Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Замуровали, демоны! (с)


Замуровали, демоны! (с)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место:
один из элитных ресторанов Сакраменто, который расположен на максимальном этаже городской высотки, а точнее на пятом.

Время:
август 2013

Время суток:
На начало отыгрыша 20 : 10

Погодные условия:
+28

О флештайме:
Тилль решил немного отдохнуть и посетить один из новых ресторанов в городе. Так сказать, опробовать что - нибудь новенькое и в общих чертах сложить картинку о кухне данного заведения. Но он никак не мог предугадать, что всю грядущую ночь ему придется провести в этих четырех стенах практически без шансов на освобождение. И куда только смотрит администратор? Как вообще могло такое произойти? Да еще Майер, оказывается, не один остался в "заложниках".

+1

2

Как я узнал об этом месте? Совершенно просто. Несколько постоялых клиентов затрепали бармена, который впоследствии отправился сюда, после обронил пару комментариев в присутствии шефа. Все светские новости обычно узнаются по цепочке порой даже не логичной, но все же цепочке. Не то, чтобы я действительно хотел сюда идти, нет. Бар как - то не вдохновлял, да и большого количества народу наблюдать я не намерен. Остаются теперь только кафе, рестораны и прочий общепит, что не может не печалить. То ли я старею и мне начинает докучать бурная жизнь, то ли это кризис среднего возраста, хотя как такового нет в помине. Сути это не меняет. Я здесь и уже смотрю меню, которое радует своим разнообразием и непосредственно ценами. Не люблю дешевую кухню, хотя она порой и оказывается на много лучше, чем все это светское нажиралово, все равно не люблю. В конечном итоге если я траванусь, не стадно будет и скандал закатить. Хотя вряд ли меня посмеют отравить. Да и кому оно надо? За несколько лет я пока не успел нажить себе врагов и, надеюсь, не наживу. Хватило, увольте. Родина и так выплюнула нас с Александром, да и не жалует обратно. Остается сидеть на месте мирно и не высовываться. Хотя как это я и не нарваться. Майер, я тебя не узнаю. А если быть серьезным, то хорошо всё таки, что жизнь в Сакраменто стала такой спокойной. Очередного треша с "районными" разборками я как - то больше не хочу. Так-с, что тут у нас...
Тилль внимательно посмотрел содержимое приглянувшихся блюд. Мужчина был настоящем ценителем хорошей кухни и уже практически не сомневался, что в этом ресторане она далеко не плоха. Официант мирно стоял рядом со столиком Тилля и ожидал оглашения заказа. Открыв страницу с напитками, Майер был откровенно говоря поражен. Обилие выбора всегда радовало мужчину, и он никогда не проходил стороной страницы с алкоголем.
Озвучив свой заказ, Тилль проследил за тем, что пишет официант. Ему всегда было интересно, как эти ребята так быстро пишут и запоминают, кто что хочет. Ведь народу - то обычно не так уж и мало, а официантов обычно человека три от силу. Неужто директору жалко денег? Хотя, к чему вопрос? Конечно жалко. Грёбаные толстосумы. Впрочем, плевать Тилль на них на всех хотел. Сейчас он был настроен отлично провести вечер в компании какого - нибудь экстравагантного блюда и бутылочкой нового виски. А после такси и домой. Благо, не далеко. Можно и пешком, наверное, дойти.
- Ваш заказ, - официант галантно выставил перед Майером все то, что мужчина заказал. Тилль немного опешил, ибо заказ бьл готов очень быстро. Честно говоря, похвально. Даже очень. Чай у парня будет однозначно.
Мужчина поблагодарил официанта кивком головы и решил пробовать то, что ему принесли:
- Черт, а действительно стояще.
Сделав глоток виски, который официант открыл и налил мужчине до того, как ушел к другим клиентам, он подметил качество напитка, но не превосходство над любимыми Тиллем марками. Короче говоря, напиток был приемлем.
Майер осмотрелся: зал вовсе не был переполнен. Занятыми были буквально несколько столиков, которые располагались достаточно далеко от Тилля, что не могло не радовать. Наверное, мужчина должен сказать спасибо бдничному дню недели и высоким ценам.
- Спасибо.

