Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I bet - you will ‡Ну, погнали...


I bet - you will ‡Ну, погнали...

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

SEPTEMBER 2013 |CHRIS & TYLER| SACRAMENTO STREETS


«Do not go where the path may lead, go instead where there is no path and leave a trail…»

http://s5.uploads.ru/KyaWq.png


Иногда, наши желания превосходят наши возможности. Однако от этого, рвение к цели не преуменьшается.

+1

2

внешний вид + куртка

http://s4.uploads.ru/kMxTB.jpg

Август пролетел как-то слишком быстро, полный при этом хороших и совсем отвратительных событий. Первую его половину я потратила на великие прибыльные дела в Лос-Анджелесе и на громкие, скорее всего не давшие никаких результатов скандалы с Катчером, квартиру которого я опрометчиво покинула, не зная до сих пор как вернуть все на круги своя. Вторая же половина пролетела одним махом за какими-то бессмысленными пьянками в барах в попытке уйти от гложущих изнутри проблем; за проведенными уикендами в родном доме с мелким братишкой и отчимом; за тяжелой работой, которой в автомастерской навалило столько, что до сих пор не могу разгрести в одиночку; за выявлением крысы среди набранного Алексой персонала, из-за чего ей пришлось оставить на меня сервис и рвануть в Рио, прихватив моего бездельника брата как помощника и подстраховщика. Понятия не имею, из-за каких таких серьезных терок надо было все бросить и свалить, но я радовалась тому, что моя помощь вне штатов пока не требовалась, посему отчитывать работников и диктовать им условия можно было теперь и здесь, причем сполна.
        Стрелка часов перевалила за шесть вечера, когда я сидела в заведении с вывеской “Jamie's Bar & Grill”, доедая овощное ассорти с сырным соусом и одновременно с этим заполняя бланк заказа на необходимые для ремонта автозапчасти, который нужно было кровь из носу отправить нашему извечному поставщику завтрашним утром. Захлопнув рабочую папку с этими бумажками и дожевывая поджаренный баклажан, который пыталась съесть уже в течение получаса, я скептически оглядывала посетителей сего заведения, вспоминая строгие наставления любимой постаревшей матери, увидевшей меня неделю назад похудевшей до безобразия. Вот уж правда, с этой нервотрепкой в автомастерской и многочисленным самокопанием в себе было не до калорийных деликатесов, зато чувствовать себя стала лучше, чем обычно. Вздохнула. Мысли текли так же вяло и медленно, как тот вермут, который бармен наливал какой-то темноволосой даме у барной стойки. Я подавила в себе желание выпить, прекрасно помня о том, что этим вечером собиралась заняться кое-чем более возвышенным, чем наполнять себя доверху алкогольными напитками и отплясывать на танцполе в круге не совсем адекватных и приятных лиц.
         Еще десяти минут вот такого неинтересного времяпрепровождения наедине с собой я бы не выдержала, поэтому на старой Нокии незамедлительно был набран номер того, с кем сегодня был договор идти на достаточно серьезное дело. – Эй, ну и что за дела? – как только вызов был принят, воскликнула я, да так, что некоторые присутствующие в баре оглянулись, а бармен вовсе перестал на секунду тереть свой стакан.
- Крис, меня вчера три часа мариновали в участке! Три!! Ты это понимаешь, черт возьми?! Ты действительно думаешь, что я вот так на это забью и пойду с тобой, когда мне копы в зад дышат? – трусость и неуверенность в мужском голосе чувствовалась отчетливо, посему я хмыкнула, типично бросив в ответ что-то вроде  «Да пошел ты, сукин сын!». Мобильник был с психом отложен в сторону, а тарелка с грохотом отставлена. Пришлось заказать еще десерт в виде какого-то шоколадного пирожного, который я все равно не доем и бессмысленно потрачу деньги. Плевать, официант уже отошел, забрав мой новый заказ, пока пальцы отстукивали какой-то непонятный даже себе ритм по гладкой столешнице. Думай же, давай. Прикусив краешек нижней губы, я снова схватила мобильный, пролистывая телефонную книгу от А до Я, быстро бегая глазами по именам и номерам.
       Стоит ли говорить, что пара звонков другим лицам точно также не увенчались успехом и сиюминутным согласием на супер-деликатное предложение, из-за чего в мою голову пришла абсурдная идея набрать номер Тайлера Катчера. Вот так взять наплевать на свои принципы и набрать. Нет, сначала покурить, потом набрать.
        Губы жадно тянули никотин через фильтр, пока пальцы нажимали вызов абонента, номер которого я помнила без всяких там телефонных книг, и прижимали мобильный к уху. Мне казалось, что в этом, достаточно шумном помещении с неплохим интерьером и музыкой, я все равно слышала гулкие удары своего сердца о грудную клетку, пока слушала длинные гудки, которые не прерывались. Уже собираясь скинуть вызов и пожалеть об этом звонке, я вдруг услышала голос, успевший стать родным, на другом конце невидимого провода. – Привет, - облизнула в момент пересохшие губы, стряхивая пепел и вовсе оставляя сигарету дымиться там, где ей положено. – Ты не занят? – в момент захотелось крикнуть всем в округе, чтоб заткнулись и перестали проигрывать эту дерьмовую музыку, которая еще пару минут назад казалась очень даже хорошей. – Можешь помочь мне в одном деле? Есть возможность неплохо озелениться, - я поскребла ногтем поверхность стола, молча кивая молоденькому официанту, принесшему мне сырно-шоколадное пирожное. И почему я сейчас в такой идиотской и несвойственной мне растерянности? Словно мозг в одну секунду забыл о том, что такое нормальная и связная речь.         – Кхм, я на Кэпитол авеню сейчас, 2801, - продолжаю, неосознанно соскребая десертной ложкой шоколадный сироп с поверхности кейка. И с чего я вообще решила, что он сейчас согласится на раз-два и приедет? По правде говоря, я даже не уверена в том, вычеркнута ли я из его жизни или до сих пор зависаю в непонятном статусе после того случая с наркотиками.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-09-01 20:48:20)

+3

3

Разве что без шляпы

http://3.bp.blogspot.com/-ivTfqoriig4/TcmNpwmbn9I/AAAAAAAAAyY/7TJw_JaGnQA/s640/CAM.jpg

Как прошли эти полтора месяца, вспоминать хочется меньше всего. После ухода Крис, я дал себе зарок больше не принимать наркотики. Не знаю, что было для меня стимулом, потому что самая главная мотивация ушла, хлопнув дверью в тот же день, когда я был сброшен с кокаинового угара. Иными словами,  с небес на землю. Я просто пообещал себе, что попробую жизнь без наркотиков. Никто не отменял пьянки и даже курение травки, но порошок я больше не нюхал. Было сложно. Первые три недели я просто не мог совладать с собой и в буквальном смысле лез на стенку. В жизни началась чёрная полоса, которой я боялся больше всего в этой жизни. Моими спутниками на эти три недели стали горсти обезболивающих таблеток и прочая дрянь, которая была способна заглушить ломку и боль в спине. Последней дали ту ещё волю, как только кокаин был ссыпан в толчок. Так что теперь она во всю измывалась надо мной, сверля спину по ночам и в сырую, дождьливую погоду.

От этого я забросил тренировки и перешёл на диванно-кроватный образ жизни. Из квартиры выбирался редко, только за харчами, сигаретами и редко, выпивкой. Сбросил восемь кило и каждое утро в зеркале наблюдал отвратительно торчащие рёбра и кости плечевого пояса. Ничего хорошего. Спустя три недели тяга к наркотикам ослабела, а физических сил заметно прибавилось. И несмотря на то, что спина по прежнему беспокоила меня, я взялся за тренировки. Теперь на полке стояли парашки протеина, аминокислот и BCA. Именно их я употреблял, и даже не через нос, а в жидком, разведённом виде. Тягал штангу, бегал, пропадал днями и ночами в спортивном зале, изводя себя до полуобморочного состояния. Выходя из зала с удовлетворением выжимал футболку и точно знал, что ночью вряд ли смогу уснуть без обезболивающих. Вместе с тягкой к тренировкам, вернулись и занятия единоборствами. Я стал ходить в боксёрский зал и практиковать спарринги. Надо было как-то вставать на ноги и вновь заниматься тем, без чего жить уж точно нельзя.

За всё это время, Крис ни разу не объявилась. Если честно, порой я задумывался, а всё ли в порядке с ней? Не случилось ли чего? Каждый раз эти мысли я старался отгонять как можно дальше. Она ушла, собрав все свои вещи, мягко намекнув мне, что на этом наши отношения подошли к концу. В начале своего «чистого» пути, я иногда писал ей какие-то совершенно невнятные сообщения, набалтывал на автоответчик бессознательную ересь, а потом…оставаясь раз за разом без ответа, забросил это дело. В мою жизнь постепенно возвращались гулянки. Вечеринок с тяжёлыми наркотиками я старался избегать. Боялся, что если увижу, как кто-то принимает дозу, сорвусь и всё начнётся сначала. Моё гуляние ограничивалось курением травки (редко, но бывало), выпивкой и пьяным сексом с совершенно незнакомыми мне женщинами. По утрам я даже не мог вспомнить, с кем гулял и трахался этой ночью и использовал ли при этом резинку. Скверное ощущение, если честно. Но, видимо так, я пытался забыть Санчез и то время, которое мы проводили вместе. Женщины мне помогали в этом, если честно, хреново. Она натягивала трусики, спускала до коленок юбку, вставала и уходила, а я сверлил взглядом потолок и думал – какого хрена я делаю?! Впервые в моей жизни, одна единственная женщина засела в моих нервах и сердце настолько прочно, что вывести её оттуда было просто невозможно. Хорошо это или плохо – я не знаю. Но, если честно, я предпочёл бы не влюбляться никогда. Уж больно это неблагодарное занятие.

Сегодняшний день начался как обычно, с раннего подъёма и пробежки. Я даже подумал, что неплохо было бы бросить курить, но каждый раз отказывался от этой затеи. Ещё одного избавления от зависимости я не переживу. Лучше убейте. Потом был зал, до самого вечера, пока в один прекрасный момент не затрещал мобильный телефон. Неглядя на дисплей телефона, я продолжал жать от груди штангу, решив, что звонок не имеет в себе никакой важности и смысла. Редко, кто звонил мне на мобильный телефон. Чаще всего – заявлялись лично. Но настойчивость этого звонка не давала мне покоя. Уж больно долго кто-то на том конце провода не клал трубку. Я поставил штангу на опоры и сел на скамейке, вытирая лицо полотенцем. С широкого экрана мобильного телефона мне улыбалась черноволосая красотка с ослепительной белоснежной улыбкой. Позади неё был океан и она была счастлива. Это фото я сделал во время поездки в Санта-Монику, славное тогда было время. Внутри всё замолчало. Я впал в мнимый анабиоз, но всё-таки взял трубку, поймав себя на мысли, что уже успел забыть, как звучит её голос.

Привет. — Не могу сказать, что моё приветствие прозвучало сухо, или наоборот, слишком взволнованно и эмоционально. У меня получилось изобразить нечто среднее между тем и тем. Помолчали. Подумали. Правда недолго. Санчез подала голос первой и я был этому рад. В конце концов, я просто не знал о чём с ней говорить. Её бодрость и лёгкое волнение заставили меня расплыться в довольной улыбке. Она была цела и невредима, довольно жизнерадостна, насколько позволял понять мобильный телефон и у неё как всегда были планы. Это означало, что моя девочка была в полном порядке. — Ты же меня знаешь. Когда я упускал возможность навариться? — Очевидно, мой вопрос означал простое твёрдое «Да». К тому же, что уж кривить душой, я хотел её видеть. Крис назвала адрес, а я ответил короткое «буду через полчаса» и сбросил вызов, решив в этот раз торжественно не прощаться.

Тренировка была преждевременно окончена. Я принял душ, переоделся, и покинул зал с сумкой потного барахла за плечом. И на сей раз я оказался удивительно пунктуален, потому что где-то через обещанные полчаса, я заходил в закусочную, шаря взглядом из-под солнцезащитных очков. Крис я нашёл сразу, она сидела за столиком неподалёку, совершенно одна. Надо признать, я не заметил в ней изменений. Разве что Санчез выглядела более отдохнувшей с последней нашей встречи и…похудевшей. Впрочем, даже эта худоба и прежняя подтянутость, спортивность, ей были к лицу. Я подкинул на плече сумку, снял очки, демонстрируя бесцветные глаза и пошёл к столику, по дороге вытаскивая пачку сигарет из заднего кармана лёгких брюк. На сей раз не было цветов, плюшевых игрушек и прочей ерунды, а я, будучи за рулём, заказал себе безалкогольного пива, устраиваясь за столиком напротив. — Привет. — В этот раз приветствие получилось таким же. — Отлично выглядишь. — Церемоний раздачи комплиментов тоже небыло. Я нервно шмыгнул носом и сложил руки на столе, вертя между пальцев затёртый крикет. Свою зиппу я просрал на последней вечеринке. — Так что у тебя ко мне за дело? Выкладывай. — И закурил.

