Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » This music was her rescue.


This music was her rescue.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://f3.s.qip.ru/JqTa6AcP.jpg

Кто? Деслин и Розали.
Где? Парк Сакраменто.
Когда? 6 сентября, 2013.
О чем? *чуть позже*

Отредактировано Rosalie Breezing (2013-09-06 21:08:08)

+1

2

Как сказал один довольно смышленый человек – сон для слабаков. И дело было даже не в том, что Делсин и его неуемная натура, требующая если не пятиминутного, то постоянного удовлетворения желания в каком-либо действии, но в том, что на данный момент ночь являлась его лучшим спутником. Да и вообще остатки прежнего образа жизни, который многие бы посчитали саморазрушающим, все еще были внутри парня и выливались хотя бы в то, что ночью он абсолютно не мог спать. Он уже давно привык, что никогда не смыкает глаз ночью, постоянно что-то делая или же занимаясь чем-нибудь если не общественно-полезным, то творческим это уж точно. Он привык встречать рассвет, наблюдая за тем, как солнце медленно поднимается из-за домов, проникая в его окно и под этот выход собираясь на работу. Он привык сидеть весь день на работе на одном месте, отсчитывая часы до того момента, покуда не сможет уйти домой, что бы после, упасть на кровать и проспать где-то до полуночи. А там вновь проснуться и вновь вершить все заново.
Правда было одно «но» и оно выливалось в то, что не смотря на то, что Роу нравился такой его образ жизни, другие его домочадцы его ли и каждое утро, встречая его сонными, невыспавшимися глазами, что словно говорили, что причина их невысыпания именно Делсин и его ночные похождения по дому.
Возможно именно по этому он сейчас сидит на скамейке в парке, а не в квартире, дабы не получить очередную порцию ненависти и возможного госпитализированния в ближайшую больницу, если у сестры ее и так довольно скверного характера случится плохой день. Так или иначе, но в данный момент, сидя на скамейке,  медленно перебирая струны и вслушиваясь в музыку, что издавал инструмент, он думал о многом.
Думал о том, как так случилось, что всегда боявшийся даже в собственном городе заблудиться, он оказался по другую сторону света.
Думал о том, как судьба так распорядилась, что абсолютно незнакомые ему люди оказались и самыми близкими ему по крови.
Думал о том, почему он оставил все свое прошлое позади, включая не только плохое, от которого не прочь убежать каждый, но и хорошее, то что сделало его таким, каков он есть.
Делсин не думал о том, что глухая ночь, проведенная в парке, сопровождая все это аккомпанементом довольно громкой гитары, может привлечь к себе нежелательных субъектов, что могут вступить с ним в дискуссию и в ходе диалога могут пострадать его внутренние органы и чувство собственного достоинства. Он не думал о том, что вполне возможно, где-то неподалеку где-то тоже есть нелюбители музыки поздно ночью, что могут либо кинуть в него чем-нибудь с балкона, либо вызвать полицию, что приведет к еще одной незабываемой ночи в обществе правоохранительных органов.
Так или иначе, но он просто слушал то, что выходило у него и звуки эти нравились ему все больше и больше. Они складывались в мелодию, что приобретала особый оттенок сейчас, когда он был абсолютно один, сидя здесь, на лавочке. Не всматриваясь к полутьму и резкие тени, отбрасываемые фонарями, но занятый полностью звучание, что лилось по округе. И вроде бы это нечто простое, нечто такое обычное, но, тем не менее, дающие чувство чего-то полного и законченного. Чего-то стабильного и такого родного.