+2

3

Агата садиться в машину, и Джозеф давит педаль. Позади остается Куинтон со своей подругой. Или не подругой. Любовницей, приятельницей, деловым партнером… какая разница? Тарантино резко поняла, что очень устала от этих эмоциональных игр. Ей нужно опять время, чтобы побыть одной. Одной это значит свободной. И вроде ведь у испанки этой свободы было завались, она давно (или никогда) никому не принадлежала. Но ей этого казалось мало. Каждый раз, когда Гуидони делал шаг навстречу, она делала два назад. На этом их легкая интрижка должна была закончиться.
Она не была голодна, но сказала это, чтобы Джозеф скорее покинул злополучную парковку.
- Не надо никуда. Я не хочу есть. Соврала. Просто покрути по кольцевой – просит террористка, приковывая взгляд к дороге. Погружается в молчание.
Иногда ей кажется, что она не справляется с навалившимся грузом. Многое надо держать под контролем, надо крутиться на 360 градусов, чтоб предостеречь удар в спину. И не столь важна ее жизнь, как если по ее вине просочиться крот в Семью. Мания преследования опять начинала завладевать ею. И, несмотря на то, что в машине было тепло, девушку затрясло от холодных мурашек.
- Если я сегодня напьюсь, ты дотащишь мое тело до дома и укроешь одеялком? – медленно, растягивая слова спрашивает Та-Та, усаживаясь в пол оборота, чтоб видеть губы Клинтона. Наверно, могло показаться, что желание залиться алкоголем было вызвано недавней встречей с любовником, но Агата поспешила развеять сомнения, кидая вдогонку:
- Это не из-за него. Просто мне кажется, что я зашиваюсь – выдыхает и отстегивает ремень безопасности, чтоб удобнее было поджать ноги.
Меня зовут Агата Тарантино. И я говорю это, чтобы не забыть. Не забыть кем я являюсь. Я не Агата Террористка, я не Агата Убийца, я не Агата Повстанец. Я Тарантино. Сколько мне лет? Я который год пропускаю свое день рождение. Последний раз праздновала его с родителями. А потом их не стало. Сейчас я опять скучаю по ним, хоть и понимаю, что мне надо думать о другом.
- Поверни тут. Видишь вывеску? Давай туда. – кивает Джозефу и закрывает глаза. Сейчас ей необходима ее тишина со звуком шума моря.

Стоит отметить, что это было неплохое заведение. Испанку даже не смущало, что это ресторан, так как она увидела уютное местечко на втором этаже ресторана, куда можно забиться.
- Какая музыка здесь играет? – спрашивает шепотом у контрабандиста, занимая место на мягком диванчике. Ей нужны были такие мелочи, чтобы настроиться. Может она даже знает музыку, что растекается по всему залу, и сможет подпевать ей в мыслях.
Делают свой заказ, в который входит бутылка терпкого вина. И когда официант уходит, отрабатывая последний час своей смены, Тарантино делиться насущной проблемой:
- Мне надо будет уехать на несколько недель. Так что официально сообщаю, что с этого дня у тебя отпуск. - стоило добавить в голос торжественности, но у террористки не получилось это сделать. Фразы звучали вяло и задумчиво. Она улыбнулась Джозефу и окинула зал взглядом, подмечая, что посетители начинают расходиться, оплачивая свои счета. Заведение скоро закрывается. Но вот один мистер в другом конце зала все еще сидел, как и они.

одета

http://cs307200.vk.me/v307200292/3198/8OmtJaCUGD4.jpg

+1

4

Джозеф продолжал молчать, лишь иногда еле видно кивая своей головой в знак подтверждения ее слов. Она решила развеяться, так почему бы не помочь ей и в этом. Напиться? Пожалуйста. Одиночества? Конечно. Он предоставит ей и его, если она захочет. Агата хотела помолчать, и это явно было видно по ней. Она была не многословна и вела себя несколько отстранено. Лишь фразы, обращенные к нему, доказывали, что она в его обществе. По кольцевой, так по кольцевой.
Мужчина сделал несколько поворотов на дороге, выезжая из подворотен Сакраменто, после чего выезжает на широкое шоссе. Сейчас вечер, и по идее должно было быть масса людей, что спешил бы домой с работы, но сегодня почему - то этого не было. Была почти что пустая трасса с нескольким количеством машин, которые без труда можно было бы объехать с любой стороны, не опасаясь в кого - либо врезаться. Он бы проехал и через большой поток тачек, но сейчас хотелось спокойствия и легкого полета Агате, и Клинтон старший прекрасно понимал ее состояние. Не важно, чем оно вызвано. Просто хотелось, и он не настаивал.
Джозеф мягко провел пальцами по рулю, совершая почти парящий поворот и вновь нажимая на газ. Плавно. Но на большой скорости. Однако при всем при этом ее не чувствовалось совершенно. Контрабандист умел " общаться " со своей " крошкой ", да и в целом с автомобилями, поэтому без труда исполнил просьбу Агаты, не возражая.
- Да, - лишь коротко отвечает мужчина, чувствуя на себе взгляд он, поэтому поворачивать голову в ее сторону было не обязательно. Она ждала ответа. И он это прекрасно знал. За столь короткое время Клинтон привязался к Агате и научился понимать с полуслова. Ей необязательно было что-то говорить. Достаточно взгляда, кивка. Всё. И это заслуга их обоих: и не только Джозефа или Агаты. Если бы неодинаковое их усилие, то ничего этого не было бы.
- Тебе не обязательно мне объяснять, - жестикулируя рукой, произносит мужчина, на мгновение отрываясь от слежения за дорогой и переводя глаза на Агату. - Или отчитываться. Я твой друг, но не родитель. Лишних вопросов задавать не буду. Сказала, что хочешь напиться - без вопросов. А потом я дотащу тебя и уложу в постель. Причина мне не важна, - с этими словами Джозеф вновь обращает все свое внимание на дорогу, кладя обе руки на руль.
Мужчина быстро находит вывеску и слегка сбавляет скорость, паркуя автомобиль рядом с заведением и заглушая мотор. Он коротко кивает девушке, и вместе с ней вылезают из крошки, после чего Джозеф нажимает на ключ зажигания, выключая Ауди. А она напоследок мигает фарами и выключается.

