внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В моих фантазиях ты закатана в цемент по самую шею.


В моих фантазиях ты закатана в цемент по самую шею.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s4.uploads.ru/AL9qP.gif

Участники: Aurora Boleyn, Felix Hesse.
Дата: 13. 08. 2013
Место: парковая зона, старая гостиница.
Погодные условия: ветреный вечер, +35, накрапывает дождь.
О флештайме: она загналась и оказалась загнана. Не помнит прошлого, не ощущает будущего. Ему придется вернуть ее к жестокой реальности, спустить с манящих небес на грешную землю. Но перед эти Феликсу еще предстоит поймать Аврору, которая не горит желанием оказаться в руках охотника за головами.

Отредактировано Felix Hesse (2013-08-14 21:00:47)

+1

2

Обломки империй, элементы систем,
И тот, кто был всем, тот станет никем.

внешний вид+пиджак

- Вы не имеете, правда, меня тащить в камеру! Я не животное, чтобы сидеть за решеткой!
- Мисс, ваш брат уже дал за вас залог. Мы надолго вас тут не задержим!
- У меня нет брата!
- Мисс, успокойтесь. У вас есть брат. Вы вспомните его, как только придете в себя.
- Вы меня тут не удержите.
Спустя два часа.
- Она сбежала! Кто разрешил выйти ей в туалет?

Как странно, когда вроде ты был всем, а потом стал ничем.  Прошлое кажется черной дырой. Оно затягивает все и не дает возможности вспомнить. Кто я? Кем я была? Сколько мне лет? Где я сейчас? Извечные знаки вопроса. Они везде, они всегда.  С жирной точкой вниз. С точкой, похожей на черную дыру. Голова разрывается от того, что хочется отрезвить память, вспомнить себя. Вспомнить свою сущность, личность. Но все рушится. Снова ломка. Снова доза. С каждым разом я забывала себя все больше. Каждое мое воспоминание ускользало от меня, стояло мне моргнуть. Я была как разобранный пазл, который надо было собрать, чтобы увидеть картинку. В моем случае, чтобы я вспомнила себя. Чтобы была собранная, а еще лучше, чтобы меня заклеили скотчем и больше не давали расклеиться. Держали в ежовых рукавица.
Я не хотела для себя такую судьбу, но я виновата в том, что все так произошло. Я. Больше никто. Я превратила себя в наркоманку, хотя всегда была против наркотиков. А может, нет? Я правда уже не помню. Я не помню, почему я на них подсела. Я НЕ ПОМНЮ! Может я вообще от них всю жизнь зависела? Почему нет? Мы вдыхаем газ от машин, принимаем лекарства, когда болеем и прочее другое. Мы зависимы от этого. Чем это не наркотик? Зависимость может быть даже от яблок. Помните фразу «Как наркотик». Человек так может сказать про свою любимую еду, косметику, одежду. Это все зависимости. Наркотические зависимости. Просто у каждой из них свой наркотик. Каждый для себя выбирает то, что ему больше по душе.
В данный момент я ощущала себя дворняжкой, которая ныкается по подворотням в поиске людей. Только вот дворняжке нужна еда, а мне доза. Доза, чтобы снова забыться. Отключиться от этого серого мира. Я не хотела в нем находиться. В такие моменты приходят мысли о смерти. Нет, я не хотела умирать, но я бы хотела испытать это чувство. Зачем? Не знаю. Сейчас мне это казалось забавным. Меня так ломало, что я не думаю, что могла ощутить что-то, что хуже этого чувства. Хотя интересно, что чувствуют наркоманы, когда умирают? Как это происходит у них?  Хотя, я думаю, что еще пару таких доз и ломок и я узнаю, как они умирают. Хм… а в газетах напишут об этом? Увидят ли это мои родственники? А есть ли они у меня вообще? Вспомнят ли. Хотя сейчас мне легче вообще не думать об этом. Все может оказаться совершенно не таким, как я сейчас думаю. Зачем строить себе иллюзии? Они ведь такие обманчивые и хрупкие! Ткнул пальчиком и она развеялась….
И снова все помутнело. Я оперлась на стену здания. Где я сейчас брела, я не знаю. Все тело скрутило, что мне пришлось опуститься на коленки и скрючиться, сложив руки на животе. Адская боль вырывалась наружу. Мне хотелось закричать, но я лишь тихо простонала. Снова галлюцинации начались. Вокруг были черные тени. Они смотрели на меня и смеялись. Тыкали своим полупрозрачным пальцем в меня и что-то бубнили. А может это были прохожие, просто мой мозг отвергал реальность и деформировал их? Если это так, то я наверное выглядела глупо, пытаясь от них отмахнуться. Они может мне помощь предлагали, а я покрывала их матом.
Тут, где-то внутри меня что-то сжалось. Я знала, что в кармане у меня еще была небольшая доза героина. Как я могла про нее забыть? Черт. Я точно дура. Я нашла свое лекарство от ломки!
Нет… Я не должна этого делать. Я должна бороться. Ломка пройдет, главное переждать. Главное переждать. Но сколько я могу ждать? А если станет только хуже?
Я поднялась на ноги и доковыляла до какой-то темного тупика, где меня точно никто не мог увидеть. Я не стала делать дорожку, а сделала глубокий вдох прямо из руки. По телу пробежалась волна мурашек. Я снова облокотилась на стену. Прохладную, бетонную стену. Мне стало намного лучше. Кости перестали трещать, а разум как ни странно прояснился. Пропали эти тени. А ведь действительно, это были просто тени. Людей не было. Вообще. Нигде. Тишина. Как в морге. 
Оказывается, что был уже вечер, а на улице не так уж и прохладно. Во время ломки мне было холодно и казалось, что на дворе ранее утро. Мне стало так смешно от самой себя, что я прикрыв рот рукой выскочила из темного угла и веселой походкой пошла вперед. Я находилась рядом с гостиницей, которая на вид была очень старой. Машин рядом с ней не было, но свет горел. Значит рабочая. Может тут заночевать? В кармане как раз было немного налички. Я решила достать и пересчитать всю сумму, но благодаря тому, что женское зрение может видеть боком, я заметила мужчину. Он направлялся ко мне. Неожиданно мной завладел дикий страх. Я пихнула деньги обратно в карман и медленно направилась в противоположную сторону. От дозы ноги слегка казались ватными и вокруг все было слегка расплывчатым, но зато ничего не болело и я знала, что смогу бежать. Хм… хотя зачем бежать? Может он тоже был очередной галлюцинацией? Вот я сейчас обернусь, а его не будет. Я точно знаю, что его не будет.
Медленно, я обернулась и все, что я  смогла сказать это – Вашу мать. Это обязательно должен быть такой качок? – Разворот. Я рванула так, как только могла. Бежала туда, куда глаза глядели и почему-то была уверена, что оторвалась от него. Остановилась, немного отдышалась. Вокруг была тишина. И почему я вдруг решила бежать? Даже если это не была галлюцинация, то возможно, что мужчина просто хотел что-то уточнить, не обязательно, что он был угрозой для меня.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-08-13 21:52:15)

