vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - послесвадебный переполох!


- послесвадебный переполох!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Кто? Max Brown и Matthew Brown;
Когда? Середина августа 2013;
Где? Фамильный особняк семьи Стоун;
Нахрена? Некий доброжелатель сообщил Максу Брауну о том, что его любимая жена намеревается завтра ночью покинуть черту города и отправиться на Канары со своим... любовником! Разумеется, Макс считает своим долгом разобраться в ситуации и увести у Брина столь желанный приз в виде Метью. Он приходит к ней на кануне вечером с роскошным букетом из двадцати красных роз и плюшевым котом, а так же с намерениями убедить Скарлетт в том, что этот грязный извращенец собирается продать ее в сексуальное рабство. Скар, разумеется, о намерениях этих мужчин ни сном не духом и не понимает, что им всем от нее снова нужно.

+1

2

- Знаешь что? – Голос моего приятеля, работавшего в кассах аэропорта Сакраменто, не предвещал ничего хорошего.
- Нет, - честно ответил я, плотнее прижимая мобильное устройство к уху и вслушиваясь в прокуренный и хрипловатый бас Томаса. Он звонил мне не крайне редко, поэтому я начинал строить догадки о том, что случилось что-то из ряда вон выходящее.
- Ну? – Сейчас я уже не сидел на барном стуле, а нервно метался по кухне нашей огромной квартиры, ожидая, когда же этот идиот соизволит произнести ту самую причину, по которой он решился набрать мой номер.
- Твоя жена с каким-то кренделем улетает на Канарские острова! Представляешь?
- Неа, - протянул я, залпом опрокидывая стакан с холодной водой и льдом, в то время как мое богатое воображение начинало вырисовывать картины их совместного отдыха. Без меня! Подумать только, какие наглецы!
Даже не знаю, какие чувства испытывал сейчас: ярость, ревность, негодование и задетую гордость? Вроде бы не для кого не секрет то, что Метью встречается с Брином, что у нас с ней брак по расчету и вроде бы нет никаких чувств. Или же есть? Я никак не мог разобраться, да и не хотел, потому что самокопания моментально опускали меня на самое дно депрессии.
Сколько мы с ней уже не виделись? С той самой встречи в этой квартире, около этой кровати… Я не считал дни, недели и месяца, для меня все это было словно вчера. Но моя гордость и принципиальность не давали сделать первый шаг и помириться. Да и что я ей сказал бы? Извини, я больше так не буду. Но я буду, и я, и вы и все остальные это прекрасно знают. Впрочем, с похождениями Брина налево и направо она мириться уже не первый месяц, а мне это всегда ставиться в упрек, словно я хуже бармена.
- Доложи заодно и ее отцу, - Томас упивается чужими несчастьями, чем больше людей вокруг него страдает, тем счастливее Томас. Думаю, он словит миниоргазм, когда отец Скарлетт будет орать в трубку, угрожая убить этого ублюдка, зато я на его фоне буду добр и пушист.
Я не знал, с какими словами и намерениями заявлюсь в ее дом, что именно скажу и как отверну ее от этой неугодной мне авантюры, но одно я знал точно – это то, что я приду.
- Погоди, позвонишь ему завтра утром, - не хотелось бы, чтобы Метью узнала о полете раньше срока. – До связи!
Натянув белую футболку и джинсы, я отправился на улицу, держа уверенный курс к ближайшему магазину цветов. Все девушки любят розы, я был убежден в этом до глубины души, особенно красные – цвет любви, страсти и повиновения. И всегда считал, что если хочешь произвести на женщину должный эффект, тащи веник из алых роз – обычно это срабатывало. Я не знал, какие цветы любит Скар, но вряд ли она является тем редким исключением, кого не впечатляет охапка благоухающих роз.
«Верди», «Гранд», «Мерседес» - каких только сортов не было на прилавке, бутоны одних были более сочные и крупные, другие же казались еще не до конца распустившимися и более скромными. Минут пять я пялился на все это многообразие цветов, пока голос пышной девушки из-за прилавком не отвлек меня.
- Вам помочь?
- Да, мне нужны розы для девушки. У вас их так много, что я не знаю, какие взять. Скажите, Вы знаете язык цветов? Если я хочу извиниться, сколько и каких цветов надо? Хотя моя девушка все равно не разбирается в цветочном этикете. Дайте мне просто двадцать красных роз. Вот этих… - Мой палец сначала указал на те, что назывались «Гранд», затем на «Мерседес», потом я окончательно запутался.
- Расскажите о ней, какая она?
Хм, я положил обе руки на прилавок, пытаясь понять, какой сорт роз больше всего напоминает ее, заодно вспоминая самые яркие черты характера Скарлтетт.
- Она гордая, умная, красивая, добрая, - девушка улыбнулась, наверно, этот набор эпитетов она слышит каждый день и не по разу от всех мужчин без исключения.
- Гордая, говорите и умная? Думаю, ей подойдут розы «Берлин». Эта роза – королева цветочного пантеона. – Я пожал плечами и достал банковскую карту, крутя в голове непонятную для меня фразу про пантеон. Но такой подход мне определенно нравился.
Продавец оформила букет, демонстритуя его мне сов сех сторон. Он получился простым, благородным и изысканным.
- И вот того белого кота еще можно, - на счет любви Скарлетт к мягким игрушкам я не уверен, но вряд ли сделаю хуже, не понравится – передарит кому-нибудь.
Итак, арсенал мужчины, готового к извинениям и покаянию у меня есть. Беспрепятственно добираюсь до особняка своей жены, по моим данным эту ночь она проводила в кругу своей семьи, и нажимаю на звонок. Ворота не спешат открываться.
Стучу по калитке кулаком, борясь с желанием отпинать тяжелую дверь.
- Макс, проходи, не стоит так нервничать, - пропел сладкий голос из видеодомофона, принадлежавший мачехе Скар.
- И Вам не хворать, - оскалился я, минуя садовую дорожку от центральных ворот до главного входа. Там дворецкий услужливо открыл дверь, поряваясь забрать и моих рук охапку королевских роз.
- Это для Метью. - Защищаю букет. - Она дома?
- Дома, дома, где же ей быть? Поругалась со своей подругой Шерил и решила остаток жизни провести в стенах особняка. Как поживаешь? Скарлетт скучает по тебе, буквально за бранчем вспоминала о том, какая чудесная у вас была свадьба! – Ах Джонатан, сплетник ты мой ненаглядный, врешь и не краснеешь, наша свадьба была такой же «чудесной» как плохая игра заслуженных артистов на спектакле, который мы с Лорой посещали в прошлый четверг. Все утверждали, что выступление прошло бесподобно, на деле же полная ерунда и не профессионализм.
- Какое совпадение, я тоже с утра вспоминал наше незабываемое бракосочетание! - И фальшивая улыбка на лице для убедительности.
Наконец, он устал трепаться  и проводил меня в гостиную, где я уселся на диване в обнимку с розами и котом, ожидая Скарлетт.
Она пришла достаточно быстро, и не сразу разглядела, чье лицо скрываетс за красными бутонами. Наверно поэтому, когда я высунул голову, девушка не то испугалась, не то вздохнула, не то охнула.
- Привет, давно не виделись, - я старался быть дружелюбным и при этом не походить на идиота, но характерная улыбочка не сползала с моего лица.
- Это тебе, - поднимаюсь на ноги, вставая лицом к лицу со Скар и протягивая ей большой ароматный букет. Школьник, ей Богу, но я волновался, не дарил цветы очень давно.
- Джонатан сказал, что ты говорила обо мне за бранчем, очень приятно! – И даже если это откровенная ложь сплетника дворецкого, мне хотелось ее по-доброму подколоть.
- Любишь котов? Я нашел его в коробке на улице и не смог пройти мимо брошенного животного, жестокие люди выбросили его, но уверен, что лучшей хозяйки чем ты ему не сыскать! – Я буду не я, если не войду в образ клоуна. Вот сейчас она даст мне по фейсу и я выложу, что Брин собирается увезти ее на Канары, а затем продать там в сексуальное рабство. Знаю я, как зарабатывают бармены!

