vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.


Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Участники:
Sharon Raymond, Étienne Moreau.
Место:
Сакраменто. Городской парк - полицейский участок - Уютное кафе недалеко от городского парка.
Время:
Февраль.
Время суток:
Утро около 10:00.
Погодные условия:
Безветренно, пасмурно, идет пушистый снежок.
О флештайме:
Несмотря на то, что понедельник был в полном разгаре, Этьен остался дома. В последнее время мужчину стал мучить кашель и он, как вполне вменяемый человек, решил перестраховаться и пренебречь работой. Однако прогулку с Эльфом (маленький, милый пес, проживающий под одной крышей с французом) никто не отменял. Собственно, Этьен и не рассчитывал, что выгул собаки затянется. Накинув плащ, он вывел собаку в парк, что был совсем рядом с домом. Буквально 10 минут и можно было возвращаться домой, под теплое одеяло. Но не все так просто. Именно в этот день от отважной и обворожительной Шерон Реймонд ускользнул преступник. Этот малый влетел в парк, надеясь скрыться от преследования. На фразу "Остановите преступника", Этьен сработал оперативно. Военная выправка.
Прогулка затянулась, нужно было дать показания. Однако одними показаниями дело не ограничилось.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-03-19 08:41:15)

0

2

- Нет, я же сказала, никаких переводов, - Шерон только вышла из машины и направлялась к небольшому ювелирному магазинчику, расположенному близ городского парка, где не так давно произошло крупное ограбление. На другом конце провода висел ответственный за связь полиции и федерального бюро расследований. Агенты желали прибрать к рукам дело, но там было замешано и ограбление и убийство, так что произошел редкий случай – юрисдикции обеих структур пересеклись, и женщина не была намерена уступать, сейчас все они на равных правах и будут сотрудничать. – Я еще раз поговорю с продавцом. Пусть меня задавит грузовик, если он сказал правду в тот Раз.
Реймонд захлопнула раскладушку и, подойдя к двери магазина, с сожалением увидела табличку «Закрыто». Время было не позднее, а потому Шерон не лишала себя надежды все-таки услышать свидетельские показания. Она подошла к витрине и попыталась разглядеть, что происходит внутри. Но увы, никого не было. Глубоко вздохнув, женщина посмотрела на часы. Через час ее рабочая смена закончится, и можно будет ехать домой. Еще с минуты повертевшись около магазина, Шерон решила забыть о формальностях и направилась к машине. Однако, судьба явно не готовила для лейтенанта тихого и спокойного свободного вечера. Сзади послышался отчаянный женский вопль, из-за которого Реймонд резко развернулась. Честно говоря, первое, что хотелось, так это запрыгнуть в машину и быстренько укатить домой, игнорируя воришку, посмевшего на бегу выхватить у дамы сумочку. Нет, я не побегу. Не побегу, - мысленно пыталась обмануть себя лейтенант. Но секундное мешканье закончилось победой профессионального инстинкта. Как всегда, впрочем. Шерон сорвалась с места и полетела за парнем. И это было не просто. Лейтенант всегда славилась своей спортивной подготовкой, в отделении по бегу ей точно не было равных. Но что касалось уличных воришек – да они себе на жизнь ногами зарабатывали, чем быстрее бежишь, тем больше шансов не проснуться на следующий день за решеткой.
- Дорогу! Полиция Сакраменто! – прокричала Шерон, когда подбежала к толпе людей, скопившихся около светофора.
Шустрый парнишка был уже на другой улице, предварительно растолкнув всю толпу. И как обычно никакого содействия. Порой лейтенанту казалось, что тупее горожан Сакраменто больше нет никого на свете. Ты кричишь о том, что из полиции, а они смотрят на тебя, как на идиотку, и продолжают двигаться со скоростью ненамного быстрее черепахи. Зато, если происходит что-то серьезное – начинается паника, и все разбегаются в разные стороны. А как же гражданская ответственность? – не могла не думать Шерон, неустанно следуя за воришкой.
- Остановись! Полиция! – пыталась докричаться она до преступника, но все впустую. И вот тротуар снова заполнился людьми. – Боже, остановите его кто-нибудь! – уже не выдержала Реймонд и решила прибегнуть к помощи горожан.
И что? Ровным счетом, ничего. Направляясь вперед, воришка толкнул какую-то дамочку и та, удачно приземлилась прямо на дороге у Шерон. Последняя не стала останавливаться и, энергично перепрыгнув «пострадавшую», продолжила преследование, слыша позади недовольные возгласы. Потом парень завернул за какой-то угол, он явно был не готов к погоне, однако вовсе не собирался останавливаться. Господи, у тебя что, торпеда в одном месте? – не могла не думать Шерон, чувствуя, как ноги начинают уставать. И почему именно сегодня она решила надеть такие неудобные джинсы и обувь?  Крикнув преступнику еще несколько раз, женщина полностью сосредоточилась и прибавила скорости. Не сильно помогло, этому воришке явно не впервой удирать, но это лишь подстегнуло Реймонд к окончанию погони в пользу полиции и закона.
- Стоять! – в очередной раз командным тоном прокричала Шерон, стараясь не растрачивать дыхание попусту. Из этого темного переулка двое снова выбежали к людным местам. Что самое интересное, через минуту они вновь оказались у городского парка. – Задержите его! – женщина в очередной раз попыталась обратиться к помощи горожан, которых в парке было немало, хотя подсознательно понимала, что это гиблое дело.
Жаль, что офицерам полиции запрещено не то, что стрелять, а даже доставать пистолет, если преступник безоружен. Сейчас это бы пришлось очень кстати…

Свернутый текст

Пардон, загуляла я хд

+1

3

Ночью мужчину мучила бессонница, да еще и Эйфель постоянно ползал на груди, стараясь остановить порывы кашля. Умная собака, ничего не скажешь, но он, увы, здесь не помощник. Сироп и горсточка таблеток еще как-то помогут, а вот мохнатая задница собачки – вряд ли.
Итак, Этьен ночью плохо спал. Утро, собственно, ничем и не отличалось – дремота и ничего больше. Однако и подремать спокойно Этьен никак не мог, собаку все-таки надо выгулять, иначе придется ползать по квартире с половой тряпкой.
Стоя перед зеркалом и рассматривая свое уставшее лицо, француз мысленно проклинал Эйфеля, что тот, зараза, потерпеть не может. Тьенно провел рукой по щетине и поморщился. Неприятно, что некогда черные волосы с каждым годом поддаются седине.
В общем, Этьен не стал тянуть время и, словно в армейской казарме, оделся за одну минуту.
Обулся, накинул плащ, открыл дверь. Собака радостно выскочила в подъезд, на что Этьен лишь расплылся в доброй улыбке:
-Дождался, малыш. – радостно пробубнил он и повернул ключ в двери.
На улице была самая настоящая зимняя погодка. Шел снежок, солнце спряталось за облаками. Все-таки Этьен оделся не по погоде, или снова подскочила температура, так что, укутавшись потеплее в плащ, ждал, когда Эйфель сделает все свои собачьи дела.
В парке было достаточно многолюдно, что напрягало француза. Когда ты не в форме, не хочется появляться на глаза другим. И Этьен не любил, он предпочитал выглядеть идеально.
Итак, прогулка не предвещала ничего интересного, простая обыденность. И вот за спиной у француза послышался отчаянный женский крик. Он не выражал никакого страха, или приступа истерии, скорее в нем чувствовалась уверенность, и даже некоторая ярость. Мужчина повернул голову и увидел шустрого парня, что судорожно сжимал сумку в руках. Парень был невысокого роста, на нем была черная шапочка, съезжающая на брови, невзрачная куртка. Самый настоящий уличный воришка. Мужчина сразу смекнул, что если он сейчас резко метнется ему навстречу, то просто напросто спугнет его, и будут они выводить круги по парку.
Этьен развернулся и медленно пошел в сторону бегущего парня. Он старался не отходить далеко, чтобы с легкостью схватить мальца. Этьен медленно шел, стараясь привлекать меньше внимания, но глаз он не спускал с воришки. Даже наоборот, он просверливал дыры в нем. И вот, сейчас или никогда. Этьен делает резкий шаг влево и выставляет свою левую руку. Дело обстояло следующим образом: парень с сумкой и не ожидал, что ему кто-то помешает, ведь до этого люди только рассыпались в разные стороны, как стадо овец, а теперь на уровне его груди оказалась вытянутая рука и, словно ствол дерева, остановила его. От резкого удара парень завалился на землю, а Этьен, не тратя времени, схватил его за руку. Однако вор не стал мериться со своим положением и резко встал, толкнув Этьена в плечо. Он пытался снова удрать. И все же у француза была хватка крепкая и он, так и не выпустил запястье худощавого парня. Резко дернув его на себя, Этьен вновь сократил дистанцию, что разделяла их, и, недолго думая, сжал руку в кулак, направив всю силу в лицо вора. У парня что-то хрустнуло, толи нос, толи челюсть. И все-таки это был нос, струйки крови стремились вниз по лицу к губам. Парень шатался и не составило особого труда подкосить его ноги. И вот, вор уже был на коленях, руки его были скрещены на спине. Этьен уложил его животом на землю. Одной рукой он «вдавливал» молодого мужчину в асфальт, в другой держал сумку. Тут уж поспела девушка, которая так упорно преследовала его.
-Это ваша вещь, мадам? – с французским акцентом спросил мужчина.
Вот так бывает, вроде вышел погулять с собакой, а оказалось, что помог человеку.
Эйфель ходил рядом с лежащим вором, разнюхивал его лицо, а тот что-то бубнил в асфальт, стараясь отогнать собаку. Француз улыбнулся Эльфу, а потом грозно шуганул его.
-Вставай давай, Робин-Гуд! – и с этими словами Этьен поставил на ноги помятого вора.

