vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ссора - любим, умеем, практикуем!


Ссора - любим, умеем, практикуем!

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://s4.uploads.ru/74D8K.gif
между кем: Тори и Люк
когда: август-сентябрь, 2013
о чем: у нас много лиц, но одно между нами неизменно -
мы продолжаем любить капать на мозги друг другу!

+1

2

А я с ней по-настоящему счастлив, так классно
Мы с ней дурачимся, как будто ещё дети в яслях
Не называю тебя зая, но зову любимой
Ты мне не просто нужна, ты мне необходима. ©

внешний вид

http://s5.uploads.ru/e0EJv.jpg

Не могу сказать и вспомнить, как долго уже длится эта ночь для нас с Тори. Она стонет подо мной, периодически оказываясь сверху, спина и плечи у меня уже исцарапаны и пока что саднят приятно. Думать про утро совершенно не хочется, так же, как и про звонки соседей в мою дверь. Пусть слушают, сволочи, и завидуют активности моей интимной жизни, не только же я их потрахушки должен слушать постоянно!
Порой я не осознавал, как много эта девушка значит для меня. Как она улыбается, как поправляет ниспадающие на глаза волосы, как она смеется, подтрунивая надо мной, даже как готовит по утрам, бурча, что она не служанка.
Немного истории о том, что же все-таки случилось. Я уговорил Тори на то, чтобы она переехала ко мне. Это стоило немалых трудов и потраченных нервов, но и впрямь того стоило. Возможно, я рассказываю несколько сумбурно, но это вообще героизм с моей стороны – вспоминать о чем-нибудь еще во время секса. И все же, одна мысль в покое не оставляет – надо чаще вот так ссориться, чтобы завершать примирение подобным образом.
***
- Ты прекрасно выглядишь, дорогая.
Шепчу Тори на ухо, обнимая ее за талию и ведя в танце. Мелодия относительно спокойная, не настойчиво режущая уши, как игравший недавно клубный микс. Девушка, которая мне нравится, находится рядом, торжество почти завершено, моя работа закончена и выполнена на "ура", судя по полученным отзывам. Галстук ужасно сдавливает шею, но я улыбаюсь, прижимая Тори к себе и продолжая что-то ей говорить на ушко. Это наш первый выход в свет, как пары, так что все должно быть чинно, мирно и благородно. В принципе, все так и есть. Я не знаю, что со мной происходит, но порой эта девушка просто выбивает меня из седла - наездника со стажем. Это не ирония и не повод для ваших ехидных и многозначительных ухмылочек, это констатация факта. Когда сам зарабатываешь, то ценишь то, на что деньги тратятся. Уже просто не хочется пропускать оплаченные занятия по верховой езде, особенно если инструктор попался в бонус, как подарок. На самом деле, это был один из моих бывших клиентов, день рождения дочери которого я организовывал (о том, что там было пару ящиков не обговоренного с родителями пива он, я надеюсь, не узнал). Но не в этом суть. Суть в том, что сейчас мне на удивление хорошо... В этой обстановке, с этими людьми, а точнее, с этой девушкой, аромат которой напоминает мне о прошедших ночам, коих пока всего было пять. Но все ведь впереди.
Улыбаюсь, заслуживая ее слегка удивленный взгляд и приподнятую вопросительно бровь. Качаю головой, вслушиваясь в саксофонную музыку, и продолжаю двигаться. Движение - это жизнь. А я сейчас хочу двигаться не медленно  и не быстро, а размеренно. Потому что знаю, что завтра может быть без нас, а задача состоит в том, чтобы мы все-таки были, и желательно вместе. Чтобы не два по одному, а вдвоем.
Танец заканчивается. Тори что-то шепчет о том, чтобы я дал отдохнуть ее ногам и талии, которую, как выяснилось, сжимаю, как "чертов собственник, и это нравится, но дай все-таки отдохнуть, выпить и посидеть уже!". выпустив девушку, я провожаю ее взглядом, затем поворачиваюсь к танцевальному залу. Да, это то, что я решил в первую очередь - будет не клуб, а зал в шикарном отеле. Поэтому не тацпол, а зал для танцев...
- Лю-ю-юк, какой сюрприз, надо же! Я могла бы догадаться, что это все - твоих рук дело.
Лайза. Меркантильное создание. Симпатичное, некогда вызывавшее у меня эйфорию создание, но переставшее быть таковым после проявления как раз-таки тех самых нот меркантильности. Выросшая в "золотых
условиях, она не знала, что такое - зарабатывать деньги, поэтому тратила чужие с неимоверной скоростью и жадностью.
- Ну, не такой уж сюрприз, раз ты могла догадаться. Здравствуй.
Она напоминает мне начальство, которое не любишь, можно сказать терпеть не можешь, но все равно улыбаешься и желаешь доброго утра, мечтая утопить в остатках кофе на дне своей чашки. Я не люблю конфликты, хотя при последнем разговоре много чего выплеснул на эту девушку с крашеными и нарощенными волосами.
- Не будь букой таким. Я соскучилась.
В следующий момент я думаю только о том, что всех моих бывших знакомых и, чего греха таить, бывших девушек, при встрече почему-то всегда тянет именно целоваться... И почему именно в такие моменты я не один, я счастлив и абсолютно не хочу идти налево. Там, говорят, после похожа можно тенором запеть. А уж будучи в паре с такой, какой была Тайра, еще и затанцевать как балерина.

+1

3

внешний вид

http://s4.uploads.ru/lMGPn.png

Безумно длинная ночь, тихая, местами даже очень, когда стон срывается с наших губ, переходя в крик, что на утро  соседи могут нажаловаться на нас управдому.  Сложно представить, что в нас так много сил и энергии, что мы до сих пор не можем насытиться друг другом. То безумство, что началось на берегу океана, под шум прибоя, продолжился в шумном городе, который стал для меня родным. После той поездки Люк уговорил меня переехать к нему. Я долго не сдавалась, была неприступной, как средневековая крепость, но он победил. И я сдалась. Рухнула моя башня, я стала слишком мягкой и податливой, падкой на романтические «сопли», как сказала бы Дебора. Но сейчас её рядом нет, а мои ногти в очередной раз впиваются в плечо мужчине, я обнимаю его бедра своими ногами, чуть надавливаю, заставляя перевернуться и оказываюсь сверху. Кажется, он никогда не против такого поворота событий, надеюсь, что с ним больше никто подобного не вытворял.
Уже спустя какое-то время, удовлетворенные, умиротворенные, но ещё тяжело-дышащие, мы лежим бок о бок друг с другом, обнимая и шепча на ушко всяческую романтичность. Я до сих пор не могу поверить, что меня покорил один мужчина, с которым я готова просыпаться каждое утро, готовить ему завтрак, обед и ужин, что существует человек, за которого я убью, порву, разорву глотку любому, кто попробует отнять его у меня, да и самого его убью, если он вздумает посмотреть налево. Но после того случая на берегу, нас такие ситуации обходили стороной.
---
Тебе безумно идет костюм, - шепчу ему в ответ, прижимаясь и улыбаясь в плечо. Он сжимает мою талию слишком сильно, слишком властно, как будто боится, что меня уведут или украдут. – Не сжимай меня так в свойственной тебе собственнической манере, я никуда не уйду, все итак тут поняли, что я пришла с тобой, - улыбаюсь, продолжая покачиваться в ритм музыки. К слову, это наш первый выход в свет, вдвоем, в обнимку, в амплуа пары. Мне не нравится, как смотрят на моего мужчину приглашенные девчонки, но льстит то, каким ненавистным взглядом провожают они меня. Значит, я прекрасно выгляжу, мое коротенькое темное, легкое платье идеально подчеркивает тонкую фигуру, очерчивая контуры груди, давая волю воображению, догадываться о том,к акая же она там, под платьем. На ногах красуются новенькие туфли на каблуках, последний писк моды, за который я отдала очень круглую сумму. Лучше Люку не знать, сколько они стоят, и не подозревать о мотивах столь дорогого приобретения.
-Давай немного отдохнем, - страдальческим тоном начинаю я, чувствуя, что мои ноги ужасно гудят, как и в любой другой день, когда я одеваю обновку. Я не привыкла так долго стоять на каблуках, тем более танцевать. Да и моей талии следует отдохнуть, а то там останутся синяки. Легонько целую Люка в щеку, направляясь в сторону мини-бара, и заказывая там мохито. Пока бармен делает коктейль, присаживаюсь на свободный стул, разворачиваясь вокруг оси, и осматриваю зал. Да, праздник удался на славу, тем более что в соседней комнате уже валяется полупьяная молодежь. Богатенький папочка и не подозревает о том, что его дочь уже с кем-то сосется в темном углу, позволяя этому парнише лапать её за задницу. Ох, - краснею от представленной картины, как я сейчас возьму Люка, и уведу в похожий уголок, а там.. Люой порнорежисеер захочет снять то, что произойдет потом, но его вряд ли допустят к этой сцене.
- Лю-ю-юк, какой сюрприз, надо же! Я могла бы догадаться, что это все - твоих рук дело. какого хрена она подлетает к моему мужчине? – я даже додумать не успеваю, толком рассмотреть подбежавшую девушку, как внутри все перевернулось, и возникло резкое желание убить её, а тушку выкинуть в прерию на растерзание диким койотам. Так, Тори, держи себя в руках, всё нормально, он не поддастся. – молча протягиваю руку к коктейлю, делаю большой глоток, не спеша присоединиться к образовавшейся парочке. И почему всех кошелок тянет вешаться на него, когда рядом я? – мои глаза уже начинают метать молнии, а свободная рука бесшумно тарабанит по колену, выбивая чечетку. Если она сейчас,... - опять она опережает, нагло вклиниваясь и целуя Люка. Таак, это уже слишком. – встаю с места, с грацией, которой позавидует даже кошка, подплываю к Люку, кладу на его плечо свою руку и широко улыбаясь, многозначительно кашляю, чем отрываю её от её занятия.
-А вы, собственно, кто будете? – ехидно, с ноткой сарказма, слишком сильно сжимая плечо мужчины, обращаюсь к девушке, которая не ожидала моего появления. – Радость моя, - я помню о пляже, о том, что закатила тогда. Но сейчас я не доставлю никому такой радости, и если уйду – то только как королева! – если вам надо решить собственные проблемы, то я не буду вам мешать, - многозначительно смеряю девушку взглядом, представляя, как обхватываю её голову руками, нагибаю и ударяю по красивенькому личику коленом, затем обматываю на руку волосы, и тяну на себя. А потом.. Потом лучше не знать ту красочно-кровавую сцену, которая только что промелькнула перед моими глазами. – Я, наверное, пойду, - залпом допиваю напиток, с огромным усилием глотаю его, обжигая гортань и чувствуя, как алкоголь спускается вниз, прослеживая весь его путь до желудка, затем снова улыбаюсь, пытаясь не закашляться, резко притягиваю к себе Лукаса, и награждаю его страстным поцелуем, показывая этой девице, что он только мой, и целовать его могу только я! Затем, когда моя голова уже не так кружилась, я отпускаю Люка, и гордо подняв голову, оставляю их наедине. Нет, я помню, опять-таки, что обещала не устраивать скандалов – так я  и не устраивала, просто оставила их наедине, чтобы они выяснили все свои отношения, а сама пока доеду до дома, соберусь с мыслями, возможно придумаю экзекуцию, которой подвергну Люка. Но только наедине!
-Номи! - сердце уходит в пятки, когда я слышу знакомый голос. Не то, чтобы я до конца всё вспомнила, но именно этого человека я уже узнать смогла. Так, надо быстро сматываться, пока меня не заметил Люк в компании одного из бывших ухажеров, - но мои мысли слишком идеально обрисовали план побега, ибо уже спустя секунду крепкая, теплая мужская ладошка прижалась к моему заду, плотно сжала его, а вторая притянула меня к себе, будто я плюшевая игрушка. - Ты пропала куда-то, а ведь я скучал, - его губы накрывают мои, а я упираюсь в его грудь, пытаясь отбиться, отпрянуть, оттолкнуть. Сейчас тут будет буря, и чем скорее я оттолкну его от себя, тем скорее я покину это мероприятие...

