Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » За первые 43 секунды знакомства мы определяем человека.


За первые 43 секунды знакомства мы определяем человека.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.bomond.uz/userfiles/1/images/ar123795653351147.jpg
Участники: Summer Moore&Friedrich Hesse
Место: парк.
Время: три месяца назад.
Время суток: день.
Погодные условия: теплое солнышко, на небе ни одного облачка.

О флештайме: Найти своего человека всегда сложно, но поиски этого человека...вещь приятная, а также занимательная. Кто-то хочет найти друга в дорогом баре за углом, кто-то ищет его в соседнем ларьке за домом, кто-то в библиотеке, а Саммер все так же прогуливается по парку. Мы-творцы. Мы совершенно незнакомы, но это не мешает стоять и изумлено глядеть несколько секунд друг на друга.

+1

2

Время настигает каждого.

-Кётер, иди сюда. – Она заходит в кусты и устало разводит руки, убирая ветки, заслонившие обзор и, черт подери, мешающие найти пса. Где-то неподалеку раздался в меру дружелюбный лай, извещающий о том, что щенок уже переместился в другую точку, в то время как Саммер копошилась в кустах. Это потихоньку начинало надоедать. Нет, подарок Тоби являлся для нее самым любимым за все ее годы жизни. Щенок американского страффордширского терьера, который изначально чуть ли не вмещался в ладонь старшего брата, постепенно рос, а вместе с тем,  пропорционально заставлял свою хозяйку все больше уставать и нервничать. Она до сих пор помнила свои эмоции от получения данного подарка. Если девушки хотят завести себе собаку, то это обязательно должна была быть болонка или маленький вшивый, по мнению Саммер, йоркширский терьер. Она же, как будто брат читал ее мысли, получила в подарок особенную боевую собаку. Теперь и мучилась. Знала ведь на что шла, клянча у старшего брата – фанату подобной псины –  большую собаку. Только, жаль, не учла, что она совершенно не приспособлена к жизни в квартире.
- Шавка, мать твою. – Пробормотала шатенка и с легким недовольством, потирая спину, вылезла обратно на дорожку. Раньше с управлением собакой помогал Тайрус, но сейчас, как бы это не звучало, он не присутствовал в жизни девушки. Получив приятную сказку, совершенно нереальную для данного мира, он внезапно превратился, в то, что Саммер боялась больше всего – будущее и определенность. И не она сбежала от этого, она бы справилась, а он сам. Оставив ее наедине с Кётером и помятыми шелковыми простынями, которые каждый раз напоминали о том, что ничего идеального в мире не существует. Давили на точки. Показывали реальность. Уничтожали изнутри. А она все так же не могла выкинуть это в мусорное ведро, посылая все к черту. Глупая Летняя, что с тобой происходит? Окстись!
Дни менялись за днями. Саммер работала, все чаще углубляясь в компьютер и всемирную сеть, надеясь таким образом скрасить свое маловажное, как она считала, существование. Постоянно присутствовало чувство, что она должна все это изменить, должна начать жить так, как жила до этого, но ей был необходим толчок, удар под дых, иначе, она уже знала, это грозило превратиться в апатию. Сегодня, в очередной раз, она пообещала себе, честно-честно, что откроет для себя что-то новое. Но разве это возможно, ища в кустах пса, виляя пятой точкой на дорожке, где ежедневно проходит сотня людей.
- К черту тебя! – Сквозь зубы прошипела она. – Найдешь меня, если захочешь жрать, Кётер. – Уже чуть громче объявила она и поплелась по дорожке. – Не еби других блохастых, идиот. – Опять обратилась она к исчезнувшему псу и сложила тяжелый поводок. Вот зараза!