+2

4

О это томительное ожидание, когда считаешь каждую прошедшую минуту и не знаешь, куда себя деть. Отвратительное ощущение, при котором начинаешь чувствовать себя зависимой и находить смысл даже там, где его нет. Ненавижу такое состояние и всегда отчаянно пытаюсь скрыть под внешней маской невозмутимости, строя из себя этакую железную леди без чувств и эмоций, свойственных обычно всем девицам. В какой уже по счету раз я скучающе осматриваю достаточно приличный интерьер сего заведения, которое активно начинает наполняться посетителями? Уверена, они точно не уйдут сегодня отсюда в плохом настроении. В поиске новых знакомств и приятного времяпрепровождения многие уже собрались за барной стойкой, где находят новоиспеченных друзей, попивая коктейль и наслаждаясь при этом мастерством симпатичных молоденьких барменов. Дождаться бы ночи… когда польется светомузыка и за микшерными консолями будут умело орудовать какие-нибудь ди-джеи. Но сегодня другие планы, тем более сейчас, когда в баре из-за моей спины появляется блондин, севший напротив и заказавший себе безалкогольного пива, пока я приветствую его более оживленным взглядом.
- Да ты тоже ничего,  - отозвалась я на его подобие комплимента, которые мы итак то не особо любили раздавать друг другу, сейчас уж тем более – обстановка, мягко говоря, была напряженной. И меня это напрягало. Пока он подкуривал сигарету, я, прикусив краешек нижней губы и ковыряя десертной ложкой шоколадное пирожное, к которому так и не притронулась за все время ожидания, внимательно оглядела Катчера, не заметив особых изменений. Признаться, после разлуки я, оставаясь в одиночестве, места себе не находила, не представляя, как мы раньше могли не видеть друг друга, живя месяцами своей собственной жизнью. Ожидая увидеть здесь осунувшегося и потерявшего всякий смысл жизни мужчину, я была удивлена, что Тайлер по-прежнему держит себя в крепкой форме, разве что во взгляде некая  утомленность, но наверняка от тренировок, на которой я и застала его своим настойчивым телефонным звонком. Задать напрямую вопрос “ты завязал или нет?” я так и не решилась, молчала, пока он не изъявил желание узнать, ради чего мы все сегодня собрались.
- Смотри… - перед ним опускается пара достанных из папки листов, на одном из которых крупное изображение большого пригородного дома со спутника, на втором – его примерный внутренний план. – Как тебе домик? Хотелось бы в таком жить? – смотрю на него выжидающе, привычным жестом отбирая из его пальцев тлеющую сигарету – ох уж эта моя дурацкая привычка, которая не всегда всем нравится. Наверное, блондин – исключение. Вероятно, пока он не особо понимает, в чем состоит мой грандиозный план на этот вечер, посему я тут же решаю продолжить свои объяснения, пока он рассматривает схематичное расположение комнат. - Нет, я не прошу тебя поработать риелтором, - я не сдерживаю смешка, когда на его лице проскальзывает замешательство. Сигарета после пары затяжек возвращается к ее хозяину, а дым тонкой струей выскальзывает из моего довольно улыбающегося рта.
– Кстати, как там твоя страховка? – отвлекаюсь от сути, возвращаясь к нашим вечным бытовым проблемам. Тем же временем закидываю в рот фруктово-мятную жевательную пластинку. – И ты сходил туда, куда я тебе советовала? – вспоминая единственную отправленную ему за последнее время обещанную смс с записью к хорошему частному врачу, моему знакомому, я окончательно закидываю его вопросами, пока выдается такая возможность. Довольствуясь сладостью во рту, негромко щелкаю жвачкой. - И да, я тут думала над твоей проблемкой. Ты массажи пробовал когда-нибудь? Обычно помогает, ну там... снимает боль и напряжение, - предположила я, как бы между прочим. О да, я любитель прыгать с темы на тему. Но кто знает, удастся ли еще поговорить с ним вот так о нем, о себе, о нас. Возможно, сейчас он скажет "брейк" и закроет эту тему, но попытка не пытка. Подперев рукой подбородок, я на несколько секунд отвлекаюсь на рассматривание любимых черт лица, замолчав и совсем не отвлекаясь на посторонний шум в заведении, который до прихода Катчера слишком действовал на нервы. Вот тут-то и начинает до меня доходить, как же я сильно скучала по нему и как сильно жалею о том, что тогда свалила, забрав необходимые вещи, а за остальной мелочевкой так и не вернулась. И ведь я даже не знаю, прочел ли он мою оставленную записку или порвал на мелкие куски по возвращению домой, но количество входящих звонков на телефоне говорило о том, что он не забывал меня, по крайней первую неделю после моего ухода. И это радовало.
- Окей. Дом домом, но..! Нас интересует гараж, - мотнув головой, словно опомнившись и вернувшись из мыслей в реальность, я ткнула пальцем на лежащем перед ним плане на помеченное место пристройки к дому. – И это не просто гараж с ржавой консервной банкой внутри. Это мини-автопарк, где собрано несколько как раритетных автомобилей, так и спортивных болидиков, - на этих словах я облизнула губы в предвкушении, прикидывая, что и до него уже начало доходить, к чему я клоню. – А теперь скажи-ка мне, дорогой… - оперевшись локтями о столешницу, я, чуть пристав со своего места, подалась корпусом вперед, оказываясь в паре-тройке сантиметров от его лица так, что оба почувствовали дыхание друг друга, запах и взгляд. Замолчали. Замерли на доли секунд, в которые меня посетила мысль сейчас же каким-нибудь нереальным способом перевернуть этот чертов стол, служащий сейчас перегородкой между нами, как на свиданке в тюрьме. - …давно ли ты угонял тачки? – тихо продолжив свой заманчивый вопрос-предложение, я нахально улыбнулась, вопросительно изогнув бровь. Да, малыш, ты знаешь, чего я хочу.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-09-11 15:40:40)

+2

5

Если бы Санчез увидела меня пару недель назад, то я наверняка бы полностью оправдал её ожидания. Бледный, изрядно исхудавший, сутулый и полностью выбитый из колеи как физически, так и психологически. Наверное, врождённая упёртость барана позволила мне выбраться из этой задницы в буквальном смысле, чудом. Я плохо помню тот момент, когда в моей голове щёлкнуло. Этот щелчок вынудил меня отодрать зад от дивана, бросить пить всё, что выше девяти градусов и наконец заняться собой. Мне было только тридцать лет, и пускай моя жизнь напоминала прокуренные, пожелтевшие пальцы, я ещё хотел пожить. Именно поэтому сегодня я выглядел в несколько десятков раз лучше, чем эти проклятые недели назад. Наверное, где то в глубине души Крис порадовалась за меня, живого и относительно невредимого. Я этого не знал. Или не почувствовал, решив, что любопытно изучающий меня взгляд пары карих глаз, это просто радость встречи.
Задымив сигаретой и вооружившись безалкогольным напитком, больше напоминавшим мне мочу, я пристроился на стуле, ближе к Санчез и углубился в дела. Кристина не торопилась доносить до меня смысл всего, что крутилось у неё в голове, перемежая основную идею с совершенно неуместными вопросами. Если честно, я не желал говорить о собственном здоровье и благополучии. За моей спиной было слишком много подводных камней, о которые я с лёгкостью мог поломать ноги, заставь меня что-то попятиться назад. Сейчас этим чем-то был природный напор латиноамериканки, которая не могла оставить незамеченной тему моих довольно измученных глаз. Именно они выдавали во мне прежний недуг, который мог исправить разве что хирургический нож и то…с пятидесятипроцентной вероятностью. Либо да, либо кресло-каталка. Такая перспектива меня не устраивала.
Я нехотя оторвал взгляд от схемы дорогого домишки, мысленно прокручивая в голове своё собственное мнение о том, что жить в таком я бы не смог. Слишком большой и слишком шикарный. Тяги к шику у меня не было никогда. Я даже не выбрасывал старые джинсы, а занашивал их до дыр, щеголяя в потрёпанных шмотках. Итак, к чему я всё это? Ах да, к тому, что мой мыслительный процесс в отношении частной собственности, мне не принадлежавшей, был прерван вполне ожидаемым вопросом о моём персональном благополучии. Нет, конечно любой другой человек, здраво мыслящий и адекватный в душе оттаял бы, почувствовав на себе повышенное внимание и заботу. Я же, как истинный говнюк выпускал щетину дикобраза каждый раз, когда кто-то влезал в моё личное пространство, на которое я наложил табу с самого детства. Даже, если это делала Санчез. С ней моё личное пространство нарушалось только в постели. Любые другие попытки побередить мою скупую душонку превращались в глобальный скандал. Вот и сейчас, я промолчал надув ноздри и затянулся сигаретой.
Нет. — Коротко отрезал я на вопрос о визите ко врачу, чьи контакты хранились у меня в записной книжке, но так и не были использованы. Врачей я не любил, я их боялся, сторонился и знал, что врач всегда приносит мне плохие новости. Поэтому я не торопился с визитом. — Я был занят. — Отчасти я сказал правду. Я действительно был занят всем, чем только можно. Попытка уединения с самим собой моментально сдирала мою хлипкую крышу и вновь подталкивала к тому, чтобы почувствовать ломку и пережить очередной порыв принять дозу. Поэтому, я старался занимать себя максимально сильно, чтобы без сил упасть на кровать под утро. Но, с другой стороны я, конечно, кривил душой, потому что вполне мог бы найти в своём плотном графике час-другой на посещение специалиста. Правда, в таких я не верил. А моё неверие меня и останавливало. Но Крис не унималась, пытаясь хоть как-то проявить заботу. Не спорю, у неё прекрасно получалось, но это почему-то нехорошо меня заводило. Я зажмурился, слушая советы по массажу и сильно сжал пальцами переносицу, делая глубокий вдох. Вопреки ожиданиям, мой ответ был довольно коротким и спокойным. — Давай не будем об этом. — Я не хотел заводить очередной разговор о том, что делать с моей спиной. Чего я только не перепробовал в своё время, и иглоукалывания и массаж и физиотерапию, но тот грёбаный стрелок толи знал куда стрелял, толи ему просто повезло. Пуля разбила тот злосчастный позвонок и повредила нерв. Чудом я сумел встать на ноги и не остаться в инвалидной коляске до конца своих дней. Теперь этот нерв, собираемый по крупицам опытнейшими спинальными хирургами, не давал мне покоя. При выписке тогда мне смело заявили – смирись и терпи. Спорт. Обезболивающие. Терпение. Так и живу. И выход только один, проводить операцию, после которой есть риск не встать больше никогда. Этого я боялся больше всего, поэтому даже не хотел думать. Теперь, эта ситуация превратилась для меня в тупиковую. Ведь больше не было того, что позволяло обо всём забыть, расслабиться и почувствовать себя человеком. Не было больше кокаина.
Я глотнул пива.
Диалог сместился на более привлекательную для меня тему. Угон машин. И пускай этим я занимался слишком давно, чтобы почувствовать былой запашок адреналина, я был рад, что мне подвернулась такая возможность снова испытать это чувство «на грани». Глаза мои загорелись и вряд ли моё поведение, заметно оживившееся настроение ускользнуло от внимательного взгляда латиноамериканки. Взгляда, которого мне чертовски не хватало всё это время. На прямой вопрос шатенки я ответил кратко и лаконично, — Руки помнят. — По лицу поплыла улыбка на грани с ухмылкой, тут уж эмоций я сдержать не смог.

+2

6

Отчасти я была даже благодарна Тайлеру за то, что он не стал отвечать на эти мои идиотские бытовые вопросы, которые после августовских событий были теперь достаточно больной и совсем нежелательной темой для нас обоих, какую лично мне хотелось забыть, как страшный сон. Мало того, я вообще не могла теперь понять, что происходит между нами на данном этапе, но с уверенностью сказала бы, что все это время мне действительно его не хватало. Да, слила его дурь в канализацию. Да, ушла. Да, не возвращалась. Но скучала. Скучала и давала ему возможность осмыслить всю сложившуюся ситуацию самому и, в конце концов, сделать правильный и нужный только для него выбор, о котором я, наверное, больше и не спрошу никогда. Не смогу, да и вообще больше не буду поднимать этот разговор вновь. А зачем? Чтобы снова все самой же портить, а потом оказаться с передавленной глоткой или может искать место, где его закопать? В тот день нам ведь обоим было плевать, что с нами будет, даже если бы мы убили друг друга собственными руками. Поэтому, в случае моего фиаско, нет смысла ломиться и отчаянно пробивать головой прочную нерушимую стену, яростно брызгая слюной и доказывая, что хорошо, а что такое плохо. Я только хотела помочь, искренне, обещая быть рядом, а вместо принятия моей помощи была культурно послана со своими нравоучениями на далекие буквы. Значит, не настолько была близка, как думала.
– Ни слова больше, - я флегматично пожала плечами, а внутри напряжение немного отпустило. Внутренне я злилась на себя за проявление не в самый подходящий момент этой обычно несвойственной мне заботы и желании помочь, посему пришлось небрежно разломать ложкой шоколадный десерт и отодвинуть в сторону, потянувшись за сигаретами, которых как назло в пачке не оказалось, и она тоже была отброшена. Тут-то и пришлось сунуть в рот жвачку, дабы хоть как-то побороть тягу к курению, от которого я в последнее время старалась отказываться.
     Однако чуть позже я даже заулыбалась, завидев на лице Катчера слишком знакомую ухмылочку и предвкушение того, что я ему тут предложила. Прилепив белый комок липучки к краю блюдца,  я, опершись локтями о стол и обняв себя за голые плечи, посмотрела на дымящего блондина напротив, который неохотно потягивал пиво. – А еще что они помнят? – я ухмыльнулась, чуть склонив голову набок и прикусывая краешек нижней губы. Показательно бросила оценивающий взгляд на его руки, потом снова столкнулась с его взглядом. - Тут главное помнить, где педаль газа и тормоза, и поменьше сворачивать, куда не надо, - хмыкнула я, имея ввиду совсем другое. Отобрав у него все бумажки, сложила в папку. – По пути объясню все подробнее. А пиво попить и дома можно, даже алкогольного, - как бы между прочим добавила я, мельком посмотрев на Тайлера и поднимаясь из-за стола. – Подождешь на выходе меня? – подмигнув с улыбкой и кивнув на мою кожаную куртку, мол, чтоб не забыл, я незамедлительно направилась к барной стойке, за которой находился миловидный крепкорукий шатен по имени Трэй, помогавший мне время от времени в каких-то делишках.
– Милаш, вопрос жизни и смерти, - я улыбнулась во все тридцать два, опираясь о столешницу бара и кладя перед ним папку с документами по мастерской. – На бранче заберу, сдачу завтра отдашь, - добавив сверху пару зеленых купюр крупного номинала, тем самым заодно оплачивая счет, я звонко чмокнула бармена в щеку, ответившего что-то вроде: - Нет проблем, дорогая, - и направилась к выходу с пустыми руками, где встретила блондина, сверлившего меня взглядом.
- Ты на тачке? – выйдя из душного помещения на не особо освещенную улицу, я огляделась, не видя серебристую Шелби, в которой как-то уж очень давно не имела чести сидеть. – Отлично, они нам сегодня и не нужны, - бросила я, принявшись голосовать на дороге. После пары моих изящных махов рукой, таксист все же тормознул близ нас, впуская на заднее сидение своей “мощной” машинки. Приземлив свой зад, я лишь назвала нужный мне и неточный адрес, а во время дороги старалась сильно не трепаться, изредка комментируя что-то совсем не относящееся к тому, ради чего я его позвала сегодня. Комментарии шли в свойственной мне манере, типа “этот кретин не туда свернул”, “на западе открыли новый бар” и “как дико хочется лета и немного отдохнуть”. Перед немного уставшими глазами мелькали ярко светящиеся витрины магазинов и забегаловок, пока в памяти перекручивались фотопленкой воспоминания о нас двоих, а голова невольно была опрокинута на плечо блондина. Моя личная идиллия закончилась, не успев начаться: я нахмурилась, поднимая голову и понимая, что мы в нужном районе. – Слушай, чем так ехать, я лучше пешком дойду, -недовольно буркнула я водиле, неохотно попытавшись заплатить, после чего вылезла из машины, одергивая серую майку с принтом и дожидаясь, пока выгрузится Катчер. Вокруг тишина и редко расставленные частные домики. Стоит только подняться чуть выше по улице и наткнешься на нужный дом с гаражом раритетных машин, одну из которых я сегодня заберу, а этот симпатяга мне поможет.
     Куртка была накинута на плечи, а во внутреннем кармане найдены перчатки, которые я по пути к нужному дому надела на руки. – Один мой знакомый работает в частной охранной фирме и недавно ставил у этого фраера сигнализацию. Этот барон свалил по каким-то делам в Лос-Анджелес и вернется завтра к обеду, так что у нас целая ночь, - начала я хоть как-то пояснять ход своих действий. – Как зайти и отключить камеры знаю – там сплошь одна кодовая система, - взгляд бегает по сторонам, потом возвращается к блондину, идущему наравне со мной. – Не спорю, идея сумасшедшая, безрассудная и слишком заманчивая, так что ты еще можешь отказаться, - я наконец-то заговорчески улыбнулась, облизывая губы.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-13 01:32:04)

