vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » невысказанное меня душит


невысказанное меня душит

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Max & Scarlett Brown
Место: квартира Макса
Время: 3 сентября 2013 года
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: не имеют значения
О флештайме:
give me a reason to love you
give me a reason to be a woman
i just wanna be a woman

http://25.media.tumblr.com/fdeab97e8c08dec465bbb686f5cfef98/tumblr_mph8bvJO8m1sn04n3o1_500.gif

+1

2

Он смотрит мне в глаза...
Кругом чужие лица.
О чём бы я не пела,
Всё чувствует наоборот.

Мои мысли совершенно не давали мне покоя, порой заставляя меня поступать так, как я искренне считала, что поступать нельзя. Мой разум буквально провалился в осеннюю спячку, и я мыслила исключительно сердцем, позволяя себе пойти на любой риск, на любое сумасшествие. Близкие не узнавали меня, лишь одна Бони говорила, что все изменения пойдут мне на пользу. Я тоже в это верила, наконец, давая себе ту самую желанную свободу слов и действий.
А сегодня, сегодня был особенный день, исключительный, и, к сожалению, а может быть и к счастью, последний из моей жизни в городе Сакраменто. На данный момент я действительно верила в то, что уеду навсегда. Нью Йорк манил своей независимостью и свободой, своими яркими огнями и совершенно незнакомыми лицами, самостоятельной жизнью, а главное, шансом, все начать с нуля. И я, словно мотылек, тянулась к этому ночному фонарю, прекрасно понимая, что обожгусь, но знаете, мне хотелось обжечься, я осознано делала шаги вперед.
Вечер, холодный вечер, промёрзлый и на удивление тихий. Небо, казалось, опустилось ниже возможных рамок, нависая над моей белокурой головой блестящими звездами. Все мое окружение казалось мне каким-то романтично сказочным, то ли этому причина выпитая бутылка шампанского в честь моей приближающейся свободы, то ли дело в другом…
Ноги сами несли меня к его дому, я шла на автомате, как маленькая дурочка, улыбаясь каждому случайному прохожему. Заплетаясь в каблуках и путаясь в легком шарфу, уверенная в своем решении, все же шла, совсем не представляя, что именно я скажу ему, когда двери перед моим носом откроются. Наверное, начну с банального - привет, а там разговор завяжется сам.
Хочется увидеть его глаза, оливково-карие, с присущей только ему безуминкой, вдохнуть его мужской запах, быть может, попрощаться…
Письмо Брину уже было написано, моя совесть чиста, и по сути своей, перед Максом я совершенно не планировала отчитываться, но сердце ныло, утверждало без остановки – иди к нему, тебе это необходимо, жизненно необходимо, просто иди.
И я шла, спотыкаясь и снова возвращая своей спине безукоризненно прямую осанку бывшей балерины. Шел дождь, а я не обращала на него внимания, витая в облаках и прокручивая в голове вновь и вновь сюжет нашей встречи. Я улыбнусь ему, осторожно, чтобы моя улыбка не была похожа на оскал. Я иду с добром, без намерений в очередной раз нахамить и оскорбить его. Он должен это понять, увидеть и сдаться, забыть о войне… Не знаю точно, чего я хотела, но надеялась, искренне надеялась, что стоит мне будет перешагнуть через порог нашей квартиры, я тут же найду все ответы на свои вопросы.
И вот знакомая дверь перед моим затуманенным алкоголем взглядом, рука дрогнула от неуверенности, честно сказать, я испугалась, и только сейчас, когда, казалось бы, отступать было некуда, голову мою одолели сомнения. А если его здесь нет? Что если он не один? Но палец уже коснулся пластиковой кнопки, и трель звонка показалась такой оглушительно громкой, что я зажмурилась, слегка втягивая шею в замерзшие плечи.
Мысленно считаю до трех, стучу каблуком в такт своему счету, тайно надеясь не услышать шум шагов, но увы… Тихий шорох за спиной, мужское бормотание, кажется, он даже не посмотрел в глазок, прежде чем открыть двери и встретить меня взглядом своих кофейных глаз.
- Здравствуй. – от холода голос дрожит, и я неумело улыбаюсь, словно мне снова пятнадцать лет, а он пришел со своими родителями на наш званный ужин. Вспоминаю, как дико смущалась и постоянно смотрела в зеркальце, поправляя свои волосы, вот и сейчас рефлекс сработал, и я убираю влажную прядь светлых волос с лица. – Ты один?