+1

3

Если ты редко используешь свои крылья,
бывает больно их расправлять.

     «Что заставляет человека садиться на наркотики в столь юном возрасте? Проблемы? Да кого эти проблемы в нашем мире не гложет. Уж пусть такие особы, как эта мне про проблемы не рассказывают, мне есть чем переплюнуть их вместе взятых. Если рассуждать, как эти торчки, так я еще в младенчестве должен был сесть на иглу и сдохнуть, как паршивый щенок. Хотя, если так посудить, то если бы не Фридрих, меня бы ждала эта учесть, если не хуже – сколоченный наспех гроб и безымянная могила с гниющим трупом внутри. А ей всего ничего. Обеспеченная, брат интеллигент, куда он смотрит? Что же это за брат такой, который не смог удержать родного человека от стольких необдуманных шагов? Еще и помощник прокурора. Она. О, смотрите, да она частный психолог. Какая ирония…Не смогла сама себе помочь. Что же, ее тараканы закатили хорошую дискотеку, но хотя бы мордашка симпатичная…». Он аккуратно вытащил из скрепки фотографию беглянки и захлопнул толстую папку. Документы тут же камнем грохнулись на огромный деревянный стол, стоящий около окна, а Феликс опустился на стул, разглядывая фотоснимок. «У нее красивые глаза. Цепляют…». Он поднес снимок ближе, рассматривая изображенную на нем девушку, будто видел там что-то другое – источник какой-то информации, который нужно было обязательно запомнить. Для него и, правда, снимок говорил о многом. Он видел на нем активную личность с твердой жизненной позицией. «Да, правда, что осталось от этого сейчас, сказать сложно. Нужно общение, контакт…». Снимок упал поверх папки, а глаза парня устремились к темнеющему небу. Назревал дождь, однако думал Феликс сейчас не об этом. Ему было достаточно беглого ознакомление с выпавшим делом, что бы понять, что тут достаточно усилий любого рядового сотрудника его небольшой организации по поимки подобных особ. Аврора не была каким-то сверх опасным преступником, что бы за это дело брался именно Гессе, однако, человек, принесший это дело из департамента настаивал на очень срочной поимке беглянки. Феликс еще утром прогнал дело по своим каналам, поэтому увесистая папка с результатами была куда убедительнее принципа не браться за мелкие делишки. «Что же, наркоманы обычно ищут тихие места, довольно немноголюдные.… Стоит пройтись по торговцам и навести справки о данной особе. Скорее всего, она засветилась в Западном, там их больше, и на сколько я помню, расценки ниже средних. А может она даже там». Он встал очень резко, даже для самого себя, однако и носом не повел, что заболела старая рана.
     Через час Феликс уже выходил из обшарпанного здания в самом заброшенном месте города с довольно увесистым списком информации, которым любезно поделились местный наркоторговцы. Ну как любезно, посредством добровольного предоставления частей тела под кулак Гессе. Такой разминки он же давно не получал, ведь здешний народ так и норовил поделиться интересной информацией. Усмехаясь, он сел в машину, открывая бардачок и доставая аптечку. Таких ран у него давно не было. Боевых, сколь угодно. Но что бы как у пацана разбиты кулаки – нет. «Прям ностальгия какая-то. Хотя, я даже в школе такого не помню.