Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.


Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Все происходило быстро, на одном дыхание, и это было волшебно. Честно говоря, Этьену редко удавалось найти достойную компанию, и приходилось довольствоваться милыми мордашками молоденьких девушек. С ними было комфортно. Они не блистали нереальным интеллектом, а многие даже умудрялись оправдать свое звание «блондинок». Кстати, Шерон тоже блондинка, однако она оправдывала звание лейтенанта, а не цвета волос.
-Мм, Австралия? Интересно, интересно – многозначительно протянул Этьен. Женщина стала первой знакомой родом из краев кенгуру и эму. Ах да, еще коал, таких милых эвкалиптовых мишек, на которых похоже все человечество в понедельник утром. – в Японии не был, зато пробовал суши! – довольно проговорил Этьен.
От комплемента женщина отмахнулась, что было весьма странно. Скромная? Что-то не верится, женщины любят ушами, а соответственно различного рода ласки и нежности для них словно бальзам на душу. А что же бальзам для Шерон? Похоже это открытие только предстоит сделать.
-Слушай, ты меня ставишь в неловкое положение, я даже и не знаю, как тебя переубедить. – немного разочарованно сказал Этьен – такое ощущение, что ты переобщалась с мужчинами в своем полицейском участке и они, увы, не разу не ласкали твой слух. Пожалуй, если только взгляд – задумался Этьен.
А чего тут думать? Если бы они все красавцами писаными были. И чем тут даму порадуешь, соблазнишь? Неужели она засмотрится на нелицеприятного, толстого копа, который подмигивает ей и эротично запихивает пончик себе в рот целиком? Не, у Этьна явно были преимущества. Да еще какие!
Мужчин внимательно рассмотрел визитку. Его пальцы шустро и даже как-то грациозно забегали по дисплею, набирая номер телефона женщины.
-Ну все, жди звонка. Я теперь точно не отстану – подмигнул Этьен в ответ.
Однако вся эта игривость и непринужденность улетучилось. И дело не в Шерон, она ведь не знала. Эта рана еще не зажила, да и затрагивать эту тему Этьен не любил. Иногда, когда ему нужно было выговориться, он записывал это в блокнот, как посоветовал ему психоаналитик. Сначала француз протестовал и был недоволен, а потом свыкся, и уже не замечал, что сидит над блокнотом и что-то чиркает.
-Здорово, ты счастливая мать, Шер. Не могу не сказать, я тебе завидую. Многие мужчины были бы счастливы остаться бездетными, пожалуй, если бы у меня никогда не было ребенка, я бы тоже жил припеваючи… - но Этьен не успел договорить мысль. Зазвонил телефон, на проводе был Норберт. В голосе этого пухляка слышалось отчаянье, ощущение, что он в заложниках и не знает, что делать. Одним словом, Этьена вызывают на работу. Не дают человек спокойно поболеть.
-Шер, извини, но мне нужно бежать. – с досадой проговорил Этьен, - я заплачу!
Достав из кармана плаща бумажник, Этьен расплатился с официантом и оставил ему на чай.
Ну и как полагается, он помог Шер одется и они вместе вышли на улицу. После чего разбежались в разные стороны.

Неделю спустя.

Всю неделю Этьен пахал. Да-да, именно пахал. Как вьючный ишак или ломовая лошадь. И вот в четверг, когда он вернулся домой весь измотанный и отрепанный, как какой-то кусок не пойми чего, он наткнулся на визитку, которая всю неделю лежала перед носом. Смешно, как много мы не замечаем. Недолго думая, Этьен набрал Шерон и как он был счастлив, услышав ее голос.
На сей раз француз предложил пообедать. Как говорил один знакомый: «Познакомились на завтраке, встретились на обеде, переспали на ужине». Эта схема порой срабатывала, однако она не для Шер. Женщина не дурочка, чтобы вестись на сладкие слова с волшебным, немного картавым, французским акцентом. Однако женщина быстро согласилась на свидание и даже сказала, куда за ней заехать.
На следующий день Этьен даже успел сходить на работу и смыться в обед. Подъехав по указанному адресу, француз обнаружил школу каратэ.
Будет жарко – усмехнулся Этьен. Он взял с сиденья маленький лавандовый букетик и вышел из машины. В школе было уютно, чисто, одно пугало – крики разных тонов и частот из зала. Хотя, удивляться нечему. Когда тебя бьют, это не есть приятно.
Этьен прошел в зал и аккуратно встал у входа, прислонившись спиной к стене. Из толпы белых костюмчиков француз сразу нашел Шер и начал за не следить. Она была словно пантера, красивая, грациозная, ловкая и сильная. Прогибаясь с кошачьей гибкостью, она показывала весьма причудливые приемы. Этьен не мог скрыть улыбку.
Тут занятие закончилось, а это значило, что Тьенно мог подойти к пантере. Послышалось перешептывание детей, особенно были взволнованы девочки. Мужчина подошел к Шерон и, взяв ее руку, чтобы поцеловать ее, довольно сказал:
-Здравствуй, любительница острых ощущений! – однако Этьен не ожидал, что у Шер сегодня игривое настроение и она захочет испытать один приемчик на его шкурке.

+1

22

- Может быть, сужу субъективно, - допивая оставшийся кофе, проговорила Шерон, после чего отодвинула чашку с блюдцем, - но Австралия – чудесная страна. Советую.
Женщина ярко улыбнулась, а после опустила голову, показавшись девчонкой, застеснявшейся симпатичного парня. Визуальный обман, разумеется (хоть и не менее очаровательно, не так ли?), просто внезапно в памяти всплыли все счастливые моменты, произошедшие в Сидней. Конечно, Шер была еще совсем маленькой, когда семья перебралась в соединенные штаты, но она никогда не забывала о корнях, ездила периодически на родную землю. К тому же, там обосновался один из братьев, так что, причин для поездок было много.
Слова о комплиментах, женщина выслушала молча с легкой улыбкой на лице. Была ли она скромницей? Что вы, Боже упаси! А вот реалистичности хоть отбавляй. И Шерон знала, как выглядела, знала и как могла выглядеть. А уж поверьте, эти представления никак не сочетались с понятием скромности или закомплексованности. Либо настойчивость француза, либо его внешний вид, харизма, открытые комплименты – не понятно, но что-то заставляло женщину надеется на новую встречу. Не сказать, что Шерон почувствовала какую-то искорку, или как это принято называть… Хотя, может и почувствовала. Только что разведенному человеку, трудно определиться в своих ощущениях, особенно когда дело касалось кого-то нового.
- Ладно, ладно, - махнула рукой Шерон. – Я же не сказала, что это не так. Всего лишь сделала некоторые поправочки, но раз даже с ними твое мнение не изменилось…, - женщина с улыбкой развела руками, что могло служить безмолвным продолжением фразы аля «если не изменилось, то я сдаюсь».
Дальнейшие слова Реймонд выслушала молча, как и в предыдущий раз, впрочем. Не в силах сказать ничего ободряющего, не в силах понять, все, что она могла сделать – просто слушать, безлико сопереживать. В конечном счете, Этьену, наверняка, и самому не очень нравилась эта тема, посему, самое правильное, что можно было сделать, это побеседовать о чем-то другом. Однако, даже этому не было суждено осуществиться. Долька разочарования, которая посетила Шерон, моментом сменилась мыслями о последующем дне, заботах на работе, детях… Да, в этом вся Реймонд, которой недостаточно одной встречи, одного взгляда, ее нужно было заинтересовать, привлечь, а эта беседа получилась слишком короткой (хоть и занимательной). Так что, получив свою порцию общения с приятным мужчиной, лейтенант Реймонд распрощалась и направилась домой. По правде сказать, в этот день, она еще вспоминала о столь приятном завтраке, а вот уже на следующий, время на воспоминания не осталось…

Неделю спустя.

Вся неделя прошла как в тумане. Шерон металась от работы к семье. Так уж вышло, что именно в этот период преступность не на шутку активизировалась, доставляя много хлопот городской полиции. К счастью, к среде, после раскрытия одного дела и улаживания конфликта между бандами восточного и западного Сакраменто, начальство, да и все остальные, ослабили давку на лейтенанта. Та успевала не только заниматься незакрытыми делами, проводить время с детьми, но и ездить в свою школу каратэ. Школа была еще совсем новой, однако неплохие рекомендации, статус директора и учителей, создал благоприятную репутацию и, как следствие, приток учеников с разными уровнями знаний и степенями.
Вот и сегодня Шерон решила посвятить свое свободное время школе. Женщина брала только «черные пояса», которые претендовали на 2 дан, или выше. Именно поэтому от главного зала всегда было больше шума и криков, трюки там проделывали не шуточные, позавидовали бы и гимнасты. Реймонд стояла напротив двух десятков каратистов, чьи кимоно были перевязаны черными поясами. У нее и самой был такой, только с семью золотыми полосками, которые обозначали «7 дан». Женщина была сосредоточена на учениках, хотя с минуты на минуты ожидала званного гостя. Этьен не обманул и все же перезвонил. Шерон, конечно же, согласилась встретиться, ей мало одной беседы для того, чтобы запомнить человека. Ну вот такая она, примите, какую есть.
- Нет, нет, нет, - не выдержав, сделала замечание женщина одному из учеников. -  Томми, сосредоточься. У меня такое чувство, что мысленно ты не здесь…
Так называемый Ура маваси тоби гэри (круговой удар пяткой через спину в прыжке) – был очень сложным ударом, который прекрасно получался у Шерон, но крайне неуклюже у ученика. А парнем он был способным, просто думал о чем-то другом, что недопустимо в боевых искусствах. Реймонд немножко увлеклась, однако, вовремя посмотрев на часы, скомандовала своей группе расходиться. Перед этим все традиционно поклонились учителю, на что та ответила взаимностью. Правда, поклон, адресованный Шерон, выглядел немного иначе, чем ее самой. Дело было в дане, чем выше дан – тем больше уважение, тем больше различий в правилах поведения.
Ученики еще не успели разойтись, как около входа в зал, Реймонд увидела знакомое лицо. Женщина невольно улыбнулась, не без удивления для себя, отмечая, что действительно рада Этьену. Как и в первый раз, мужчина галантно поцеловал даме руку. Несколько учеников, с интересом наблюдали за происходящим, направляясь к раздевалкам, но Шерон было все равно. К тому же, сегодня ее настроение отличалось от настроения того дня. Больше энергии, больше бодрости, больше игривости…
- Я – директор этой школы, - пояснила женщина. – Каратэ – это моя вторая страсть. Ну, еще кудо и айкидо. Не знаю, зачем я это уточнила, - засмеялась Реймонд, которой в жизни оказалось мало одного черного пояса по каратэ, она собрала еще черные пояса по выше упомянутым кудо и айкидо. – Подожди минутку, - махнула она рукой и скрылась за дверью.
Вернулась Шерон уже переодетой в короткие шорты и майку. Все-таки кимоно – не самый лучший наряд для такой встречи. Однако, желание сходить куда-нибудь резко улетучилось. А чем это не место для приятного времяпровождения? К тому же и настроение располагает.
- А ты же служил, да? Ну, может, покажешь, чему в вашем легионе учат? – игриво дразня, произнесла Шерон, отходя назад. – И не стесняйся, у тебя все равно ничего не получится…

+1

23

-Даже так? – бровь удивленно и, не поверите, грациозно приподнялась, а уголки губ дернулись вверх, образуя заразительную улыбку. – Значит, в защитниках нет нужды? Скорее наоборот? – засмеялся Этьен.
За спиной все еще слышались смешки и перешептывание учеников. Повернув голову, француз заметил, как целый рой заинтригованных мордашек с жадностью рассматривали его и Шерон.
-Ну-ка, кыш – со смехом шуганул их француз, и дети, разразившись в лучезарном смехе, скрылись за дверью, радостно проговаривая «жених и невеста». Мужчина лишь широко улыбнулся детям, теперь им есть, что обсудить, и, повернувшись к Шерон, продолжил наслаждаться ее видом. Да, Шерон в кимоно, это вам не шутки.
Однако женщина пожелала переодеться, жаль что не раздеться… Этьен послушно ждал ее в зале, изучая все вокруг. Школа была ухоженная и видно, что новая. А Шерон молодец! – отметил про себя Этьен, действительно восхищаясь этой женщиной. Еще и двое детей. Есть чему поучиться и мужчинам и женщинам.
Пожалуй, Этьен мог ждать от Шерон все, что угодно, только не вызов на дуэль. Конечно, все это было в шутку и, возможно, делалось для того, чтобы разбудить еще больший интерес у француза, но Этьена это ввело в некоторое недоумение.
Но мужчина быстро собрался. Неужто он испугался какой-то женщины, даже если это была лейтенант полиции, директор каратэ, в общем, Шерон? Нет, Этьен принял вызов и принял участие в забавной игре.
- А ты же служил, да? Ну, может, покажешь, чему в вашем легионе учат? – Шерон явно была настроена решительно.
-Что? Ты предлагаешь, чтобы я тебя побил? – засмеялся Этьен, - Я не знаю приемов карате. Я боксом занимался, а если быть точным, простым мордобоем за деньги в Легионе, пока надзиратели не видели. Так что, я еще тот воин.
Однако Шерон сложно переубедить. Если она что-то придумала у себя в голове, лучше уж ее побить, как она этого желает.
-Ну ладно,  ты сама этого хотела – вздохнул француз и начал снимать плащ. Кинув плащ на скамейку, а рядом лавандовый букетик, Этьен вернулся к Шер и встал в боевую стойку, выставив вперед кулаки. Смешно, не правда ли?
Этьен, естественно, не напрягался. Удары проходили вскользь, а точнее кулаки вообще не касались женщины, потому что та очень ловко уворачивалась от них. Мужчина явно проигрывал.