+1

3

Nana feat. Ray Horton – Remember The Time

Я только пришел с работы, стрелка часов уже уверенно подползала к двенадцати. В моей голове не было никаких планов на сегодняшний вечер, ни девушек, ни походов в бар, ничего. Я собирался провести вечер в нашей со Скарлетт квартире в гордом одиночестве, скрашивая досуг просмотром хорошей комедии или динамичного боевика.
Настроение было тревожное, в груди словно что-то клокотало и не давало мне покоя, вот-вот должно было случиться что-то неожиданное. Не смотря на то, что у меня нет интуиции, сейчас я был уверен в том, что у моего непонятного, взволнованного настроения очень скоро появятся причины. Я словно ждал того, что в дверь позвонят, стоил догадки о том, кто бы это мог быть: соседка, решившая одолжить баночку соли или быть может Миранда, которая приехала, чтобы окончательно расставить все точки в нашем с ней романе. Ее смиренность и равнодушие иногда удивляли меня, точнее убивали  и разочаровывали, словно ей, моей любимой девушке, было все равно, где, с кем и когда я провожу свое время. Недавно мне сообщили, что видели ее в кафе с высоким светловолосым мужчиной, а это означало только одно – мы оба друг другу уже давно не нужны, просто удобны.
И меня это не устраивало. Я несколько раз вставал с дивана, подходил к двери и прислушивался к шорохам по ту сторону, несколько раз брался за сотовый телефон и попеременно перелистывал номера всех своих родных, думая над тем, кому и что я должен был сказать и не сказал.
Но таковых не находилось, со всеми людьми в моей жизни без исключений все протекало гладко и равномерно. Я никого намеренно не обидел, не задолжал денег и не хотел приглашать в кино, поводов звонить кому бы то ни было решительно не было.
Я спрятал телефон под подушку и снова попытался сосредоточиться на просмотре киноленты, но сюжет пролетал мимо меня, картинки просто менялись перед глазами без всякого осмысления.
Когда я уже почти заснул, решив, что мое шестое чувство, это полная ерунда, в дверь позвонили. Я подскочил на диване от такого неожиданного сейчас, но в то же время долгожданного звонка, надевая джинсы и футболку и подходя в входной двери. Моя рука коснулась холодной железной ручки и тяжелая створка распахнулась. Я не посмотрел в глазок, не спросил, кто за дверью, я спешил скорее увидеть своего незваного гостя, интриговавшего меня весь вечер.
И тут я увидел ее – растрепанные светлые волосы, сияющая улыбка на лице, словно это не Скарлетт Стоун, а какая-то ее видоизмененная улучшенная копия, совсем как в юношеские годы, когда она со мной почти не разговаривала, но всегда улыбалась и сводила своей улыбкой с ума…
- Привет, - как-то робко и даже потерянно пробормотал я, впуская внутрь нашей теплой квартиры.
- Ты промокла, - и снова невнятные речи, спешу помочь ей снять верхнюю одежду, касаясь хрупких плеч.
- Не ожидал тебя увидеть, что-то случилось? – Больше никаких мыслей не приходило в голову, я не знал, что могло побудить Скар прийти ко мне после всего того, что между нами было. А было в основном только плохое: стеб, ссоры, ругань, ее слезы и мои маты. Настоящая семейная жизнь, не зря же говорят, что хорошее дело браком не назовешь, и это при том, что мы не жили вместе.
Но сейчас… Сейчас она была совершенно другой, она была маленькой и беззащитной девочкой, которую мне хотелось защитить, и я обнял ее за плечи, прижимая к своей груди. Молча, без лишних слов. Может быть мы просто постоим так. Наслаждаясь теплом и запахами, и все само собой пройдет, и мир станет другим?

+1

4

То, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно.
Angus And Julia Stone – The Devil's Tears

Стоит ли говорить, что с его появлением на пороге, сомнение ежесекундно улетучились из моей головы. Я так и стояла, неуверенно переминаясь с ноги на ногу и все так же глупо улыбаясь, словно мне было нечего сказать… Казалось, за меня обо всем говорит мой пьяный и счастливый вид, словно сбылось мое давнее желание, о котором я грезила сутки напролет. Он здесь, передо мной, озадаченно смотрит на меня золотистыми глазами, жестом приглашая внутрь. Его голос звучит взволнованно, это меня радует, я волнуюсь не одна…
- А? – ах да, моя одежда была почти насквозь сырой, ослепленная приближающейся встречей я совсем не обращала на погодные условия никакого внимания. Да и я любила дождь, любила шлепать босыми ногами по лужам, жаль, что шанс наслаждаться жизнью и веселиться вдоволь мне предоставляется не часто. Но завтра я уеду из этого города, сегодняшний день станет только прошлым, и я не хочу жалеть о не содеянном. – На улице дождь. – и глупый смешок, когда Макс пытался снять с меня длинный мокрый шарф, а я закрутилась как юла, выпутываясь из оков мокрого и прохладного шелка. – Надеюсь, будет гроза. – и взгляд в окно, в большое и высокое, через которое открывался прекрасный вид на городской залив.
Снимаю туфли, скидывая теплую мокрую кофту. На мне были лишь черные брюки и блузка, именно в этом виде я отправилась сегодня на работу, а после зашла в местный бар, якобы отметить удачный выпуск журнала. Как же, я лишь набиралась храбрости перед более важной для себя встречей. Встречей со своим мужем.
- Случилось? Да нет, ничего такого, о чем тебе стоит переживать. – было даже как-то удивительно, что он не ерничает и не грубит, почему мы раньше не разговаривали друг с другом в нормальном тоне, не улыбались друг другу, вот так просто, как старые знакомые, как друзья детства, как муж и жена…
Пахло от него по особенному, смешение настоящего мужского аромата с запахом какого то дешевого одеколона, едкого, от чего щекотало в носу и я незамедлительно чихнула, закрывая ладошками нос и снова радостно и пьяно щурясь.
- Немного выпили на работе, отмечали с девочками выход журнала. Я уволилась. – словно подготавливая к важному признанию. Не знаю, мне захотелось ему рассказать, почему нет? Я же для этого сюда пришла, увидеть в последний раз и попрощаться, не выяснять отношения и не думать о былом. Мы оба знаем, что прошлое не даст нам быть вместе, хотя вряд ли Макс сам задумывался об этом. В его голове всегда гулял шальной ветер, и я уверена, он никогда не отвечает за то, что говорит или делает. И если для него тот случай возможно ничего совсем не значит, для меня он открыл двери в какую-то новую жизнь, в настоящую.
Знаете, когда ты попадаешь в такую ситуацию, у тебя есть несколько вариантов выхода. Очень многие, а скорее большинство мстят, уверенные, что если засудят своего обидчика, обида пройдет. Они жалуются и ноют каждому встречному, как они несчастны.
А я счастлива, нет, серьезно, счастлива. Если бы не та ночь, я бы никогда не посмотрела на Макса реальным взглядом, не узнала какой он… полный комплексов, сомнений и предрассудков. Он так же носит маску, как и я, у нас с ним так много общего… наверное, именно тогда в моей голове что-то и щелкнуло, именно тогда я в него и влюбилась.
Так странно, наверное, только ненормальные личности типа меня могут влюбиться в своего насильника.  Но это мой насильник, мой человек, мой муж, мой Макс, я видела его в последний раз, и мне хотелось хотя бы эти последние минуты быть и с ним, а главное с собой честной.
- Я переезжаю в другой город. – это не было сказано с долькой грусти, я не жалела, предстоящий переезд казался мне самым важным и счастливым событием в моей жизни, - И я пришла попрощаться. – мы так и стояли в коридоре, не дойдя до гостинной всего пару шагов. Я знала тут каждый сантиметр, хотя и была здесь всего пару раз. Там спальня, а за ней ванная, эти мелочи все никак не уходили из моей головы, когда я на носочках осторожно подбиралась к нему ближе – к мужчине, рядом с которым мне очень хотелось быть настоящей женщиной, утонченной, хрупкой и защищенной, его женщиной.
Пальцы скользят по хлопковой ткани его майки, словно хватаясь за спасательный круг в надежде остановиться. Но нет, не хочу и не буду, так и не убирая с лица блаженную улыбку, сталкиваясь с ним лбами, окутывая его лицо дымкой своих влажных прохладных волос и касаясь губ ласковым поцелуем, отдающим вкусом шампанского.