… А это все потому, что их было слишком много…». Нахмурившись, он протер костяшки спиртом и наспех, но профессионально замотал кисть эластичным бинтом. Щелкнув светильником над приборной панелью, он взял в руки папку с делом и открыл. Быстро сделав какие-то надписи на полях, пролистнул к карте. Поставив несколько крестов, Феликс определил первое место, куда стоит поехать, что бы разведать обстановку. По добровольным словам дилеров, Аврора могла появиться там за дополнительной дозой, а может и просто чтобы «отдохнуть» от суеты города. «Отдохнуть, как громко сказано Люди отдыхают дома с книжкой в руках, или спортзале, или на Багамах. Но, ни как не с дозой в венах». Он завел машину, выкручивая руль к подъездной дороге. Включив музыку, он погрузился в свои мысли, забывая обо всем, что их не касалось. О чем он думал? О прошлом, частично, о будущем. О том, что могло бы быть, не коснись его благодать людская. Мысли были больше тревожные и грустные и не несли какой-то радости, поэтому к парковой зоне Феликс подъехал довольно мрачный. Припарковав машину, он вновь взял в руки фотографии девушки, внимательно разглядывая черты лица. «Сейчас ты не такая. Беглянка, если ты не нашла себе пристанище, то скорее всего ты похожа на оборванца, который попрошайничает на улице». Взяв в руки куртку и вернув одну из фотографий к ее личному делу, он бодро вылез из машины и зашагал через улицу, смотря по сторонам. Народу не было, улица была на столько пуста, что складывалось ощущения заброшенности. Старые, довольно обшарпанные временем дома придавали ей вид военного времени. Бегло, но довольно внимательно смотря все, Феликс увидел вывеску. Которая его привлекла. «Гостиница!? Да ладно…». Подавив усмешку от представляемых жилищных условиях в этом здании, он сунул руки в карманы куртки и зашагал туда.
     - Добрый вечер, мистер. – Он говорил четко, ясно, даже немного грубо. – Данная особа здесь не появлялась? – Он протянул за стойку, выдаваемую за ресепшн, фотографию Авроры. Растерянный старик, который явно не ожидал столь большого посетителя, да еще и нормального внешнего вида и адекватной речи, судорожно сглотнул, надевая очки. Делал он все медленно, что у Феликса сложилось ощущение, что мужик просто тянет время. – НУ!? – Громогласно, так, что наверное весь отель его услышал. Мужик растерянно икнул и отрицательно качнул головой. Ответ Гессе не понравился, однако все не должно было быть так легко. – Если появится, позвонишь мне. Если не сделаешь этого, сядешь в тюрьму. Причинно-следственную связь уловил? – Дед испуганно кивнул, держа в руках протянутую Феликсом визитку. – Что ж. И на этом спасибо. – Неожиданно добродушно улыбнувшись, парень развернулся и вышел на улицу, оставляя мужчину в полной растерянности. – Где же вы, мисс Болейн. – Он вновь бегло оглядел улицу, и, было, уже хотел идти к машине. Но прежде пустынная улица, однако, сейчас не была на столько пустынна. «Так, кто это у нас?». Впереди маячила фигура, довольно хрупкая и так похожая на нужный субъект. Покачивающаяся, словно травинка на ветру, он копошилась в одном из темных углов улицы, куда свет фонаря не проникал. Поспешив туда, Феликс все пристальнее и пристальнее вглядывался в нее, будто это бы помогло удержать ее на месте. Он хватал каждое ее движение, выискивая сходство, и, к слову, их было достаточно. Еще пару шагов, и он мог бы схватить девушку за руку. Но в тот момент, когда он оставался в паре метров от Авроры, та неожиданно рванула куда-то вперед, скрываясь от Феликса. – Стоять! – Он крикнул уже напрасно, фигура стремительно удалялась. «Такая маленькая, а быстро бегает….» Феликс побежал было вперед, но неожиданно остановился, вглядываясь в рассекающий улицу на две части поворот. «Она попытается скрыться, а значит свернет в следующем переулке. Что ж, будем умнее…» И он скрылся в темноте поворота, стремясь быстрее оказаться на параллельной улице.