Для Шерон)|Для Шерон)

Да уж, не шедевр, но все же. И ничего страшного, зато пост отличный) Надеюсь, мы с тобой сыграемся ;)

Отредактировано Étienne Moreau (2012-03-09 20:52:47)

+2

4

Когда это закончится? – не могла не думать Шерон, упрямо преследуя вора. Ну что ей стоило остановиться, махнуть рукой и пойти по своим делам? Да раз плюнуть. Но что-то год за годом вынуждало Шерон преследовать любого мерзавца, решившего, что закон – это свод рекомендаций, а не строгих правил. Нелогично, но иначе женщина уже не могла. Судя по тому, что люди предпочитали отпрыгивать в сторону при виде несущихся незнакомцев, помощи лейтенанту ждать было не откуда. Тупицы, - гневно ругалась она, впрочем, это не ново. Многие полицейские так думаю, вслух не произносят только.
И вот, когда Реймонд этого совсем не ожидала, на дороге воришки появился какой-то мужчина, неожиданно выпрямивший руку. Преступник, конечно, не среагировал и здорово приложился к асфальту.
- Уоу! - резко остановившись, произнесла Шерон, будучи откровенно удивленной, то ли от проявленной гражданской самоотверженности, то ли от самого приема. Женщина замерла, однако через секунду  как будто снова проснулась, видя, что воришка не собирается просто так сдаваться. 
Шерон сорвалась с места, однако, к собственному изумлению, незнакомцу не потребовалась помощь для того, чтобы усмирить негодяя. Реймонд и сама не заметила, как сбавила скорость, почему-то будучи уверенной в том, что парнишка уже никуда не сбежит. Наверное, будь бы на месте Шерон другой полицейский, он бы наверняка сделал замечание и попытался предотвратить нанесение преступнику увечий. Но женщина молчала, коварно злорадствуя и получая наслаждение от вида хлыстнувшей крови. Поделом. Смешно сказать, но в данной ситуации у гражданского лица было более широкое поле для действий, чем у представителя закона. Сломай нос этому воришке Шерон, ей бы мигом выдвинули обвинение за злоупотребление должностными полномочиями с отягчающими обстоятельствами, а именно, учитывая безобидность парня и отсутствие оружия. А в данном случае ничего не попишешь, слова лейтенанта о том, что воришка сам нарвался, послужат достаточным основанием для того, чтобы самоотверженный гражданин долго в участке не задержался. Неплохо, неплохо, - улыбаясь, думала Шерон, не забывая о профессиональной этике.
- Нет, но ее хозяйка будем Вам крайне признательна, - произнесла Реймонд в ответ на предположения о собственнике сумочки. Посмотрев на вора, а потом снова на мужчину, Шер невольно усмехнулась, все еще поражаясь тому, что кто-то изъявил желание помочь полиции. Ах да, - вспомнила женщина, незнакомец ведь даже не знает, что перед ним офицер полиции, представиться будет не лишним. – Ам… полиция Сакраменто, - наконец-то произнесла Шерон, - я им займусь
С этими словами, Реймонд нащупала сзади на ремне прикрепленные наручники и, не без удовольствия, нацепила их на запястья вора, после чего помогла ему встать на ноги. Парень еще сопел, недовольно высказываясь и в сторону лейтенанта и в сторону мужчины, из его носа слабо текла кровь, однако Шерон это ничуть не волновало. Сам напросился, а помощь ему окажут в полицейском участке, пусть даже не сомневается. 
- Спасибо за содействие, сэр, - крепко сжимая локоть преступника одной рукой и придерживая сумочку другой, произнесла лейтенант Реймонд. – Но буду Вам еще признательнее, если Вы пройдете со мной в полицейский участок и дадите показания. Это недалеко и займет совсем немного времени.
Конечно, это можно было отложить и до завтрашнего дня. На сегодня было достаточно показаний женщины, которая и стала жертвой этого вора. Однако затягивание дела означало бы дополнительную работу для Шерон, плюс, нужно было объяснить побитый нос  парнишки. Учитывая репутацию лейтенанта, грешно не подумать сразу на нее. В общем, дело было в самой Реймонд, которой не слишком хотелось ограничиваться визиткой и обещаниями о завтрашних показаниях. Только сейчас женщина заметила песика, крутящегося около своего хозяина. По-доброму улыбнувшись милому созданию, Шерон вновь обратилась к мужчине:
- Простите, но такова процедура. Вы можете появиться завтра, но…, - Реймонд усмехнулась и махнула рукой, которая крепко сжимала сумочку, - мне кажется, чем быстрее мы со всем разберемся – тем лучше. Милый песик, - с улыбкой дополнила женщина, в надежде, что доброжелательность подвигнет мужчину не тянуть с делом до завтра, когда у Шерон и без того будет много дел.

+1

5

Finita la comedia. Занавес опущен, зрители довольны, исполнитель главной мужской роли может взять свою собачку подмышку и идти домой под теплое одеяло. Однако все эти, так сказать, бытовые мечты разрушились в один момент.
Подбежала женщина, которая так яростно гонялась за преступником. И как оказалась, сумка не ее. Этьена это заявление ввело в некоторое заблуждение. Зачем гоняться за вором, если он тебе ничего не сделал? Обычно мужчины проявляют нереальный героизм, как это только что сделал Этьен. И только он хотел поинтересоваться, зачем все же женщина гонялась за вором, как она сама ответила на вопрос.
-Полиция? Ну, тогда передаю его Вам. – улыбнулся француз, будто вручал какую-то премию или подарок на день рождения.
Наручники щелкнули на запястьях вора, и француз помог полицейскому поднять беглеца на ноги. Парень изрыгал ругательства, по большей части, в адрес Этьена, ведь если бы он не проявил сознательность, ничего бы этого и не было. Сидел бы сейчас вор где-нибудь в темном уголке и потрошил злосчастную сумку. Однако поведение парня забавляло Тьенно. И всем его колким фразам мужчина не придавал значения, а лишь улыбался.
- Спасибо за содействие, сэр.
-De rien – ляпнул Этьен, а потом опомнился – извините, я хотел сказать «не за что».
В общем, как ни крути, а за поимку вора надо отчитаться. И как бы Этьен не хотел вернуться домой и выпить большую кружку горячего чая, он был вынужден пойти с представителем закона в участок.
-Что же, если необходимо, то мне некуда деваться, - и все же Этьен не хотел идти, так сказать, в логово местный полицаев. Он не имел проблем с законами и мог быть спокоен, однако факт, что он француз немного, но волновал его. Мало ли, возникнут какие-нибудь проблемы по поводу гражданства, визы и прочей ерунды. Мужчина никогда не любил всю эту бумажную волокиту, конечно, если это не касалось его работы. Прочие мелочи его мало волновали.
Долго размышлять не пришлось, нужно было торопиться в участок, пока воришка не отошел от «французского привета».
Мужчина нагнулся и взял в руки Эйфеля. Это было сделано с целью, чтобы собачка не убегала от хозяина в разные стороны, это бы явно замедлило поход в участок.
-Милый песик, - с улыбкой умиления заметила женщина. Пожалуй, Эльф еще тот Дон Жуан, он покоряет сердца девушек намного быстрее, нежели сам Моро.
-Это Эйфель. Можно просто Эльф – и Этьен протянул собачью лапку в сторону полицейского, будто собачка хотела пожать руку воинствующей женщине.
Представительница закона не соврала, и всего через каких-то несколько минут они уже были на месте. Этьен тяжко вздохнул и поднялся по лестнице вслед за женщиной.
В участке, собственно, было обычно. Люди в форме, обычные граждане, плюс ко всему мелкие воришки, которые, прикованные наручниками к стулу, ждали своей очереди. Смех, да и только. В общем, Этьен ждал следующих указаний, в надежде, что на долго он здесь не задержится, кашель все еще его донимал, не мешало бы «скушать» какую-нибудь полезную пилюлю и перекусить.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-03-10 15:20:24)

+2

6

Шерон не знала французского языка, но, благодаря опыту, могла поспорить, что фраза, которую мужчина произнес в ответ на благодарность за содействие, прозвучала именно на этом диалекте. Надеюсь, он не нелегальный эмигрант, - подумала Реймонд, однако наружу эти мысли выплескивать и не стала, просто слегка улыбнувшись.  Кивнув в знак признательности за оперативное содействие и готовность проследовать в полицейский участок, Шерон слегка подтолкнула воришку, направляя его в сторону отделения. Парень продолжать высказываться, правда, его слова напоминали тихий бубнешь старца себе под нос. Тем не менее, лейтенант позволила себе слабенький болевой прием в области локтя, от которого преступник еле слышно взвизгнул, но, недовольно посмотрев на стража правопорядка, все понял и замолчал. 
Увидев как песик, не без помощи хозяина, разумеется, протянул лапку, Реймонд невольно улыбнулась и не затруднила себя потискать маленькую лапку. Все-таки, этот мужчина оказал активное содействие, немножко доброжелательности и приветливости не помешает, тем более что не вооруженным взглядом было заметно, как он любит своего домашнего питомца. Впрочем, мыслями Шерон быстро вернулась к случившемуся, анализируя ситуацию и прикидывая сколько времени уйдет на все формальности. Периодически поворачиваясь и убеждаясь, что мужчина со своим другом следует рядом, Шерон в очередной раз грубо подтолкнула воришку, который, наученный опытом, не стал выражаться и проявлять недовольство. Хотя по его лицу было видно – он бы разодрал лейтенанта.
Зайдя молча в участок, все так же безмолвно, Шерон указала новому знакомому на стул в приемном помещении. Как и в других участках, здесь было много людей, ожидающих оформления с последующим лишением свободы, однако женщина постаралась и выбрала для незнакомца место в более приличном обществе, среди других горожан, пришедших то ли дать показания, то ли написать жалобу.
- Я сейчас подойду, - проинформировала брюнета женщина, и скрылась за дверью, куда вход без «приглашений» был воспрещен. До того, она передала украденную сумочку в руки ответственного офицера по уликам, который найдет владелицу и снимет отпечатки.
Внутри было приличнее, чем в приемной. Патрульные офицеры и детективы носились из коридора в коридор, кто с документами, кто просто с криками на самые несуразные темы. Сумбурно, как и в любой другой рабочий день. Увидев парня в сопровождении Шерон, лица нескольких коллег тут же расплылись в самодовольной ухмылке. Но это не было злорадством, они скорее подтверждали собственные мысли о том, что женщина не может и дня прожить без того, чтобы не сломать кому-нибудь нос, или еще чего…
- Это не я, - даже не смотря на детективов, проговорила Реймонд, после чего передала преступника в руки офицерам, которые и отведут его в камеру для допросов. – Достаньте бланк свидетельских показаний, - попросила женщина, а после снова направилась в сторону приемной. – Сэр, - слегка приоткрыв дверь, выглянула она. – Пройдите за мной.
Реймонд придержала дверь, впуская мужчину и тут же указала ему на близ стоящий стол, на котором уже лежало два листика формата А4. На самом деле, после повышения до лейтенанта, у Шерон был отдельный кабинет, однако, по-хозяйски расположившись за этим столом, женщина достала из подставки ручку и положила ее перед незнакомым французом. Да, именно такие выводы сделала детектив, после нескольких фраз на этом языке и непонятного ей акцента.
- Смотрите, - Реймонд указала пальцем на бланк. – Сюда пишете имя и фамилию, здесь, - женщина перевела палец, - дата и год рождения, гражданство, а дальше по той же технологии. А вот с этим немного иначе, - Шерон улыбнулась и указала на лист, который в отличие от бланка, на котором были поля и указания что и куда писать, был абсолютно пуст. – Здесь нужно описать, как Вы столкнулись с этим парнем и, что самое важное, не забудьте упомянуть, что он оказал сопротивление и проявил агрессию. Это поможет избежать дальнейших проблем, поэтому напишите именно так…
Какой бред, - тут же подумала Шерон, понимая, до чего докатилась их система правосудия, где даже воришка может подать в суд на человека, сломавшего его нос при задержании. Но с этим уточнением в показаниях, брюнет избежит некомфортных ситуаций.  Реймонд снова улыбнулась собачке, на которую многие коллеги обращали внимание.
- Можете отпустить его. Если убежит, найдем. Здесь целое здание детективов, - сомкнув руки в замок, произнесла Шерон. – Что будет дальше…, - протянула она, решив проинформировать мужчину о процедуре. – Парень подпишет признание, мы приложим ваши показания к делу, и…, наверное, все. На всякий случай, вам придется оставить свои контакты, но не переживайте, это всего лишь формальность. Думаю, сегодня все закончится. Может быть, есть какие-нибудь вопросы? Ах да, - вспомнила Реймонд, - еще на выходе нужно будет оставить отпечатки пальцев.   
Опять же, стандартная процедура. Шерон помнила, что мужчина брак в руки сумочку, а потому необходимо отделить его отпечатки от отпечаток вора.