+1

3

вв

Внезапно для самой себя, моя жизнь начала приобретать более яркие краски, я снова научилась улыбаться и радоваться мелочам, я стала меньше пить и больше спать, а события из моего прошлого, с казалось бы, такой недалекой весны, все реже и реже появлялись у меня перед глазами.
Митчелл отгородил меня от всего, что могло бы напоминать мне о браке. Он все так же называл меня Стоун, был категорически против всего, что могло бы меня вернуть в прежнее состояние. Мы просто вычеркнули эпизод свадьбы и изнасилования из нашей жизни, стараясь никогда не разговаривать на эту тему, не поднимать этот вопрос.
Удобно жить, делая вид, что у тебя нет ни мужа, ни лучшей подруги. И первое время мне действительно удавалось так себя вести, я закрывала глаза на все, на обручальное колечко, что я никогда не носила, лишь хранила в своем кошельке как какую-то особенную драгоценность, амулет, напоминающий мне о том дне. Дне Зависимости. Зависимости меня от моего «любимого» мужа.
Я научилась жить без воспоминаний, каждый раз прогоняя их из своей головы прочь, не позволяя себе тонуть в мыслях о прошлом. Прошлое должно оставаться позади, и я тщательно себя контролировала, шагая исключительно вперед, бок о бок с Брином.
Отношения с Шерил так же не наладились, и я пару раз крутила в руках телефон, собираясь написать ей первой, плюнув на свою гордость и принципы, но каждый раз меня что-то отвлекало. Или же я боялась показаться… навязчивой что ли. Я скучала по Бони, дико скучала, она была моим близким человеком, и я искренне верила, что для нее я тоже играю не самую последнюю роль. Но мы обе дикие, обе отчужденные, не умеющие дружить и доверять. Мы наломали дров, а теперь не решаемся построить наш дом заново. А решимся ли?
В общем, как вы поняли, внешняя моя жизнь выглядела безукоризненно. Отношения с Брином наладились, и он даже кажется перестал смотреть на сторону, как только получил от меня то, что ему не доставалось раньше. Мы ругались и мирились, наш роман не был каким-то особенным, как и другие, мы натыкались на подводные камни, но с высоко поднятой головой каждый раз выходили из передряг. Словно смирившиеся с тем, что обречены быть вместе.
В этот раз мы тоже повздорили, и гордая и обиженная я решила какое-то время пожить у своих родителей, подготовиться к университету, пообщаться с отцом, узнать новости о старшем брате… Но я никак не ожидала, что здесь меня будет кто-либо навещать.
Когда Джонатан оповестил меня о том, что в гостинной меня ждет мужчина с шикарным букетом цветов и хитро подмигнул, разумеется первое имя, что пришло мне на ум – было Митчелл.
- Не может быть! А большой букет? – как любая девочка, я была восхищена таким неожиданным поворотом. Брин никогда не был щедрым на такие подарки, даже сейчас, поправляя прическу и макияж, я с трудом могла вспомнить, когда он дарил мне цветы в последний раз… А дарил ли вообще?
- Огромный, алые розы, вам очень понравится! – довольный вид дворецкого меня подкупал, и я тоже залилась счастливой улыбкой, крутясь у зеркала, убеждаясь, что выгляжу вполне прилично. Хотя какая разница, Митчелл видел меня и в неглиже, вряд ли его теперь смутишь растрепанной прической.
Так, довольная и счастливая, я спустилась в холл, не заставляя нежданного гостя себя долго ждать. Чуть поправила подол, прокашлялась, и появилась в гостинной, в первую очередь замечая перед собой огромный, действительно огромный букет роз.
- Вау, это так…
И когда из-за бордовых бутонов появилась физиономия моего мужа, я тут же потеряла дар речи, чуть не сваливаясь с ног от удивления. Язык тут же отказался меня слушать, глаза увеличились от шока, и я как рыбка, лишь хватала ртом воздух, не зная, куда деться от растерянности.
- Это так неожиданно. – вот уж правда. Сколько мы не виделись? Месяц, два? Почти полтора… Не спрашивайте меня, от куда я знаю такую точную дату, просто знаю, тот день не выходил у меня из головы, а с появлением Макса в моем доме, с его шероховатым голосом, довольными ухмылками и терпким мужским ароматом, все картинки из прошлого тут же выплыли наружу и сила самовнушения тут мне уже не поможет. Все, игра окончена, жизнь испорчена, но настроение… Оно было каким-то смутно и спутанно хорошим. Неужели я рада?
- Привет. – суховато отвечаю на его улыбку, остерегаюсь, отстраняясь от него, но он нагоняет меня и вручает букет. Я ошарашенно смотрю на остроконечные розы, все это так непонятно. Мне хотелось закричать прямо ему в лицо, проорать так волнующий меня вопрос, выгнать его в зашей. Без тебя было так спокойно, зачем ты пришел, мы же договаривались? – В честь чего? – не спасибо, никаких благодарностей, лишь немой вопрос.
- Он наврал тебе, твое имя в нашем доме произносить запрещено, мы стараемся не браниться за обедом. – колкость на колкость, и я отвожу свой взгляд, так и стою посреди гостинной, не зная куда приткнуть свое тело. Это так неожиданно, я растерялась. Я не знала, что творится в голове у этого шута и зачем именно он ко мне явился. Еще и с цветами… Ему что-то нужно от меня?
Тут еще перед моим носом появился плюшевый кот и веселая ванильная история о его прежней жизни. Макс выглядел как то совсем расслабленно, и меня это раздражало, словно нас не связывает ужасное прошлое.
- Зачем этот концерт? – не выдерживаю и перебиваю его на полуслове. – Зачем ты пришел? Что тебе нужно? Забери своего кота и цветы, мне все это не нужно. – Не принимаю кота, букет же аккуратно укладываю на журнальный столик. Не хочу касаться его, потому что это единственная навязчивая мысль, что крутилась у меня в голове. Мне было страшно. – Это представление для моих родителей? Чтобы сделать вид, что у нас все хорошо? Можешь не волноваться на этот счет, они думают, у нас все волшебно, мне пришлось придумать байку о нас, чтобы меня не доставали лишними вопросами. И мы кажется договорились, что мы не будем сталкиваться, и если тебе что-то нужно от меня – ты мог просто позвонить. И совсем не обязательно было меня задаривать этими глупыми подарками, зря только потратил время… Хотя можешь передарить их кому-нибудь, кто там у тебя сегодня запланирован на вечер? Давай решим это все по-быстрому? Чего ты хочешь? Я очень занята и мне совсем некогда и неохото тут с тобой болтать.
Напускное равнодушие, но временами мой голос меня выдавал вместе с отчаянным нежеланием смотреть Брауну в лицо. Хочу, чтобы он ушел как можно скорее, мне так спокойно без тебя, я почти поверила в басню о том, что почти счастлива.