В_Н_Е_Ш_Н_И_Й_В_И_Д

Отредактировано Felix Hesse (2013-08-14 14:37:44)

+1

4

Murray Gold – Doomsday
Иногда, кажется, что мир настроен против тебя. Против твоего права на существование. В такие моменты ты понимаешь, что что-то делаешь не так, что-то нарушаешь. Каждый переступает хоть раз эту грань, наплевав на все в своей жизни, положив на нее крест. Каждый второй хоть раз в жизни пробовал наркотики и почти каждый первый хоть раз, но выпивал за всю свою жизнь. Кто-то может позволить себе остановиться, кто-то не может, так как нет силы воли, а кто-то просто не хочет. К кому отношусь я? Честно, я не знаю. В моей голове эта мысль уже давно. Я вроде хочу, но не могу остановиться, а иногда переклинит, и я понимаю, что уж лучше я буду все время под кайфом, чем смотреть на этот мир глазами трезвенника. Наплевать на то, что могли думать про мою личность люди, которым я попадалась на глаза. Сейчас уже было плевать. Раньше я пыталась держать свой статус, а что теперь? Какой к чертям статус? Я уже никогда не буду прежней. Даже если завяжу с наркотиками, то не факт, что смогу вернуться к нормальной жизни не сумасшедшей. Я хорошо себя знала. Я знала, что будет так, как я сейчас думаю. Поэтому и назревает вопрос, а стоит ли завязывать? В этой жизни ничего не бывает просто так. Никогда. На все есть решение судьбы.
Почему я вообще подсела на наркотик? Накипело. Последней каплей было нападение, которое совершил один псих. Я ведь тогда действительно распрощалась с жизнью. Понимаю, что у некоторых людей бывало намного хуже, и они в отличие от меня держатся и верят в лучшее, но увы.  Я не та, за кого себя выдавала. Извините. А ведь я была когда-то частным психологом. Хотя, почему я говорю об этом в прошедшем времени? Я остаюсь им и сейчас. Просто взяла незапланированный отпуск. Совершенно не запланированный, и если не остановлюсь, то вряд ли выйду снова на работу. Хотя, я думаю, что мои пациенты уже забыли о моем существовании. Это Америка. Тут быстро забываешь людей.
А ведь скольким наркоманам я помогла? Скольких я убедила в том, что наркотики не выход из тяжелой ситуации. Мне говорили спасибо, а я в ответ желала удачи и где-то в глубине души гордилась собой. А что же сейчас? Что? Я наркоманка. Смешная до боли ирония судьбы, но, к сожалению, я оказалась слабой. Моя гордость оказалась ложной. У меня не было внутреннего стержня, который помогал бы мне держаться. Раз за разом становилось все хуже.  Я подняла голову к темному небу и сделала глубокий вдох. Было скорее душно, чем жарко. В этот момент я подумала о грозе. Сильной такой грозе, чтобы окна у зданий задребезжали. Чтобы от грома в ушах закладывало. Я хотела, чтобы дождь шел непроходимой стеной. Чтобы смыл с меня весь этот грех. Грех, который слишком сильно меня зажал в свои объятия. Но вот, увы, у дождя не было таких сил, чтобы смыть с меня это. Он не мог проникнуть внутрь меня и очистить мою душу. Слишком поздно. Я либо сама с этим справлюсь, либо продолжу жить так же, пока не умру под каким-нибудь забором. Судьба всех наркоманов и алкашей. Судьба, которая и ко мне стала тянуть свои исколотые ручки.
Раньше и подумать не могла о том, что я стану такой же. Я никого не виню, я сама в этом виновата. В тот момент мне самой надо было обратиться к специалисту, а не брать все в свои руки и полагаться только на свой опыт. Я сделала большую глупость, мне ее и расхлебывать. А ведь можно было пойти по иному пути. Жаль, что это в прошлом.