+1

5

Lara Fabian – Je T'aime

- А ты любишь грозу? – Удивительно, мы так долго знакомы, мы женаты, но мы совершенно ничего друг о друге не знаем: ни любимых книг, ни фильмов, ни блюд. Задумчиво смотрю в большое, распростертое на всю стену окно, и вижу огни ночного города, а еще крупные капли дождя, ударяющие по стеклу.
- На улице холодно, - я невольно поежился, пожимая плечами и стряхивая с себя крупные капельки влаги. Если я и любил наблюдать за буйством природы, то только из окна собственной квартиры, где тепло, уютно и потрескивает камин.
Ее визит был странным и непонятным, если ничего не случилось, то что заставило Скарлетт прийти к заклятому врагу? Это вина шампанского, пленившего разум? Или просто наша квартира находилась по близости от ресторана, где молодая журналистка удачно отмечала завершенную работу?
Как бы там не было, я был ей безумно рад. Молчал, сдерживал глупую улыбку и не показывал ликующего ребячества в груди,  я тихо радовался внутри про себя. Я не мог знать, чем обернется наша встреча, но верил, что она будет хорошей, все зависит только от нас. Главное не срываться, не начинать сыпать колкостями и начать быть друг к другу терпимее.
«Уволилась» - тихий, почти беззвучный шепот Метью рассекает тишину, вкрадчиво вползая в мое сознание. Я не сразу понял, к чему она клонит, мало ли девушек сегодня положили заявление об увольнении на рабочий стол?
Но нет, за этими словами стояло нечто большее, чем обыкновенное «я уволилась». Она уволилась не только с работы, она написала заявление об уходе из своей прежней жизни, и подпись начальников для столь смелого шага ей была не нужна.
Настала немая пауза, я так и застыл в полужесте, отпуская ее плечи, но не разжав пальцы до конца, чуть отстраняясь и заглядывая в ее усыпанное золотыми веснушками лицо.
- Как переезжаешь? – Макс, а вот как переезжают? Просто собирают вещи, бережно или наспех кидают их в чемоданы, и, сжимая в руке счастливый билет, мчаться прочь… В страхах, мечтах или надеждах. А как уедет Метью и зачем?
- Зачем? - Вопрос слетел с моих уст раньше, чем я собрался его озвучить, но томиться, строя догадки, не мог.
Я не собирался ее отговаривать, вырывать из рук кредитные карты и преграждать путь своим крупным телом. Нет, силой человека не удержать. Я просто хотел понять «а зачем?». Чего ей не хватает здесь?
Свободы? Но наш брак не раствориться от смены места жительства, а формально ее женскую свободу никто не ограничивает, никто ничего не запрещает и ни на что не претендует.
Разве что пресса, ходившая за нами по пятам и буквально наступавшая на ноги, но сбегать из-за парочки ушлых журналистов не в стиле Скарлетт. В ее побеге должен крыться более глубокий смысл. Вряд ли она сейчас выложит все как на ладони, скорее всего, отделается дежурными фразами, мол, там больше возможностей, больше шансов построить карьеру и лучше экология. А мало ли сколько «а там…» она придумает еще... Я в это не поверю.
- Значит, прощай? – Наклоняюсь к ней так близко, что она может чувствовать запах моего одеколона, тепло моей кожи…
Она осторожно подходит ближе, я ощущаю, как ее уверенные руки цепляют край моей футболки, притягивая меня еще ближе, еще ближе на пару сантиметров.
- Прощай. – И наши влажные губы медленно сливаются в поцелуе, нежном, чувственном и умиротворенном. Прощальном.
- Куда ты уедешь? – Отрываюсь от нее на секунду, продолжая властно сжимать хрупкий девичий стан и припирая Скар спиной к шкафу-купе, стоявшему в коридоре.
- Куда? – Повторяю свой вопрос еще тише и снова целую, снова прощаюсь, утрамбовывая в своей голове мысль о том, что я больше никогда ее не увижу. Никогда.
Может быть, за свое счастье стоит бороться? Может быть стоит хоть раз в жизни повести себя по геройски и сказать о своих чувствах? Сказать тогда, когда она сможет это воспринять?
Но это ничего не изменит, она не передумает… забираюсь пальцами в ее влажные спутанные волосы, задыхаясь от желания снова овладеть ей единственной.
Так мы и стояли в полутемном коридоре, глядя друг другу в глаза и чего-то ожидая. Никому ненужных объяснений, точек над «i», расставания такого, которое запомниться на всю жизнь? Чего?
Беру ее за руку, поднося теплую ладонь в своим губам.
- Я буду по тебе скучать. Добейся всего, чего ты так хочешь, - а что она хочет? Пробить  жизненный путь своим силами и своим умом? Она сможет, я знаю, главное верить в себя, просто, непоколебимо и безоговорочно верить.
Рьяно колотил по стеклу дождь, за окном послышались первые раскаты грома, небо пронзила ослепляющая глаза молния. Но мы словно не слышали гнева природы, мы были слишком увлечены друг другом, такие непохожие, ненормальные, недоступные друг для друга люди.