+1

24

Присутствие учеников Шерон игнорировала. Знаете, им всегда нравилось смотреть, как мастер-класс заваливает самодовольных увальней, считающих, что они знают каратэ гораздо лучше, или, по крайней мере, заслуженно получили свою степень. Конечно, ситуация с Этьеном была иная, никто никому и ничего не пытался доказать. Игра, интерес, азарт. Возможно, именно из-за этого некоторые ученики предпочли посмотреть на продолжение истории, вместо того, чтобы пойти домой. Однако, Этьен неоднозначно дал понять, что присутствие посторонних излишне. Женщина лишь улыбнулась и помахала  группе рукой, после чего все разошлись, хотя желание парочки уединиться вызвало еще больший интерес. Чтобы избежать незваных гостей, Шерон закрыла дверь в зал. Как это приятно, остаться в помещении, не переживая за то, что тебя могут здесь забыть или запереть. Все твое, у тебя от всего есть ключи… Да, Реймонд определенно нравилось быть директором этого заведения.
- Побил? – засмеялась лейтенант. – Не торопи события, сегодня женщина тебя удивит. А по поводу приемов…, - она махнула рукой, - так даже интереснее. Разве нет? О, на всякий случай…
Реймонд притащила мат, которым обычно не пользовались при занятиях с учениками, обладающими черным поясом. Собиралась ли она поддаться, или хотела полностью показать себя? Шерон и сама не знала, хотела просто разнообразить этот чудесный день, да и француз оказался не против. Впрочем, в этом никто даже не сомневался, мужчины – такие азартные игроки, особенно, когда вызов им бросают представительницы слабого пола.  Шерон медленно отходила назад. Никаких стоек, никакой подготовки, выглядела она спокойной и расслабленной. Просто была уверена в своих силах и знаниях, а когда начинаешь бой – спустя 30 лет стажа сознание реагирует уже рефлекторно.
- Очень хотела, - лукаво улыбнувшись, протянула Шерон, не в силах перестать дразнить Этьена. – Так что не спасуй.
Всегда чувствуется, когда противник тебе поддается. Вот и в случае с французом Реймонд ощущала нечто подобное. Вернее, Этьен не поддавался, скорее не прикладывал достаточно сил. Впрочем, это было и не нужно, ведь все происходящее – просто игра, придуманная Шерон для удовлетворения собственных интересов, собственного азарта. Ловко уклонившись от нескольких ударов, женщина  резко отошла назад.
- В общем-то…, – одобрительно кивая, протянула она, – ты сгодишься в защитники
Несмотря на отсутствия усердия, нужно признать, кулаками мужчина махал неплохо. И знаете что? Это чертовски впечатлило Реймонд. О да, ей нравились представители сильной половины человечества, которые могли дать затрещину, кому угодно, которых можно было смело назвать «мужиками» и не бояться того, что они сбегут при первых проявлениях опасности. Иными словами, никакие подкаблучники и тряпки, никакие плаксы, которых может тронуть любая собачка или котик – Шерон нравились только настоящие мужчины, разумеется, в своем субъективном понимании. И Этьен в это самое понимание прекрасно вписывался. 
Сейчас все происходящее было похоже на игры в кошки-мышки. Этьен попытался нанести удар, однако Шерон ловко увернулась. Ладно, заканчиваем этот увлекательный спектакль, - подумала женщина, решив завершить эту часть встречи. Лейтенант резко схватила француза за запястье, подтянула к себе и сделала сзади подсечку ногой, заваливая мужчину на спину. Все это произошло за доли секунды (основной принцип любого боевого искусства – скорость), парочка завалилась на мат. Шерон слегка приподнялась, упершись руками, между которыми, выразимся так, и находилась голова француза.
- Шах и мат, - проговорила она, смотря на Этьена. Казалось, женщина не собиралась подыматься…, совсем не принимая к сведению тот факт, что лежала на человеке, с которым ее связывала всего одна встреча, всего один завтрак. - Как на французском будет "я завалила тебя на лопатки"? - тихо добавила Шерон.

+1

25

Этьен напрягся, когда Шерон закрыла дверь на ключ. Нет, он бы так не волновался, если бы у них за спиной были не то, что часы, целые дни, проведенные вместе. При таком раскладе можно понять, зачем женщина хочет уединиться с мужчиной. Сейчас, скорее всего немного другой случай. Этьен не дурак, он станет думать о том, что его сейчас поколотят до полусмерти или вообще убьют. Шерон не похожа на убийцу, по крайней мере мирных людей. А Этьен мирный. В меру добрый, покладистый, нежный, ручной. В общем, мечта, а не мужчина. Хотя нет, все, что сказано выше – преувеличено. Лично подписываюсь под этим заявлением. Да, он может быть таким, это бесспорно, но его не на долго хватает. Чаще всего любая его интрижка заканчивается «давай останемся друзьями». При этом, данную фразу говорит именно мужчина, а не женщина, которая думала, что все хорошо, а в голове уже продумывала коварные планы женить француза на себе. Этьен это уже проходил, научен горьким опытом. Однако результат этого опыта его устраивал, даже более чем. Но, увы, до определенного момента.
-А мат зачем? – Этьен был искренне удивлен и не пытался скрыть этого. – Ты серьезно?
А дальше, как уже было описано ранее. Он махал кулаками, стараясь все же не зашибить Шерон. Хотя, чего за нее беспокоиться, она сможет постоять за себя, а вот Этьен? Сможет?
Вся эта игра показалась французу очень забавной и занимательно. Шерон просто чудо – отметил про себя мужчина. – Умеет же заинтриговать! Женщина, где ты была лет 15 назад? Да, полное разочарование. Порой мы ищем нужных людей всю жизнь и, чтобы не остаться одиноким, берем первое, что попадется под руку. Это как в магазине. Ты пришел, скажем, за зубной щеткой, которую так активно рекламируют по телевизору. И твоей целью на вечер становиться обзавестись щеткой, ведь зубы тебе чистить не чем, ну не пальцем же втирать пасту в десны, однако, некоторые предпочитают и пальцем забавляться*. Ты приходишь в магазин, в самый ближайший. Собственно, времени у тебя нет искать желаемое, ведь магазинчики скоро закроются, а зубы почистить, кровь из носа, как надо. И вот ты заходишь, идешь в нужный отдел. Подзываешь юную консультантку, на лицо азиатка. И выговариваешь ей, словно чечетку отбиваешь, название этой проклятой щетки, которую так заманчиво прорекламировали. Она идеальна! Она мне подойдет! Ты наивен, как ребенок. Да и, собственно, азиатка разбивает все твои мечты о свежем дыхании и превосходном массаже десен. Твой воздушный замок разрушен, и вот ты стоишь один, обезоруженный, так сказать, и что делать? Магазины уже закрываются. Не найти тебе твою идеальную щетку. И, печально рассматривая другие щетки в пластиковых упаковках, подвешенных на витрине, словно маленькие висельники, ты выбираешь даже не по красоте, а по цвету. Тебе нравится фиолетовый? – Ты берешь фиолетовую. Тебе нравится синий? – Ты берешь синею. Все очень просто, логично, и ребенок поймет.
И что же? Шерон нужная зубная щетка? А как узнать? А никак. Просто ждать. Да и кто мешает пробовать другие щетки?
Все эти странные мысли кружили в голове у француза все то время, пока он пытался уложить Шерон. Вот только, кто кого укладывает, позвольте спросить? А Шерон была неописуема. Несколько минут назад это была статная, грациозная пантера, обучавшая котят боевому искусству. А сейчас перед мужчиной игривый котенок, смеется и ловко уворачивается от его огромных кулаков.
Защитники? Этьена сложно назвать защитником, он старел и терял сноровку. Да, именно старел, он не отрицал этого. Зачем отрицать то, что есть на самом деле? Абсурд! Собственно, о чем и речь. Шер ловко и, казалось, без всяких усилий уложила здоровенного мужика на спину. Уму непостижимо.
-Я не гроссмейстер, а значит, я и не проиграл партию! – радостно отметил Этьен.
Женщина восседала на своем вымышленном противнике, говорю вымышленном, потому что Этьен никудышный соперник. Она склонила голову над лицом Этьена. Мужчина тяжело дышал, все-таки махать кулаками это не простое дело, руки его, как бы сами собой, оказались у женщины на бедрах, придерживая ее. Французский? Уложить на лопатки?
-Я думаю, на французском это будет звучать так – и Этьен, чуть приподнявшись аккуратно коснулся губами подбородка женщины. До губ он бы не дотянулся, да и не стремился. Неловко молчание. Она хлопает глазами. Он хлопает глазами. А этим людям под сорок лет, между прочим. Нет, люди не стареют душой, никогда.
-Извини – улыбнулся Этьен – tu fais toucher les épaules à moi** - промурчал Этьен, а потом перевел – ты уложила меня на обе лопатки.

*В данном контексте речь идет о, пардон, мастурбации, как последствие одиночество ("отсутствие зубной щетки" - второй половинки)
**Сделала бы транскрипцию, но прочитаешь ли ты? Так что, довольствуемся руссицизмом - тю фэ тушэ лезэполь а муа

P.s. ей богу, я тут сидел проводил настоящую лингвистическую работу в поисках фразу "уложить на лопатки" х)