+1

7

Гул окружающей атмосферы происходящего в кафе, медленно сходил на «Нет». Чем больше Санчез говорила о назревающей работёнке, тем безразличнее я относился ко всему, что происходит вокруг меня и внутри меня. Признаться честно, такая встряска была для меня нелишней. Звонок Крис и заманчивое предложение подзаработать, наша встреча и планы на ближайшее будущее заметно отвлекли меня от тяжести наркозависимости, повисшей мёртвым грузом внутри. И тут то я понял, что зря отталкивал Санчез тогда, полтора месяца назад. Но в тот день я был не в себе. Организм подвергся такому безумному стрессу и панике, что контролировать себя я просто не мог. Жаль в тот момент Кристина этого не понимала, списывая моё бешенство на абсолютное к ней безразличие. Но, с тех самых пор я перестал что-либо кому бы то ни было доказывать. Тем более я не хотел объясняться с собственной девушкой, не до конца понимая, какие всё-таки между нами отношения.

Не скрою, увидев Санчез за столиком, заметно подтянувшуюся, похудевшую и посвежевшую, я почувствовал, что что-то во мне всколыхнулось. И нет, это не были признаки эрекции. Шевельнулось что-то в груди, стукнуло громко в солнечное сплетение и затихло. Мне, человеку аморальному, психически уничтоженному, подобное чувство было незнакомо и малейшие проявления симпатии и тем более любви, душились на корню. Но, вместе с тем, стоило мне только увидеть латиноамериканку и оказаться с ней на расстоянии вытянутой руки, я был готов сорвать с неё всю одежду зубами, лишь бы скорее добраться к этому телу, которое я успел выучить наизусть и о котором всегда так тосковал, когда мы были в стороне друг от друга. Идиотское чувство переживания умело заливалось выпивкой и забивалось спортивными нагрузками. Ну а потом, со временем, стало стираться из памяти. И я, грешным делом, подумал, что всё улеглось. Но стоило только снова встретиться с ней взглядом…
Они много чего помнят…— Я прищурил правый глаз, защищая чувствительную слизистую от едкого табачного дыма сигареты, которую я добивал последней затяжкой у самого фильтра. Кажется, я затянулся так крепко, что обжёг пальцы, в которых держал сигарету. Она была затушена в пепельнице, а я, послав взгляд исподлобья, сдержанно дёрнул уголками губ, опуская глаза в столешницу. Я, чёрт возьми, скучал. — Выкладывай, что там у тебя. — Тему я сменил довольно быстро. Так же быстро вытряхнул из себя тоскливый осадок, а теплоту ладоней, внезапно образовавшуюся на кончиках пальцев, раздраженно стряхнул в сторону, скрещивая эти самые руки в тесный замок на груди, руки, которые несомненно помнят каждый изгиб стройного тела, обладательница которого сейчас сидела напротив меня. 

Дальнейший инструктаж прошёл без лишних вопросов. Санчез умела изъясняться чётко и лаконично, а главное понятно. — Как водить машину, я не забуду даже если мне окончательно отшибут мозги. В этом ты даже не сомневайся. — Я криво ухмыльнулся, поднимаясь из-за стола. Действительно, я мог водить машину даже с закрытыми глазами. Разбудите меня ночью и сообщите, что нужно срочно перегнать какую-нибудь резвую спортивную красотку и я это сделаю. В шлёпанцах и семейных трусах. Я положил под донышко пустой бутылки несколько мелких купюр, и, захватив со спинки стула, куртку Санчез, коротко ей кивнул, отправляясь к выходу. На улице смеркалось и ночь мягко намекала на вступление в свои права. Ярко-рыжие лучи закатного солнца лизнули витрину соседнего магазина, вынудив меня надеть солнцезащитные очки. Но не на долго. Вскоре, мы вдвоем упаковались в такси и медленно поползли к месту намеченного веселья.

По дороге Санчез ввела меня в курс дела, вкратце обрисовав суть дела. — Ты бы хоть предупредила меня заранее, о том, что нашла любимую игрушку и хочешь её отнять. Я бы…подготовился. — Такси медленно подползало к точке нашей высадки, а я уже заранее знал, что в очередной раз отмечусь у копов своими пальчиками и, того хуже, рожей. Крис, правда, успела меня успокоить, сообщив, что систему охраны отключить ей удастся. — Если завтра моя морда будет висеть на всех столбах с подписью «Разыскивается», ты не откупишься. — Я шутливо пригрозил Санчез пальцем и вывалился из машины, осматривая домишко, всплывший из-за пригорка прямо мне на глаза. От громкого удивлённого свиста удержаться я не мог. Фешенебельный коттедж с претензией на дорогой особняк, мягко намекал мне, что конфетки в его гараже по слаще тех, что дарят детям на Хэллоуин. Моё лицо удивлённо вытянулось, а глаза округлились. Ладони зачесались скорее нагреть барыгу. Да, это будет весело. — Чего мы ждём?

+1

8

Более-менее введя Катчера в курс дела, я достала из внутреннего кармана куртки вырванный из блокнота листок с логотипом охранной фирмы в самом верху, на котором была написана пара комбинации из четырех цифр: отключение и включение сигнализации и стирание памяти с камер видеонаблюдения. Этот бизнесмен подставил себя сам, так и не поменяв начальные коды на свои собственные, которые, в общем-то, тоже фиксируются в фирме, и сразу же укатил на светскую вечеринку в Лос-Анджелес. Что ж, тем лучше. Уверена, если все пройдет гладко, он и не заметит пропажи одного из своих болидов, стоящих только для красоты и ради фарса перед такими же богатенькими друзьями.
- Ну прости, на это дело я изначально собиралась не с тобой, но возникли трудности и одной мне не справиться, - отчасти я лукавила, потому что чаще всего решала свои проблемы самостоятельно, не прибегая к помощи посторонних, пусть даже близких людей. А может быть это даже было скрытное желание задеть тем, что я бы не позвонила ему, если бы не такой возникший казус с нехваткой надежных людей. Но когда дело безоговорочно требовало вторых рук, тут уж действительно было не обойтись без умелых соучастников, которыми всегда были мужчины, не способные поддаваться ни тени паники даже в самых критических ситуациях. Во всяком случае, в моем круге общения были только такие представители мужского пола, за исключением того самого Рика, числящегося официально работником частной охранной фирмы, а на самом деле промышляющим угонами автомобилей и крупными кражами. Бедолагу промариновали в участке целых три часа, которые я и то провела бы с пользой, как следует изучив структуру участка для каких-то дальнейших планов, а он по возвращению вовсе испугался идти на сегодняшнее дело, думая, что за ним теперь устроена слежка. Идиот. Сдался он копам, как собаке пятая. У них таких фруктов полный архив. Хмыкнув, я снова глянула, чуть прищурившись, на Тайлера, который вроде как и не собирался бросать начатое, что радовало и добрасывало еще больше адреналина.
– Надеюсь, ты не думал, что я позвала тебя потрахаться на капоте раритетной тачки в чужом загородном доме? – я засмеялась, поправляя черные кожаные перчатки на пальцах. – Хотя, мысль интересная, - я наигранно сделала задумчивый вид, показывая, что шучу. - Естественно мне нужна машина, которая этому толстосуму все равно не пригодится, - показательно облизнув губы, я ткнула пальцем в сторону показавшегося на возвышенности современного фахверкового дома, погруженного в полутьму, который бесспорно впечатлял своим масштабом. Признаться, я не любила такие огромные строения, в них холодные комнаты всегда простужены одиночеством, неуместным шиком и неприветливой атмосферой. Фонари вокруг не горели, что было на руку.
- Ммм, и да здравствует еще одна тюремная отсидка, - подмигнув блондину, я забралась на ограждение, изящно перекидывая через него ногу и спрыгивая на землю чужой частной территории. Сделала пару шагов вперед, попрыгала на месте и выдохнула облегченно. Слава богам, этот идиот не додумался поставить на своей территории инфракрасные датчики, реагирующие на движение. Два-ноль в нашу пользу. Я перевела дух, оборачиваясь на Катчера  и скептически оглядывая с ног до головы. – Мда, надо было и вправду заранее сказать тебе, чтоб замаскировался, а то приперся как на свиданку, - потерев пальцами у виска, я еле как сдержала смешок, оставляя на губах лишь улыбку. Чертовы сантименты, которые я старательно подавляла, то и дело выбирались наружу, выдавая меня с потрохами. Что говорить, я дико скучала по блондину и готова была наброситься на него прям сейчас, наплевав на то, где мы находимся. Рядом с ним окружающее меня пространство постоянно смещалось на второй план, вовлекая в бесконечное безрассудство и не совсем адекватные поступки. Но рано или поздно приходится опомниться. Я мотнула головой сама себе, мысленно повторяя в голове четырехзначный код, нужный нам в первую очередь. Радость для грабителей таких домов в том, что богачи привыкли на закрывать свои двери на замки, полностью полагаясь на силы сотрудников охраны, расположенных как внутри этого района, так и вне его. Однако грабеж их обители был им же на руку, ибо пресса в случае чего хорошенько подогреет интерес к скромной персоне этого бизнесмена и возведет невольно на самые высокие рейтинги так, что украденное имущество окупится раза в три.
     Поиграв в воздухе облаченными в кожу пальцами, изображая кошачью повадку махать когтистыми лапками, я не долго думая, открыла входную дверь, в момент услышав сработавшую систему, дающую входящему тридцать секунд для введения кода. Небольшая коробка с циферблатом и светящимся дисплеем была прикреплена слева от двери, а мои пальцы сначала стукнули по включателю света в прихожей, а затем аккуратно набрали четыре незатейливые цифры, следом нажав на кнопку ввода. Я замерла, нервно сглотнув и невольно цепляясь за руку Катчера, приготовившись бежать отсюда, сверкая пятками. Главное, чтобы сейчас централь не активировала звуковую или светозвуковую сирену, которая тут же привлечет внимание его соседей, а соответственно копов. Пара секунд этого противного пикания, и все стихло, а на дисплее появилась надпись “Off”. Я облегченно выдохнула, чувствуя, как мое сердце пытается вернуться к прежнему нормальному ритму.  Достав еще раз блокнотный лист, я улыбнулась, продолжив действия по выключению всей системы, давая тем самым нам свободный вход в огромное гаражное помещение и отключая все камеры, не забыв стереть предыдущие записи.
– О да, черт возьми, - восторженно протянула я, заходя в помещение и видя перед собой центрифугу, крутящуюся карусель, где вместо кабинок прикреплены раритетные машины. Закружило голову от палитры разлившихся красок, исторический названий и цифр моделей. Даже жарко стало, из-за чего я скинула куртку, оставаясь в майке на голое тело – передавливающие лифчики, как знают многие, я ненавидела. – Ох-ре-неть, - по слогам тихо проговорила я, проходя вглубь мини-автопарка и приблизившись к одной из машин и бережно проводя по не постаревшему ни на день капоту.  – Изо Грифо 62-го года, спортивная. Кататься – есть машины мощнее, но… она шикарна, - я улыбнулась, восторженно глядя по сторонам, как ребенок, наконец-то очутившейся в том месте, где когда-либо мечтал побывать. Руки тянутся к следующей. - Монтеверди Хай, - прекрасный кузов, шедевр. Язык снова проходится по высохшим губами, а глаза с машины переводятся на Катчера. Следующая. - Дэ Томасо Мангуста. Итальянец, - я задыхаюсь от передозировки эстетикой, присаживаясь на капот этой машины, опираясь ладонями позади себя. Ярко-желтый цвет давит на зрение, но тускло освещенное помещение притеняет краски. – А за твоей спиной Шевроле Корвет 62-го года, - я, словно, с пистолетом у виска и ножом у горла, с придыханием рассказываю о каждом болиде. Будь возможность, я бы с удовольствием поборолась на трассах за такой эксклюзив, с которого впору пылинки сдувать, а владелец их просто купил и воспринимает эти разноцветные безделушки, как мальчишеское развлечение взрослого мужчины. У меня то и дело мутнеет в глазах от всего вокруг, этакое возбужденное состояние, из-за чего ладони прочнее упираются в гладкий холодный капот машины, а потом я снова поднимаюсь, подходя ближе к блондину. – Ну как? Не жалеешь, что пришел сюда со мной? – молчание наступает как-то неожиданно, мне нечего более говорить, я просто смотрю на него, невзначай мазнув ладонью по его груди поверх футболки.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-16 15:29:30)

+1

9

На такие авантюры я соглашался редко. А когда соглашался — то был полностью уверен в своих силах и знал наверняка, что готов. Сегодняшний день был исключением. Спонтанным порывом согласия. Мне с самого начала не давал покоя червячок сомнения, копошащийся где-то в мозгах. Что-то обязательно пойдёт не так. Чувствовал я себя не слишком то комфортно. Для угона я был непрактично одет и совершенно не защищён. У меня даже не было перчаток, чтобы оставить свои пальчики при себе. Не знаю, зачем я пошёл на это, но отказываться совсем не хотелось. Особенно тогда, когда перед моими глазами медленно из-за холма всплыл дорогущий домина, буквально орущий о своей ценности и обеспеченности хозяина, проживающего в нём. Чем-то это место напомнило фамильное гнездо моего отца. Был я там лишь однажды и то, чтобы получить чек и море лживых извинений от долбанного политика, который понятия не имел куда деть свой член и деньги, а потому вечно создавал вокруг себя проблемы. Я даже подумал грешным делом, а не знаком ли он с нашим сегодняшним объектом внимания.