+1

4

Меня, в общем, не надо бы любить. Дурное это дело. В качестве объекта любви я существо сомнительное, ненадёжное и малопривлекательное. Было бы из-за чего рвать сердце в клочья.
Но вот, любят меня зачем-то чужие, в сущности, но прекрасные люди. Сижу, штопаю теперь своё сердце. ©

Crossfade - Cold
Она - моя. Почему-то я сразу вбил себе это в голову, как будто кто-то свыше мне когда-то ее подарил, а потом отобрал. Пока я искал, знал, что с другими задерживаться нельзя, потому что меня ждет она - одна-единственная, которая за малый срок нашего совместного времяпрепровождения успела узнать, что я люблю на завтрак, какой сок пью, если не пью любимый виски, и которая знает, как сильно я не люблю носить костюмы, потому что они мне кажутся чем-то сродни парандже. Тори знала обо мне то, чего я даже не рассказывал. Не знаю, то ли она понимала мое малейшее движение бровей, то ли просто наблюдала, как я веду себя с подчиненными, чтобы понять мотивы некоторых поступков. Она была непредсказуемой, слишком, даже для меня - который привык к изыскам, которому всегда всего было мало. К слову сказать, ее мне тоже всегда было мало, этой девушки. Ею хотелось дышать, ради нее хотелось придумывать что-нибудь новое, все ради нее, лишь бы рядом и вместе. Я становился чертовски ванильным.
Но не тогда, когда взгляд выцепил мою благоверную на этот период... В объятиях чужого мужчины. Я давно так не ревновал, но здесь к ревности примешивалось бешенство, потому что даже на приличном расстоянии я видел, что его рука нагло исследует то, что принадлежало мне!
Отталкивая ту, что нарушила идиллию нашего с Тори вечера, я пробираюсь сквозь толпу, потихоньку приближаясь к парочке. В глазах темнеет от злости и немного от выпитого, что ударило в голову. Я заранее сжимая кулак и уже чувствую, как он влетает в чужую скулу. Кость не разобью, но крови его добьюсь.
Сметаю обоих, отталкивая это мудачье от Тори, вжимаю его в стену. Удар по ребрам, чтобы задохнулся. Дождаться, пока согнется от боли пополам, чтобы добить коленом по лицу - неважно, куда попаду, лишь бы увидеть кровь. Чувствую рывок, нас с этим ублюдком куда-то тащат. Судя по прохладе и свежему воздуху, уже на улицу. Мягко говоря, нас попросили выйти вон, а потом просто вышли. Уже в процессе "вышвыривания" я понял, что по лицу что-то мазнуло. Чьи-то пальцы.
- Ах ты сукин сын!
На меня смотрят его водянисто-голубоватые глаза мутным взглядом. Тупое в общем выражение лица бесит еще больше, я ударяю с размаху прямо в нос. С удовлетворением вижу кровь и чувствую хруст. Мужчина падает и я, не помня себя от злости, пинаю его ногами, не видя уже ничего. Меня колотит от злости, в голове туман, который кровавой пеленой застилает глаза.
То ли меня оттаскивают, то ли сам отхожу, но из горла рвется сначала рычание, и только потом крик:
- ОНА МОЯ!!! ТЫ ПОНЯЛ, ТВАРЬ?!

+1

5

Мне кажется, или я загнана в угол, меня сжимают железные тиски, и я задыхаюсь от того, что сейчас чей-то чужой рот впивается в мои нежные губы. За эти пару недель, что мы провели с Люком, я довольно-таки крепко прикипела к его поцелуям и все остальные кажутся мне кощунством, ужасом, чем-то противным и вызывающим рвоту. Это просто нон-сенс, помогите кто-нибудь, - не закрывая глаз, пищу, вырываясь из железных объятий, лихорадочно соображая, как же от него избавиться.
-Отпсти мня… - шиплю, чуть приоткрываю рот и со всей силы кусаю бывшего знакомого за губу. Ровно в ту же секунду случается то, чего я боялась – к нам подбегает Люк, который горит праведным гневом, отпихивает меня в сторону, разрывая «объятие» с господином Н, и отталкивает того к стене. Он умело и, кажется, очень сильно, бьет его, а я как дура сижу на полу, - да, я не удержалась на своих каблучищах, а может мне подставили подножку, - я рухнула на землю, - смотрю на парочку дерущихся. Каким-то краем уха я разбираю то, что Люк шипит в ухо конкуренту, затем наблюдаю, как из толпы выплывает, в буквальном смысле этого слова, внушительного вида качок-вышибала, с другой стороны к нему на помощь подходит другой братец из ларца, и обоих дерущихся выносят на свежий воздух.
После этого действия, я быстро поднимаюсь с колен и, под бдительным взором окружающих меня совершенно незнакомых людей, кидаюсь в сторону выхода.
-Отпустите его, - суматошно распихиваю толпу, кричу, заглушая крики других, заставляя всех заткнуться, прыгаю сзади на вышибалу, который словно назойливую муху, скидывает меня в сторону. Снова падаю, снова подымаюсь, здесь холодно да и долго сидеть на земле я не хочу. – Люк, не надо, пожалуйста... - рискуя получить по лицу, я подбегаю к дерущимся уже на земле, не замечаю, что мой мужчина ненароком попадает мне по скуле, чуть не выбивая мне зуб, но я даже боли не чувствую, хватаю его за руку, и пытаюсь оттянуть от его жертвы. Мне понятно, что мистер Велвуд страшен в гневе, и что он вполне реально может убить того мужчину, точно также как и бывший ухажер Тайры (то есть меня) может убить моего .. ну все меня поняли, и даже я.
-Не надо, отпусти, пусть уходит, - обнимаю, сильно сжимая Люка в объятиях, забывая про бабенку, что нагло клеилась к нему, тычусь лбом в его спину, чувствую, слышу, как бешено стучит его сердце. Пока он меня не видит, пытаюсь скрыть ликование, что он всё-таки ко мне неравнодушен, что он ревнует. - ОНА МОЯ!!! ТЫ ПОНЯЛ, ТВАРЬ?! - в ушах до сих пор звучат его слова, а иначе – крик, что я его!
-Я только твоя, - шепчу ему, словно убаюкиваю Люка, всё ещё прижимаясь к его спине, обнимая, и стоя на коленях на асфальте, позади него. На нас смотрят люди, но мне плевать. Я его, теперь только его.
-Поехали домой, у тебя, кажется, губа разбита… - дома меня ждет скандал, да и его тоже. Так всегда бывает, когда я ревную. Но сейчас это был обоюдный косяк, и нас ждет разборка, - не при людях, Люк, не надо, - пресекаю бурю, шепчу ему на ухо, затем поднимаюсь с колен, закрывая скулу, только сейчас ощущая неприятный привкус крови на языке. Наверняка я прикусила язык или щеку при ударе, но сейчас мне нельзя ему говорить о том, что он по мне попал. Может это не он попал, а тот, кто быстро ретировался с места «преступления».

