Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Капореджиме


Капореджиме

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Quinton Guidoni, Guido Montanelli
Место: Квартира Маргариты ди Верди
Время: 2 августа
Время суток: День
Погодные условия: Комнатные
О флештайме: Место капорджиме западной стороны вновь оказывается ваканатно. Предупреждая распри между солдатами, дон уже выбрал нового человека на эту роль.
Гвидо попросил Куинтона приехать, чтобы сообщить о его назначении...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-09-06 13:38:43)

+1

2

День. Днем Куинтон обычно исполнял свои обязанности по работе, командовал своими здоровенными ребятами и просто находил это время занятным, специальным для выполнения дел, а вечером вот, сделав все, что от него требовалось, распоряжался своей свободой как хотел - то в клубе посидит с симпатичной девушкой, то в одиночестве послушает музыку да почитает книгу или посмотрит психологический фильм. Так и прошел бы этот день, если бы не звонок, который получил мужчина на свой мобильный от Монтанелли. Обычно от Гвидо он редко получал звонки, что несомненно заставило итальянца задуматься. Что хотел от него чистильщик? После недавних событий, а их было предостаточно, Монтанелли побывал в больнице, раненный от руки Триады. Китайцы напрочь позабыли о том, где находилось их место, но ничего, члены семьи Торрели хорошо наказали их. Очень хорошо, показав, кто имеет силу и сплоченность семьи. Глаз за глаз, зуб за зуб, как говорится в народе.
Но не стоит забывать о звонке от Гвидо. В прочем, заинтересовавшись им, мужчина, услышав адрес дома и время, решил провести ожидание с пользой - связался с неким человеком по имени Андерсон и договорился с ним о девушках, которых Куин обязан был отправлять ему в бордель. Так и работает система сутенеров и владельцев борделей - "я тебе девушку - ты мне бабки".
Как ни странно, он не чувствовал жалость к девушкам, становящимся шлюхами с его"руки". Да, он способствовал этому, но это его работа, а значит нужно ее выполнять как бы он сам того не хотел. В прочем, Куин был профессионалом и не мешал работу с личными чувствами. Единственное "но" было тогда, когда он встретил Агату. Единственный и неповторимый случай.
Остальные оставшиеся минут десять Гуидони потратил на дорогу. Он немного опоздал так как потратился на нахождение нужного дома. Непонятные дома, стоящие боком, отдельно друг от друга, на поиски нужных цифр можно было потратить целую вечность, если не люди, помогшие Куину.
Наконец, когда Гуидони поднялся по лестнице и спустя минут пять уже стоял в квартире Маргариты Ди Верди, а заодно и перед самим Гвидо, Куин поздоровался, высказав, что рад видеть Монтанелли на ногах. Тот был все еще слаб, но все же мог передвигаться. Пока Гуидони не спешил перейти к делу. Когда ег пригласили пройти вперед, не стоять же ему на пороге,  Куин принял приглашение мужчины и пошел вслед за ним, оказавшись в некой комнате, якобы гостиной или просторного зала, спокойных тонов. Не такая яркая комната, не такая и мрачная. Квартира Маргариты была скромная, но со вкусом, все было учтено, продумано. В интерьере мужчина ценил именно спокойные, неяркие тона, можно даже сказать холодные, сделанные со вкусом и умом.
- Так, думаю, я приехал сюда для чего-то более важного? - что ж, чувствовал он себя неспокойно. А еще, был заинтересован. Чем больше Гвидо медлил, тем сильнее подогревал интерес. Главное чтоб не случилось чего.

