vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » к собственному счастью путь осколками чужого устлан


к собственному счастью путь осколками чужого устлан

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s5.uploads.ru/ClHYM.gif http://s4.uploads.ru/7oL8U.gif http://s4.uploads.ru/Yxk7u.gif

Участники: Nola Wilton, Dana McCarthy, Henry Hunter
Место: офис
Погодные условия: теплая осенняя погода, солнечно
О флештайме: встреча Даны, Нолы и Генри в стенах офиса

Отредактировано Nola Wilton (2013-09-08 19:35:34)

+2

2

Я сижу в центре своего кабинета, чуть откинувшись назад в кресле, задумчиво грызу кончик ручку и смотрю на стену. На ней висит около двух десятков фотографий со съемок. Из них мне нужно выбрать половину, чтобы через прессу передать на суд зрителей - пусть обсуждают и строят догадки о том, что их ждет. И тут я ловлю себя на мысли, что уже минут пять рассматриваю не фотографии, а просто стену. Меня страшно раздражает ее гладкость и белизна, совершенно невозможно работать! Я встаю с кресла, кидаю ручку на стол и выхожу из своего кабинета.
- Мадлен, - я подхожу к ее рабочему месту и облокачиваюсь локтями на стойку, чуть подаваясь вперед, словно хочу поведать ей какую-то тайну или сплетню. - У меня к тебе не совсем обычный вопрос.
В последние четыре дня я стала относиться к ней гораздо теплее, чем раньше. Не знаю, с чем связан этот внезапный порыв доброты, но сегодня Мадлен уже перестала смотреть на меня с подозрением в глазах и, кажется, больше не ждет от меня никакого подвоха.
- Ты не знаешь, возможно ли устроить ремонт в моем кабинете? - в ответ я встречаю лишь удивленный взгляд секретарши. - Ты его видела? Даже у врачей кабинеты менее белые. Меня вполне устраивает стол. И кресло. Но вот стены... Пожалуйста, узнай, смогут ли рабочие перекрасить их в темно-бордовый цвет. И самое главное, хватит ли времени, чтобы выветрился запах краски? Как выяснишь, сообщи мне, - я улыбнулась и уже повернулась, чтобы вернуться в свой кабинет, как вдруг вспомнила, что не сказала самое главное, поэтому снова развернулась к Мадлен. - Да, и не говори ничего Генри. Все расходы за мой счет, - она усмехнулась и кивнула.
Я собралась уйти обратно к себе и на этот раз заняться работой. Список дел на сегодня не перечеркнут еще даже на половину, а рабочий день закончится через три часа. Уже около двери кабинета я слышу щелчок прибывшего на этаж лифта и невольно поворачиваю голову, чтобы узнать, кто к нам пожаловал. К своему удивлению я вижу, как из лифта выходит...
- Дана! - как-то само по себе вырывается у меня. Работа мне больше не интересна. Я отпустила ручку двери кабинета и сделала несколько шагов в сторону Даны. - Нола, - на всякий случай представляюсь я. - Мы виделись последний раз на...кхм... - на миг я покосилась на секретаршу, - на вечеринке. Ты к Генри? Он сейчас на съемках, но должен скоро вернуться. Подождешь его? - предлагаю я и обращаюсь к секретарше: - Мадлен, это Дана МакКарти... - я на секунду запнулась, - жена Генри, - представляю я и вновь поворачиваюсь к гостье. - Чай, кофе? Ты можешь подождать в моем кабинете.