Сейчас я осознала, что память частично вернулась ко мне. Как уже было ясно, я вспомнила свою профессию и даже свое имя. Слава богу. Хоть я и не была в этом уверена на 100 процентов, но мне казалось, что мой разум стал проясняться. Конечно! После такой-то пробежки даже вспомнишь, когда у тебя первый молочный зуб выпал. Да и, наверное, когда он и вырос, тоже вспомнишь.
Я снова обернулась на непонятный звук. Нет, это был звук не от человека, а от кошки, которая пробежала мимо. Я узнала ее по сверкающим глазкам, когда она тоже обернулась, чтобы посмотреть на меня. Наверное, подумала, что я какая-то дурочка. Бегаю тут, пугаюсь чего-то, вскрикиваю. Я больше не могла просто идти, мне хотелось бежать и желательно подальше и туда, где было больше фонарей. Такие обстановки как эта меня угнетали и пугали. Воздействие наркотика делало свое дело, и я боялась, что мне опять начнет что-то мерещиться. Что-то чего я не смогу отличить от реальности. Что-то, что сведет меня с ума еще больше.
Снова я не знала, где нахожусь. Этот мужчина или эта галлюцинация напугали меня до чертиков. Я сама от себя не ожидала такой реакции. Бег был моим хобби в юности, а так я бегала три раза в неделю, ранним утром. То, что я сейчас пробежалась очень мне помогло. Мне снова показалось, что я убежала от проблемы. Возможно, что до того, как я подсела на наркотик, я бы сказала, что от проблемы убегать нельзя, ее надо решать и не бояться, не поворачиваться спиной, а смотреть ей в лицо. Вот вам и пример из моей лично жизни. Я убежала от нее. Испугалась и убежала поджав хвост. Легко сказать, но тяжело сделать. В глазах своих пациентов я, наверное, сейчас бы оказалась самым низким и лживым существом. От этого стало скверно, а еще ноги гудели. Бегать на каблуках было не так уж и легко. Но я не могла себя больше держать. От страха ноги сами порывались в бег. Сердце так и норовило выскочить из груди, а в глазах темнело. В этот момент я ощутила себя героем мультика, у которого вокруг головы крутятся звездочки, и он не может сообразить, что же происходит. Стало смешно, я ухмыльнулась.
Не прекращая быстрый шаг, я шла в вечернем сумраке куда-то вперед. Меня снова стало знобить. Мурашки бежали по всему телу, хотя я осознавала, что на улице было очень даже тепло. С каждым разом действие наркотика проходило быстрей. Сегодня оно развеялось слишком быстро. Наверное, это произошло из-за того, что у меня произошло слишком сильный всплеск адреналина. Он отрезвил мой разум на какое-то время, но думаю, что как только я успокоюсь, так сразу все вернется на круги своя.
- Эй, девушка! Ты куда? Иди к нам!- Я испуганно обернулась и заметила компанию из трех парней, которые как-то странно улыбались. На вид им было от 25 до 30. Похоже, что тоже наркоманы, но у меня не было особого желания с ними общаться. Что-то я им такое фыркнула в ответ, чего их кажется задело. Один догнал меня и больно одернул за руку, на что я ему отвесила пощечину и снова побежала. Сегодня день бега и плохих парней? Или сегодня день неудачи Авроры Болейн? Хотя одно другое дополняет. Бежать я не переставала минуты две, пока не забежала в еще более темный переулок, который напугал меня еще с большей силой и чуть ли не со слезами на глаза я снова рванула вперед, туда, где казалось, светили фонари.
офф: на самом деле все это происходит минуты 4-5. Ей кажется, что долго, но все крайне быстро.