+1

6

Закрыть глаза. Успокоиться. Прийти в себя. Открыть глаза. Чтобы снова увидеть кровавое месиво, похожее на кучу человека, иначе я это назвать не могу. Костяшки пальцев саднят, мне снова хочется его ударить, меня несет вперед, я еще не закончил, но я уже не один. Толпа людей, а в ней я выделяю голос.
Тори.
Сердце бешеным ритмом разрывает грудную клетку, становится больно дышать и не хватает воздуха. Я уже ... на асфальте? Холодно, да и Тори надо отсюда уводить, пока кто-нибудь не вызвал полицию, мне сейчас еще и штрафа не хватало, что уж говорить про ночь в камере. Ох, не так я планировал эту ночь провести, совсем не так. Пиджак где-то потерял, галстук тоже, пуговицы на рубахе оторваны, жилетка и вовсе без них. Обалденный видон, наверное.
Тори жмется ко мне, чувствую, как она дрожит. Или сам дрожу. Хорошую же мы пару составили этим вечером - два скандалиста-ревнивца.
Поднимаюсь с асфальта, протягиваю руку Тори и прижимаю девушку к себе. Она действительно дрожит, в отблесках от фонарей ее лицо кажется будто покрытым испариной. Ей нужен теплый душ, не то простынет, мне этого не надо.
- Да, поехали домой.
Я надеюсь, что мне показалось, что у нее припухли скула и губы. Потому что иначе просто вернусь, чтобы добить того, кого сейчас итак соскребают с асфальта, подбирая то ли сопли, то ли неосторожно рассыпанные зубы. А я-то все думаю, чего на руке кровь, а это с чьих-то десен!
***
Я держу ее за руку, пока мы едем в машине. Останавливаясь на светофорах, я не могу на нее посмотреть. Стыдно за свой поступок... Хотя, кому я вру - мне ни капли не стыдно. Я уже видел этого урода рядом с Тори, на фотографиях с других мероприятий, и мне это не нравилось с самого начала. Но моей работой было организовать шоу... Что ж, я даже перевыполнил план, мне должны доплатить за зрелище.
Сжимаю ее руку крепче, когда машина трогается с места. Ночной город поражает красками огней и ярких витрин. Красивые лица смотря на нас - таких грязных, усталых и потрепанных этим вечером, этой горе-вечеринкой. А я думаю о той, которая сидит рядом и напряженно молчит. Или не напряженно... Я думаю о ней, а она, наверное, обо мне. Что теперь с нами будет? Она увидела, насколько я ревнив и неадекватен в своей ревности. Что же будет, что будет?
Не хочу думать, не хочу знать... Переплетаю наши пальцы, целую ее тыльную сторону ладони. В салоне играет музыка, но я ее почти не слышу. Мысли, разум, сердце - сейчас все как будто находится вне тела. Начинают болеть мышцы, болит челюсть, болит нос. Это неважно, это все неважно.
- Приехали.
Я не могу даже много говорить. Не могу объясниться, слова поперек горла встали комом, который впитывающим влагу ватным тампоном не может дать мне дышать, не может дать возможность выплюнуть его... Как вшит хирургом в брюшную полость по ошибке.
Мы заходим в подъезд, поднимаемся в лифте. Тишина. Только звук вращающихся шестеренок. Мягкий звон. Снова приехали.
Я открываю дверь ключом, толкаю ее и пропускаю Тори вперед. Если верно вижу, то она тянется рукой, чтобы зажечь ночник. И крышу снова срывает. Притягиваю девушку к себе, кусая ее губы в поцелуе. Стараюсь объяснить этим действием свои поступки за сегодня. Извиниться. Доказать, что она мне не посторонняя!
Пойми, пожалуйста! Пойми, как ты мне нужна и кто ты для меня! Я не могу объяснить иначе, слова так тяжело даются!
Этот поцелуй физически больно ощущается. Но я так хочу близости с этой девушкой. Именно сейчас тело жаждет дикого союза с другим телом. Чтобы ... доказать. Чтобы ... показать. Как хочется, чтобы она была рядом. Именно она!

+1

7

Нет, ретировался не слишком быстро, - краем глаза замечаю, что человека соскребают с асфальта, мне почти его жаль, но кажется – сейчас мне пофиг. Я хочу домой, хочу в душ. Коленки разодраны, стоя на асфальте, я судорожно сжимаю плечи Люка, всё ещё тычась в его спину лбом, пряча лицо от посторонних. Кажется, глаза неприятно щипет. Я не хочу, чтобы он волновался, но.. мне страшно, он страшен. Я боюсь за то, что кто-то может вызвать копов и нас обоих отвезут в участок, где ему могут сделать ещё больнее. Нет, нельзя.
Встаю с колен, помогая ему подняться. Мы как две побитые собаки под визг и улюлюкание уходим от здания. Я дрожу, и Люк дрожит. Я вздрагиваю от его прикосновения к лицу, чувствую боль, но пытаюсь как-то улыбнуться. Не получается, опускаю голову вниз. Молчу. Мы оба молчит так многозначительно и напряженно. Уже точно зреет что-то серьезное.
**
В машине сидеть не удобно, но я пытаюсь, вытянутая по струнке, тщетно пытаясь расслабиться, смотрю невидящим взглядом в окно. Рука безжизненно покоится на сидении. В салоне играет какая-то мелодия, а водитель краем глаза постоянно подглядывает за нами в зеркало заднего вида. Так и подмывает показать ему фак. Но я сдерживаюсь, да и мое движение не остается не замеченным от Люка, он берет мою руку в свою, сжимая её и переплетая наши пальцы. Отрываюсь от вида за окном, от мелькающих огней и тупо смотрю на коленки, на рваные чулки, которые уже не спасти. А ведь они вроде бы, стоили очень дорого. На руке до сих пор горит его поцелуй. Он не злится, но как-то молчит не так как всегда. Его что-то гложет, а может он просто расслабляет меня перед экзекуцией. Не знаю..
-Приехали, - эхом повторяю за ним, кое-как вылажу из машины и иду следом. Наверняка водитель ещё смотрел в след нашей процессии, размышляя где, кто и как нас так отмудохал. Может все же обернуться и показать ему истинные чувства, что я сейчас испытываю?
Нет.
Снова тишина, лифт, какая-то мелодия. Звук шестеренок, поднимающих нас на нужный этаж. Челчок, я снова плетусь следом. Ужасно болят ноги, хочу скинуть туфли, прекратить гул, и рухнуть на кровать. Хотя я бы сначала в душ сходила.
Всё ещё в тишине, Люк открывает дверь, пропуская меня вперед. Не заставляю себя долго ждать, проскальзываю внутрь и тянусь включить свет. Меня застигает врасплох его объятие. Он дико, почти по животному сильно и резко дергает меня за руку, свободной рукой закрывает двери и прижимает меня к стене, накрывая губы поцелуем.  С губ срывается стон, моментально я притягиваю его к себе, ответно покусываю губы. Чувствую его дыхание, желание, смешанное с болью от всех действий, понимаю, что ему это надо. Это мое наказание, и я ведь принадлежу ему всем телом, душой и чем только можно. Но я ужасно боюсь ему в этом признаться, в том, что я все вспомнила, в том, что я влюбилась в того, кого считала своим врагом. В том, что я простила его сама не зная за что. В конце концов, что дикая кошка покорена и приручена, и налево она не пойдет. И что я ни к кому никогда не испытывала таких чувств, все остальное кажется обычной школьной влюбленностью, пылью. Важен только он, и то, что сейчас его рука лихорадочно ищет застежку на платье.
-Ты... порвешь... его, -переводя дыхание, шепчу в его губы, не отрываясь и помогаю ему расстегнуть платье. Потом снова обнимаю его, запуская пальцы в волосы, когда он поднимает меня, властно сжимая пятую точку. Притягивая к себе, снова вовлекая в поцелуй. Жадно хватаю губами его губы, встречаюсь с его языком, играю, заставляя «танцевать» со мной. Задыхаюсь, когда кончик языка касается его зубов, не могу справиться с ремнем на его штанах, руки дрожат. Обнимаю ногами его бедра, ерзаю, возбуждая его ещё сильнее. Играю с огнем, но даю ему право руководить. Надеюсь, ты поймешь,в се поймешь. Ты мне нужен, только ты. И никто!

+1

8

Поцелуи причиняют вполне ощутимую физическую боль. Но я не могу оторваться от девушки, не могу перестать пытаться снять одежду - как с нее, так и с себя.
- Ты порвешь его.
Первая мысль – кого? Там ведь уже нечего, по сути! Потом только доходит, что «его», а не «ее», и что Тори пытается снять платье. Сейчас меня ее привязанность к вещам умиляет – переживать за платье, когда куда больше надо переживать за мужчину, у которого здесь крышу срывает…
- Если порву, то просто поедем выбирать новое.
Подмывает сказать «нового» на ее «он», но ведь сейчас не поймет. Точнее, сейчас совсем не время, чтобы это все каламбурить, пытаться сочетать.
Улыбаться ей, чтобы она поняла, что больше мне никто не нужен? Но я могу это показать, продемонстрировать, что наша с ней жизнь будет совсем другой, что все будет иначе. Пусть для кого-то мы по отдельности каменные и бесчувственные, пусть говорят, что я карьерист и иду по головам. Но я никому не позволю даже взглядом касаться той, которая принадлежит мне и только мне...
Почему будучи юными мы так ничтожно оцениваем то, что есть - наши силы, наши возможности, тех, кто с нами рядом, кто еще любит без задней мысли, кто принимает нас любыми? Тогда еще нет меркантильности, есть наивная мечта, что "мы поженимся и у нас будет пятеро детей". И тогда мужчины не бегут от ответственности, они вместе с девушками представляют, что дети растут сами по себе...
Проходит время, и мы начинаем бояться сковать себя узами брака, теряем девушек, которые по-прежнему этого хотят. А потом кусаем локти, глядя, как они счастливы без нас, с тем идиотом, который вовремя осознал, что кто-то свою частичку счастья упустил. Я осознавал, что без Тори этого ничего не хочу. Если мы будем сожалеть об этой ночи и о ее последствиях, если мы будем жалеть о том, что пошли на вечеринку, то будем делать это вместе.
Мы вместе будем задыхаться от чувств и эмоций, мы вместе будем стонать, отвечать на поцелуи друг друга, обнимать, прижимаясь так тесно, чтобы не осталось ни одной щелки, куда бы мог проникнуть чей-нибудь завистливый взгляд.
Все вместе, чтобы потом обессиленно рухнуть на жалобно скрипнувшую кровать, все так же держа друг друга в объятиях...
Она лежит на моей груди, я поглаживаю ее шелковистые локоны волос, опускаю руку чуть ниже, провожу по спине, и ее дыхание чуть изменяется.
- Ты улыбаешься... Я это чувствую.
А завтра неминуемо все ближе. Ближе синяки и ссадины, ближе что-то разбитое - то ли скула, то ли губа - я не знаю, болит все сразу.
Плевать. Зато она моя. Я выбил это право у последнего, кто посмел посягнуть на мое счастье...

