Облазил каждую улочку - и ему стало скучно? Выходило, что для Джозефа его перемещение было почти что расширением сферы деятельности, если бы она не начиналась с чистого листа, и в Лос-Анджелесе у него оставалось бы что-то на той территории, что продолжало бы удерживать его на ногах; но нет - парень попросту заскучал, не получая новых впечатлений. Типичная логика молодых преступников - там, где опытные начали бы закрепляться, создав себе почву, новички готовы были всё бросить и идти баламутить воду где-нибудь ещё, не завершая дел до конца. Гвидо хорошо знал Сакраменто, но никогда не бросался словами так же легко - даже хорошо зная все или почти улочки и переулки города, все дороги и места, через которые они проходят, время от времени он встречал что-то новое, и совершенно не собирался никуда уезжать из города, чтобы пытать счастья где-то ещё. На изучение города у него к данному моменту ушло двадцать лет, есть брать во внимание только криминальный стаж. И чем подробнее он знает этот город сейчас и чем подробнее будет знать его в будущем - тем лучше для дел, которые он делает, неважно, что именно это за дела. Знания никогда не бывают лишними. Нет, собственной головой Клинтону явно было думать рановато, если он собирался идти в команде - нужен был кто-то, кто будет отдавать ему указания, и перед кем он будет отвечать за свои поступки. Если такого человека не будет - Джозеф опять будет просто сам по себе, бродяжничать и искать себе место. Впрочем, время меняет людей - и если он приспособился к улицам, то приспособится и к другой системе, если сумеет зацепиться за неё. Почти все серьёзные ребята когда-то вышли с тех же улиц, многие - бродяжничали и занимались мелким воровством, кто-то совершал дела покрупнее; но так или иначе, их сообщество была сообществом воров, пусть никто из них не называл его так вслух, и вообще нечасто говорил о своём прошлом.
- Salve, Джозеф. - взглянув на парня, Лампи поднёс ко рту сигару; Бульдозер слегка наклонился над столом, чиркнув зажигалкой, давая боссу возможность прикурить. Оба вели себя уверенно и непринуждённо - для них это был далеко не первое подобное "собеседование", когда-то и они начали сотрудничество с Семьёй подобным же образом. А теперь - находились, можно сказать, у себя дома, где Клинтон был гостем. У них не было причин нервничать - они прекрасно знали, что делать, и сколько можно доверять таким гостям. - Гвидо сказал нам, что ты ищешь работу... - Томаззо неспешно затянулся и выпустил в воздух клубы белого дыма, на секунду переведя взгляд на десятку, всё так же лежавшую на столе. Чуть помятая зелёная бумажка была словно посредником при переговорах - Лампи говорил с Джозефом, как с будущем добытчиком, как с деньгами, которые он заработает, начиная с этих десяти долларов. Пока что для него парень не представлял большей ценности. Скорее всего, они и разговаривать вот так, лицом к лицу, будут ещё не скоро - если Джозеф себя оправдает, между ним и Лампи просто сменится посредник. Скорее всего, в его роли выступит тот здоровяк, который сейчас просто смотрит на него тяжёлым взглядом и молчит; возможно, и нет, возможно - кто-то другой, Гвидо не лез в порядок, который Лампи наводил среди своих людей, да и Клинтону не посоветовал бы пытаться его как-то менять.
- ...более серьёзную, чем есть у тебя сейчас. - усмешка в голосе, которой не видно на губах - лишь в глазах, хитро блеснувших, словно отразивших зелёную бумажку, лежавшую на столешнице. Всем будет выгоднее зарядить Джозефа на более серьёзную работу - на улице исчезнет один карманник, у Лампи появится ещё одна пара рук, у его ребят - новый напарник, да и у самого Клинтона в карманах перестанет гулять ветер. Для Гвидо же подобное знакомство будет выгодно, как для того, с кого оно начиналось - своё он тоже получит.
- Гвидо, ты можешь идти. Уверен, мы с твоим другом найдём о чём поговорить. - Монтанелли встал, уступая стул для Джозефа - его присутствие и впрямь здесь было уже без надобности; работа, которую даст Клинтону Лампи, его самого едва ли коснётся. Коротко распрощавшись с ним, и хлопнув Джозефа по плечу, он скрылся, оставив парня один на один с местными хозяевами.
- Как видишь, ragazzo, я управляю большим заведением, и новые сотрудники мне всегда пригодятся. Нет, конечно, на сцене я тебя танцевать не заставлю... - тихий смешок, отозвавшийся со стороны Бульдозера чуть более мощным эхом. - Стрип-клуб, как ты понимаешь, не ограничивается лишь девочками и шестами - управление любым заведением это дело сложное, приходится общаться с очень многими людьми, заключать многие сделки, нести обязательства, чтобы бизнес держался на плаву. И иногда так бывает, что кто-то не выполняет свои обязательства, подставляя других. Понимаешь, о чём я? - Лампи затянулся ещё раз, переглянувшись с Бульдозером, и наклонился вперёд, по привычке приглушив голос на полтона. - Два месяца назад я заплатил винной лавке на другом конце за четыре ящика хорошего вина, для моих посетителей, но до сих пор не получил ни бутылки, возвращать мои деньги они тоже отказываются, не говоря про неустойку; я говорил им, что так дела не делаются, но они и слушать не хотят. И что мне делать? - гангстер демонстративно пожал плечами, слегка взмахнув сигарой, оставляя в воздухе блеклый след от дыма. - Мне неважно, пополнится ли запасы клуба на пять ящиков Кьянти, или касса - на их стоимость; я хочу лишь получить свои деньги назад и компенсировать то время, в течение которого посетители клуба пили всякую дрянь по вине моих поставщиков. Что будет с остальным содержимом лавчонки, меня не волнует. Capisci? Замки на дверях не слишком-то надёжны, а персонал уходит около девяти. - Лампи посмотрел на часы, словно сверяя время - по его словам, до закрытия лавки оставалось около часа.