+1

5

Знаешь, порой не важно,
как сильно ты стараешься
— всё равно всё заканчивается
плохо.

     Это напоминало погон за призраком, а как еще было назвать ту, которая под давлением дозы пыталась скрыться от реальности, от того, кто тяготел над ней грузом, призванный привлечь ее за все грехи? Она бежала, по сути, не от него, а от той жизни, в которую почему-то впуталась. От тех поступков, которые были сделаны под влиянием белого порошка. От тех слов, которые были сказаны по той же причине, от прошлого и будущего, которого у нее не было. Она еще этого не понимала, но все уже давно было предрешено. Ему не было ее жалко, он даже ей не сочувствовал. Почему? Потому что каждый делает свой выбор, осознанно, основываясь на каких-то фактах. Ее выбор был не правильный, и ей предстояло понести наказание за этот неправильный выбор, о чем тут сожалеть? Лишь о том, что девушка проявила несвойственную ей слабость и поддалась. Поддалась искушению белого плена, который заволок ее разумность, стирая грани реальности и погружая сознание в цветные сны, где самой главной проблемой является недостаток тепла, и не больше. Раньше надо было думать, что бы сейчас не сожалеть. Тот мир другой, в нем нет проблем. Феликс отчетливо помнил свое единственное путешествие в «Нетландия» для взрослых, когда случайно на одной из дискотек он все же решился попробовать закурить. Это был невероятный кайф. Все плыло, неожиданно становилось хорошо. Куда-то исчезали все заботы, а люди кругом становились добрее, приятнее, красивее. Мир сверкал другими красками и, казалось, что нет в этом мире никаких проблем, которые бы невозможно было решить одной затяжкой. Однако, на утро наступала суровая реальность. И когда эта затяжка отпускала, проблемы мертвым грузом двойной порцией ложились на плечи. За любой кайф нужно платить довольно высокую цену. Да, возможно это был выход из всех проблем человечества, но неправильный выход. Выход без выхода.
     Ему не нравилась эта погоня. Он предпочитал более изысканные поиски беглых преступников. Театральность, ее он любил больше, чем жизненную обыденность. Надо было как-то украшать свою жизнь. Чертов эстет, он даже на войне не растерял это влечение к красоте и простоте. Из всего можно было извлечь эти два слова, даже из столь неудобной и не привлекательной для них двоих ситуации. Как? Да просто. Нужно во всем видеть плюсы. Он проводил этот вечер увлекательно, хоть и не так, как планировал. Ему не приходилось сидеть дома и выслушивать очередные бредни родственников, он занимался тем делом, к которому лежала душа. Чем вам не красота? С простотой было сложнее, хотя созданная беглянкой проблема решалась в два счета, ведь его и ее подготовка явно отличались. Да и какая подготовка может быть у наркоманки еще и под дозой? Однако, бегать по заброшенным улицам, пытаясь поймать какую-то девчушку, которую он явно превосходил в размерах – не входила даже в самые изощренные планы Феликса. Ему на несколько секунд показалось, что он вновь вернулся к той работе, от которой сбежал в Афганистан. Рутинная работа патрульного не была его призванием, ибо носиться вот так за теми, кто превысил скорость – работа для одноклеточных существ, которые ни на что более не способны. А он мог. Верил, что мог. И пока у него очень даже не плохо это получалось, а разубеждать других он не спешил.
     Он бежал быстро, однако не напрягался. По его подсчетам, девушка убежать далеко не могла, не в ее состоянии. Она в любом случае свернет в следующий проулок, который ведет как раз к той улице, к которой он очень быстро приближался. Вылетев на всех порах из арки, он чуть было не столкнул парочку влюбленных, которая прогуливалась по едва освещенному бульвару. Однако, Феликсу было все равно. Наспех извинившись, он ринулся вверх по улице, вглядываясь в темноту и боясь выпустить из рук беглянку, о которой он еще точно не знал, его ли это цель, или нет. «Будет очень весело, если я гнался вообще не за тем, за кем нужно было бежать. А что, если это просто обманный маневр, и девчонка заплатила кому-то, что бы меня обхитрить… Феликс, стоп. Эта особа не на столько умна, она – наркоманка, а значит дальше своего второго пальца на левой ноге мыслить не может…. Тогда возникает много вопросов на счет личности бегуна. Почему он пытается скрыться, возможно, что-то нарушил? Что ж, тогда я могу поймать несколько зайцев в один раз, и получить хоть какой-то удовольствие от сегодняшнего дня…». Он хмыкнул, подбегая к следующему проулку. Ему хватило секунды, что бы оценить обстановку и увидеть девушку, которая напролом неслась прямо к нему на встречу. Он лишь выставил руки и в тот момент, когда она с лету вписалась в него, он захлопнул свои стальные объятия, крепко опоясывая девушку поверх рук, что бы она ни смогла вырваться. Он сжал ее очень крепко, но она барахталась в его руках, поэтому он оторвал ее от земли. Девушка повисла в его объятиях словно мешок с картошкой, который ему предстояло перенести к своей машине.
    – Захлопнулась клетка, птичка. Так что лучше не дергайся.  – Его тон был ледяной и отрезвляющий, по крайне мере он действовал, таким образом на людей любого состояния, будь то банальная истерика или истерика другого рода, однако девушка была под дозой и от нее следовало ожидать немного другого поведения. – Я тебя щас отпущу, но ты не будешь дергаться и не попытаешься убежать, тебе ясно? – Четко, проговаривая каждый слог, каждую букву, каждый звук, что бы до девушки даже в ее «пасмурном» состоянии дошел смысл всего сказанного. Конечно, он ее не отпустил, он всего лишь поставил ее на землю, пытаясь понять, что делать с той, кто ну ни как не хочет отправляться в это увлекательное путешествие до казенного дома. Он держал ее крепко и умудрялся тем временем шарить по карманам ее пальто. Удавалась это не без труда, однако Феликс и не в таких переделках побывал. Спустя пару минут в его руках уже был какой-то документ пойманной. – Так, что тут у нас… - Все еще держа ее крепко одной рукой, другой он вынес документ на свет, читая вслух. – Аврора Болейн, тысяча девятьсот восемьдесят шестого года рождения. – Парень присвистнул, разглядывая фото на документе. Это была она, определенно она. Он узнал бы заказанный объект даже спросонья ночью, а тут документ в руках и птица в клетке, удача сегодня ему сопутствовала. – Внезапно, однако. Девушка, я уже думал, мне придется гоняться за вами по всему городу, а вы выбрали столь банальное место, что бы очередной раз повидать единорогов? – В его голосе была насмешка и сарказм, а почему бы и нет. Его и правда веселила вся эта ситуация. – С сожалением должен вам сказать, что поле с единорогами на сегодня отменяется, они взяли выходной. В вашем распоряжении будет лишь рыцарская стража в моем лице и трон с наручниками в моем офисе, а завтра любезный король предоставить вам убежище с решетками, где вы дождетесь судебной кары над своими ведьминскими проступками. – И он во весь голос засмеялся. Таким беззаботным он не был давно. Словно глотнул от нее эйфории.

+1

6

Не можешь жить, займись
чем-нибудь другим.