+1

9

Чувство собственности внутри меня зашкаливает, когда он прижимает меня к себе, всё то, что сейчас происходит за стенами, да и вообще в метре от нас меня совершенно не заботит. Пусть даже бомба взорвется, я не замечу.
И если речь зашла о бомбе, то у меня внутри все горит, сжигает почти дотла, накрывая с головой, отдавая каждое прикосновение не хилым таким зарядом, будоража каждую клеточку, вызывая столпы мурашек, бегающих взад-вперед, давая понять, что сейчас я взорвусь, если мне не дадут разрядку. Нервно расстегивая пуговицы, стягивая с него рубашку, и приспуская штаны, обхватываю бедра ногами, прижимаясь ещё сильнее. Мне плевать на платье, я просто сказала это к слову, - обхватываю его за талию, чуть царапая спину ноготками, думаю про себя, а сама жадно хватаю его губы и снова целую, чуть посасывая, прикусывая их, не думая, что доставляю ему боль. Я дрожу, задыхаюсь, хочу.. и получаю в итоге, когда он резким толчком проникает в меня. Двигаюсь навстречу, знаю, что все пройдет слишком быстро – но плевать.
Комната заполняется стонами, тяжелым дыханием, сбитым шепотом, когда мы оба почти в изнеможении падаем на пол.
-К слову, - я перевожу дыхание, когда пик проходит и я снова ощущаю себя в реальном мире, - мы никогда не занимались сексом прямо перед входной дверью…. – легонько целую его губы, обвожу контуры кончиком языка, улыбаюсь, затем приподнимаясь на локтях, смотрю на своего мужчину. Он побитый, но в тусклом свете фонаря, что проникает с улицы и озаряет наши тела – он кажется мне счастливым.
-Идем в душ? – уже садясь на корточки, я подбираю ноги под себя, обвожу пальчиками мускулы на его прессе. Оох, кажется… - внизу живота пробегает приятное волнение, показывая, что я снова его хочу, и если мы сейчас не переместимся в другое место – комнату,то я оседлаю его прямо тут. –Ты со мной? – коварно усмехаюсь, встаю и помогаю ему встать, после не дожидаясь ответа, тяну на себя, заставляя прижать меня к стене и снова накрываю его губы поцелуем. Не без удовольствия отмечаю, что он снова в полной боеготовности, и  отбросив всякую прелюдию, и лирику, тяну в ванную комнату.
Оставив Люка у входа, разворачиваюсь к нему задом, кстати, чулки я так и не сняла и, стринги тоже. Кажется, мы так спешили почувствовать друг друга, что не заботились о том, сколько одежды на нас осталось. Правда платье валяется где-то в прихожей, лифчик наполовину расстегнут и сдвинут. Красивое же у меня состояние.
Включив воду, я аккуратно расстегиваю оставшиеся застежки, не стесняясь наготы, снимаю один чулок и чувствую,ч то разгоряченное тело моего мужчины уже прижимается ко мне. Нагибаюсь, выставляя попку назад, снимаю второй чулок, не забывая потереться пятой точкой о его восстающую плоть, после усмехаюсь и демонстративно отхожу в сторону, где снимаю стринги, оставаясь полностью обнаженной. Захожу в душ и улыбаясь, маню его пальчиком к себе, стоя под каплями горячей воды, возбуждаясь все сильнее, проводя руками по телу, задерживаясь на груди, и следуя дальше, сбивая ровные дорожки капель воды, стекающей по коже вниз.

+1

10

Девочка, девушка, женщина,
Пусть все умрут от зависти
Пусть покажусь сумасшедшим я,
Нет без тебя мне радости!
Мне без тебя солнце вечное -
Просто на небе искорка
Девочка, девушка, женщина -
Нежная, милая, близкая моя...©

- Мы много чего не делали вместе, Тори. Слишком много. И я надеюсь, что это в скором времени будет исправлено.
Я все еще одет, на мне осталось все, кроме рубашки. Интересно, когда я успел ее снять? Или ее с меня содрали? Что тоже, кстати, вполне приемлемый вариант. Девушка встает с пола, встает с меня, и идет в душ. Наблюдаю за ее грациозным силуэтом и улыбаюсь, хотя вряд ли она что-то видит в полумраке квартиры. В голове есть пара мыслей насчет того, что надо делать дальше, впереди только осуществление задуманного. Но у Тори, по-видимому, свои планы на меня. К которым я пока присоединиться никак не могу, надо сделать то, что задумал.
- Нет, дорогая, извини. Если я сейчас зайду сюда, то предварительно надо хотя бы написать моему помощнику, что я завтра - смотрю на часы и поправляю - сегодня на работу не приду. Ты не задерживайся там, хорошо? Я пока приготовлю нам постель.
Девушка явно расстроена, если не сказать обижена. Наплевав на одежду, встаю под воду и прижимаю Тори к себе. Нежно касаюсь ее губ, осторожно провожу кончиками пальцев по опухшей скуле и качаю головой. Меня до сих пор не покидает мысль, что кулаком или вскользь в драке ее задел все-таки я сам.
- Завтра правда сложный день. Надо будет встать пораньше, потому что я попрошу тебя нанести мне грим, чтобы скрыть последствия проведенной ... работы.
Целую Тори в висок и выхожу из ванной комнаты. Захватываю по пути полотенце и вытираюсь на ходу. Прикрываю за собой дверь. Иду на кухню, выглядываю в окно. На машину пока никто не покушался, а я не загнал ее в гараж. Черт, спускаться сейчас ...  Не хочу, да и не до этого.
Вытаскиваю свечи из ящика, расставляю на столе. На балконе дожидается бутылка шампанского и букет. Ну, букетом его назвать сложно, три цветка. Но их я отбирал долго и придирчиво...
Зажигаю свечи, втихую ругаясь на то, что фитили часто еще в воске и его надо растапливать. Хм, погадать, что ли, пока Тори в душе?
Выстраиваю свечи на столе, кладу цветы, надеясь, что они не подвянут от неожиданного тепла после прохлады. Ставлю ведерко с шампанским на подоконник и иду в спальню. Делаю то, что обещал и должен был. Надеваю чистую футболку и брюки. Ну, джентльмен - сильно сказано, но все-таки лучше, чем в порванном костюме.
Слышу, как открывается дверь и повышаю голос, чтобы не шепотом:
- Я в спальне.
Слава богу, что планировка квартиры не позволяет Тори заранее увидеть, что на кухне приготовлено. С улыбкой смотрю на девушку, жду, пока она оденется. Беру за руку, закрываю ей глаза и мы идем к кухне.
- Что ты задумал?
У нее дрожит голос. Улыбаюсь, но самому немного страшно. Что, если все пойдет по-другому?... Убираю руки и вытаскиваю из кармана кольцо. Тори все еще стоит ко мне спиной. Вытягиваю руки вперед, сцепляю их в замок, заключая ладони Тори в свои, и тихо шепчу ей на ухо:
- Ты будешь моей женой?

Отредактировано Lucas Welwood (2013-09-18 22:26:45)

+1

11

Сказать, что я расстроена – ничего не сказать, разочарована - да, мать вашу! Да я почти что в ярости от того, как он игриво мне отказал. Я не люблю отказы, и Люку должно быть об этом известно. По моему мнению, я могу отказать любому, а вот мне – ох нежелательно вообще тогда стоять рядом со мной, ведь в голову несчастного полетит все, что попадется мне под руку.
Глотаю обиду, принимая самый отрешенный вид, пожимаю плечами, даже хмыкаю. Не хочешь – не надо! Получил, что хотел – я рада за тебя! – мне бы сейчас отвернуться, но я лишь успеваю встать боком к двери ванной, когда он быстро встает рядом и прижимает меня к себе. Я охаю, едва слышно вздыхаю, чувствую,к ак сильно бьется его сердце рядом с моим, ощущаю его тепло и на какое-то мгновение думаю, что сейчас случится то, чего хочу я. Но ничего не происходит, он лишь целует меня и как ни в чем не бывало выходит из душа, захватывая с собой полотенце.
-Гавнюк! – ругаюсь про себя, представляя в уме, что в след Люку я кидаю вон тот гель для душа и следом ещё баночку с шампунем. Но опять же я усмиряю свою злость и разочарование, встаю под воду и наслаждаюсь тем, как вода стекает по коже, массажируя уставшие клеточки.

Сколько я так наслаждалась горячей водой – сказать сложно, но кожа успела покрыться неприятными морщинками, а зеркало так запотеть, что ничего не было видно. Кстати говоря, выйдя из душа,я  подошла к раковине, включила холодную воду и провела ладошкой по запотевшему стеклу. Чуть наклонилась, рассматривая свою скулу и легонько касаясь её пальцами. Охаю, ведь прикосновения отдаются тупой болью, и кажется, что у меня шатается зуб. Вот только этого мне не хватает, так быть без одного зуба…
Набираю в ладошки холодную воду, и отправляю поток себе в лицо. Разгоряченное, чуть саднящее лицо тут же принимает холодный поток воды, а я взбадриваюсь. Повторяю эту процедуру, после обматываюсь полотенцем и, надев тапочки, выхожу в коридор. В нос сразу ударяет свежий, даже холодный воздух, я покрываюсь мурашками и ежусь от холода. Волосы неприятно липнут к спине, я быстро скручиваю их и завязываю в узел.
-Люк, - закашлявшись, произношу его имя, глаза постепенно привыкают к темноте, кажущейся мне уже не такой темной и выколиглазной, и направляюсь на его голос к спальне. - Что ты задумал? – он перехватывает меня, проводит пальцами по щеке, а в глазах блестит такой огонь... Замечаю, что он переоделся, и едва слышно охаю, а он заставляет меня закрыть глаза и ведет в комнату. По тому, насколько хорошо я знаю его квартиру, - кстати назвать её нашей у меня пока не  поднимается ни рука ни язык, - прямо на кухню. Неужели меня сейчас заставят готовить ужи, - улыбаюсь незаметно, когда Люк сзади обнимает меня, сцепляя наши руки и произносит то, что я ожидала самым последним от него…
- Ты будешь моей женой?что простите?! – я уже не жду разрешения открыть глаза, а просто их открываю и ошарашенно смотрю на кольцо, которое он держит в руках. Эм, я не ослышалась? – хлопаю глазами, бегая от кольца к лицу Люка и обратно. Чувствую, как внутри уже не просто чечетка, там тупо фейерверк громыхает, если не салют, который отдает в ушах, заставляя щеки гореть от напряжения и волнения.
-Я… - запинаюсь, осекаюсь, закашливаюсь, понимая, что голос садится, и догадываюсь, что это не то, чего он хочет услышать. Черт, как мне … Что мне делать?! – глаза продолжают бегать, а мои руки становятся ледяными. Он чувствует мое волнение или думает, что я собираюсь отказаться? А хочу ли я сама за него замуж? Я ведь даже никогда не думала об этом, о настоящей свадьбе, браке, не фикции и не подставе… В мозгу непрошеным гостем возникает воспоминание о прошлой свадьбе, о которой Люк никогда не должен узнать, той, что вынудила меня избавиться от одной из моих личностей.. А я готова открыть ему все свои тайны? Ведь.. Черт возьми, а он знает на ком вообще жениться собрался?
-Да, - чуть слышно, улыбаясь одними губами, понурив голову и не решаясь поднять глаза на лицо мужчины, шепчу и переминаюсь с ноги на ногу. Я боюсь его потерять, он стал той опорой, которая держит меня на плаву, и сам того не понимая, он заменяет мне воздух. К черту все, в который раз посылаю все свои сомнения, сжимая его пальцы своими ледяными и решительно смотрю в его глаза, выпрямляясь и уже улыбаюсь, произношу отчетливей, - Буду! - я хочу этого, и пусть весь мир чокнется после моего согласия!