+1

3

Куинтон... Гвидо много раз пересекался с ним раньше - при той деятельности, которой мужчина занимался, обязательно оставался "мусор" как раз по части чистильщика - в том случае, если "товар" реализовать не удавалось по какой-либо причине, он становился уже не тем, что необходимо продать, а тем, от чего необходимо избавиться - как можно быстрее. Благодаря этому Монтанелли получал долю почти с каждой контрабандной операции Куинтона... ранее, когда занимался ремеслом чистильщика - теперь же, когда его судьба сделала такой резкий крюк, временно поставив его во главе орагнизации, а затем - опустив ниже на пару ступеней, повесив полицейских собак на хвост, этой работой занималась его ученица, Линда. Так или иначе, но сегодня действительно был особенный случай - раньше Куинтон звонил Гвидо и просил прибыть к нему, а не наоборот. Негодна так они и работали вместе - Гвидо и Гуидони. Представители самых мрачных, самых жутких, самых чёрных из криминальных профессий, которые только существовали - по воле одного из них ломались судьбы; руками другого - стирались следы этих судеб...
Говоря откровенно, Монтанелли всегда считал Куинтона страшным человеком, хотя и никогда не говорил ему об этом в лицо, и не раз задумывался о том, не переживает ли его партнёр какие-то душевные терзания по поводу той деятельности, которая даёт ему прибыль. Конечно, Гвидо и сам был далеко не святым, и его основной талант едва ли можно считать праведным, но всё же, сравнивая его и Куинтона, бросается в глаза одна деталь - Монтанелли занимается мёртвыми, Гуидони - живыми. У мёртвых нет чувств, нет желаний, во всяком случае - на этом свете, многие говорят, что им уже просто всё равно. А живые, даже в плену, всегда остаются чьими-то детьми, чьими-то родителями, братьями или сёстрами... смерть берёт только своё. Рабство - оно берёт всё. А органы... естественно, Патологоанатом сам занимался этим время от времени - не всегда на свежем покойнике можно заработать лишь вывозом; но чтобы заниматься этим целенаправленно, специально отыскивая и похищая определённых людей, сортируя их, словно скот на бойне... Нет, пожалуй, на этом Гвидо не мог бы делать деньги постоянно. Это не было слишком жутко для него, за всю свою жизнб Патологоанатом повидал достаточно черни, но... это было не по его кодексу чести, возможно. У Куинтона был другой кодекс - и пожалуй, уж точно не Гвидо судить его. Он и не судил, и даже не осуждал. Но то спокойствие, с которым Куинтон относился к своей работе, слегка выбивало из колеи временами... И тем не менее - пожалуй, никто не мог бы понять чистильщика лучше, чем торговец людьми.
- Salve, Куинтон.
- Гвидо встретил его лично, доковыляв до двери при помощи трости - пришлось подождать немного с той стороны, передвигался он всё ещё с большим трудом, тело только-только начинало слушаться, лишаясь первых бинтов и меняя их кое-где на пластыри... хотя бы пальцы могли удерживать рукоятку - уже неплохо. - Проходи... - улыбнувшись его словам, Монтанелли неуклюже подвинулся, уступая гостю дорогу. Кроме них двоих в квартире никого не было - медицинская сестра сделала своё дело, сменив ему повязки и пижаму на свежие, и удалилась, чтобы Гвидо мог поговорить сегодня с Куинтоном с глазу на глаз. Мужчина был прав - разговор будет очень важным... Но пока Монтанелли лишь кивнул в ответ, указывая на одно из двух кресел, специально приготовленных для них двоих.
- Садись. - сам он с заметным трудом занял соседнее, с видимым облегчением расслабившись, устроившись на подушках и поставив трость на пол, оперев на правый подлокотник. Несколько секунд было потрачено на то, чтобы собраться с мыслями - а было и несколько скверные новостей; не для Куинтона лично, но для всей Семьи - в целом, и ему было необходимо знать их как раз в первую очередь. Впрочем, и торопиться было некуда.
- Во-первых, хотел выразить тебе благодарность за отличную операцию в Лос-Анджелесе; это было важно для меня лично. Спасибо. - забинтованная ладонь Гвидо коснулась плеча Куинтона. Он здорово помог Агате, да и вообще всей команде, и хотя за эту работу он уже получил свою долю, здесь дело было далеко не только в деньгах - он оказал личную услугу Монтанелли, и тот хотел поблагодарить его лично, перед тем, как перейдёт к другим новостям.
- Теперь о насущном... Стало известно, что Сэм Алессандро стучал.
- что скорее больше ударило по Гвидо, нежели по Куинтону - это Гвидо назначил его капо, когда занял место исполняющего обязанности босса, и выходит, что это было его ошибкой; Гуидони был лишь солдатом всё это время. Но он его пригласил не за тем, чтобы оправдываться за свои решения или обсуждать их... сейчас он собирался только донести до гостя решения Джованни. - Нам в руки попало несколько документов, подтверждающих его связь с ФБР. - может быть, Фокс завербовал его, или кто-то ещё - этого Гвидо не знал, да и не брался размышлять на этот счёт. Не так уж это было и важно. - И нам неизвестно, где он. Скорее всего - уже исчез из города. - куда важнее - это последствия, которых стоит ожидать. Как много Сэм рассказал федеральным агентам и кого именно сдал, откуда именно ждать удара? И сколько у них есть времени, чтобы найти его, пока он не написал против них показания?
- Западу нужен новый капо. Мы обсуждали это с Джованни...
- Гвидо взглянул на него, слегка склонив голову. Куинтон работает с Торелли не так давно, и среди остальных претендентов на это место является скорее "тёмной лошадкой" - каковой и Монтанелли сам являлся, когда занял место босса; немногие ожидают, что киднеппер займёт место капореджиме - тем лучше. - Ты знаешь людей, доказал свою верность, хорошо зарабатываешь для Семьи. И Тарантино к тебе хорошо относится. Мы с Джованни считаем, что взять Запад должен ты.