+1

3

Я помню, любимый, как ты относился к этому времени суток, как дорожил им и ценил его, словно оно было для тебя чем-то важным, особенным. Ты специально к нему готовился, к этому времени. Ты его выжидал, порой сидя в своем любимом кресле или стоя на балконе, прикуривая очередную сигарету и выпуская дым, за которым я любила наблюдать. И сейчас люблю. Но теперь он другой. Чужой будто. Мне сложно это объяснить. А ты все ждал: она вот-вот придет, раскроет свои широкие объятия, и тогда можно будет начинать. Я тебя не понимала и понимала одновременно, но именно ее, ночи, боялась больше всего. Ночи, от которой ты требовал постоянно искренности, философских разговоров и тяжелых выдохов, заканчивающихся твоими теплыми ладонями, сцепленными в замок, на моем животе, и твоим подбородком, что лежал на моем плече. Ровном и горячем дыхании в мою шею. Нежными поцелуями и новыми признаниями. А я всегда боялась. Даже рядом с тобой я боялась ночи. Не так резко, но оно было. Отныне страшусь ее еще сильней. Без тебя ночью мне не выжить, потому я никогда прежде не встречалась с ней один на один, засыпая раньше, чем почернеет небо. Никогда. Но сегодня встретилась.
  Обычный будничный день, та же учеба, на которую идти мне было крайне неприятно и неохота: снова эти вопросы о моем самочувствии, любопытные взгляды и кислые мины на лицах - сочувствие уже порядком надоело. Но без него я бы тоже погибла. Оно напоминает мне о тебе. Пусть больно, но ощущая эту боль, я знаю наверняка, что еще жива и существую. Несколько пар пролетели в длительном мучении - минутная стрелка издевалась всеми извращенными способами, которые только знала. Ненавижу время. Ненавижу часы. Зачем оно есть? Кому оно нужно?
  Затем было собрание. После я осталась в библиотеке. Зачиталась. Ушла к самым дальним стеллажам, уселась на подоконнике и погрузилась в чтение книги, брать которую мне бы не следовало. О чувствах, о чьей-то любви, о чужих страданиях и прочей ерунде, которая в произведениях меня теперь лишь только смешит - все вроде написано и передано верно, но я так остро ощущаю ложь автора. Он не был в этой ситуации, а пишет о ней. Откуда здесь возьмется правдивость?! И почему они, писатели, так поступают с нами, обычными читателями? Никому нельзя верить. Писакам особенно.
  Однако я зачиталась. Университет давно опустел, и, благо, дверь в библиотеке еще не закрыли на ключ, я успела выйти. Удивление охранника не заставило себя долго ждать - я лишь грустно усмехнулась, кладя на стол старому доброму дядюшке Сэму ту самую книгу, что так меня увлекла своей тупостью и заносчивостью - на задней стороне обложки красовался черный текст, говорящий о том, что эта книга стала одной из лучших, одной из часто переводимых на разные языки мира и тому подобное. Либо мир сошел с ума, либо я съехала давно с катушек. Бред чистой воды. Сэм кивнул мне на прощание и сказал, что бы я передавала привет родителям. Я общалась исполнить просьбу. Да. Как только, так сразу.
  Улица встретила меня сверкающим оскалом и хитрыми глазенками, в которых танцевали дикие огоньки и чертики. Я поежилась, сглотнула и намеревалась уже было вызвать такси, но, увы, не было достаточно средств для совершения вызова. Оглядевшись вокруг и прикинув маршрут, я двинулась в сторону магазина, где обычно мы с Ричардом покупали сладости домой после моей учебы. Этот путь я знала наизусть. Да и так было бы быстрее добраться до дома.
  Чужая. Эта чужая ночь. Этот неизведанный мною мир, улицы и дома. Я здесь не бывала прежде. Откуда все оно? Помоги мне, Ричард. Помоги мне не остановиться. Я помню, что впереди еще один поворот, но я уже так долго иду, и совсем не ясно, где сворачивать. Может, стоит вернуться? Я колеблюсь. Оглядываюсь. Здесь тихо. Невероятно тихо, и лишь ветер изредка нарушает здешний покой. Мне хочется шикнуть на природу, сказать ей, что б заткнула свою пасть и не мешала мне сосредоточиться. Но я не смею вымолвить и слова - вдруг станет еще хуже? Слышу музыку. Слышу струны. Гитара. Что-то приятное. Мне нужно к ней! Я чувствую, что она меня зовет и хочет, что бы я пришла! И я иду. Уверенно. Вперед. На звук.
  И вдруг мне уже не так страшно. Но как только я оказываюсь на аллее, окруженной деревьями, чьи тени напоминают мне страшные когти чудовищ и драконов, я вновь трушу. А мелодия все отчетливей слышна. Отступить сейчас? Уйти прочь? Куда?! Вновь в неизвестность? Ну уж нет. Я резко дергаю плечами, словно сзади меня кто-то за них крепко держит, и иду вперед. Мое спасение совсем близко. Я уже не различаю стука своих каблучков - их заглушает песня.
  Повелитель мелодии - молодой юноша моих лет. Он здесь совсем один так же, как и я. Не знаю, где именно "здесь", но знаю, что отныне я не одинока. Не отвлекая и не привлекая к себе внимания, я аккуратно обхожу мужчину со спины. Между нами метра полтора, не меньше; я встаю напротив и молчу. Моя поза слишком несуразна и неудобна: руки опущены вдоль тела, ноги вместе, голова чуть опущена, а взгляд устремлен исключительно на пальцы, перебирающие струны. Молчу и жду. А играет он громко и красиво. И слишком печально. Или мне так только кажется?

