Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Es scheint mir, dass ich weiß, wer dein Vater...


Es scheint mir, dass ich weiß, wer dein Vater...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Alexandr Wolf, Gerhard Laitermann
Место: один из баров Сакраменто с конечным прибытием в квартиру Александра.
Погодные условия: +40
О флештайме:
Очередное хреновое состояние Александра Вольфа в очередной раз завело в очередной бар Сакраменто. И кто знает, кем может оказаться твой собутыльник?

0

2

Какова может быть причина плохого настроения? По сути, для этого должна быть какая-то довольно веская причина. Ну или, как обычно бывает у Александра Вольфа, настроение решает само, каким ему быть. Да да, бывает и такое. И опять же, как бывает у Александра, портится это самое настроение ни с того ни с сего на пустом месте. Хотя, вполне можно понять причину постоянных депрессий молодого человека: работа, квартира, где нет ни единой души, постоянный пейзаж день за днем. Как тут не тронуться? Алкоголь и сигареты снова вернулись в жизнь Алекса и плотно там обосновались, показывая тем самым, что сваливать никуда не собираются. Да Вольф и не гнал их особо. Наоборот, привечал, как старых друзей, коими так и не обзавелся, в своей пустой квартире. Походы в бар стали все чаще, где Александр среди толпы людей, хоть как-то чувствовал себя членом общества. Говорите, что деньги приносят счастье? Ну ну...
Сегодняшний день был как один похож на предыдущие. Очередной День Сурка. Выйдя на улицу, Александр очень понадеялся, что хоть в этот вечер пойдет дождь и он как-то разнообразит череду бессмысленно солнечных недель. Отправился он в бар, по обыкновению пешком, дабы не размазать свое бренное тело в лепешку вместе с машиной после очередного алкогольного возлияния. Вечерело, и в парке, через который шел Алекс, постепенно прибавлялось народу. На лужайке впереди резвились дети и собаки. Молодой человек не любил ни тех ни тех. И стоит ли вообще углубляться в эту тему. Пускай себе не любит дальше. Но вот к концу парка, как назло , навстречу стали появляться папаши с сыновьями. Да специально что ли? Александр смотрел на них во все глаза и думал, думал, думал. А он с отцом гулял вот так же? Неет, Сашка жил в золотой клетке с прислугой и учителями, пока отец был поглощен своими криминальными делами. Александр очень любил отца и будет любить всегда. Он очень хотел, чтобы тот был рядом и хорошенечко так вправил мозги, дабы направить на путь истинный. Но нет. Правильно ли винил себя Алекс во всех бедах и в том, что случилось с отцом? Вот в смерти отца он уж точно не виноват. А вот в том, что был глупым сыном-да, все верно. Да и Сашка должен был принимать во внимание деятельность Вольфа-старшего и быть готовым ко всем возможным поворотам событий. Но нет, надо было ему убегать из дома в знак протеста. Какого нахрен протеста? Все ведь было, ни в чем не нуждался. Маленький идиот. Не надо было так. Да что уж теперь? Остается только вспоминать об упущенных возможностях и продолжать грызть себя, конечно же, в переносном смысле. И Вольф-младший уж точно не хотел, чтобы смерть отца стала причиной для очередной попойки. Но за упокой души выпил сто грамм горькой, а потом продолжил заливаться своим любимым. Все равно, деньги тратить не на что больше. Захмелев, Александр откинулся на спинку стула и стал осматривать народ, собравшийся в баре.
Может, пора что-то менять в своей жизни? Только вот зачем? Что изменится? Эхх, заткнись уже, Александр.
Вольф закурил и продолжил бесцельно пялиться вокруг.
Веселитесь, пока можете, идиоты. Все равно, в скорем времени вы все окажетесь в полном дерьме и беспросветной...ну вы поняли...

