Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I will never let you go


I will never let you go

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Даже странно…мы идем и ведем беседу, которую начинают, когда нечего сказать своему собеседнику. Обычно люди скрадывают тем самым тишину или легкое ощущение одиночества, при этом создавая ощущение не ловкости. Но, это оказалось даже забавно, потому что Джон решил поддержать разговор и пошутить. Его смешок показался радостным и беззаботным, как и было раньше. Его смех и улыбка всегда вызывали во мне лишь приятные чувства и заставляли почувствовать себя увереннее, хотя казалось, что ситуацию уже ничто не спасет.
А когда он обнял меня, я поняла, что очень соскучилась по его объятиям, хотя сначала от неожиданности потеряла равновесие. Да, вот так вот просто и слегка непринужденно, и, тем не менее, я была очень благодарна супругу, что он совершил такой жест. Захотелось положить голову ему на плечо и преобнять за талию, что я и сделала, дабы не казаться отстраненной – пусть чувствует, что с ним есть рядом люди, которым он очень нужен. И мои действия шли не от того, что так нужно сделать, а потому, что мне так хотелось самой, хотя было и слегка боязно – вдруг отстранится или просто станет неприятно, но все обошлось, и появилась возможность ощутить себя самой собой.
Улицы, дома, фонарные столбы – все это создает одну неповторимую атмосферу, которая так и норовит вернуть нас в наше прошлое. Каждый кусочек этой части города заставляет задуматься и вспомнить все происходящее на этой улице. Может это и не так масштабно, как должно было быть, но имеет свой смысл – каждое мгновение, в совокупности с другими моментами, составляет нашу жизнь и делает ее более полной и красочной.
Разговор все-таки сошел на нет, но это не было катастрофой, как могло показаться раньше. Мы шли, молча и в глазах моего спутника начинали проявляться искорки понимания – он вспоминает дорогу, наверное,…по крайней мере, мне так показалось, когда Джон целенаправленно стал смотреть сначала на подъезд дома, а затем и на дверь квартиры. Порой он уходил слегка вперед, чтобы поскорее оказаться на месте назначение, хотя и не замечал за собой такого. Да, он вспомнил свой дом и это уже небольшое продвижение; осталось лишь достать ключи и открыть дверь. Ключи – отдельная проблема, которая всегда возникает, когда это ненужно. Я ненавижу женские сумки, просто терпеть их не могу – большое пространство, а толку от него мало. Куда не пихай ключи, они всегда куда-то перемещаются, независимо от того – запихнул ты их в отдельный карман или нет.
«Черт… как же я ненавижу эту сумку…надо будет выбросить ее и вернуться к саквояжу или портфелю, а может и просто к рюкзаку…»
На лице появляется облегченная улыбка, когда заветная связка все же оказывается в моих руках и тут же направляется в замочную скважину, слегка скрепя при движении в замке.
Вот он - момент истины, когда он снова увидит свой дом и свою собственную квартиру. Джон, наверное, волнуется и это волнение переходит частично ко мне, что заставляет меня обернуться и проверить – все ли с ним хорошо.
- Проходи…,-говорю я, плавно открывая дверь и делая шаг чуть в сторону.
Ему нужно освоиться самому и пройтись по просторным комнатам нашей квартиры, в которой ничего не изменилось с того рокового дня. По-прежнему каждая вещь стояла на своем месте, даже посуда и прочие атрибуты. То время, что муж был в больнице, на кухне кочевали только кружка, чайная ложка, кофе и тарелка. Все. Остальное было неподвижно, будто время застыло, и ожидало возвращения своего хозяина. Уборку я проводила регулярно и пыли не было, отчего обстановка казалась еще более угнетающей.
- Вот мы и дома…,- раздался за спиной мужчины мой голос, когда я проходила мимо, чтобы открыть окна и прогнать застоявшийся воздух.
- Тебе приготовить что-нибудь?
Не знаю, как Джон, а я бы не отказалась от чашечки зеленого чая,- может чаю?

Отредактировано Jace Valentine (2014-01-10 20:53:13)

+1

22

Александра уступила дорогу и распахнула передо мной входную дверь, давая мне возможность первому шагнуть в квартиру. Я с трудом преодолел волнение и ступил внутрь, привычным для себя движением руки включая свет. Небольшая прихожая открывала обзор на гостиную. Почти ничего не изменилось. Пара вещей лежала не где обычно, помимо моей одежды я заметил и чужую, точнее моей жены. Непривычно. Но ощущения что это мой дом всё же присутствовало. Наш. Теперь он - наш. Но от этого осознания ощущения не становились хуже - дом всё равно оставался домом.
Я расстегнул и снял куртку, повесив её на крючок в прихожей, пока Александра открыла окна, позволяя морозному воздуху проветрить все комнаты в квартире. Сняв обувь, я подхватил свою сумку и прошёл в гостиную – ничего не изменилось, почти, только добавилась пара-тройка диванных подушек, диски с фильмами и фотографии в рамках. Непривычно. Я не особо уверенно прошёл в свою комнату. Точнее теперь – нашу с Александрой. В комнате стояла двуспальная кровать. Неловкость. Опять. Во мне всколыхнулись противоречивые чувства. Ведь где-то в подсознании хотел увидеть совсем другое и сейчас ожидания не оправдались.  Растерянность. Я замешкался в дверях. Надеюсь, Александра не заметила этого.
- Тебе приготовить что-нибудь? Может, чаю? – неожиданно раздался за спиной её голос, и я вздрогнул.
- Нет… Спасибо, я ничего не хочу, - кажется, улыбка получилась какой-то неловкой.
Чёрт, чёрт, чёрт. Мне нужно научиться не выдавать так явно своих чувств. Не хочу, чтобы она опять начала теряться от того, что я как-то не так реагирую на происходящее. Я бросил сумку рядом с кроватью и снова повернулся к девушке:
- Я хотел бы принять душ перед сном. В больнице нормальный душ - это роскошь, сама знаешь, - снова улыбаюсь, но уже увереннее.
Александра сначала теряется, но потом кивает с улыбкой, соглашаясь с моими соображениями. А мне и правда не помешает сейчас хороший душ – возможно, это приведёт мысли в какой-никакой, но всё же порядок. Туда я незамедлительно и направляюсь. Спустя несколько минут опираюсь руками о бело-бежевый кафель стены душевой кабинки – горячие струи стекают вниз по волосам и спине.  Тепло, аж мурашки по коже. Хорошо. Кажется, мне становится немного легче. Прошло минут пятнадцать или двадцать, пока я не заставил себя закрутить воду. Свою зубную щётку я опознал без труда. Постепенно появлялось ощущение того, что всё так, как и должно быть. Я дома.
Я обернулся полотенцем, закрепив махровую ткань на поясе, и наконец вышел. Александра мельком глянула в мою сторону, но снова отвела взгляд, закрывая окно в гостиной и пробормотав что-то вроде «с лёгким паром». Мне показалось, или она смутилась? Наверное, показалось.
- Тебе тоже не помешает душ… - я стараюсь ненавязчиво поддерживать диалог между нами. – День был тяжёлый…
Она соглашается, но уже увереннее, но не встречается со мной глазами. Или мне кажется? Ухожу в комнату и переодеваюсь в домашние вещи, что достал из сумки. Осматриваюсь, пытаясь привыкнуть к изменившейся обстановке. Да, именно это мне нужно – привыкнуть. Просто сижу на кровати и пытаюсь уложить в себе это ощущение. Слышу, как Александра принимает душ. Вскоре и звук фена. Мысли не хотят укладываться в череду - после горячего душа меня начинает одолевать сон. Такая сладкая и желанная дрёма. Пойду спать в зал на диван. Я нашёл в шкафу плед и уже взял одну из подушек с кровати, как в дверях появилась Александра. Вид у неё уже не такой усталый, она как будто приободрилась и оживилась, или это иллюзия от того, что появился румянец на щеках после душа? Она немного растерянно смотрит за моими действиями, но вскоре на лице появляется тень понимания.
- Я тут подумал… мне лучше пойти спать на диван… в гостиную… наверное… кхм.
Боже, почему я снова теряюсь и мямлю что-то невразумительное как полный идиот? И почему меня терзает ощущение, что я сморозил сейчас неимоверную глупость? Инстинктивно сжимаю в руках плед и подушку – нервы, мать их. Волнение нарастает…