Я ощущала себя мотыльком, который летел на свет фонаря, чтобы сгореть. И я хотела сгореть. Мне все это осточертело. Я бы не справилась сама с этим. Я слишком слабая, чтобы остановиться. Я не рассчитала своих сил. Я хотела ощутить настоящую боль, а не боль из-за ломки. Боль, которая не существовала на самом деле.  Да и не только боль я уже давно не ощущала. Все чувства стали ненастоящими и приглушенными. Кажется, что я была закупорена в какой-то прозрачный шар, который не давал полностью насладиться реальной жизнью, смотреть на людей трезвым взглядом и дышать настоящим воздухом. Сейчас каждый мой вдох бил по легким кинжалами и казалось, что еще немного и от них ничего не останется. Я все еще бежала на свет.
Какое-то нехорошее предчувствие я ощущала внутри. Что-то должно было случиться, но что? Тупая женская интуиция. На секунду я полностью погрузилась в свои мысли и очнулась только тогда, когда врезалась во что-то жесткое. Нос сильно заболел, наверное, я им ударилась сильней всего и поэтому на глаза моментально навернулись слезы.  Вот и боль. Неожиданная и настоящая боль. Нет, тут скорее не от того, что я хотела из-за него плакать, а так всегда. Стоит ударить нос пальцем и уже сами по себе слезинки скатываются жемчужинами по щекам. Конечно, было действительно больно, но я не из тех, кто будет рыдать из-за какого-то носа. Не осознав сначала, что это не стена и не столб, а живой человек, я попыталась отойти в сторону, но не смогла. Ребра загудели от боли и показалось, что они сейчас треснут. Я издала писк придавленной мышки. Стала брыкаться и пытаться выпутаться из стальных объятий. Мне было не столько страшно, сколько больно.  От каждого моего движения, становилось еще больше больнее, и я просто повисла в объятиях качка. Да, это был тот самый мужчина, которого я видела около гостиницы. Интересно, что ему было нужно? «Захлопнулась клетка.» Что? Я подняла на него разгневанный взгляд, правда через слезы было не очень удобно смотреть, но я все же сделала это и мысленно пропилила в его голове дырочку от дрели, а потом еще туда и гвоздь вбила. И еще один. Для контрольного.
- Если вы думаете, что из-за того, что я наркоман, мне нужно проговаривать все четко и чуть ли не по слогам, то вы ошибаетесь. Я все отлично понимаю. Или у вас манера разговора такая? Я бы посоветовала вам изменить немного манеру общения. Не впечатляет. – Он поставил меня на землю, от чего стало достаточно легче, но все еще тяжело дышать, так как он еще крепче сжал меня одной рукой. Я конечно пару минут назад хотела боли, но не такой. Это слишком.
Так. Что? Какого хрена он стал шарить по моим карманам? Он ничего не попутал? Сначала чуть нос не сломал мне, потом ребра сжал, а теперь еще и по карманам шарит?! Какой наглый тип. Я уже было хотела ударить его между ног, что, кстати, было очень удобно в такой ситуации,  и уже почти приготовила коленку, но вовремя одумалась. Это бы не помогло. Как бы далеко я не убежала, если ему надо, он снова бы нашел меня. От этого чувства мне стало тошно.
- Единорогов? Вы в каком мире живете, дорогой? Мы на земле и тут такие зверюшки не водятся. Не пробовали к специалистам обратиться? Они могут хорошо помочь. Или вам в детстве слишком много сказок рассказывали? Вроде такой взрослый, а все про единорогов нелепости говорите. Мне вас жаль. - Слезы, наконец, просохли, и я снова уставилась на него со злобной физиономией. Меня раздражал этот мужчина. Кто он такой вообще? Какое право имеет так со мной говорить и шарить по моим карманам? Да, я знаю, наркоманов не любят, но это не дает ему право так себя вести. Я бы сразу поняла, что убегать не стоит, зачем так жестко-то? Он, наверное, с головой не дружит.   
-Что за бред вы говорите? За кого вы меня принимаете? За обдолбаную дурочку? Да, я наркоманка, но это еще ничего не значит. - Я попыталась высвободиться, что, кстати, на этот раз у меня получилось, и со всей силы залепила мужчине пощечину, после забрала свой документ из его рук и потерла свою руку, которой нанесла удар. Она загудела, я не рассчитала. – Извините, конечно, но вы это заслужили. Вы не имеете права со мной так обращаться. Я не буду никуда убегать, но вы обязаны посвятить меня в курс дела. Зачем вы меня схватили? – правда, сейчас мне стало неловко за то, что залепила ему пощечину, но он заслужил. Мой нос и ребра все еще болели, плюс он назвал меня почти прямым текстом ведьмой. Я такое не могла вытерпеть даже тогда, когда была нормальным человеком, а сейчас я наркоманка и мне тяжелей управлять своими эмоциями, нежели раньше. Расправив помятое платье и пиджак, я откинула волосы назад и руками уперлась в бока, все еще продолжая пилить недовольным взглядом мужчину. Я плохо видела его лицо, ибо он стоял спиной к фонарям и поэтому больше походил на черную фигуру из фильма ужасов.

+2

7

— Мне так больно!
— Тогда терпи. Потому что это гораздо хуже.
Он заберет тебя на цветочные луга жаркого лета, на мягкую травку,
где ты будешь греться под солнцем.
Ты будешь чувствовать блаженство…
И ты не захочешь возвращаться в эту
промороженную дыру.
[q] Записки юного врача