+1

7

Первым делом Этьену предложили присесть. Мужчина уж было решил, что он застрял здесь надолго. Собственно, и полицейских понять можно, у них работы непочатый край, так еще здесь Моро, который просто напросто добавил работы. И не понятно, толи он сделал хорошо, толи не очень.
Этьен послушно сидел, ждал. Тут к Эйфелю пристала какая-то старушка. Собака радостно маячила хвостом и вылизывала руки старой женщины. А старушка веселилась, как ребенок, и все хвалила терьера. Этьен невольно улыбнулся, глядя на женщину. Тут вышла сама защитница закона и законопослушных граждан, пригласила Этьена зайти. Эльфа пришлось оторвать от бабушки и проследовать за женщиной.
Блондинка усадила француза за стол, подсунула какие-то бланки.
Так и знал, что всучат макулатуру, – недовольно пробурчал про себя француз и внимательно стал следить за пальцем женщины. Она объясняла, что, где нужно вписать. 
Мужчине было не хорошо. Нет, не от вида бумаг или какой-нибудь писанины. Снова кашель начал душить и рваться наружу. Однако Этьен отчаянно боролся с ним, приглушая его, чем самым вызывал более агрессивное першение в горле. В общем, француз сейчас был не в расположении духа, что-либо писать, но, как он уже понял, «живым» ему отсюда не уйти.
Внимательно выслушав девушку и переведя у себя в голове ее речь на понятный ему язык, мужчина взял ручку, зажал Эльфа покрепче и собирался уже начать заполнять.
-Да, извините. Носить его подмышкой уже стало дурной привычкой. – с этими словами, он отпустил пса на пол и тот мигом, как таракан, начал все разнюхивать в комнате – только умоляю, не кормите его сладким!
Теперь Этьен мог спокойно взять ручку и спокойно заполнить бланки. Ничто не мешало.
Ничто, кроме проклятой простуды. Видно, что снова подскочила температура. Этьен рассудил так, если он сейчас все быстренько напишет, то его быстренько отпустят и через каких-то полчаса он будет дома глотать пилюли.
В первым бланке, весьма своеобразным почерком – размашистым и крупным, словно старясь заполнить все пустое пространство, француз записал следующее:
-Этьен Моро
-17 сентября 1972г. (39 лет)
-Франция, г. Дежон
-Француз
И прочую необходимую ерунду, однако мужчина полагал, что для знакомство достаточно первых четырех пунктов, чтобы уже заинтересовать женщину. Да чего там женщину, кого угодно.
Но муки француза на этом не закончились, ему еще предстояло написать целое сочинение на тему: «Как я сражался с воришкой». Это было бы весьма уместно, если бы Этьен учился в школе, или хотя бы в университете. Но увы, он не ученик и не писатель. И все же это не помешало Этьену подойти к этому дело творчески:
«Я, Этьен Моро, чистопородный француз и вообще не местный, выгуливал свою собаку, которую, между прочим, зовут Эйфелем, названную так в честь знаменитого французского инженера Гюстава Эйфеля. Возможно, я бы продолжал овощем лежать у себя в теплой кровати, если бы вышеупомянутый Эйфель не пожелал, как говориться, отлить. В парке все было тихо, мирно, пока в нем не нарисовалась некоторая личность, которую и личностью не назовешь – мелкий воришка, что судорожно сжимал дамскую сумочку в руках. Будь я, скажем, в Амстердаме, я бы не придал этому значения. Однако крики прелестного создания, что в обыденности мы привыкли называть женщиной, заставили меня среагировать на данную ситуацию. Я, как бывший солдат, а солдаты бывшими не бывают, использовал некоторые силовые приемы, чтобы остановить вышеупомянутое лицо с дамской сумочкой. Однако это наглое лицо вместо того, чтобы смириться со своим положением, попытался ускользнуть от меня, предварительно использовав смешное подобие удара. Да и вообще, он выглядел неадекватным, казалось, что он сейчас на кого-нибудь набросится, вероятно это психическое. Чтобы его утихомирить, мне пришлось преподать воришке урок, в виде сломанного носа. Урок он усвоил очень хорошо, именно поэтому он здесь, в полицейском участке, почти целый и невредимый. Сумочка возвращена, я отблагодарен, женщина-полицейский, утаившая от меня свое имя, очаровательна. Finita la comedia.»
Этьен понимал, что сейчас ему предложат новый листок, и если он хочет уйти отсюда поскорей, а он хочет, то ему придется отнестись к заявлению со всей серьезности. Но как можно быть серьезным, если перед тобой прекрасная дама? Обычно Этьен моментально начинает флиртовать с женщинами, как только начинает с ними контактировать, но воришка, все же, смазал весь эффект французского знакомство. Однако это было весьма оригинально и захватывающе. Да еще и эта простуда, которая как назойливая любовница, или даже жена, не дает о себе забывать.
-Пожалуй, это заявление можете оставить себе на память. Дайте мне еще один листок, и я чиркну пару строк для ваших коллег – добродушно улыбнулся Этьен.

+2

8

Шерон тихо сидела, задумчиво  уставившись куда-то в сторону, пока самоотверженный незнакомец послушно заполнял предоставленные бланки. Не нужно было быть психологом, чтобы сказать, как такие вещи не нравятся людям. Мало того, что оказываешь активную помощь, так еще и приходится прохлаждаться в полицейском участке. Но такова формально и даже Шерон, которая всегда открыто говорила, что нынешняя система правосудия штатов никуда не годиться, в данном случае, соглашалась с необходимостью ведения документации. Наблюдая за собачкой, которая, словно мышка, быстро передвигалась по помещению и обнюхивала каждый угол, женщина невольно усмехнулась, вспоминая свою громадину, которая наверняка, посносила бы здесь все стулья и мусорные урны. Потом Шерон взглянула на бланк свидетеля, в котором можно было прочитать имя незнакомца. Этьен Моро, - мысленно прочитала Реймонд, что лишний раз подтверждало ее догадки о национальности мужчины. 1972 год рождения, - продолжала анализировать информацию женщина. Но через секунду из соседней двери появился коллега и кивнул, подзывая лейтенанта. Шерон кивнула в ответ, понимая, что зовут ее в комнату для допросов. Она взяла со стола еще один листик формата A4, ручку, после чего встала.
- Я скоро вернусь, - произнесла она. – Надеюсь, с хорошими новостями, - как бы невзначай добавила женщина, уже направляясь к двери.
Обычно в фильмах комнату для допросов изображают, как пустое помещение, холодное и тусклое, где кроме нескольких стульев и стола ничего нет. Как правило, так оно и было, почему-то считалось, что такая атмосфера морально давит на допрашиваемых. Бред. Если бы подозреваемые быстрее «ломались» из-за таких мелочей – полицейским бы стало жить гораздо проще. Шерон зашла в одну из таких комнат, где сидел их воришка, настоящее имя которого было Патрик Джонс. Женщина не сказала ничего, просто молча положила перед парнем ручку и лист бумаги.
- Пиши чистосердечное признание, - ровно проговорила она, на что получила ожидаемые возмущения и, привычные слова «ничего не докажете». Очевидно, что свидетелей было много, но если этот парень решит безрезультатно побороться за свободу – это отнимет много времени. – Слушай меня внимательно, - нагнувшись над Джонсом, строго произнесла Реймонд. – Ты напишешь здесь признание, и сядешь в тюрьму только по статье «Воровство». Это месяца 3. Будешь спорить, и я пришью тебе 3 статьи: за воровство, попытку скрыться и сопротивление при задержании. Это уже 3 года.  Ты не можешь быть настолько тупым, - Шерон усмехнулась, - у нас достаточно улик, просто с признанием процедура будет гораздо проще.
Видимо, убедительные аргументы положительно подействовали на Джонса, ибо после этого короткого монолога, парень вздохнул и, что-то недовольно мямля себе под нос, начал писать. Шерон же, скрестив руки на груди, присела на стол, контролируя каждое написанное слово. Когда все было закончено, и результат удовлетворил все стороны, Реймонд злорадно поблагодарила Джонса и направилась обрадовать мистера Моро. Теперь все и вправду будет легче, от последнего требуется лишь подпись и отпечатки пальцев. Зайдя в помещение, Реймонд с улыбкой помахала листиком перед французом. 
- Отличные новости, Вам не придется коротать здесь много времени, - женщина улыбнулась и, передав листик коллеге, взяла в руки бланк, заполненный Этьеном. – Прекрасно, - подытожила она.
Шерон сначала не поняла в чем причина отказа от заявления. Нет, многое можно напортить, но в чем заключается сложность описать все произошедшее полчаса назад? Взяв листик, Реймонд была уверена, что после прочтения, махнет рукой и скажет, что ничего переписывать не нужно, но она ошибалась. У француза оказалась прекрасная фантазия, которая вынудила лейтенанта улыбнуться. Так показания еще точно никто не писал. Прочитав лестные отзывы и о себе, Шерон снова улыбнулась, она продолжала молчать еще несколько секунд, после чего все же произнесла:
- Детектив лейтенант Шерон Реймонд, - голубые глаза пристально смотрели на француза, женщина как будто задумалась, но потом все же вернулась к реальности. – Наверное, и вправду лучше переписать. Неплохой прием, - положив заявление на стол, добавила Шерон, после чего положила перед мужчиной чистый листик. – Армейская подготовка?
Все уже не могло сводиться к беседе полицейского и свидетеля, ведь сколько раз в жизни вам выпадает шанс познакомиться с обаятельным и находчивым французом.