+1

4

Доказать свою верность - это не значит заглядывать в рот начальству, бегая на задних лапках, это значит выполнять с профессиональным знанием свою работу. Вызывать уважение - значит держаться с должной гордостью, а не глупой гордыней, при этом, плюс ко всему, не обязательно прогибаться перед теми, кто выше и богаче по социальному статусу. Нужно знать, куда и к чему стремиться. Знать себе цену и ни в коем случае не унижать себя, как любят это делать серые личности. 
Куинтон был уверен в собственных силах, жизненных позициях. Смелый, решительный, знающий толк в той отрасли, где он работал. Работа у него была отвратительная, по-честному сказать, редко кто отважится пойти на такое. Он ломал жизни множеств женщин, попавших на крючок итальянца, а так же работал с человеческими органами, прямо отправляя их на черный рынок.
 Он рушил судьбы людей. И разве должен был пойти таким путем Куинтон? Раньше, еще будучи молоденьким, он не знал, что зайдет настолько далеко, когда впервые познакомился с бандой малоопытных воров. Гуидони видел смерть своими глазами, видел глаза полные слез, слышал крики и мольбы Богу. Со спокойствием, можно сказать хладнокровием, мужчина смотрел на будущие жертвы и, не моргнув и глазом, убивал человека. Морально. Нет ничего святого, во что бы он верил. Знает, что его душа не будет покоиться с миром. Он тот, кого должны бояться, как страшного сна. 
Иногда итальянец задумывался о своем предназначении. Он даже не представлял, кем бы стал, если бы не та встреча с Витторе, поменявшая его жизнь. Его взгляды, привычки, любимое дело. Да, он ценил то, что сейчас есть. Кажется, Куин свихнулся или стал сумасшедшим, но он не видит себя в ином обличье, не хочет ничего менять и бежать от этой черной бездны. 
Что он ощущал? Усталость. Он крутился, как белка в колесе, слишком погряз в рутине жизни, что даже не помнил, какое сегодня число и месяц. В последнее время навалилось много работы, которую нужно было обязательно исполнить в назначенные сроки. Куинтон не может подводить, ну если вдруг подведет, то ему не будут доверять, а это могло лишь значить, что им пренебрегут в следующий раз и найдут более подходящего партнера, умеющего держать свое слово. Никому не пожаловаться, кроме как, конечно же, псу, знающего предостаточно о своем хозяине. Но Куин не жалуется, знает, что бесполезно, да и попал же сам в ту сферу, где он должен быть верен своему делу и решениям, а по иному никак. Без преодоления трудностей никуда не пойдешь. 
Все, чего хотелось, точнее, к чему, - к морю. Окунуться бы в него, забывшись. Вода успокаивает, в особенности Гуидони, любившему плавать. Заплывая далеко, за буйки, мужчина терял грань реальности и фантазии, восхищаясь волнами, которые подхватывали его, качая из стороны в сторону, даруя расслабление. У многих стихия - воздух, огонь, у Куинтона - вода. 
Мечта - уехать к нему, загадать желание, как в детстве, и просто закрыть глаза, радуясь легкости, чувствует  которую Куин в бескрайнем море. Почему мечта? Работа! Итальянец обещал себе каждый день исполнить ее, но дела не терпели пренебрежения, и в итоге становилось все больше отлагательств со словами "должен", "обязан". В ближайшем он тоже не найдет времени на свое "успокоительное", по-крайне мере, на ближайшую неделю точно не предвидится встречи с долгожданным темно-синим неспокойным морем. 
Мысли в момент пребывания в гостиной комнате Марго текли настолько медленно, что Куин, осматривая дизайн гостиной и изредка кидая взгляды на Гвидо, совсем отвлекся, позволив прослушать часть информации, высказанную из уст седовласого мужчины. Хотя, подключился Гуидони быстро и даже прокомментировал следующую фразу Монтанелли. 
- Сэму Алессандро я никогда толком не доверял. Кхм, неудивительно, что он сбежал. Думаю, мы его поймаем, он далеко точно не уйдет.
Вот Сэму Куинтон и в правду не верил никогда, подозревая его в предательстве. Действия, которые он проделывал за спиной Торелли, были непростительны. Сливал информацию ФБР? Интересно, чем поделился Сэм агентам? 
Пожалуй, раздумывая над сказанным, Куин понимал, зачем он здесь, но до конца не верил тому, к чему сейчас его готовил Монтанелли. 
- Мне приятно, что Вы цените мою работу, Гвидо. 
Улыбается. Сжимает одну руку в кулак, глядя прямо в глаза чистильщику. Куин был словно маленьким мальчиком, выслушивающий похвалу от директора. 
- ... взять Запад должен ты.
Вот он поднялся на новую ступень, получив звание капореджиме. Удивительно. Он не долго находился "бок о бок" с семьей Торелли по сравнению с остальными членами чтобы занять такое серьезное звание, но, видимо, на это рассчитывали, выбирая капореджиме Гуидони. Никто не подумает и для отвода глаз и слухов отлично сработает.
- Главное чтобы Вы не сомневались в моих силах. И я в действительности покажу свою готовность взяться за должность. Кхм, только вот, есть то, с чем мне нужно будет ознакомиться?