+1

3

Больше всего в этой жизни его раздражали беспрецедентные неудачники, к которым относился и он сам в том числе. Денег в кармане едва ли хватит на приличный зомби, миссис Томлисон просила за комнату вдвое больше, а последняя бабенка оказалась шалавой с излишне обильным слюноотделением. Жизнь повернулась к Гэрри задом, но он ничего не мог с этим сделать. А на старушку Судьбу у него уже давно не вставало, поэтому приходилось искать счастье по проторенным дорожкам. А попросту говоря – напиться до зеленых чертей, чтобы перед глазами мелькала фея, а где-то под ложечкой неприятно посасывало. В одном отличном месте ему нальют в долг, а там можно и как-нибудь выбить прощение.
Байк под ним послушно урчит, мягко следуя за каждым импульсом, за каждым движением, словно нежное и робкое животное, преданное своему хозяину. Огни большого города ослепляют, дарят что-то такое, что не может подарить ничто другое. Может, это и хорошо, что у него нет дома и нет никого, кто поднял бы панику, пропади он внезапно. Наверное, так и произойдет когда-нибудь – он выйдет в ночь, чтобы не вернуться. Раствориться в этих улицах, в этих людях, в этих чужих улыбках. И будет свободен.
Когда мама умерла – была убита! – Герхард был вынужден повзрослеть, у него просто не было иного выхода. В двадцать лет он остался сиротой (при живом отце) и в бегах, и испытал такое эмоциональное потрясение, что никогда уже не сможет стать прежним.
И теперь его единственное утешение – шум, который сводит с ума, музыка, ударяющая в виски, и слишком много табака. Гэрри привычно осматривается, по лисьи щуря шальные серебристые глаза, улыбаясь тонкими губами так лукаво, словно задумал какую-то мерзкую пакость.
И он находит свою жертву – симпатичный паренек со вселенским раздражением на светлом лике. «Богатенькая сволочь», - с легкой насмешкой думает Гэрри, но присаживается рядом, совершенно не смущаясь при этом.
- От чего повесил нос, о прекрасный юноша? – Скаблится он. – Марли, пару зомбаков сваргань, а-ха? Пожалуйста, а? – Он делает щенячьи глаза, но в глубине танцуют румбу обнаженные черти. – Или жизнь наскучила настолько, что все вокруг стаей гиен кажутся?
Ярко-алые волосы взлохмачены, улыбка не сходит с лица, натягивая тонкую и бледную, словно пергамент кожу. Конечно, Гэрри не был красавцем, но обаятельным на все сто. А ему ничего не оставалось, кроме как хорошо выглядеть и добиваться своего любыми возможными способами.
- Хей, я не враг тебе, - поднимает брови, улыбаясь и пододвигая стакан с любимым напитком. Во всех барах его готовили замысловато и странно, но здесь был чистый абсент и чистая самбука, ну и плюс совсем немного тоника. – Я просто хочу немного побалакать, а то что-то больно скучно мне.

+1

4

Александр выкурил уже половину пачки, а ночь только вступала в свои права. Но это последнее, что волновало на данный момент. Внимание молодого человека привлек парень с ярко красными волосами, который с хитрым прищуром осматривал посетителей бара.
Эй, это мое занятие пялиться на народ!
Хотя, он может просто кого-то ищет. Красноволосый подошел к (ЕГО!) столику, Алекс нахмурился, ему совсем не нужны были гости, а потом парень в наглую подсел к нему.
-Весьма поражен вашей смелостью с нотками наглости, которые позволили вам подсесть за столик к незнакомому человеку,-с легкой усмешкой отозвался Александр на слова парня. Потом он откинулся на спинку стула и достал из пачки сигарету. По молодости у Алекса были такие друзья, плевавшие на устои и банальные приличия. Да и он сам иногда вытворял такое, о чем сейчас даже вспоминать стыдно. Хотя, возможно, Вольф просто завидует этому "уличному панку", ведь сам давно забросил старые забавы. Ох, как он сейчас был бы рад забить пару косяков и в путь. А вместо этого он сейчас прожигает парня взглядом мрачного упыря из подземелья, иначе чем еще вызван этот нездоровый цвет кожи, ну, не считая курения.
-Стаей гиен,-протянул Александр, крутя в длинных пальцах сигарету,-точно.. Вот как я еще не обозвал этот веселый сброд. А ты чего довольный такой? Неужели, настроение хорошее такое? Честно? Не был бы так измотан, убил бы тебя на месте.
В планы Алекса не входило бросаться на незнакомца, наоборот, он мог бы скрасить очередную ночь попойки. Но парень совсем уж неожиданно подошел и вырвал Вольфа из своих мыслей, поэтому-то он и разозлился.
-Мне тоже скучно, даже до омерезения тоскливо, я бы сказал,-продолжил Александр более миролюбиво,-знал бы ты, что такое видеть каждый день одно и тоже с точностью до самой идиотичной детали.
-Что это?-Вольф с недоверием осмотрел напиток. Пахло абсентом и тоником. Он же предпочитал, морщась, пить залпом по стопке чистого абсента, закусывая лимоном. А вот всякие коктейли, как и хорошее настроение осталось в прошлом.
-Как зовут тебя, чудо красноволосое?-Александр выдал что- то наподобие улыбки. Парень был богат на мимику и движения, да  и поболтать был горазд, так что, иначе как чудом, назвать его не пришло в голову. Да и желание пристукнуть его отпало.