+1

6

Стучу по твоей крыше,
Но ты не услышишь,
Ты как всегда ничего не поймешь,
Но не стану я тише,
Мои капли напишут на твоем окне
"Это был дождь..."

Порой мне хочется стать, кем угодно, кроме себя самой. Образ Скарлетт Метью Стоун казалось поглотил всю меня настоящую, как часто мне приходилось возвращаться к шаблонным высказываниям и поступкам, как часто мне приходилось действовать так, как было указано в моем личном негласном уставе. Я устала так жить, устала притворяться и обманывать окружающих меня людей. Я была слишком взбалмошной и ненормальной девчонкой, для того, чтобы суметь долго держать себя в условленных границах.
Как я оказалась в этой квартире? Мне бы очень хотелось объяснить вам доступно мотив своего поведения, но я не могла ничего сказать кроме – меня привело сюда сердце. Эта была моя последняя ночь в Сакраменто, и я дико желала провести ее вместе с тобой. Мне было не важно, чем мы займемся, будем ли снова выяснять отношения и сыпать друг другу на голову оскорблениями, или же мы увалимся спать, перед сном посмотрев вечерние новости, или может…
- Люблю. – Согласно кивая головой и едва заметно улыбаясь. Я сравнивала себя с грозой, яркие вспышки молнии как нельзя точно могут охарактеризовать мой пылкий нрав. А ведь кажется, всего лишь дождь, спокойный, вечно хмурый и угрюмый, и тут его пресекает ослепляющая вспышка энергии, громкий грохот, неведомая сила, которая хранится в пасмурной мгле дождливых туч. Но и дождь однажды кончится и уйдет, ты же понимаешь это? – А ты?
Мне нравился твой голос, сегодня такой волнительный и дрожащий, это подкупало меня, заставляя делать шаги навстречу и соглашаться со своим внезапно проснувшимся сердцем. Оно колотило с такой силой, что я боялась не расслышать твоих требовательных вопросов.
- Ты расстроен? – Не то, чтобы я не ожидала такой реакции, хотя да, не ожидала, тихо млея в твоих крепких руках и не желая отвечать на твои вопросы. Лишь тихо смеюсь над твоим волнением и легкой злостью, в улыбке обнажая белоснежные зубы. Провожу рукой по твоей груди к шее, словно желая успокоить тебя и отвлечь.
- Макс, это не имеет значения, совсем не имеет. – Какая разница, куда я уезжаю? Неужели эта информация могла что-то решить в наших непростых отношениях, в нашем браке? Мы никогда не уйдем далеко, у нас не будет крепкой и счастливой семьи, фотоальбома с совместными фотографиями и памятными записками. Это не про нас, мы слишком… Мы оба слишком властные и гордые, мы не сможем уступить друг другу, мы не привыкли казаться слабыми. А я рядом с тобой я становлюсь именно такой – уязвимой, ранимой – я становлюсь твоей женщиной, прислушиваясь к каждому твоему движению, подчиняясь и желая продолжения.
Твои губы касаются моей ладони, и я не желаю останавливать это легкое мгновение, такое воздушное и хрупкое, что казалось любой мой через чур глубокий вздох разрушит границы нашего внезапного маленького счастья.
В эти секунды я действительно была счастливой, глупой влюбленной девочкой, что млела от любого неловкого прикосновения, от требовательного взгляда. Ты что-то сконцентрировано говорил, а я пыталась вспомнить, как много бокалов шампанского успела выпить этим вечером.
- Знаешь, я не так уж много выпила. – Внезапно перебиваю тебя, проводя указательным пальцем тонкую линию вдоль твоей нижней губы, в тот момент, когда ты снова хмуро говорил о моем будущем переезде. – Мне совсем не хочется уходить.
Хотя ты вроде и не прогонял меня, сжимая в объятиях и прижимая спиной к деревянному шкафу. Ты держал меня так крепко, что я волей не волей вспомнила ту роковую ночь, которая, пожалуй, как раз и сделала нас не чужими людьми.
- Полегче я не собираюсь сопротивляться. – не знаю, о чем ты сейчас думаешь, но мне очень хочется знать. Забраться в твою голову и прочесть там ту сокровенную информацию обо мне, об этом моменте, о нас в общем.
Что ты думаешь, расскажи?
Я понимала, что не стану для тебя особенной женщиной, ты слишком многих попробовал на вкус, чтобы верить в то, что одна единственная сможет зацепить тебя одним лишь своим образом. А кто я? Всего лишь Метти, девчонка из твоего прошлого, жена в твоем настоящем, кем я буду в твоем будущем? Боюсь, что всего лишь воспоминанием. Так будет лучше для нас обоих, и по твоему горячему дыханию, что обжигало мой подбородок, я чувствовала, что ты тоже это понимал.
- Давай попробуем сно… - и смущаюсь, закрывая глаза и пряча нос в твоей шее, не сумев произнести свое предложение вслух. Давай попробуем снова? Мне действительно хочется узнать, как бы было все тогда, если бы.. Если бы мы не сопротивлялись друг другу? Ты не скрывал свою тягу ко мне за агрессией, ну а я.. А я просто бы тебе уступила?
Мы оба не любим проигрывать, не любим сдаваться, но сейчас мне отчаянно дико хотелось тебя к этому подтолкнуть. Хватит, сейчас ты мой заложник, и я не разожму объятия, потому что возможно… Возможно эти объятия мы не сможем больше повторить никогда.
Поднимаю свой карамельный взгляд на тебя, вновь чувствуя себя неловко. Сколько женщин было у тебя до моего появления? Сколько будет после? Но эта информация казалась не такой уж и важной, в тот момент, когда я снова поднялась на носочки, чтобы снова почувствовать твой чуть солоноватый вкус на своих губах
Гроза за окном все никак не могла успокоиться, награждая нас частыми раскатами грома, словно пытаясь отвлечь от такого манящего и запретного союза. Но я не обращала на природу внимания, забираясь холодными руками под его светлую майку, касаясь рельефного торса и вверх. По ребрам, помогая стянуть ненужную и так мешающую нам ткань.
Знаю, что буду корить себя завтра за это, но ты будешь далеко, так далеко, насколько это я могу себе позволить, но сейчас же, наоборот, мне хотелось с тобой сблизиться. В последний раз, хотя бы просто для того, чтобы было о чем сожалеть. Чтобы было что вспомнить, с мягкой и влюбленной улыбкой на губах. Давай заменим плохие воспоминания хорошими? Это все, что нам остается делать.