Саммер, слегка задумавшись, побрела вперед, оглядывая пейзажи, которые она видела сотни раз до этого. Этот парк ей нравился. Он не являлся популярным местом для окружающих ее людей, что дарило ей спокойствие и умиротворенность. Рано утром тут проходили люди, спешащие на работу. Еще реже они возвращались таким же путем, предпочитая прогулке по свежему воздуху духоту общественного транспорта. Она хотели быть рядом с другими людьми, ближе к обществу, стараясь находиться в курсе событий своих соработников и соседей. При каждом удобном случае они говорили. Они говорили о том, что у них на душе. Они говорили о том, что твориться вокруг. Сучка Джонсов остепенилась. Новость! Кларисс сбежала из дома. Новость на целую неделю! Эвансы переезжают в новый дом. Обсуждение! Почему они на это  решились? Что их вело? Говорят, что у мужа Эванса есть любовница, которая донимала его звонками и сообщениями на автоответчик, вы слышали это?
А Саммер же нравилась тишина и спокойствие этого места. Имея профессию журналиста, вынуждающую лезть в чужую жизнь, ей совершенно не хотелось присутствовать во всем этом хаосе когда она не на работе. Этот парк стал таким местом. Конечно, этот парк не был единственным таким, но ближе к дому был именно он. К тому же, тут не было сладострастных старушек, которые кричали о том, что Кётер на них накидывается, клацая своими невыносимо острыми зубами около самых их лиц.
- Кётер, вернись! – Через некоторое время опять начала Саммер, продолжая идти по вытоптанной тропинке. С двух сторон периодически появлялись пустующие лавочки. Такие же старые, как весь этот парк. Наверное, они несли в себе целую историю. Каждая царапинка или сбитая краска что-то да значили. Кто-то отмечал тут свой праздник. Кто-то ждал тут свою любовь того времени, кутаясь в теплую куртку с меховым воротом. Дни рождения. Праздники. Они всегда что-то хотят, люди. А лето остается в этом месте навсегда. Тихое и незаметное.
Саммер уже осточертело ждать пса. Честное слово, он был невыносим. Убегал по первому случаю. Помнится, даже, Мур, когда вышла погулять с ним перед сном, ждала его полночи. Ну и к черту.
Фыркнув себе под нос, Саммер, расправив плечи, вышла на главную тропу. Чуть ускорив шаг, она озиралась по сторонам, краем глаза вылавливая шаловливую шавку без должной дрессировки. Через некоторое время она достала из сумки бутылку холодной воды. Когда она доставала ее дома из морозильника – там был лед, сейчас же его не было. Прикрыв свои глаза, продолжая сжимать бутылку, вслепую, она направилась дальше.
Поворот. Еще один поворот. Тут рядом должна быть лавочка, на которую она могла присесть и отдохнуть. Совершенно инстинктивно она направилась прямиком к ней, но резко остановилась. Открыв глаза, Саммер заметила мужчину, спокойно читающего книгу. Хватит с нее незнакомцев. Она молча покачала головой и села на край лавочки, откинувшись назад и выпрямив ноги.
Собака все не появлялась, а Саммер, вместо того что бы отдыхать, все более возбуждалась. Ну не могла она вот так просто сидеть на одном месте. А тут даже не покричишь. Не позовешь собаку, ведь тогда отвлечешь человека от чтения. Кстати…
- Что за книга? – Неожиданно для себя и, наверное, для собеседника, рассекая тишину своим легким голосом, поинтересовалась Мур, пододвигаясь чуть ближе к центру лавочки. Она, чуть склонив голову и прикусив нижнюю губу, совершенно наглым образом пыталась заглянуть в книгу и прочитать хотя бы пару строк.
Случайный взгляд на мужчину. Раз. Прошла секунда. Она выпытывающие смотрит на него, не обращая совершенно никакого внимания на его лицо. Два. Он с каждым разом становится все четче и четче. Саммер вполне спокойно сможет узнать его на улице города, если случайно встретит. Три. Его возраст, черты лица. Примерно, она представляет уже сколько ему лет. Отчет пошел.