Впрочем, все посторонние мысли были откинуты в сторону, как только я перелез через забор. Несмотря на свои спортивные навыки, я был достаточно слаб после того, как пережил несколько приступов ломки и общего голодания организма. Силы я старался беречь и отдавался на все сто только в качалке, которая держала меня в тонусе и не давала похудеть. Вместе с тяганием железа я жрал кучу биологических добавок и растил мускулатуру. Прекрасно помню торчащие рёбра и ключицы в первую неделю после ломки. Похудеть на девять кило — это провал. Так что нынешний перелёт через высокий забор заставил меня упереться ладонями в колени и сделать глубокий вдох и выдох, слегка взбледнув лицом. Напомнила о себе спина и лёгкие курильщика и я понял, как же я на самом деле слаб. И как хорошо от меня это скрывали наркотики.  - Да-да, конечно, ты и не думала мне звонить... - Сиронизировал я, отмахнувшись рукой от слов Санчез, мол, конечно, я полностью доверяю твоему выбору. На самом деле моё Эго подозрительно встрепенулось, оглядываясь по сторонам с вопросом «А с кем? А с кем она собиралась идти? Я не понял!». Этот внутренний голос я оставил при себе, отряхнулся и пошёл следом за латиноамериканкой. Она выглядела уверенной и вселяла эту уверенность в меня.
Взгляд быстро пробежался по камерам видео наблюдения, безучастно смотревшим в сторону от нас на центральные ворота. Они были неподвижны, но предупреждающе мигали красным маячком, оповещая всех вокруг, что запись ведётся.- Интересно, какой осёл отлаживал им систему видео наблюдения? - Я хмыкнул и прошёл мимо, переходя на аккуратный, мягкий шаг.

По чести говоря я был лишь бесплатным приложением, способным грамотно вести угнанную тачку или так же грамотно бить морду незваному гостю. Желательно, конечно, невооруженному. У Крис, к слову, я не увидел с собой пистолета. Впрочем, сейчас это было неважно. Пока мы добирались до святилища, Санчез не забывала раз за разом подкалывать меня и дразнить. К этому её поведению я привык, но то и дело вёлся как дурак. - А что, было бы не плохо. На радость охраны, прямо под камерами я бы тебя взял. - Без доли иронии  заявил я изобразив совершенно серьёзное лицо, которое на мгновение заставило Санчез задуматься. Не в шутку, а всерьёз. Если она считала, что я не способен на такое, она очень сильно ошибалась.  После месяца «передышки» я был готов, как пионер. Везде и всегда. Но, отбросим в сторону шутки и перейдём к делу. Писк замка блокиратора заставил напрячься. Я стоял за плечом латиноамериканки и не отрываясь смотрел на сенсорный экран. Надо ли описывать картину, которая развернулась, когда на экране высветилась надпись OFF. Мы с Санчез синхронно выдохнули, подтянули носами сопли и....вот оно. Святое святых, настоящая сокровищница для гонщика, механика, угонщика и вообще любого человека, заинтересованного в автотранспорте. Дорогом и красивом.

Челюсть отвалилась у меня тут же, стоило мне перешагнуть порог и уставиться взглядом на автомобили, стоящие в зале с эффектной подсветкой. Около пяти минут я молча облизывал взглядом каждую из конфеток, но потом вдруг переключился на Кристину. Она уверенно пересекла зал и пошла к машинам. Не было сомнения в том, что гоночные автомобили — её самая большая страсть. И ни один мужик, даже я, не сможет соперничать с этим огнём, пылающим в груди этой рукастой девчонки при виде дорогого и ценного суперкара. Я замер на пороге, привалившись плечом к стене и наблюдал за ней с нескрываемым восхищением. По правде говоря, я испытывал некого рода зависть от того, как она прикасалась к машинам, с каким восторгом называла их марки и делилась восторгом со мной. Что тут говорить, Санчез настолько увлеклась, что не заметила собственного состояния, видного буквально невооруженным взглядом. Белая майка на бретельках, плотно облегающая стройное смуглое тело подчёркивает степень возбуждения моей подруги, оказавшейся в любимой стихии. Я было хотел озвучить своё наблюдение в отношении вставших сосков, но промолчал, потому что обернулся назад, натыкаясь взглядом на хромированную решетку радиатора. Корвет. Красавец. Я жадно плямкнул губами и провёл кончиками пальцев по ребристому капоту, теперь прекрасно понимая, что можно испытать на самом деле при виде таких машин. Обернулся к подошедшей Санчез я уже с совсем иным блеском в глазах. - Я разве...когда-то жалел? - Шёпотом спросил я у латиноамериканки, так и не сумев спрятать предательский взгляд, пробежавшийся по стройному женскому телу. - Санчез, христа ради, одень куртку. Клянусь богом, мы угоним нужную тебе тачку и обновим её салон прямо на переднем сидении... на ближайшей трассе. - Я покачал головой, не в силах сдерживать в себе только что сказанное. Мало того, что эта девица умудрилась затащить меня в эту авантюру, она ещё и дразнила меня в открытую провоцируя на весьма необдуманные поступки. Всегда она так делала, провоцировала, а я на эту провокацию вёлся. Пришлось заткнуться, жадно облизать губы и всё так же тихо спросить. - Какую берём? - Кивок на машины. Иисусе, да я взял бы все, если бы мог. Но мы могли уйти максимум с двумя тачками.

+1

10

Осознание того, что мы без приглашения находимся в чужом загородном доме и по-собственнически лапаем дорогие и красивые автомобили, намереваясь угнать один из понравившихся, рискуя тем самым оказаться скованными металлическими браслетами и получить нехилый срок, будоражит мое сознание еще больше. Это бешеное чувство адреналина возбуждает настолько, что вносит в сердце нездоровый ажиотаж, наподобие религии. Кажется, теперь я начинаю понимать клептоманов, не способных пройти мимо понравившейся им вещицы.
Признаться, я не задумывалась над тем, в какой дальний угол пришлось бы засовывать свое возбужденное состояние, если бы пошла сегодня на дело не с блондином, но то, что изначальному соучастнику все равно ничего бы не перепало – это точно. В конце концов, я никогда в жизни не опускалась до какой-то шлюхи, согласно раздвигающей ноги направо и налево при виде симпатичного самца. Да, я любила секс, но мой принцип был всегда неизменен: не спать на первой встрече, а лучше сначала дать по морде, дабы узнать характер мужчины, а уж потом проводить с ним время, решая для себя самой забыть утром и уйти, эффектно мелькнув спиной, пока натягиваешь на голое тело сброшенную в порыве ночной страсти мятую одежду, или остаться на завтрак, а может сразу на обед с ужином. Но в последнее время было как-то не до этого: работа-дом-вторая работа-опять дом и так по кругу. Да и не хотелось никого, за исключением этой сволочи, стоящей сейчас напротив меня и облизывающей свои губы, на которые угольный взгляд упал непроизвольно. Надо ли говорить, что моя уверенность касательно аналогичного отношения блондина ко мне была равна нулю? Ну или хотя бы тридцати процентам, судя по его глазам, смотрящим туда, куда надо было.
- Не знаю, я не спрашивала раньше, - я так же тихо отвечаю, а усмешка незамедлительно появляется на моих губах, которые оставляют влажный след на его скуле, а пальцы машинально скатывают края его футболки к груди, оголяя точёный пресс, а затем снова отпускают, будто этого жеста и не было вовсе. – Любишь же ты портить моменты своим трепом, - отстраняясь, произношу я, уже не понижая тон до уровня шепота, и отхожу в сторону, игнорируя его замечание по поводу куртки, которая мне бы сейчас может быть и вправду не помешала. – Вот еще... И не подумаю, - в моем дерзком и немного грубоватом ответе читается недовольство, а темно-карие глаза, отрешившись от объекта за спиной, пробегаются еще раз по карусели раритета, выцепляя из него то, что мне нужно.
– И вообще, думаешь, я хочу этого? – показательно фыркнув, добавляю я, пока мозг без моего разрешения уже начинает предвкушать это чертово переднее сидение на чертовой ближайшей трассе и бессовестно выкидывать в воображение, разбавляя жаркими картинками из нашего общего прошлого. Естественно я хочу, а если даже и нет, то желание появится, как только его жаркое дыхание опалит изгиб моей шеи. Отложившиеся в памяти куски перемещаются от одного к другому: вот наша вторая встреча, когда он зашел с сэндвичами и стаканами кофе ко мне в рабочий бокс, где мы застряли на все мое обеденное время; вот следующая, когда все начинается в лифте и продолжается на комоде в прихожей, а заканчивается под раннее утро в душевой; еще одна – мерзкий февраль и мое простреленное плечо в Койоте, после зашивания которого никто играть в невинность тоже не стал, наплевав на не совсем здоровое состояние; другая – пьяная вечеринка в каком-то клубе и кабинка в мужской уборной… Мозг бы так и переворачивал эти и много других моментов до бесконечности, да только пришлось вспомнить, ради чего мы изначально здесь собрались.
Я непроизвольно облизываю губы, выдавая себя настоящую с потрохами – с ним не получается быть наигранной и холодной, несмотря на усиленные старания. На секунду вскидываю взгляд к потолку, чтобы противный свет ламп перебил мне мысли, и специально перестаю обращать внимание на все, кроме Плимута темно-фиолетового цвета, к которому медленно подхожу, оценивая по всем достоинствам и параметрам, как мужик, выбирающий себе красотку для приятного времяпрепровождения.
– Берем одну Барракуду, выкатывать отсюда две тачки слишком палевно, - показываю глазами на чем-то напоминающую Шелби машину 71-го года, о кузов которой упираюсь, а затем открываю дверцу, заглядывая вовнутрь салона. – Этот олух даже ключи оставляет в них, - не знаю почему, но я довольно улыбаюсь, радуясь тому, что пока все идет как нельзя хорошо. Мое пребывание в пустой и совсем не обновленной машине оказывается не долгим, потому что я задаюсь вопросом, где взять хотя бы немного бензина, но снова расплываюсь в улыбке, видя в самом углу гаражного помещения деревянный стеллаж с рабочими инструментами, какими-то стройматериалами, а главное парой канистр с нужным нам топливом. Ну естественно наш богачей позаботился о том, чтобы его машины угоняли так легко, незаметно и красиво.
– Наполнишь бак? – мои глаза снова загораются, пока я кидаю куртку на кожаное сидение Плимута и заговорчески потираю ладонями друг о дружку. Осталось лишь поднять ворота гаража, выехать, опустить их и свалить отсюда как ни в чем не бывало. И сделать это как можно скорее. Ибо меня до последнего терзали сомнения, а нет ли у нашего богатенького хозяина смс-оповещения о снятии его обители с сигнализации, который уже вполне мог доложить о возможном проникновении копам и заставить выехать на проверку. Я быстро отогнала эту ложную мысль, решив лучше понаблюдать за Катчером.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-18 00:02:50)

+1

11

Трезвый рассудок в моём случае редко давал о себе знать. В критических ситуациях, правда, я научился принимать верное решение. Этому научил меня любимый спорт, где малейшая оплошность могла перерасти в крупную ошибку и вылиться в итоге тотальным поражением. И хорошо, если в этом поражении ты останешься живым, а если противник сверёт тебе шею хай киком ноги? Нынешняя ситуация чем-то напоминала мне бой. Ты ведёшь по очкам, твой противник, казалось бы, измотан, но ты прекрасно знаешь, что сейчас не время для расслабления. Отвлечься — значит провалить прекрасно начатую серию. Только по этой причине, мой мозг, занятый созерцанием груди Санчез вместе с глазами, дал знакомый мне щелчок. Стоп, Тайлер, переключись и думай о другом. Моё замечание выглядело, как комплимент, но в самый неподходящий момент. Однако я знал, стоит ей сейчас стянуть с меня футболку, и мы не выберемся из этого гаража ещё как минимум полтора часа. Я не был любителем быстрого перепихона, а эта черноглазая сводила меня с ума везде и всегда. Особенно, если учесть тот факт, что мы не виделись с ней долгое время, не спали, а сейчас, она стояла передо мной возбуждённая и готовая к любому безумству, которое придёт мне в голову.
Я хотел её, страшно хотел, но где-то под коркой моего не такого уж и развитого мозга, мигал предупредительный маячок. Он сработал вовремя. Я лениво мазнул губами ей по виску, понял, что завожусь и нажал на тормоза, брякнув прямо в ухо моей темноволосой, о стоячих сосках. Бинго! Это сработало, но не так, как я ожидал. Санчез, кажется, обиделась, рывком опустив мою футболку, которая успела доползти до груди. Я лишь разочарованно засопел, затаив злобу на самого себя, но решил, что потраченные зря силы, я компенсирую позже.
Несмотря на разыгранную обиду, глаза Санчез говорили совершенно о другом, как и мои причиндалы, бесстыже выпирающие под брюками.