+1

12

Я жду тебя
Я тобой дышу
Встречу торопя
И ни о чем больше я не прощу
Слезы выплачет дождь
Только сердце все ждет
В мой дом ты войдешь
И словно солнце над нами взойдет [ц]

Обхожу ее с другой стороны, опускаюсь на одно колено и надеваю кольцо на безымянный палец ее руки. Целую холодный металл, согретый нашим теплом, поднимаюсь и прижимаю Тори к себе, целуя и ее в приоткрытые, мягкие и такие податливые губы. Они хранят привкус наших поцелуев слишком долго, чтобы я позволил им оставаться по-прежнему только для Тори. Хочу, чтобы она целиком и полностью была моя и только моя. Моя жена, моя супруга, пусть будет Афродитой для Ареса... И я буду ее ревновать ко всем, буду любить и носить на руках... Кстати, а это идея, но для начала...
- Погоди минутку.
Выпускаю девушку из объятий, чтобы открыть шампанское, и отвожу горлышко в сторону, опасаясь, что успел взболтать его, когда заноси в квартиру. Настроение тогда было замечательное, так что руками я махал из стороны в сторону, как добрая мельница (злых не бывает, лично проверял!). Ну, собственно, как и ожидал, пробка вылетает с громким "чпок!", а шампанское достается не только стаканам, но еще и полу и потолку. Оп, по-моему, еще и стенам досталось. Ладно, это завтра все будет. Или сегодня, на часы я не смотрю.
- Говорят, что счастливые часов не наблюдают. С тобой я абсолютно счастлив. Рад и доволен, что рядом со мной есть такая девушка, как ты. Хочу сказать тебе спасибо, что все это время была рядом, что по-своему поддерживала и подпинывала меня. Пусть даже не всегда сама это осознавала, но ты была моим стимулом, Тайра Нэйман. Завоевать твое сердце путем раздражения, гнева и ненависти. Чтобы в эту ночь ты согласилась стать моей женой. Я хочу, чтобы много лет спустя мы с тобой так же могли вдвоем быть вместе, чтобы тишина и молчание нас не тяготили. За тебя. И за то, что ты у меня есть, дорогая.
Наверное, кто-то скажет, что я уже расплылся ванильной лужицей. Ну пусть говорят. Так может сказать только тот, кто не знал, как складывалась наши с Тори отношения. Мы прошли все стадии отношений - от черного списка до подписи в ЗАГСе, хотя дело было за малым - оставалось подать заявления и определиться с датой. Увы, тихой свадьбы не получится по-любому, мне не простят. Хотя, если просто увезти невесту в тихое местечко...
Отвлекся...
- За тебя, Тори.
Касаюсь своим стаканом ее и немного отпиваю. Боже, никогда не любил шампанское, и почему его по всяким торжественным случаям подают? Хотя впереди свадьба, куда уж торжественнее случай...

+1

13

Погоди минутку, - картинно закатываю глаза, ты же прекрасно знаешь, как я не люблю сюрпризы. Я не люблю быть обязанной, не люблю от кого-то зависеть, не люблю.. А к черту, сегодня, наверное, мне стоит отбросить все свои принципы и комплексы, ведь… Блин, в этот момент память как бы ненавязчиво прокрутила  перед глазами помолвку с Чарли и ещё кое-что, что я бы предпочла забыть и не вспоминать никогда и ни под каким предлогом.
Начинаю задыхаться, стараясь справиться с накатившим испугом. Я слишком люблю тебя, - кричу тебе всем своим ествеством, рассматривая колечко на пальце. Я хочу этого события, но я ужасно боюсь, что ты бросишь меня, как только узнаешь правду, всю ту голую правду о моей жизни, моем существовании и о … Твою мать, ты ведь даже не знаешь, как меня зовут на самом деле. К слову, я сама недавно это узнала, когда в моей жизни появился мой брат и отец. Семья, о которой я никогда не знала и даже подозревать не подозревала.
Сердце колотится, словно дурное, а глаза не отрываются от безымянного пальца и маленького колечка, которое сияет, словно ключик к новой жизни. Мне тяжело дышать, и я то и дело тру лоб, пытаясь успокоиться.
-Я хочу взять твою фамилию, - еле слышно, как-то не сдержавшись, слишком быстро выпаливаю я. Но ты не слышишь, ведь ты занят открытием бутылки с шампанским, и в момент моих слов пробка выстреливает, капли попадают на стену, потолок и даже пол. Улыбаюсь, словно очнувшись ото сна. Как же мне сказать тебе всё, что гложит меня в данный момент, или не говорить и скрывать до гроба? Но все тайное становится явным – это я уже проверила с Чарли, и как долго я от него не скрывала всю правду – она выплыла. А сейчас, когда я все помню, знаю и верю, что все должно быть хорошо.. Закон подлости – что-то да выйдет не так.
Машинально кручу колечко вокруг пальца, смущаюсь и поднимаю глаза на тебя. Ловлю взгляд и протягиваю руку, чуть соприкасаясь с твоей рукой, забирая бокал. В горле пересохло, и я словно потеряла дар речи. Я просто не могу описать мое состояние, я слишком счастлива, слишком испуганна, слишком.. Столько слишком и ни одного – дающего надежду и гарантию того, что я сейчас не сплю, а завтра сказка не развеется в никуда.
Вздрагиваю, когда твой бокал соударяется с моим, звон раздается в каждой клеточке моего тела, набатом бьет в мозгу, словно молоток по железу, вызывая неприятное ощущение. Тошнота подкатывает к горлу, и я тяжело сглатывая, залпом выпиваю содержимое бокала.
-Прежде чем ты… - ставлю бокал на столик, запинаюсь, прежде чем ты что?В общем, я должна тебе сказать. Я слишком сильно к тебе привязалась, и, ты первый, кто нашел такой бурный отзыв в моем сердце, - я снова замираю, не решаясь признаться, что да, твою налево, я слишком сильно тебя люблю и боюсь потерять, поэтому вру и скрываю истинную себя, – Но я хочу, чтобы между нами больше не было секретов… - я говорю не о тебе, Люк, я говорю о себе, - подхожу ближе, кладу руки на плечи. Взгляд снова падает на колечко и я вяло улыбаюсь. Сердце кажется, выскакивает из груди, я уже представила, как ты даешь мне пощечину, за то, что врала, и выпроваживаешь меня из дома. А я, как побитая собака ухожу, понурив голову. Пусть так, но я хотя бы попытаюсь открыть тебе, кто я на самом деле.
-Ты ведь почти ничего обо мне не знаешь, - я говорю правду, ты знаешь только то, что я позволяла тебе знать, - Я ведь… - начнем с имени, а потом порциями будем рассказывать остальное, - я ведь приемная. Моя мать, - опять сглатываю, делаю глубокий вдох и решительно смотрю в твои глаза, - моя мать наркоманка и проститутка, умерла, когда мне было четыре года, - перед глазами проплывает детство, побои, сутенер и скандалы, на глаза наворачиваются слезы, - меня отдали в приют, и только спустя полгода меня удочерила чета из Англии. Они дали мне имя Тайра Нейман. Но.. – воспоминания, попытка утопить, боязнь воды и снова побои, издевки, унижения, снова сглатываю, набираясь храбрости, -Недавно... - мысли путаются, от волнения я начинаю забывать, что именно хочу тебе рассказать, -  как оказалось, у меня есть брат, … и отец, - мне становится все тяжелее, коленки дрожат, и я, кажется, сейчас упаду в обморок, - я долго жила под фальшивыми документами, совершенно не зная, что ношу свое настоящее имя. Я врала, обманывала, пряталась под масками…. Но, я хочу, чтобы ты знал.. – делаю последний глубокий вдох, - мое настоящее имя – Наоми Бэрроу, хоть и есть у меня документы на имя Тайры,.. - дело сделано, то, что тяготило меня сказано. Почти, не до конца, но большая часть – да, осталась малость, но малость эта будет позже, когда-нибудь потом.. – Оно настоящее, тест на ДНК подтвердил это. – я покрылась испариной, чувствую, как по спине бегают мурашки, а в горле пересохло. Отпускаю твои плечи и направляюсь к столу, где стоит бутылка шампанского, молча наливаю себе в бокал напиток и снвоа залпом осушаю содержимое. Жажда не утолена, но мне, по крайней мере чуточку легче. Разворачиваюсь к тебе, и виновато смотрю в глаза.
– Прости, что долго не говорила правду, - всего лишь пару дней. А ещё умолчала про Чарли, несостоявшуюся помолвку и про Европу с подстроенным самоубийством. О том, что работаю на мафию, скрываюсь от человека, который считает меня мертвой и вообще.. Я боюсь всего, что может всплыть и отпугнуть тебя от меня...