Отредактировано Summer Moore (2013-08-19 04:23:05)

+2

3

Для кого-то выходные проходят в унынии, ведь что-то задуманное воплотить не удалось, а вот у Фридриха выходные проходят в других мирах, как бы это странно не звучало. Полюбившийся парк, в котором зачастую гуляли лишь старики и какие-нибудь подростки, выгуливающие своих собак, стал для него каким-то особенным местом. Здесь можно было посидеть с книгой в единственный свободный день на неделе, отвлечься от «трудоемких» рабочих будней. Вот и сегодня удалось погрузиться в атмосферу тематического парка. Атмосфера в сегодняшней книге напоминала старую добрую Англию, в которой практически всегда шли дожди. Там темное небо было исполосовано чем-то белым. Те полосы в его фантазии напоминали огромную скрипку, а то и арфу. И, собственно говоря, на этих струнах мог играть лишь сильнейший ветер. Время от времени мужчина возвращался мыслями в этот современный парк в Америке. И, порой, такие внезапные «пробуждения» приносили маленькое разочарование. Прямиком из Англии в США. Что может быть печальнее? У него есть еще несколько часов на то, чтобы закончить эту книгу, ибо Паланик все же надоедал своим творчеством второе воскресенье.
Парк – тихое место, если, конечно, это не парк аттракционов. Настолько тихое, что тут редко можно услышать даже пение птиц, а о людских разговорах стоило бы вообще промолчать. Но только не сегодня. Раздраженный женский голос звал кого-то (а может что-то?). Мужчина недовольно оторвал взгляд от книги, в которую только-только  успел погрузиться. Она, на самом деле, была куда интереснее чем то, что происходит  вокруг. Именно с этой подругой из четырех ста  листов ему отдыхалось. Слишком много он сделал за эту неделю на работе. Пропади бы пропадом та, которая нарушила этот покой. Мне вот интересно, я не успею встретить подобное? Интересно, тут было достаточно много убийств? Еще и на кого-то кричать. Да черт возьми, отдохнул Гессе, молодец. Встретил бы с кирпичом
Тяжело вздохнув, мужчина театрально закатил глаза. С трудом глотая свежий воздух, Фридрих вновь раскрыл книгу, принимаясь за повторное чтение. Вроде стало тихо, как и раньше. Мирно. Только вот из головы не выходил этот довольно громкий женский голос, не выходило что-то/кто-то с именем Кётер. И вновь под завязку загружена голова. Тряхнув ею, Гессе резко перевернул страницу, от чего та надорвалась. Хрупкая испорченная бумага собственными руками, которую уже не восстановить. Внимательно оглядев книгу, он все же принялся дочитывать ее, пытаясь оградиться от мира иного.
Возможно, лет десять назад, он взял бы в руки какую-нибудь книгу с жанром фантастика. Окунулся бы в мир огромных темно-зеленых драконов, рыцарей, королей, а потом бы продолжал неспешно, в течении двух месяцев, ходить по страницам этой книги, как делал раньше. Такие волшебные книги никогда не загружали разум несусветным количеством идиотизма, а вот Чак, Кинг и еще несколько писателей-ужастиков только и делали, что грузили голову. Возможно, нынешние книги в книжном шкафу Гессе можно было отнести к детективам, ну, если хорошенько их перечитать и вникнуть во всю эту толстую суть. Уже четвертый  час Фридрих твердил себе, что по приходу домой он выкинет эту книжку куда подальше. А может и сожжет. Такие глупости написаны, что хочется залиться громким смехом, но  вот как на это взглянет тот старик, гуляющий с той огромной собакой? Или же та, то ли сердитая, то ли обеспокоенная (то ли все в одном флаконе) девушка? Они взглянут на Гессе как на сумасшедшего мужика, проводящего весь день на этой старенькой деревянной лавке.
Хотя же – нет. Вряд ли тот дедуля придет в шок, ведь такая картина внезапного смеха уже представала перед ним. Как странно, и он и Фридрих уже сколько недель видят друг друга, а ни один ни другой не отважился заговорить. Понимание того, что этот незнакомец видит его за все время намного больше, нежели сестра или брат – не давало покоя. С одной он виделся изредка на работе, а с Феликсом? Раз в две недели, но не больше. По сей день Гессе считал, что несет всю ту же ответственность за них обоих, но вот то, что эти двое уже добились  многого во всех смыслах слова, ни капли не заботило мужчину. Видимо, так  на нем сказывается возраст и отсутствие детей, отсутствие жены.
Тихие шаги, которые приближались с каждым мгновением, а потом же он мог заметить приближающуюся девушку. Тяжелый взгляд пал на него, а позже и сама незнакомка уселась на скамью. Та, как показалось Фридриху, была заинтересована. И что главное – не проронила ни одного слова даже после того, когда бесцеремонно пододвинулась ближе, приглядываясь к  книге. На лице мужчины заиграла легкая улыбка. Так странно было понимать, что тебя уже разглядывают оценивающим взглядом. Очень внимательно, ни упуская ничего. Резким движением Гессе захлопнул книгу, отложив рядом, а со временем повернулся к той самой.
-Чак Паланик. Удушье. Хотя не такая хорошая книга, как ожидалось, - отчеканил Фридрих, забрасывая ногу на ногу. Книга с грохотом съехала с деревянной скамьи, упав и раскрывшись на земле. Либо мне кажется, либо эта книга несет с собой лишь какую-то дрянь? Тот тяжко вздохнул, потянувшись к упавшей литературе. Его бы воля и плохое воспитание - прямо сейчас закинул эту еренду в тот дальний фонтан, или же в ту речку, которую не было видно на горизонте.