+1

26

Шерон и сама не понимала, что могло стать причиной такого игривого настроения. Не то заряд бодрости, полученный от занятий каратэ с утра, не то присутствие француза, с которым хотелось не просто побеседовать…, которого хотелось привлечь и заинтересовать. Не понятно, но одно было совершенно ясно: в присутствии этого человека Шерон становилась… просто Шерон. Ни учитель, ни лейтенант полиции, ни «самоуверенная сволочь» (как ее назвали в преступном мире), а та резвая девчонка, которая выросла с шестью братьями, и знала, как взять свое, эгоистично и не раздумывая. 
Вторая встреча, только вторая встреча, а Реймонд уже успела завалить партнера на лопатки, не чувствуя абсолютно никакой неловкости. Стали ли для нее неожиданностью действия Этьена? Вовсе нет, просто приятные последствия, вполне логическое завершение спарринга, кстати. Правда, мужчина немного поскромничал, испугался что ли, а вот его оппонентка скромничать не собиралась, слишком стара для этого. Да и к чему тянуть резину?  Никто не обещает любви до гроба, долгой и счастливой жизни, более того, никто об этом даже не задумывается. Так почему же не брать от жизни все удовольствия здесь и сейчас, не откладывая на потом, в надежде на то, что это будет длиться вечно?
Шерон криво улыбалась, поглядывая то на глаза француза, то на его губы. Господи, женщина, тебе 37 лет, - думала Реймонд, попутно прогоняя мысль о том, что это еще не конец, столько лет впереди. Да и согласитесь, даже в свои года, она не просто неплохо выглядела, а еще и чувствовала себя, обладала такими физическими данными и способностями, которые не снились и 25-летним девушкам. Слишком нескромно? Да к черту скромность, только не сейчас. Но вернемся к сложившейся ситуации, которую, положив руку на сердце, совершенно точно можно было назвать интимной. Знаете, нет, эти чувства, которые женщина внезапно испытала к Этьену, были не похожи на влюбленность или что-то в этом роде, для этого такому человеку, как Шерон, нужно больше времени. Притяжение, да, наверное, банальное протяжение, которое женщина уже не хотела контролировать.
- Звучит красиво…, - протянула она, будучи увлеченной уже совсем другим. Почему-то нахлынул резкий порыв, захотелось просто сделать это, поддаться. Реймонд резко наклонилась и, положив руку на грудь француза, полураскрытыми губами прикоснулась к его губам. Вернее, прикоснулась – немного не то слово, которое можно было применить к этому страстному жесту. Продлив сие удовольствие несколько секунд, женщина медленно провела рукой вдоль груди, прикоснувшись к шее, после чего приподняла голову. 
- Даже странно…, - задумчиво произнесла она, смотря Этьену в глаза. – Но я надеюсь, у тебя не создаться обо мне плохого впечатления.
Шерон лукаво улыбнулась. Она никогда не сдерживала свои желания, но больно уж не хотелось, чтобы француз подумал, будто бы лейтенант бросается так на каждого встречного, то ли пытаясь утолить тайные желания, то ли  являясь нимфоманкой. Но нет, здесь было другое. Ведь что-то было, что-то произошло. Женщина могла однозначно сказать, что ни к одному из бывших мужей не тяготела со второй, да и с третьей встречи тоже. И сейчас она не жалела о том, что сделала и не собиралась извиняться, как часто это делают люди, сомневающиеся в том, что партнер этого хотел. 
После этой короткой фразы, Реймонд посмотрела на часы, висевшие на стенке. Скорее по привычке, нежели из-за того, что куда-то спешила. Однако после этого женщина попыталась встать, все-таки сегодня, она позволила себе больше, чем следовало бы для второго свидания. Наверное. У самой Шерон границы были широкие, а вот кто знает, какие нравы у французов…
- Урок закончен..., - упираясь рукой на мат, чтобы встать, протянула она. - Мастер остался доволен учеником.

+1

27

Это необычное мгновение. Сказочное, волшебное, когда время останавливается. Да, и такое может быть.
Этьен лежал, жадно впиваясь глазами в черты лица Шерон. Что-то в женщине было, что-то, что цепляло больно и навсегда. И даже если Этьен больше никогда ее не увидит, то он и не забудет ее никогда. Грудь француза вздымалась от тяжелого дыхания, словно трепеть крылышек бабочки. Мгновение. Какой момент.
Шерон наклонилась, и ее мягкие, сладкие губы коснулись лица француза. Поцелуй. Это словно подарок на Рождество, которого ждал всю жизнь. Шелковое прикосновение ее руки вызвало странное, сжимающееся чувство в груди мужчины, от которого он невольно вздрогнул.
Однако все это очарование длилось не долго. Все не долговечно, вот только хорошее заканчивается быстрее, чем плохое.
Шерон смотрела Этьену прямо в глаза и, как ни странно, мужчина не чувствовал никакой неловкости, словно так и должно было быть. На лице появлялась широкая улыбка, одобрительная, добродушная.
-Нет, впечатление осталось только хорошее. – поспешил француз успокоить женщину.
Шерон посмотрела на часы и поспешила слезть с Этьена. Мужчина сел и, посмотрев на Шерон, усмехнулся:
-Значит, ты учила француза целоваться? Интересно. Однако ученику понравился урок. – мужчина встал с мата – давай помогу, куда его убрать? Мы ведь больше не собираемся практиковать поцелуи? Ладно, прости, шучу. Куда его тащить?
Шерон указала в угол, и Этьен послушно убрал мат.
На сегодня он планировал свозить женщину в какое-нибудь уютное местечко и вкусно пообедать, однако сегодняшний «урок каратэ» заинтриговал Этьена, чего уж скрывать. И все же романтический настрой остался, просто к нему еще прибавилась игривость. Тут мужчине в голову пришла хорошая идея, как это часто бывает – неожиданно и спонтанно.
-Слушай, а может ну эти кафе, рестораны. Пойдем, сходим куда-нибудь повеселиться, скажем, поиграем в автоматы? Думаю, дети поделятся. – улыбнулся француз.
Этьен все же подарил букетик Шерон. Правда, странный ритуал. Сначала нужно, чтобы тебя побили, потом поцеловали, а вот потом можешь дарить цветы. Интересная схема, ничего не скажешь.
Парочка села в машину и Этьен, как опытный таксист, да, поинтересовался куда везти даму:
-Ну так что, подскажешь дорогу? А то ведь сам я не местный. Или ты все же хочешь поесть? В общем, сегодня я весь в твоем распоряжении и делаю все, что ты захочешь. Абсолютно все! – звучит заманчиво, не правда ли?

Позор на мою больную голову...

Мда, моего вдохновения хватило только чтобы описать свои ощущения от поцелуя. Хм, старею..

+1

28

Продолжению банкета быть. Примерно такое решение приняла для себя Шерон, и почему-то лейтенанту казалось, что мужчина примерно такого же мнения. Что на нее нашло? Нет, женщина никогда не славилась застенчивостью, но выкидывать подобные выходки на второй встрече, мягко скажем, необычно. Либо Шерон соскучилась по мужскому вниманию за послеразводный период, который был полностью забит работой, либо во французе действительно что-то было. Что-то, что вынуждало забыть обо всем и следовать лишь порывам своих желаний, не обращая внимания ни на обстановку, ни на короткий период знакомства. Давно такого не бывало, поэтому все произошедшее сегодня для Реймонд было вдвойне приятно. Самое интересное, хотелось еще, но в попытках показаться примерной девочкой (поначалу хотя бы), Шерон все же решила продолжить знакомство в другом месте. Все-таки школа, где на каждом шагу сплетничают о личной жизни мастерского состава и, конечно же, директора – не самый подходящий вариант.
Женщина встала, усмехаясь над словами Этьена. Практиковать поцелуи, - мысленно повторила она, отмечая для себя полезность подобной практики. Так вышло. Она не виновата. Планировался только спарринг, но жизнь вносит свои коррективы, которые, как видно, понравились не только Шерон, но и французу. Ну, еще бы, что может быть лучше, чем оказаться заваленным женщиной, да еще получить за это своеобразную награду? А, стоп, или это Шерон получила свою награду за победу?  И почему мысли так путаются…
- Я бы так не сказала…, - протянула женщина относительно урока целоваться. – Уверена, французы смыслят в этом больше нашего. Извлеки из этого другой урок: и проигравший иногда победитель…
Женщина расплылась в загадочной улыбке, уповая на то, что француз не испытал горечи поражения, а напротив, чувствовал себя на подъеме из-за завершения тренировочного боя вот такой приятной мелочью. Знаете как бывает, иногда сильной половине человечества трудно смириться с тем, что по навыкам их обходят представительницы слабого пола. По внешнему виду Этьена можно было сказать, что он не испытывает дискомфорта, гордость не задета, но кто их знает… А каратэ учит не только как подпрыгивать и наносить противнику удар по голове с разворота в 270 градусов, каратэ учит жить, и этот урок один из первых, которые усвоила сама Шерон. Впрочем, сейчас не об этом, о культуре боевых искусств эта каратистка могла рассуждать целый день напролет. 
Указав Этьену угол, в который следовало оттащить мат, Шер вновь по привычке посмотрела на часы. В это время, у мужчины созрел весьма интересный план, как провести сегодняшний день. Реймонд усмехнулась, она выглядела довольной и сразу кивнула, соглашаясь с предложением. Оригинально. Весело. Непринужденно. Чего еще хотеть? Разнообразие в массы, ведь иначе жизнь так скучна! Шерон махнула рукой, дав французу понять, чтобы подождал. Сама женщина открыла дверь в зал и вышла по направлению к своему кабинету. Там она захватила свою курточку, все-таки на улице было не плюс 20 градусов тепла, а потом вновь вернулась в зал.
- Это будет интересно смотреться, - усмехнулась Шер, когда пара уже направилась на улицу. По пути, она кивнула в знак приветствия нескольким мастерам и ученикам. Все-таки как это здорово заниматься тем, что тебе нравится. Эта школа – настоящее детище лейтенанта, которое приносило немалую пользу общественности особенно во время провождения благотворительных акций. – Я давно так не проводила время…, за автоматами. Давно, лет так 10, -  мысленно дополнила Шерон, после чего невольно усмехнулась. На подобный отдых не было времени, да и когда у вас столько забот, о нем даже не думаешь. Отчего Этьена стоило только поблагодарить.
На улице чувствовалось потепление. Чудесная погода Сакраменто вновь возвращалась и была уже не похожа на ту, что была с недели назад. От этого стало еще приятнее, желания весело провести время лишь прибавилось, Шерон загорелась энтузиазмом. Сев в приятный кроссовер Инфинити (да, она разбиралась в автомобилях), женщина расстегнула куртку и посмотрела в сторону водителя. Ну да, трудно ожидать от новоприбывшего точного знания дорог и маршрутов. Особенно с такой разветвленной дорожной сетью как в Сакраменто. 
- Примерно через три километра, - Шерон указала прямо, - будет здание с огромным медведем на вывеске. Это боулинг-клуб. Говорят, там неплохие автоматы…
Кто говорит? Сын говорит. Сейчас он уже редко посвящает этому свое свободное время, но подростки…, в этом возрасте только в автоматы и играют. Последующие слова Этьена вызвали у Шерон лишь задумчивый кивок.
- Весь-весь? Ловлю на слове, а память у меня хорошая…
Как и сказала лейтенант, здание находилось примерно в трех километрах от школы. Как только автомобиль припарковался, Шер вылезла из машины и, спрятав руки в карманы шорт, направилась ко входу. Все-таки, такая одежда – еще рановато для февраля, было прохладно.

+1

29

Провокация. Интересное слово. А еще интереснее его значение.
Провокация бывает разной, но, чаще всего, приводит к негативным последствиям. В школе каратэ, пожалуй, была провокация. Но, с иными последствиями. Приятными, как для Шерон, так и для Этьена.
Да, француз был приятно удивлен, это очевидно, но разве не этого он хотел? Для чего было звонить Шерон и назначать встречу? Чего он ждал от этой встречи? Нет, это явно не был дружеский жест, Этьен клюнул, как говорится, заглотил наживку. А была ли наживка?
Шерон была живой, настоящей и оттого привлекательной. Французу с ней было комфортно, чего скрывать. И такая приятная мелочь, как поцелуй, только раззадорила француза.
-Французский поцелуй? Ты это имеешь в виду? На самом деле, это вы назвали его так. Вы, в смысле, другие нации. Может, просто мы лучше других целуемся, поэтому удостоились чести иметь собственный поцелуй, - подмигнул мужчина.
Идея с игровыми автоматами понравилась лейтенанту, она даже стала еще веселее. Да, пока одни копят деньги, чтобы сводить свою барышню в ресторан или какое-нибудь другое более или менее приличное место, другие особо не ломают голову, а водят своих женщин туда, где было бы комфортно обоим.
Собственно, в этот раз Этьен удивил самого себя. Да, он любит, чтобы все было идеально. Время, место, предметы, одежда. Кстати об одежде. Это ведь свидание, верно? А он одет по-простому, куртка, джинсы, ничего необычного или чего-то, что могла заинтересовать и, возможно, удивить. Этьен планировал сводить даму покушать, а получилось совершенно другое. И это чертовски нравилось мужчине, впервые за долгое время он совершает что-то спонтанное и неожиданное для него. Как долго он не видел автоматы? Давно, очень. Студенчество. Эти вечные посиделки в каком-нибудь баре и игры в настольный футбол или хоккей, и, конечно же, автоматы, которые возвращали молодых людей в детство. Да, именно в детство. Все их выдумки стали реальными, более или менее. Теперь, когда ты защищался от зомби, значит, ты защищался от зомби, а не прятался под одеялом, боясь очередной «страшилки у костра». Если ты покорял очередной Эверест, значит, ты его покорял, а не забирался на бабушкин шкаф.
Голос женщины отвлек от некоторых размышлений:
-Никогда не поздно вспомнить детство, всегда нужно возвращаться и снова становиться детьми, иначе жить станет нестерпимо скучно и нудно.
В чем-то он был прав. Жизнь взрослого человека, порой, сводится к тому, что этот взрослый, словно Джеймс Бонд или Итон Хант, выполняет свои невыполнимые миссии и, безусловно, заслуживает уважения. Мир забыл о Джонни Инглише и Юбере Бониссёре де ля Бат. Как и мы забываем о своем детстве. Эти два агента не похожи на Бонда или какого-то там Ханта, которые спасают мир с каменным лицом. Джонни и Юбер милые, добрые, очаровательные. Да, порой они глупые и вытворяют невиданные вещи, за которые их не погладят по головке. Но на них ведь радостнее смотреть. Ведь так смотрят на нас наши родители, когда мы радостно жуем хвост домашнего Мурзика или же разговариваем с игрушками, видя перед собой высокоинтеллектуального собеседника, с которым приятно вести беседу, хоть он и нем, как рыба. Бондами и Хантами мы успеем стать, самое время вспомнить о Джонни и Юбере.
По указаниям Шерон, парочка быстро добралась до нужного места. Женщина прекрасно знала местность, чему можно было только позавидовать. Она бы запросто могла быть координатором или, скажем, gps навигатором. Правда ее голос был куда приятнее и нежнее, по крайней мере по отношению к французу, что не могло не радовать.
Этьен припарковался. Да, Шерри не обманула, действительно перед ними было большое здание с милым медведем. Пожалуй, это уж совсем для маленьких детей. В воспоминаниях Этьена зал с автоматами это небольшой зал с тусклым освещение, забитый автоматами и подростками. Все там курили, выпивали и вполне могли приобрести чего-нибудь интересненькое на вечер: от травки, до кокса. Да, сейчас это выглядело бы неподобающе, особенно в таком месте, но такие воспоминания о юности бесценны.
Этьен открыл перед женщиной дверь, она вошла, он вслед за ней. Внутри были все же подростки, видно родители, выросшие на тех игровых залах, не хотят, чтобы детки вели такой же образ жизни, именно поэтому здесь все светлое, яркое, пахнет шоколадом и банановым сиропом.
-Ну, выбирай жертву, а я пойду разменяю деньги. – и Этьен отошел, предоставив женщине выбрать игровой автомат. Их было множество, какие-то детские, какие-то не очень, какие-то совсем новенькие, а есть и виновники хороших воспоминаний этой парочки.
Через некоторое время Этьен пришел с мелочью, бренчащей в карманах куртки.
-Ну что, выбрала? Куда двинем? – улыбнулся француз.