+1

5

Усталость... Гвидо не соврал бы, заявив, что чувствует то же самое - хотя, возможно, и немного по другому поводу, нежели Куинтон. Напряжённая обстановка в Семье было делом вполне привычным для него, бок о бок просуществовавшего с этой Семьёй, в этом городе, целых тридцать лет - выходит, почти в десять раз больше, нежели Гуидони, хотя это не имело совершенно никакого значения - Монтанелли многое повидал, многое пережил и многое помог пережить остальным членам Семьи за эти годы; опасность войны с другой криминальной группировкой, не вполне стабильное положение внутри семейного круга - это не слишком пугало его, всё это он уже переживал, и не раз; даже прессинг полиции не был катастрофой. Гвидо чувствовал усталость от того, что он сам занимает не то место, которое должен был занимать, его утомляли решения, за которые он был полностью ответственным четыре месяца, пока временно возглавлял организацию, и за которые всё ещё отвечал отчасти и сейчас, помогая Джованни встать на ноги. Решения, похожие на те, что и привели его к такому состоянию, что он становился похож на египетскую мумию по количеству бинтов и цвету кожи - впрочем, кто знает, может, он и не получил бы власти, не затеяв этой потасовки с китайцами - всё взаимосвязано, и делая очередной выбор - ты всегда доказываешь что-то, своим товарищам по оружию, боссам, себе самому... Опыт был одним из главных союзников, пока он был чистильщиком, соприкасаясь с каждым бизнесом понемногу, но не отвечая ни за что, кроме своей работы; теперь же он играл против него - Гвидо ощутил, что стареет, получив власть в свои руки. Власть, которой он на самом деле никогда не хотел. Пожалуй, совсем не та тема, на которую следовало бы говорить с Куинтоном, которому предлагалось занять пост капо. 
- Время покажет... - Алессандро, возможно, был предателем; но уж точно не был дураком... иначе Гвидо не поставил бы его руководить западной стороной в своё время. Найти его будет не так просто. Впрочем, куда более, чем вопрос вендетты, Гвидо заботил вопрос безопасности - Сэм знает много, но не станет разбрасываться своими знаниями попусту, и не станет сливать всю информацию сразу - ради собственной же безопасности, ради страховки; федералы порой такие же ублюдки, как самые отъявленные из головорезов, за которыми они охотятся - и стукача, рассказавшего всё до последней подробности, они могут выбросить из-под своего крыла ещё легче, чем взяли его туда, дав его друзьям расправиться с ним... Вместе с Сэмом престали существовать и его счета. Банковские контакты Торелли сгорели почти на три четверти.
- Я очень её ценю, поверь. И не я один. - и есть, что ценить - помогали ли Куинтону в этом или нет, но за четыре года работы на Торелли он достиг большего, нежели некоторые достигали за десятилетия работы - в том числе, и сам Гвидо, чьё материальное положение совсем не было заоблачным. Не деньги, впрочем, определяют боссов. Монтанелли на момент своего назначения знал достаточно много, и оказался достаточно близко - фактор, за которой многие готовы были бы убрать всех тех, с кем работали. Куинтон... что определило его, как босса - это неоднозначный вопрос. Возможно, близкая дружба с Агатой - единственной, кому Джованни доверял беспрекословно, готовый даже простить то её исчезновение, которое не сразу удалось простить Гвидо. Возможно, тот факт, что он никогда не привлекал много внимания к себе, да и трудно стать центром внимания за несколько лет, да ещё при профессии, которую настолько не принято афишировать. Может быть, дело было и в деньгах, которые кружились вокруг рабов и нелегальной продажи органов - тоже немаловажный фактор. Так или иначе, Монтанелли поддержал выбор Джованни, и не потому, что у него особо не было выбора, а потому, что Куинтон и впрямь мог бы с этим справиться, в отличие от большинства солдат, многие из которых и не рвались к власти, наслаждаясь и тем, что имели. Не сразу, конечно, но со временем из него выйдет хороший лидер. Не без помощи других, разумеется - той же Агаты, и самого Джованни, и Гвидо тоже... но самой главной его опорой с этого момента станут его же люди - его команда. Кого-то он сам продвинет ближе к себе, кто-то окажется ему полезен прямо сейчас, другие, и это неизбежно, перейдут на задний план со сменой капо; но всё это ему придётся улаживать уже самому. 
- Ознакомиться... не совсем верное слово, пожалуй...
- ознакамливаются с должностными инструкциями, с документами - а в их среде подобного просто не может существовать; мафиозо живут по кодексу чести - а его Куинтон прекрасно знал и будучи солдатом, и для каждого человека Мафии он оставался неизменным - будь ты главной Семьи, капо или солдатом, неважно. - ...но есть несколько вещей, на которые необходимо будет обратить внимание. Первое - это люди, которым ты бы мог и хотел доверять; и второе - бизнес, которым они занимаются. Одно всегда зависит от другого, и чем правильнее ты расставишь людей - тем крепче будет твоё положение и больше прибыль. - казалось бы, откуда чистильщику, не имевшему никогда ранее собственной команды, знать об этом? Ответ поразителен в своей простоте - тяжело не видеть того, что происходит вокруг тебя, если твоя основная работа - скрывать это от всех остальных. - И отсчитывай от того, что есть у тебя самого. - торговля людьми, контрабанда людей - его ближайшими партнёрами станут владельцы секс-клубов и представители так называемого чёрного рынка. Всё ведь то же самое, как если бы он оставался солдатом - но уже на немножко другом уровне.