0

4

Кошку сгубит любопытство. Когда вы еще дети, вам говорят нечто подобное ваши родители, чтобы вы не совали свой маленький курносый носик куда не следует. Казалось бы, все просто, но бывают люди, которые наступают на грабли снова и снова. Саммер была одним из таких людей. Самое ужасное, что она и сама это понимала, но бороться с этим недугом у нее не выходило, как бы она не старалась. В своей профессиональной деятельности она еще сумела умерить свой пыл, понимая, что если не сделает этого, то получит только больше проблем, добившись того, что постепенно чрезмерное любопытство на работе спало на нет. В жизни же все обстояло гораздо сложнее. Наверное тут играла роль ее неусидчивость и жажда узнавать все новое.
Некоторые уроки, касательно сгубленных кошек, она все же усвоила. Не сажай к себе в машину раненую девушку, говорящую на русском языке, иначе станешь участвовать в гонке за жизнь. Ну, или, не копай под преступников, желая спасти из тюрьмы невиновного человека, иначе окажешься связанной в его логове. И уж тем более, никогда не знакомиться с людьми в парке. Парк – самое омерзительное место для знакомств. Уж Саммер то знала это, у нее  был печальный опыт, который до сих пор скреб когтями по ее сердцу. Но сейчас, то ли от скуки, то ли из-за нервов, которые ей потрепал Кётер, она опять начала заниматься тем, чем не следует. Слава Богу, что это всего лишь в легкой форме.
Она продолжала смотреть на мужчину, сосредоточив свой взгляд и делая мысленный портрет – привычка психолога и журналиста. Иногда это раздражало людей, когда она вот так вот смотрела на них, будто пыталась залезть в голову или в душу, но сама она не могла с собой ничего поделать. И лишь легкая улыбка, появившаяся на его губах, привела Саммер в чувство и вывела из состояния наблюдения. Оторвавшись от него, Мур с легким недоумением, перевела взгляд сначала на его руки, а затем, слегка кашлянув, проронила – Извините.
Ее уголки губ изогнулись в виноватой улыбке нелепой случайности и она, бросив еще один взгляд в его глаза, резко распрямилась и отсела, положив руки на колени и уставившись на небольшую полянку впереди. Сидя вот так, как провинившаяся школьница, шатенка вздрогнула от звука захлопнутой книги и с немым вопросом изогнула бровь, однако к мужчине она пока больше не поворачивалась, предпочитая не лезть в личное пространство со своими не всем понятными заскоками. По крайней мере, первая она не начнет.
Кажется, она уже видела этого человека в парке. Он тут не частый гость, но всегда сидит, погрузившись с головой в книгу, или смотрит на деревья или ясное небо. В непогоду она его тут не встречала, да и кто выйдет гулять в пасмурную погоду? Подростки, да и бедные владельцы собак, которым приходилось вылезать из теплых прогретых электрическими обогревателями квартир в любую непогоду. Если бы собака у нее появилась не здесь, а в Лононе, то девушка бы уже от нее избавилась. Мягкий климат и отсутствие стереотипного лондонского тумана не меняет годовой температуры и там гораздо холоднее чем тут, в Сакраменто.