+1

3

С последнего момента встречи со своим, как бы это странно не звучало, законным мужем прошло уже несколько месяцев. И это, даже если считать ту непонятную вечеринку, на которой Дана, кажется, впервые попробовала наркотики, как оказалось в следствии. Она тогда даже экспертизу в лаборатории сделала, чтобы понять причину своего странного и не поддающегося ее логике поведения. Приставать к мужу, затем приставать к его лучшему другу у последнего прямо на глазах - это как-то совершенно не в ее стиле. Ну, и плюс ко всему, познакомилась со своей тещей не сильно старше от нее самой. Та дурь, кажись, была ее подарком Генри, хоть и стопроцентно утверждать подобное МакКарти не может, потому что воспоминания о том вечере таки не восстановились полностью, оставив из-за этого множество вопросов. Например, какого лешего Ди вообще делала на той вечеринке и не было ли там чего похуже наркотиков. Тот вечер еще месяцев на четыре отдалил их с Хантером встречу в суде. Все время что-то мешало наконец поставить точку в их крайне нелепых и уже почти не существующих отношениях. То у нее времени не было из-за разных обстоятельств, то Генри куда-то уезжал или же придумывал всяческие не очень правдоподобные отговорки, лишь бы только не приступать к действительно серьезным делам, которых он так все время боялся. Потом и вовсе куда-то пропал. И только сейчас Дане наконец удалось узнать где он пребывает на данный момент, чем занимается и где его можно "поймать", чтобы поговорить. Более того, надо ведь его было известить о том, что иск в суд она уже подала и скоро состоится рассмотрение их дела. Самое главное, что был большущий шанс наконец стать свободной полностью и освободиться от оков, которые были на ней в моральном плане. Подобное осознание невероятно окрыляло и придавало сил. Но чем ближе был день "икс", тем менее уверенной Дана становилась. Нет, не подумайте, она все еще хотела развестись, но все ли будет вот так же просто и с Генри? Пойдет ли он наконец на уступки или опять что-то новое придумает, чтобы выкрутиться?
Эти и подобные вопросы сегодня роились в голове МакКарти с самого утра, мешая сосредоточиться и успокоится. Она не предупреждала Генри о своем решении его навестить, решив, что, если заявится к нему на работу неожиданно и застанет того врасплох, то шансов воплотить все желанное ею в действительность будет куда более реальным. Хотя все может быть и наоборот, и она останется с носом. В любом случае, рискнуть стоит.
В назначенное самой себе время, Дана уже стояла возле здания, где находился офис ее мужа. Небольшой мандраж усиливался с каждым шагом. Кто бы мог подумать, что ей настолько сложно и страшно будет сделать такую простую вещь? В сравнении, вскрытие трупов на данный момент казалось куда проще. Но отступать уже некуда, так что стоит взять себя в руки. Я же Дана МакКарти в конце-концов! Образец спокойствия и острого ума на работе... Самовнушение прерывается коротким извещением лифта о том, что Дана уже на нужном этаже. Но не успевает она сделать и несколько шагов, как кто-то выкрикивает ее имя. От неожиданности МакКарти даже останавливается и переводит взгляд на того, кто это сказал. Точнее ту. А если еще точнее, то Нолу Уилтон, с которой уже пришлось видеться дважды. Впервые, та предстала перед ней в качестве свидетеля, а во второй раз - на вечеринке дня рождения Генри, где Ди узнала о том, что та является любовницей ее мужа. Хоть Нола это и отрицала тогда, но после всемирная паутина не раз подтвердила обратное. Так что, не запомнить эту девушку МакКарти просто не могла. - Я помню как тебя зовут. И да, пришла я к Генри, - подавив мгновенное удивление на лице, Дана легко улыбнулась, насколько того требовала ситуация. Из-за ответа получалось как-то не очень вежливо. - Дана..Хантер, если уж на то пошло, - немного нехотя исправляет девушка Нолу. Вопреки тому, что всем Ди представлялась своей девичьей фамилией, это не устраняло того факта, что в паспорте дела обстояли немного иначе. - Чай, если не затруднит. И, думаю, что идея подождать в твоем кабинете весьма неплохая. Это даже хорошо, что ты здесь. Тогда поговорим втроем - так даже лучше. Думаю, ты понимаешь о чем я, - произнеся последнюю фразу так тихо, чтобы ее услышала лишь Нола, МакКарти сделала несколько шагов вперед, давая возможность своей знакомой обогнать ее и показать куда идти.

Отредактировано Dana McCarthy (2013-09-10 01:21:30)