Отредактировано Scarlett Brown (2013-08-26 01:09:14)

+1

4

Сохрани мою тень.
Не могу объяснить, извини -
Это нужно теперь,
Сохрани мою тень, сохрани.

Она была мне совершенно не рада, от этого в груди все перевернулось и упало, даже улыбка была уже не такой широкой, а в глаза стали грустными, как у побитой собаки. Я не знал, то ли дальше валять дурака и гнуть свою линию, то ли попытаться понять, зачем я пришел в особняк и поговорить серьезно.
- И цветы не нужны? Зря ты так, цветы не виноваты в том, что оказались тебе не нужны, они живые, вот смотри, - поднимаю с тумбы один стебель, вдыхая его аромат и приближаясь к Метью. – В их лепестках есть жизнь, а от твоего агрессивного тона они повянут, - улыбаюсь, касаясь бутоном ее щеки.
- Я не передариваю подарки, как это делают некоторые заносчивые девчонки, - тонкий намек на возмущенную персону, стоявшую перед моими очами. И все же, когда она злилась, то была чертовски мила, просто непередаваемо!
- Давай, ругайся громче, а то не вся прислуга услышала, обругай меня полностью, - снова лезет хамоватый стеб, но я не специально, просто не могу долго сохранять спокойствие и говорить нормально, мне сразу же становится неловко.
- Полегче, - кладу руку ей на плечо. Если она меня будет прогонять, я уйду, у меня тоже гордость есть.
- Не знаю, для чего я пришел. – Тяжелый выход, и я отхожу, разжимая пальцы и опуская розу на диван.
Нет, правда, зачем я пришел? Просто увидеть ее? Зачем тогда принес всю эту мишуру? Я хотел сделать реально приятный подарок, я не знал, любил ли она астры или пионы, а розы – классика в любое время и на любой случай.
- Как твои дела? – Попытка соскользнуть с темы и перевести разговор в более доброжелательное русло.
– Как родители? И что за историю о нас ты придумала? Почему бы не поделиться ей со мной, чтобы я тоже был осведомлен. Прогуляемся? Если проехать на машине метров триста на Юго-Восток, там есть красивый мост, с него открывается потрясающий вид на ночной город. Я не скину тебя с моста, честно, идет? – Может быть, шутка и вышла злой, но обстановка в этом доме меня угнетала и нервировала, мне был жизненно необходим глоток свежего уличного воздуха.
Так мы покинули фамильный особняк семейства Стоун, меряя шагами вымощенную дорогу от выходных дверей и до ворот.
- А еще я хотел извиниться, - мой тихий голос разрезает тишину, и я в темноте нащупываю ладонь Скарлетт. Я такой странный, порой сам удивляюсь, как окружающие люди меня терпят. Я всегда поступаю так, как велит мне сердце, сначала делаю, а потом думаю - это в лучшем случае. Часто могу и не подумать – о том, что обидел, задел, унизил и растоптал чувства. Мне было стыдно перед Метью, и я очень старался найти между нами ту ниточку, которая поможет мне перед ней раскрыться и показать себя настоящего.
Я ведь не самый плохой человек, просто… Сам не знаю, почему я такой хам и раздолбай, наверно, потому, что у меня нет цели в жизни, потому что я не несу ответственности и привык прожигать свою жизнь в лихорадке праздности и безудержного веселья.
Я так часто находился в хорошем настроении и полном ощущении счастья, внутренней свободы, что грустить и болеть, съедать себя, у меня просто не было времени.
Мы спокойно миновали сад, выходя за ворота и направляясь к небольшой парковке около дома. Там стояла моя машина, несколько автомобилей отца Скарлетт, мотоцикл и ауди охранника Метт.
- Тебя не напрягает, когда за тобой по пятам то и дело ходить какой-то непонятный мужчина?
Может быть, время суток располагало к лиричному  общении, может быть, мне просто повезло, но атмосфера между нами наладилась на какое-то время. Или это затишье перед бурей? И лишь один вопрос не давал мне покоя: зачем я все таки пришел?
- Я не знаю, зачем я пришел, правда, я просто хотел тебя увидеть и ноги сами понесли к твоему дому. Это глупо, да? Ведь я даже не знаю, что именно хочу тебе сказать. Ты не ожидала? Я скучаю по нашему детству, - обнимаю ее за плечи пред тем, как успеваем сесть в прогретый салон моего кадилака.