- Паланик? – Переспросила Саммер, открывая бутылку с водой и делая из нее небольшой глоток. Немного подождав, она закрывает бутылку и кладет ее на край лавочки. Туда же кладет поводок чертового пса. Занимаясь журналистикой, шатенка столкнулась с тем, что ей необходимо читать. Вообще она и до этого много читала, но после того, как взялась за свою профессию, то начала проглатывать книги с большей скоростью. Среди них было много хорошего, но так же и много плохого. Современная литература не всегда блещет изысками. Паланик же явного негатива у нее не вызывал. Просто казалось, что временами он пишет ни о чем, пытаясь писать обо всем.– Плохой вариант для такого дня. – Последний раз Мур читала его, сидя в бесконечной пробке. Он лучше всего помог ей не испытывать тогда ненависть ко всему окружающему и не проклинать водителей, сидящих в других машинах. Она обводит взглядом парк, пытаясь заодно углядеть своего Кётера, но его так же нигде нет.
Я даже не удивлена, что вы о ней такого мнения. Да и вообще… - Она проследила за падением книги, чуть дрогнув в ее сторону, но вовремя остановившись, и подождала, пока мужчина поднимет ее. – Выбросите ее. – Девушка указала рукой на ближайшее мусорное ведро и нахмурилась, словно вспоминая что-то, а затем медленно кивнула и весело улыбнулась. – Самое начало. – Она поясняет: -  Жизнь проходит, пока вы читаете то, от чего вас отговаривают в самом начале. Дальше лучше не будет. Глупый мальчик так и останется глупым мальчиком. Поэтому, если уже сейчас такое мнение, то избавьтесь от нее. Лучше она не станет.  Хотя… Это лучше Снаффа.
Она пытается точнее вспомнить содержание упоминаемой книги. Касси Райт и шестьдесят мужчин. Не менее одного возможного сына и одна реальная дочь, оставшаяся у разбитого корыта. Книга, которую ни в коем случае нельзя давать в руки своим детям. Необходимо прятать ее как можно дальше. Лучше всего в сейф. – Дневник – неплохое произведение у него. – Опять начинает Летняя, уже повернувшись к голубоглазому и продолжая весело улыбаться, хотя и прекрасно понимала, что может столкнуться с непониманием или безразличием в ее адрес. Это может вывести ее из привычной колеи, но ненадолго. Если человек не расположен к разговору, то и заставлять его она не собирается.
Весь его вид говорил о внутреннем недовольстве, даже не смотря на эту недавнюю улыбку. Во первых, она скорее всего уже отвлекала его до этого, когда звала Кётера, во вторых она нагло села рядом, даже не спросив разрешения и сунула нос в его книгу, опять же, без разрешения, лишь бросив вопрос о названии и авторе книги. В третьих, книга явно не нравилась мужчине. Он будто и не хотел ее поднимать с земли, а если бы еще мог, то пнул бы ее куда подальше, а, может, и в правду выкинул. Даже если он последует ее совету и сделает это, то она навряд ли удивиться. Единственное, что само выкидывание книги, заставляло Мур немного нервничать. Она питала к ним особую любовь, даже обожание. Первым делом, как она переехала в квартиру, она заполнила огромные полки различной литературой. Это была ее маленькая гордость и она не планировала останавливаться на достигнутом.

Отредактировано Summer Moore (2013-08-20 04:22:28)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » За первые 43 секунды знакомства мы определяем человека.