+1

4

- Я помню как тебя зовут. И да, пришла я к Генри, - слова Даны заставили меня стушеваться и несколько поумерить свой пыл. Кажется, моя внезапная доброжелательность ко всем кажется окружающим. Полагаю, это все чувство вины. К Мадлен я вдруг стала относиться теплее, потому что раньше искала любой повод, почему ее можно уволить - секретарша раздражала меня одним своим присутствием на одной планете со мной, к тому же не имела ни капли женской солидарности и всегда на задних лапках бегала вокруг Генри. Нет, это не ревность с моей стороны (много чести!), просто несколько обидно, что никакой поддержки в войне с начальником я не получила.
Что касается Даны... тут все очевидно. Одно дело спать с Генри и делить ванную комнату - когда не думаешь о том, что он женатый мужчина, пусть даже этот брак держится только на бумаге и (не очень достоверных) словах Генри о том, что все прекрасно. Время от времени, а в последнее время все чаще, я вспоминала про этот факт, да и сам Генри периодически напоминал мне об этом(Хэнк, милый, не сыпь мне хлорид натрия на нарушение анатомической целостности покровных тканей!). Более того, я прекрасно знала, на ком он женат. Дана МакКарти была не то, чтобы моей подругой или даже приятельницей, но однажды здорово меня выручила. Мне совестно, что взамен на это я стала спать с ее мужем. В свое оправдание должна сказать - когда все началось, я понятия не имела о ее близкой связи с Генри. Но и не завершила все тут же, как узнала...
- Дана..Хантер, если уж на то пошло, - поправляет она меня.
- Именно, - сказала я с учтивой улыбкой на лице и слегка кивнув головой. Надо же, я и не знала, что она тоже Хантер. И если представляется именно этой фамилией, значит у них с Генри действительно все серьезно и налажено - впервые в жизни он меня не обманул.
- Чай, если не затруднит. И, думаю, что идея подождать в твоем кабинете весьма неплохая.

- Мадлен, - я поворачиваюсь к секретарше, - сделай нам два черных чая и принеси в мой кабинет, пожалуйста.
Затем я снова обращаю все свое внимание на Дану и жестом предлагаю ей пройти дальше, прямиком к моему кабинету. По пути она говорит, что рада меня встретить, ибо нам есть, о чем поговорить. Втроем. Мое сердце падает в пятки. Что-то мне не нравится такой настрой. Полагаю, она знает про мой роман с ее мужем, но явно не в курсе, что все закончилось несколько недель назад.
- Проходи, - я открываю дверь и пропускаю свою гостью вперед, после чего тоже вхожу и прикрываю дверь. - Присаживайся, - киваю на кресло возле стола, сама сажусь в кресло рядом. - Если честно, я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду, - признаюсь я, опуская руки на свои колени. - То есть, я догадываюсь, о чем ты хочешь поговорить, но уверяю - это пустая трата времени. Все давным-давно в прошлом. Это как... осталось в другой жизни, - наверное, так оно и есть.
В кабинет заходит Мадлен и ставит на стол поднос с чашками чая, сахарницей и блюдцем с лимоном. Я благодарю ее и прошу сообщить Генри, когда он придет, что Дана ждет его в моем кабинете. После чего добавляю в свою чашку немного сахара, лимон и начинаю размешивать содержимое чайной ложкой.
- Я не знаю, что говорил тебе Генри. Но ты же понимаешь - как писатель, он способен любую надуманную ситуацию выставить словами в самом реальном свете, - я хмыкнула и поставила чашку на стол. - Возможно, ты слышала что-то от общих знакомых. Но будем реалистами - людям свойственно сплетничать и коверкать информацию. И не исключаю, что ты что-то могла читать в третьесортной прессе и интернете. Увы, тут они не в моей власти. Люди хотят внимания и дешевой популярности, вот и сочиняют истории, глядя на расплывчатый снимок или основываясь на том, что где-то мельком видели нас вместе. Популярность Генри сейчас растет, это выгодно для сериала. Его постоянно фотографируют папарацци и просто случайные прохожие. Где бы и с кем бы он ни был, - попыталась я объяснить все Дане, в надежде, разрушить все ее сомнения. - Мы работаем вместе, много общаемся о сериале, иногда ходим вместе на ланч. Впрочем, если тебя это смущает - нет проблем, я не буду появляться с ним где-то вне стен офиса.
Все это, конечно, хорошо, осталось только рассказать все это Генри и убедить его, что так будет правильно. В день нашего расставания я сказала ему, что наше общение будет проходить исключительно в офисе, только по рабочим моментам и, по возможности, по телефону. После этого мы виделись в его квартире и в ночном клубе... Схема работает из рук вон плохо.
- Я не хочу разногласий с тобой. Более того, я чувствую, как пилит меня совесть за то, что я попыталась разрушить вашу семью, - признаюсь я. - Генри часто говорил о тебе, о том, как хочет все наладить между вами... А бегать за мужчиной, которому я не нужна - немного не в моем стиле, - я улыбнулась.