Кому интересно. Тем, кто читает.

Джеймс Бонд/James Bond (или "агент 007"; персонаж романов Яна Флеминга);
На экране Бонда играли:
1.Шон Коннери;
2.Джордж Лэзенби;
3.Роджер Мур;
4.Тимоти Далтон;
5.Пирс Броснан;
6.Дэниел Крэйг.
Итон Хант (специальный агент; главный герой серии "Миссия невыполнима");
На экране: Том Круз.
Джонни Инглиш (недалекий и некомпетентный человек, случайно ставший специальным агентом. Герой комедии "Джонни Инглиш");
На экране: Роуэн Эткинсон.
Юбер Юониссёр де ля Бат (обаятельный и самоуверенный шпион, известный как Агент 117, французской комедии "Агент 117");
На экране: Жан Дюжарден.

+1

30

Шерон зашла в просторное помещение, не в силах забыть слова француза о детстве и о том, как важно иногда к нему возвращаться. Как давно она это делала? Очень давно, уже и не вспомнишь. Правда в том, что с такой занятостью и работой, в жизни Шерон существовал лишь один способ превратиться в ту самую резвую девчонку, которая любила лазать по деревьям и гонять с парнями,  - собраться всей семьей вместе. Общество многочисленной родни, как наркотик действовал не только на женщину, но и на ее братьев (а самому старшему уже 44, чтобы не казалось), вынуждая играть в многочисленные игры, носиться, рыбачить, прикалываться друг над другом и смеяться во всю глотку. Сейчас же…, Реймонд тоже периодически находила время для таких порывов, воспоминаний детства, но это было не то, совсем не то. Возможно, именно поэтому Шерон так быстро согласилась на предложение Этьена посетить не какой-нибудь банальный ресторан или заезженное кафе, а сходить сюда, где детскому смеху и крикам подростков нет конца, где была возможность отвлечься в изумительной компании, которая, к слову, тоже создавала настроение. И это удивляло.
На входе женщина остановилась, обернувшись назад в ожидании Этьена. Говорят, что первое, на что люди обращают внимание - это внешний вид. При всех пафосных заявлениях о том, что важен внутренний мир (нет, он, несомненно, имеет первостепенное значение), именно внешний вид сразу бросается в глаза, и только потом люди задумываются о внутреннем комфорте. Так вот, французу было чем похвастаться. Он запоминался внешне, и скажем вам по правде, полностью отвечал типажу Шерон, с какой стороны не посмотри. Общаться с ним интересно и завораживающе, в наличии чувства юмора сомневаться не приходилось, да и вообще, несмотря на то, что это всего вторая встреча, у Шер создавалось такое ощущение, что она знает мужчину, как минимум, несколько лет. Очень показательно, ведь бывает такое редко. Кажется, что все это не  похоже на зарождение дружбы, может потом, но точно не сейчас.
Дождавшись Этьена, вернее, провожая его взглядом, когда тот уже  отправился разменивать деньги, Реймонд поспешила осмотреться. Сын не соврал, заведение и вправду создавало впечатление чего-то грандиозного и престижного, право же, игровые автоматы Шер представляла себе немного иначе. Стареет, исправимся, идти в ногу со временем непросто, и, несмотря на то, что женщине это удавалось, на шаг она иногда все же отставала. Всмотревшись вдаль, как раз туда, откуда доносился звук разбивающихся кеглей,  женщина  обернулась, ища глазами француза. Тот подоспел достаточно быстро.
- Пока ничего не выбрала, - весело проговорила Шерон, двинувшись вперед. – Но нам определенно туда. Стрелялки отпадают, - махнула она рукой в сторону первого автомата, на котором висели два пистолета, - это будет слишком просто… Да я и настрелялась вдоволь, большую часть жизни это делаю.   
Смотря на Этьена, женщина усмехнулась и направилась дальше. Да, ей, как человеку, обладающему квалификацией снайпера, будет не только просто, но и неинтересно, да и впереди стоящие машины выглядели многообещающе. Хотелось чего-то, на чем можно сыграть на пару, как команда или соперники, не важно, на пару, вдвоем.  На удивление, здесь было немало людей зрелого возраста, конечно, в большинстве своем, это были родители, но и они не упускали возможности закинуть монетку в автомат. Собственно, это не важно, Шерон не очень смущала компания подростков и детей малого возраста. В своих коротких шортиках, она сама выглядела неплохо. 
- Боже, сплошные симуляторы стрельбы, - протянула женщина, крутясь около автоматов, которые были совершенно разного вида, но одинаковыми по назначению. – Предлагаю что-то вроде аэрохоккея, или вон…, - Реймонд указала рукой на автомат, который напоминал большую коробку с корзиной для мячей. – Можем просто позакидывать мячики в корзину, за это еще и призы дают. А потом на танцпол, давненько я на нем не была, - Шерон усмехнулась, проведя взглядом по разноцветному танцполу, размеров примерно 2 на 2. Веселая вещь, на видео выскакивали картинки, которые показывали, какое движение нужно совершить. Музыка ускорялась, движения становились запутаннее… Когда-то это приносило радость, может и в этот раз повезет. Решив воспользоваться заявлением француза о том, что сегодня дама делает все, что захочет, Шерон двинулась к аэрохоккею. Она не была сильна в этом, потому и было интересно.
- Ты ведь не против? Следующий на твое усмотрение, – улыбнулась она, останавливаясь около яркого стола с ультрафиолетовой лампой. – До свидания, ребята, злая тетя хочет поиграться, -  щелкнув пальцами, с усмешкой проговорила Реймонд в сторону молодой компании, столпившейся около аэрохоккея. Ребята явно не знали, на какой автомат им потратить монетки, и женщина им помогла. – И к слову о французских поцелуях, - взяв в руки специальную биту, вспомнила Шерон. - По-моему, существовала легенда про это… Какая-то вымышленная страна Франландия, которая стала Францией и какой-то парень, который перед поцелуем взял в рот несколько виноградин и…, - Реймонд внезапно осеклась и засмеялась. – Не подумай, что это мое хобби. Чего не сделаешь ради спора с коллегами.
Некогда Шерон старалась доказать коллеге точно такую же точку зрения, которую высказывал Этьен, что французский поцелуй – результат фантазии кого угодно, только не самих французов. Вот и выискала какую-то легенду про какого-то там Жана и его поцелуй с виноградом во рту. Почему-то от этих мыслей и рассказов, у Шерон свело в животе. Наверное, все же лучше вернуться к игре.

+1

31

Этьен ведет себя, как ребенок. Самый настоящий мальчишка. Он смотрит на Шерон и вспоминает о «приятной мелочи», а потом поспешно отводит взгляд. И самое смешное, что когда краснеет и робеет взрослый мужчина, это смотрится очень мило, так и хочется потрепать за щеку и угостить вкусным леденцом.
Вернувшись к Шерон с мелочью в карманах, Этьен позволил себе приобнять женщину за талию, делая вид, что просто пытается наклониться к ней поближе, прислушаться к ее словам, мол музыка громкая. В этом весьма открытом жесте не было ничего зазорного или, как принято говорить в современном обществе, опошляющего. Пожалуй, Этьен это делал неосознанно, по очень простой схеме: ему хотелось обнять – он обнял. Без намеков на что-либо, а то сейчас так любят приписывать чужие грешки.
-Думаю «стрелялки» отпадают по той простой причине, что опыта у тебя в этом деле явно больше – усмехнулся француз, констатируя факт. Да, Шерон превосходный стрелок, здесь спорить бессмысленно, именно поэтому Этьен не стал делать глупых и неоправданных заявлений, заранее зная, что женщина переплюнет его, а он, всего-навсего, выставит себя посмешищем.
Лейтенант усмехнулась и направилась дальше, освободившись от широкой ладони француза на ее талии. Этьен поспешно убрал руку, опомнившись. Слишком часто они переходят черту на второй встречи. Или свидании?
-Аэрохоккей? Звучит заманчиво, даже очень – задумчиво проговорил француз, мысленно возвращаясь в свое прошлое. В последний раз он играл в эту незатейливую игру со своим другом в баре. Это было лет 6 назад, во Франции в одном из баров Парижа. Тогда ночные посиделки двух ветреных французов, закончились весьма интересной интрижкой на двоих. Пожалуй, если бы Этьен был менее рассудительным и серьезным, то, чего уж греха таить, принял бы участие в авантюре, придуманной закадычным другом, невзирая на последствия. Весьма печальные. Теперь этот друг женился пятый раз, у него куча жен, которые его гонят поганой метлой, узнавая об очередной измене, и запрещают ему видеться с его же кучей детей, предполагая, что он подает им дурной пример. Человека жизнь не учит, до сих пор бегает по борделям, рассказывая жене небылицы про «аврал на работе». Однако Этьен шустро отошел от своих мыслей и снова вернулся к Шерон – ну, я могу выиграть для тебя плюшевого медвежонка. И не одного, второго подаришь детишкам. – посмеялся француз, вспоминая, что старшему уже не нужны медвежата, чтобы сладко уснуть в своей постельке.
-Танцпол? Ты, видно, смерти моей хочешь. – да, ирония, намекающая на возраст. Этьену не двадцать лет, и на «японском изобретении» давно не тряс конечностями, так что, превосходство в этом он почетно отдал Шер, ничуть не сожалея.
Возле заветного стола толпилась группа подростков, желающая потратить свои деньги. Они что-то обсуждали, спорили и трясли монетами в руках. Складывалось такое ощущение, что они пришли не просто повеселиться. Этьен изогнул бровь, внимательно рассматривая молодых парней, но быстро переключился на женщину, когда она дала понять, «что это ее территория, и лучше сюда не соваться».
Шерон быстро заставила забыть о странных мальчишках, которые что-то обсуждали. Может Этьен решил поиграть в шпиона, и теперь подозревает всех и вся в вымышленном убийстве?
Взяв в руки синюю биту и достав из специального кармашка пластмассовую шайбу, Этьен начал игру с Шерон. А она начала свою. Разговор пошел о поцелуях, и мужчина вспомнил то сладкое чувство напряжение и неловкости, когда Шерон восседала на нем, а ее губы так нежно касались его души.
-История? Я не верю в нее – отмахнулся француз – и, пожалуй, мы знаем разные истории. Если мне не изменяет память, то «французский поцелуй» зародился на одном из виноградников Франции. Одна высокопочтенная дама остановилась у хозяина винодельни, желая утолить жажду и, отведав прекрасного вина, похвалила его создателя за неповторимый вкус. Она пожелала узнать секрет столь нежного и незабываемого вкуса напитка, на что хозяин ответил, что любовь позволяет вину быть столь приятным и вкусным. Он каждый день, целовал каждую виноградину в своем имении. И, свое мастерство «любить виноград», он показал женщине, нежно облизывая ее пухлые губки. И стоить верить этой истории? Она, как сказка, передавалась из уст в уста, и теперь не понятно, где же здесь правда. Мне всегда верилось, что та самая дама из истории выдумала «поцелуй», лишь бы похвастаться подругам. Однако кто его знает, во мне, порой просыпается скептик, который убивает во мне чувство слепого верования – улыбнулся француз, пропустив шайбу в свои ворота. Счет уже был 5:4, француз проигрывал, однако дышал Шерри в спину.
-Хобби, хм, я мог бы разделить твою страсть – неосторожно пошутил Этьен.
И вся эта идиллия продолжалась не долго, пока в другом конце зала не послушался глухой крип охранника.
А в другом конце зала седой охранник, вцепившись железной хваткой в рукав мальчонки тряс того самого мальчонку, изрыгая ругательства в его адрес. Парень зажался и как-то зажмурился, сохраняя молчание перед стражем заведения. Оно и понятно, «вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас».
Этьен переглянулся с Шерон и, положив свое хоккейное оружие на стол, мягко и как-то довольно, обратился к женщине:
-Ни дня без подвигов, очаровательный лейтенант – и мужчина поспешил в конец зала.