Но, приятные моменты пришлось отодвинуть на задний план. Мы снова переключились на угон машины. Я только успел брякнуть глухо. - Думаю, хочешь... - и широко улыбнуться, оставляя последнее слово за собой. Фиолетовый Плимут был жадно облизан и без того горящим взглядом. Этот красавец явно выделялся из всех машин, что были собраны здесь сейчас. Я грешным делом подумал, что сюда надо было брать целую роту ребят из мастерской Крис и моих знакомых профи, промышляющих угоном. Мы бы обчистили этого кренделька до последней тачки и разъехались бы по штатам так, что вся его ослепительная коллецкия спорт каров, канула бы в лету.
Пока Крис устраивалась за рулём автомобиля, победно тряся ключами, найденными в замке зажигания, я занялся поисками топлива для нашей лошадки. Искать долго не пришлось. Впавшая в восторг Кристина ткнула мне пальцем на канистры, стоявшие в углу гаража на полке с рабочими инструментами. Я довольно присвистнул и рванул в ту сторону. К моему счастью канистры не были пустыми. Дёрнув одну из них, я понял, что даже одной нам хватит для заправки. Но, будучи человеком предусмотрительным, спёр и вторую, подгребая обратно к машине. Одна канистра была аккуратно вложена в тесный багажник, вторую, я пыхтя поднял и принялся заливать бензобак, посвистывая и поглядывая по сторонам на манер ленивого заправщика на автостанциях, работающего за гроши. Мне разве что не хватало пёстрого комбинезона с символикой какой-нибудь нефтяной компании.

Заправка завершилась, и я вернул пустую канистру обратно, вытерев с ручки свои пальчики помятой футболкой, которая благополучно была на мне. Других вариантов у меня просто не было. Правда позже, я нашёл тряпку, измазанную в полироле и решил ей воспользоваться. Подав сигнал карамельке проверить датчик бензина и наконец заводить мотор, сам двинул к воротам гаража. Вот тут то и настал момент Х. За воротами была свобода, а на воротах наверняка был датчик. Я начал шарить в поисках него, обегая глазами периметр одностворчатых ворот. - Крис... - Я окликнул латиноамериканку, высунувшуюся из окна автомобиля. - Твой дружок из охраны ничего не говорил про ворота? - Я ткнул пальцами на кнопку автоматического открытия створки и вопросительно вскинул брови. Моя интуиция настойчиво подсказывала мне, что эта кнопка может дать сигнал на пульт охраны и тогда нам надо будет действовать весьма оперативно. - У тебя глаз намётан на это дерьмо, глянь... - Я кивнул в сторону ворот и решил не рисковать, закинув на плечо грязную тряпку. Взгляд эксперта тут явно был бы не лишним, а Санчез, изучившая все схемы, коды и прочую лабуду, попадала под это определение.

+1

12

Все мои знакомые давно уже знают, как сильно я сохну по раритетному хламу в виде таких машин, созданных еще в семидесятые, но у которых внутри уже перепрошиты и сердце, и мозги. Не спорю, модели в оригинальном состоянии с исходным двигателем на сегодняшний день очень ценятся у коллекционеров, но гонщику в этом раритете нравится лишь одно – внешний вид, а остальное он все равно поменяет под себя. Хотя увидеть под капотом семилитровый Hemi – это приятно. Малыш, в двухдверный салон которого я сейчас только что села на водительское сидение, неохотно набрасывая на плечи куртку, был явно хорош и удобен, а главное легок. Кажется, этот болид принадлежал к редкой серии, предназначенный не для использования на  дорогах общего пользования, а для спортивных соревнований: легкие боковые стекла, стекловолоконные передние крылья, капот с совком и другое "уличное" оборудование, которое я успела разглядеть взглядом механика. – Надеюсь, мы не имеем дело с бывшим гонщиком, - я хохотнула, наблюдая за тем, как Тайлер, дурачась, заполняет бак. Подмечаю, что ему определенно надо работать автозаправщиком. – Ммм. Вспоминаешь прошлую работенку? – без подкола и лукавой улыбочки не обошлось, после чего пришлось быстро скрыться в салоне, чтобы в меня не прилетела взятая в руки блондина тряпка и не отполировала мое лицо как следует.
       Что касается владельца всего этого имущества, то я понятия не имела, в чьем автопарке мы сейчас находимся и чью вообще машину собираемся угнать. Это, признаюсь, интересовало меня меньше всего, потому что азарт перебивал весь страх, да и Плимут был почти у нас в кармане, когда благодаря незатейливому повороту ключа зажигания благополучно отозвался на мои манипуляции. Но не все так просто, ибо появилась новая преграда в виде ворот, которая и заставила меня снова выйти из салона и подойти к Катчеру со спины, чтобы внимательно и с прищуром разглядеть датчик, оперевшись рукой о его плечо и встав на носки своих грубых ботинок. – Мда…подставно, - растерянно подытожила я спустя пары секунд молчания и незнания, как поступить с этой проблемкой. – Ну смотри, сигнализация отключена полностью во всем доме… следовательно и тут все должно быть по нулям, - теперь уже я сдвинула его в сторону, чуть толкнув в плечо и становясь на место блондина, чтобы как следует разглядеть датчик и кнопку открывания автоматических ворот. Если необдуманно рисковать и полагаться на судьбу, то скрыться с этой трассы мы вряд ли успеем от патрулей в случае сработанной сигнализации. – У меня есть небольшая идея, - напряженно покусывая нижнюю губу и немного сомневаясь в правильности и логике моих дальнейших действий. Все-таки я не вундеркинд и не хакер, чтобы вот так с ходу правильно соображать. – Ворота автоматические, а свет у нас в городе вырубают слишком уж часто. Смекаешь? – я попыталась навести Тайлера на свою же мысль, отчего он только непонимающе посмотрел  на меня, мол, а то я без тебя этого не понял. Я закатала рукава куртки по локоть и направилась к выходу. – Я открою с той стороны, не пугайся темноты, - брякнула я, махнув ему в сторону Барракуды, типа лучше оставайся здесь и заводи машину.
        Я никогда не ищу легких путей, а предпочитаю сделать все тщательно, пусть и покопаться чуть дольше, но зато уйти тихо и без проблем, поэтому для подстраховки отправляюсь гулять по дому, поправляя кожаные перчатки на пальцах, которые принялись быстро шарить по коридорным шкафчикам и подцепили пару-тройку знакомых для меня ключей. – Будь я твоей женой, все бы уже давно оттяпала себе, - с усмешкой обратившись к хозяину этого дома, я последний раз оценивающе оглядела его просторы и подкинула пару раз ключ, сжимая в ладони.
        Как учил меня один спец по электронике и массовому угону машин из автосалонов, электропривод ворот можно включать как вручную, так и с помощью пульта управления на расстоянии до пятидесяти метров, не выходя из автомобиля, ну или на крайний случай иметь в гараже еще одну боковую дверь. Но брелок явно находится у хозяина в правом кармане его дорогих брюк, пока он попивает Кристал на какой-нибудь светской вечеринке, а другой двери из гаража нет. Следовательно, нам надо вырубить все электричество, что приведет к деблокировке привода и отсоединит тягу от полотна. Тогда ворота сможет открыть даже подросток. Электричество в Сакраменто отключают часто, посему я не думаю, что владелец начнет тут же паниковать по этому поводу, и подцепляю пальцем щеколду щита с электричеством и дергаю небольшой рычажок отключения. Ба-бах. Перед глазами тут же образовывается кромешная темнота, к которой глаза первую минуту категорически отказываются привыкать.
        Пока нарыла в кармане куртки телефон и включила фонарик, успела стукнуться башкой о дверцу щита, которая тут же с психом и вырвавшимся отборным матом была захлопнута. Потирая ушибленную голову, я вышла из дома через главный вход и, удостоверившись в том, что точно не была “сфотографирована” датчиками, направилась к воротам гаражного помещения, которые сейчас должны были сдвинуться на “ура”. Вставляю ключ в массивную ручку и после его поворота пытаюсь откатить дверцу. – Твою ж мать! Да!.. – победно улыбаюсь, когда полотно поддается и дает Плимуту с Катчером за рулем свободу. – Я очень долго? – подпольная улыбка расплывается по лицу, после чего я активно машу рукой, чтоб выезжал из гаража. Да, дорогой, можешь считать меня сумасшедшей идиоткой, но пока мы хотя бы выбрались отсюда. – Ну, давай, погнали! – легко опустив ворота обратно, я незамедлительно прыгнула в салон и отвесила смачный шлепок по его бедру, чтобы сильнее вжал педаль газа. Находиться здесь уже поднадоело, да и смутные сомнения по поводу правильности моих действий все-таки нет-нет, а терзали меня. Кто его знает, может сейчас мы поедем прямиком в лапки фараонам, поэтому самое время закинуть ноги на торпеду и чмокнуть воздух в направлении блондина, посылая со смехом воздушный поцелуй.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-21 14:45:12)

+1

13

Я частенько встречал на своём жизненном пути людей, предпочтительно мужского пола, которые были твёрдо убеждены в том, что аналитический склад ума, технические замашки, ловкая смекалка и резвый образ мышления встречается только у мужчин. Мол, они созданы, чтобы быть стратегами, быстро соображать и действовать логически. Что у женщин этих свойств нет и никогда не будет, что логика у них особенная, что они склонны долго размышлять над решением, которое не обязательно будет правильным, иными словами...женщины не могут быстро соображать. Ох, как же жаль, что я растерял все эти контакты. Я собрал бы этих ребят вместе и показал бы им Санчез.
Мне кажется изначально её родители ждали мальчика, и были уверены в том, что родится парень, но природа взяла своё и сделала великолепную девушку с мозгами и замашками мужика. Чёрт возьми да что может быть лучше этого? Когда твоя благоверная устраивается рядом с тобой, вооружается пивом и смотрит лигу чемпионов, матеря во всю глотку команду противника. Она не борется с тобой за пульт, чтобы переключить канал на любимый сериал. Разбросанные носки в нашей квартире когда-то всегда были по парам. В одном углу валялись мои, в другом — её.
Сопливым кино и встречам с подружками Кристина предпочитала копошение в моторе очередной конфетки, от которой в автомастерской она могла не отходить и сутками. Но вместе со всем этим, Крис обладала той тонкой женственностью, той изюминкой и загадочностью, которая была присуща исключительно женщинам. А как ей шли платья — даже говорить не надо. Чего только говорить о её любви к открытому вырезу на спине, который полностью лишал меня дара речи надолго.

И даже сейчас, я с уверенностью могу заявить, что мы поменялись ролями. В то время, как я тупил около пульта с электроникой, отвечающего за работу ворот, Санчез моментально сообразила, как безболезненно выйти из сложившейся ситуации. Я готов прямо здесь и сейчас заявить, наступив на свою гордость, что в данной ситуации полноценным мужиком была она. Я же играл роль довеска, наделённого не дюжей физической силой и неплохой грузоподъёмностью. Мозга у меня не было. Мозг был у Санчез. И самое странное, что меня это нисколько не задевало. Я молчал, кивал, слушал и по прежнему тупил, когда дело касалось электрики. Починить розетку дома? Перебрать автомат в щитовой? Выкрутить и вкрутить лампочку — это я могу. По мелочи поковыряться в электрики машины (не угробив основной мозг) — это тоже мне под силу. Но не больше того. Санчез же, будучи профессионалом своего дела, орудовала в чужом гараже, как у себя дома. И получалось у неё это весьма неплохо.

К слову, раньше подобным образом я никогда не угонял тачки. Мне приходилось заниматься куда более простым угоном. Тиснуть тачку с парковки, или ещё что-то в этом роде, но залезть в чужой дом и выцарапать машину прямо из под носа какого-нибудь вельможи, мне ещё не приходилось. Если честно, то, что сейчас происходило в гараже, назвать угоном то было нельзя. Явно не добропорядочный гражданин, наживший своё состояние на таком же воровстве, не заботился о своей безопасности. Можно сказать, он просто пригласил нас к себе домой. Как иначе объяснить охрану — кучку олухов, незащищённый гаражный сектор и даже наличие ключей в замке зажигания! Я уж молчу о налитых по самое горлышко, канистрах с бензином. Нам оставалось только воспользоваться случаем и сделать своё дело. Чем мы, собственно и занялись. Санчез скрылась из поля видимости, а я ловко запрыгнул в Плимут, полюбовно обшаривая взглядом салон. Не удержался, чтобы не пройтись ладонью по новеньким кожаным сидениям, крепко взяться за руль и поковыряться в бардачке, в котором, к слову, я не нашёл ровным счётом ничего, кроме какой-то куцей документации и пары буклетов. Я опустил взгляд к педалям и решил, что на этой машине ещё никто и никогда не ездил. Девственно чистым был этот Плимут, чёрт возьми. И меня это даже не настораживало. В голову пришла шальная мысль — а что если на тачках маячки? Без оборудования, найти датчики не представлялось возможным. Всю тачку пришлось бы перевернуть с головы до ног, чтобы обнаружить жучок. В любом случае, у нас не было на это времени. Мне оставалось лишь понадеяться, что машина «чистая». Я повернул ключ в замке зажигания, как только свет в гараже погас, погрузив меня во тьму, рассекаемую разве что загоревшейся на приборной панели подсветкой. Какое удовольствие я испытал, трижды поддав газку на нейтралке. Машина поддалась, довольно заурчала, а под капотом заявили о себе явно прокаченные лошадки. Долго наслаждаться звуком работающего мотора мне не пришлось. В глаза, привыкшие к темноте, ударил пускай и бледный, но всё же вечерний свет. Санчез подняла ворота, демонстрируя довольную улыбку на лице. Такой я, если честно, давненько не видел. Я ответил тем же, снял машину с ручника, перешёл на скорость и медленно выехал из гаража, решив оставить при себе секундный порыв врезать по газам так, чтобы резина свистела. Уже через секунду моя напарница запрыгнула в салон, устраиваясь по-свойски на переднем сидении рядом со мной. - Я даже глазом моргнуть не успел. - Прокомментировал недолгое отсутствие я, и, услышав хлопок двери пассажирского места, который дал мне зеленый сигнал, стартанул. Забрал крутой вираж, выезжая с площадки на дорогу, осмотрелся по сторонам и двинул в сторону трассы, уже не жалея резину. - Интересно, сколько денег он вгрохал в эту тачку? - Я плавно выдавливал педаль газа, слыша как выкручиваются обороты и испытывал эстетическое удовольствие. Мне толи казалось, толи на самом деле руль подо мной буквально вибрировал, а ладони приятно кололо. Машина оказалась куда резвее, чем я мог себе представить, плавный ход, прекрасная аэродинамика, спокойная работа движка — и это раритетная машина? Да я почувствовал, словно еду не по дороге, а по идеальному, искусственному покрытию, если вовсе не лечу над ним. Даже невольно задрожали от удовольствия колени. Я отпустил правую руку с коробки передач, сгрёб Санчез в охапку за шею и звонко чмокнул в душистую макушку, в знак благодарности за возможность вот так провести вечер.