+1

14

Chris DaughtryWhat About Now
Я не хочу слушать, но слышу. Не хочу смотреть, но вижу. Память отказывается сохранять, а разум понимать. И только реальность стучится в голову отбойным молотком, даже молотом, используя вместо наковальни мой мозг. Мне кажется, что я сейчас сойду с ума, только от обилия информации, а не от счастья, как пару минут назад. Счастье... Почему оно всегда так близко, но уже у самого финиша обязательно вырастает какая-нибудь стена, которая не дает мечте воплотиться в реальность?
Поток информации перекрывает поток моей эйфории и радости, которые затмевали разум в последний час, пока я знал, что я один человек и кто со мной рядом. А что сейчас? та же девушка, те же глаза, те же руки ... Палец, на который я надел выбранное с любовью кольцо. Все почти то же самое, только ...
Может ты и чувствуешь иначе и фамилию хочешь взять только для того, чтобы еще от кого-нибудь что-то скрыть?
Я обхватываю голову руками и сажусь на стул, раскачиваясь из стороны в сторону. Я с детства не любил обман, мне хватало того, что отец изменял матери на ее глазах, мать в ответ мстила тем же самым, нисколько не стесняясь сына-подростка. Потом они долго ругались, что я предпочитал жить отдельно, а потом еще и Лорен забрал, сняв ей квартиру. Я не хотел, чтобы наша семья жила в обмане, чтобы мы купались во лжи, принимали в ней ванну, становясь грязными животными.
Итог? Девушка, с которой я хотел создать семью ... Если бы не спал с ней, то еще бы и засомневался, что это девушка, а то мало ли.
В голову лезет бред, который я стараюсь отогнать. Это похоже на банальную истерику. Внутри что-то ломается, как будто я не правду услышал, а весть о смерти. Может так оно и есть - для меня сейчас Тори умирает, разрезанная правдой. Или же меня-подростка просто душит обида, что сразу не сказала.
И ведь по сути, в ней ничего не изменилось - все то же - тело и его части, волосы, глаза, нос, губы. Это моя девушка, в которую я имел глупость и несчастье влюбиться, и итогом стал обман.
Лучше б ты сказала, что у тебя другой есть.
Мы молчим. И впервые со времен начала отношений, эта тишина меня напрягает. Слышу только, как на улице откуда-то с крыши капает вода от недавно прошедшего дождя. Слышу, как соседи сверху пьют чай (в такое время бы лучше сексом занимались... Хотя, нет, не надо, хватит с меня).
Несколько раз открываю рот, чтобы что-нибудь сказать, но не могу выдавить из себя ни слова. Не хочу ее обидеть, и не хочу показывать, как обидно мне. В конце концов, мы взрослые люди, которым чего-то не хватает, и если я смогу ее изменить, если этот обман не повторится... Она ведь тоже не все обо мне знает, но максимум, что я могу о себе рассказать, так только то, что у меня была оргия в студенческие годы, и то - на посвящении первокурсников увлеклись, да не по средствам еще жили.
- Скажи мне одно. Если бы не сделал предложение, ты бы так и молчала, да?
Я встаю со стула и снова на него опускаюсь, смотря на горящие свечи. Слюнявя пальцы, затушиваю их по одной, обжигаясь на последней и усматриваю в этом злую иронию - было много девушек, влюбился в одну и сделал ей предложение. Только для того, чтобы сейчас пожинать плоды этой самой пресловутой любви. Наивный дурак, знал бы, что все так будет...
Предложение бы все равно сделал, потому что любишь.
Я закрываю глаза и смахиваю свечи на пол. Так хочется туда же отправить бутылку с ненужным уже шампанским! Как же мне надоело, что все врут! Черт, я никогда не считал себя настолько наивным, у меня что - на лбу написано, что можно как мел школьный использовать, а как не понадобится, или, не дай бог, доску будет царапать, то можно списать за ненадобностью?!
- Нет, не отвечай, я не хочу услышать еще что-нибудь.
Балда. Идиот. Придурок. наивный щенок!
В свои 27 я так и не научился жить, неудивительно, что Лорен до сих пор не воспринимала мои слова всерьез!
- Мне плевать, что будет дальше. У тебя может быть какое угодно имя, но фамилия так и так будет моя! У наших детей тоже будет фамилия Вэлвуд! И ты будешь их матерью - заботливой и нежной, ты меня поняла?!
Убираю из руки То .... Наоми стакан с шампанским и прижимаю к себе. Прежде всего, это человек. Она девушка, которая сделала меня шелковым и доверчивым. И если я в чем и виноват, что она врала, так в том, что слепо всему верил, надеясь на наше светлое совместное будущее.
- Никто ведь не обещал, что все будет хорошо. Ну вот, и я не обещаю. Но у нас будет своя семья, в которой не буде лжи и где не будет места твоему прошлому. Потому что я хочу с тобой настоящее и будущее.

+1

15

Тяжело, ужасно тяжело, а ещё обидно. Дико обидно!
Молчание, тишина.
Лучше бы ты, честное слово, кричал, рвал, метал, ругался. Это всегда проще. Чем сейчас ощущать то, что обгладывало мои кости. Всё, чего я боялась – произошло. Может, именно поэтому я так долго тебе сопротивлялась, каждый раз отталкивая, когда ты прикасался ко мне раньше, до аварии? Смогли бы мы вот так сблизиться, если бы я все помнила и в Бурлеске встретила тебя опять, поверить, что ты, парень из прошлого, а не ненавистный соперник, враг или кто ты там был для меня тогда. Я ведь даже этого не помню, и не хочу вспоминать, но я помню ту злость и ненависть, которую к тебе испытывала. Ты казался мне слишком… Каким? Слишком правильным, слишком удачливым, слишком напыщенным и слишком самовлюбленным. Тем, кого я готова была убить,а  итоге угодила в цепкие лапы обручального кольца. Хах, Тайра Нейман, Наоми Брайент, урожденная Наоми Берроу – выходи замуж. Смешно, обидно, убийственно. Дебора будет смеяться до слез, если узнает, что её ученица влюбилась по уши в своего же врага.
А был ли ты этим самым врагом? Я не знаю, не помню, черт, как болит голова… - обхватываю её руками, все ещё сжимаю бокал двумя пальцами и чуть не тыча им себе в глаз. Твою мать, как же все сложно.. Ну почему, почему я такая, какая я есть, и почему я сейчас выпалила то, что сказала, почему рамки твоего общества не могут принять меня такой, какая я есть? Чего я не знаю о тебе, что так тебя разозлило?
-Нет, - я хочу оправдаться, я виновата, но я не выбирала свою судьбу, я не убивала свою мать, я не заставляла отдавать меня в приют и я не убегала от отца, который так и не смог найти меня, когда нашел Итана. Я ведь об их существовании узнала только неделю назад и постоянно боялась тебе об этом сказать. Только из-за этой реакции – не зря боялась!
-Я… - заикаюсь, что я?! – внутренний голос ржет и пытается выйти из-под моего контроля, орет, заглушая голос совести и раскаяния. Я порываюсь уйти, уже почти собралась, но я не могу, лишь отворачиваюсь от картины, где ты сидишь, обхватив руками голову, и прячу слезы, сглатывая и пытаясь их украдкой стереть. Я не умею плакать, почему тогда сейчас глаза мокрые? Почему сердце неприятно болит и я похожа на размазню? Что ты со мной сделал, - хочу кинуть бокал в стену, чтобы стало легче, но не могу, лишь сжимаю его в руках.
Шум, звон падающих свечей, оборачиваюсь и почти утыкаюсь носом в твою грудь. Ты слишком близко, слишком… Ты обволакиваешь всю меня, так, что голова кружиться, что я забываю обо всем на свете. Я могу, я готова все сдержать, только.. – Только что? Не бросай меня, не отталкивай, как раз в тот момент, когда я смогла поверить, что счастье возможно и попыталась хоть раз в жизни построить его на правде а не на лжи?
-Я не хотела врать… - но ты останавливаешь поток слов, практически вырывая бокал, - я про него совсем забыла, и прижимаешь меня к груди. Дети! Я боюсь детей, материнства, боюсь стать как Наташа, наркоманка-проститутка, которая умерла от передозировки, и бросила нас с братом. Я боюсь её участи, всего боюсь, после твоего появления в моей жизни боюсь...
Теперь понимаю, почему влюбленные слабые – их половинки их слабость. Ты моя слабость…
-Я слишком сильно люблю тебя, - еле слышно шепчу, смотрю в твои глаза, а на моих снова наворачиваются слезы. – Я очень сильно тебя люблю… И я не хочу, чтобы между нами стоял кто-то.. Не хочу врать, не хочу, чтобы всё… - глубоко вздыхаю, опасаясь произнести это слово, - чтобы наша семья строилась на лжи. Я хочу рассказать тебе всё, но боюсь моя жизнь слишком грустная, слишком печальная, чтобы я рассказывала тебе все подробности и ужасы жизни в дет.доме, унижениях и побоях, что я выдержала в своей жизни. Я не хочу жалости, от тебя не хочу! И чтобы ты был рядом из жалости ко мне - тоже не хочу... Я хочу оставить прошлое в прошлом, и никогда о нем не вспоминать. И… Я хочу быть рядом… - слова глохнут, а голос дрожит, губы дрожат, из горла вырывается рыдание. Я не могу сейчас, только не сейчас. – тычусь носом в твою грудь, чувствую, как под рубашкой бьется сердце, бьется ли оно для меня и с моим? Или ты постепенно остываешь, готовясь прогнать меня? – С тобой я была… настоящей, и боялась лишь одного, что узнав мое имя и правду, что у меня появился отец и брат, и что я не та девушка, которую ты знаешь – ты просто оттолкнешь меня куда подальше. Я ведь все та же! Я сама не знала своего имени и не обманывала себя. Тайра - тоже настоящее, его мне дали приемные родители... - Я выговорилась, выпалила, сказала. Остальное я оставлю в прошлом, и не буду думать об этом. Тебе незачем знать о том, чем я занималась в Европе и какие грехи там оставила.