+1

23

Было неловко наблюдать за действиями Джона, которая бродил по дому будто призрак. Он то находился, то терялся снова, чтобы снова вспомнить расположение вещей в доме. Конечно же, я была растеряна в данной ситуации и не знала, что мне делать. Даже более того, я чувствовала себя лишней. На просьбу помыться, на моем лице появилась понимающая улыбка- в больнице всегда проблемы с душем и ванной, эта проблема постоянна в любом медицинском учреждении, как бы не утверждали власти. Хотя...в одиночных палатах для привилегированных лиц, наверняка, есть отдельные душевые, но меня эта ничуть не беспокоит.
Главным является то, что мой муж имеет возможность помыться по-человечески, а тем временем я постелю кровать. Пока он приводил себя в порядок, я нашла постельное белье и разложила все на свои места. Комната тут же превратилась в уютную спальню. Здесь расположиться Джон, а я пойду на диван. Он впервые дома после аварии и не хорошо заставлять его спать со мной на одной кровати - ему нужно привыкнуть. А я сама хорошо отдохну на диванчике и мне будет комфортно.
Как только мужчина вышел из ванной, туда направилась я. Холодный душ был тем самым лекарством, которое могло спасти меня от лишних тяжких мыслей и привести в порядок мою голову. Как же прекрасно ощущать обжигающие холодные капли и понимать, что это расслабляет и заставляет откинуть свои проблемы.
К счастью мылась я не более пятнадцати минут и успела как раз вовремя к побегу из спальни. На моем лице застыло выражение легкого непонимания. Куда это он собрался?
Преодолев небольшое расстояние между кроватью и дверью, я забрала вещи из рук мужчины и положила их ан место. Я не позволю ему спать на диване, хоть убей.
-Джон...я,- начала я и немного задумалась, а что я могу сказать? Прости, но я не пускаю тебя в гостиную? Прости, но это бред...Алекс...это глупо.
Внутренний диалог оказался хуже моих мыслей и посему я лишь указала на один факт, который был не рушим как китайская стена.
- Сегодня, как и последующие дни, ты будешь спать здесь. Я понимаю, что тебе не комфортно находиться со мной в одной комнате и поэтому постелила себе в гостиной на диване.
Я уже вижу первые признаки возражения и спешу их прервать, пока они еще не вырвались на свободу. Сейчас я покажу себя с очень строгой стороны характера и не потерплю каких-либо попыток пресечь мое вполне логичное мнение.
- И даже не спорь со мной. Тебе нужен отдых! А я прекрасно высплюсь на диване...
Дружелюбно улыбнувшись, я потуже затянула халат на своем поясе и поцеловала мужа в щечку. Мы поняли друг друга и это не могло радовать. Хоть какой-то компромисс.
- Спокойной ночи, отдыхай...
Пока Джонатан не очнулся, я ушла в гостиную, в которой очень удобно расположилась и укрылась теплым одеялом, которое дарило мне тепло и уют. Это позволяло ощутить себя в безопасности, в особенности нахождение мужа в квартире. Пусть он и в дальнем помещении, это не может не радовать. Как говориться, родные стены лечат. Посмотрим, поможет это или нет. Завтра у нас плотный график мероприятий...