+1

5

Строптивость нынче в моде. Как и яркие волосы, как и ехидные улыбки – все это часть образа, который вечером протирается тряпочкой и ставится на полочку. Гэрри лениво улыбается, хотя, кажется, эта улыбка не покидает его лицо ни на секунду. Он не любит откровенность, но лгать готов сколько угодно. Придирчиво рассматривает коротко стриженные ноготки, отполированные до блеска – маленький фетиш на пальцы и ногти не оставляет в покое. На деле Гэр не ощущал себя тем самым наглым парнем, просто он действительно не ощущал за собой вины в том, что вторгся в чужой мир.
Они топили его корабли. Они жгли кончики пальцев и говорили, что боль пройдет. Теперь Герхард научился делать больно сам. Вот только больше некому – пропил он окружение свое.
- А что в этом такого? – Брови взлетают под волосы, демонстрируя яркое удивление Гэрри, но потом он смеется. – Брось, я же не флиртую с тобой, а всего лишь хочу скрасить твою грусть.
Альтруизм как единственно возможная константа? Брось, Гэрри, тебя просто зацепило что-то в этом парне, который смотрит на тебя и явно не видит, что вы почти ровесники. Лайтерманн всегда выглядел моложе своих лет, что порой играло на руку, а иногда ставило раком и имело во все места. Маленького ведь легче обидеть, да?
- Настроение? Жизнь дерьмо, все бабы бляди, солнце – ебанный фонарь, - честно говорит он, пожимая плечами, осторожно охватывая губами тонкую соломинку, которая упруго скользит между крупными кубиками льда. – Прямо таки и убил бы? Какой самонадеянный и милый мужчина, - Гэрри умильно подпирает щеки кулаками. – Брось, я ничего такого не сделал, чтобы меня хотелось убить.
Конечно сделал – он нарушил чужие границы, но разве можно его в этом винить? Если ты выходишь в люди, ты должен ожидать, что они будут с тобой говорить. Правда, страшно? Герхард качает головой, достает свои сигареты и закуривает, попыхивая крепким табаком. Внутри все мерно покачивается от первых глотков крепкого коктейля на голодный желудок, но Гэрри чувствует себя почти счастливым.
- Это хороший коктейль, который выносит мозг, хотя разрушает желудок капитально. Абсент – зеленая фея снов, которая приходит только к тем мальчикам, которые хорошо себя вели, - доверительным шепотом сообщает Герхард, жмуря чуть потемневшие глаза. – Самбука. Безобразная старуха с подожженным плащом, пахнет анисом и чем-то отвратительно сладким. Но в сочетании с абсентом играет и превращается в нечто, зажигающее сердца. Твое же сердце потухло, да? У тебя глаза мертвые, - поясняет Герхард. – Я такие же видел на протяжении девяти лет в зеркале, а теперь я туда просто не смотрюсь и не знаю, что стало с моим внутренним я. Меня зовут Герхард, но лучше просто Гэрри – не люблю свое полное имя, его трудно выговорить. А ты? Кто ты?
Он помешивает напиток в стакане, потом вытягивает кончиками пальцев подтаявший лед и тщательно обсасывает его, чтобы потом вновь бросить в алкоголь и присосаться к трубочке. Потом смачный затяг сигаретой и довольная морда с совершенно блядской улыбкой.
- Брось, ничто не потеряно, пока ты еще дышишь. Как сказал мой старый знакомый: все можно пережить, кроме смерти, - Герхард тушит сигарету и практически сразу закуривает еще одну, смачно, со вкусом затягиваясь.