0

5

Он выглядел непривычно спокойно, а я так и стояла в стороне, глядя на мужа то ли с изумлением, то ли с наступающим на меня шоковым состоянием. Цветы в его руках выглядели пугающе, доброжелательная улыбка и грустный взгляд тоже не до конца вселяли в меня доверие. Я его не понимала, искренне не понимала его действий, его слов, его ласкового тона и желания мне угодить.
Касание бархатного бутона к моей щеке, и я закрываю глаза, чувствуя, как блаженно дрогнули уголки губ в попытке наградить мое лице лучезарной улыбкой, но тревога все никак не отступала, отступала лишь я, делая шаг назад и вновь поднимая на мужчину растерянный взгляд темных кофейных глаз.
- Что с тобой случилось? – как бы это ни было банально, я сначала подумала, что он заболел, или быть может, ему что-то нужно от меня настолько сильно, что мужчина просто не реагировал на мои гневные реплики и желание его прогнать. Честно признаюсь, от этого мое желание стало лишь больше. – Спасибо.
Без всяких уточнений, оставлю ли я себе букет и кота, какое это имеет значение? Он хотел сделать мне подарок, я его приняла, без особого желания, но с внутренним потрясением, с восторгом и щекотанием воздушных бабочек волнения. Макс снова говорил, а я молчала, задумчиво потирая переносицу и не желая смотреть ему в глаза. Все это было как-то не правильно, я привыкла, что мы постоянно ссоримся, что каждый его приход характеризуется у меня с чем-то крайне неприятным. Он оскорблял меня, смешивал с грязью, а я, не находя что ответить на такое хамство, обычно просто прогоняла его прочь. Но сегодня был какой-то особенный день, и я, решив заткнуть свой внутренний голос, все же пошла навстречу своему мужу. Я его выслушаю, мы поговорим… Не знаю, мне было любопытно узнать, чем закончится сегодняшний вечер.
- Дела? Хорошо. – без особого энтузиазма протянула я, глядя в сторону входных дверей, где замер дворецкий, навострив уши и планируя узнать пару-тройку новых сплетенок. – Джонатан, в вашем возрасте уже должно быть стыдно прятаться под дверями и подслушивать чужие разговоры.
На что пожилой мужчина лишь оскорбительно выпрямился, оповещая нас, что всего лишь вытирал пыль, и наши сюсюканья его не интересуют, удалился, вновь оставляя меня наедине с Брауном.
- Сказала, что ты жутко храпишь, и наши графики совсем не совпадают, потому было решено жить в свободном браке. Знаешь, это когда супруги видятся лишь несколько дней в неделю на нейтральной территории. Моего отца эта байка устроила. Хотя получается, я ему даже не соврала. – Я говорила полушепотом, не желая, чтобы наш разговор доходил до ушей нашей прислуги. Честно сказать, Макс выбрал совсем не то место для разговоров, или чего там он хотел от меня добиться? И как раз во время мужчина сам об этом догадался, предлагая мне прогуляться.
И я вновь в приятном шоке, я даже незаметно ущипнула себя за руку, словно пытаясь проснуться и понять, что мир прежний и в нем ничего не изменилось. Кажется, мои щеки даже покраснели от такого отношения мужа, я чувствовала себя неловко, а так чувствовать себя я совершенно не привыкла. Неловко. Но я согласилась, послушно кивая головой и следуя за шатеном в сторону выхода.
- Ты там был прежде? – изумленно поднимаю взор на него, чувствую, как мужская рука касается моей ладони, и вот мы уже идем по тропинке сквозь наш сад, держимся за руки, а в груди поют райские птицы, словно только что случилось что-то волшебное. – Это странно, тот мост – мое любимое место в городе.
Так, невзначай, словно в попытке отвлечься от приятных впечатлений, а сама же пытаюсь приловчиться и привыкнуть к пальцам Макса, удобнее укладывая в них свою ладошку, крепче хватаясь за сухожилия. Тепло и уютно, словно так и должно быть.
Его извинения, мой очередной шок, но я не подавала виду, лишь вяло улыбнулась и мотнула головой, мол не переживай, что было, то прошло. Я уже давным-давно нашла тебе объяснения в собственной голове, хотя твои извинения… Пусть слишком поздно, но они были уместны, я ждала их, пусть и не ожидая получить их и взаправду.
- Это уже прошло. – я бы могла добавить – что не держу на него зла, но это было бы откровенным враньем. Браун унизил меня, лишил меня гордости и надругался, разве смогла бы я ему это простить? Нет, не смогла. -  И мстить именно тебе я не собираюсь. – если бы ты знал о моих планах, держал ли бы ты меня за руку?
Порой мне казалось, что окружающие меня люди слишком светлые и идеализированные, они слишком хороши для того, чтобы идти со мной рука об руку. Даже Макс, с его замашками маньяка, был слишком положительным героем для моей жизни. Я закомплексованная, завистливая и самовлюбленная девица, слишком упрямая и горделивая, чтобы найти с ней общий язык, чтобы понять ее, чтобы ее полюбить. Его поступок открыл мне на многое глаза, есть люди, которые сильнее меня, которые смогут меня подавить и лишить меня всего. Макс был таким человеком, сильным, требовательным, внушительной скалой в моих глазах. Быть может, чувствуя себя беспомощной в его руках, чувствуя себя слабой и зависимой, я поняла чего хочу на самом деле.
Но быть простой девочкой мне было непривычно.
Мы шли молча, каждый думал о своем, мои же мысли снова улетели куда то далеко в сторону философии и я не сразу отреагировала на вопрос мужчины.
- Томас? – взгляд на машину телохранителя. – Он не поедет за нами сегодня. Отец поручил не следить за мной, если я в твоей кампании. – немного суховато, даже с долькой сарказма. Жаль мой папашка не знал, что порой защищать меня нужно как раз таки от моего мужа. Но сегодня он мне ничего не сделает, и с моста не сбросит, я это знала.
Мы в автомобиле, я снова молчу, разглядывая свои колени и теребя тонкими пальцами подол тонкого платья. Наверное, мне стоило было прихватить теплую кофту, и как я могла об этом позабыть?
До моста мы добрались быстро, через десять минут мы уже стояли на краю конструкции, и я смотрела вниз, под свои ноги, а в голове крутился вопрос, который волновал меня очень давно.
- Почему тебе этого не хватает? – разрушаю блаженную тишину своим мягким голосом, убирая с лица волосы и глядя на мужчину. – Ты тогда сказал, что любил меня. – Мне бы поучиться деликатности в таких разговорах, но я всегда была через чур прямолинейна. – Как можно полюбить человека, которого ты даже не знаешь? Что ты знал обо мне кроме того, что я дочка друзей твоих родителей? Что ты знаешь обо мне сейчас? Ты действительно веришь, что мы сможем снова стать друзьями? После всего этого?

+1

6

Мы не вместе, но рядом, значит так надо, я выключаю свет…
Твой силуэт, как иллюзия.