+1

6

В общем-то я понимал, что когда нибудь мне улыбнется удача (в которую, я, к слову, не особо верил) и я поднимусь на ту должность, о которой я не мечтал. Попросту, не потому что я не верил в себя, а потому что даже и не думал расти по мафиозной лестнице. Когда я был солдатом, мне не приходилось задумываться о подопечных, которые равнялись бы на меня. Получив сегодняшним днем, в эту секунду, должность капо, в мою обязанность входило следить за каждым, кто был под моим крылом, и не только судить и быть сторонним наблюдателем, но и знать к каждому личный подход. Все равно, что представить, если я босс. Мания величия имеет место быть, конечно. Увы,  я не тот человек и никакими маниями не страдал. Вполне вероятно, времени не хватило отвлекаться на мыли о том, какой я хороший и прекрасный. Смотрю на Гвидо. Он интересный человек и нет в нем тех качеств, которые я не уважал. А еще, дальновидный и на все он имел собственную точку зрения. Внимательный. Не зря ему доверяют в семье. На него можно положиться. Ко всему букету положительных критерий идет, наверное, возраст. Пятьдесят - это не семнадцать и не тридцать. Полтинник - это цифра, которая говорит о богатом жизненном опыте человека. Бывает и такое, что человек даже под шестьдесят остается полным придурком. Только вот к седовласому Монтанелли это никак не относится.
Я поблагодарил мужчину и, взглянув на часы, был удивлен. Время шло быстро. Не успел и глазом моргнуть, как говорится. Поэтому мне пришлось извиниться за свой скорый уход и пройти в прихожую, где я уже наспех надевал начищенные до блеска кожаные туфли.
- До встречи, Гвидо.
Улыбка коснулась губ и я выхожу из квартиры. Осталось только доехать до места встречи с одним важным человеком, поговорить с ним о чем-то сугубо важном, скорее надавить, и я буду свободен... Свободен несколько часов, пока не придется выбирать следующую жертву в мою широкую двуспальную кровать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Капореджиме