+1

24

Александра по началу растерялась, но это было ненадолго. Буквально какая-то пара секунд и на её лице появилось выражение решимости, что я даже, признаться, испугался не отчитает ли она меня сейчас за сказанное как нашкодившего щенка. Она забрала у меня плед и подушку, я даже не стал сопротивляться. Голос её при этом приобрёл тот не терпящий возражений тон, который я не ожидал услышать от неё после всего того времени, что мы провели вместе. Обычно она терялась и старалась соглашаться со мной во всём, а тут просто поставила меня перед фактом. Я было даже попытался вставить своё «но», но у меня не получилось. Вот чего я не ожидал от неё, так это такой категоричности. Может быть в чём-то Александра была права, и её доводы имели под собой логическое обоснование, но, чёрт побери, как я могу спать на двуспальной кровати, зная, что она будет ютиться на диване в гостиной? Нет-нет-нет, так не пойдёт и я должен это сказать - туда пойду спать я!
- Спокойной ночи, отдыхай...
Тут она неожиданно шагнула ко мне и поцеловала меня в щёку. Было ощущение, что мою кожу обожгло огнём, хотя это ощущение было скорее от того, что к моему лицу от смущения прилила кровь. Я не ожидал, и девушка, воспользовавшись эффектом неожиданности, просто-напросто застала меня врасплох. Кажется, я покраснел – вот чёрт! Да что со мной такое?! Я хотел что-то сказать, но уже забыл, что именно и лишь хватал ртом воздух как аквариумная рыбка. А Александра тем временем спешно ретировалась в гостиную, прикрыв за собой дверь. И я остался стоять посреди комнаты в полном замешательстве. Пойти за ней следом и вернуть обратно? Готов поспорить что у меня ничего не выйдет. А спорить и припираться с ней я не хотел.
Мне оставалось только вздохнуть, приняв поражение, и проследовать к кровати. Странные смешанные чувства охватили меня, когда я откинул одеяло чтобы лечь. Я попытался найти в голове хоть одно воспоминание – как мы купили эту кровать, покупали постельное бельё, как спали в ней вместе, хотя бы одно утро или даже… ночь. Ничего. Полный ноль. Я с усилием заставил себя лечь под одеяло, выключить лампу на прикроватной тумбе и откинуться головой на подушки. Сон пришёл не сразу. Я долго ворочался, переворачиваясь с одного бока на другой, лежал на спине и смотрел в потолок. Но вскоре начал понимать, что глаза сами собой начинают закрываться, и перестал сопротивляться, загоняя тревожные мысли куда-то в глубину сознания. Последняя мысль, промелькнувшая в моей голове – ни одна больничная койка, даже в платной палате, не сравнится с кроватью в твоём доме.
Не сказать, что проснулся я рано, но солнце за окном говорило уже о начале нового дня. Я не сразу осознал где я нахожусь, но когда смог вернуть поток мыслей в нужное русло, то охнул и потёр глаза. Чёрт побери, как же трудно свыкнуться с новой реальностью! Я не стал валяться в кровати, у меня никогда не было такой привычки – проснулся сам, значит выспался, никаких отговорок быть не может. Я осторожно приоткрыл дверь и выглянул в гостиную. Александра ещё спала. Это меня даже порадовало – ей нужен отдых и длительный спокойный сон. Я как можно тише подошёл, оправил сползшее наполовину одеяло. Девушка вдруг поморщилась и заворочалась, я испугался, что разбудил её своими действиями и уже мысленно чертыхнулся на себя, но нет – она перевернулась на спину и лицо её снова стало безмятежным. Она продолжала крепко спать. Я облегчённо вздохнул и прошёл в ванную. Нужно было прогнать остатки сна тёплым душем. Александра продолжала спать, когда я вышел оттуда и проследовал на кухню, попутно жалея, что дверной проём, ведущий туда, не имел двери. Я аккуратно просмотрел все ящики и шкафчики, потом холодильник – теперь у меня было представление о том, что из еды было в распоряжении. По состоянию холодильника я понял, что моя жена пренебрегала походами в магазин за продуктами. Но всё же смог найти там то, из чего можно приготовить завтрак. Да, я намеревался приготовить Александре завтрак, хоть какая-то благодарность (или всё же - извинение?) за то, что спал я в лучших условиях, чем она. Я старался не производить шума, пока жарил яичницу с беконом и закладывал хлеб в тостер. Не представляю, что она обычно ест на завтрак, поэтому импровизирую. И вот уже вскоре на столе стоит большая тарелка с яичницей, хрустящими ломтиками бекона и румяным тостом на одной стороне и с нарезанными фруктами и ягодами на другой – яблоко, манго, клубника. Зелёный чай уже почти заварился, пока я пил свой кофе. Я уже было хотел поставить на стол кружку с чаем, разворачиваясь к столу, и попутно размышлял каким образом поделикатнее разбудить девушку, как вдруг увидел её в проёме кухни. Почему я не слышал, как она там появилась? Я вздрогнул от неожиданности и чуть не пролил на себя горячий чай, но лишь слегка попал на руку, но не выронил кружку, стоически перетерпев, чтобы поставить её на стол и только потом чертыхнулся, сунув руку под кран с холодной водой.
- Ты уже проснулась? Нормально спалось? – не нашёлся что ещё спросить и немного смущённо добавил. – А я… завтрак приготовил… тебе… вот.
Слежу за её реакцией и начинаю снова нервничать.

Отредактировано Erik Bergmann (2014-01-31 00:07:01)

+1

25

Сон был, как ни странно, спокойным и расслабляющим. Я впервые за долгое время ощутила странное спокойствие и увидела красочные и живописные сны. Не те страшные кошмары или кромешная тьма, которые заставляли меня просыпаться в холодном поту и глубоко учащенно дышать. И я этого правда боялась, а вдруг снова те страшные картинки? Вдруг я снова останусь одна? Вдруг я перестану быть собой и закричу на всю квартиру и разбужу Джона? Мне наверное было бы стыдно, и еще, а вдруг бы меня посчитали за сумасшедшую и вызвали бы санитаров псих. больницы?! Да, это было страшнее всего - понимать, что такое и правда может случиться.
Но все обошлось и теперь можно было сладко потянуться, щурясь на утреннее солнышко. Мышцы с радостью отозвались на это действия, слегка прохрустели хрящики в локтях и в спине ощутилось приятное напряжение.
Через некоторое мгновение в нос ударил вкусный запах завтрака, который так и манил к себе, чтобы его вкусили.
Даже странно, в начале мне показалось, что я сплю...
Что это?
Действительно хороший и вполне уместный вопрос, даже и не знаю, отчего он возник в моей голове, но именно он и провел ниточку к моему мужу.
Неужели он решил приготовить завтрак?
Немного удивленная такой заботой и вниманием, я одела легкий шелковый халат и прошла к кухне, осторожно заглядывая внутрь. Передо мной показался Джон, а затем и его творчество. Он не сразу увидел меня, что позволило мне понаблюдать за супругом, без его ведомо. Он так забавно суетился и метался по кухне, что это вызвало у меня легкую искреннюю улыбку. При этом невольно, я убрала волосы назад, продолжая смотреть на "хозяюшку".
Он обжегся и я тут же подошла ближе беря его руку в свои ладони и мягко провела по ожогу.
- Осторожнее...не хотелось бы, чтобы ты пострадал при готовке завтрака. Можно будет сказать, что при этом смертельном трюке пострадал один мужчина и парочка фруктов. Но это только между нами, хорошо?
Поцеловав обожженное место, я оставила еще один поцелуй на щеке мужчины и прошла к табуретке, попутно беря кружку зеленого чая. К тому моменту, как я опустилась на табуретку, в руках уже был небольшой кусочек манго, слегка поднаткусанный. Было и правда очень вкусно, все так и таяло во рту.
-Очень-очень вкусно! Ты присоединишься?
За ушами так и хрустел фрукт, который я иногда запивала зеленым чаем. Так Манго отдавало свой вкус в более насыщенном объеме, давая более ярким аромат и удовольствие от чаепития.
- Давно так вкусно не кушала...прямо пальчики оближешь, правда...
Беря кусочек яблока, улыбнулась и игриво подмигнула, ставя попутно чашку на стол и убирая прядь выбившихся волос за ухо. Ощущение было, что я маленькая девочка, которая прибежала после занятий домой и очень голодна, ну или подросток, который опаздывает на пары, после бессонной ночи.
Хихикнув, дожёвываю фрукт, и улыбаюсь.
- Чем сегодня займемся? Есть идеи?
Если есть идеи, будем воплощать в жизнь, если их нет, то решим вместе, чем же занять весь предстоящий день. Не плохо было бы пофотографировать, но и это подождет.