Клинтон усаживается рядом с девушкой на диван и не заказывает себе ничего. Как никак, а потом он должен будет отвезти в целости и сохранности свою спутницу за которую отвечает и несет огромную ответственность. Тем более друзей не бросают, какие бы обстоятельства не складывались на пути и ломали все планы.
Вопрос отвлекает контрабандиста от раздумий, и он поворачивает к ней голову, укладывая руку на спинку диванчика, тем самым слегка приобнимая Агату. Как никак, а он очень хотел ее поддержать уж не словами, а хотя бы дружескими...что - то по виду напоминающие объятия. - James Blunt – You' re beatiful, - отвечает, улыбаясь кончиками губ, и касается губами ее волос. После чего отстраняет голову, слегка похлопывая по плечу пальцами. - Ну нет уж, - подавляет смешок. - С завтрашнего. Сегодня я еще полностью в твоем распоряжении. А иначе некому везти тебя будет. Да и я хочу остаться сейчас здесь, - подмигивает и кладет другую руку на стол.
Он умиротворен и спокоен в данный момент. И побольше бы таких моментов в жизни. Именно этого ему порой и не хватает, как оказывается.

look

http://s4.uploads.ru/t/k2adt.jpg

+1

5

Зал был практически пуст, но Тилля это ни капли не смутило. Он любил уединение, да и к тому же место, выбранное им, создавало истинную идиллию для подобного времяпрепровождения. Вполне возможно, что он успеет закончить трапезу к закрытию, да и что может его торопить? Клиент всегда прав и во всяком случае перечить ему никто не посмеет. Майер поднялся из - за стола, оставив свою визитку рядом с недопитой бутылкой, дабы персонал не подумал о том, что мужчина решил уйти не заплатив. В любом случае на счет Тилля так подумать было не возможно, учитывая, что он не походит на подобную свору клиентов халявщиков. Всё же Майер решил оставить номер на всякий случай.
Целью с которой Тилля встал из - за стола, была не определена даже им самим. Просто мужчина захотел встать, но, дабы это не выглядело глупо со стороны, он стряхнул с футболки неизвестного происхождения катышек и направился в сторону уборной. Где она располагалась, мужчина не знал точно, но предугадать было не сложно. Планировка ресторана была самой наитипичной, так что Майер уверенно прошел до конца зала и увидел заветную дверь с надпись на незнакомом ему языке, но явно обозначающей название пола, для которого данная уборная предназначена. Почему явно? А потому, что мужик на всех языках мужик.
Тилль уверенно открыл дверь и вошел в аккуратно оформление помещение. Складывалось такое чувство, что мужчина оказался вовсе не в туалете, а в очередном зале, правда гораздо уменьшенном., нежели основной. Аккуратные, выкрашенные в белый цвет стены, сверкающие раковины, закрытые белыми дверьми того же цвета кабинок унитазы. Майер немного помедлил, дабы осмотреться. Чем - то этот туалет напоминал его собственный, который был выполнен грамотными дизайнерами в минимализме. Находиться в таком помещении было до неимоверия комфортно, пусть он и не относился к тем помещениям, в которых действительно хотело бы находиться.
Майер подошел к умывальнику и посмотрел в зеркало, которое каким - то странным образом изменяло пропорции и немного вытягивало мужчину.
- Однозначно, это не просто так. Правда, комплексов, слава Богам, не имеем, так что поднять мой настрой у вас не вышло, - подумал про себя Тилль, включив воду и смочив свои руки. Не давая воде даже чуть чуть впитаться, мужчина резко окатил свое лицо содержимым ладоней. Вода была очень холодной, но до безумия приятной, обжигающей, пенящей. Майер до безумия любил воду. Он сразу вспомнил, как еще в студенческие годы занимался плаванием, все эти конкурсы, все мероприятия, свои медали, оставшиеся в отчем доме. На глаза накатывали слезы, но не от горя,  а от гордости, самой настоящей гордости. Майер ни о чем не жалел. За всю свою жизнь он не критиковал ни один из своих поступков. Совесть - дело другое. Она - то как раз таки и не давала покоя. Текущий момент не был исключением.
- До чего ты дошел?  Сейчас был бы мастером спорта... А кто ты вообще сеть теперь?
Тилль смотрел на свое отражение, которое взаимным недовольным взглядом смотрело на него. Совесть ненавидела мужчину, а мужчина ненавидел совесть. У них была конкретная взаимная антипатия, но с таким чувством жить было гораздо проще, нежели в гармонии с собой. Майер это знал и был доволен.
Бумажные полотенца висели не так далеко, и Майер свободно смог дотянуться до них правой рукой, оторвав не малый кусок. Мужчина промокнул лицо и еще раз взглянул на себя, скомкав использованное полотенце и метко кинув его в стоящую в другом углу уборной урну.
- К черту! - Майер махнул рукой своему отражению, своей совести и решил вернуться в зал.
Резким движением руки отворив дверь, он вернулся в зал. Окинув ресторан растерянным от недавней беседы с совестью взглядом, мужчина просек, что что - то не так.