- Бывал пару раз, - мое любимое время суток, когда город словно укрывает невидимым саваном заботливая рука, давая время на размышления, на воспоминания и на мечты. То самое время, когда ты ворочаешься перед сном в кровати.
Даже удивительно, как из ненавистных друг другу супругов мы сейчас переквалифицировались в хороших друзей, не самых лучших, но близких друг другу. Мы и в детстве не были слишком близки из-за разницы в возрасте, но всегда встречали друг друга с улыбкой на лице. Наши семьи дружили много лет, обязуя дружить и нас. Хотя нет, не так, дружили их деньги и бизнес-планы, мы же были наивными и добрыми детьми, которые во всей этой истории не видели подвоха. До героев великого произведения Шеспира нам далеко, и все же было тогда в той ситуации едва уловимое романтичное и светлое ощущение.
Мы молчали, шага по вымощенной серыми камнями аллее, и никто не решался нарушить тишину. Только шумела листва деревьев и теплый ветер играл с волосами. Легкие дышали вечерним воздухом, слишком чистым и непривычным. Когда живешь в сердце мегаполиса, то, оказавшись за городом, начинаешь по новому смотреть на многие очевидные вещи. Даже дышать начинаешь иначе!
Но Скарлетт первая нарушила наше молчание, вспоминая про своего телохранителя. Интересно то, что находясь практически всегда рядом, буквально следуя за ней по пятам и дыша в затылок, он не защитил ее от насилия и не защитит еще от очень многих вещей, потому что пули Скарлетт явно не грозят, максимум ее захотят похитить. Хотя для этих целей больше подходи ее сестра, во первых она слабее, наивнее и доверчивее, во вторых Стоуны о ее судьбе пекутся гораздо больше.
Мелроуз подает надежды стать успешным дизайнером, она действительно чудесно рисует и у нее врожденное чувство стиля, но мир моды – это яркий мир раскрепощенных людей, геев, трансвеститов и проституток, я не представлял старшую Стоун в таком обществе, да и несправедливое отношение в сторону Скар меня удивляло, когда одной сестре уготовили красную дорожку звезды моды, а другой выделили угол на кухне.
Когда у меня якобы был выбор между Метью и Мел, я прекрасно знал, на что надеялись их родители, и выбор – это всего лишь акт вежливости с их стороны, мол, да, Макс, нам для тебя ничего не жалко. В сущности, выбери я Мел, я прекрасно знал, что они бы нашли повод сделать так, чтобы я изменил свое решение.
Мел хорошая девочка, хороший и чуткий друг, но я никогда бы не представил ее ни в роли своей женщины, ни в роли жены – слишком милую, слишком робкую и слишком тихую. У Скарлетт есть стержень, в ней есть искра, именно по этой причине я не сомневался ни секунды. К тому же она у меня вызывала интерес как женщина. А Мел нет. Шутки ради я даже просил друга поухаживать за ней, в конце концов, она неплохой собеседник.
- Именно поэтому я и предпочел тебя твоей сестре, - как бы логическое завершение моего внутреннего монолога.
– Любовь – штука сложная, никогда не знаешь, прошло это чувство или просто затаилось. И я никогда опять же не подвергаю анализу чувства. Зачем?
- Как можно думать, почему ты любишь фисташковое мороженное и не любишь клубничное? Почему тебе нравится один человек и неприятен другой? Разве об этом надо думать? – мы перешли дорогу, приближаясь к мосту. Под ним проезжали машины, а в позднее время пешеходов сверху почти не наблюдалось. Потрясающий вид открывался с него!
- Я ничего не знал и ничего не знаю о тебе, - помогаю подняться на крутые ступени, встречаясь взглядом с темными, пугающе темными глазами Скарлетт. – И не задаюсь целью. Когда не знаешь наверняка, можешь в своей голове дорисовывать детали и влюбляться. Мне нравятся загадки. – Какие-то по детскому откровенные вещи мы обсуждаем, но меня это не смущает. Я не пытаюсь казаться умнее и опытнее, чем я есть, хочу побыть собой, ведь мне, по сути, нет дела до того, нравлюсь я кому-то или нет, даже ей.
- Я не думаю, что мы были друзьями, друзья ведь друг о друге что-то да знают? – Подмигиваю ей, когда мы оказываемся уже на мосту, облокачиваясь на перила и глядя вниз, туда, где сверкая фарами, скользят машины.
Если бы я хотел покончить с собой, то спрыгнул бы с моста. Вид, конечно, у меня бы потом был не очень, зато ощущения. Нет ничего более гипнотизирующего в мире, чем смотреть на горящий огонь и проезжающие ночью машины под мостом, особенно если это красивый большой город. Сакраменто не самый крупный, думаю, в Нью-Йорке это гораздо круче. Обязательно съезжу туда хотя бы ради того, чтобы подняться на мост над проезжей частью.
- О чем ты сейчас думаешь? – Я складываю руки в замок, поворачивая голову к Браун. Она прекрасная, действительно прекрасная девушка с яркими, выразительными чертами лица. Мне нравилось ей любоваться, я не спешил отвести взгляда и не переживал о том, что смущаю ее. На протяжении на Скарлетт смотрят сотни тысяч глаз, десятки телекамер и объективов фотоаппаратов, но вряд ли в ее лике они видят то же, что и я.
- Я вот о том, что если бы хотел покончит с собой, то прыгнул с такого вот моста, - смеюсь. – Но пока еще я хочу жить, да я всегда хотел. Глупы те, кто не ценит жизнь.