+1

6

-Хм, мужчина? Я ни хрена не старше тебя,-ох как Александр ненавидел это обращение. Ему казалось, что так обращаться стоит к видавшим виды людям. Хотя, один его взрослый знакомый совсем не таков и ему не припишешь определение "великовозрастный". Алекс отчаянно не хотел стареть, ему уже паранойей мерещились морщины и ближайший дом престарелых. Конечно, с виду ничего  такого и не было в помине. Он просто не выглядел сопливым мальчишкой. Возмужал, но не постарел. Разве старики имеют ярко черные родные волосы и ясные глаза без признаков ближайшего затухания? Александр, ты идиот! Подними задницу и в бой! Перед тобой столько возможностей, а ты... Эх.. Вот взглянуть на этого красноволосого парня, энергия так и прет из него, а ведь видно, что он перешагнул черту юношества. Почему же его не мучают те же вопросы, что изводят ежедневно подсознание Вольфа? Александр хотел быть вечно молодым, вечным оторвой. И у него это поначалу получалось. Но что-то в нем сломалось потом. Что-то не дает нужным эмоциям и действиям выход наружу.
-Как ты умудряешься улыбаться постоянно?-спокойствие, Алекс, не все потеряно. Например, ты не замечал, что из тебя так и прет юношеский максимализм? Что мир то дерьмо, то рай с пони, что люди то хренов сброд, то дай обниму?
Мертвые глаза. Точно, вот в чем дело. Десять лет назад не было такого. Неет, у парня глаза совсем не такие. Что сподвигает людей идти вперед?
-Я прекрасно знаком с зеленой феей, она мне уже года три как сказки рассказывает на ночь. Я стал с ней чаще видеться в последнее время. А вот в коктейле я сие не пробовал,-молодой человек взял трубочку и осторожно сделал глоток, едва прикоснувшись губами к тонкому пластику.
-Хороша, дрянь!-не зная почему, Алекс засмеялся. Он этого не хотел совсем. Может, это намечающийся нервыный срыв или действие напитка? Да вряд ли последнее.
-Я Александр. Что обо мне еще сказать?-продолжил молодой человек, посерьезнев.
-Хватит мне смертей за мою жизнь,-снова подъем настроения, совсем не запланированный Вольфом,-твоя улыбка перебивает мне все желание жаловаться на жизнь. А ну, скажи, что у тебя все плохо. Я настроен поговорить по душам.

+1

7

«Привет, меня зовут Гэрри и я мудило», - так бы Герхард начал свою автобиографию, если бы он не был настолько ленив, чтобы ее писать. Но таланта к написанию серьезных вещей у него не было, да и природная скромность не позволит возвеличить его ничем непримечательную личность в веках. Гэрри недобро фыркает, Гэрри жмет зубами трубочку, высасывая самые последние, самые сладкие капли коктейля, облизывает губы.
- Ты хочешь, чтобы я назвал тебя мальчиком? – Хохотнул. – О боже, это так пошло – мальчик. Ты не старше тридцати, но уже даже не парень. Ты – мужчина. Разве это плохо? Я всегда хотел выглядеть старше, а ведь мне двадцать девять.
Лайтерманну становится скучно, он поднимает руку, прося повторить коктейль и опять дублируя его, потом возвращает свой взгляд на собеседника. Не его тип – слишком сладкий, слишком липкий, слишком погруженный в свой иллюзорный мир печали и боли. Но что-то цепляло, что-то заставляло не сворачивать удочки в сторону более интересной особи, а значит, надо пользоваться этой заинтересованностью. Герхард пробегается кончиками пальцев по волосам, прихватывая алые прядки, вновь растягивает губы в привычной улыбке-защите.
- Улыбка – идеальная маска. Почему, думаешь, клоуны всегда улыбаются? Неужели они все так любят маленьких кричащих ублюдков? Нет, Александр, они просто делают свою работу, - лицо Гэрри вмиг становится серьезным, серые глаза наполняются льдом, но все меняется вновь: привычная улыбка скользит на тонкие губы. – Улыбка – ключ от всех дверей, понимаешь?
А еще ему нравится смеяться над этой жизнью, тогда не так горько просыпаться по утрам. Тогда есть для чего открывать глаза, смотреть в потолок, где невесомо затаивается твой сон. И его никак не поймать.
- У меня все хорошо, - уверенно говорит он, ухватываясь за новый стакан с зомби. – Ну, смотря, что назвать «хорошо», на самом деле. У меня нет дома, нет работы, я почти нищий и живу  в долг. Да пиздец же, я почти полностью несчастный человек! – Герхард расхохотался, затыкая смех очередной сигаретой, дымя, словно паровоз. – А что тебя гложет такое, что столь печален лик?