+1

32

- Мой старший будет в восторге, - засмеялась женщина, когда Этьен заговорил о подарках детям в виде игрушечных медвежат.
Да уж, вспоминая о детях, можно было поспорить по поводу возраста, который Этьен, несомненно, имел ввиду, говоря о танцполе. Этот автомат, кстати, отличная возможность расслабиться и даже старые кости способны показать мастер-класс резвящимся ребятишкам. Хотя, Шерон, которая занималась спортом почти каждый день, не считая активной работы, говорить наверняка проще. Но она не забудет и когда-нибудь обязательно затащит француза на танцпол.
Уже играя, Этьен начал рассказывать свою версию происхождения французского поцелуя. На самом деле, это странная тема для разговора при второй встрече, однако мужчина рассказывал настолько интересно, что Шерон периодически даже пропускала шайбы, которые молниеносно залетали в ворота. Но черт с игрой, когда еще она была чем-то так заинтересована? После окончания рассказа, Реймонд еще несколько секунд молчала, то и дело, посылая шайбу в ворота противника, вернее, пытаясь это делать. Сколько легенд, рассказов, историй, только как определить, где вымысле, а где правда? Все это кажется таким сложным, что невольно разделяешь ощущения Этьена и становишься скептиком. Вернее, Шерон таковым стала уже давно. Сами посудите, при ее профессии, верить в правдивость или во что-то возвышенное очень сложно, если не сказать, невозможно. Так что, для женщины легенда всегда оставалась легендой, красивой историей, которую придумывали для красоты восприятия. Факты, доказательство, мотивы – вот основные понятия, используемые для определения истины, для детектива, по крайней мере. А ведь иногда так хочется поверить…, как в детстве, ты просто веришь и все, никаких сомнений, никакого скептицизма. А вот с возрастом все меняется, с возрастом возникают вопросы, и ты теряешь все.
Мда, наверное, для сегодняшнего дня это не самые лучшие рассуждения. Зачем думать о таких вещах, когда можно провести время гораздо веселее? Тем более что и компания просто изумительная. Вот Шерон, отвлекшись от всех насущных проблем, просто играет с человеком в аэрохоккей, смеется с банальных мелочей и заинтересованно слушает его слова и рассуждения.  Интересно, его гложет такой же энтузиазм, как и ее? Желает ли он продолжить встречу, или уже мечтает уйти домой? Шерон же отчетливо чувствовала, что хочет чего-то, только до сих пор не смогла разобраться чего именно…
- Историй много… Зараза, - прокомментировала Реймонд попадание шайбы в свои ворота, что сравняло счет. – Но все они ведут к одной развязке.
Французский поцелуй есть, будет, и он великолепен. Правда, в слух произносить этого не стоило, слишком откровенно для первой встречи. А может и нет. Поцелуй состоялся, легкие объятия, которые Этьен позволил себе уже здесь, но которые ничуть не смутили женщину, даже наоборот… Но, как и часто бывало в жизни, что-то обязательно должно пойти не так. Шерон оставалось лишь обреченно вздохнуть, ибо она и вправду ни дня не могла прожить без приключений. Хотя это еще по-божески, обычно ее приключения связаны с настоящими плохими парнями, перестрелками, погонями, рукоприкладством и со всем остальным в таком же духе. Женщина резко обернулась, смотря на то, как охранник отточенными движениями заламывает руки молодому парнишке.
- Да уж, ни дня без подвигов, очаровательный архитектор, - как будто на автомате подтвердила женщина, не отрывая взгляда от происходящего, что делали и большинство посетителей. 
Шерон не сразу поняла, что Этьен двинулся в самую гущу событий. Вот черт, - первое, что пронеслось в голове, потому что у женщины даже мыслей не возникло встрять в сложившуюся ситуацию, не ее дело, не ее компетенция, сами разберутся. Но сегодня парочке было просто не суждено провести день в тишине и спокойствии. Тем не менее, Реймонд сделала все, что смогла.
- Нет, подожди, - проговорила она, догоняя француза. Женщина аккуратно взяла Этьена за локоть и развернула к себе. – Подожди. Может пусть они…
Резкий шум сзади вынудил Шерон повернуться. Знаете, иногда случаются такие моменты, когда время замедляется, как в видео, когда вы сбавляете скорость, чтобы увидеть все в замедленной съемке. Примерно это же почувствовала женщина, замечая блестящую вещицу, летящую прямо на нее. Реймонд резко увернулась, поворачивая голову, чтобы разглядеть предмет. Ничего смертельного, обычная монетка, но даже она была способна задеть самолюбие лейтенанта полиции.
- А вот это уже грубо, - произнесла Шерон, поворачиваясь к охраннику, который снова попытался схватить непокорного мальчишку.
Женщина отпустила Этьена и, вынимая из кармана куртки значок, направилась в конец зала. О да, значок всегда был при ней, у полицейских много привилегий, главное не забыть что-то, что бы удостоверяло вашу личность. Кстати, даже такую мелочь, как монетку, можно было расценить как нападение на офицера полиции, что шло отдельной статьей, и было гораздо хуже, чем нападение на обычное гражданское лицо. Вот за эту монетку, кто-то может получить трое суток. 
- Хватит, - хватая парня за ухо, приказным тоном проговорила Шерон. Даже удивительно, что нужно для того, чтобы человек успокоился. Охранник пытался применить все свои навыки, отработанные за долгие годы работы, а тут всего-то... ухо. Подросток. – Я – детектив лейтенант SPD, - строго произнесла Шерон, тыкнув значок в нос парню, который схватился за ее запястье, пытаясь ослабить хватку. Ухо – тоже больное место, главное знать, в какую сторону и под каким углом повернуть. – Если не успокоишься, я обвиню тебя в нападении на офицера полиции. А теперь, раз уж я стала невольным участником событий, может мне кто-нибудь объяснит, в чем же дело, нет?

+1

33

Женщина слушала его с интересом, жадно проглатывая каждое его слово, пропитанное французским акцентом. Неужто он так вкусно рассказывает, что Шерон так погрузилась в историю, смакуя мужским голосом.
Однако Этьен закончил, и Шерон поддержала его, она разделяла его точку зрения, что не могло не радовать. Она пропустила шайбу и не побоялась прокомментировать неудачу. Такая настоящая, она даже не извиняется за сказанное. Этьен уперся руками в край стола и стал внимательно смотреть за Шерри, как она достает шайбу из специального кармашка в столе. На лице у мужчины была легкая улыбка, а глаза были живыми, блестели.
И все бы ничего, если бы француз снова не решил геройствовать под стать лейтенанту, ну или хотя бы просто продемонстрировать свой пылкий нрав, свою живую натуру, которая желает помогать всем и вся, лишь бы все было по честному, справедливо.
Да, у французов это в крови. Кто-нибудь знал, что в Париже митинги – это обыденное дело, которое проводится чуть ли ни каждую неделю. До сих пор неизвестно, толи французы желают справедливости, толи им просто нечем заняться, и устраивают они митинги, чтобы повеселить свою изголодавшуюся по зрелищам душонку? Во всяком случае, чаще всего, правительство Франции старается угодить парижанам, видимо еще не отошла от буржуазной революции. Хотя, у них там их столько было, что вышестоящим «шишкам» не дают расслабиться.
«Очаровательный архитектор». С уст Шерон это звучало как-то по особенно, как-то неописуемо сладко, что Этьен не удержался и широко улыбнулся, отчего в уголках глаз появились морщинки. Но он не остановился и, как и любопытные зеваки, направился в гущу событий, с намерением прекратить спор и шум. Все-таки это не то место, где можно было бы разводить скандалы, здесь и дети и подростки, которым нельзя показывать такие представления, детям свойственно копировать ситуации. Тогда зачем подталкивать детей на грубость, верно?
Шерон попыталась остановить пылкого француза. Она встала перед ним, придерживая его за локоть, чтобы тот не сорвался, и аккуратно и успокаивающе говорила. Этьен снова улыбнулся на такой приступ заботы, но он ничего не успел сказать, как в них полетело что-то маленькое и блестящее. Шерон ловко увернулась, и монетка, ударившись о плечо мужчину, упала парочке под ноги.
И стоило говорить, что француз был пылкий? Шерри сама могла вспылить, дай бог. Она развернулась и, достав значок из куртки, пошла, как говорится, в самое пекло на разборки. Этьен поднял монетку с пола и внимательно посмотрел на нее. После того, как он опознал монетку, он ринулся к Шерон:
-Шер, стой, отпусти его! -слегка крикнул француз и подошел к охраннику с просьбой показать им безлюдное место, где нет свидетелей. Нет, ничего криминального не должно произойти, просто разговор и чистосердечное признание.
-Шерри, ты будешь удивлена и, пожалуй, ты меня убьешь… - да, хотел сделать милое свидание, а получилось, добавил лейтенанту работы.
Он положил свою широкую ладонь на плечо парнишке, которому было лет 14-15, плюс минус два года. Парня отвели в подсобное помещение, где пылились под простынями старые автоматы.
-Этот мерзавец сломал уже 4 автомата! – недовольно буркнул усатый охранник, однако Этьен сделал жест рукой, призывающий к тишине. В углу стоял стол, с прикрученными к нему скамейками. Такие столы используют в парках или в столовых местных школ. Очень удобно, никто ничего не украдет и не передвинет. Француз подтолкнул парня к столу и усадил его на скамейку. Вместе с Шер они сели напротив, а охранник решил остаться на ногах, чтобы в случае чего применить силу. Непонятно только зачем.
Этьен достал из кармана монетку, которую некоторое время назад парень кинул в его и Шерри.
-Ты знаешь, что это?
-Монетка – недовольно сопел парень, боясь смотреть в глаза.
-Это не простая монетка и ты это знаешь, верно?
-Это просто монетка! Я пришел сюда поиграть в автоматы! – попытался протестовать парень.
-Выверни карманы – попросил Этьен, - покажи другую мелочь. Я хочу посмотреть.
-Я не обязан! – сказал парень, и вызывающе уставился на француза. Этьен посмотрел на Шерри, а потом на парня:
-Слушай, будет лучше, если ты все расскажешь. Шерон уже предупредила тебя, что она лейтенант полиции, ну так что?
Мальчишка сидел в раздумьях, теребя мелочь в карманах. Этьен не стал его дожидаться и, пока «преступник» принимал решение, мужчина решил правильным все разьяснить женщине:
-Это польский дукат, точнее, его копия, - он положил золотую монетку на ладонь Шерон – резьба ровная, весит он больше настоящего дуката и некоторых элементов на монете не хватает, его сделали максимум в двадцатом веке. Не самая лучшая подделка. Не удивлюсь, что и золото с примесью других металлов. Не смотри на меня так, я просто знаю. – мужчина рисковал, что и он падет под подозрение.
Этьен посмотрел на мальчика. Он вздохнул и стал вытаскивать монеты их карманов.
-Эти монеты отчим подсунул моей маме. Я думал, что у мамы из-за них будут проблемы. Отчим сказал, что это какая-то реликвия и что ее нужно перепродать. Я выкрал монетки и решил их спрятать в игровых автоматах. Это единственное, что пришло мне в голову, что со мной будет?