     Девушка брыкалась. Ее взгляд еще не сходился на одном месте, однако действия были более четче скоординированы, нежели ожидал Феликс. В какой-то момент он даже ее упустил, за что сразу же получил пощечину. Но Феликс не был бы военным, если бы ни стерпел довольно вольное поведение наркоманки и не как не отреагировал, с усмешкой смотря, как девушка от боли сжимает руку. Ему хоть бы хны, от него отпружинило, за то красотка получила себе небольшую травму, которой Феликс почему-то несказанно радовался. «А в следующий раз будет думать, прежде чем пытаться ударить мужчину, превосходящую ее не только в росте и весе, в возрасте, а так же по другим критериям адекватности. Хотя, она удивительно адекватна для той, кто еще совсем недавно принял дозу. По ходу цыпочка со стажем и хорошей подготовкой к наркоте, ибо не всякий наркоман может себя так контролировать». Он чуть сочувственно, однако лучезарно улыбаясь, посмотрел на ее руку, сдерживая смех. Он выхватил документ обратно, быстро вертя его в руках. Незаметно для нее, он сунул документ в свой карман, застегивая его. Ловкость рук и никакого мошенничества.  Не к чему было девушке возвращать какие-то документы, удостоверяющие личность, ведь она без вариантов идет с ним.
     - Моя манера общения идеально подходит для таких особ, как ты, девочка. – Он хмыкнул, смотря на ее немного запачканную, однако не дешевую одежду. – Мда, прикид не плох. Коль деньги есть, не пробовала себе мозгов вместо наркотиков купить? – Он нахмурился, брезгливо оглядываясь и рассматривая переулок, из которого только что выскочила Аврора. – Хотя да, я забыл, мозги не продаются. – Он фыркнул, вглядываясь в темноту. Почему-то ему казалось, что за ними кто-то безустанно глазеет. Он не любил, когда его пасли, еще больше он не любил неприкрытый интерес окружающих к своей работе, поэтому придвинувшись ближе к Авроре, но очень незаметно, он продолжил слушать ее выговор в пол-уха, оценивая обстановку в переулке. – Если тебя не вштырило, я не виноват. В следующий раз будешь тщательнее выбирать поставщика дозы. Хотя, у тебя следующий раз будет ой как не скоро, красотка. Надеюсь, ты любишь оранжевую униформу. – Он хмыкнул, хватая ее под локоть. Дернув резко к себе, что практически столкнулся с ней носом, он опустился к ее уху и тихо прошептал. – Выбирай выражения, дорогая. Тебе предстоит провести со мной увлекательную ночь, поэтому думай, что ты делаешь и что говоришь. Именно от твоего поведения зависит проведешь ли ты время коротая ночь в кровати в объятиях Морфея, или… - Он запнулся, подбирая слова. Все же это была девушка, а не мужлан, которых привык ловить Феликс. И не смотря на ее довольно сомнительный статус, она требовала соответствующего обращения, поэтому Феликс слегка ослабил хватку. – Или проведешь ее прикованная к батарее, но холодном полу. – Он выпустил ее так же резко, как и схватил, стягивая с себя куртку.
     Серьезное лицо, даже слишком угрюмое. Оно было таким не специально, Гессе просто думал что делать дальше. «Везти ее сейчас в участок было не безопасно. Почему? Во-первых, она под дозой. Посадят в обезьянник. Красотка бойкая, сделает еще, что с собой. Результат – неудовлетворительный. Второй вариант, красотка под дозой. Устроит бунт, нарвется на сторожевых. Результат все тот же. Еще вариант, опять же под дозой встретится с путанами. Порежу, красивая ведь». Он еще раз бегло глянул на ее лицо, окончательно признавая свою правоту. Девушка была красива. Изрядно красива, что дух захватывало. Он любил красоту, женскую натуральную красоту, не испорченную макияжем, операциями и возможностями косметологии. «Тонкие черты лица выдавали в ней благородство и аристократизм. В прошлом веке она была бы принцессой, а сейчас стояла в затхлом переулке, накаченная порошком под присмотром человека, который обязан сдать ее в полицию». – В толк ни как не возьму, что вас толкает принимать эту гадость… ? - Вопрос про себя, но соскользнувший с губ. Он озадаченно смотрел на нее, не понимая, что тратит время зря. Что эта девушка – уже загубленный вариант. – Мисс Болейн. Вы обвиняетесь в приобретении и хранении наркотических веществ в собственных целях. Далее, вы пренебрегли залогом, а так же правом на освобождение под залог, сбежав от надзора, тем самым подставив свою фигуру под судебные разбирательства, где вам светит вполне реальный срок. И где ваш возлюбленный брат вам уже не поможет. – Он тихо вздохнул, думая о том, что еще можно сказать, но передумал. Беря Аврору за локоть, несколько сдержаннее, чем перед этим, он с напором тянет ее за собой, ведя через улицу к тому переулку, через который бежал пару минут назад. Тот, по которому бежала Болейн ему, доверия не внушал, а там где был он куда безопаснее. Он шел не быстро, позволяя девушке поспевать за собой, хотя для него это не было характерно. Он шел, не оглядываясь, а думая о своем, думая в слух. – Везти тебя в участок сейчас гиблое дело. С твоим вздорным характером и до утра не доживешь, что бы ни вляпаться в какую-нибудь историю. Тебя еще не отпустило, а значит, может дать еще эффект, сильнее. – Констатация факта, подкрепленная опытом. – Что же с тобой делать? Остается только один вариант, который мне нравится менее всего, забрать с собой. Придется провести ночь дома, и это тоже не хорошо. Еще и в компании с обдолбанной девчонкой. – Он фыркнул, осекаясь. Последнее он сказать не хотел, хотел лишь подумать. Однако, слово не воробей, вылетит не поймаешь.

+1

8

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В моих фантазиях ты закатана в цемент по самую шею.