+2

5

Кажется, упоминание фамилии Хантер произвело на Нолу какой-то неизгладимый эффект. По крайней мере, хотя бы на миг, выражение ее лица таки поменялось. Или это только показалось? В присутствии секретарши, впрочем, уже не хотелось ничего исправлять, это можно будет сделать потом, находясь с Уилтон в более уединенной обстановке. Зачем? Не хотелось ее отпугивать от Генри, как бы дико это не звучало, потому что в голове шатенки именно сейчас появилась совершенно другая идея, которая казалась выгодной для их троицы. Для нее также был нужен и сам Хантер.
Пройдя в кабинет Нолы, МакКарти села на предложенное ей место, заложила ногу на ногу и перевела взгляд на девушку, севшую рядом. Ну не верила она ее словам о том, что все кончено и всё тут! Произнесла их Уилтон как-то с сожалением что ли. Но не успела Ди хоть что-то на это ответить, как в кабинет пожаловала секретарша с подносом, на котором находился чай, и о котором женщина уже успела успешно забыть. Потому, Дана лишь недоверчиво помахала головой, не произнеся и слова. На какое-то мгновение появление Мадлен, кажется так ее зовут, разрядило обстановку и предоставило еще немного времени для того, чтобы еще немного оттянуть неприятный разговор, к которому МакКарти уж никак не готовилась.
- Это была не самая лучшая идея сообщать Генри, что я здесь. Он сбежит как только услышит об этом, - постаралась как можно веселей произнести это Ди, но весело ей самой не было. А Уилтон все говорила и говорила, хоть и никаких оправданий она от нее не ждала. Так ведут себя люди, когда ощущают вину за что-то. Она и сама себя так вела порой, потому ей было знакомо подобное состояние. - Нола я тебе абсолютно не верю. И знаешь почему? Потому что, если бы ваши якобы лжеотношения были в прошлом, да и чувств никаких не было, то ты сейчас бы не распиналась так перед мной. Более того, что я тебя ни за что не осуждаю, не заметила? - Абсолютно спокойно заметила Дана, прерываясь для того, чтобы добавить сахар и лимон в чай, но хорошо, что не сделала глоток, потому что следующие слова Нолы заставили ее против воли искренне рассмеяться. Генри говорил ей, что между ними он хочет все наладить? Кажись, он больше действительно не хочет себя ни с кем связывать серьезно и вешает лапшу на уши всем девушкам возле него. - Побыстрей заткни свою совесть, потому что пилит она тебя напрасно. Нет никакой семьи и близко. Уже три года почти, - отсмеявшись, пояснила причину своего внезапного взрыва эмоций Дана. - Хорошо, что он хоть тебе говорил, что хочет наладить отношения со мной, потому что лично от него я ничего подобного за эти месяцы не слышала. Лишь сплошные отговорки того, почему он не хочет встретиться, чтобы серьезно поговорить о разводе. То командировки, то куча неотложной работы, то устал, то другая сплошная билиберда. Да и сегодня его фамилию я использовала лишь в присутствии секретаря, чтобы это все выглядело немного солидней. А так ее еще использует только мое начальство и все - больше никому я об этом старалась не говорить. Да и двойная фамилия предоставляет возможность быть не найденной фанатками Генри. Более того, что считают они меня почти мифическим существом, так как ни разу не видели с их обожаемым кумиром, - неожиданно для себя разоткровенничалась МакКарти, чтобы хоть немного приободрить собеседницу. Ох, как же жаль, что этого не видит Хантер! Интересно было бы понаблюдать за его реакцией. - И исправлю тебя немного. Судя по тому, что он тебе наговорил о нас с ним, можно сделать логичный вывод, что ему не нужен никто, а не исключительно ты. К тому же, у меня для него сюрприз - повестка в суд. Хочет он того, или нет - меня не волнует, - Дана помахала какой-то вытянутой из сумки бумажкой перед Уилтон.