+1

9

Если бы у Этьена учительница по литературе была именно такая, как Шерон, возможно, он бы и не стал никаким там архитектором, а подался бы в другое русло. Хотя, вряд ли перо кормило бы его так, как это делают какие-нибудь там стрельчатые своды. Но увы, у Этьена в школе было туго с преподавателем литературы, к сожалению, это был старый, сморщенный старик, который, по большей части, преподавал философию на уроках, предназначенных для чтения.
Но это не значит, что мужчина эстетически не развит. Весьма привлекательное сочинение, врученное лейтенанту, говорит об обратном. Да что там говорит, кричит. А все благодаря старым приключенческим романам, которые собирал еще его дед. С дедушкой он не знаком, а вот с его занимательными книжками очень даже. Все эти обаятельные авантюристы и обольстители с виду плохие, но чертовски милые внутри, поселились в душе француза, став его основным амплуа. Да, да, именно таким с первого взгляда кажется Этьен. Брови, чуть сведенные к переносице и слегка приподнятые, придают его лицу строгости, шарма. Однако при общении сразу ясно, что внешность обманчива и старый плут снова сыграл с вами шутку, по-детски нахмурив брови. Вот и здесь, с первого взгляда очень серьезный мужчина, с которым, казалось бы, шутки плохи и дела вести не стоит. Но он выдал себя с потрохами, и выдал он себя в посменном виде.
Женщина представилась, и Этьен просто не могу не взять и не поцеловать дамской ручки.
-Очень приятно, мадам – спокойно и даже как-то мурчаще произнес француз, после чего взял руку женщины и аккуратно прикоснулся к ней губами.
Тут Шерон положила перед ним очередной чистый лист. Этьен послушно взял ручку и стал записывать, как говориться, черным по белому события сегодняшнего утра. На этот раз Этьен отнесся к своей задачей с полной серьезностью, все кратко, ничего лишнего, все в хронологическом порядке.
Пока мужчина писал, лейтенант решила завязать разговор.
-Да, мадам. Иностранный Легион, 3 года службы. Ну а потом университет, женитьба и понеслась. – с легкой иронией проговорил француз. – собственно, в армии я и выучил английский, иначе друг друга не поймешь – усмехнулся мужчина.
Да, все-таки хорошие были времена. Возможно, он бы остался служить Франции, если бы не перспективы стать успешным архитектором, кем он и стал.
Все три года служил в 4-ом Иностранном полку, Кастельнодари. Военное дело давалось ему без каких-либо серьезных проблем, и на втором годе службы он для себя твердо решил, что останется в армии, но вот предложение со стороны боевого товарища было настолько заманчивым, что Этьен просто не смог отказаться. Этьен до сих пор поддерживает отношения со своими армейскими друзьями. Один из них был итальянцем, с ним Этьен спорил, какие девушки лучше, будто в 17 лет что-то понимал в таком щекотливом вопросе. Да, да Этьен ушел в армии в 17 лет, собственно без всякой вербовки. Пришел и отслужил, отдал долг Родине. Еще у него было 2 друга ирландца – близнецы с ломанным английским. В какие только истории они не попадали.
Этьен сидел возле листка, уже ничего не писал. На лице легкая задумчивость, губы расплылись в добродушной улыбке.
-Ну а Вы где служили? Просто так в полицию не берут, верно? – и торжественно вручив листок лейтенанту, Этьен подозвал собаку к себе. Эйфелю долго объяснять не нужно было, достаточно было постучать по коленке, и он, словно кот ученый, запрыгивал на руки. Так и сейчас, усевшись у хозяина на руках, пес уставился на женщина, активно виляя хвостом. Этьен медленно стал чесать шею собачки и, откинувшись на стул, с улыбкой стал рассматривать Шерон Реймонд.

+2

10

Шерон скрестила рука на груди и присела на стол, внимательно слушая ответ мистера Моро. Женщина мало, что понимала в вооруженных силах Франции, но Иностранный легион – звучало как-то важно. Она слегка кивнула, приняв к сведению поступившую информацию, а потом подняла голову и посмотрела на коллегу, указывавшего пальцем на соседнее помещение, а именно приемную. Хозяйку сумочки нашли достаточно быстро, но ей придется подождать, пока все формальности не будут улажены, в частности, пока француз не напишет  очередное сочинение. При мысли об этом, Шер автоматически посмотрела на лист бумаги, который был исписан ранее и совсем не годился для строго полицейского протокола. Почему-то только сейчас она осознала слова Этьена о том, что после армии он женился. Интересно, - подумала Реймонд, задумчиво смотря на листок бумаги. Думаете, ее это остановит? Увы, Шерон лишена тех моральных принципов, которые запрещают женщинам встречаться с женатыми мужчинами…
Новый знакомый решил не прерывать беседу и задал ответный вопрос. Правда, Реймонд отвечать не спешила. Она посмотрела на Этьена и загадочно улыбнулась, как бы намекая на то, что эту тему развивать врятли станет.
- Берут, и просто так берут, - женщина ограничилась таким ответом, после чего взяла в руки листок, протянутый Этьеном, в надежде, что больше не прочтет ничего, предназначавшегося лично ей. – После окончания академии, разумеется.
Нет, Реймонд было крайне приятно такое внимание, но в соседнем помещении уже ждала пострадавшая, а кто разберет, что у нее на уме. Многие стремятся устроить здесь скандал из-за вечных ожиданий, пока каждая бумажка не будет удостоверена и подписана. В общем, Шерон поставила и свою роспись, после чего встала и направилась к коллеге для передачи дела.
Тема не подлежала продолжению не из-за каких-то моральных травм, нанесенных Шерон во времена службы. Она не тот человек, чтобы жаловаться и плакать при печальных воспоминаниях. Просто начинать знакомство с рассказа о том, что ты 4 года училась в военной академии, потом 5 лет пахала на военную разведку, не получая взамен ничего, кроме истоптанных нервов и ненависти пацифистов – в общем, звучит не очень здорово. Стоит отложить на лучшие времена, если таковые вообще будут. 
Поставив все необходимые подписи, Реймонд вновь вернулась к французу. Она спрятала руки в карманы, думая, как продолжить это знакомство. Но думала она недолго, все-таки Шерон из той породы, которой не нужны удобные моменты или инициатива самого мужчины, чтобы сделать свой шаг. 
- Вы явно не это хотели услышать, - женщина вновь лукаво улыбнулась, имея в виду свой ответ. – Но, если у Вас возникнет желание услышать подробности…, - Шерон пожала плечами, - я, скорее всего, не буду против.  И да, мистер Моро. Я выношу Вам официальную благодарность за содействие в поимке преступника.
Несмотря на то, что последняя фраза была произнесена с улыбкой, и могло показаться, что Шерон сделала это только по собственной прихоти, по закону, это обязательная часть поощрения гражданских лиц. Через три дня француз может ждать грамоту, которая всегда вручается полицейскими таким самоотверженным людям. В этот момент сзади послышались женские возгласы, которые, слава Богу, представляли собой восторженную благодарность хозяйки сумочки за столь быстрое решение проблемы и поимки вора. Шерон отошла в сторону, принимая десятки «спасибо» от женщины, которой на вид было лет 45, может немного больше. 
- Мне очень приятно, правда, но в большей степени Вы должны быть благодарны этому человеку, - Реймонд указала на Этьена. – Он задержал преступника.
Теперь уже десятки «спасибо» посыпались на француза, постепенно это перетекло в бесчисленные комплименты в сторону песика. Шерон же уделила несколько секунд коллеге, который шепнул на ухо, что для опознания все готово. Опознание – тоже является маленькой формальной частью. Смешно сказать, но сколько бы людей не видели вора, пока женщина тупо не ткнет на него пальцем, все доказательства считаются косвенными. Впрочем, опознание – это забота другого офицера, Шерон же посмотрела на наручные часы и не без удовольствия отметила, что ее дежурство закончилось аж 20 минут назад.

+1

11

Со второго раза писанина заняла больше времени, ведь, стараясь исключить сарказм и флирт из очередного сочинения, выуживал строгие фразы. Для Этьена писать что-то замудренное и официальное, то же самое, что есть сэндвич всухомятку. Хочется запить, а нечем, в данном случае нельзя.
Этьен, все же ожидал более красочный ответ, даже некоторое откровение. Но всего этого не было, вероятнее всего, что время не подходящее, да и место тоже оставляет желать лучшего. Хотя, где еще разговоры могут быть откровеннее, если не в полицейском участке, где каждый день на допросе раскалываются десятки преступников. 
Шерон забрала все бумаги, признания, да и вообще прочую макулатуру, чтобы поставить там свой автограф, в народе это зовется подписью. Женщина вернулась буквально через несколько минут, а Этьен тем временем трепал шерсть на шее у своей собачки.
-Извините, это я виноват, так нетактично поинтересоваться. Место, думаю, неподходящее. – собственно, Этьен не собирался долго раздумывать, во-первых, возраст не тот, чтобы бояться женщин, во-вторых, чего, простите, кота за гениталии тянуть? – Вы не желаете позавтракать? Прошу не отказывайте местному герою, я, пожалуй, заслужил благосклонности от такой очаровательной женщины, как Вы.
И все же он не мог не отметить свой новый статус. Собственно, лейтенант сама высказала благодарность, так что, вроде все официально и это не считается хвастаньем.
А дальше, как в цирке. Словно по приказу дрессировщика на арену выпустили тигра. Вот только дрессировщиком был один из полицейских, а тигром дамочка, у которой украли сумочку. В такие моменты начинаешь задумываться, а вообще стоит помогать людям? Женщина сначала подлетела к Шерон и начала радостно заваливать ее своими «спасибо». Лейтенант ловко перевела стрелки на француза. Благодарная дама подлетела к Этьену и, если бы ей дали волю, начала бы целовать его руки. Она все говорила спасибо, а Этьен только и успевал парировать своим «да не за что». Однако женщина не умолкала и ради интереса Этьен сказал ту же фразу, только на французском. Но ничего и не случилось. Женщина оказалась очень болтливой и ответы мужчины ее мало интересовали. И вот теперь эта женщина переключилась на Эйфеля. Какие благодарности, если рядом есть кого потрепать? По началу собачке очень даже понравилось повышенное внимание к ее персоне, но дамочка все же сумела перейти все границы, что даже Эльф недовольно тявкнул в ее адрес.
Женщину увели. Этьен с облегчением выдохнул. Он никогда не любил таких навязчивых людей, всегда старался обходить таких стороной. Отчасти, он и сам себя считал таким же, не в меру болтливый, чересчур улыбчивый. Порой он не понимал людей, которые общались с ним, оставаясь друзьями. Этьен, по сути, человек-парадокс. Он никогда не знал, то ли он доволен собой, то ли хочет что-то изменить в себе. Возможно именно поэтому, чаще всего он строил серьезные гримасы, сводя брови к переносицы, стараясь выглядеть загадочным. Однако он был самым простым мужчиной, приветливым, с обычными, не пафосными шуточками. Про такого всегда говорят свой парень. И все друзья Этьена разом твердят, чтобы он перестал на людях быть серьезным, ведь порой это отталкивает. Да он и сам бы рад, вот только это вошло в привычку.
Шерон посмотрела на часы и улыбнулась. Этьен, впрочем, как всегда, сделал некоторые выводы. Либо рабочая смена закончена, либо время приближает Шерон к какому-нибудь приятному моменту. Может быть, она весь день ждала свидания с любимым мужчиной или, скажем встречей с детьми? Все может быть.
Этьен зажал Эйфеля подмышкой и поинтересовался:
-Ну, мы можем идти? Я больше Вам не нужен, как свидетель? – улыбнулся француз. Видать, старый плут снова придумал какую-нибудь уловку. Что же, ему не привыкать.

