как ты мог?! И не стыдно? Фу таким быть", вариант "ух как ты его! Давай еще жахнем" так же не подходит.
- Пожалуй, у меня пропал аппетит - сиплым голосом произнесла испанка. И если бы она слышала свой голос, то не узнала его.
Выходит из туалета и думает о том, что ей хочется покинуть это место как можно скорее. Желательно одной, чтоб отойти от шока и поразмышлять о смысле бытия. Но с другой стороны, не хотелось оставлять Куинтона. Конечно, Та-Та понимала, что убивать ему не впервой и, может, для него это как плюнуть. И все же... Испанка предполагала, что если оставить Куина одного, он нажрется.
- Не против если поведу я? - спросила она, когда Гуидони вышел с закатанными рукавами и, не получив ответа, сунула руку в карман его брюк, доставая ключи от "Рэндж Ровера".
Была у нее идея куда можно поехать в столь поздний час. Место, где можно забыться и задуматься о вечном. Место, где можно успокоится.
Покинув ресторан через служебный выход, пара прошла к парковке, скорее уезжая из этого района. На горизонте появилась полиция и владельцу ресторана (а им была подруга Куинтона, Адриана Ричи), придется все это расхлебывать.
Автомобиль едет на скорости 100 км/ч, вполне себе быстро для города. Они молчат, но в салоне играет музыка. Испанке она не нужна, а вот Гуидони надо было чем-то забить тишину и внутреннее голоса в голове.
Выезжают из города, проехав перечеркнутую вывеску "Сакраменто". Скорость набирается, и уже 150. А он до сих пор не спросил куда они едут...

+1

20

Убийство это тоже самое искусство. Вот шедевр Куина, башкой нависнув над унитазом, истекал лужей крови, а в его американской заднице торчал ствол. Полиция в полной мере сможет оценить зрелище.
Гуидони, подойдя к кабине, закрыл дверцу и посмотрел на Агату, которая высказала свое отношение по поводу произошедшего на глазах инцидента. Да ладно, испанка ведь сама перед Куином взрывала китайцев, при этом ничуть их не пожалев, даже не вспомнила, что у них, возможно, есть семьи: отцы и матери, дети, жены? Ужин в шикарном ресторане не удался и это являлось серьезной причиной чтобы запустить пулю в зад врагу, пускай выбирают правильное время, что ли, был бы лояльнее. Теперь-то Тарантино понимала, что итальянца злить не надо или обойдется дороже.
А Тарантино, взяв за руку Гуидони, которого до сих пор трясло, потащили его по темному коридору, чтобы выйти из черного выхода, оставив Адрианну разбираться с полицией.
Она интересуется, можно ли повести машину или нет, и, не получив ответа, все же забирает у Куина ключи, садится в салон и заводит Рэндж Овер для того чтобы красиво газанув, уехать подальше от места убийства.
Помечай-те еще одну галочку в списке смертников, дьяволы!
Вот если по-честному, то Куин боялся  женщин за рулем. Не дай бог такого счастья, но, несмотря на боязнь, мужчина разрешает садится брюнетке.
Два часа в машине. Язык ни у кого не спешил развязываться. Только когда авто остановилось на берегу, Куин выходит и вытащив из кармана телефон, прикладывает его к уху, предварительно набрав номер владельцы ресторана который сам же разгромил.
- Алло, Риччи? Списывай с меня деньги. Я перед тобой в долгу.
Даже не дав собеседнице и слова сказать, итальянец нажимает на "отбой". Проделывает нехитрую махинацию: вытаскивает из мобильного симку, ломает ее и выкидает ее и телефон в воду.
Не зря ведь тот гавнюк предупреждал о тех, кто стоит за ним. Этот номер не должны были знать. Придется обзавестись новым.
- Агата... - испанка рядом. Хорошо, что она не слышала грязных ругательств
, которые он произносил. Но зато видела... Честное слово, он жалел, что ей пришлось увидеть своими глазами то, что она не должна была видеть. Методы Куина были жесткими и предстояло только гадать, о чем она сейчас думала, считала ли его монстром или нет.
Чертова жизнь, чертова привычка не считаться с ней, убивать, не жалея никого и ничто. Вот кто перед вами.
Взгляд в низ. Рассматривает носки туфлей, кладет руки в карманы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В каждой девушке должна быть определенная хардкоринка