Отредактировано Scarlett Brown (2013-09-17 10:25:42)

+1

7

Я не знаю, но чувствую, я не вижу, но верую,
Если вырастут крылья за спиной –
Я хочу, чтобы были белыми…


- Если не хочется – не уходи, - шепчу тебе в губы, расстегивая пуговицы на светлой блузке. От тебя пахнет терпкими духами, новый аромат, ты начала пользоваться этой маркой недавно. Для представителей сильной половины человечества я слишком большое внимание уделяю запахам.
Как мне хотелось грубо схватить тебя, разом сорвать блузку и попробовать на вкус влажные розоватые губы. Моя сила едва не выходила из под контроля, но ты вовремя притормозила, упираясь в маленькими ладонями в мою грудь и тихо шепча о том, чтобы я померил свой пыл.
- Хорошо, - размыкаю губы, произнося чуть слышно тебе на ухо, а затем касаясь ими кончика твоего носа и прикрываю глаза.
Мне до сих пор не верится в то, что здесь и сейчас ты будешь принадлежать мне так, словно в твоей жизни не было других мужчин. Никогда. Злил меня тот факт, что ты по сути не являлась только моей женщиной? Сейчас нет, такие как ты никогда не будут принадлежать одному. Такие как ты вообще никому не принадлежат, такие всегда сами по себе. Ты напоминаешь мне море, то спокойное, как штиль, то ураган, а то опасное цунами. Никогда не знаешь, как море встретит тебя завтра, никогда не знаешь, как завтра встретишь меня ты.
Я растворялся в тебе, я пользовался моментом и упивался дозволенностью, я любил – ты можешь найти еще сотни оправданий нашему поступку… потом. Сейчас я прошу одного, просто будь моей женщиной.
Наши руки и губы опережали мысли, язык тела говорил куда доступнее любых слов. Я не находился в смятении и не думал отступать. Шутите, о таком я даже мечтать не мог, так что теперь только вперед, только на встречу друг другу.
И если первые три пуговицы я терпеливо расстегивал, путаясь в тонкой ткани, то на четвертой просто дернул блузку, послышался треск и ткань освободила твое тело, открывая взору тугой белый бюстгальтер.
Никогда не понимал, зачем женщины носят брюки, мне всегда нравилось смотреть на приоткрытые стройные ноги, на виляющие покатые бедра. Но брюки… Хуже одежды в женском гардеробе сложно сыскать.
Тем не менее, я обхватываю тебя руками за талию, ловко расстегивая черную пуговицу, материя скользит по стройным ногам и падает на пол, я продолжаю прижимать тебя к стене, попутно избавляясь от своей футболки одной рукой. Почему я не додумался раздеться перед тем, как пошел открывать дверь? Может быть, девушек сразу следует встречать в одних трусах?
- Хочу тебя, - наши губы снова сливаются в поцелуе, я кусаю тебя за губы, мне просто необходимо куда-то вымещать свою энергию, чувствую напряжение, мы слишком медлим, я привык все делать быстрее.
Но твой взгляд с ноткой укора заставлял меня тормозить. Я понятия не имею, о каком сексе мечтают женщины, они мне не говорят. Должно быть, в фантазиях большинства женщин эта ванна, усыпанная лепестками роз с плавающими свечами и романтической музыкой, или ковер у камина и бокал шампанского. Да, я совершенно не знаю девушек, слишком эгоистичный, чтобы думать о ком то, кроме себя.
Но ты заставляла, тактично, плавно и по-женски мудро думать еще и о тебе. Не справившись с застежкой бюстгальтера, я просто спускаю лямки с твоих плеч, целуя светлую бархатную кожу, изучая каждую ямочку на теле, но все это было иллюзией, слишком нереальным, чтобы быть на самом деле.
Силой можно получить любую девушку не считая фанаток бодибилдинга, но гораздо ценнее то, когда любимая девушка приходи сама. Тогда это победа, тогда это настоящие чувства.

+1

8

Он стал моим наваждением,
Тенью в каждом моём сновидении,
В каждом зеркале отражением,
Самым тайным моим откровением,
Он оставил меня в невесомости,
Вне запретов, табу и условностей,
Разнёс вдребезги купол скромности
И загладил в душе все неровности,
Ободок кольца нежеланного,
Вокруг пальца его безымянного
- Символ нашего родства странного,
Греха главного, первозданного.