+2

6

Я поднялся на этаж и прошел к стойке Мадлен.
Она хотела мне что-то сказать и выглядела оживленной. Я видел, как Мадлен раскрывала губы, указывая рукой в сторону кабинета Нолы Уилтон.
Я выставил вперед ладонь, заставив ее одним коротким жестом замолчать.
Я был одержим эйфорией.
Меня пропитала энергетика съемочной площадки.
Я был небрежно одет. И мои волосы казались сальными и прилизанными. Я пах сигаретным дымом и женскими духами. Одна пола моей рубашки была небрежно заправлена в джинсы, другая — болталась на уровне ширинки.
— Мадлен, я хочу заменить одну актрису из второго состава. Распорядись, пожалуйста, чтобы ко мне зашел юрист. Я хочу перечитать условия контрактов,— отрывисто сказал я, вновь выставляя вперед ладонь и запрещая тем самым ей говорить. Мадлен все так же указывала рукой в сторону кабинета Нолы Уилтон... 
— Сейчас так мало кому удается меня удивить… Ладно, я понял тебя, Мадлен. Позвони юристу. Наше дело не требует никаких отлагательств. Я ощущаю странный прилив вдохновения. Мне хочется писать. Давай отложим наш разговор на пару часов. Сообщи мне, пожалуйста, когда придет юрист,— я провел рукой по сальным волосам и почесал затекшую шею.
—  Ах, да, позвони еще и массажистке. Пускай приедет в офис,— идеи — зачатки сцен для будущего сериала вновь и вновь появлялись в голове. Подобная эйфория возникла у меня лишь под воздействием психотропных средств или алкоголя. Сегодня я был трезв.
Быстрым шагом я пересек коридор и направился к кабинету Нолы.
— Мышка, у меня к тебе вопрос повышенной важности. Ты согласна с утверждением, что до секса мужчина и женщина обмениваются масками, а после — открывают себя настоящих?  Поэтому, чтобы по-настоящему узнать кого-то, с ним нужно переспать? — рывком я оттолкнул дверь и блестящими от эйфорического вдохновения глазами оглядел комнату.
— Для того, чтобы написать одну сцену для сериала наиболее достоверно, мне потребуется твоя помощь. Представь, что ты… — на секунду мое лицо исказилось маской изумления. В кабинете Нолы сидела Дана, размахивая каким-то листком бумаги.
— Дана? Дана! Ты хорошо сегодня выглядишь! Как здорово, что ты сейчас тут оказалась! Мне как раз не хватает для следственного эксперимента одного участника… — я приземлился на соседнее кресло и подхватил со стола чашку чая.
— Мне хочется посвятить третью серию «Дню правды». Мой герой Генри обязан будет 24 часа быть честным. Если бы такой день был сегодня, о чем вы меня спросили?

Отредактировано Henry Hunter (2013-09-23 20:28:41)

