Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Close up camera one. We montage every memory.


Close up camera one. We montage every memory.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://f4.s.qip.ru/n037PpgC.jpg

Кто? Розали и Цезарь.
Где? Студия цезаря, съемочная площадка.
Когда? 4 сентября, 2013.
О чем? Он ищет актеров. Она, собственно, почти актриса. Случайное стечение обстоятельств и - они встречаются. Ему нужно сделать свою работу, ей - хорошо исполнить свою роль, получить отзыв о себе как об актрисе для университета. Чем закончится дело и получат ли оба желаемое? Поживем, увидим.

0

2

Я знаю, что это непростительная роскошь для человека, который мнит себя  будущим великим режиссёром - настолько ненавидеть импровизацию. Не могу сказать, что импровизация претит мне в принципе - отнюдь, в жизни я часто соображаю на ходу и выходит весьма и весьма... Но, что касается профессиональной стороны моей жизни, то здесь я - самый что ни на есть занудный и дотошный перфекционист, считающий, что достигнуть достойного результата возможно только при тщательном планировании. Я это все к чему? Да к тому, что очередной социальный ролик основательно выбил меня из равновесия необходимостью сделать все в такие краткие сроки, что при любом другом раскладе все это время я потратил бы только на подбор актеров. И пусть Бейли подсмеивается и подтрунивает, говоря, что мое творчество пока что несоизмеримо далеко от Камероновского Титаника, а посему не стоит вести себя так, будто от одной ошибки в этом деле будет зависеть судьба всего кинематографического мира, - мне начхать. И даже сейчас, когда многие вещи я просто вынужден осуществлять буквально вслепую и впопыхах, я хочу сделать все идеально, насколько это только возможно.
  В частности, если вернуться к теме подбора актеров, то, за неимением времени прослушать каждого досконально и под лупой собственной придирчивости, я впервые положился на свою интуицию, рассматривая их резюме, любезно предоставленные Университетом. Где-то увидел искру в глазах, которая в моем воображении свидетельствовала о умении "искриться", чей-то взгляд казался мне более вдумчивым и отрешенным, нежели у других, и данный экземпляр автоматически получал лиричную роль, в которой важна глубина и некий драматизм, а некоторые фото...мне просто понравились.

  Довольно банальный, по сути, социальный ролик. Моя уже не первая самостоятельная работа. Ничего сверхъестественного - просто показать, что вождение в нетрезвом виде может для кого-то обернуться вселенским горем, лишить кого-то самого ценного - в сущности, те вещи, которые известны всем. Возможно, в этом был мой шанс показать, на что я способен - сделать из заурядного сюжета видео, способное заставить людей посмотреть под другим углом на то, что им давно знакомо и порядком приелось; и я был решительно настроен свой шанс не упустить.
   Я уже битый час терпеливо дожидался, пока подтянутся последние участники проекта, больше для создания иллюзии бурной деятельности, чем из реальной необходимости, чертил какие-то крестики-нолики на потрепанном сценарии (ровно до того момента, пока их скопление не стало напоминать картину-абстракцию) и украдкой наблюдал со своего режиссёрского стула за подготовительной суетой,  ведь многих молодых людей я видел впервые после "слепого отбора". Некоторые из них, кстати, сейчас показались мне смутно знакомыми - видимо, в стенах университета мы пересекались. Университет - это как крошечный провинциальный город, где каждое лицо вызывает острый приступ дежа-вю.
  - Терренс, давай начинать? - задрав голову так, чтобы увидеть снующего за моей спиной помощника, предложил я, внезапно вспомнив, что желудок мой истосковался по еде. Режиссерский стул пошатнулся, тактично намекнув, что подобные акробатические трюки в другой раз могут обернуться неудачным кульбитом и я, приведя в хаос торчащие в разные стороны вьющиеся перья, вернул голову в исходное положение. - Жрать хочу... - уныло резюмировал я, обнаружив в художествах на полях сценария нечто похожее на гамбургер.
- Ничего. Голодный режиссер - злой режиссер. Злой режиссер - строгий режиссёр. А строгость и дисциплина еще никому не мешала, - философски заметил мой помощник и коротко отдал распоряжения, чтобы актеры для первой сцены занимали свои места, а  световик закруглялся с настройкой оборудования.
  - Вот мне, кстати, всю жизнь оч-чень мешала, - между прочим заметил я, с некоторым волнением наблюдая, как оживление в массах превращает безликий подиум с декорациями в начертанную в сценарии сцену. Пока еще не до конца оформившуюся и местами сумбурную, но уже напоминающую хоть что-то. - Хей, предлагаю для начала пройтись по сценарию. Мне нужно хотя бы посмотреть на вас, а то ведь с этими сроками даже репетиций толковых не удалось выкроить в графике... - призывно похлопав в ладоши, чуть севшим голосом продекламировал я. Интересно, хоть когда-нибудь у меня будет возможность работать так, как я себе это представлял - никуда не торопясь, оттачивая шаг за шагом каждые десять секунд, высыпаясь и успевая обедать не фаст-фудом среди вороха бумаг, а заехав домой на обед?