+1

34

- Да с удовольствием, пусть только успокоится, - смотря на парня, проговорила Шерон, когда Этьен попросил его отпустить. Молодой человек вел себя достаточно агрессивно, как и любой другой подросток в такой ситуации впрочем. Так что, не очень хотелось отпускать его, а потом участвовать в унизительной погоне. Однако парень оказался не глупым, и не глухим. Услышав условия лейтенанта, он перестал дергаться и поднял вверх руки, аля «я сдаюсь». Шерон немного помедлила, но в конечном итоге все же разжала пальцы.
Шерри – как интересно это прозвучало из уст француза и отдалось чем-то приятном в подсознании. Правда, женщина и виду не подала, не улыбнулась, не посмотрела на спутника, работа, ее снова нагнала работа. Не так она хотела провести сегодняшний день, но что-то всегда идет не так, что-то в любом случае  вынуждает лейтенанта вспоминать трудовые будни и браться за значок. Потому даже эта ситуация, казалось бы, мелочная по сравнению с тем, с чем приходится сталкивать каждый день, вызвала у Шерон сгусток негативных эмоций. Отдохнула, молодец.
Потом Этьен попросил охранника отвезти всех в отдельное помещение. Тот поморщился, но, посмотрев на офицера полиции, все же указал в сторону подсобного помещения. Шерон не особо понимала, что француз увидел в той монетке, но была готова довериться. Женщина спустилась вслед за остальными, прикрывая тылы, так сказать, чтобы если парень решит унести ноги, его остановил подготовленный человек. Наконец-то все участники событий оказались в небольшом помещении, которое уж очень сильно напоминало комнату для ведения допросов старого типа, еще не укомплектованную всеми примочками, которые были в современных участках. Сев напротив парня, и начав слушать Этьена, Шерон ощутила себя в образе «плохого копа». Ну, знаете как, есть хороший, и есть плохой – это тактика любого допроса, и не смейтесь над фильмами, она очень эффективная в реальности. Так вот, как «плохой коп», женщина сидела и, смотря куда-то в одну точку, без особого энтузиазма слушала возмущения старого охранника и самого парня. А потом Этьен обратился непосредственно к ней. Начав рассматривать монетку, которую мужчина вложил в ладонь, Реймонд не могла не удивиться таким знаниям.  Но в чем смысл? Все точки над «i» расставил сам парнишка со своей душераздирающей историей. И нет никакого сарказма, Шерон четко видела грань, когда правда перетекает в ложь и в данном случае «подозреваемый» не лгал. Правда, это мало, что меняло. В нынешней системе правосудия, понятия справедливость и правильность – не всегда тождественны. И пусть парень хотел помочь, пусть делал это ради матери, факт порчи чужого имущества на лицо, подобные мотивы никого не волновали. Сопротивление, оказанное офицеру полиции, Шерон, разумеется, была готова забыть. В общем, ощутив на себе взгляды всех присутствующих, как только нарушитель поинтересовался, что же ему за это будет, Реймонд не оставалось ничего, кроме как устало вздохнуть и закрыть лицо руками, помогая своему мозгу придумать ответ.
- А откуда у твоего отчима эти монеты? – спокойно спросила Шерон, в ее голосе была слышна усталость, но не физическая, скорее моральная. Стало еще хуже, когда вместо ответа парень пожал плечами. Но сделать доброе дело никогда не помешает, а именно на это была настроена женщина. – Ладно. Просто так мы все это разрешить не можем. Однако я готова помочь, если ты поможешь мне. Ты ведь понимаешь, что поступил неправильно, так? И что это больше не должно повториться.
Парень понимающе кивнул, правда, слова о помощи вызвали гневные тирады со стороны охранника. Шерон махнула рукой в его сторону, но вызвала только ответную толщу неприятных изречений, притом, в свой адрес. Женщина сидела, проявляя героическое терпение, однако уже через минуту это начало надоедать. Не сами слова, а противный голос мужчины, который уже начал отдаваться звоном в ушах. 
- Сэр, не повышайте на меня голос, - спокойно, как бы невзначай, проговорила Шерон, продолжая разглядываться монетку. Но охранник как будто не слышал, продолжая бросаться нелестными отзывами в сторону современной полиции. – Сэр, не повышайте голос, - все также спокойно, однако уже более строго протянула Реймонд, посмотрев на мужчину. Думаете, помогло? Охранник сейчас напоминал быка, чьи глаза залились кровью от гнева, а блондинка была его красным полотном. Но все это только казалось, на деле, сама Шерон была готова превратиться в быка, что моментально продемонстрировала, резко и с хорошей силы ударив рукой по столу. Охранник замолчал, парень подпрыгнул от неожиданности, а женщина замерла, не отнимая ладони от поверхности стола. – Спасибо, - поблагодарила Реймонд охранника за долгожданное молчание, хотя в ее глазах до сих пор играли огоньки нахлынувшего гнева. Впрочем, как у человека отходчивого, огоньки эти быстро потухли.
Интересно, Этьен ожидал увидеть подобное? Кто знает, но Шерон – офицер полиции, который вынужден на работе вести себя соответственно (а именно так женщина себя и чувствовала сейчас - как на работе), ведь она ни с детьми каждый день общается, а с людьми, для которых жизнь других не стоит и этого поддельного дуката. Вот и выходит, что в узком кругу Шерон одна, но со значком все меняется…, выжить в полиции иначе просто не возможно, тебя растопчут, уничтожат, или ты сделаешь это сам. Комната погрузилась в абсолютную тишину, которую нарушало только пыхтение охранника, которого, как гласил бейдж, звали Пол Баррел. Обычно на такую работу идут бывшие полицейские или военные, так что женщина все же надеялась найти с этим человеком общий язык, несмотря на возникшее напряжение.
- Я так больше не сделаю, обещаю, - искренне произнес юноша, чем окончательно поставил Шерон в тупик. Как не показаться в такой ситуации зверем и помочь парнишке? У охранника эти слова вызвали лишь усмешку, он слышит такое часто, не стоило удивляться. Реймонд посмотрела на Этьена, как будто его взгляд придавал ей силы действовать дальше. А речь шла о шантаже, во благо молодого парня, но о шантаже.
- На бумажке ты напишешь мне имя и фамилию своего отчима, и свой адрес, - протянула женщина в сторону юноши, а потом тут же повернулась к Баррелу, пока тот не начал возмущаться. – А я закрою глаза на отсутствие вывески «Посторонним вход воспрещен», обозначений запасного выхода и не стану сверять кодовые номера всех автоматов с товарными накладными. Не говоря уже об оскорблениях в сторону офицера полиции.
В любом заведении найдутся пробелы, тем более в таком. Гораздо дешевле закрыть глаза на сложившеюся ситуацию, чем позволить десяткам проверяющих копаться в документах. А Шерон могла это устроить и Баррел, судя по взгляду, это понимал. Ну точно бывший коп.

+1

35

Никогда не знаешь, что может испортить твой день. Переполненный автобус с недоброжелательными пассажирами, вредный начальник, которого бросила жена, и теперь это нечто, перетянутое галстуком, пытается выместить всю злобу на тебе. Пожалуй, это весьма весомые аргументы, которые действительно могут испортить и день, и настроение и все на свете. Но кто бы мог подумать, что милую встречу лейтенанта полиции и простого архитектора, может испортить какая-то монетка.
И все-таки называть польские дукаты 1617 года «какой-то монеткой»  - это верх неприличия и неуважение истории. Этьен неплохо разбирался и в истории и в монетах, и знал много о деньгах по той простой причине, что и его дед когда-то любил заниматься этим делом. Правда, дед не дожил до встречи с внуком, но коллекционные денежки все-таки дождались Этьена и, более того, смогли на некоторое время заинтересовать подростка так, что он постарался выучить и запомнить как можно больше, в надежде, что это когда-нибудь ему пригодится. Как видите, пригодилось.
Шерон буквально вжилась в роль «плохого полицейского». Да, выглядела она по-настоящему грозно, как горная львица, такая грациозная, прекрасная, но в то же время опасная. Хоть она и сделала безучастное лицо, чувствовалось, что она полностью погрузилась в проблему. Она жертвует приятной встречей с мужчиной ради работы. Истинный трудоголик, что сказать? Однако и Этьен с головой погрузился в рассказ мальчика, и ему его стало искренне жаль. По сути, у мужчины никогда не было отца, да и матери, как таковой, тоже не было. Будучи мальчиком, он ревновал ее к работе и расстраивался каждый раз, когда она уходила, обещая купить зефира. С тех самых пор мужчина не любит зефир ни в каком виде. Так бывает, плохие воспоминания заставляют возненавидеть все, что с ними связано. Зефир – откуп детских чувств и переживаний. Пожалуй, это весьма эгоистичные заявления, однако все дети эгоистичны, требуя к себе больше внимания.
Собственно, Этьен молчал, предпочитая не мешать Реймонд делать свою работу. Однако чувствовал он себя как-то ущербно. Надо было послушаться ее и не лезть в центр событий, но кто же знал, что здесь будет что-то посерьезнее простой стычки подростка и охранника игрового зала. К слову об охраннике, это был мерзкий тип, который не внушал доверия, и уж тем более каких-либо позитивных чувств. Он вечно возмущался, ворча, издавал непонятные звуки, похожие на хрип умирающей собаки, и то и дело потирал свой потный лоб. Он не умел держать мысли при себе и старался выложить их прямо на стол, в буквальном смысле. Была бы возможность, то он бы все это блюдо украсил веточкой укропа. Шерон дала ему отпор, и весьма достойно.
Этьен встал со скамейки, привинченной к столу, о которой говорилось ранее, оставив Шер с парнишкой, который явно раскаивался. Положив свою широкую ладонь на плечо нелицеприятному охраннику, Этьен предупредил его:
-Слушай, советую не нарываться, - и угрожал мужчина не шикарной тактикой боя лейтенанта, пожалуй, больше собой. Да, он не так превосходен, как Шерон, но все же за любое оскорбление в ее адрес, он хотел дать в морду этому наглому персонажу.
Этьен отошел в сторону и открыл дверь черного выхода. Выход вел на проулок между домами, рядом стоял большой контейнер для отходов, был виден кусочек улицы. Мужчина прислонился спиной к двери, придерживая ее своим телом, чтобы она не захлопнулась, и, достав из кармана, пачку сигарет, решил немного расслабиться. Делая одну затяжку за другой, он внимательно слушал, что происходит внутри, в подсобке.
Шерон вела диалог строго и решительно. Этьен всегда думал, что женщины такие ранимые, хрупкие, как подснежники. Их нельзя срывать, нельзя обижать, ими можно любоваться, холить и лелеять. А Шерон все-таки была розой. Свежая, бесконечно прекрасная, но в то же время у нее были острые шипы, ее защита. Этьена же он щекотала своими шипами, держа его в напряжении, скажем, в приятном напряжении. Он старался быть таким милым и приветливым, собственно, он таким и был. Я не могу объяснить, но что-то он нашел в лейтенанте, именно поэтому он сейчас здесь.
Но встреча пошла не по той тропинке. Это не могло не огорчать. Докурив сигарету, француз забросил окурок в контейнер и закрыл за собой дверь. Шерон уже успела пригрозить охраннику, что тот стал сразу шелковым. Этьен, поймав взгляд Шерон, широко и как-то мечтательно улыбнулся, а потом резко перевел взгляд на парнишку. У него тряслись руки, и походил он сейчас больше на наркомана, чем на вменяемого человека.
-Успокойся. Все будет нормально. Я, думаю, тебе не мешало бы пойти домой. Шер, он тебе еще нужен? – Этьен присел рядом с женщиной и начал разглядывать листочек, на котором корявым почерком было выведено имя.
-Итак, день продолжается или мне тебя отвезти в участок?
Этьену совершенно не хотелось расставаться сейчас с лейтенантом, но если она предпочтет поехать на работу, то француз и слова против не скажет, наоборот, подбросит ее до нужного места.