+2

7

- Нола я тебе абсолютно не верю, - это самый ожидаемый ответ на все мои старания.
- Твое право, - я пожала плечами и поставила чашку на стол.
- И знаешь почему? Потому что, если бы ваши якобы лжеотношения были в прошлом, да и чувств никаких не было, то ты сейчас бы не распиналась так перед мной. Более того, что я тебя ни за что не осуждаю, не заметила?
Я помассировала виски пальцами и встала с места. Моя речь "не-виноватая-я-он-сам-пришел" действительно была полна оправданий. Я так привыкла делать это последние несколько месяцев примерно раз в неделю-две, когда в сети появлялись случайные снимки меня и Генри, а то и целые посты в блогах светских сплетников. Странно это - вдруг стать "той девицей, рядом с Генри Хантером" или, еще хуже, "'голубой' ширмой внезапного гея мистера Хантера"(из последнего поста блога фанатки Генри, вдруг потерявшей смысл существования). Еще страннее, когда приходится объяснять всем знакомым и незнакомым, но жутко любопытным, людям, что с некоторых пор нас с ним связывают исключительно рабочие отношения. По крайней мере это то, что пытаюсь делать в последнее время. Но как доказать это маме, которая затаила на меня обиду за то, что я, ранее рассказывавшая ей все-все, вдруг утаила от нее свой роман, о котором она узнала из прессы? Или подруге, которая с понимающим видом кивает и приговаривает "ну конечно, договор о неразглашении... пришлешь мне подписанный номер 'People' с вашим эксклюзивным интервью?"? Или, например, жене Генри, которая внезапно появилась в офисе и представилась не иначе как "миссис Хантер"?
- Знаешь, Дана, я ведь пытаюсь извиниться, пусть и так запоздало, - сказала я, вновь просматривая снимки на стене и снимая некоторые из них. - Согласись, странно было бы позвонить тебе или появиться на пороге твоего дома месяц три назад и сказать "Привет, ты меня не знаешь, я сплю с твоим мужем, мне так жаль..." Не то, чтобы я хотела это сделать или мне было действительно жаль. Ты пришла и сама подняла эту тему. Я лишь сказала, что между мной и твоим мужем уже некоторое время ничего нет и сейчас мне правда неловко перед тобой, что я с ним спала.
Сняв ненужные фотографии, я убрала их в папку на столе. Сопровождалось это все смехом Даны. Почему она смеется, я так и не поняла. Смерив ее недоуменным взглядом, я обогнула стол и вновь села в кресло.
- А ты не думала, что он действительно хочет наладить ваши отношения, но ты этого не видишь, потому что тобой движет чувство обиды, что он тебя бросил ради путешествия? - спросила я, как только Дана замолчала. - Мы ведь из-за этого и прекратили отношения - он хочет быть с тобой, ему нужен этот брак, а ты его только отшиваешь постоянно. И знаешь, теперь уже я не поверю тебе, если ты скажешь, что тебе это не нужно. Сколько, говоришь, вы женаты? Три года? И все это время Генри никак не хочет с тобой, так жаждущей свободы, развестись? Ты давно могла подать документы, вас могли развести и в одностороннем порядке, - я снова пожала плечами. - Но, видимо, ты не меньше держишься за этот брак, - закончила я, чуть отклонившись назад, когда перед моим носом Дана стала размахивать какой-то бумагой.
В этот момент открывается дверь моего кабинета и заходит Генри, со своим "Мышка, у меня к тебе вопрос повышенной важности". Нет, ну что за человек?! Я тут трачу силы и время, пытаясь сохранить его брак и отвести от себя все подозрения в супружеской неверности, а он заходит в мой кабинет как к себе домой, да еще и "мышкой" меня называет. Многие ли начальники обращаются так к своим подчиненным?
- Для того, чтобы написать одну сцену для сериала наиболее достоверно, мне потребуется твоя помощь. Представь, что ты… - все продолжал он, похоже даже не замечая, что мы тут не одни. А я сидела в кресле, чуть съехав вниз и прикрыв лицо рукой.
- Дана? Дана! Ты хорошо сегодня выглядишь! Как здорово, что ты сейчас тут оказалась! Мне как раз не хватает для следственного эксперимента одного участника… - радость-то какая! Он наконец обратил внимание на свою жену. Правда, реакция была такой, словно это обычное явление - Дана сидит в моем кабинете.
- Сколько можно экспериментов? - пробурчала я себе под нос, усаживаясь в кресле нормально и смотря, как мою чашку забирает Генри. - Да, спасибо, я как раз передумала пить чай, - все еще тихо бормотала я.
- Мне хочется посвятить третью серию «Дню правды». Мой герой Генри обязан будет 24 часа быть честным. Если бы такой день был сегодня, о чем вы меня спросили? - я едва не рассмеялась. До чего же забавное существо - Генри Хантер!
- Можно я начну? - спросила я, мельком посмотрев на Дану. - Ты мне хоть раз говорил правду? За последние... хм... если не ошибаюсь, семь месяцев? Ну... про свой последний брак, например? А то, знаешь, я с тобой спала, но ни черта про тебя не узнала.

Отредактировано Nola Wilton (2013-09-23 17:02:01)