+1

16

- Послушай, мне все равно. Давай будем решать проблемы по мере их наступления? Мне сейчас абсолютно неважно, что происходило раньше. Да, скажу сразу - больно и обидно, что ты сразу не сказала, но хочется так же сказать спасибо за то, что не выложила это все у самого алтаря. Потому что там был бы сюжет для фильма "Сбежавший жених".
Я вздыхаю, прижимая девушку к себе. В груди что-то противно щемит, и я искренне надеюсь, что это все-таки не физическая боль от сердца, дающего сбои - слишком часто в последнее время ему приходилось узнавать что-то новое, и если нервы успокоить помогали спиртные напитки, то успокоить сердце я не всегда мог.
- Давай я как Наполеон - придумаю тебе новое имя и мы будем жить с ним? А хочешь, давай меня переименуем как-нибудь, это же будет шикарно - два брачных афериста. Дик и Джейн развлекаются, почему бы и нет?
Прижимаю ее к себе теснее, пытаясь успокоить. И именно в этот момент как никогда остро ощущаю растущее ... возбуждение. Черт, как некстати! Как вот сейчас это все ощущает сама Тори?! Или Наоми... Как мне ее теперь звать-то?
Приподнимаю ее лицо за подбородок, нежно касаюсь ее губ своими и улыбаюсь, смахивая с ее щек слезинки:
- Один вопрос - как мне тебя теперь называть? Каким именем?
Снова целую, но с силой и стоном подхватываю девушку на руки и утаскиваю в спальню. Аккуратно укладываю ее на кровать, стягиваю полотенце, раздеваюсь сам и ложусь рядом. Мне до безумия хочется целиком и полностью почувствовать ее рядом, так близко, насколько это возможно.
- Я люблю тебя, кем бы ты ни была. Я люблю тебя - человека. С нашим настоящим, а не имена и фамилии девушки, у которой есть прошлое. Пусть оно останется там, где меня не было...
Ласкаю ее тело руками. Провожу кончиком языка по коже, добираюсь до груди и обхватываю один сосок губами, слегка оттягивая. Совершаю почти идентичные действия со вторым, жалея, что не могу уделить внимание сразу обеим прелестницам.
- Ты будешь кормить ими ребенка, которого родишь в скором времени.
Голос хриплый и мне не хватает воздуха. Я опускаюсь еще ниже, скольжу по ее телу, пока не добираюсь до ног. раздвигаю их слегка в стороны, заставляя Тори согнуть их в коленях и провожу губами по месту наслаждения. Девушка дергается, чувствую, что приподнимается, но удерживаю ее за бедра, начиная ласкать языком. Мне нравятся ее стоны, нравится ее учащенное дыхание... Для меня она идеальна в любом виде, по крайней мере в постели, чего греха таить...
- Ты моя, ты только моя. Девушка, невеста, жена!
В последний раз целую ее, наслаждаясь начинающимися легкими конвульсиями, и вхожу резким толчком. Наклоняюсь ниже, запечатываю ее рот поцелуем и начинаю двигаться, плавно, размеренно и глубоко.
Толчок. И еще один. Резче. Сильнее.
Чтобы свести с ума обоих. Чтобы услышать ее крики, почувствовать, как ее пальцы вцепляются в его плечи.
- Моя, и только моя!
Стонать с ней в унисон, под скрип кровати. Черт, я извращенец, но меня так возбуждают стоны вкупе со скрипом... Особенно если стонет та, на которую у меня ... стояк круглосуточно. Если бы она только знала, насколько сильно меня привлекает как женщина. С момента, как я ее встретил, как мы ругались, как мы проходили стадию свиданий, наши ночи и случайный внезапный секс в машине, в лифте... По-моему, мы вообще в первый раз добрались до того, чтобы заняться сексом в самом приличествующем для этого месте - в кровати в спальне...
Закидываю ноги Тори на свои плечи, погружаясь в нее с силой глубже. Довольно улыбаюсь (хотя больше самодовольно), слыша вскрик и видя ее взгляд.
Никому тебя не отдам. Моя женщина!

+1

17

Так… забавно после безумного секса вот так мило (улыбаемся и машем сарказму ручкой) общаться после того, как созналась, что ты не тот человек, которого знал он. Я не та, кого ты знал, правда. Наверное, даже это была одна из моих маск, но часть этой маски моя – когда я была с тобой в терках, когда отправляла далеко и к чертовой бабушке, когда хотела и желала тебе смерти, а сама изнутри вся пылала и мечтала о твоих прикосновениях. Веришь, ведь интуитивно я сражалась не с тобой, а со своим желанием и чувствам к тебе. Ты изначально занял прочное место внутри меня, и, тяжело ощущая то, что ты можешь поселиться там надолго и ещё прочнее, я отталкивала тебя, представившись тем именем, под которым ты меня знал. Я исчезала, но судьба снова сводила нас вместе, как в тот раз, в лифте, помнишь? Наш первый раз…
Обнимаю тебя, сцепляя руки за спиной, тычась носом в теплоту рубашки. Вдыхаю твой аромат и ощущаю, как сильно стучится твое сердце. Мое стучится также, это знак? Ты все также любишь меня, правда? Мне приходится сдерживать слезы, я становлюсь слишком сентиментальной, и, чтобы не выдать своих чувств, занимаю свой мозг тем, что кручу одной рукой кольцо на безымянном пальце другой.
-Наоми.. – я же подала документы на смену паспорта,а  отец признал отцовство. А ещё мне предстоит познакомить тебя с отцом и братом. Отца я плохо знаю, а вот брата.. Тебе предстоит узнать обо мне ещё одну правду, что я обожаю скорость и свой черный байк, и именно эта страсть помогла найти мне своих потерянных родственников. Сможешь ли ты принять меня такую, какая я есть на самом деле? Иногда занудную до боли, иногда оторву до мозга костей, иногда стерву, которая эгоистичными замашками убивает конкурентов, а иногда лапушку чистой воды. Ты ведь видел лишь пару моих обличий, выдержишь ли ты остальные?
Одно из своих переживания я знаю точно – во что бы то ни стало, ради тебя, ради нас я буду идти на компромиссы с самой собой, и мне предстоит заново учиться жить, в паре с тобой, считаться с тобой, учитывать тебя в своих мыслях.
-Я больше не одинока, - получается, что последние мысли материализуются в чуть слышных словах, которые тонут в нашем поцелуе. Я отдаюсь тебе полностью, обвивая руками плечи, чувствуя, как ты подхватываешь меня, словно я невесомая, пушинка, и несешь в другую комнату. Мы оказываемся в спальне, и аккуратно укладываешь на кровать. Я почти угадываю твои движения, не сопротивляясь, чувствуя, как растет твое возбуждение и как в ответ на твои действия просыпается мое. Я всегда хочу тебя, любого, но моего!
-И я тебя, - отвечаю на его слова, задыхаясь от подступающих электрических волн наслаждения, когда твои губы изучают мою кожу. Неужели ты до сих пор не устал от меня? – охаю, когда ты стаскиваешь с меня полотенце, и довольно урчу, когда ты ложишься рядом, касаясь меня. Чувствую на бедрах твой стоящий член, трусь о него попкой, чуть изгибаясь и ловя твои губы своими. Но ты, кажется хочешь делать все по-своему, мой герой? – опускаясь ниже, я изгибаюсь дугой, сжимая ткань простыни между пальцев, задыхаясь от наслаждения, густой волной поднимающейся кверху, низ живота млеет, трепеща от каждого движения твоего языка, когда кончик описывает пупок, я не могу сдержать стон, ощущая влагу в самом сокровенном месте. Это просто не описать словами, и когда твои пальцы дотрагиваются до клитора, я снова и снова задыхаюсь, еле сдерживаясь, чтобы не кончить прямо так.
Твои движения, ласки, то, как твои пальцы проникают внутрь, а язык играет с клитором. Задыхаюсь, закатывая глаза, теряя связь со всем, что меня окружает, приподнимаясь навстречу и шумно выдыхая. Мне жарко, тело волнами содрогается после каждого твоего финта, каждая клеточка кричит, оргазмируя.
Выдыхаю, в который раз прикусывая нижнюю губу. В этот раз получается слишком сильно, почти до крови. Неприятный металлический вкус сразу возникает на языке, но в этот момент твои губы находят мои. Ощущаю свой вкус на губах, впиваюсь в его губы, запуская руки в твои волосы, впуская его язык, и, чего таить, обнимаю ногами бедра, охая от резкого толчка, когда ты входишь в итак разгоряченную часть меня. Прижимаюсь, обвивая ногами, скольжу стопами по твоим ногам, руками опускаясь с волос на спину, царапая ноготками плечи, когда наслаждение подкатывает сильнее. Вскрикиваю, сопровождая этим звукам очередной толчок, хочу быстрее, резче, как ты умеешь, изгибаюсь дугой, натягиваясь словно струна, ловлю волну и захлебываюсь, пульсируя вокруг. Чувство единения, заполненности, того, что ты мой, и что никто тебя не отругает за расцарапанную мной спину – эгоистичное чувство собственности.
– Ты только мой,… – когда волна спала, выдыхаю в твои губы, едва ощутимо улыбаюсь, затем ловко подворачиваю ноги под твои и перекатываюсь на вторую часть кровати, оказываясь сверху.
Останавливая твои движения, не выпуская из себя, упираюсь руками в плечи, наклоняюсь к губам и скольжу по ним кончиком языка. Прихватываю нижнюю губу своими, играю с ней язычком, чуть оттягивая на себя и отпускаю. Обвожу подбородок губами, прикусываю его, после опускаюсь ниже. Соскальзываю с члена, опускаясь ниже, накрывая поцелуями каждый мускул, оставляя едва заметный влажный след. Дохожу до груди, где топорщатся мужские соски и кусаю каждый из них, после виновато зализываю их языком. На лицо спадают непослушные локоны, и по твоей реакции догадываюсь, что они щекочут тебя, в купе с моими поцелуями играя свою роль. Но они также мешают мне и приходится нервно смотать их в неуклюжий узел, после забросить на спину, чтобы продолжить путь по твоим кубикам пресс, очерчивая рельефы язычком. Последний поцелуй чуть выше паха, дальше беру член в руку и медленно вожу по нему пальчиками, едва касаясь возбужденной плоти. Слышу твое дыхание, стоны, которые рвутся наружу, не обращаю внимания на то, что твои руки то и дело норовят поднять меня на уровень губ, опускаюсь ниже, обвожу языком головку, после направляю его в рот. Двигаюсь медленно, растягивая удовольствие, со смачными причмокиваниями, помогаю рукой, массируя член у основания, языком вычерчивая по всей длине странные завитушки. Ты почти горишь под моими руками и действиями, но это не останавливает меня, хочу, чтобы тебе было намного приятнее, чем сейчас и ни на кого больше не хватало ни сил ни энергии. Прикрываю глаза, продолжая начатый мной процесс, наращивая темп, но не давая тебе кончить.