+1

26

Меня не покидало чувство неловкости каждый раз, когда Александра проявляла ко мне внимание. Внимание не как к постороннему человеку или другу, а как к любимому человеку. И вот сейчас, когда она держит мою руку в своей и поглаживает покрасневшую кожу, мне вновь становится неловко, но отнять руки я не могу. Или не хочу. Сложно определиться. Я молча наблюдаю за её действиями и слушаю что она говорит. Чувствую себя каким-то маленьким мальчиком, которого успокаивают, чтобы он не плакал от боли. Мне и не больно, а даже наоборот – её пальцы так нежно скользят по коже, а потом губы касаются обожжённого места. Потом Александра легко и мимолётно целует меня в щёку и садится за стол. Кажется, я всё же угодил и завтрак будет съеден с удовольствием без притворства.
- Нет, я уже перекусил в процессе готовки, - улыбаюсь в ответ, отрицательно мотнув головой. – Я рад, что тебе нравится.
Может ей и правда нравится, а может просто не хочет меня огорчить – я не могу сказать точно. Но всё, что лежит перед ней на тарелке исчезает с завидной скоростью. Мне вроде и должно быть приятно, что мои труды не пропадают даром, что ей всё же нравится, но вместо этого я чувствую лишь укол вины. По всему на кухне видно, что девушка не обременяла себя готовкой нормальной еды. Поэтому сейчас ей эта моя стряпня и кажется такой вкусной. Скорее всего, или нет – я уверен на все сто процентов, что это из-за аварии. И… возможно и из-за меня тоже. Она была такой вымотанной морально и физически, когда я её впервые увидел… И ведь я тому причина. Нет, конечно же, авария сыграла свою роль в этом даже больше, чем я. Но это не отменяет моей вины.
Я снова пытаюсь вспомнить. От мыслей об аварии вновь начинает болеть голова, отдаваясь тяжёлой пульсацией в висках. Каждый раз, когда я пытаюсь вспомнить хоть что-то, моё сознание и мой мозг начинают отчаянно сопротивляться, не желая выдавать мне никакой информации. Врач предупреждал об этом.
- Я… не знаю… - рассеяно отзываюсь на вопрос. - Извини, я сейчас вернусь, - я старался не выдавать себя, но кажется, всё же поморщился в тот момент, когда пульсирующая боль сдавила виски особо сильно.
Я поспешно вышел из кухни. Мне нужны таблетки, что мне выписали. Срочно. Забыв обо всех правилах приличия, роюсь в сумке Александры, стоявшей на ковре рядом с диваном. Я бы мог попросить её саму мне их дать, но не хочу. Наконец нахожу эти прозрачные баночки из оранжевого пластика. Названия на этикетках мне ни о чём не говорят. Где-то должен быть рецепт. Чувствую, как мои руки трясутся. Что со мной? Сердце стучит в ушах. Зажмуриваю глаза:
- Возьми себя в руки…. Всё нормально… Успокойся, - уговариваю сам себя, стараясь дышать глубже и не паниковать.
Откуда эта чёртова паника?! Сажусь на пол рядом с диваном, прислонившись к нему спиной. Хорошо, что Александра меня не видит в этот момент. Надо срочно взять себя в руки. Мне нужно взять себя в руки. Всё ещё дрожащими руками достаю из сумки документы о выписке. Вроде бы становится легче. Перебираю бумаги, пока не нахожу злополучный рецепт. Так, всё нормально. Пробегаюсь глазами по строчкам. Нахожу про головные боли, перебираю баночки в поисках нужного названия. Вот оно, нашёл. Сердце потихоньку перестаёт учащённо биться, возвращаясь к нормальному ритму. Встаю, хотя ноги чуть дрожат и не сразу слушаются меня.
Возвращаюсь на кухню как ни в чём не бывало. По крайней мере мне кажется, что у меня выходит сделать вид, что всё нормально.
- Мне нужны были таблетки… - оправдываюсь и виновато улыбаюсь девушке, замечая её взволнованно-вопросительный взгляд, обращённый на меня и баночку таблеток в моей руке, которую я открываю не совсем уверенными движениями. – И я… взял их из твоей сумки…
Только сейчас начинаю осознавать, что не имел никакого права на это, и, испугавшись этого осознания, поспешно добавляю севшим голосом:
- Извини, пожалуйста…
Виновато опускаю взгляд и смотрю на стакан с водой, который предательски дрожит у меня в руке. Потом перевожу взгляд на оранжевую баночку. Какая дозировка там была прописана? Одна или две таблетки? Мысли путаются…