0

14

1971 plymouth barracuda

http://www.hotcarsarecool.com/wp-content/gallery/1971-plymouth-barracuda/lombardcruisenight-_mg_6766.jpg

К этому угону, если это вообще уже можно было так назвать, я готовилась около недели благодаря предоставленной информации того, кто сегодня отказался идти со мной на это дело. Схема дома и его окрестностей была внимательно изучена, основной инструктаж по электронике получен, а главные пути отхода в случае облавы копов тоже были оговорены заранее. Да что там, я буквально вызубрила все окольные и прямые трассы в город, по памяти около ста раз изобразила их на листах, чтобы в случае погони быстро сориентироваться на местности и ловко сбросить хвост, уйдя в даунтаун или исчезнуть как дым на востоке. Но так тщательно готовиться пришлось лишь по одной причине – сложность. Все-таки это не сесть в чужую машину, пока ее владелец, скажем, оплачивает в банкомате крeдит или зашел купить водички на автозаправке. Но если я могла с самого начала предполагать, что здесь нам будет выложено почти все как на блюдечке с голубой каемочкой, то не сходила бы так с ума, терроризируя гугловскую карту. Я, как человек принципиальный и расчетливый, а главное живущий по так называемому кодексу чести – никогда не красть у людей того, в чем они нуждаются, и не вредить тому, кто этого не заслуживает, согласилась только потому, что имела примерное представление о том, кем является владелец этого раритета. Он был ничем не лучше нас, а мы — его, поэтому затея с ограблением никуда не делась. Не спорю, после отказа Рика, вернувшегося из участка и перепуганного копами, я, захваченная идеей предстоящего вечера, уже не отнеслась к этому с особой осторожностью и положилась на волю случая, набирая знакомые цифры на мобильном телефоне. Быстрое согласие Катчера еще больше раззадорили и приблизили к поставленной цели, поэтому сейчас мы, ловко справившись с системой этого дутого богачея, уже выезжали с чужой частной территории на фиолетовом и никем ранее не тронутом Плимуте.
           Эйфория. Наверное, это состояние как нельзя подходило мне сейчас, сидящей на пассажирском сидении и улыбающейся во все свои белоснежных тридцать два зуба от бахающего в крови адреналина и рискованности содеянного. Меня вело от осознания того, что Барракуда у нас. – Два доллара с шестью ноликами, - снова сбрасывая куртку и откидывая ее куда-то за свое сидение, предположила я, еще раз оглядывая новенький салон, после чего по-свойски скинула обувь и закинула уставшие ноги на колени к блондину, чуть прикрывая глаза. – Так, навскидку, под капот еще заглянуть надо, - я улыбнулась, облизнув губы, опуская оконное стекло и подставляя лицо ветру, приятно развевающему волосы.
Что ни говори, а водить Тайлер умел и впрямь первоклассно, ловко лавируя на поворотах и откровенно получая от этого кайф. Вся эта ситуация явно захлестнула и подстегнула его не меньше, чем меня. И если я задыхалась от эстетики только от понимания, в какой машине мы едем, то он в полной мере наслаждался скоростью и свободой на трассе. Блондин был вообще сумасшедшим в этом плане, в то время как я в гоночных заездах умудрялась слишком рано переключать передачи, отчего уходил держак и вел зад, снижая скорость и давая себя опередить. Да, было такое, не часто, но было. Если я и проигрывала, то лишь из-за своего нетерпения и несдержанности. – Почему мы с тобой никогда не гоняли? – я снова обратила внимание на Катчера, изогнув брови вверх. – В смысле вдвоем, на гонках, - уточнила, невольно почесав зудящий шрам на правом плече, оставшийся от шальной февральской пули. Затем пожалела, что внесла такой вопрос с подтекстом предложения как-нибудь прокатиться вместе. – Н-да, и бегать голой по городу тогда пришлось бы уже мне, - смешок слетел с моих губ. Именно такое условие, не учитывая поставленных денег, обычно в шутку ставила я в пари в случае проигрыша кого-то из гонщиков на треке. – Не обольщайся, я сейчас проверю, как ты водишь, - как бы между прочим добавила я, проводя ступней по его правому бедру. Затем посмотрела на дорогу – впереди и на встречке пока никого, позади тоже, судя по взгляду в зеркало заднего вида, да собственно и время уже не то, чтобы трасса кишмя кишила другими автомобилями. Полицейских машин с мигалками тоже не было видно: либо мы и правда всех облапошили, либо это затишье перед чем-то грандиозным, сулящим нам как минимум два года тюремной отсидки.
– Предположим, ты не видишь пути… - начала я, вспоминая его фразу о способности водить даже с отшибленными мозгами. Не медля, его рука, не без помощи моей, была убрана от руля для того, чтобы дать мне свободный путь, и, перекинув ногу, нагло переместить свой зад на его колени. Выдохнули. Естественно собой я закрыла почти весь обзор на дорогу впереди Плимута, ровно мчащегося по асфальтированной полосе.  – Что будешь делать? – я улыбнулась, положив ладони на его плечи и вертя головой в том же направлении, не давая рассмотреть путь впереди и добрасывая поверх последних событий еще больше риска нашим жизням. – Как страшно, правда? Мы же разобьемся, - ироничные и наигранно-панические словечки сопровождались приятными для него прикосновениями подушечек пальцев к его шее, по изгибам скул, контуру нижней губы. Я улыбнулась тому, что машина продолжает идти прямо и без лишних дерганий руля, хотя напряжение чувствовалось даже у меня, поэтому я отклонила голову чуть в сторону, давая доступ его глазам к дороге. А дальше пришлось испуганно уцепиться за его плечо, так как Барракуда неожиданно совершила резкий поворот, не забыв взвизгнуть тормозами и оставить за собой аспидные полосы, после чего снова продолжила свой ровный путь, но чуть снизив скорость. – Твою мать. Какого…? - тихо, почти безмолвно, шепнула я, чувствуя, как сердце ухнуло вниз и снова вернулось обратно, застучав как сумасшедшее. Сама ведь начала. Но черт возьми, это хороший приемчик. И как всегда эта гаденькая ухмылочка на губах. Ладно, ничья.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-23 23:34:05)

+1

15

Единственное, в чем я был полностью солидарен с этим неизвестным коллекционером раритетных автомобилей, так это в любви к машинам. Хотя любовь у нас была разная. Неизвестный нам денежный мешок предпочитал собирать редкие машинки и, словно игрушечные, хранить их в одной коробке. Правда, мужику надо отдать должное, он доводил машины до ума и не жалел на это денег, потому я и присвистнул, услышав от Санчез довольно не малую сумму, которая ушла, пускай и в приблизительных рамках, на то, чтобы сделать Плимут конфеткой. Я же не любил просто смотреть на машины, иметь тачку в гараже было для меня не главным. Я должен был эту тачку иметь, именно иметь, выжимать из неё всё, на что она способна, стирать резину, жечь бензин, делать всё для того, чтобы моя любовь к машине была видна невооруженным взглядом. Ведь в технике я ценю её производительность и силу, но никак не обёртку, которую можно организовать для любого ведра, под капотом которого будут храниться банки пива и колы в переносном холодильнике.
Здесь и сейчас, на почти безлюдной и спокойной ночной трассе, эту машину я по-настоящему любил. Меня завораживал рычащий звук мотора из-под яркого капота, угрожающе вибрирующего на ходу оборотами, мне нравилась эргономичность и плавность этой машины даже не смотря на то, что марке этого автомобиля было уже не мало лет, и рассекал по трассе я отнюдь не на Феррари. Чему был, кстати, очень рад. Меня никогда не привлекал этот красный, пошлый кусок металла, который давно стал признаком обеспеченности, но никак не мощным, спортивным автомобилем.

Санчез видела, что я испытываю, сидя за рулём этой машины и я, по чести говоря, был бесконечно ей благодарен за возможность прокатиться на этой конфетке. Но одной лишь благодарности во взгляде ей явно не хватало, как не хватало и адреналина, который и без того плескался в нашей крови, под завязку. - Ты сама ответила на свой вопрос. - Поглядывая в зеркала пробормотал я, вытаскивая на гладко выбритую морду довольно скользкую улыбочку. Я был бы не против того, чтобы посмотреть на её голый забег, пускай для этого мне придётся не слабо постараться на трассе. Я прекрасно помню, и ни раз видел Крис на гонках и знаю, на что она способна. Да, мелкие недочеты в технике есть у всех, но латиноамериканка обладала упорством быка, а потому с каждым разом завершала заезд всё с лучшими и лучшими результатами. И разве я могу признаться ей в том, что просто боюсь слить гонку женщине? Конечно нет.
- Когда захочешь побегать голышом по улице, - подтверждая слова Санчез, промурлыкал я, плотоядно облизывая пересохшие губы, - позвони. Устроим гонку и ты насладишься этим вдоволь. - Получив звонкий шлепок по бедру, я лишь картинно нахмурил брови и вытянул вперёд трубочкой губы, изображая всем своим видом нестерпимую боль. Возмездие не заставило себя ждать и, надо признать, оно было выполнено в особо изощрённо форме. - Ты решила взять меня на слабо? - Я втянул живот, пропуская мимо себя ногу в плотно зашнурованном ботинке. Ногу Санчез. Та умудрилась перелезть через меня, лишить меня возможности управлять машиной двумя руками и, главное, видеть дорогу. Если она рассчитывала на то, что я угроблю Плимут, то ошиблась... А может быть хотела ещё раз ткнуть мою самооценку и потащить её вверх, потому что прекрасно знала, что я справлюсь. За это я её и любил.

Теперь мой обзор представлял из себя Санчез, сидящую у меня на коленях. От дороги меня отвлекало не отсутствие обзора, а присутствие женщины в столь тесном со мной контакте. - Что я буду делать? - Я говорил не громко и старался не заострять внимание на словах Кристины, потому что слушал совершенно другие звуки. Стёкла дверей машины были слегка приспущены, я вообще любил наслаждаться ветродуем в морду, когда летел по трассе. Это прибавляет антуража. Так вот сейчас именно свист ветра с обеих сторон был для меня основной навигацией, а картинка перед глазами и примерное расстояние до поворота я успел запомнить прежде, чем Кристина перекрыла мне обзор. Я помнил, с какой скоростью иду и примерно прикинул, когда нужно будет сворачивать. Ну а пока, левым ухом я слышал воздушные хлопки проезжающих по встречке машин. Некоторые сигналили, очевидно в знак осторожности, или, возможно, респекта, увидев то, КАК мы ведём машину. В этот момент я не подумал о водительской этике. Многие, встречные машины сигналят и мерцают фарами предупреждая о полицейском наряде впереди. Мол, сбрось скорость, мужик, или пользуйся путями объезда. Ничего этого сейчас я не видел и даже не догадывался. Я смотрел на Санчез не отрываясь, будто она была прозрачной, а сквозь неё я видел дорогу. - Я просто закрою глаза и буду ехать на слух. И по памяти... - Честно ответил я и для пущего эффекта действительно закрыл глаза, стараясь сильно не отвлекаться на лёгкие ласки, подаренные мне в награду. Я досчитал до десяти, а потом резко поджал тормоз, сцепление, скинул передачу, услышав как обороты в движке капризно взбрыкнули и выкрутил руль в права, уходя в привычный мне дрифт на повороте. Поворот, к слову, был не крутым, но следуя в слепую было достаточно и его, чтобы слететь в кювет, поцеловать отбойник или перелететь на встречку. Ни то, ни другое, ни третье не случилось, зато Крис едва не наложила под себя кирпичей, чем вызвала во мне бурю эмоций, стоило только выправить машину. Последний вираж, кстати, был самым сложным, потому что я не сильно представлял, под каким действительно углом я зашёл в поворот. Но в ушах слева снова захлопали проезжающие по встречке машины, справа сигналя проползла ленивая фура, обдав потоком воздуха и копоти Плимут, и я понял, что всё встало на свои места. - Карамелька, подгузник не промочила? - поглядывая на открывшийся вид дороги, на всякий случай спросил я, утробно посмеиваясь. 1:1, но теперь у неё было полное право на то, чтобы дать мне леща за такую выходку.

+1

16

Поздний вечер нависает над головами, с любопытством наблюдая за развернувшимся бенефисом двоих в машине, в которой новейшая модификация с восьмицилиндровым двигателем, объемом в семь литров, мощностью до пятисот лошадок и разгоном до сотки за пять с лишним секунд. Что еще дуракам для счастья надо?