обещаю больше не писать простыни. перс новый, пытаюсь его прочувствовать)

Отредактировано Rosalie Breezing (2013-09-08 18:40:35)

+1

4

Делсин был тем самым человеком, что увлекшись чем-нибудь, абсолютно забывал про все остальное. Весь оставшийся мир переставал существовать, все сжималось до удивительно малых размеров. В моменты, когда он был чем-то занят, его мир составлял небольшой клочок земли вокруг него и не более того. Конечно, как и каждый, обладающий романтичным складом души, он порой поднимал глаза к небу, всматриваясь ли в яркие звезды на темном небе или же на белые облака на голубом покрывале, он начинал думать о том, насколько этот мир огромен. И насколько он сам кажется неизмеримо маленьким, по сравнению со всем остальным.
Но не сейчас. Сейчас все ровным счетом наоборот. Он ощущает себя не то что центром мира, пусть даже и своего, но чем-то довольно приближенным к этому. Приближенным хотя бы тем, что в попытках делать то, что ему нравится, он углубляется все дальше в дебри сознания. Руки уже просто машинально зажимают лад и заставляют музыку появиться на свет. Все это происходит абсолютно на автомате, в то время как мысли летают где-то далеко.
Он думает о многом, думает о приближенном, о том, что ему делать завтра. О том, стоит ли звонить Ассоль, приглашая ее куда-нибудь или лучше пока  подождать, из-за возможности, что та еще обижается. Возможно стоит наконец сделать у себя уборку и  пораспихать весь свой хлам по разным углам. Возможно следует придти пораньше на работу, что бы успеть доделать начатую вчера работу. Но в тот же миг мысли уносятся куда-то дальше, куда-то вперед. Он начинает думать о далеких вещах. О том, как сейчас поживает его мать на другом конце света. О том, как бы сложилась жизнь, не прибудь  он сюда. О людях, которых он никогда не встречал и которых никогда не видел, но осознавал, что те существуют. О этом мире  в целом, а так же о том, как порой тот сводит людей вместе, заставляя встречать в самых необычных местах.
На миг он открыл глаза и понял, что теперь не один. Прямо перед ним стояла девушка. Она стояла смирно, словно прогнулась под какой-то невидимой тяжестью, слушая его и при этом не совершая никаких движений, словно и неживая. Будь здесь еще хоть кто-нибудь он, возможно, даже не обратил бы на не внимание. Но сейчас была глухая ночь и он даже толком понять не мог, откуда появилась незнакомка. В голове тут же всплыли рассказы про призраков и прочую ересь, которой пугали детишек. И сейчас, в это время суток, даже самый абсурдный из рассказов казался правдой.
- Вам помочь, мисс? – Делсин прижал струны, заставляя их замолчать и убрал гитару в сторону. Взгляд внимательно скользил сначала по девушке, а после и по всей улице, не улавливая здесь больше никого. Даже фонари, казалось, решили гореть более тускло, освещая меньше пространство.
Чувство постоянного вмешательства, что обычно заставляет подойти к незнакомцу на улице, предлагая ему помощь, даже если тот о той не просил, постоянно была в Роу. Так его учили, с такими мыслями он рос. Хоть дядя и был лентяем и представлял собой не особенно деятельного человека, он всегда готов был придти на помощь и, что самое главное, не уходил от проблем чужих людей. Возможно именно по этому он оставался с матерью до последнего. Так или иначе, но именно Оскар оставил в нем тот самый след, который  размашистым отпечатком высматривается по всей дороги его жизненного пути. Не быть глухим к посторонним, даже если очень хочется. Даже если ты устал.
- С вами… что-то произошло? – Делсин всматривался в слишком уж грустное лицо, что казалось таким потерянным, особенно сейчас. Если девушка и призрак, бродящий по парку, то это очень грустный призрак.

0

5

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » This music was her rescue.