0

27

Было очень вкусно, правда вкусно и необычно. И на это никак не влиял тот факт, что я давно не готовила себе, нам поесть. Просто в определенный момент понимаешь, что ничего не хочется, а сейчас появилось то ощущение голода, которое хочется погасит. А чем скорее это случится, тем лучше. Мне на несколько мгновений даже стало стыдно, что я ничего не покупала из продуктов, холодильник был пуст и Джону пришлось выискивать по кухне в поисках съестного.
«Молодец, Алекс…ничего лучше не придумаешь…создаешь ощущение полной безответственности и растерянности... привела мужчину в дом, а продуктов не купила…мда…»
Наверное, я выгляжу как голодные с севера, которые набросились на еду после дальней дороги. Это и глупо и смешно, надо бы перестать поедать с такой поспешностью завтрак, но боже, как это вкусно…ммм. Я с трудом сдерживаюсь, чтобы не издать ни звука.
Но меня совершенно удивило одно явление – Джон куда-то внезапно скрылся и покинул помещение, будто что-то или кто-то его вызвало по важному заданию. Это показалось сперва вполне нормальным и естественным, может приспичило что или воспоминание промелькнуло в голове. Может случиться всякое, правда? И это не будет чем-то ужасным и непредсказуемым. Это нормально и естественно.
Пока он отсутствовал, я успела доесть завтрак и помыть посуду. Хотела сначала выйти в коридор, но не решалась. Просто боялась потревожить лишний раз супруга и помешать в пути к «просветлению». Да и были у меня мысли по поводу проведения дня.
«Нужно будет съездить за продуктами, а потом погуляем по городу, пешком…отведу его Baskin-Robbins и угощу любимым мороженным…»
До сих пор в голове мелькали воспоминания по поводу этой кафешки мороженного. Холодные кусочки во рту, что аж в мозгу леденело. Как будто шагнул в детство и вернулся обратно. Такие теплые воспоминания должны что-то пробудить в Джоне. Я считаю, что любого взрослого это мороженное возвращает в детство, но не будем и дальше об этом.
Джон вернулся с таблетками в руках и тут я поняла, что упустила их виду нечто важное. Ему было плохо, а я взяла и прошляпила этот момент. Чувство вины стало поедать меня, пока не выбралось наружу. У него болела голова – я знала это, видела боль в его глазах и все же упустила этот момент.
Одним рывком я оказываюсь возле него и уже подношу стакан воды.
- Давай я помогу…
Я знаю этот рецепт наизусть и количество таблеток, которое нужно принять моему мужу, я не забуду даже под риском смертной казни.
Мои пальцы ловко забирают пузырек из рук Джона и открывают крышку.
- Ничего страшного…вот возьми
Протягиваю несколько таблеток со стаканом воды и тревожно смотрю в любимые глаза. Упрекать его не стану, я сама виновата, что не заметила очевидного. Впредь надо будет быть внимательнее…
Слежу за каждым движением Джона и жду, когда таблетки окажутся там, где им и нужно быть.
- Пойдем…тебе нужно прилечь, пока боль не уйдет…
Бережно беру его под локоть и веду в спальню…в этом со мной лучше не спорить. Просто нет выбора.
- Ложись,- мягко говорю я, и, после того, как Джон ложиться, сажусь рядом. Моя рука гладит его по волосам, щекам и вискам, будто бы успокаивая… Даже кажется, что это поможет снять боль и ускорит процесс лечения, глупая девочка. Я верю сейчас, что могу сделать все, что угодно, чтобы Джон чувствовал себя лучше. Маленькие фантазии и большие амбиции…
- Завтра и правда был вкусным…позволишь тебе приготовить что-нибудь на ужин? Ну, или приготовим его вместе…
Продукты в любом случае будут, а остальное мы уже сделаем, ведь это не так сложно, как кажется на первый взгляд.
- Совсем забыла про прием таблеток, нужно было из сразу достать, как только пришли домой… Мне очень жаль, что так получилось, правда... Не забудь я этого, ты бы не ощущал себя плохо...
На губах промелькнула виноватая улыбка, она и правда была такой. Мне было больно осознавать тот факт, что из-за меня страдают любимые люди.

+1

28

Александра заметила мою растерянность и поспешила прийти мне на выручку. Мне было бескрайне неловко за свою беспомощность, но мне и правда было нехорошо. Я не помню, когда я последний раз чувствовал себя так и чувствовал ли вообще, сложно сказать, мои мысли путались. Я испытал облегчение от осознания, что она не рассердилась на то, что я копался в её сумке. Хотя у неё было на это право. То понимание, какое она проявляла ко мне эти дни казалось мне незаслуженным. Хотя я и понимал, что это, наверное, нормально для жены. Но в моей голове до сих пор не уложилось к ней отношение как к моей супруге. Она до сих пор была для меня малознакомым человеком. И я ничего не мог с этим поделать. Наверное, мне просто нужно время. Нельзя просто так взять и принять такой факт. Это сложно. Александра мне нравилась, как человек и как девушка, но я пока не мог воспринимать её как кого-то близкого и родного мне. Это ощущение не появляется просто от того, что так должно быть.
Она проводила меня до кровати. В её словах был смысл – горизонтальное положение сейчас было для меня едва ли не самым желанным. Казалось, от этого головная боль ослабевала. По крайней мере не нужно будет сосредотачиваться на том, чтобы устоять на ногах. Я прикрыл глаза. Виски неприятно сдавливало, от чего появлялось неприятное ощущение, похожее на тошноту или вроде того. Меня начинала раздражать моя беспомощность, как и любого человека, для которого это было не свойственно. Я привык всё и всегда делать для себя сам. И я не привык, чтобы меня обхаживали. Но зародившееся раздражение начало отходить на второй план – ласковые поглаживания присевшей на край кровати Александры заставили меня отвлечься. Её пальцы зарывались в мои волосы, ероша, потом спускались к виску и щеке. Так обычно делала моя мама, когда я был маленьким и у меня поднималась температура или что-то сильно болело. Это одно из тех воспоминаний из детства, которые греют тебя изнутри. И я был сейчас благодарен Александре, что она напомнила мне это. Мне стало полегче. Не знаю помогли ли таблетки или это всё её забота, а может быть всё вместе.
Мне не понравились её слова - она чувствовала себя виноватой в том, что мне стало плохо. В конце концов, я не такой тяжело больной, чтобы самому не помнить о том, что мне прописано пить лекарства. Я же не инвалид. И она совсем не обязана по расписанию бегать за мной с таблетками и стаканом воды:
- Тебе не за что себя винить, - я открыл глаза и строго посмотрел на неё. – Ты не можешь контролировать всё. И мне не нужна ни нянька, ни сиделка в твоём лице, Александра. Ты и так уделяешь мне достаточно внимания. И даже больше, чем следовало бы.
Возможно, это прозвучало немного резко, но зато честно. Я не без труда (в висках всё ещё пульсировала тупая боль) принял на кровати полу сидячее положение, прислонившись спиной к изголовью. Потом притянул к себе Александру, приобняв одной рукой:
- Только не обижайся на меня, ладно? Я правда очень благодарен тебе за заботу, но я не хочу чувствовать себя каким-то беспомощным и тяжело больным, понимаешь? - уже более мягко продолжил я. – Я буду очень рад, если ты приготовишь мне что-нибудь на ужин. Даже более того – я хочу помогать с его приготовлением. Если ты мне позволишь, конечно, - я примирительно погладил её по предплечью. – И больше не вини себя в моём состоянии, договорились? Я не хочу больше слышать от тебя этих глупых извинений.
Надеюсь, что я смог правильно подобрать слова. Мне не хотелось её обижать. Равно как и не хотелось быть для неё обузой. Ей и так нелегко, а я доставлял ей дополнительные хлопоты.