- Катчер, лучше закрой свой капот! – наигранно закатив глаза на его шуточку, я все равно улыбнулась. – А то нарвешься! На повальный террор, – прищуренный взгляд и грубый толчок в грудь последовал за словами, вызвавшими лишь в итоге его тихий смех и театральную ухмылку, мол, я тебя так боюсь. Я в долгу не осталась, тихо прорычав и укусив его за плечо якобы в знак мести.
           Даже выводя меня из себя, он оставался чертовски привлекательным с этой своей гадкой улыбочкой на губах и наглым азартным взглядом голубых глаз, от которых я редко могла отвести свой угольный взгляд. Или это бурлящий в крови адреналин так плохо влиял на мою голову? Не знаю. Я, конечно, еще с первой нашей встречи поняла, что он сумасшедший и башню у него сносит на раз-два, но чтоб настолько…  до меня это доходило постепенно с его каждыми новыми, необдуманными и столь безумными поступками. Хотя, в этом плане я от него не далеко ушла, раз без особого страха сейчас уселась на его колени и преградила всю видимость, рискуя разбиться на такой скорости или совершить пару-тройку красивых кульбитов, после которых я уж точно вряд ли бы осталась в живых. Но это, слегка возбужденное состояние, подобное наркотическому, накрывало с головой, да так, что мурашки пробегали по спине, кончики пальцев приятно покалывало, а мозг подталкивал на совсем необдуманные действия. Мы, в какой-то степени мнившие себя супер-каскадерами, определенно друг друга стоили, на ходу придумывая правила новой игры, на которую оба велись, подстегнутые предвкушением чего-то заманчивого и интересного. Но главной заправилой по большей части, конечно же, была я, то и дело проверяя те или иные способности и умения блондина, который по этому поводу недовольств никогда мне не высказывал.
- Ладно, убедил, на архиважные дела тебя теперь брать с собой можно, - вынеся окончательный вердикт профессионала после того, что он только что выкинул на повороте, я ехидно улыбнулась. На свое положенное место рядом с водительским возвращаться и в мыслях пока не было, но я и не выгоняла его, не рвалась занять руль, давая тем самым ему возможность хотя бы на трассе выложиться на все двести процентов. - И что, не боишься вот так разбиться насмерть? – полюбопытствовала я, отклонив голову вправо и открывая видимость впереди лежащей трассы, по правую от меня сторону которой мелькающие мимо нас машины время от времени подавали неоднозначные сигналы то ли от скорости Плимута, то ли от нашей своеобразной и сексуальной манеры вести автомобиль.
           Решаю не мешать ему вести Барракуду, если это вообще можно так назвать, учитывая мои дальнейшие действия: тело вплотную прижимается к телу напротив, пальцы проходятся по задней части его шеи, цепляя короткие волосы, а подбородок в свою очередь упирается в ранее укусанное плечо. Все сопровождается тихим выдохом, а по носовым рецепторам проходится его личный запах с едва ощутимыми нотками мужского одеколона, после чего губы коротко касаются гладкой скулы. Я стихаю, заканчивая шутить и ерничать, оглядывая салон позади нас: этот потолок, еще ни разу не впитавший в себя клубы сигаретного дыма, который сейчас проветривает сквозняковый ветер, эти кожаные сидения, которые еще не замараны алкогольными разводами.
           Бастион этого обоюдного молчания хорошо укреплен: мы едем, полностью погруженные в пыльные тома своих дум. Не могу предположить, о чем он думает, а может и не думает вовсе, мысленно сливаясь с автомобилем, но лично я вспоминаю линию огня, где его руки когда-то палили по оголенным участкам моей кожи. Флёр этих раздумий рассеивается мгновенно, как только мимо нас пролетает машина с мигалками, заставляющая резко одуматься и мгновенно встрепенуться, словно окатили холодной водой. Мой ошарашенный взгляд наблюдает за тем, как патруль позади нас делает поворот и начинает преследовать Плимут, вот-вот норовя включить сирену. – О, черт!! – выпаливаю я, тут же перебираясь на сидение рядом, чем естественно мешаю Катчеру нормально управлять. Пары потерянных из-за меня секунд хватает, чтобы потеряться в ориентировании и снизить скорость. Я бросаю взгляд в зеркало заднего вида, на всякий случай пристегиваясь ремнем безопасности и внутренне надеясь на то, что придрались к нам только из-за скорости и сейчас не связываются со своими коллегами, ожидая подкрепления и готовя план перехвата. Однако меня радует другой факт - меньше, чем через километр трасса выходит в город, а там вполне можно потеряться, но можно сманеврировать и, взяв фору в десять секунд, перескочить в другую часть города через небольшой мост на западе. – На развилке налево! – командую я, оглядываясь назад, а потом смотря на Тайлера. Одно я знаю точно: хрен он вот так дастся копам, поэтому мы в надежных руках.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-25 21:49:40)

+1

17

И всё-таки автомобиль — это то место, где мне суждено умереть. Не скрою, иногда я даже представлял себе, как разбиваюсь на спорткаре о бетонный отбойник, или вылетаю с трассы куда-нибудь в кювет, делая три или четыре переворота прежде. Это единственная смерть, которой я не боялся. Смерть на скорости. Я страшился гнева Господнева каждый раз, когда судьба подкидывала мне возможность схлопнуться от передоза, или поймать пулю на заплёванном полу какого-нибудь замшелого бара, но я благодарил его именно за такие моменты, один из которых происходил сейчас с нами. Мне тяжело описать словами тот букет ощущений, который я испытал. Из моей головы тут же улетучились тяжелые мысли о прошлом, о том, что мы ведь по сути расстались, о ссорах, я забыл про наркотики, ведь самым главным наркотиком для меня сейчас была скорость, рёв мотора и женщина, восседавшая у меня на коленях. Я понял одну простую истину, что никто не окажется на её месте. Только её заводит то, что происходит и только она может выносить всё это будучи рядом со мной. Нам просто суждено сходить с ума вместе. И когда-нибудь такое безумие погубит нас обоих.

В тёмном салоне свистел ветер из приоткрытых окон. Шум его сливался с глухим гулом твердой подвески и хода машины по трассе. Не надо было даже включать радио. У нас было своё. Мне с трудом удавалось держать машину на ровном ходу, ведь Санчез упорно мешала мне это делать. И не потому, что перекрывала мне обзор, а потому что отвлекала всей своей возбуждённой красотой, которую в этой кромешной тьме и бледном свете приборов мог рассмотреть только я. Мы закончили обмениваться взаимными шутками, которые были на грани фола и замолчали, наслаждаясь моментом. Если честно, захотелось откинуть голову назад, на удобный подголовник раритетной седушки и закрыть глаза, сделав глубокий вдох лёгкого и такого свежего воздуха, слегка затуманенного ароматом её духов. Но сделать это — всё равно что загнать нас обоих в могилу. Так что я держался, как мог, крепко сжимая одной рукой ретивый руль, грозившийся вырваться у меня из рук при любом манёвре. Кажется пальцы мои превратились в беззащитную вату. Зато на другой руке, они буквально жгли огнём бедро, обтянутое в облегающую джинсу. Именно оно волновало меня сейчас больше всего, когда Санчез бесстыже позволяла себе ёрзать сверху. Я пыхтел, косился на дорогу и лениво мазал губами то по ключице, то по шее, то по скуле, стоило только черноволосой приблизиться ко мне на опасное расстояние.

- Послушай... может мы всё-таки...притормозим на обочине и нарушим закон штата? - Вдруг предложил я, понимая, что пара подобных па коленом в районе моего собственного паха и я остановлю тачку посерёд дороги. Клянусь богом. Крис продолжала бессовестно дразнить, вынуждая мурашки пробегать по оголённой коже, превратившейся в один большой нерв. Предлагать я больше не стал. И только было хотел вжать тормоза и сбросив скорость уйти в тёмный уголок трассы, очень удачно поросшей жидким леском с правой стороны, как в глаза неприятно ударил свет, не предвещающий ничего хорошего. Мимо нас пролетела полицейская машина, недвусмысленно намекая о своём присутствии ярким всполохом проблесковых маячков. Плимут нервно рванул на соседнюю полосу, я просто дёрнулся от неожиданности и дёрнул машину, забыв про ласки, происходящие в салоне минуту назад и про свою собственную, внезапно объявившуюся эрекцию. Впрочем...одна эйфория сменилась другой и теперь я с трудом подавлял в себе желание высунуть средний палец в окно, прилипшему сзади копу. Секундный эффект неожиданности сменился ликующей ухмылкой во все тридцать два. И пока Санчез врубалась, я уже знал, что дам себе волю и прекрасно погоняю от полиции, в очередной раз вписав себе в личное дело мелкую статейку, грозящуюся перерасти в крупное дело.

Громкий выкрик «Чёрт» сопроводился моим громогласным смехом. Я поглядел в боковое зеркало, успев рассмотреть там хромированную морду Форда, не способного, кажется, быстро нагнать нас, удачно набравших скорость на прямом отрезке. - Не ссать! Сейчас развлечёмся. - Единственное, чего я боялся, зацепить Барракуду о какое-нибудь препятствие. Поверьте, это хуже, чем попасться копам. Санчез сожрёт меня с потрохами и не посмотрит, что любит. Так что действовать надо было стремительно и аккуратно в тоже время. Я зыркнул в зеркало снова и взял левее, выходя на крайнюю полосу для разворота. Делать этого не пришлось. Моя опытная напарница и инициатор по совместительству прекрасно знала дорогу. И я ей доверял. Поэтому чётко следовал инструкциям, добавляя к послушанию каплю собственного безумия. Надрывно вереща резиной, Плимут ушёл на развилке налево, скрываясь из вида полицейской машины. Но в зеркале заднего вида я видел настырные отблески полицейской мигалки, а это значит, что копы не так уж и оторвались. - Хера лысого, он нас возьмёт. Пристегни ремень... - Я пошарил рукой не глядя возле колена Санчез, поднял ладонь выше и понял, что она уже успела пристегнуться. Сделал тоже самое, защёлкнув свой ремень у бедра. Вылететь башкой вперёд через лобовое я хотел меньше всего. Пускай за свои тридцать я достаточно получил по мозгам, превращаться в овощ я не торопился.

Мы убрались с трассы довольно шустро и сменили ровную, гладкую, как стекло, дорогу, на более ухабистую и городскую. Справа и слева замелькали повороты, коридоры, тупики. Последние нам точно не были нужны. Я шёл прямо, посматривая по сторонам и пару раз свернул между домами, уходя в узкие проулки. Наш проход сопровождался переворачиванием ящиков с мусором, коробок и прочего барахла, а я только думал как бы не раздолбать Плимут и сохранить азарт до того момента, как мы приедем домой. И уж там то я заставлю Санчез отдуваться по полной программе, где-нибудь...в дУше.

+1

18

Все-таки мы из той породы людей, у которых есть только две скорости: ноль и максимум. Как мы относимся к цифрам двести и триста на спидометре? Да просто прекрасно. Многоконные моторы в потрясающе красивых автомобилях и… скорость. Этого разве мало? Ведь то, что мы творим на дорогах, нельзя назвать спортом. Это как отдельная религия, поклонение движку и всему, что к нему прилагается. А прилагаться к нему может все, что угодно, и совсем не обязательно супер-навороченное. Достаточно какого-нибудь шедевра конструкторов от Дженерал Моторс, были бы руки заточены. Или голова. На худой конец - толстый бумажник, кому что Всевышний дал. В идеале, конечно, и то, и другое, и третье. Но не часто все бывает так, как хочется. Здесь в штатах полным-полно людей, бросивших работу и ставящих в уличных гонках последние деньги, лишь бы попытать удачу и получить вдвое больше в случае выигрыша. Как казино, только твое детище все равно останется с тобой, если, конечно, не додумаешься поставить его на кон. Но где правонарушители, там и полиция. Копы, устраивающие нам бесконечные облавы, и мирные жители города, страдающие от бесконечного ночного шума моторов, говорят, что все гонщики безбашенные сорвиголовы. Спорный вопрос, конечно, но может так оно и есть. Выиграть для нас – это дело десятое, главное добиться одной цели: выплеснуть излишки адреналина.
         Вставить свое едкое словцо по поводу его заманчивого предложения свернуть на обочину и заняться чем-то поинтереснее того, что я вытворяла сидя на его коленях мне не удалось. Не вовремя появившаяся патрульная машина с мигалками как обычно испортила нам дальнейшее времяпрепровождение, на которое я бы все равно рано или поздно согласилась, и теперь преследовала Плимут, несущийся на баснословной скорости под умелым управлением Тайлера. – Сколько раз я им говорила трясти с начальства нормальные тачки, - я улыбнулась, бросая взгляд в зеркало заднего вида. – Неужели им самим нравится плестись где-то в хвосте? Сидели бы себе в участке, дела подшивали, – смешок слетел с моих губ, пока глаза сосредоточенно бегали по мелькающим мимо окрестностям. Все-таки вечернее изучение гугловских карт было не зря потраченным временем, но сейчас на трассе я все равно сомневалась по поводу мини-погони, пока подстегнутый этой эйфорией Катчер невозмутимо и как ни в чем ни бывало продолжал вести Барракуду прямиком в яркий даунтаун, где потеряться среди другой массы металла можно было с лихвой. Я то и дело поглядывала на него и в боковое зеркало, понимая, что копам нас не догнать уже ни при каких обстоятельствах. Каюсь, моя слабая и сомневающаяся сторона проявлялась лишь тогда, когда я сидела не на водительском сидении, не имея возможности полностью контролировать ситуацию. Наблюдать, как водят другие, для меня было всегда большим испытанием. Обычно меня все не устраивало и раздражало: от педали газа, по моему мнению, неправильно или слишком резко вжатой в пол, до правильности поворота руля на резких поворотах. Сидя рядом, я любила командовать и отпускать грубые замечания, хотя прекрасно понимала, что человек может справиться сам. Если же инициатива попадала в мои руки, то никакие сомнительные мысли уже не посещали мою сорванную башню.
- Да аккуратнее ж ты будь! – прорычала я, когда блондин, рванув ручник и выкручивая одновременно руль, вогнал машину в поворот, в очередной раз вышибая массивным передом Плимута урны. – Не увлекайся! –неожиданный хохот раздался в салоне – адреналин снова долбанул в кровь. Мой смех был всегда заразительным, во всяком случае не мог не вызвать улыбки. Да что там, самое главное, что прокатились на “ура”, как всегда оставив позади патруль. Теперь дело оставалось за малым: не привлекать к тачке особого внимания, оставить где-нибудь на парковке соседнего дома, а на следующий день отогнать в мастерскую и перепрошить все мозги. Ремень безопасности был тут же отстегнут, когда скорость упала до той отметки, с которой разрешено было появляться на дорогах общего назначения. О да, как ни крути, а соблюдать их все-таки следовало, тем более на угнанном автомобиле. Я довольно похлопала себя по бедрам, ликуя от того, что Барракуда была сейчас в наших руках, а не того богатенького коллекционера, который, наверное, еще и знать не знает о краже его имущества.
– Это определенно надо отметить! – руки потянулись за курткой, накидывая на плечи, светлые джинсы были поправлены, а позвоночник прогнут для разминки от долгого сидения. Яркие фонарные и рекламные огни вечернего родного Сакраменто, отражающиеся в моих черных глазах, еще больше завораживали, заставляя сердце радостно скакать от удовольствия и удачной работы. – Загоняй его куда-нибудь рядом с моим, - отбросив пятерней мешающие волосы, кивнула в сторону домов, среди них стояла и моя высотка, в одной из квартир которой я жила уже около двух лет. Въехали на подземку легко – все-таки район был не настолько шикарным, чтобы расставлять везде шлагбаумы с охраной, поэтому найдя неприметное место в самом дальнем ряду, поспешили выбраться из машины. – По пиву? – предложила я, как бы между прочим, одергивая штанины собравшиеся на коленях джинсов. Мы оба, конечно, знаем предполагаемый исход этого “по пиву”, поэтому особых возражений я не слышу, с трудом и не без маневров отбирая ключи от Барракуды и подмигивая блондину, мол, хорошая работа.
- Окей, точно убедил, теперь тебя можно звать на самые-пресамые архиважные дела, - киваю, мол, так и думаю и нисколько не шучу. Затем, хохотнув и облизнув губы, звонко ударяю по кнопке лифта, когда мы наконец доходим до моего дома. Ключи тут же находятся во внутреннем кармане куртки, красиво взмывая в воздух и снова приземляясь на ладонь, пока глаза с вызовом и едва заметным прищуром смотрят на Катчера.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-30 13:51:47)