+1

18

С каждым днем он осознавал сильнее, что любит ее. Любит его всем своим существом, как только способно любить человеческое сердце. С момента их встречи он чувствовал, что между ними все будет не так, как было до этого. И вот, постепенно все отошло на задний план. Его гнев, случайно брошенное «да люблю я тебя!», и в ответ ее смущенное и испуганное «я тебя тоже».
Всего одно слово может либо опустить человека, превратив его в ничтожество. Либо же подарить крылья. Да так, чтобы человек сам себя от счастья перестал помнить и контролировать. Он дарил ей все – от своего времени до каждой минуты внимания.
Каждое их свидание было первым. И как будто последним… Они не могли насытиться друг другом, не могли надышаться воздухом, и всего казалось мало. Казалось мало места, и они бродили по городку, взявшись за руки, и почти не смотря друг на друга, словно стеснялись проявления своих чувств…
Их любовь была дождем, которая смывала все прошлое. Смывала боль и обиды. Стирала границы и расстояния. Это был смех по утрам, и по ночам стоны страсти. Сбивчивое дыхание, и похожий на бред шепот, в котором можно было различить «люблю тебя до безумия». Несмотря на некоторые различия, они одинаково умудрялись или же ухитрялись сводить друг друга с ума. Да, с такой любовью не жалко стать безумцем, и попасть в ад. Хотя, у всех влюбленных есть свой Рай. Это Рай их отношений…
По ночам она была нежна и горяча одновременно. Заводила его, и казалось, что вот-вот остановится… Но, нет… Она был его сбывшейся мечтой. Мечтой о счастье, заботе, нежности, любви и ласке. Она была для него всем сейчас. Сейчас. Каждую минуту. Каждый час. И каждый день, что они проводили вместе. Что им до других? Любовь из всех из нас делает эгоистов, и мы готовы наплевать на друзей, и порой даже на близких. Но этот эгоизм можно оправдать тем, что хочется быть рядом, и всего кажется мало, как уже говорилось выше. Хочется еще «чуть-чуть» – еще чуть-чуть пообщаться по телефону, потом положить трубку, и понять, что не сказал самого главного. Самого главного слова, которое вас связывает. И слово это – 5 букв… Люблю. Слово, от которого на лице появляется улыбка, которую не сотрешь ни одним ластиком в мире… А еще «чуть-чуть» это обнять и поцеловать. Не размыкать объятия, как и не отрываться от его/ее губ. Потому что.. Ну, еще чуть-чуть. А чуть-чуть – это ведь недолго. Это каких-то пару мгновений, которые принесут удовольствие и счастье. Которые способны порадовать… И становится все равно, если для влюбленных чуть-чуть это больше двух или трех часов, а то и суток…


Наоми... Номи. Имя, которое я стоном пробую на вкус, оказываясь целиком и полностью в ее власти. да, в ее власти, ибо эта девушка имеет на меня такое влияние, которого нет больше ни у кого. Мне стыдно говорить такое, но языком она работает так, как мы никогда не целовались. Наверное вот оно - ощущение, о котором говорят как "я горю". Да, я горю под ее прикосновениями, меня просто потряхивает ... Или же волнами накрывает предоргазменное состояние.
Приподнимаюсь на локтях, одной рукой собираю в неаккуратный пучок длинные волосы Наоми на затылке, невольно двигаю бедрами навстречу, зажмуриваясь и набирая в грудь воздуха, чтобы не задохнуться. Я не хочу так, не могу, больше не хочу, нет, нет, не надо, пожалуйста!
- Пожалуйста. не надо!
Я боюсь не сдержаться и кончить именно так, не хочу, черт, не сейчас! Не тогда, когда ее язык нежно скользит по моей возбужденной плоти, доводя до исступления.
- Прекрати!
Практически сталкиваю Наоми с себя, сажусь в кровати и обхватываю ее за плечи. Жадно целую в губы, уже, похоже, порядком опухшие, перехожу на шею, закусываю и зализывая кожу. Я знаю, какие следы будут утром, знаю, что девушке это вряд ли понравится, но сейчас ... плевать! Она - моя! и пусть все об этом узнают!
- Я люблю тебя. Если бы ты только знала, как сильно я тебя люблю!
Притягиваю Наоми к себе, усаживая сверху. Словно чувствуя, она потирается, как кошка.
Два стона в унисон. Снова скрип кровати. Я целую ее, пока она двигается. Сжимаю в объятиях, сидя на кровати. И нагло оставляю "следы преступления" на безупречном и немного порочном теле своей будущей жены.

+1

19

Человек, способный заставить меня поверить в то, что я лучше, что я достойна счастья, что я не стану как мать. Тот, ради кого я готова изменить себя и свою жизнь, серьезно задумавшись о семье, браке… детях. В ушах ведь до сих пор эхом звучат его слова «Ты будешь кормить ими ребенка, которого родишь в скором времени». Мысль о маленьких спиногрызах, которые скоро могут появиться не то чтобы злит, она кажется мне настолько неестественной, даже возможно кощунственной. Я не готова, не задумывалась и пью таблетки, своевременно показываюсь врачу, который наблюдает меня, слежу за тем, чтобы никаких живчиков внутрь меня не проскальзывало. Но почему-то рядом с ним все отходит на задний план, и каким-то местечком внутри я начинаю хотеть малыша, маленького, который будет копией его. Хотя нет, я буду ужасно ревновать, он мой, только мой и ничей больше. Я ведь даже к друзьям его ревную, и  ужасно боюсь потерять.
Стон, срывающийся с губ, когда он с силой оттаскивает меня, поднимая к себе, и довольный вздох, которым я награждаю его, выдыхая в губы. Его язык исследует мой рот, как будто мы целуемся первый раз в жизни, готовые проглотить друг друга сейчас, чтобы стать частью друг друга и не расставаться никогда и нигде. Чувство, которое разрывает мое сердце, рвет на кусочки, заставляя задыхаться, когда я ощущаю его внутри себя, привыкая к ощущениям и начинаю двигаться с ним в унисон. Не хочу останавливаться, опускаясь на него, запуская пальцы в его волосы, ерошу их, незаметно пропускаю между пальцами, чуть сжимая в ладошках, снова накрывая его губы своими, чтобы дышать вместе с ним, задыхаясь, чувствовать каждую клеточку, каждое его движение и наслаждаться.
Пара толчков, вдох, выдох, волна, накрывающая, стирающая границу между реальностью и вымыслом, экстаз, который накрывает всю меня, заставляя сжиматься изнутри и пульсировать вокруг него, замедляя движение, чуть приподнявшись над ним и упереться руками в матрас. Мы одни в целом свете, как и всегда, когда чувства накрывают с головой.
Когда наслаждение отходит, а в теле остается лишь отзвук истомы, который напоминает о том бурном оргазме, который накатил на меня пару минут назад… А может не пару, сколько я вообще так лежу, тычась носом в его ключицу?
-Я ,.. - запинаюсь, задыхаясь, замолкаю резко, не решаюсь продолжить. После соскальзываю, ложусь рядом, кладу голову на его плечо, и вырисовывая пальчиками рельеф на его прессе, задумываюсь. А что, если бы я не сказала ему правду? Привыкнет ли он к тому, что узнал? И захочет ли он познакомиться с моей обретенной семьей? Насколько я узнала отца – ему будет все равно, хотя он всегда смотрел на меня таким взглядом, будто видел не меня, а Наташу – мою биологическую мать. Что между ними было, почему он бросил нас? Почему он не забрал её из притона? Люк ведь не знает ничего о моем прошлом, как он отреагирует на то, что его будущая жена родом из трущоб, с тремя именами и второй родиной в Англии?
Останавливаюсь совсем недалеко от его пупка и поднимаю руку, на которой блестит крохотное колечко. Оно красивое, наверняка дорогое. Я бы никогда такое не приняла, но это символ, и мне придется смириться с тем, что он захочет делать мне подарки. Мне редко делали подарки от чистого сердца, без корысти и желания залезть в трусики. Люк уже залез везде, его след остался как снаружи, так и внутри. Он заполонил меня, не оставляя места в моем сердце ни для кого. Чувство, опустошающее, и если он уйдет – я просто умру.
-Я тоже очень сильно тебя люблю, -шепчу едва слышно, голос предательски дрожит, я чуть поднимаюсь на локтях, приближая лицо к его и шепчу в опасной близости от его губ. Обвожу уголок языком, и легонько целую, - не представляешь насколько сильно… Я не вру, это действительно так. Впервые в жизни я сказала правду сразу, и правдой оказалось признание в любви. Номи, ты попала на все сто процентов, не выкрутишься…
- А ты не задумывался, что было бы, если бы я не потеряла память? Думаешь, мы смогли бы узнать друг друга так, как сейчас? - улыбаюсь, целуя его шею, глупо рассуждать о том, что якобы могло быть, но раз уж пошла такая пьянка, почему не предаться философским мыслям?

+1

20

Вспоминая себя в младенчестве и отрочестве, я выделяю детали, которые всегда считал верными. Например то, что после секса все обязательно курят. Но ко мне это не относилось. Был стереотип, что оргазм накрывает с головой, как волна, которая захлестывает от самых ног и в глазах темнеет. Что ж, по-видимому, в это я настолько верил, что это стало реальностью. Для меня и для моей будущей супруги. Сказал бы кто месяц назад, что я буду бегать по городу, сначала в поисках пальцемера, потом измерять размер пальца Наоми (в то время для меня еще Тори), чтобы заказать обручальное кольцо, а потом обзванивать другие агентства, потому что в своем я все предпочитал делать сам. а делать самому свою же свадьбу? Увольте, это наш праздник, я так хочу погулять, а не стоять в стороне, оценивая все недостатки и выискивая преимущества обращения в свою же компанию.
- Видишь ли, я думал об этом. Еще тогда, когда мы с тобой ... встретились в лифте. Ведь все могло быть совершенно иначе. Ты и я. Вот настолько разные люди, что искры из глаз сыпятся. И не только из глаз, надобно сказать. Но если свыше было предначертано, а я в это верю, что оно так и было, то мы бы встретились в любом случае. Пусть даже не в этой жизни. Но вот, веришь или нет, я не представляю тебя сейчас с другими мужчинами. Вообще. У нас обоих была жизнь в прошлом, до момента встречи. Все это было и будет. Но будущее мы уже строим сейчас вместе. Чему я несказанно рад.
Глажу ее по спине, вычерчивая линии вдоль позвоночника. Номи ерзает на мне, чем пробуждает то, что должно бы уже устать (на работу как-никак, а?!), но никак не устает, когда эта девушка рядом. Ее дыхание постепенно выравнивается, и я продолжаю усыпляющий монолог:
- После сегодняшнего вечера, я думаю, мне какое-то время придется задерживаться на работе. Не стоило выходить из себя, конечно, но других мужчин я к тебе попросту больше не подпущу.И до меня тут дошло, что с утра надо будет встать пораньше.
Веки словно каменные, к ним привязаны грузы и тянут сами вниз. Я закрываю глаза, обещая себе, что это только на секунду, чтобы дать глазам передохнуть, но организм, перенасыщенный днем, решает все по-своему ... Я засыпаю, крепко прижимая Наоми к себе даже во сне. Потому что ... это мое. моя территория. На которой я установлю свои правила игры в семейную жизнь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ссора - любим, умеем, практикуем!