+2

12

Смотря, как нервная дама активно благодарит спасителя своей сумочки, Шерон еле сдерживала смех. Ее лицо окаменело, челюсть сжалась, в общем-то, попытки сдержать смех, были отчетливо заметны. Коллега, наблюдавший за всем происходящим со стороны, закрыл лицо руками, даже не пытаясь скрывать эмоции. С другой стороны,  если бы все были такими благодарными, как эта дама – жизнь офицеров полиции стала бы куда проще. И пусть это смотрится глупо, но все же лучше, чем многочисленные жалобы и заявления за халатность или превышения должностных полномочий. Впрочем, Шерон сейчас не хотелось вступать в демагогию с собой любимой на тему, как люди не ценят полицейских. Да и дамочка остыла, в частности, благодаря коллеге, который, видимо, пожалел собачку, и решил увезти пострадавшую.
Судя по мужчине, ему не особо понравился поток благодарностей. Он с облегчением вздохнул, чем вызвал непроизвольный смешок со стороны лейтенанта Реймонд. Женщина подошла к Этьену и, скрестив руки на груди, повернулась, провожая взглядом удаляющуюся в комнату для допросов даму.
- В общем-то, это удача, - задумчиво протянула Шерон, как будто комментируя все произошедшее. – Один раз ненормальная заехала такому спасителю сумочкой по лицу, со словами «Где же ты был раньше?», - женщина секунду помолчала, а потом сделала выводы: - Забавно было.
Моментально в голове начали всплывать такие же смешные моменты, когда вместо благодарности люди и полицейские получали по лицу, в буквальном смысле, либо терпели кучу обвинений и угроз в свою сторону. И что оставалось делать? Только смеяться и обсуждать все такие ситуации, словно нелепые анекдоты.  И вновь от нахлынувших мыслей Шерон отвлек новый знакомый, предложивший позавтракать. Реймонд даже комплименты пропустила мимо ушей, уставивших на француза. Нет, в ее взгляде не читалось удивления, скорее задумчивость. Казалось, женщина обдумывает этот вопрос, как будто он затрагивал серьезнейшую тему. Редко когда получаешь такие предложения в полицейском участке. Вернее, часто, но от весьма сомнительного контингента: воров, мошенников, алкоголиков, наркоманов, и прочих извращенцев, любящих произносить колкости в адрес противоположного пола. Хотя, к Шерон как-то клеилась лесбиянка… Но мы отошли от темы.
- Звучит интересно, - улыбнулась женщина, имея в виду само понятие «позавтракать», обычно приглашают на «ужин». – Настолько интересно, что трудно отказать.
Реймонд снова улыбнулась. Она уже успела кинуть оценивающий взгляд на француза, и ее ответ был вполне очевиден. Может быть, у Шерон и нелегкая профессия, которая была исконно мужской, но она женщина, женщина у которой есть глаза и интуиция. И что-то подсказывало, француз стоил внимания. Так зачем же медлить и строить из себя недотрогу (которой Реймонд никогда не была и не будет)?
- Нет, - покачала головой Шерон, отвечая на последний вопрос Этьена, - как свидетель, Вы уже не нужны, - а после лукаво улыбнулась.
Этьен все еще должен был сделать отпечатки пальцев, так что, предварительно почухав собачку за ухом, Шерон указала мужчине за выход, ведущий в приемную. В помещении оказалось несколько наркоманов, которых лейтенант ловила неоднократно, потому женщину со спутником встретили возгласами, типа «Реймонд, это ошибка, отпускай нас», «Эти ребята олухи», «Реймонд, Реймонд, как дела?». Небрежно махнув рукой «старым знакомым» женщина, не обращая ни на что внимания и пропуская мимо ушей дальнейшие замечания, кивнула сержанту, сидевшему за окошком. Тот быстро понял, и принес небольшую металлическую коробочку, которая содержала черную субстанцию, напоминающую пластилин. Осталась дактилоскопия, - попутно думала женщина, заполняя документы. Как только подпись была поставлена, Шерон посмотрела на француза.
- Вы позволите? – для вежливости спросила женщина, хотя ответа дожидаться не стала. Она взяла ладонь Этьена и аккуратно макнула кончики пальцев в жидкость, после чего на листике оставила отпечаток от каждого пальца. На этом формальная часть подошла к концу, по крайней мере, Этьена Моро она больше не затрагивала. Пока Реймонд снова ставила какие-то подписи, сержант спрятал коробочку и вручил мужчине влажные салфетки, которые без особого усердия, удалят грязь с пальцев.
- Вот и все, - дописывая, протянула Шерон. – Мы можем покинуть это место. Я надеюсь, Вы не думаете о пончиках, - женщина отбросила листок и с улыбкой посмотрела на Этьена, - потому что вопреки стереотипам, они составляют ничтожную часть моего рациона.

+1

13

Тут уж и Шерон пожалела Этьена. Ну как пожалела, рассказала об одном забавном случае, произошедшем в участке. Оказывается, француз еще легко отделался, а ведь могло быть хуже. Заехала бы сейчас это дамочка сумкой и… нет, с Этьеном бы было все в порядке, голова у него крепкая, как арбуз, а вот душой он вполне ранимый парень. В общем, месье Моро было бы обидно, все-таки такой поступок совершить.
-Да уж, мне еще крупно повезло. А то сейчас бы с меня снимали побои, и посадили бы дамочку за избиение мирного жителя – засмеялся Этьен.
И все же в этой ситуации было что-то положительное, к примеру, женщина согласилась на завтрак, хоть время уже и близилось к обеду. Это, безусловно, было правильным решением, иначе бы Этьен прибегнул к различным уловкам и хитростям. А он этого не любил, ему всегда казалось, что для знакомства достаточно его обаяния и французского шарма, которые, безусловно, в нем были и в немалом количестве.
На согласие лейтенанта Этьен ответил доброй и искренней улыбкой. Многие его знакомые говорили, что это «фирменно блюдо», от которого мигом становилось легче, словно от волшебной пилюли. Однако, как это часто бывает, французы приукрашивают реальность и простую улыбку выдают за нечто божественное. Собственно, когда Этьен столкнулся с американцами и, так сказать, их правилами, ему стало не по себе. Он всегда называл американцев людьми несправедливости и искренне жалел тех, кто ни разу не был во Франции.
Женщина сделала акцент на «как свидетель», и это особенно позабавило Этьена. Все-таки чем-то, но он заинтересовал ее. А она заинтересовала его, без сомнения. Ведь утром он был, как говорил Карлсон, самым больным в мире человеком, а сейчас, как ни в чем не бывало, приглашал очаровательную даму на завтрак. Для истинного француза есть всего несколько путей исцеления: бокал хорошего вина, душистый табак и общество прелестной дамы. И все же, месье Моро выбрал наиболее действенный способ в лице мадам Реймонд.
На выходе все же их затормозили. Честно говоря, Этьену было не приятно выслушивать выкрики наркоманов и бродяг, они ничего не смыслили в женщинах и, увы, в Шерон они видели всего лишь полицейского. Женщина всегда будет женщиной, не важно, какая у нее работа. Однако пока Этьен недовольно осматривал помещение, переполненное прогнившими душою людей, женщина взяла его руку и «утопила» ее в какой-то жидкости. Моро вздрогнул и резко повернул голову. Рука его уже лежала на листке бумаги. Теперь у полицейских были его отпечатки. Какая жалость, нельзя теперь разбойничать, а то ведь мигом разыщут. Посмотрев на свою руку, француз поморщился и, поблагодарив сержанта за влажные салфетки, принялся вытирать.
-Пончики? Боюсь, что одними пончиками я не наемся, по секрету скажу, я очень люблю сей процесс, и бесконечно счастлив, когда мне удается вкусно поесть в приятном обществе. – улыбнулся француз, - а что касается пончиков, то я их не ем. По мне, так это слишком тяжелая пища. Да и вообще я негативно отношусь к фастфуду. Исключение разве что, домашний сэндвич, сделанный с нежностью и любовью.
Парочка вышла из полицейского участка. На улице было свежо и, что самое главное, можно было курить. Достав из кармана сигареты Житан (Gitanes), Этьен посмотрел на женщину:
-Вы позволите? – однако он сразу же убрал их в карман – не буду. А то что Вы обо мне подумаете? – усмехнулся француз.
Этьен пригласил женщину в небольшое кафе, недалеко от парка, где некоторое время назад произошла их встреча.
Зайдя внутрь, Этьен сразу же выбрал столик у окна. Мужчина снял плащ, повесил его на вешалку, помог снять верхнюю одежду Шерон и, отодвинув ее стул, пригласил ее присесть. Эйфель сразу же спрятался под стул хозяина, чтобы не мешаться в кафе. Официант принес меню.
-Предоставляю Вам право выбрать первой. В этом кафе неплохо готовят вафли, советую попробовать.