+1

7

Даже не смотря на то, что я была облачена в каблуки, мои шаги были уверенными и твердыми, я не боялась споткнуться или свалиться с моста в воду, ты держал меня за руку, крепко и надежно, и впервые за долгое время я вдруг почувствовала себя рядом с тобой в безопасности. Возможно. Это была всего лишь иллюзия, я, как и многие другие влюбленные девушки лишь обманывалась, рисуя в своей голове для тебя свой собственный идеализированный образ, но мне хотелось представлять тебя именно таким – сильным, непокорным, неподвластным моим чарам. По документам ты мой муж, но наши отношения никогда не перебирались за планку случайного знакомства через родственников, перемешанного с ненавистью и яростью по отношению друг к другу.
А сейчас мне было хорошо, неприлично хорошо, словно в любую ближайшую секунду должно произойти что-то плохое, что обидит меня и вернет на землю, полную разочарований.
Раньше мы всего лишь существовали, сейчас я чувствовала, что жила, перешагивая через очередное препятствие, углубляясь внутрь моста, останавливаясь лишь где-то посередине. Мы молчали, позволяя друг другу немного времени на размышления. Он пришел за мной не просто так, он ведь хотел мне что-то сказать? Что то важное. Или может он просто хотел помириться и закончить нашу бесполезную холодную войну. Букет цветов, милый плюшевый кот, даже весь твой внешний вид говорил о благих намерениях. Но я все равно опасалась, и как оказывается, совсем не зря.
- Что значит – предпочел? – я всегда прекрасно знала, что твои отношения с Мел всегда складывались более положительно, чем наши. Вы всегда были друзьями, все званые ужины вы сидели рядом, постоянно перешептывались и косо смотрели в мою сторону. Завидовала ли я своей сестре? Нас всегда растили на разных условиях, и я чувствовала, что не достаю до ее уровня. Я не такая общительная и любознательная, не такая симпатичная и не так сильно полюбилась своему отцу. Мой характер был слишком сложным и непонятным для моих родителей, для всего окружения, и судя по всему, для тебя тоже. Но что значит это – предпочел? – Ты говоришь так, словно у тебя был выбор. – Это звучало смешно, я недовольно хмыкнула, прогоняя из своей головы прочь такие мерзкие мысли. Да если бы перед тобой поставили выбор, ты бы точно выбрал Розу, я в этом не сомневалась. Любой бы выбрал ее, с ней проще, она удобнее, она сделает все для своего папашки, ну и ваши отношения… Да мы все думали, что однажды вы точно поженитесь.
- Я люблю думать, это полезное занятие, и я считаю, что все эти твои красивые слова о любви – это напускное. Ты был молодым подростком, вряд ли это была любовь, в таком возрасте люди часто путают такие глобальные понятия с обычной стандартной симпатией. – Я не верила тебе, не верила тому, что однажды ты меня любил, и эти твои тонкие намеки на то, словно любовь быть может даже не прошла – наоборот оскорбляли меня. Я чувствовала, что ты издеваешься надо мной, словно ловишь рыбу на живца. Как много девушек верили в твои сказки? Я не поверю ни за что, пусть мне и хочется, хочется знать и понимать, что стала для тебя не очередной девочкой побывавшей в твоей постели.
- То есть я для тебя всего лишь образ, нарисованный в твоей голове? – я ухмыляюсь, у меня не было желания тебе нахамить, но то, как ты романтично разговаривал со мной меня немного смешило. – А что, если я не оправдаю твоих ожиданий? Что если я совсем не похожа на фантазию в твоем сознании? А какой ты меня видишь, расскажи мне?
Мне действительно интересно об этом послушать, что происходит в твоей голове, какой ты видишь меня? Совпадают ли твои видения со мной настоящей? Или же мне просто хотелось узнать, что ты думаешь обо мне, думаешь ли вообще.
Знаешь, сейчас рядом с тобой я дико волновалась, мне было сложно даже сделать глубокий вдох, волнение словно окутало меня цепями, я даже не могла расслабить спину, так и стояла с идеальной осанкой глядя в ночную синеву нашего родного города.
Мы не были друзьями, в этом ты прав, я не стала это отрицать, согласно кивая головой. Просто с губ слетело, я на самом деле так не считаю, просто волнение берет надо мной вверх, а еще ты так терроризируешь меня глазами, что я неосознанно чувствовала себя перед тобой голой.
- Ты как то странно на меня смотришь. – Хотелось отвернуться и спрятаться, но я уверенно стояла на месте, чуть облокачиваясь бедрами на перила, и глядя на звездное небо. О чем я думаю? Как бы это пошло не звучало – я думала о тебе. Но ты своими откровениями сбиваешь мои мысли, и я размышляю уже в совершенно другом направлении. Те, кто не ценит жизнь – глупцы. Я была глупой, и ты так спокойно говорил об этом всем, и я понимала, что ты совершенно меня не знаешь. – Иногда люди просто теряются в своих собственных проблемах и не видят иного выхода. Я не считаю их глупцами, просто они запутались, и рядом с ними нет или не было того, кто бы направил их в нужную сторону.
Это прозвучало несколько оскорблённо, и я надеялась, что ты не окажешься слишком проницательным и не поймешь, почему эта тема меня так сильно задела. На моем счету уже две попытки самоубийства, неудачные, отчаянные и нелепые. Я не считаю их глупыми, я считаю, что даже попытки меня кое-чему научили.
Мне всегда было легче бросить все, чем постоянно думать и не мочь решить свою собственную проблему. Мне легче бросить все и сбежать. Из этого города или же из этого мира – не суть важно. Но у меня есть близкие, у меня есть друзья, у меня есть цель в жизни. Я не могу сдаваться, хотя мне и бесконечно хочется это сделать.
- А мне бы хотелось умереть от счастья. Знаешь такое выражение? По моему это была бы самая классная смерть.

+1

8

И все такие разные
Счастливые-несчастные
На этих самых расностях
Построен этот мир.

Я позволял тебе задавать откровенные вопросы, я сам начал этот странный, не понятный для нас разговор. Но мне нравилось стоять здесь, облокотившись о перила, смотреть вперед, на город, на огни, на машины, на макушки деревьев, что виднелись совсем далеко, на черте горизонта, на темное небо и размышлять. Думать о тех вещах, о которых в любой другой ситуации я бы думать не стал. Не стал бы подвергать анализу чувства и ковырять вилкой у себя в душе. Мне вообще не свойственны дуэтные самокопания. Если я и предаюсь философским мыслям, то только наедине с собой. Мне неловко делиться своими мечтами, догадками, фантазиями с кем-либо. Точнее, я могу в шутку обсудить серьезные жизненные вещи, поржать и назавтра забыть об этом.
Но здесь, на мосту все было иначе. Я действительно в какой-то степени открывал тебе душу, приоткрывал не только самый дальний ее уголок, но и просвещал в тайны, делая тебя избранной.
Мне нравился мудрый огонек в твоих глаза, внимательный взор и отношение к этой встрече – по-настоящему серьезное. Ты не смеялась, ты все мои слова принимала за чистую монету, не подозревая о том, что они все – правдивы и действительно чисты.
- У меня был выбор, - словно между делом, я пожал плечами, складывая руки в замок и продолжая наблюдать за дорогой. Затем резко повернул голову, глядя на твое светлое лицо.
- И я выбрал тебя. На это были свои причины. Первая – любовь и дружба не должны ходить рядом. Я бы не стал портить отношения с Роуз женитьбой. – С тобой они у нас и так испорчены, но на самом деле к Мел у меня не было мужской тяги, влечения.
Она милая, по-своему красивая и добрая девушка, но страсти, огня, бешеной умопомрачительной искры в ней нет. Она так всегда и останется скромницей Мелроуз, которая будет стыдливо смотреть в  пол и что-то мямлить себе под нос.
Ты другая, ты сильная, самостоятельная, породистая, в тебе есть стержень и крепкая воля, тебя не сломить такой ерундой, как брак с нелюбимым мужчиной.
- А ты считаешь, что молодые и подростки не способный на любовь? – Усмешка и прямой взгляд в твои глаза, мои шоколадные тоже смеются бесстыже прямо тебе в лицо.
- Чем старше становится человек, тем он более скуп на чувства, и они, как правило, носят уже материальный и прагматический характер. Дети любят нас не за то, что мы красивы, умны и начитаны, а за то, что мы есть, за то, что у нас теплые руки и от нас пахнет молоком. Так что юношеская любовь бывает гораздо крепче взрослой. Понимаешь? Так что не могу с тобой согласиться. – Мне нравится спорить, особенно тогда, когда я считаю, что прав. Ну, то есть всегда.
- Мне кажется, когда человек для тебя не является раскрытой книгой, его образ всегда немного дорисован в голове. Ты же не знаешь, как бы он повел себя в той или иной ситуации, и начинаешь  придумывать, представлять разные варианты. И даже если ты вообще не прав, сам процесс очень занимательный.
И ни ты, ни кто-либо другой не обязан оправдывать моих ожиданий. Мои дорисованные образы – это мои дорисованные образы. Мои очарования и разочарования. И я сам несу за них ответственность. Так что не думай об этом. - Ты спрашиваешь, какой я тебя вижу, и я, убрав с лица непослушные волосы, на секунду задумываюсь, представляя тебя именно такой, какой вижу я: гордой, немного высокомерной, но в то же время ранимой и избалованной.
- Разной. Ты яркий и разносторонний человек, тебе можно приписывать совершенно разную палитру качеств от лицемерия и до сентиментальности. Вот и я, в зависимости от настроения и ситуации, приписываю разные черты. Тебя это волнует? – И правда, какое нам дело до того, что о нас думают, пишут, горят…
- Мне нравится на тебя смотреть. – Я сегодня непозволительно откровенен.
- Надо быть очень несчастным и одиноким человеком, чтобы так запутаться и перестать видеть краски жизни. Не слышал, - я подхожу к тебе ближе, касаясь пальцами твоих теплых губ и обводя их мягкой подушечкой указательного.
– Интересно, как это, умереть от счастья? Я бы хотел попробовать… Но пока случалось только быть счастливым до опьянения. Счастье похоже на наркотик, тебе не кажется?
Прижимаюсь носом к твоей горячей щеке, обнимая за талию. Сам не знаю, чего добиваюсь этой встречей.