Неизбежно срывая друг с друга одежду, вместе с ней сбрасывая с себя и остатки скорлупы, в которую мы с тобой забрались, пытаясь скрыться, спрятать себя настоящего. Эти ласки, осторожные, но одновременно требовательные прикосновения кончиков пальцев, неосязаемое ощущения счастья и безудержного возбуждения.  Я задыхалась в твоих руках, ты сжимал меня в своих объятиях так крепко, что не хватало возможности сделать даже один единственный спасительный глоток воздуха.
В груди мурчание любящей пушистой кошки, домашней, во всем подчиняющейся своему хозяину. Именно так я себя сейчас чувствовала, утопая в твоих скомканных ласках, ты торопился, спешил заполучить меня, словно не догадываясь или до сих пор до конца не понимая, что сегодня я принадлежу, хочу принадлежать одному лишь тебе.
Думала ли я о последствиях, о том, к чему приведет этот поступок, эта близость, добровольная, отчаянная, но такая желанная и фантазийная?
Не будет никакого дальше, я прекрасно это понимала, даже сейчас, упиваясь твоим терпким поцелуем, чувствуя на губах привкус крови, чувствуя дыхание опасности в затылок. Даже занятие любовью с тобой было полностью насыщенно адреналином. Словно гонка, словно соревнование, ты не любил меня, ты властвовал.
Я знала, прекрасно знала, что рассчитывать на что-то большее мне вряд ли придется. Устраивал ли меня такой вариант? Я бы сорвала, если бы ответила да. Но деваться мне было некуда, и получить от тебя хотя бы подобие чувств, которые мне бы хотелось получать, я могла только таким способом. Прийти к тебе, быть твоей, порабощенной, побежденной, восторженной.
Мне хотелось целовать тебя, бесконечно долго, делить одно дыхание на двоих, пока ты пытаешься лишить меня всех остатков приличия. Вот уже блузка валяется на полу под ногами, вот ты держишь меня за бедра, стягивая с ног брюки, тихо ругаешься, путаясь в застежках лифчика, и я в азарте улыбаюсь твоей неуклюжести, твоей спешке.
- Я не убегу. – Не знаю, что именно мне нужно было сказать, чтобы успокоить тебя, ты чего то боялся? Или же ты всегда был таким суетливым? Но ты заражал своим темпераментом, заражал своей жаждой близости, и я так же сходила с ума от желания, желания вновь попробовать и ощутить себя с тобой одним единым целым.
Расстегиваю бюстгальтер, четь вытягиваю шею, ловя на коже каждый поцелуй, каждое касание. Стараюсь запомнить все до мелочей, уловить каждое мгновение удовольствия и ласк, которыми ты меня окутывал. Ох, как мне хотелось верить, что в твоей душе так же бушуют самые страстные эмоции, мне хотелось думать, что я занимаю в твоем сердце не последнее место. Признаюсь, я хотела, чтобы ты меня любил, разве есть в этом что-либо постыдное? Мои желания ни чуть не отличались от желаний любой другой женщины, разница лишь в том, что я не боюсь сама себе в них признаться. Хочу, чтобы ты так же задыхался от каждого моего движения, чтобы так же пожирал меня глазами, так же не мог себя контролировать – как я, обезумевшая, одержимая тобой. И сегодня я хочу выпустить наружу своих демонов.
Впиваясь поцелуем в горячие губы, чувствуя холод от бетонной стены, стягивая с тебя спортивные домашние брюки и прижимаясь ближе. Я далеко не самая опытная любовница, тем более на фоне твоей личной жизни, но я тянулась к тебе, я не боялась, сегодня я ни разу не вспомнила о нашем первом неудачном опыте. К черту все, мы были другими, прошлое должно оставаться в прошлом, я лишь хочу сделать его чуть более прекрасным.
Завтра я уйду, покину этот город навсегда, и пусть этот акт будет прощальным. Затем занавес и никакого выхода на бис. Все будет кончено, надеюсь, ты тоже это понимаешь?
Мы встретимся через десять лет, подпишем документы о разводе и постараемся не вспоминать о сегодняшней ночи, или же наоборот, эти воспоминания будут лучшими в нашей жизни?
Твоя кожа обжигала, твой обнаженный торс сводил с ума, и я не могла отказать себе в удовольствии, наконец, касаться тебя, откровенно и нагло, чувствуя под ладонями силу твоих мышц.
Твой запах, каждое твое движение сводило меня с ума, я полностью расслабилась, доверяясь тебе и позволяя вырвать у меня главенство. Властвуй, управляй, назначай свои правила, пусть все будет так – как хочешь ты, а я, как истинная и любящая жена – подчинюсь, закрывая глаза и спускаясь поцелуями вниз по твоему телу.

+1

9

When you were here before
Couldn't look you in the eye
You're just like an angel
Your skin makes me cry
You float like a feather
In a beautiful world
I wish I was special
You're so fucking special