+1

14

- Правда в том, - заговорила Шерон, когда Этьен высказался по поводу пончиков и прочего фастфуда, - что при нашем графике, это самая доступная еда. Не говоря о финансовой стороне…
Конечно, богатая наследница Реймонд, не попадала под категорию малообеспеченных офицеров полиции, но большинство не имели состоятельных родителей и жили в пределах скудной зарплаты. Фастфуд – дешево, легкодоступно и быстро, что составляет ключевые факторы при выборе рациона любого копа. А выбор-то небольшой, ибо ходить по шикарным ресторанам и готовить что-то изысканного в скромной кухне участка – банально не хватает ни времени, ни сил. Как раз в этот момент, один из офицеров пронес мимо парочки коробку с пончиками. Реймонд усмехнулась и, посмотрев на Этьена, махнула в сторону фастфуда, якобы подтверждая свои слова. Но пора уже покидать это сомнительное общество.
Шерон была рада выйти из полицейского участка и закончить этот рабочий день, относительно, без инцидентов. Нет, работу женщина любила: сажать в тюрьму плохих парней и девчонок – весьма занимательное дело, которое, вкупе с влиянием в определенных кругах делало эту профессию подходящей для такого человека, как Шерон Реймонд. Однако сегодня она чувствовала усталость. И дело не в короткой беготне за воришкой, что было относительно простой и обыденной задачей, просто это выматывающее дежурство длилось уже второй день. Кого угодно выбьет из колеи.  И все же сейчас, вопреки желанию, одолевавшему час назад, Шерон шла не домой, в объятия теплой постели, а завтракать с абсолютно незнакомым мужчиной. В принципе, тоже отдых, да еще с пользой. 
Реймонд вышла из участка, по привычке, покручивая на указательном пальце ключи от машины. Женщина махнула Этьену, чтобы тот подождал, а после быстро подбежала к своему служебному Форду и оставила там всю амуницию, включая кобуру и значок. Сегодня она просто Шерон Реймонд, без всякого напоминания о специфике работы.
Потом Шерон покорно двинулась следом за мужчиной, который направился в сторону парка. Сейчас как раз тот случай, когда нужно забыть об особенностях профессионального поведения, да и своего характера в принципе, и окончательно передать эстафету в руки мужчине. Этьен Моро, Этьен Моро, - мысленно повторяла Реймонд, не желая забыть имя нового знакомого. Почему-то женщина была уверена, что завтрак будет интересным. Они уже успели поговорить на тему пончиков, что же будет дальше? По крайней мере Шерон была полна энтузиазма.
Кафе оказалось неподалеку. Уже внутри, Этьен любезно помог женщине избавиться от верхней одежды, а после пригласил присесть. Поблагодарив официанта за меню, Шерон тут же начала изучать содержимое. Не сказать, чтобы она была сильно голодна, но от чего-нибудь легкого бы не отказалась. И вафли, кстати, очень даже подойдут. Считаете их не легкой едой? Когда занимаешься спортом, имеешь рост в 1.80 см. и ежедневно бегаешь за преступниками, поверьте, это самая, что ни на есть, легкая еда, ибо питание салатиком приведет к физическому истощению, и моральному (как очень часто повторяла сама Реймонд).
- Пожалуй, соглашусь, - задумчиво протянула Шерон, все еще листая меню. – Значит вафли и кофе. Со сливками, без сахара. И…, - протягивая меню официанту, хотела начать женщина, но вовремя осеклась, понимая, что  лучше создать о себе благоприятное впечатление, для начала, - обязательно без сахара, ладно?…
«Если там окажется хоть крупинка сахара, я вылью этот горячий и сладкий кофе Вам за воротник» - примерно так говорила Шерон официантам, которые, как специально, всегда сыпали в кружку сахар. Обычно помогало. В любом случае, сегодня от грубости пришлось отказаться. Женщина провела рукой по волосам, а после облокотилась на спинку стула. Она посмотрела на француза, не в силах перестать думать о том, что из себя представляет этот завтрак. Простое знакомство? Что-то типа свидания? Шерон бы не отказалась. Француз, имеет военное прошлое, явно не глупый, обаятельный -  все это интриговало и, одновременно, привлекало. Только бы не ошибиться. Реймонд было трудно справиться со своим скептицизмом, она – детектив, который во всем чувствует подвох. Но эти излишки профессии сегодня, кажется, мучили ее все меньше и меньше.
- Что ж…, - протянула женщина, - забавно, мы уже завтракаем вместе, а все еще обращаемся друг к другу на «Вы». Я не знаю, как во Франции, но мы – народ простой. Я, по крайней мере. Потому не обижусь, если буду просто Шерон. И да, - Реймонд посмотрела на Этьена и слабо улыбнулась, решив, хоть и с опозданием, но все же задеть тему курения, - Минздрав предупреждает...

+1

15

Шерон была очень интересной женщиной. По воли случая, Этьену удалось разглядеть не только внешнюю красоту лейтенанта, но и ее душевное очарование. Да, да она была прелестна, по крайней мере, месье Моро что-то зацепило, да так сильно, что сердце екнуло. Прямым доказательством этому был разговор о пончиках. Казалось бы, пустяк, однако Этьена порадовало. И порадовало француза не то, что она как и все остальные тупо согласилась или запротестовала в нелицеприятной форме, а осторожно, понятно высказала свою точку зрения. В наши дни это действительно редкость.
Этьен для себя отметил, что с такой женщиной, как за каменной стеной. Нет, он не трус и не прячется за женской юбкой, но и не надо тратить время на геройство во имя ручки дамы, как это делали когда-то рыцари. Сейчас на рыцаря больше походила Шерон со всей своей экипировкой. Возможно, такое мысленное заявление самому себе весьма эгоистично. Однако Этьен не озвучил его, а продолжал размышлять, какая же она Шерон Реймонд. Это действительно походило на школьное сочинение, которые ученики должны писать из года в год, но все же в случае с французом, это такая некая рецензия на очередную женщину, хоть Этьен и не считал Шерон очередной, а мысленно назвал ее «первой».
И он без сомнения был прав. Всю жизнь у Этьена на пути встречались наивные девушки, полагавшиеся на его благородство. Взять, к примеру, покойную жену, покойся ее грешная душа. Наивная, глупая, поверившая в каждое его «мурчащее» слово. А сказки напевать он умел, точно так же, как и уходить. Вот только в отличие от других, она нашла способ приструнить непокорного Дон Жуана, и то, вероятнее всего, по ошибке сердцееда. Что же касается лейтенанта, то она была простая, как облупленное яйцо, прошу прощение за скверное сравнение, но так оно и было. И эта простота без наивности цепляла. Пожалуй, она бы зацепила не только Этьена, да кого угодно. Однако французу только предстояло узнать женщину во всей ее красе, сейчас же он довольствовался тем, что успел для себя отметить и выделить. И все это ему нравилось и привлекало.
И вот они уже сидели в кафе, изучая меню. Этьен с интересом наблюдал за женщиной, предвкушая душевный диалог. Сложно сказать, что у него сейчас происходило в голове, но в народе это принято называть хаосом или активной мыслительной деятельностью. А вот о чем он думал, не знает и он. И такое бывает, словно отключаешься на мгновение, а потом включаешься вновь, освеженный, с «чистой» головой. Словно где-то на затылке есть маленький рубильник, а вот кто его включает и выключает – остается тайной, и даже британские ученые, славящиеся своими бесконечными исследованиями и открытиями, не могут знать ответ на этот вопрос.
-Эм, мне, пожалуйста, две порции омлета, если можно в разных тарелках, потом – Этьен задумчиво пробежался глазами по строчкам меня – так, принесите к омлету, бекон, тоже 2 порции и в разных тарелках. Хм, еще чай, со смородиной и какой-нибудь шоколадный торт, любой. Меню оставлю себе, может быть еще чего-нибудь закажу – и, встретившись взглядом с Шерон, улыбнулся.
Вообще, в плане еды, Этьен не специалист, но покушать сытно и вкусно он любил. Даже очень. И он всегда был искренне рад, когда очередная пассия кормила вкусными обедами. Однако теория о том, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок от части ошибочна. Этьен не так-то прост, чтобы его задобрили едой.
-На «Вы»? В былые времена муж с женой разговаривали на «вы», я уже молчу про отношения детей и их родителей – усмехнулся француз – однако мы с тобой не муж с женой и не отец с дочкой, так что, Этьен. Некоторые зовут меня Тьенно.
Тут уж и говорить нечего, сама простота, что было сказано выше. Однако и европейцы не шибко вычурны, так что Этьен чувствовал себя комфортно.
-Минздрав? Да жить вообще вредно. А сигареты – эти лишь мои маленькие радости. Надо полагать, что ты не куришь, не пьешь и вообще пример для окружающих, лейтенант? – игриво подмигнул Этьен, будто подстегивал ее. Вот только к чему?
Тут уж принесли завтрак, как и заказывал Этьен. В одну тарелку он положил омлет, пару ломтиков хрустящего бекона и поставил на пол.
-Кормежку по расписанию никто не отменял – улыбнулся француз и начал разрезать омлет на небольшие ломтики. «Расчленив» блюдо он стал накалывать по кусочку и подносить ко рту. Француз быстро разделался с омлетом и беконом, однако так и не насытился, так что ему пришлось заказать добавки.
-Ты уж меня извини, я весьма ненасытный мужчина – засмеялся Этьен, - прокормить себя – это целое дело. Честно говоря, порой завидую вам, женщинам. Вы вечно на диетах, там не доедите, там посчитаете свои калории. А мне и остается, что есть за двоих.
Этьен посмотрел под стол, Эйфель уже доедал свой завтрак, активно виляя хвостом. Тьенно потрепал собачку по загривку и снова выпрямился.

+2

16

В жизни встречаются такие люди, которыми просто невозможно не заинтересоваться. С первого слова, они как будто притягивают, настраивая собеседника на долгосрочные отношения. Дружба, приятельство, нечто большее – не важно, но тот, с кем вы будете общаться весьма продолжительное время, заметен сразу. Почему-то именно так Шерон и подумала об Этьене. Возможно, не с первого взгляда, возможно даже не с первого слова, но в процессе дальнейшего общения такие мысли уж точно посетили светлую головку лейтенанта, которую интуиция подводила редко. Впрочем, у Шерон, как у женщины, не поставившей на себе крест, был и другой интерес…
Улыбаясь уголками губ, Реймонд наблюдала, с каким энтузиазмом француз заказывал себе еду. Казалось, этот человек не ел дня два, не меньше. Хотя, Шер это не напрягало и не смущало, мужчина есть мужчина. И как в тебя все это влезет? – невольно подумала Реймонд, столкнувшись взглядом с Этьеном. Похвальный аппетит, интересно, дома ему кто-нибудь готовит? Умиляясь этой интересной картине, женщина и забыла о присутствии в кафе собачки. Эйфель (или как там его кличка) послушно сидел под стулом,  и наверняка ждал, пока хозяин не вспомнит о нем и не кинет чего-нибудь подкрепиться. Посмотрев на песика, Шерон усмехнулась. У нее было другое понимание, какой должна быть собака, но, признаться, Джек Рассел терьер выглядел просто очаровательно. Возможно, правду говорят, и домашние питомцы похожи на своих хозяев. Вот еще! – тут же подумала Шерон, вспоминая про своего гиперактивного ротвейлера, который никогда не сидел на месте, но был отличным сторожевым псом, способным откусить зад любому, кто осмелиться пересечь границы участка Реймондов.
- В былые времена и ворам руки отрубали, - подхватила тему женщина. – Вот даже не знаю, хорошо, что все изменилось, или плохо, - сделав задумчивый вид, дополнила Шерон, а после улыбнулась. – Тьенно? – переспросила она, от непривычки слышать исконно французские имена и прозвища. – А можно просто Тьен?
Подумать только, они знакомы всего минут 30, а Шерон уже ведет себя просто и непринужденно. Этьену придется забыть о той обходительности и деликатности, которая окружала его в полицейском участке. В жизни, Реймонд гораздо проще, на контакт идет быстро, с такой же скоростью переходит на приятельское и открытое общение, несмотря на короткий срок знакомства. Но от этого она не делалась менее приятной и интригующей, просто фамильярности меньше. Нет пафоса, наигранной наивности и впечатления скромной недотроги, все прямо и откровенно. 
- Я не курю, - смотря в сторону, начала перечислять Шерон, - активно занимаюсь спортом, но временами выпиваю, ем фастфуд,  ругаюсь, - женщина посмотрела на собеседника и усмехнулась, без особого смущения отвечая на этот игривый взгляд. – А так да, пример для окружающих.
Сказать, что Реймонд ведет здоровый образ жизни – это не сказать ничего. В плане того, что нечто подобное никому и в голову не придет. Да, женщина активно занималась спортом, в частности каратэ, но в общем… Пиво по выходным, что-то вредное, но быстрое в промежутках между работой, и обязательный десерт вечером – вот уж точно не идеал внутренней и внешней  красоты, к которой стремятся любительницы диет и изнуряющих упражнений. Именно поэтому, после замечания Этьена по поводу женщин и их манеры питания, Шерон усмехнулась. С одной стороны, ее точно нельзя отнести к подобной категории представительниц слабого пола, с другой – постоянные диеты – это не так просто, как мужчинам иногда кажется, о чем Реймонд не повременила сообщить.
- Завидовать, на самом деле, нечему, - убирая салфетку, чтобы официант мог поставить чашечку кофе, протянула Шерон. – Сидела на диете лишь один раз: когда отравилась. Вернее, меня отравили. Это невыносимо, смотреть и не иметь возможности попробовать. В итоге все сводится либо к нервному срыву, либо…, если выразиться корректно, к обильному поглощению пищи. Так говорил психолог, к которому меня направили из-за излишней любви к стрельбе в людных местах, - мысленно добавила Шерон, но, разумеется, вслух повторять не стала. – Эти женщины героини, ведь причины таких поступков всегда одинаковы, - продолжала рассуждать лейтенант, а после этой фразы указала рукой на Этьена, - вы, наши дорогие мужчины, зачастую именно вы.  
Реймонд пожала плечами, якобы подтверждая свои собственные убеждения. И пусть это не самая интересная тема для беседы, приятно, что даже об этом два новых знакомых могут поговорить, а периодически и поспорить. Сделав один глоток кофе, женщина не без удовольствия ощутила, как горячий напиток согревает тело и, что самое главное, в нем явно нет сахара. Через несколько секунд принесли и вафли, правда, у Шерон почему-то их вид не вызвал особого аппетита, возможно, она была просто не голодна.
- Конечно, это интересная тема, особенно в окружении всего этого…, - женщина сделала круговое движение рукой, указывая на еду, стоящую на столике, - но мне интересно другое, - Реймонд улыбнулась и посмотрела на Этьена. – Что француз делает в штатах? Только не говори, что ты прибыл сюда в погоне за американской мечтой, мне не хочется тебя разочаровывать.