Отредактировано Gerhard Laitermann (2013-08-15 21:28:32)

+1

8

Александр мысленно закатил глаза:он снова назвал меня мужчиной. Да молодой человек я!
Да, Вольф зациклен на возрасте и это уже не исправишь. Он угрюмо посмотрел на Герхарда, все еще удивляясь его выдержке в плане эмоций. Эх, да Алекс и сам порой прибегал к помощи маски-улыбки. Так, конечно же, жить проще, никто в душу не заберется и не нагадит там, как енот, пробравшийся в дом, пожравший все, что видел и нагадивший везде, где его припер естественный инстинкт. Да, полно в мире гадов и гадости. Что же касается данного собеседника, то, пожалуй, пусть живет.
-Я не просил, чтобы ты звал меня мальчиком. Это бредово в мои тридцать. Если уж так хочется в обращении указать мою половую принадлежность, то я посоветовал бы "молодой человек". А вообще, лучше по имени. Не понимаю, почему ты хотел выглядеть старше, у меня до сих пор детство в заднице играет и я даже рад этому иногда.
Что ты несешь, хренов Питер Пен? Детство у него, видите ли, играет!-вякнуло подсознание, Александр привычно отмахнулся от него. Хотя, после возлияний данного напитка, еще и Тинкербелл примерещится как нечего делать.
Александр махом допил коктейль и продолжил:
-Ненавижу клоунов. И маленьких ублюдков тоже. А вот ты меня не бесишь. Окружающие достали, а ты пока нет. Ты же немец, да?-Вольф довольно улыбнулся своей проницательности. Акцент не скроешь, как ни крутись. Его произношение тоже не отличалось чистотой звуков и слов. Было бы здорово, если это кажется правдой. Увидеть земляка-большое счастье.
-Как ты не спился с такой жизнью?-Александр заказал чистого абсента, как-то непривычно ему мешать сей напиток с другими ингредиентами.
Тонкие пальцы извлекли из пачки сигарету, слегка ее повертев. Хорошо, что Герхард тоже курит, а то бывают неженки, которых не устраивает запах табака. А вообще сизый дым прекрасен, не многие ценят его прелесть. За ним, например, не видно мерзких рож, которые раздражают в определенный момент. Сделав затяжку, Алекс выпустил дым изо рта, понаблюдав некоторое время за ним. Люди  подобны дыму. Жизнь подобна дыму. Так есть ли смысл лезть из кожи вон, будучи облачком дыма, жизнь которого проносится в несколько секунд?
Вольф закинул в себя стопку и поморщился, потом снова сделал затяжку. Все это время он рассматривал нового знакомого.
Что-то похуже у тебя произошло в жизни, Герхард. Уж я-то знаю.
-Я бы не стал применять слово "гложет", скорее, я просто с этим живу,-на мгновение стало дурно, когда вспомнилась причина начала попойки. Да и смех Герхарда пришелся не ко двору.
-Ты несчастный?-вскинул брови Александр,-Мой отец был главой мафии, мать была его помощницей. Ее я почти не помню, потому что ее убили противники. Отца убили, когда мне было семнадцать. Я сбегал из дома, принимал наркотики, пил. Мне до сих пор стыдно за то, кем я был. До сих пор совесть гложет! Я даже не попрощался с ним! Я даже не знаю, где могила моего отца, потому что сразу после известия об убийстве мне пришлось навсегда покинуть страну. Не знаю, чтобы было, если бы этот человек меня не спас. Я лечился в клинике от наркозависимости. Теперь мне тридцать, у меня нет никого и скоро сдохну.
Закончив тираду, Александр хлопнул еще пару стопок, окончательно хмелея.
-Как видишь, тебе живется получше, возрадуйся,-проговорил Алекс, усмехнувшись.

+1

9

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Es scheint mir, dass ich weiß, wer dein Vater...