Отредактировано Caesar Avery (2013-09-09 18:48:05)

+1

3

Я изменилась. Нет, не внешне, не стала даже более терпеливой, чем была;, активной - особенно после смерти любимого человека, я не перестала грустить и тосковать, не вышла из того состояния, в котором пребываю уже около года, а может меньше, а может больше (давно не заглядывала в календарь, даже не знаю, какое сегодня число - лишь в курсе, что будничный день); я не выросла, не поумнела, не стала краситься как-то иначе, не научилась говорить на испанском языке - а ведь всегда мечтала. Нет. Я просто изменилась. Внутри меня еще так недавно гремели тучи, шел ливень, теперь же - кратковременные дожди и холодные несильные ветры. Я неустанно думаю о своей потере, разговариваю с Ричардом и прошу у него совета - совета, как мне жить сегодня. Он, естественно, не отвечает. И мне приходится справляться как-то самой. Брать себя в руки и находить путь наиболее простой и быстрый, чтобы прожить очередной день без него. Я так увязла в этой луже огорчений и самобичевания, что уже порядком устала. Морально, знаете. И мне противно все это. Но иначе пока не выходит. Однако да, я изменилась. Что-то со мной случилось, что-то я почувствовала, отчего пришла к такому выводу.
  Я не знаю, видят ли окружающие эти изменения, чувствуют ли их, но Даррен наверняка это ощутил тогда же, когда и я. Он ведь всегда рядом. Интересно, ему еще не осточертело со мной возиться и тратить на меня то время, которое он мог бы провести со своей супругой? Вот же черт – я думаю об этом, и мысль о существовании у других своих любимых людей больно режет прямо по сердцу. Я, вероятно, ужасная эгоистка в ваших глазах благодаря подобным думам. Что же, как знать, может вы и правы, вынося мне такой вердикт. Я не хочу это оспаривать, не хочу себя защищать. Пусть будет по-вашему. Но я лишь знаю одно, что если бы Даррен устал от меня, он бы давно мне об этом сказал – просто потому, что он такой человек. Он бы не стал церемониться. В прочем, я ему премного благодарна. За все. И я не знаю, как могу перед ним отчитаться за такую огромную помощь с его стороны. И я хочу сказать ему огромное спасибо за то, что он вынудил меня вновь взяться за учебу. Он прекрасно понимал, что пока что ничего путного от этого не выйдет – моя кислая мина, постоянно задумчивый и отсутствующий в реальном мире взгляд так  будут преследовать меня, пока я не приму свою боль и потерю, пока она меня сама не отпустит. В общем, я рада, что вернулась в ряды студенток. Но и… Так же этому не рада. Вот такой вот сумбур выходит.

  Я знала, что опаздываю уже минут на десять: мне успели сообщить об этом три одногруппницы и одногруппник, которые вместе со мной были выбраны для какой-то там постановки что ли – я не вдавалась в подробности, просто кивнув на чей-то, грубо говоря, приказ: «Ты идешь, и это не обсуждается», - примерно так было сказано мне, посему отнекиваться не было смысла. Я опаздывала, и помимо, так сказать, коллег, мне об этом сообщали часы в такси, в котором я добиралась до места назначения, и время в моем телефоне, что не переставая вибрировал в моей сумочке. Однако ничто из перечисленного меня больно-то не волновало. И не поймите меня не правильно, я не пофигист по жизни. Для меня самой бестактность – дело последнее, я ее не принимала, не понимала и избегала всеми способами. Но сегодня отчего-то вышло совсем наоборот.
  Я же говорила, что изменилась.
  Итак, остаются считанные секунды, за которые мне удается проделать путь от входной главной двери по коридору к какому-то залу, где как мне было сказано, давно уже все началось. Я успеваю последний раз взглянуть на часы, согласно которым мое опоздание уже составляет семнадцать минут; толкаю дверь, что жутко скрипит и палит меня по полной программе, и прохожу к кучке ребят, стоящих напротив одного молодого человека, который что-то недавно объяснял, но вдруг замолчал, глядя строго на меня. Я вскидываю глаза и куда-то в сторону произношу совсем не искренний текст, который успела подготовить за минуту до прихода сюда:
  - Ради всего святого, простите. На дорогах жуткие пробки, а таксист решил заехать перекусить по дороге, - я пожимаю плечами, доказывая тем самым, что моей вины в случившемся нет, и ловлю взгляд впереди всех стоящего. Что же, если сейчас на меня обрушиться гнев незнакомого мужчины, он будет справедлив. Но повторюсь – меня это волнует ровно так же, как и последние обновления операционной системы Андроида.

+1

4

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Close up camera one. We montage every memory.