+1

29

Мне очень хотелось сделать что-то нужное, быть рядом и быть не просто пустым местом. Может, конечно, я и правда переборщила, просто боялась, что сделаю что-то не так. С одной стороны, не будь я такой встревоженной, то Джон решил бы, что я безучастна и просто черствая и бесчувственная стерва. Со второй стороны, когда я его так опекаю, я становлюсь похожей на гламурную утку, которая цепляется на шею.
Черт...что со мной? Я настоящая набитая дура, которая сошла с ума с этой аварией. Ведь я никогда в жизни никого так не оберегала, не была такой сентиментальной и надоедливой. Да, черт подери, Джон прав...
И он правда был прав, мне пора стать собой и перестать следить за каждым его движением, ведь он взрослый мужчина, который способен о себе сам позаботиться. Не стало мне быть похожей на свою мать, которая вечно доставала отца и меня в том числе, мол надо сделать то и съесть то, чтобы не болело. Может, это и хорошо, но не для меня. А сейчас, я сама стала похожей на нее, черт возьми...
Аааааааа....нет, хватит...
В моей голове происходит целая борьба, пока я с пониманием слушаю своего мужа и молча киваю головой - активное слушание.
- Знаешь, а ты прав...,- согласно киваю головой, при этом ни единой тени улыбки не возникает на моем лице. Это серьезное утверждение, которое будет иметь вполне весомое подтверждение. Да, он прав и это должно прозвучать вслух.
- Этого больше не повторится, потому что я не хочу вести себя как моя мама. Это раздражает и да, спасибо, что лишний раз на этот указал. Ты помог мне вернуться в свое обычное состояние.
Потом снова на лице появляется добрая улыбка и я снова глажу по голове любимого, закрепляя свои слова ласковым прикосновением.
-Давай сделаем так...я схожу за продуктами и мы поедим в тихое место, в домик на озере. Там и ужин приготовим, хорошо? Ты пока побудь дома, я сама закуплю все необходимое. Просто не хочется терять время, хорошо?
На данный момент это решение является наиболее оптимальным, ведь шумные места сейчас крайне нежелательны для моего мужа. Может снова разболеться голова и это не будет способствовать восстановлению памяти. И мое желание самой съездить в магазин ничуть не обусловлено гиперопекой или нежеланием беспокоить мужа. Просто так будет проще и он успеет отдохнуть после головной боли. Как это ни странно, но отдых психологический тоже способствует выздоровлению.
- Ты пока что поспишь и сможешь подготовить теплые вещи для отъезда. Очень поможешь и заодно вспомнишь где, что находится. Давай...
На губах снова промелькнула улыбка и я нагнулась к Джону, чтобы поцеловать его нежно в лоб, обе щеки и краешек губ.
- Я через час буду, дорогой...
Поднялась с кровати и быстро прошла в коридор, захватив попутно одежду для улицы. Пять минут в гостиной и я уже на пороге с сумкой, где лежат ключи, документы и деньги. Да, скорее всего час и понадобиться мне для совершения покупок. Даже выгружать не придется - сразу сядем в машину и поедем.
В последний раз заглядываю в спальню, чтобы попрощаться и дать последнее наставление.
- Я скоро буду, не скучай.
Чисто символически потрясла ключами в руке и вышла на улицу, где стояла наша машина.

Отредактировано Jace Valentine (2014-03-22 22:16:11)

+1

30

Она ласково потрепала меня по волосам и погладила по щеке. Мне начинало реально казаться, что Александре доставляет удовольствие вводить меня в ступор и смущение от её действий по отношению ко мне. Нет, конечно, я понимаю, что она не специально, но как чертовски мастерски у неё это выходит! Я прикрыл глаза, когда она начала покрывать моё лицо нежными поцелуями, от чего мои щёки казалось начали гореть будто у меня неожиданно поднялась температура под 40. Последний её поцелуй пришёлся на уголок губ от чего я распахнул глаза и глупо уставился на неё. Это было неожиданно. Но приятно. Я уже готов был поддаться вперёд и коснуться её губ своими в ответ, но что-то будто сковало меня, и я упустил момент. Наверное, меня напугало само желание так сделать, поцеловать её. Правильно ли это? Имею ли я на это право?
Александра тем временем раздала последние указания и вышла в гостиную, где переоделась, и вскоре покинула квартиру. Я продолжал растерянно сидеть минут десять, или пятнадцать. А может и двадцать, не знаю, я потерял чувство времени. Лишь тупо оглядывал комнату, пытаясь собрать мысли воедино. Головная боль прошла, что было большим облегчением. Нужно не забывать принимать таблетки, без Александры. Никогда не любил всю эту химию лечебную, но сейчас не оставалось ничего другого и от этого было немного паршиво. Не любил принуждения ни в каком виде, а тут мне нужно будет немного переступить через себя. Ненавижу.
Я решил отвлечься от дурных мыслей и прогнать нарастающее раздражение. Поэтому встал и подошёл к шкафу. Нужно найти тёплые вещи. Я открыл дверцы гардероба и осмотрел полки. Полки со своими вещами я определил сразу, а вот содержание мне было знакомо, надо признаться, частично. Ну да, за пару лет-то я уж явно сменил большинство вещей. И это в который раз указывало на то, что я не помню свою жизнь. Ловлю себя на том, что это уже не так сильно меня задевает, хотя и неприятно. Но уже совсем немного и с оттенком грусти. Но, может быть, не всё потеряно? Может быть, оно и к лучшему? Ведь я жив, Александра в порядке... Александра… Боже, когда же я свыкнусь с мыслью что она моя жена?
Отгоняю эти мысли снова, не желая сейчас думать об этом. Просто перебираю вещи, осматриваю, складываю обратно и извлекаю то, что мне нужно для поездки в загородный дом. Уж его-то я помню и у меня о нём самые тёплые воспоминания. И о родителях, которые мне его оставили. Это, наверное, самое родное и близкое что у меня сейчас есть. Думаю, что поездка туда это то, что мне сейчас нужно. Да, это то, что нужно. От чего-то кажется, что там я буду чувствовать себя иначе. Лучше. Я решительно укладываю вещи в сумку и переодеваюсь сам.
Чтобы отвлечься я включаю телевизор и сажусь в гостиной на диван. Меня не особо заботит то, что происходит на экране. Какой-то рождественский фильм. Вскоре меня клонит в сон, и я незаметно для себя прикрываю глаза и засыпаю. Точнее чувствую, что нахожусь между сном и реальностью. Знаете, такое ощущение, что ты вроде и понимаешь, что не спишь, не провалился в сон, слышишь то, что происходит вокруг, но при этом тебе безумно лень пошевелиться или открыть глаза. У меня такое бывает и сейчас не исключение. Не знаю сколько прошло времени, но я слышу сквозь дрёму в коридоре звук ключей в замочной скважине и голос Александры, от чего моментально пробуждаюсь. Потираю руками лицо, выключаю телевизор, встаю с дивана и иду чтобы встретить её.