+1

36

Шерон привыкла к многочисленным оскорблениям в свою сторону, привыкла терпеть их, а когда надо и отвечать, на словах, или на действиях, в зависимости от статуса второй стороны. Однако, на сей раз, в игру вступил и Этьен, сомнений не было, его резкий ход был вызван именно оскорблениями в сторону лейтенанта. Непривычно, но от этого не менее приятно. При первой встрече Шерон уже успела убедиться в физической подготовке француза, так что, как только Этьен подошел к охраннику, стоило бы вмешаться. Одно дело парня вытащить из мелкой передряги, совсем другое, человека набившего морду сотруднику развлекательного заведения. Тем не менее, женщина не сдвинулась с места, наблюдая за реакцией охранника, который уже понял, что он – один против всех, и шансы выиграть приравниваются к нулю. Буквально через несколько секунд, Этьен развернулся и вышел через задний вход, на улицу. Шерон оставалось только провести его взглядом, невольно задумываясь о том, кого эта ситуация задела больше, француза или этого парнишку. Выводы напрашивались сами по себе: непростое детство. Однако Реймонд пока что не стала акцентировать на этом внимание, и вернулась к беседе. Парень быстро написал на бумажке имя отчима. Такие вопросы в полиции решаются очень быстро, главное знать, куда обратиться и что сказать. Учитывая статус Шерон, как лейтенанта полиции, ей достаточно просто набрать нужный номер и попросить о помощи. Так что, парнишка может не переживать, ни за мать, ни за себя, только за отчима. Чего он делать, наверняка, не станет.
На самом деле, в комнате для допросов, Реймонд имела честь наблюдать такие поведения, которые не вписывались в понимание «нормальных». Люди и плакали, и кричали, кто-то бегал вокруг стола с криками «отпустите меня, я не виноват» (да-да, такое тоже случалось), кто-то пытался напасть на офицеров, так что, на состояние парня женщина обратила внимание только после обращения Этьена. На самом деле, такая реакция вызывала не только сочувствие, но одновременно, и некоторое удовлетворение. Раз боится, значит больше не попадет в такую ситуацию, намеренно, по крайней мере.
- Нет, в принципе больше не нужен. Но в следующий раз…, - начала было Шерон, но запнулась, решив, что людям об обращении в полицию при возникновении таких случаев говорят с самого детства, а толку никакого.  Впрочем, это было уже не важно. Ситуация кое-как разрешилась (несмотря на то, что охранник выглядел по-прежнему недовольным), оставалось только улыбнуться и дать парню насущный совет. Что, собственно, Реймонд и сделала. – Люди со значками не просто так существуют, мы неплохие ребята, на самом деле. Понял? Юноша лишь слабо улыбнулся в ответ и неловко кивнул головой. – Ладно… Позволь, - произнесла она в сторону Этьена, желая встать из-за стола. – Сочту это за согласие, и спасибо за улыбку.
Реймонд взъерошила парню волосы и проводила его взглядом. Теперь в помещении остались только трое взрослых. Охранник, мистер Баррел, кажется, начать остывать, понимая безвыходность сложившейся ситуации. Кстати, придраться можно было даже к присутствию Этьена в этой комнате, по правилам, в подсобное помещение нельзя пропускать посторонних, только уполномоченных, кого-то вроде лейтенанта полиции. Француз, наверняка бы, не был против, если бы пришлось воспользоваться этим вариантом. Но все разрешилось достаточно быстро и, на удивление, просто. Шерон развернулась, чтобы последовать в зал, но сразу же наткнулась на охранника. Вблизи этот человек был еще омерзительнее. Слава Богу, Реймонд не пришлось смотреть на него снизу вверх, рост у них был практически одинаковый.
- В свое время, я таких как вы пальцами щелках, - тихо произнес он,  смотря лейтенанту прямо в глаза.
Как привычно. Шерон угрожают чуть ли ни каждый день. То подозреваемые, то заключенные, то их родственники. В общем, рано или поздно, перестаешь реагировать на такие резкие слова, хотя с характером женщины, было бы не удивительно, если бы она сейчас пару раз «огрела» охранника стулом. Однако, Шерон только улыбнулась, нагло улыбнулась ему в лицо, понимая отчаянность положения оппонента, после чего просто обошла мужчину и направилась к двери. Однако в проеме развернулась.
- Но ваше время прошло, теперь дело за нами, а мы уже не только пальцами щелкать умеем, - и снова улыбка. – Этьен, пойдем, - подозвала женщина своего спутника, опасаясь, что и в этот раз он не усидит на месте.
Вопрос француза был вполне закономерен, правда, Шерон уж очень не хотелось прерывать эту встречу, тем более, из-за такого пустяка. О да, именно такую оценку она дала всей ситуации, которую можно было разрешить прямо здесь и сейчас, с помощью обычного телефонного звонка.
- Честно говоря, я была бы не против продолжения, но если…
- Вест-Пойнт? – внезапно послышался за спиной знакомый голос.
Шерон обернулась, видя перед собой того самого охранника, который выглядел не то озадаченным, не то просто пришедших к каким-то неожиданным выводам. Реймонд не без удивления посмотрела на Этьена, потом снова на Пол Баррела. Как он догадался? Прищурив глаза, женщина наконец-то обратила внимание на свое кольцо с голубым камнем. Теперь все стало понятно, бывшему военному не нужно читать надпись, чтобы понять к чему это кольцо относится. 
- Да, - протянула Шерон, на что охранник закивал и направился дальше. – Интересно, - прокомментировала такое резкое изменение женщина, после чего вновь повернулась к Этьену: - В общем, если ты сам не устал…

+1

37

Собственно, всей этой комедии пришел конец. Он приходит ко всем, рано или поздно, так что и эта, весьма странная ситуация не стала исключением.
Парнишка сразу же поспешил удалиться, как Шерон дала ему свое разрешение. Как же она умела держать всех в ежовых рукавицах, у нее все становились шелковыми, более или менее, рано или поздно. Однако кто-то боялся, а кто-то чувствовал силу и, соответственно, уважал и доверял без задних мыслей. Этьен относился все же ко второй категории людей, что наивно доверяют Шерон, словно знали ее полвека и имели с ней разные дела – важные и не очень.
Шер поблагодарила Этьена за улыбку, будто он подарил ей какой-то ценный подарок, которому искренне радуешься. Благодарность за эмоцию – это было странно и завораживающе. Мужчина встретился с лейтенантом взглядами, и его словно обожгло, что он предпочел сразу же отвести взгляд. Возможно, все было бы прекрасно, если бы над их душами не стоял озлобленный охранник. Мистер Баррел всем своим видом давал понять, что и французу с австралийкой пора уносить ноги. Делать было нечего, и парочка послушно пошла за охранником.
Шерон столкнулась с толстым и омерзительным существом, охраняющим зал, в дверях. Этьен же вплотную приблизился к ней, коснувшись своей широкой грудью ее спины, просто напросто не успел притормозить, охранник чересчур неожиданно остановился.
Француз сделал небольшой шаг назад, чтобы увеличить расстояние между ним и Шерон, все-таки за сегодняшний день он превысил лимит дозволенного, как ему казалось. И все-таки он услышал колкое замечание Баррела в адрес Шерон, мужчина просто не мог молчать, но пришлось. Шер была умная женщина, и, видимо, уже поняла, что Этьен за словом в кармане не полезет, да и долго терпеть не будет, а просто оставит автограф на лице у обидчика.
Шерон справилась и без помощи француза, даже казалось, что в конфликте мужчина был лишним. Она ловко, достойно и весьма язвительно поставила выскочку на место, пожалуй, у Тьенно это вышло бы куда жестче. Он не привык долго разговаривать с неприятными ему личностями, и никогда долго не терпел таких. Предпочитал сразу посылать в эдакое трехбуквенное, свободное турне. А если вдруг его не понимали с первого раза, он мог и пригрозить, сжав свою широкую ладонь в кулак.
Этьен послушно двинулся за Шерон, но все же не упустил возможности, так сказать, показать охраннику, кто в доме хозяин.
-В следующий раз, будь любезнее. Хотя бы с женщинами – голос у мужчины звучал твердо, уверено, он словно предупреждал, что в иной раз все могло бы закончится весьма неприятным образом.
И охранник усвоил урок, даже чересчур быстро. Он словно попытался наладить контакт с лейтенантом, заинтересовавшись ее кольцом. Однако Шер не стала много времени тратить на этого неприятного человека, и вернулась к Этьену.
-Я устал? Ну, если только чуть-чуть и эмоционально. Мерзкий человек, у меня прям руки чешутся отучить его от привычки кидаться на людей. С такими кадрами и сторожевые собаки не нужны, он сам, кого хочешь покусает.
Этьен открыл перед Шерон дверь, чтобы та прошла вперед. На улице было свежо, а женщина была в одних шортах.
-Так, пойдем в машину, а то ведь простудишься, - заботливо улыбнулся француз и поспешил снять машину с сигнализации. И вот парочка уже была внутри кроссовера.
-Интересно, о чем ты думала, когда выбирала наряд в этот чудный февральский денек? Ладно, надо бы придумать, как продолжить день.
Мужчина уперся руками в руль и начал думать, чем бы таким заняться. Он посмотрел в зеркало заднего вида и заметил на заднем сиденье журнал, который купил пару дней назад. Этьен потянулся к журналу, выудил его с заднего сидения и, вернувшись в исходное положение, начал его разглядывать. Журнал, собственно, не представлял ничего интересного, сплошная реклама, афиши и рецензии на фильмы. Особой информации он не нес, лишь советовал. Как нельзя к стати, что сказать.
-Эврика! – воскликнул француз, остановившись на последней странице, а потом резко захлопнул макулатуру, желая сделать женщине небольшой сюрприз
-Надеюсь, тебе понравится – радостно проговорил Тьенно и завел мотор.
Место, что француз хотел показать Шерон, было достаточно далеко, добирались они до него где-то полчаса, а может быть и дольше.
Машина остановилась возле небольшой частной галереи, сегодня был последний день выставки оригами. Этьен уже успел отметить для себя, что лейтенант не равнодушна к японской культуре и эта выставка была кстати, словно она их и дожидалась.
-Если не ошибаюсь, оригами появилось в Японии. Во всяком случае, уверен, тебе понравится. – Этьен явно был доволен собой, а еще тем журналом, что буквально спас парочку от скучного времяпрепровождения.