+1

17

Парочка приятно проводила время. Так казалось с первого взгляда, так было на самом деле. Шерон понравилась французу: и внешне и внутренне, по крайней мере пока что она не успела разочаровать. Она вызывала в мужчине положительные эмоции. В общем-то, положительные эмоции у француза вызывали все женщины, но в лейтенанте было что-то такое, какая-то изюминка. Нет, изюминка есть в любой женщине, в Шерон что-то другое, щепотка перца! Именно, никакого изюма, ничего сладкого. Перца, который пробуждает интерес, а не желание утолить жажду. Возможно, Этьен покажется странным, но он действительно провел параллели между перцем и изюмом – от сладкого ему всегда хотелось пить, порой он мог осушуть целый графин с водой одним залпом, но при этом он любил сладкое и жить без этого не мог. А перец – перец был редок в его жизни, но это незабываемое ощущение жара в горле, возбуждало, подпитывало интерес и т.д. И все равно все шло к утолению жажды.
Ну а теперь, что касается прекрасных дам. Все они словно кексики, вкусные, сладкие, с сахарной пудрой или с белковым кремом. И что на деле? Да, прекрасные, вкусный, а после утоляешь плотскую жажду. А перец? А Шерон далеко не заварная трубочка, с ней хочется болтать, как самая болтливая девчонка из колледжа, мечтающая стать королевой на выпускном балле, уехать во Флориду и выйти замуж за красивого, богатого, скажем хирурга…
На замечания по поводу воровства, Этьен поморщился и начал тереть запястья, бурно представляя в своей голове, как ему на площади, где много народу, мясник отрубает кисти и кидает свиньям в корм. Мужчина вздрогнул:
-Пожалуй, некоторые изменения все же к лучшему, - Этьен сделал небольшую паузу, чтобы выбросить бредовые мысли из головы, и продолжил – однако это не значет, что наша жизнь стремиться к лучшему. Мне, как архитектору, обидно смотреть, как прекрасные готические соборы или прекрасные европейские дома эпохи Ренессанса заменяются тоннами стекла, металл и прочим дрянным материалом, что попадется под руку. В этом и есть современность. Люди забывают о прекрасном – с горечью прошептал Этьен, кидая фразу в сторону.
Тут Шерон придумала новое сокращение имени. Ее версия намного лучше версий предыдущих собеседниц Этьена, которые «кормили» его заеньками, котиками, пупсиками, приправляя все это жгучей специей «пафос».
-Тьен? Прекрасно. Главное, чтоб я откликался, - с задором подмигнул Этьен.
Заявление о сигаретах и прочих вредных привычках, заставило задуматься. Вредные? А такие ли они вредные? Разве можно прожить в обществе голодных мародеров без этих самых вредных привычек? Мародеры так и норовят стащить с тебя еле живого и почти вменяемого горсточку драгоценных нервов. И как жить, когда ты знаешь, что каждый день тебя будут иметь во всех позах камасутры, но иметь далеко не там, где надо? Вот и приходится приглушить боль от потерянной девственности мозга уже в подростковом возрасте и дезинфицировать раны каким-нибудь дешевым винцом.
-Собственно, жить вообще вредно. Вот и приходится грешить, по-другому не интересно. Обидно, что в рай не попаду, но, как известно, знакомых в аду больше. – радостно заявил француз, похрустывая прожаренным беконом – к тому же, всегда мечтал познакомиться с Наполеоном, узнать, почему же он не смог захватить Россию. Обидно же, всю Европу пройти, а на какой-то России сломаться. Абсурд!
Этьен доел завтрак и, наклонившись, забрал тарелку у Эйфеля. Собачонка довольная легла рядом с хозяином, однако Этьен не удержался и положил терьера на колени. Эльф благополучно задремал, а Тьен приступил к десерту.
-Мы? Я не могу говорить однозначно за всех мужчин. Но… нас нужно влюблять в себя. Любовь подобна витрине магазина. Ее постоянно нужно обновлять. Иначе покупатель уйдет к другому. И в любви и в рынке одни правила. Вообще, в этом плане, жизнь очень проста. У нее везде одни и те же правила, обычные формулы, просто нужно подставить свое значение и решить задачу, вот и все. Пожалуй, я слишком критичен, однако что делать мне и моему бедному, вечно влюбленному сердцу? Вы женщины, настолько пленительны, соблазнительны, что устоять невозможно. Но увы, постепенно вы блекните, считая, что мужчина вас любит. Нет, железное нет. Мы влюбляемся в картинку, а вы лишаете нас ее. И здесь два выхода: либо закрываться в туалете с глянцевым журнальчиком сомнительного содержания, представляя перед собой какую-нибудь божественную Тамару* с длинными ногами, красивой грудью и прелестными бедрами, либо искать более живого персонажа для плотских утех. А там уже сам не замечаешь, как становишься рабом любви. Ну а дальше по старой схеме. Есть картинка – нет картинки – хмыкнул Этьен, заталкивая очередной кусок торта в рот.
И вот, собственно, от размышлений о высоком, парочка перешла на более приземленные темы, обыденные, простые. Штаты. А что француз делает в Америке? Ни один француз не согласиться променять Францию на какую-то там Америку, не смотря ни на что. Французы безумные патриоты, жалеющие всех остальных, ведь все остальные, увы, не французы.
-Ты права, американской мечты нет. И никогда не было. Обстоятельства заставили меня бежать из родных краев, и прятаться от прошлого. – тут Этьен стал понимать, что слова его крайне двусмысленны. Мало ли, может он какой-нибудь страшный террорист из провинции, взорвавший, скажем, метро в Париже и, сбежав из тюрьмы, скрывается в Сакраменто.
-Нет, я белый и пушистый – улыбнулся Этьен, однако сразу же погрустнел, - у меня дочь умерла, я чуть не спился, умерла жена и психологи посоветовали сменить обстановку. Вот, сменил. Уже 3 года сижу в Сакраменто и воркую с местными женщинами.

*Тамара - шлюха из романа "99 Франков"

+2

18

- Ну, Сакраменто относительно молодой город, - заговорила Шерон касательно достопримечательностей, женщина прекрасно ориентировалась в истории, и архитектуры это тоже касалось. – Нам трудно понять «прекрасное», потому, что мы не видели ничего, кроме того самого металла или стекла. Хотя, - лейтенант отпила немного кофе, – по сравнению с бетонными джунглями Нью-Йорка, у нас здесь мило.
Шерон невольно вспомнила то недолгое время, которое она провела в Нью-Йорке. Обучение в Вест-Пойнте, потом в полицейской академии города, в целом, женщина отдала этому уголку планеты года три своей жизни. По правде сказать, до сих пор не понимала, почему люди так ценят «Большое яблоко». Там грязно, куча бомжей, машин, выхлопных газов, на улицах всегда толпы людей, среди которых не протиснуться, но самый главный минус – отсутствие того самого прекрасного, только в понимании Шерон. Серость. Да, именно так можно охарактеризовать Нью-Йорк. Много зданий, много небоскребов, и единственный зеленый парк, который и тот загажен беспечными горожанами. Так что, хоть Шерон и не была знакома с готическими соборами или архитектурой Ренессанса, в чем-то была согласна с французом. Все меняется, и не всегда к лучшему.
- Парки, - внезапно произнесла Шер, как будто думала над этим на протяжении всего недолгого молчания. – У нас чудесные парки
Женщина усмехнулась, понимая, как не в тему это было сказано. Однако, чувство патриотизма к дорогому сердцу Сакраменто, вынудило ее найти хоть что-то хорошее в городском окружении. А что? Парки и вправду хорошие, лучшие в штатах. Замолчав, Шерон глубоко вздохнула, смотря на свои нетронутые вафли. Как-то странно это, сидеть в кафе, с мужчиной, с которым познакомилась всего минут 30 назад и беседовать о парках, архитектуре и прочих прелестях. Вернее, удивителен не сам факт беседы, а то, что женщине это нравилось, было интересно и даже немного забавно, особенно при виде миленького терьера. Как заметила Шерон, некоторые посетители оглядывались, наблюдая за четвероногим другом Этьена, кто-то с улыбкой, кто-то с откровенным пренебрежением. Нужно было идти туда, где выход животным запрещен, - мысленно грубила им Реймонд, а после вновь обращала взор голубых глаз на француза. Только сейчас она поймала слова о том, что мужчина работает архитектором. Интересно, и сердце требовало продолжения банкета. Ну, может не сердце, но где-то внутри непременно хотелось растянуть столь удачный завтрак, в столь удачной и импозантной кампании. 
- Ну, Ад это такое место…, - Шерон усмехнулась, - Скажу просто: в таком случае, если не в этой жизни, то во второй точно встретимся. Мне-то дорога в Ад обеспечена, - мысленно добавила женщина, порой забывая о своем атеизме.
Шерон внимательно выслушала размышления Этьена по поводу картинки и какой-то Тамары. Все это время, лейтенант задумчиво проводила кончиком указательного пальца по краям кружки, которая была уже наполовину пуста. С чем-то можно было согласиться, с чем-то нет. И Шер не собиралась молчать, впрочем, все происходящее вовсе не напоминало конфликт или активную дискуссию, люди просто высказывали свое мнение, спокойно и уравновешенно.
- Звучит интересно, и я согласна с тем, что огонек нужно поддерживать, - наконец-то проговорила Реймонд с легкой улыбкой на лице. - Но не считаешь ли ты, что слишком многое ложиться на плечи женщины? Вас нужно влюблять, ваш визуальный взгляд нужно радовать.… А взамен? О, не подумай, я не законченная феминистка, и не смотри на пистолет, - совершенно искренне заметила женщина, вскидывая руки вверх. - Но с точки зрения справедливости… Кто влюбит нас? Над отношениями должны работать двое. А издеваться над собой, только для того, чтобы поддерживать образ картинки, в то время, как мужчина будет целыми днями либо пропадать на работе, либо плевать в потолок, не делая ничего, лишь ожидая, пока подруга разожжет огонь и привлечет его…, - Шерон сделала один глоток кофе и после непродолжительной паузы продолжила, только уже с долькой присущего юмора: -  Ну, проще податься в лесбиянки. Хотя, если учитывать твои критерии, я начинаю гордиться собой.
Женщина ярко улыбнулась, хотя, по правде сказать, она всегда была четкого мнения о своих данных. Особенности профессии, спорт и занятия каратэ всегда делали свое дело, правда вместе с тем, Шерон умудрялась не выглядеть накаченным бодибилдером, и имена вполне себе женскую фигуру, чем, несомненно, в своем возрасте гордилась. В общем, спорить на эту тему можно было вечно. Как у дважды разведенного человека у Реймонд было собственное представление о том, какими должны быть отношения между людьми, и в этом ее переубедить врятли удастся.  Впрочем, радовало и то, что никто и не пытался, собеседники просто делились своими мыслями.
А вот последующие слова Этьена вынудили Шерон напрячься, и нервно постукивать маленькой ложечкой по блюдцу. Первые несколько секунд женщина не знала, что сказать в ответ, да и стоило ли вообще говорить? Оставив ложку в покое, Реймонд глубоко вздохнула.
- Ух ты, - совсем невесело протянула женщина, смотря куда-то в одну точку. – Слишком резковато для первой встречи.   
А что она еще могла сказать? Правда, за этой фразой не таилось ничего обидного в сторону Этьена, скорее даже наоборот, сожаление и сочувствие. Но не это ли лишнее при первой встрече? Впрочем, наверное, не Шерон судить. Потерять ребенка… Даже мысль об этом невыносима, и справиться невозможно. И дело не только собственных детей касается, ребенок есть и ребенок, он бесценен и никто его не заменит.
- Прости, просто…, - решила пояснить свои слова лейтенант, наконец-то посмотрев на Этьена, - просто я тоже мать. И даже думать об этом невыносимо, не то, что говорить. Я не знаю, что ты чувствуешь, но мне очень жаль, правда. Надеюсь, что местные дамы хотя бы немножко помогают тебе отвлечься, - Шер слабо улыбнулась.