0

19

Мне редко выдавалась возможность погонять с полицией, но если такой случай всё же падал на мою душу, я старался не упускать возможности вдоволь поиздеваться над служителями закона. Нет, поверьте, не все копы такие. Есть среди этого стада в форме индивидуалы, яркие и целеустремлённые личности, для которых есть только одна цель — служить закону. Как бы пафосно это не звучало, всё было именно так. Эти люди работали дни и ночи напролёт, попадали под пули, выживали и снова рвались наступить на те же грабли. С яркими представителями этой стороны закона мне выдалось встретиться несколько раз, и я даже начал уважать полицию, где-то в глубине души. Но уважение моё сыпалось, как замок из песка, когда я сталкивался нос к носу с прямой противоположностью тех героев, о которых шла речь секунду назад. Ленивые, заезженные работой люди, взяточники, шарлатаны, двуличные ублюдки, имеющие за плечами столько заслуг, которые легко можно было пустить под суд. Вот таких я терпеть не мог и отыгрывался на несчастной полиции каждый раз, когда выдавалась возможность, особенно не задумываясь над тем, кто сидит за рулём ментовской тачки, герой или лох. Впрочем, нынешняя ситуация наглядно показала мне, что по ту сторону рычащего от усердия форда, сидит лох. Но, надо отдать должное, лох достаточно упорный.

Стоило нам выскочить с трассы в город, как преимущество в вождении тут же дало о себе знать. Полицейская машина моментально начала отставать. В зеркало я видел, как неловко водитель, очевидно далеко не опытный, выкручивает руль, путает руки и пытается выдавить из машины всё, на что она якобы способна, несвоевременной работой с трансмиссией. Бедолага ловил от меня плюшки в виде пустых перевернутых баков из-под мусора, разбитых ящиков, и прочей лабуды. Водитель старался уворачиваться, уходить и пару раз даже пытался поджимать меня. Когда номерная рамка на бампере его машины была в миллиметре от зада Плимута, я надавливал на газ, лишая парня возможности меня бортонуть. Впрочем, полицейский разворот, который мой противник видимо не умел выполнять, помог мне уйти от преследования быстро и безболезненно. Дёрнув ручку тормоза на себя с таким неприятным хрустом, я рванул руль влево. Плимут ушёл в юз, а вовремя скрученный руль помог мне докрутить зад и встать на противоположную полосу, ведущую к небольшому завороту «во дворы». Туда то я и ушёл, обдав соперника пылью и щебенкой, от которой потом долго придётся полировать капот. Хотя и не ему одному. В дороге я понял, что побил Барракуду. Незначительно. Пустяшно. Возможно пара сколов, царапин и точно одна вмятина на хромированном бампере. И как бы Санчез не визжала от негодования каждый раз, когда я допускал «ошибки», я прекрасно знал, что потом она доведет тачку до состояния конфетка собственными руками и этот раритет со зверем под капотом, будет выглядеть в тысячу раз лучше, чем сейчас. А всё потому, что будет заботливо обхажен этими руками, сейчас упирающимися ладонями в торпеду. Ох уж эти руки.

Отвлёкся, вильнул, под матерные аплодисменты латиноамериканки и с трудом вышел на узкую прямую между невысокими зданиями. Дал себе обещание — больше не отвлекаться. И правильно сделал. Мы выехали на дорогу спустя минут десять плутания по дворам. Санчез успокоилась, я — тоже, а мигалки перестали действовать на нервы своими отблесками в зеркалах. Я поумерил пыл. Мысок спортивного кроссовка пришлось убрать с педали газа и теперь лодыжка нервно подрагивала, мягко намекая мне на прежнюю агрессивность. Слушать её не стал. Шикарный автомобиль вышел на дорогу с побочки, как ни в чём ни бывало. Вальяжно и плавно поплыл по полосе под завистливые взгляды владельцев дешевых иномарок. Мы не ехали по дороге, мы плыли над ней, ловя отблески фонарей на блестящей, яркой краске корпуса. А я чувствовал гордость. Не за себя, а за тачку, которой имел счастье управлять. И меня не мучило угрызение совести за то, что я не дал баранку Санчез, которая довольно покусывала губы, сидя рядом со мной. В конце концов — я угонял тачку для неё, так что имею полное право. А уж она то потом накатается вдоволь. Я уже видел в её глазах перворождённую любовь к этой машине и понимал этот взгляд как никто другой. В боксе остался Шелби, который в нетерпении дожидался меня дома. Капот уже успел остыть, наверное...Непорядок.

- Нам бы не светиться сейчас. - За секунду до того, как Санчез попросила меня свернуть к жилым высоткам, прокомментировал я наш побег, понимая, как сильно сейчас хочу закурить и выйти из машины, подышать свежим воздухом. И пускай я улепётывал от копов со спокойствием в теле и мозгах, сейчас я испытывал нешуточное волнение. Что если тот коп гнался за нами только из-за превышения скорости, а вот сейчас ему доложат по рации, что угнана дорогая машина и тогда нам придётся выбираться исключительно по воздуху. Глубоко вдохнув, я кивнул и вывернул руль вправо на зеленый сигнал светофора. Каждый метр дороги казался пыткой. Во-первых потому, что мы еле ползли. Во-вторых, я всё время смотрел в зеркала, чтобы не проворонить «хвост». К счастью наш побег удался на славу. Никто даже не претендовал на нашу конфетку и на нас самих, позволив нам беспрепятственно уйти на подземную парковку и спрятаться в сумраке в дальнем ряду.

Когда мотор Плимута покорно замолчал, я тяжело вздохнул и шумно выдохнул, раздувая гладко выбритые щёки. Руки не сразу отпустили руль, а когда отпустили, легли на колени, унимая нервное подрагивание кончиков пальцев. - А ты ещё во мне сомневалась? - С наглецой протянул я, таращась не моргая в клаксон в аккурат в середине баранки. - Да со мной спутники из космоса угонять можно. А ты про тачки. - Я рассеяно шлёпнул ладонью по рулю, вмазав случайно по клаксону. Громкий бряк по подземной парковке резанул по слуху. Я прищурился, наморщил нос и коротко подытожил. - По пиву. - Определённо, выпить хотелось, пускай я и пытался избегать алкоголя. Сейчас — не хотел. По понятным причинам. Понятным нам обоим. Выбрались из машины, заперли её и я подбросил ключи Кристине. Подразнил, отнял, снова подбросил и остался без своего трофея. Темноглазая ловко выхватила брелок прямо перед моим носом. Клацнул челюстью и сгрёб к себе за шею, шатаясь из стороны в сторону, будто пьяный, поволок к дому.
- Видела бы ты себя со стороны... - Вползая в просторный холл высотки, довольно прогундел я. Широко раскрыл глаза и умудрился перескочить на фальцет, передразнивая Санчез, - Да аккуратнее ты ж будь! - Довольно загогоготал вваливаясь в лифт и пришпиливая спиной зеркальную стенку. Знатно скатались.

+1

20

Сегодня явно черт подтолкнул меня набрать номер блондина, звонки которого до этого момента я отказывалась принимать после нашей последней ссоры, когда его пальцы больно сжимали мою глотку, а мои, сжав пистолет в руках, били прикладом по его голове. Ей богу, нам бы сейчас, сумасшедшим, не видеть и не слышать друг друга после этой громкой перепалки и резких хлопаний дверьми, а мы опять за свое… встречи какие-то устраиваем и охотно соглашаемся на совместное дело. К слову, бездумно набирая на телефоне знакомые цифры и рискуя быть посланной далеко и надолго (но уж лучше так, чем быть проигнорированной вовсе), я не ожидала, что Катчер вот так все кинет и сразу же приедет после того, что я, такая негодяйка и эгоистка, сделала с его запасами наркотиков. Но надо отметить, выглядел сейчас он куда лучше, чем раньше, если конечно все-таки смог отказаться от этого дерьма под доводившим наркоманов до трясучки и экстаза названием кокаин. Правда, глядя на его впалые щеки и выступающие скулы, пару-тройку килограмчиков Тайлер наверняка скинул, очевидно, не особо сладко проводя вторую половину августа. Но что было, то было… В конце концов, после той истории, пусть и закончившейся таким нелепым расставанием, мы сделали для себя личные выводы. А может и не сделали ни хрена, раз сейчас смеялись и под прикидом пьяных перебирали ногами до моего дома.
- Видел бы ты себя в гараже, тупившего около ворот, - закатываю наигранно глаза, скрещивая руки на груди. Поддевка на поддевку, я в долгу никогда не остаюсь, да и промолчать редко могу, будь это подкол или упрек. – Что это за дерьмо?! Крииис, помоги, – я точно так же попыталась передразнить Тайлера, копируя интонацию его голоса и в шутку хлопая ладонью по его спине, мол, бывает-бывает, дорогой. Теперь пришла моя очередь довольно похохатывать и, привалившись спиной к стенке лифта чуть поодаль от него, нажимать кнопку с цифрой восемь, задирая голову вверх и глядя на циферблат погнавших вверх этажей. Связка ключей от квартиры снова красиво подбросилась на моей ладони, когда колкостей в ответ больше не нашлось. Признаться, у меня не очень-то умело получалось сейчас вести с ним беседы на уровне приятельских отношений, поэтому я лишь нацепила на губы улыбку и протиснулась в еще не до конца открывшиеся дверцы элеватора, оказавшись на лестничной площадке и отпирая свои двухкомнатные хоромы, в которых с утра пробежался Мамай.
      По включению света прихожая встретила нас тишиной вместо привычного за последний месяц лая довольного пса Роко, которого я пару дней назад отвезла в отчий дом и оставила на обрадовавшегося мелкого братца. На комод тут же были откинуты ключи, а затем отправлена и куртка, мешавшая мне на протяжении всей дороги. – Да-да, и бардак у меня не меняется, - поймав его взгляд на скептическом осмотре знакомой ему квартиры, я улыбнулась, опираясь руками все о тот же комод и скидывая ботинки. Гостей я сегодня действительно не ждала, да и потом.. Катчеру самому всегда больше импонировал хаос, чем расставленные по полочкам вещи, словно музейные экспонаты. Квартира у меня была обычной, но с современным интерьерчиком: из прихожей налево объединенные гостиная с угловым диваном, телевизором и журнального столика, светильников, полок и прочей декорированной мелочью и кухня, разграничением которых служила барная стойка. Чуть дальше по коридору ванная комната с открытой душевой кабиной и спальня, планировка которой включает закругленную стену с широкими окнами от потолка до пола и видом на любимый город. Ничего лишнего, зато все выдержанно, минималистично и со вкусом, без лишнего шика и прочих элементов роскоши, которые я не очень-то люблю, предпочитая прежде всего малые территории, комфорт и уют. 
– Ммм, это просто охрененный тест-драйв, я тебе скажу, - довольно промычав, подытоживаю я наш вечерний угон-заезд. Состояние до сих пор как после катания на американских горках, видать адреналина и впрямь хапнула немало, раз сейчас отхожу от всего этого столь медленно. - Ах да, по пиву, - вспоминаю я только тогда, когда прохожу в кухонную зону, хорошенько размяв руками шейные позвонки. После включения над барной стойкой освещения, из холодильника тут же извлекается пара бутылок светлого охлажденного пива, с грохотом ставятся на столешницу, пока взгляд ищет “сухомятку”, но так ничего существенного и не находит. – Могу по-быстрому сварганить тако, если хочешь, - предлагаю я из не понять откуда взявшейся во мне вежливости, хотя ужасно не хочу сейчас ничего делать, но заставлю себя в случае положительного ответа. Кулинария для меня всегда была больной темой. Нет, я умею готовить незатейливые блюда, в основном из испанской и мексиканской кухни, но до идеала мне еще ооочень далеко, хотя я к нему и не стремлюсь, находя удовольствие даже в обычной еде. Каждому свое, как говорится. Оперевшись локтями о высокий стол, молча наблюдаю за тем, как Тайлер открывает бутылки, дергая за языки пробок, затем исподлобья поднимаю взгляд на него. - За встречу, - почему-то предлагаю я совсем другой повод стукнуться стеклянными бутылками. Мне весь сегодняшний вечер напоминает второй день нашего знакомства, когда мы вот так же, не зная что брякнуть, распивали алкоголь после веселенькой ночки, едва не закончившейся весьма скверно, особенно для блондина. Кивнув в знак спасибо отбираю одну бутылку , стукнув о вторую, делаю пару жадных глотков, после облизывая губы. Приятно передергивает. Да, чудесно. Куда бы себя деть только. А то как-то опять хреново у меня получается отмечать успешное дельце, находясь от него на таком расстоянии, которое держится то только благодаря барной стойке между нами. И хорошо, что еще держится.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I bet - you will ‡Ну, погнали...