+1

38

- С другой стороны…, - начала рассуждать Шерон, как только Этьен высказал свое отношение к охраннику, - это его работа. Чувствительному добряку не управиться с мерзавцами, которых в таких местах хватает
И все-таки существовала какая-то непонятная связь между военнослужащими и сотрудниками полиции, даже бывшими. Возможно, они просто понимали друг друга, испытывали уважение, зная, какие это непростые и опасные профессии. В общем, несмотря на сложившуюся ситуацию, на этот внезапный и нелепый конфликт, злость и отвращение быстро покинули Шерон, как только охранник заговорил о кольце. Нет сомнений, этот человек раньше носил не только значок, но и погоны, скорее всего, даже учился в Вест-Пойнте, так что же его сюда занесло? Впрочем, не стоило удивляться, сегодня  половина выпускников этой элитной академии подрабатывают вот такими рядовыми служащими.
Только сейчас, женщина вспомнила и о том, что Этьен так же не хотел заканчивать этот день, эту встречу, на такой негативной ноте. Как будто опомнившись и осознав эти слова, Шер остановилась около выхода из здания и улыбнулась французу загадочной улыбкой. На самом деле, женщина впервые задумалась о том, насколько хорош сегодняшний день, и как здорово, что Этьен разделяет это мнение (раз готов потратить время и поехать куда-то еще). Реймонд даже не спрашивала куда, просто была уверена, что место будет таким же оригинальным, как и это учреждение. Оставалось только надеяться, что обойдется без конфузов. При мысли об этом, Шер автоматически обернулась и нашла глазами охранника. Столкнувшись взглядами, мужчина слегка кивнул, лейтенант ответила тем же, теперь, даже при воспоминаниях об обиженном и испуганном мальчике Шерон не могла заставить себя испытать отвращение к этому человеку. Кто-то может не понять, но это и не важно, у военнослужащих свои понятия, свои правила и законы. Окончательно вернувшись мыслями к продолжению дня (Шер до сих пор не решалась назвать это свиданием), женщина согласилась с французом и с удовольствием разместилась на удобном сиденье его кроссовера.
- О чем думала? – усмехнулась Шерон, сделав вид, что задумалась. – Не знаю, наверное, о том, что сяду в машину, а потом останется только выпрыгнуть из нее и добежать до школы. Ну и обратно. Кто же знал? Но я не жалуюсь, - тут же вскинула руки женщина, говоря наичистейшей воды правду.
Все произошедшее сегодня, и короткая игра в аэрохоккей, и непринужденные беседы и, разумеется, поцелуй – все это стоило, как этих разборок с охранником и молодым парнем, так и минутной дрожи в февральскую погоду. Было интересно наблюдать, как Этьен усердно старается придумать следующее место посещения. Наверное, никто из предыдущих мужчин Шерон не стал бы себя утруждать этими мыслями, отвез бы в ресторан, да и дело с концом. Потому лейтенант и была заинтересована. Она даже не пыталась встревать и предлагать какие-то свои идеи, как говорится, пусть мужчина решает. Собственно, он и решил, правда, от спутницы планы утаил. Заинтригованной Реймонд оставалось лишь улыбнуться, пристегнуть ремень, и полностью отдаться воле Этьена. И не зря, его выбор поразил Шерон. Хотя, наверное, поразил не столько выбор, сколько внимательность француза, он все-таки запомнил, что женщина тяготит к восточной культуре.
- В Японии, хотя до сих пор точно не известно, - подхватила слова Этьена Реймонд, которая неплохо владела этими вопросами. – А вот что совершенно точно, так это то, что там это искусство достигло пика своего развития
Сейчас Шерон напоминала малолетнего ребенка, которого впервые повели в зоопарк. Несомненно, эта выставка представляла для нее большой интерес. Несмотря на пребывание в Японии, лейтенанту так и не довелось ознакомиться со всеми особенностями тамошней культуры, слишком обширная область, потому женщина и была довольна тем, что сегодня заполнит этот пробел, и сделает это благодаря оригинальному подходу француза. Помещение, в котором оказалась парочка, было скромных размеров, но из-за светлых оттенков создавалось иное впечатление. Впрочем, для таких небольших экспонатов, много места и не требовалось. Увидев знакомую фигурку шарообразной формы, состоящей из стилизованных цветов, Шерон автоматически взяла Этьена за руку и повела за собой.
- Смотри, это кусудама, - слегка наклонившись, протянула женщина, отпустив руку француза. – Классика оригами. Говорят, - Реймонд выпрямилась и повернулась к Этьену, - что так составлялись первые букеты цветов в Японии. Потом уже пошли травы, целебные сборы, ну и, - она махнула рукой на фигурку, - украшения.
Невозможно изучать искусство каратэ, хотя бы поверхностно не разобравшись в культуре Японии, так что, Шерон явно было, что рассказать. Оставалось надеяться, что Этьену так же интересно, хотелось, чтобы удовольствие получали оба.
- Тебе ведь интересно? Лучше бы было интересно, потому что ты меня отсюда не уведешь, пока все не осмотрим, - засмеялась Реймонд.

+1

39

Она была самым настоящим ребенком. Глаза, словно бусинки, блестели от восторга, всем телом она дрожала, предвкушая новые эмоции и потрясения. Она, словно ребенок, которого в первый раз привели в зоопарк. Все ей было интересно, все она хотела увидеть, изучить.
Этьен не прогадал с выбором. Конечно, ему бы было комфортнее находиться в каком-нибудь национальном музее искусства и, возомнив себя экскурсоводом, рассказывать о прелестях средневековой живописи. Восточные культуры ему были чужды, признаться, он не особо ими интересовался, знал о них только стереотипные факты, которые, казалось бы, знали все, знала каждая собака в подворотне. И все же, Шерон вполне могла вы восполнить пробел, Этьен всегда любил послушать интересного собеседника, во всяком случае, это лучше и приятнее, чем корпеть над учебником или портить глаза на страницах Википедии.
Этьен ничего не говорил. Лишь улыбался и, как ни странно, не выпускал руку Шерон. Она схватила его за руку еще у входа и повела внутрь, очарованная выставкой.
И вот, она ведет его к фигуре, похожей на шар. Этьен, естественно, ничего не может сказать об этой композиции, т.к. просто напросто не знает про нее ничего. А вот Шерон знает и, пожалуй, знает многое. По крайней мере этого достаточно, чтобы пробудить во французе эстетический голод и тут же утолить его.
-Как ты сказала? Куса… куса.. – мужчина уловил начало японского слова, а вот конец, увы, не смог запомнить. Со стороны выглядело забавно.
Шерон водила его от одной стойке к другой, а он внимательно слушал ее рассказы, полные восхищения и даже некого фанатизма.
Уже был вечер, они сидели на небольшой скамеечке, которая удачно вписалась в атмосферу выставочного зала. Признаться, Этьен устал. День выдался насыщенным. И все же, он не жалел, не жалел ни о чем. Главное, что компания была что надо, а остальное – такие мелочи, что даже смешно.
Они сидели на лавочке, разговаривали. Этьен для себя отметил, что Шерон была просто невероятной. Да, он был восхищен женщиной, ее умом и эрудицией. Не каждый день встречаешь на пути таких потрясающих людей.
-Слушай, я сегодня себя ощущаю таким необразованным, - усмехнулся Этьен, дослушивая очередную хвалебную речь в честь страны восходящего солнца, - я такой дилетант! Теперь я тебя просто обязан сводить в национальный музей искусств, чтобы ты не подумала, что я ничего не понимаю в живописи или, боже упаси, в архитектуре!
Да, сплошные парадоксы. С одной стороны, мужчине было интересно проводить время в обществе полицейского, но с другой – он чувствовал себя ущербно, будто задели его мужское самолюбие. К слову, в университете он проходил восточную архитектуру. В истории архитектуры не выбирают стиль или направление, изучают все подряд, за надобностью. Этьен не был впечатлен Японией, увы, он сохранял нейтралитет. В университете мужчина всегда придерживался золотого правила: «Если мне это не нравится, я и не буду этим заниматься. Нечего нервы тратить по пустякам!»  И снова парадоксы, Шерон то ему нравилась, а значит, нервы он бережет, по крайней мере, сегодня. А завтра на работу, и только Габи будет радовать глаз, и беречь здоровье начальника.
Они еще долго просидели в галереи, рассуждая об особенностях японского искусства. Точнее, Шерон долго рассказывала мужчине об этих особенностях. А Этьен слушал и лишь проводил параллели с европейским искусством.
Тут к парочке подошла женщина и сообщила, что уже поздно, выставка уже закрывается. Быстро пролетает время в хорошей компании.
-Что же, нам пора. Спасибо, до свидания!
И Этьен ушел вместе с Шерон. Они сели в машину, он уставился на руль. Вечер подходил к своему логическому завершению, а так не хотелось. Завтра на работу, а сегодня. А сегодня есть Шерон, женщина, с которой приятно проводить время.
Этьен подъехал к ее дому, после нескольких минут объяснений. Дом ее был в коттеджном поселке. Дом аккуратный, двухэтажный, не отличающийся особой архитектурой. Единственное, чтобы сделал Этьен, убрал бы острые края, хотя бы в оконных рамах. Сделал бы из по типу полуциркульных или же трехцентровых арок. Это бы придало дому образ средневекового замка, пожалуй, романской эпохи.
-Так не хочется тебя отпускать. Хочу, чтобы этот день продолжался, не хочу завтра на работу – усмехнулся француз, разглядывая фасад дома Шерон из кона своей машины, - хотя, я уже на работе. Симпатичный домик. Спасибо за потрясающий день, я тебе позвоню, как-нибудь позавтракаем вместе, ты не против?
***
Она ушла. А впечатление остались. Этьен еще несколько дней вспоминал поход в игровые автоматы и на выставку японского искусства. Без сомнений, день выдался на славу.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-06-11 23:37:15)

+1

40

- А звучало бы интересно, - засмеялась Шерон, когда Этьен попытался выговорить незнакомое название японского произведения искусства. – Кусудама.
Женщина продолжила рассматривать экспонаты выставки, иногда забывая о своем спутнике. Но когда вспоминала, мигом подтягивала его к себе и давала краткую характеристику предмету, явно неплохо чувствуя себя в роли курсовода. Совершенно разные виды и техники складывания, модульные, простые оригами… Так интересно и занимательно. Не подумайте, Шерон не была законченным фанатиком японского искусства, просто из-за отсутствия свободного времени приходилось жертвовать некоторыми интересами и увлечениями. И трудно представить тот трепет, который испытывает человек, когда сталкивается с близкой по духу культурой спустя много лет. Каратэ иногда устраняло это культурное голодание, но, согласитесь, этого мало. Так что, выбор Этьена был удачный, прямо в десяточку, так сказать, Шерон даже невольно начала ностальгировать, вспоминая приятные деньки, проведенные на Окинаве, пусть они и были разбавлены синяками и ссадинами после тренировочных боев по каратэ.
Реймонд периодически поглядывала на Этьена, чтобы убедиться в том, что ему хоть капельку интересно, а присутствие здесь не результат джентльменской солидарности. Сама же женщина пыталась рассказывать коротко и только самое интересное. Она не владела полной информацией об оригами, но и того хватало. Когда выставка подошла к концу, а экспонатов и вправду было немного, парочка решила отдохнуть на скамейке, стоявшей в выставочной зале. Шерон села, закинув ногу на ногу, и проводила взглядом прошедшую мимо группу школьников. Она продолжили беседу с французом, притом беседа велась на совершенно разные темы. Наверное, с этого момента Этьен всегда будет ассоциировать у Шерон с чем-то комфортным и до боли интересным, ведь это именно он создал такую атмосферу, атмосферу, в которой женщина чувствовала себя просто превосходно.
- Ну что ты, - усмехнулась Шерон, окидывая взглядом несколько экспонатов. – Каждому свое, у меня жизнь так сложилась, я знаю об этом, - она кивнула в сторону, где  красовалась кусудама, -  ты знаешь о другом. Но я не против черпать у тебя новые знания, - усмехнувшись, и подтолкнув француза плечом, заметила женщина. 
Время пролетело незаметно. И это мягко сказано. Казалось, только минуту назад, Шерон делала замечание по поводу знаний о японском искусстве, а уже сейчас к парочке подошла сотрудница выставки и вежливо сообщила о закрытии. Реймонд кивнула и немедля направилась к выходу, пусть это и означало окончание вечера. А не хотелось, ведь женщине так понравилось, и к черту автоматы, даже к черту выставку оригами, ей сама кампания импонировала, было так уютно и интересно. Но хорошее рано или поздно заканчивается. Уже сидя в машине, Шерон достала из кармана мобильный телефон, ей пришло несколько сообщений, повествующих о завтрашнем графике на работе. Женщина вздохнула и посмотрела на Этьена. Он выглядел каким-то задумчивым, но спросить ничего лейтенант не успела. Как будто почувствовал на себе чужой взгляд, француз повернул ключ зажигания, и машина двинулась вперед. 
Остановившись около дома, Шерон приготовилась выйти из автомобиля, но Этьен сидел и разглядывал дом. Женщина посмотрела в окно, а потом вновь перевела взгляд на француза, готовясь произнести неохотное «до встречи», но Моро заговорил первым и, по правде сказать, его слова вызвали искреннюю улыбку, не говоря о желании подписаться под каждым словом.
- Скорее поужинаем, - улыбнулась Реймонд, что можно было считать стопроцентным согласием на следующую встречу, правда, из-за занятости, врятли она найдет время для того, чтобы с кем-то позавтракать, ведь это самое время для ловли плохих ребят.  –  До встречи, Тьен, - мягко и тихо произнесла она, таким образом, заканчивая этот день.
Шерон еще раз улыбнулась, а после покинула машину и поднялась по ступенькам, на встречу своему уютному домику и Зевсу, на данный момент, его единственному обитателю. Женщине трудно было сказать, какие конкретно чувства одолевали ее в данный момент. Впечатлений было уйма, главное, разложить все по полочкам. Одно ясно точно: этот день Шерон запомнила, как и мужчину, который умудрился сегодня затмить даже кусудаму.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Француз, собачка, обворожительный коп и мелкий преступник.