+1

31

Если быть честными, то я ненавижу совершать покупки в крупных торговых центрах. Есть несколько веских причин для этого и вот одна из них: слишком большое пространство. Даже и не знаю, как тут люди ориентируются? Вроде все понятно – отсеки и крупные таблички к ним, но в то же самое время много хаоса и огромная толпа народа. Мне сегодня, конечно, повезло, так как людей утром тут очень мало. И тем не менее, минут 15 потеряно озиралась по сторонам, так как в этом магазине снова все перетасовали. Ох уж эти директора, вечно меняют отделы местами, и зачем это только нужно?
Благо, что у меня всегда есть список в голове и на бумаге, да и чувство целенаправленности покупок. А то некоторые дамы напишут одно, а затем еще купят в три раза больше и не то что нужно. Меня раздражают до трясучки эти сумасшедшие дамочки, у которых на шопинге и жажде покупок поехала крыша. Ах их мужья? Эти несчастные люди, даже нет, существа, катят эти тележки с несчастным видом и, как офисный планктон, вымученно осматриваются вокруг. Как вообще можно настолько цинично относится к семейному бюджету, что совсем забываешь, что твой муж – человек, а не кошелек для удовлетворения своих потребностей? Мне их не понять…
Я человек рациональный и имею цель, не хочу быть ни каплей похожей на эти девушек и женщин.
К счастью, я нашла все, что нужно за каких-то полчаса, так что в час я укладывалась и с чистой совестью могла приехать обратно к домой. Весь этот сумбур был позади, я закинула, с явным облегчением, покупки в багажник и села за руль. Всего лишь каких-то пятнадцать минут я уже была возле нашей квартиры.
«Ненавижу магазины…»,- в очередной раз подумала я. Эти места меня просто изматывали, высасывали все соки и заставляли ощущать давление на душе. Энергетика людей добивала меня. Я терялась в прямом смысле слова и потом выглядела выжатой, как лимон. Но сейчас не повод, чтобы раскисать. Нацепив на лицо радостную улыбку, открываю дверь и прохожу в квартиру.
- Джон, я дома!
Давно я не говорила подобной фразы, даже саму передернуло от этого… а все же приятно, когда тебя дома ждут. Сразу тепло внутри и спокойно. Муж дома.
- Я предлагаю выехать прямо сейчас, чтобы ближе к вечеру быть на месте. Ты отдохнул?
Это я говорю уже тогда, когда могу встретиться глазами со своим любимым, который вышел в коридор. Теперь настоящая улыбка озарила мое лицо.
Как же я его люблю, словами трудно передать все эмоции, которые наполняют меня, когда я утопаю в его глазах. В такие моменты хочется жить и радоваться каждому мгновению. Так и есть, когда мы вместе.
Остатки боли и мучений исчезли с лица мужа и он выглядел отдохнувшим, выспавшимся и полным сил, что давало повод для еще большей радости. Его здоровье было сейчас на главном месте - реабилитация требовала определённых усилий. А, если учитывать тот факт, что я забрала Джона раньше времени из больницы...то на мои плечи была возложена огромная ответственность. Что ж поделать...но лучшего выхода я не видела. Я не хотела, чтобы муж лежал без повода в больнице. Я так считала.

+1

32

В архив

0

33

Улыбка Александры выглядит какой-то вынужденной, но, возможно, мне только кажется. В её глазах снова начинает теплиться огонёк, когда она смотрит на меня. Ответную улыбку мне просто не сдержать. Я понимаю, что она старается меня поддерживать, но так же и понимаю, что ей сейчас приходится не легче, чем мне, если и не труднее. Всё же проще, когда ничего не помнишь и не знаешь, чего лишился, чем то, что ты помнишь и понимаешь, что не вернёшь. Во всяком случае я уже с этим смирился…
- Да, ты права, лучше сейчас выехать, чем в темень туда добираться, - соглашаюсь, потому что в её словах есть резон. – Я уже собрал вещи...
Александра одобрительно кивает, улыбаясь, потом спешно собирает свои вещи, и уже совсем скоро мы одеваем куртки и выходим из квартиры. Я немного неловко топчусь рядом, пока она возится с ключами и замками на двери. Мне кажется это то, что должен делать я, а не она. Потому что то, что сейчас происходит, кажется мне каким-то неестественным. Возможно от того, что я никогда не жил с кем-то, чтобы видеть ключи от моей квартиры в чьих-то иных руках. Но то, что они у неё не вызывает во мне протеста или схожих чувств. Наверное, это можно считать хорошим знаком - я уже перестаю воспринимать Александру как чужого незнакомого человека.
Она очень аккуратно ведёт машину (судя по всему это её, что логично – моя после аварии, скорее всего, стала похожа на кучу металлолома), хотя манера держаться за рулём явно выдаёт в ней человека с приличным стажем вождения. Мне кажется неправильным то, что она вот так скоро после аварии села за руль. Но я не осмеливаюсь выразить это своё мнение вслух. Ведь я даже не могу предложить ей поменяться ролями – моё нынешнее здоровье не позволяет мне садиться за руль. И это паршивое ограничение – то, то действительно меня раздражает больше того, что я потерял память. Мне нельзя переживать, мне нельзя переутомляться, мне нельзя работать, мне нельзя водить машину… Это реально выведет из себя любого нормального человека. Во всяком случае того, кто привык всё всегда делать сам. А я как раз из таких. В меня это закладывали с детства…. Скорее бы мы добрались до места назначения. Иначе я точно доведу себя до очередной головной боли, а Александра подумает, что это всё её вина, что лучше было бы оставить меня в больнице.
Стоило нам подъехать к дому, как все дурные мысли буквально испарились из моей головы. С этим местом были связаны многочисленные воспоминания. И только приятные, не смотря ни на что. Здесь прошло моё детство. Мы никогда не жили в Нью-Йорке, отец не любил шум большого города. Да и воздух тут был чище. А какая природа вокруг… Даже зима не могла испортить её красоты. Мне хотелось побыстрее попасть в дом. Это непреодолимое желание заставило меня настолько поспешно выйти из машины, что Александра одарила меня вопросительно-удивлённым взглядом. Я подхватил наши сумки с задних сидений и в нетерпении топтался рядом, ожидая пока она заглушит мотор и поставит машину на сигнализацию.
Мы сняли куртки и обувь в прихожей и прошли в гостиную. После квартиры меня не удивило, что интерьер в доме претерпел изменения - Александра и здесь внесла свой вклад. Я бы мог внутренне ревностно этому воспротивиться, но нет, такого чувства не было. И я даже не хотел задумываться почему. Я просто был рад быть тут.
- Я думаю, стоит для начала включить отопление, иначе нас не спасёт даже камин. Я займусь этим, а ты пока отнеси и распакуй наши вещи, - передаю сумки Александре и добавляю. – А потом я помогу тебе приготовить ужин. Наш уговор ведь ещё в силе, да?
Надеюсь, она не обидится, что я решил взять управление ситуацией на себя. Мне не хотелось и дальше быть обузой для неё. Пора возвращаться к нормальной жизни. И пусть приезд сюда станет отправной точкой для этого.