+1

19

-Тебе обязательно нужно побывать в Европе. Встреча с европейскими странами, это самая настоящая любовь с первого взгляда, чего скрывать? – подмигнул Тьен, подталкивая женщину согласиться на его заявление. И все же, спорить сложно, ведь Европа – потрясающее место, правда не дешевое. Но это ведь естественно, за любое удовольствие нужно платить, будь то шикарный номер, скажем, пражского отеля, или проститутка, которое худо, бедно, но все же сделает свое дело. Да, за все надо платить. За что-то хорошее и не очень. Миром правит валюта, а мы, мы – жалки людишки, подчиняющиеся бумажкам.
-Спорить не буду, парки у вас симпатичные – улыбнулся Этьен, - в вашем парке я увидел такую красоту как ты.
Нет, француз не льстил. Ему всегда было приятно сыпать комплиментами, особенно если это было искренне, а не в знак вежливости и своей интеллигенции. Сейчас это был действительно искренний порыв вежливости. На удивление самому себе, но Этьену хотелось сделать что-то приятное для женщины, хотя бы задобрить ее ласковым словцом. Ее невероятная улыбка засела в подсознании француза, и он, подобно наркоману со стажем, за столь короткое время «подсел» на эти белоснежные, жемчужные зубки. Она улыбнулась, улыбнулся он, и на душе стало чуточку светлее. Невероятно, правда?
-Так мы, вроде и в этой жизни встретились и, думаю, мне не нужно умирать, чтобы увидеть тебя вновь. – Этьен достал айфон и положил его на стол, после чего грациозно рассекая пальцем сенсор разблокировал своего незаменимого помощника. – если, конечно, ты дашь мне шанс увидеть тебя.
Однако после всех этих нежностей и мурчаний, парочка перешла на более щекотливую и, возможно, пикантную тему. Тьенно понравилось, что с женщиной можно и поспорить, и посмеяться. Во всех отношениях, приятная встреча, и, возможно, судьбоносная.
-Знаешь, я ничего не могу сказать конкретного в плане семейной жизни. Не пойми неправильно, но… - француз замялся, очень сложно внушить человеку, что ты что-то смыслишь в любви, и у тебя когда-то была семья, отношения и все такое, когда ты изменял направо и налево. – я женился, потому что моя будущая жена ждала ребенка. Для меня аморально бросить женщину, если в ее положении виноват мужчина, правда, в семейной жизни я утратил страх и некоторые угрызения совести. Мне не хватало любви. И у меня и у нее были любовники, и мы об этом знали. И все ради Адель.
И вот тема сама собой, плавно перешла в не самую приятную. Тут уж мужчина не выдержал и, подвинув пепельницу поближе, достал сигареты. Легкий клубок дыма развелся над головой француза, а Эйфель недовольно чихнули и повернулся на другой бок на коленках у хозяина.
-Не надо меня жалеть. Чувствуешь себя ущербным. Адель. У меня словно руку отрубили, я не полный. Вот и приходится утешать себя разными сомнительными способами. – грустно улыбнулся мужчина и сделал очередную затяжку. – Извини за откровения. Но, пожалуй, мне это было нужно. Спасибо. Согласись, это ведь лучше, чем спиться. Собственно, я бы сюда и не приехал, если бы не настояние психолога. И все же, не будем об этом. У тебя сколько детей? – Этьен не особо любил, когда ему лезут в душу. Он сам находил моменты, когда нужно было расчистить тот или иной уголок своей душонки. И искренне ценил людей, которые могли разговорить его.

+2

20

На заявление о том, что Европа – эта та часть света, которую обязательно нужно посетить, Шерон только пожала плечами. Правда, это вовсе не символизировало сомнения или нежелание, скорее наоборот, об этом есть смысл подумать. Да и чего от греха таить, женщина всегда хотела посетить красивые города Германии, консервативную Англию, ту же Францию…, да и знала она об этих странах немало (общее развития на высоте, а как же). Но времени катастрофически не хватало, упустил момент, а теперь сиди и пускай слюнки на открытки с изображением Эйфелевой башни, Биг Бена и прочих достопримечательностей, до тех пор, пока не освободишь свой плотный график. Хотя, если Шерон не имела возможности посетить Европу, это не значит, что она вообще никуда не ездила и нигде не бывала.   
Возможно, - протянула Реймонд, не решаясь согласиться сразу, ведь все надо увидеть своими глазами. - Я была в Австралии, я оттуда родом. На Гавайях…, а, ну и конечно в Восточной Азии, в Японии. Чудо-страна, кстати.
И Шерон вовсе не преувеличивала. По ее мнение Япония – культурный центр Азии, место, где прошлое и настоящее магическим образом переплетается, создавая великолепную и завораживающую картинку. И пусть у женщины было мало времени, чтобы осмотреть все Токио и остров Окинава, но даже того малого хватило, чтобы сделать определенные выводы. Кстати, ездила туда Реймонд из-за каратэ, ведь только на родине этого боевого искусства можно получить достойное обучение и пройти настоящую аттестацию, а не то, что происходит в штатах, да и в любой другой  стране.
- Тоже мне красота, - с усмешкой резко выпалила женщина, сразу после слов Этьена. Она ничуть не смутилась, и, в принципе подобный расклад дел был очень лестен, хоть и вызвал такую неоднозначную реакцию. – Хотя, наверное, наручники, оружие и усталый вид придают мне какого-то шарма…
После этой ироничной ноты, Шерон снова усмехнулась и сделала очередной глоток кофе. Наконец-то, дошло дело и до вафель. Очевидно эта беседа, вызвала у Реймонд какой-то аппетит, в переносном смысле, хотя удовлетворять его все равно пришлось традиционным способом - едой. Что ж, француз не соврал, вафли здесь и вправду были великолепными. Вкусно, просто, сытно. Как раз в это время, Этьен неоднозначно заговорил о следующей встрече.  Реймонд отодвинула тарелку в сторону и с легкой ухмылкой посмотрела на мужчину, который уже щелкал по своему айфону. Намек был понят, и хотя Шер казалось, что все выходит слишком прямо и слишком быстро, она была лишена предрассудков, потому не стала отказывать. Впрочем, и не хотела, настолько ее привлек этот брюнет. 
- Так будет проще, - протянула женщина, доставая из внутреннего кармана пиджака свою визитку, на которой помимо эмблемы департамента, имени и звания, был написан телефон, как рабочий, так и мобильный. – Как я могу отказать? – подмигнула французу Реймонд, пододвигая визитку к айфону.   
Дальнейший рассказ Этьена, Шерон выслушала безмолвно, как и в первый раз. Это было глубоко личное, чужие комментарии, комментарии человека, никаким образом не связанного с ситуацией, были излишними. Потому, после того, как мужчина закончил, пара погрузилась в непродолжительное молчание. Шерон и вправду не знала, что сказать. Да и стоило ли? Начать давать какие-то бессмысленные советы, высказывать свое мнение… Этьену нелегко, это было видно хотя бы из-за того, что он сразу же взялся за сигареты. Да и неподходящая эта тема для первой встречи. Потому, здраво рассудив, что пора начать беседу о чем-то более приятном, женщина только глубоко вздохнула. Правда, последующие слова француза не добавили позитива, сердце Шерон сжалось еще сильнее. До сих пор было трудно осмыслить тот факт, что человек потерял ребенка. Нет, на работе лейтенант со всяким сталкивалось, но здесь другое…   
- Я не жалею, я сочувствую. Увы, полицейские видят в этом разницу, - и вновь горькая улыбка. Как думаете, сколько раз за свою карьеру детектив сообщает кому-то о смерти близкого родственника, любимого, ребенка? Вам никто не ответит на этот вопрос, потому  что происходит подобное слишком часто. А с 10 годами стажа Шерон… В общем, наверное и вправду пора перейти к более позитивной теме. Да и вытягивать из кого-то душевые переживания… Придет время – расскажет. Забавно, Реймонд уже планирует на будущее, как будто уверена в том, что простой беседой в кафе все не закончится. 
- У меня двое, - с некой гордостью и удовольствием ответила на вопрос француза Реймонд. – Дочка и сын, с разницей в 17 лет. Звучит диковато, - засмеялась женщина. - Но я не замужем, - тут же иронично отметила она. – Это чтобы не создавать о себе пагубного впечатления.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.