+2

8

Вообще, если посмотреть со стороны, то ситуация весьма странная и нетипичная, мягко говоря. Ну какая еще жена, придя в офис к своему мужу, и, встретив там его любовницу, будет мирно и мило с ней разговаривать, не предпринимая никаких попыток выдрать волосы или выцарапать глаза? Пам-парам! Встречайте Дану МакКарти-Хантер - самого главного лузера в отношениях, которая никак не может себе найти нормального мужчину и где-то очень далеко, в глубине души, надеется, что Генри, ее муж, наконец образумится. Но вслух вы этого от нее не услышите даже под угрозой смерти. Нет, это не любовь даже, а просто чертова вера в людей и их лучшие качества. Она очень вредит и мешает жить, но избавиться от нее почти невозможно. Сказать честно? Дане было искренне жаль Нолу и того, что с ней происходило по милости ее мужа. Но сама мисс Уилтон, похоже, слушать ее вовсе не хотела и дальше твердила свое.
- Если я приму твои извинения, тебе станет от этого легче? - Чуть склонив голову на бок, спросила Дана. - Просто пойми ты одну истину. Мне абсолютно все-равно действительны ваши отношения или нет. Это, как бы там ни было, не меняет того факта, что они таки были, верно? Я не желаю с тобой ссориться и пришла сюда не ради того, чтобы тебя пилить, - как-то немного устало вздохнула МакКарти, обхватив двумя руками чашку чая и тем самым согревая похолодевшие от волнения руки.
Ох, как же все было сложно. Не будь сегодня здесь Нолы, возможно все бы обошлось малой кровью, а так... Так придется разбираться в отношениях, чего Дана страшно не любила. Отсмеявшись из-за нелепой ситуации, Ди с явным удивлением на лице встретила следующие слова Нолы. Она это что сейчас, оправдывает его? Мужчину, который принес ей столько хлопот и разошелся с ней непонятно ради кого? Странная она. Даже еще более странней, чем сама МакКарти. Может это и есть критерий выбора Хантера - странные женщины?
- Нет, и близко не думала. И думать не буду. Потому что, если бы хотел, тогда бы не бегал от серьезных разговоров. Да и вообще, ты меня совершенно не слушаешь! Ему не нужен этот брак в плане отношений, он нужен ему только на бумаге, - холодно отчеканила Дана, заметив за собой, что начинает понемногу раздражаться. - Сама подумай как это отразиться на имидже "бедняжки". Четвертый брак и опять провал! А за ним последует, зная Генри, еще один под страшной цифрой пять. кто будет такого человека воспринимать серьезно? - Задав под конец риторический вопрос, МакКарти наконец сделала глоток уже понемногу остывающего чая. - И с твоих слов я себя чувствую, прости, сукой или стервой, отвергающей великие чувства Генри. Да, на бумаге этот брак уже три года, и да, я дура, которая не сделала за это время ровном счетом ничего, чтобы все прекратить. Я не могу тебе и даже себе объяснить почему все именно так, - а ведь может, но это сложно, еще и не так могут понять и припишут утаенную великую любовь. Не хочется. - Ах, да, еще же чувство обиды. А знаешь, оно есть до сих пор. Мало кому приятно, когда его бросают. Хочешь честно? Я думала, что он умер там. По крайней мере я хотела так думать, потому что тогда становилось больно, но как-то совершенно по-другому. Ведь что-то похожее на любовь было, куда же без нее? Но этот брак принес мне одни неприятности. Из-за него, если зреть в корень, я потеряла ребенка и доверие любимого мною человека, хоть и моя вина здесь тоже есть, не отрицаю. Я не хочу больше так, - к концу монолога раздражение наконец улетучилось, но появилось что-то другое. И оно давило морально. Она рассказала обо всем Уилтон, чтобы та наконец смогла понять ее сегодняшние мотивы. Чтобы и сама не повторила тех же ошибок. Но не успела Дана показать ей листок с "приглашением" в суд, как дверь кабинета неожиданно открылась и там появился виновник ихнего разговора, первое время совсем не замечая МакКарти. Было бы смешно с его представления, если бы на душе не было так паршиво. Порадовало хоть выражение его лица и реакция, когда он наконец остановил свой взгляд на ней. Словно только вчера виделись. Ох, при свидетелях остается надеяться, что он никуда не убежит. Ничего не ответив, Дана отобрала у него "похищенный" у Нолы чай и передала ей в руки. - У тебя вредная привычка брать чужое, - недовольно буркнула МакКарти, поддерживая атмосферу а-ля, мы выделись совсем недавно и имея в виду явно не чай. Но только она собралась сказать зачем, собственно, сюда пришла, как Хантер, словно почувствовав, перебил ее, включив в очередной раз дурака. Он всегда так делал, когда не хотел говорить о чем-то. Мол, я и так у мамы разумом не вышел, что ты мне, такому, сможешь объяснить? Надо отметить, что дураками могли прикидываться только умные мужчины. На вопрос Нолы, Дана лишь пригласительно и молча махнула рукой в сторону мужа.
- Да-да, мне тоже это будет интересно узнать. А то, может, у тебя там пятая жена появилась, с таким же именем и с которой ты пытаешься наладить отношения, - МакКарти саркастично добавила к вопросам мисс Уилтон свои пять копеек. - Кстати говоря об отношениях. Послезавтра будет суд, который рассмотрит мое заявление об разводе. Явишься ты туда, или нет, значения большого не имеет, так как своей неявкой ты мне наоборот поможешь убедить судью в том, что этот брак ни тебе, ни мне не нужен. В крайнем случае, нам дадут три месяца, чтобы "исправить" отношения, после чего окончательно разведут без твоего на это согласия, - холодно и спокойно проинформировала она Генри, выделяя едва ли не каждое слово. - А вот это - "пригласительный" на заседание по нашему делу. Собственно, из-за этого я и пришла сюда, - Дана передала упоминаемый листочек Хантеру, а мысленно облегченно выдохнула. Задание, кажется, сделано.