+1

34

Все это время я спокойно ездила за рулем и даже не задумывалась над последствиями своих действий, не вспоминала о страшной аварии и думать не думала, что может что-то случиться. Вести машину было чем-то обыкновенным и привычным, но…
Мы сели в автомобиль, я спокойно трогаюсь с места, и мы едем в наш зимний домик, меня ничто не тревожит, пока внутри не возникает осознание, что я забыла нечто важное. И это чувство гложет меня изнутри, мне внезапно становится страшно, и я крепче сжимаю руль, будто от этого зависят наши жизни. Остается надеяться, что Джон не видит моего замешательства и что я ощущаю страх… Во мне начинает просыпаться паника и перед глазами виднеется последнее событие перед аварией, когда муж теряет память. Еще минуту такого коматозного состояния, и я точно потеряю контроль над машиной и ситуацией на дороге. Нет, нельзя… нельзя допустить очередной аварии. Я водитель с большим стажем, а веду себя как ребенок, только-только получивший права на руки.
«Так, соберись, Алекс! Ты же прекрасного водишь машину… да, вы попали в аварию, но это не значит, что надо позволять страху взять над собой верх. Рядом Джон… Это всего лишь безобидная поездка…Ну же… Возьми себя в руки, черт возьми!»
Зуб непроизвольно смыкаются, чуть ли не до скрипа вцепляясь в друг друга. Эта минутная слабость, которую нужно победить любыми способами и никак иначе. Постепенно начинаю глубоко дышать, но так, чтобы муж не заметил этого. Пускай он будет уверен в моих действиях, как и я постараюсь не паниковать лишний раз. Это нам ни к чему, да и никому из нас не нужно. Со страхами тоже необходимо бороться, я же не буду теперь всю жизнь ходить пешком и бояться любого вида транспорта. Это как минимум глупо, и к виду сверх эмоциональных дамочек я тоже не отношусь. Пускай другие льют слезы и бьются лбом о руль, крича в истерике, что не могут водить машину, а я возьму и просто поеду. Пусть говорят, что я упрямая и это будет правдой. Я явно просто так сдаваться не собираюсь.
Еще пару мгновений и хватка на руле ослабевает, я спокойна и уверенна в себе и своих действиях. Отголоски страха еще тревожили меня несколько кварталов, но и они канули в лету, оставляя лишь неприятные ощущения. От которых, кстати, мне жутко захотелось есть. Видимо нервное напряжение дает о себе знать, да и завтракали мы давно – я с тех пор ничего не ела. В желудке предательски заныло, не издавая лишних звуков, да и слава Богу, не хватало еще краснеть перед Джоном из-за бурчания в животе. Почувствует еще себя мучителем, который морит голодом жену и есть не дает. Про себя улыбаюсь, было бы забавно увидеть такое замешательство на его лице. Вроде бы и шокирован, но при этом удивлен, мол «как же так-то?»
О, а вот и наш домик, быстро доехали. Дорога прошла легко и незаметно, удивительно быстро летит время. Сразу же нахлынули воспоминания и стало на душе тепло, из-за своего «ухода в прошлое» даже не заметила, как муж быстро выскочил из машины и забрал сумки с заднего сидения. Только хлопок дверью и вернул меня обратно в реальность, в которой мы сейчас и находимся. Очень надеюсь, что мой взгляд не был удивленно-испуганным, даже как-то неудобно. Человек рядом сидит, а я пялюсь в лобовое стекло, будто НЛО увидела. Это явно попахивает психологическим помешательством, но ведь это еще не показатель, верно?
«Так, прекращай, муж живой рядом ходит…» - проговорил мой внутренний голос, и я тут же заглушила двигатель и стала вылезать из машины. Несколько легких движений и машина на сигнализации, лишний раз проверив все, иду к входной двери, чтобы пропустить нас в домик. На улице не май месяц, да и пальцы быстро коченеют на морозе.
А когда зашли в дом, то в нос ударил приятный аромат дерева и ели, которые всегда придавали этому месту уют. Это прекрасно – очутиться здесь снова с Джоном. Даже и говорить не хочется, как это приятно. Я только успела опомнится, а он уже взял инициативу в свои руки – молодец, уже вошел в обычный свой темп жизни.
- Хорошо,- улыбаясь, соглашаюсь я и иду в нашу комнату, где распаковываю вещи. Продукты я отложила в отдельную сумку и затем перенесла на кухню. Вокруг уже слышно, как бежит горячая вода и начинает обогревать домик. Это характеризуется громкими звуками, будто по трубе бьют гаечным ключом.
Пока Джон занимается обогревом дома, я займусь продуктами и разложу все на свои места. Ну и заодно кофе приготовлю, а то с дороги до сих пор руки не отошли. А еще лучше, какао или горячий шоколад с корицей и моршмеллоу. Да, так и сделаю. На моем лице появляется довольное выражение, и я «колдую» над напитком богов. Какао изначально нашли индейцы и именно из его плодов делали приношение богам. Напиток из этого растения считался священным и его дали первым делом европейцам, которые появились как гром с ясного неба.
- Напиток богов готов, мой генерал. Что будем делать дальше? Захватывать печеньки?
Отыскав Джона, я сказала именно эти слова, так как хотелось пошутить и сделать что-то веселое и необычное. Протягивая ему кружку, я искреннее улыбаюсь. Интересно, что же он скажет на это?

+1

35

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I will never let you go