+1

9

и в тот момент жизни
мне было стыдно за это
но не настолько
что бы отказаться от этих встреч

Ты говоришь о том, что у тебя был выбор, и поначалу эти слова отразились в моей голове лишь раздражительностью, обидой и непониманием. Я действительно не понимала, как можно было предпочесть меня моей идеальной во всех отношениях сестры? Светлые волнистые волосы, крупные  светлые глаза, пухлые губы и идеальные лини лица. Ее покладистый характер, ее талант, ее романтичная натура – просто ангел, та самая жена, о которой мог бы мечтать любой мужчина, особенно мужчина твоего типажа – тиран и деспот, привыкший жить только так, как угодно ему. Но ты выбираешь меня, рушишь именно мою жизнь, закрывая глаза на то, что брак в принципе не входил в мои жизненные планы. Ты поставил крест на всем, лишь потому, что не захотел смешивать любовь и дружбу.
- Тогда с чем, по-твоему, можно смешивать любовь? С презрением? С недоверием? Со страхом? – Как можно описать наши с тобой отношения? Я больше не зарекаюсь и не говорю о ненависти, я о ней и не думаю, но только сейчас я застопорилась на том, как можно наиболее грамотно «обозвать» наши с тобой отношения. Мы не любим друг друга, по крайней мере, я пыталась себя убедить. Но ты упрямо приходил в мои сны, нарушая покой и в реальной жизни, как сегодня, внезапно врываясь в гостинную моих родителей с букетом роз наперевес и с потерянным блеском в глазах. Зачем ты пришел? Ты и сам не знал ответа на этот вопрос – просто поговорить? – Как думаешь, после того как мы поговорим, что-нибудь изменится? – С улыбкой произношу тихим шепотом, заглядывая в глубину твоих темно-карих дьявольских глаз. – Станет ли проще? – Почему мне кажется, что все станет, наоборот, сложнее и запутаннее?
Мне нравилось заниматься с тобой размышлениями вслух, в унисон, сейчас мы играли друг для друга весьма странные роли – мы оба умели слушать, и мы слушали, откладывая в своей голове каждую случайно брошенную фразу. И знаешь, впервые, я действительно мало думала над тем, что говорю. Я была с тобой искренней, но вряд ли ты веришь в то, что я умею быть такой – настоящей, осязаемой, близкой и родной.
Детские влюбленности, ты говоришь об этом великом чувстве с таким восхищением, что я сама того не желая, все-таки смутилась, отворачиваясь в сторону городского пейзажа и упираясь ладонями в поручень.
- Я думала, ты совсем другой. Обычный богатенький пижон, который ничего не смыслит о любви. Внешность порой бывает обманчива. – Вновь оценивающий взгляд в твою сторону. Сейчас ты был совершенно другим, ты не играл на публику, не вел себя глупо и легкомысленно, не старался задеть меня резкими фразами, ты был собой, настоящим и простым, ты был таким, каким я тебя запомнила еще пару лет назад.
Длинные каштановые волосы, что были в постоянном беспорядке. Помню, как постоянно мы смеялись с Мелроуз над тем, как твоя мать бегала за тобой по всему дому с расческой, желая привести твой вид в порядок. Мы никогда не видела на тебе бабочек или галстука, кажется, даже на свадьбе, ты стянул этот аксессуар, как только нам было разрешено устроиться за столом. Ты был из тех мужчин, на который заглядывается каждая девушка. Но дело в том, что мне не нравится быть в числе каждой. И мне не хочется стать очередной жертвой твоего очарования, хотя порой мне и хочется утонуть в твоих горячих объятиях, что я и позволяла себе делать в своих снах.
- Смотри, я не против. Моя внешность тебя не обманет, я действительно сентиментальна и лицемерна. – Стоит ли отрицать очевидные вещи? Ты  разгадал меня, и как это тебе удается? – Честно? Думаю иногда, меня все-таки волнует, что ты обо мне думаешь. А тебе разве все равно? Неужели тебе не интересно, что я думаю о тебе? – Разворачиваюсь к тебе лицом, опираясь локтями о бетонные ограждения, глядя в твои глаза с долькой флирта и женского любопытства. – Так какая вторая причина?
Но ты не отвечаешь на мои вопросы, подходя ближе и буквально врываясь диким зверем в мое личное пространство. Честно, я не ожидала того, что ты осмелишься обнять меня, и уж тем более так откровенно говорить на такие темы.
- Опьянеть от счастья? – а ноги подкашиваются от внеплановых объятий, я чувствую, как твои нос касается моей щеки, как ты обжигаешь горячим дыханием мою кожу и будоражишь своими прикосновениями мою фантазию. Я заволновалась, не желая поддаваться твоим мужским чарам, я не должна быть такой глупой  и влюбленной девочкой, я не хочу быть одной из той массы твоих поклонниц, которым ты так же рассказываешь о счастье. Я не могу поверить в твой искренний интерес, не могу поверить в то, что тебе это действительно нужно.
Осторожно обнимаю тебя за плечи, опуская голову на твое плечо, стараюсь, чтобы мой жест не выглядел откровенно-романтичным, скорее дружеским, мягким и ненавязчивым.
- Знаешь, я хочу тебя спросить, или даже попросить. – Чуть отстраняюсь, перед этим касаясь тонкими губами твоей щеки легким поцелуем – скорее уловила момент для того, что мне еще раз вряд ли удастся сделать. – Я очень устала от этой войны, мне не нравится тебе хамить, мне не нравится твое хамство, и мне кажется, что все это лишнее. Мы же оба знаем о том, что между нами происходит. – Смотрю прямо в твои глаза, сохраняя паузу и переводя дыхание, борюсь с желанием коснуться твоих пухлых губ. – Мы же могли быть хорошими друзьями, ну или хотя бы приятелями, но почему то мы только ссоримся, зачем? Давай мы попробуем? Попробуем жить так, как жили тогда, в детстве? Мы дружили, и наше общение не было пропитано ревностью и злостью. Мне это нужно, нужно твое общество, но не в том ракурсе, в котором ты мне предлагал до этого. Ты будешь моим другом? Что скажешь? – и распускаю объятия, протягивая тебе ладонь для рукопожатия – словно заключили сделку. Дружба – вот наш выбор, наш безопасный путь для обоих, ибо иначе этот брак погубит нас обоих, а в первую очередь меня. Не хочу утонуть в любви к тебе.