Невероятная ночь, все в ней было не так – не так, как обычно, шумел дождь за окном, горячее дыхание тоже было непривычным, каждый жест казался невероятно легким и нереальным.
Иллюзия счастья… А может быть сейчас, откинув предрассудки и ненужные мысли мы были по настоящему свободны?
Мои руки гуляли по твоему телу, я слишком торопился, хотя прекрасно понимал, что ты никуда не денешься, не исчезнешь, не растворишься в воздухе, словно приведение. Приведение.… Нет, мне эта ночь не привиделась, все было очень реальным – твои мурашки на коже, твои влажные губы и мокрые от осеннего дождя волосы. Твое теплое тело, тихое дыхание и едва уловимый страх – тоже были реальными.
Я сжимал тебя все крепче, касаясь пальцами четких, аристократичных скул. Какие правильные и чистые черты лица, классические и невероятно притягательные. Сейчас, когда ты была решительной и одновременно напуганной – в тебе проснулась твоя природная красота. Размазанная тушь на фоне общего отсутствия косметики делали тебя еще более сексуальной и гипнотизирующей.
Мы остались почти без одежды, без той одежды, которая мешала нам стать единым целым, в этот раз по добровольному согласию.
Я еще раз провел рукой по твоим волосам, путаясь пальцами в светлых скомканных прядях, убеждаясь, что ты не собираешься убегать.
На моем лице появилась ухмылка – немного жестокая, немного победоносная и немного циничная. Пугающая улыбка. Но она так же быстро исчезла, когда я коснулся кончиком носа твоей щеки.
Сначала я собирался что-то сказать, но мыслить было невозможно, в голове творился настоящий бардак. Тогда я обхватил тебя за бедра, приподнимая и прижимая затылком к стене, овладевая твоим телом, кусая твои губы и приближаясь к тому самому моменту.
В квартире было тихо, я слышал каждый твой вздох, каждый удар сердца, и только сердитые раскаты грома перебивали нас.
Любить очень приятно, не брать силой, не заставлять и унижать, а именно любить. Никогда не думал, что взаимность приносит такое колоссальное удовольствие, что ты можешь быть такой… Покорной и настоящей, досягаемой.
Ты море, ты звезды на небе, ты – другая Вселенная, ты всегда кто угодно, но не просто девчонка из соседнего двора. В твоих глазах всегда загадка, на который невозможно найти правильный ответ, потому что его нет.
Твоя душа непостижима даже самой тебе, и это заводило меня еще больше.
Никогда не знаешь, что взбредет тебе в голову завтра. Ты слишком хитрая для того, чтобы что-то делать просто так, ожидать от тебя подвох в порядке вещей, подвохи в нашем случае - это нормально.
Но сейчас я старался об этом не думать, не искать поводов, причин и аргументов твоего поступка.
Ты пришла, ты моя, ты со мной, ты дышишь мне на ухо, твои теплые губы касаются моих губ и это главное.
Я стараюсь как можно лучше и детальнее запомнить эту ночь – блеск твоих влажных от чего-то глаз, полуулыбку, хаотично упавшие на плечи золотистые волосы и движения рук.
Я следил за каждым твоим жестом, как тонкие пальцы скользят по моему торсу, как ты откидываешь голову, впиваясь ногтями в мои плечи.
Для девушки, еще недавно бывшей невинной, ты очень быстро учишься, очень…
Я невольно подумал о том, что я не единственный мужчина в твоей жизни и мне стало обидно, от чего я более грубо, чем обычно, прижал тебя к стене.
- Ненавижу!
На одном дыхании вырвалось из груди, когда наша близость подошла к концу.
Конечно, ненавидел я не тебя, а твою свободу и независимость от кого бы то не было.
Ты кошка, кторая гуляет сама по себе, так было, есть и будет всегда.
У нас никогда не выйдет ничего настоящего и продолжительного. Фальшивая свадьба, фальшивый штамп и фальшивые улыбки на светских раутах, только сейчас мы были собой.
Целую тебя в плечо, закрывая глаза и продолжая держать в объятиях. В каком-то беспорядке мы стоим, продолжая обниматься. Беспорядок был везде – вокруг в прихожей валялись вещи на полу и кушетках, в голове путались мысли, не желая систематизироваться и занимать на полочках мироздания свои места, в душе творится настоящий бардак.
Мне совершенно не хотелось возвращаться в реальность, смотреть в твои глаза, оправдываться и находить объяснение нашему поступку.
Скоро ты уйдешь, не потому что я прогоню, а потому что ты для себя все решила.
Что я чувствовал сейчас?
Боль, боль утраты, мне не верилось, что уже завтра тебя не будет в городе, но и предложить ничего я не мог, да и не хотел.
Если ты любишь – отпусти, если оно твое, оно вернется. Так говорят мудрые люди, возможно, они правы.
И я отпускаю тебя, разжимая объятия и поднимая с полу нашу одежду.
Нелепо, наверно, мы выглядим со стороны: растрепанные, полуголые и опустошенные.
Именно опустошенным я сейчас себя ощущал, потому что знал, что то что произошло сейчас больше не повторится.
- Прощай? – Конечно, сначала мы примем душ, поспим и только на утро ты уйдешь. Но попрощаться нужно было именно сейчас, чтобы утром сделать вид, что тебя вроде как уже и нет, что ты улетела, уехала, исчезла с горизонта моей души.
Словно тебя и не было никогда…