+2

6

- James Blunt – You' re beatiful – интересно говорит ли правду Джозеф по поводу звучащей песни? Или просто хотел сделать таким образом тонкий-тонкий комплимент в стиле Челентано. Агата в ответ улыбнулась, а в голове уже всплывали строчки песни под которые хотелось зависнуть в воздухе. Безусловно, песня была не подходящей для того, чтоб напиться, так что эту гнилую идею Тарантино отодвинула на задний план. Лучше будет напиться одной или с Санчез. Уж та в последний раз продемонстрировала все возможности совместной пьянки в ирландском пабе – аж вспоминать стыдно. Но это уже другая история.
Агата жмурится когда Клинтон чмокает ее в макушку. Позволяет ему быть ближе, чем когда либо. Это не доверие, но проявление тонкой симпатии, дружеской теплоты. Хотя для статуса друзей им далеко. Как показала практика, даже друг, который считался проверенный временем, придает. Наверно, любые узы покрываются ржавчиной и со временем лопаются. А некоторые лопаются и тот час, не выдержав преград. Будь то муж, любимый человек, друг, подруга, люди не вечны. Единственно, кто с нами будет навсегда, это родители… Но и их могут забрать. Авария, смерть. Испанке время от времени не хватало душевного и дружелюбного отца, что работал водителем автобуса и строгой, справедливой матери. Не хватало даже ее криков и причитаний. Ненависть на мать отступила со временем. Наверно, Агата просто стала старше. И, наверно, слишком поздно.
Они с Джозефом сидели на втором этаже ресторана, на балкончике, где никого из посетителей уже не осталось. Внизу можно было услышать (тем, у кого есть чем слышать), как хлопают и радуются официанты – у хозяина сегодня день рождение, и он был щедр, добр и пьян. Именно отсутствие контроля и раслабон персонала было причиной того, что ресторан закрылся на пять минут раньше, позабыв о последних посетителей. Тиля просто не нашли, решив, что мужчина ушел, а Агату и Клинтона не заметили – уборщица приходила мыть полы исключительно по утрам.
Музыка стихла, помещение опустело. Испанка этого не замечала, в ее мире всегда глухо. А Джозеф просто был увлечен рассказом истории про бифштекс, которым его как-то отравили.
Спохватиться стоило, когда погас свет и хлопнула дверь ресторана. Ключ повернулся в замке, пикнула сигнализация.
- В чем дело? – насторожившись спросила Та-Та, списывая сначала отсутствие света на перебои с электричеством. Но, глянув вниз, на первый этаж ресторана, увидела, что все столики были пусты.
Нет, она не боялась остаться взаперти, она даже еще не думала об этом: о том, что официанты перепили или нюхнули на своей кухни чего-то запретного. Но если и предстоит провести ночь в ресторане, то это, пожалуй, не самое худшее место.
- Куда-то все пропали… - пожала плечами Тарантино, поднимаясь с места и идя к винтажной лестнице. – Кажется на такой ноте начинаются зомби-апокалипсисы – в воцарившейся тишине ее голос звучал непозволительно громко и растянуто, отталкиваясь от темных обоев и врезаясь в, висевшие над барной стойкой, бокалы.

0

7

К сожалению, в архив. Джозеф ушел(

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Замуровали, демоны! (с)