Отредактировано Scarlett Brown (2013-11-28 22:19:00)

+1

10

Тщетны
Попытки наши быть
По числам чётным
Намного лучше, выше,
Ну и чёрт с ним.

Мы так и стояли, окидывая взором распростертые перед нами горизонты, тихо тихо прокрадывались в мысли друг друга, осторожно прощупывая волнующие нас темы Совсем еще девчонка, такая молодая и порой наивная ты бередила мою душу, заставляла меня меняться, меняться ради тебя и, может быть, для тебя. Мы никогда не были походи на всех остальных, ни друг на друга, мы слишком разные для того, чтобы говорить прямо и откровенно. Мы как кот и кошка привыкли играть и помнить об осторожности.
- Любовь не стоит смешивать с  другими чувствами, - пусть любовь остается только любовью, это слишком сложное и уникальное чувство, для того, чтобы подмешивать в него другие и тем самым лишать особенного острого вкуса. Да, в нашей любви своя начинка и свой привкус, где-то неуважения, где-то грубой и страстной физической силы, где-то робкого доверия.
- Каждый день что-то меняется, после каждого поступка или слова ты начинаешь относиться к человеку лучше или хуже.
- Просто – это слишком скучно, ты бы хотела, чтобы каждый твой день проходил так же, как предыдущий и все было просто и понятно? Об этом ты мечтаешь? – Об этом часто думал и я, что хорошо иногда быть глупцом и не подвергать анализу свои поступки, вообще жить и не париться, не размышлять над тем, что будет завтра, просто жить тем, что имеешь, жить сегодня».
Усмехаюсь, когда она смущено отводит глаза, а на щеках появляется легкий пунцовый румянец.
- У меня внешность богатого пижона? – Мой смех нарушает наступившую тишину, раскатистым эхом разливаясь и окутывая нас.
– Ты тоже не выглядишь умной, ведь ты блондинка, - пожимаю плечами. Конечно это шутка, Скарлетт давно уже сломала в моей голове все стереотипы о светловолосых женщинах. Быть может, секрет в том, что ее родной веет волос все таки темный?

Ты смотришь на меня, внимательно и вдумчиво, возможно, запоминаешь мое лицо, я же смотрю на тебя, на то, как отдельные непослушные волосинки выбились из прически и теперь играли с ветром, мешая разговаривать. Твои губы все время открывались и жадно хватали воздух. В глаза блестела искорка любопытства и повышенного внимания. Мы запоминали друг друга здесь, и сейчас, на этом мосту.

- Некоторый вещей лучше не знать, иначе со сойдешь с ума. – Продолжаю на философской ноте, пусть целью моего визита будет разговор, просто человеческий разговор двух людей, которые могли бы быть хорошими друзьями, но, увы, не являлись ими.
- Это когда ты очень счастлив, и все же жив, - терпеливо поясняю, и в этот момент на моих губах снова играет улыбка превосходства, люблю ощущать, что владею информацией, неведомой моему собеседнику.
Мои руки уже крепко сжимают тебя за талию, а твоя светлая голова спокойно опускается мне на плечо. Сейчас я чувствую себя мужчиной, нужным и даже важным для тебя. Мне с тобой легко и скалывается ощущение, что все на своих местах, все так и должно быть.
Немного встрепенувшись, я поднимаю взгляд, сталкиваясь с твоими карими очами.
- А что между нами происходит? – Я, честно, не знал. Влюбленность, симпатия, соперничество, интерес, ненависть, желание припомнить детские обиды, или быть может любовь? Любовь, которая слишком долго крылась где-то под слоями других чувств и которую теперь как следует сковырнули ложкой?
Может быть это страх признаться себе в своих чувствах?  Не знал, и не хотел знать.
Кидаю в знак согласия и своеобразного примирения.
- Хорошо, хамства не будет, - мне действительно не сложно сделать доброе дело, когда об этом просят нормально. Не сложно.
- Попробуем, - сжимаю руку Скарлетт, словно скрепляя жестом наш уговор. Друзья так друзья, правда, не знаю, выйдет ли у нас что-то толковое, ведь мы оба знаем, что есть чувства куда сильнее дружеских, чувства совсем иного плана. Но начать стоит с того фундаментального, на чем основывается дружба – с принятия другого человека как личности и уважения. Если мы научимся уважать друг друга, поддерживать, принимать таким, какой он есть безоговорочно, то из этого можно взрастить какие угодно отношения.
- Думаю, тебе пора вернуться домой, а то родители и дворецкий запереживают, - последнее слово было произнесено с сарказмом, вечно прислуга сует нос не в свое дело, хотя этот был довольно милым.
Мы еще немного постояли в тишине. Нарушаемой только глухими ударами веток деревьев о крыши гаражей, затем спустились и молча побрели по тропинке, ведущей в особняк Стоунов.
На душе было хорошо и спокойно, не зря все таки я пришел в этот дом, не зря купил цветы, и самое главное – мы не зря поговорили в дали от чужих глаз. Я верб в то, что теперь все обязательно будет по другому, что все изменится.
Домой я вернулся так же, как и приехал сюда, на своем кадилаке, зашел в пустую, прохладную квартиру, от каждой стены в которой веяло одиночеством и уснул так, словно не спал десять дней. Эта легкая и воздушная встреча почему-то вымотала меня. Быть может так всегда, чем меньше тратишь сил, тем острее ощущаешь усталость?
Перед сном, те пару секунд, пока мой разум не поддался забвению, я думал о ней и желал ей спокойных снов…

*конец*

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - послесвадебный переполох!