+1

10

Ты был особенным мужчиной в моей жизни, Макс, ты ведь знаешь об этом? Однажды ты так внезапно ворвался в мою жизнь, каким-то понятным только тебе самому способом задел струны моей души, обратил на себя внимание, ворвался в мое сердце, занимая в нем чуть ли не самое важное место. Ты был странным, единственным человеком, чью логику я понять до сих пор не могла. Ты был для меня загадкой, которую хотелось разгадать, я хотела бы уметь читать твои мысли, жить в твоей голове, знать, что происходит у тебя на душе.
Сколько времени мы просуществовали бок о бок одаривая друг друга лишь взволнованными взглядами. Тогда я предполагала, что это все лишь юношеская симпатия, ты был очень красивым парнем, это не изменилось со временем, но ты вырос, ты стал другим, ты стал тем, на кого хочется любоваться, кого хочется понять, увидеть настоящим, прочувствовать на своей шкуре – что значит – быть с тобой в одной упряжке.
Столько всего было, ты вспомни – сколько необоснованных оскорблений мы успели друг другу сказать, сколько душевных ран принести друг другу, а сейчас, словно в попытке излечить себя от страданий, мы упиваемся ласками, такой редкой и сказочной возможностью любить друг друга. Искренне, по-настоящему, навсегда.
Упиваться твоими поцелуями, выгибаться тебе навстречу, твоим рукам, твоим ласкам. Люби меня, делай меня своей, я согласна на все. Мне хотелось быть твоей рабыней, принадлежать тебе полностью, а не только смешным и фальшивым штампом в паспорте. Я не хочу носить только твою фамилию, я хочу носить кусочек твоей души в себе, знать, что ты болен мной так же, безумен, зависим.
Чувствовала ли я это в каждом твоем поцелуе и толчке? Наверное, возможно, мне так казалось… Хотелось кричать во весь голос – ты лучший, ты особенный, ты странный, но я молчала, и все мои эмоции выливались лишь в томные стоны, что вырывались из самой груди. Там пожар, внутри меня все горит, ты это чувствуешь? Ты заставил меня раскрыться, стать другой, не бесконечно холодной королевой Скарлетт, которая не подпускает к себе никого даже на пару метров. Ты заполучил меня силой, ты сломал меня, унизил и использовал. Ты был сильнее меня, и за это я тебя полюбила.
Что будет дальше? Я не знала, и не желала знать. Мои мысли были полностью сконцентрированы на тебе, я боялась отстать, я хотела дышать и жить с тобой на одной волне. Сжимаю крепче свои бедра, обнимаю тебя за шею, целую в ответ, утопая в твоих темных и пугающих глазах. Ты знаешь, чего ты хочешь, и я завидовала твоей решимости. Я же, словно безмозглая девчонка, металась из стороны в сторону, решая поступить опрометчиво и затем сбежать. Ты не будешь меня искать после, я не дам о себе знать. Наша жизнь будет протекать так же серо и уныло, как это было до нашего спонтанного брака.
С каждым движением, с каждой секундой твои объятия становились более грубыми, я чувствовала, как у меня болят плечи, как ты сжимаешь мои руки с такой силой, что я боялась, что ты сломаешь мне кости. Но волна наслаждения накрывала нас с головой, и эта боль была такой сладкой и дурманящей, что я не сопротивлялась, наоборот, я двигалась ей навстречу.
Финальный аккорд и грубое ненавижу прямо мне на ушко. Твой усталый голос пронзил мое сознание, и от разочарования и обиды слышать сейчас такое в свой адрес, я закрыла глаза… Неужели ненавидишь? Хотя почему меня это удивляет, я, со своим нравом и воспитанием вряд ли заслужила другого отношения. Но ненависть… Не ты ли сам учил меня не разбрасываться такими словами?
Я промолчала, не желая более смотреть тебе в глаза. Я ожидала услышать все что угодно, кроме этого гадкого слова, застревающего прямо между легких. Ненавидишь? Ненавидь.
Словно смирившись, опускаюсь на пол, закрывая глаза и облокачиваясь головой о прохладную бетонную стену. Дождь все так же барабанил по стеклам, ты все так же смотрел на меня, подавая мою рваную и мокрую блузку.
Прощай…
Я чувствую твое дыхание, усталое и немного расстроенное, чувствую твое тепло, вслепую, на ощупь пытаясь найти твою руку. Сплетаем пальцы воедино, я сегодня даже одела обручальное кольцо, и не смотря на то, что со стороны это все может казаться бесконечно глупым, этот жест, это прикосновение сейчас очень многое для меня значило. Притягиваю тебя к себе, еще раз, еще раз коснуться влажных губ, позволить обидеть меня очередным укусом, очередной колкостью или неловким сжатием – все равно. Я твоя, сегодня твоя, полностью, от кончиков пальцев до корней волос, и ты вправе говорить и делать все, что тебе захочется. Я сама пошла на это, я хотела быть рядом с тобой.
Затем душ, ты уступил мне его первой, даже нашел среди обилия вещей мне фен и сухое чистое платье, ты был неприлично молчаливым в эту ночь, это было на тебя не похоже. Мы были в ванной, я просушивала свои светлые волосы, наблюдала через зеркало за тем, как ты смываешь с себя остатки моих прикосновений, мой запах, следы от моих поцелуев. И знаешь, мне бы хотелось так жить.
Жить с тобой рядом, знать, что по вечерам, когда я усталая возвращаюсь с занятий или с работы, там меня ждешь ты, со своим странным и непонятным мне темпераментом. Пусть я не буду знать о том, что творится в твоей голове, пусть я не буду знать многих фактов о тебе, я хочу жить с тобой рядом.
Не часто в моей голове появляются именно такие желания, не часто я вообще задумываюсь о браке как о браке изначальном, искреннем и настоящем. Думаю, у нас бы все получилось, если бы мы не были настолько упрямыми и строптивыми личностями.
Но все сложилось так, как сложилось. Ты никогда не узнаешь о моих фантазиях и желаниях, ты был для меня слишком опасен и непонятен для того, чтобы я была с тобой до конца откровенной. Я боялась, что ты посмеешься над моей наивностью, что испугаешься моей зависимости от тебя, что наши с тобой желания абсолютно не совпадают.
Запретный плод сладок, а мне всегда запрещали пробовать тебя и жизнь с тобой на вкус. Но попробовав однажды, еще тогда, в мае, в свадебном белье на шелковых простынях, с привкусом крови на губах, с ненавистью в груди, с отчаянным желанием сбежать – уже тогда я знала – ты тот самый.
Когда ты выбрался из ванной, я уже была готова, но не торопилась вызывать такси. Мы устало улеглись на нашей кровати, и я гладила тебя по щеке, не желая уходить и прощаться. Ты был совершенно другой, тихий, послушный и покорный, даже твое дыхание сегодня было бесконечно спокойным. Твой взгляд успокаивал и меня, но мне нельзя было оставаться.
Склоняюсь над тобой, осторожно касаясь губами твоих уст, прямого носа, твоих глаз.
- Спи сладко. – и мягкая улыбка, прощальная, окончательная точка. Пусть на этом все и закончится.
Желтый автомобиль уже ждал у подъезда, я одела каблуки, забирая с одной из полок в коридоре твою фотографию. Последний взгляд в сторону спальни, и шепотом, еле слышно даже для меня – Люблю тебя – после чего шум захлопывания входной двери и отдаляющиеся шаги. Я покинула твой дом, однажды я покину и твое сердце.

*конец*

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » невысказанное меня душит