Отредактировано Dana McCarthy (2013-09-26 16:34:29)

+2

9

—Ты мне хоть раз говорил правду? За последние... хм... если не ошибаюсь, семь месяцев? Ну... про свой последний брак, например? А то, знаешь, я с тобой спала, но ни черта про тебя не узнала, — я смаковски преподнес к носу чашку. Запах чая смешался со вкусом моей эйфории и помешательства. Я обратил глаза к Ноле. Она отважилась задать мне слишком прямолинейный вопрос. Никогда раньше она не представлялась мне такой решительной. По моим губам скользнула улыбка… Я не смог скрывать своего восхищения. Нола удивляла меня. Как тогда. На вручении наград Сакраменто. Когда я увидел ее с другим мужчиной.
— Нет, я не говорил тебе никогда правды. Я врал тебе, — со странным спокойствием ответил я. Меня охватил какой-то странный паралич. И лицо стало словно каменным, практически не выражающим эмоций…
— А что если устроить для экранного Генри не день правды, а день лжи? И растрезвонить окружающим, что сегодня он говорит лишь правду? — промелькнуло в моей голове. Я прищурился, разглядывая выражение лица Нолы.
Она не кокетничает со мной.
Она задает чересчур прямолинейные вопросы.
Она теряет страх?
— Я одобрил твое резюме из-за того, что мне понравилась твоя фотография в портфолио. Мне всегда хотелось иметь под рукой горячую ассистентку,— с воодушевлением добавил я и снова окутал ладонями чашку чая, принадлежавшую Ноле. Дана тот час же вырвала ее из моих рук и вернула хозяйке.
— Да-да, мне тоже это будет интересно узнать. А то, может, у тебя там пятая жена появилась, с таким же именем и с которой ты пытаешься наладить отношения, — сказала она.
— Я не хочу оскорблять твои чувства, Дана. Я люблю женщин. Для того чтобы они отдавались мне с большей искрометностью мне выгодно быть женатым. Иной раз мне дозволяется даже посетовать на то какая ты стерва в баре и найти новых собутыльников, чтобы скоротать вечер, — мой взгляд очертил в воздухе чашку, которая только что принадлежала мне — теперь ее забрали. И вид у меня был обиженный. Я только что вдыхал аромат чая, наслаждался им… Теперь треклятая чашка вновь оказалась в руках Нолы. Я больше не был ее хозяином. И Нола мне больше не принадлежала. И Дана…
— Кстати говоря об отношениях. Послезавтра будет суд, который рассмотрит мое заявление об разводе. Явишься ты туда, или нет, значения большого не имеет, так как своей неявкой ты мне наоборот поможешь убедить судью в том, что этот брак ни тебе, ни мне не нужен. В крайнем случае, нам дадут три месяца, чтобы «исправить» отношения, после чего окончательно разведут без твоего на это согласия,— она с видимым удовольствием вручила мне билет на представление. Час  суда. Первый ряд. Почетное место в партере. С возможностью пригласить +1. Адвоката.
— На твоем месте я бы не стал назначать слушания так скоро. Я женат в четвертый раз. Законодательство у нашего штата крайне чудное. Судья заставит нас с тобой посещать несколько раз в неделю психолога. Тебе придется все это время проживать в моей квартире. Согласись, печать — лишь формальность. Она не стоит того, чтобы создавать нам с тобой неудобство. Ты привыкла быть сама по себе. Мне тоже нравится одиночество. Я уже консультировался с адвокатом. Еще будучи в Азии. Бракоразводный процесс создаст нам много неудобств, — я подхватил со стола Нолы блокнот и вырвал из него листок.
— Я, Генри Ульям Хантер, данной запиской заявляю о том, что мой член передается в пожизненное пользование лишь Дане МакКарти без права передачи третьим лицам, — под диктовку записал я и без тени замешательства включил в расписку свои паспортные данные.
— Вот, пожалуйста, — я всучил листок в руки Даны. Через пару секунд я уже вырывал его обратно и отдавал Ноле.
— Это просто листок. Кусок бумаги. И просто слова. Которые совсем ничего не значат. Понимаешь, о чем я говорю? Почему ты так дорожишь формальными правилами, навязанные нам ценностями, а не руководствуешься тем, что хочет твое сердце? — я бросил свирепый и в то же время испытывающе-любопытный взгляд на жену.
— Несколько часов назад я сменил актрису второго состава. Начинающая модель и манекенщица отсосала мне, когда я сидел в трейлере и работал над сценой. Ее игра мне показалась очень правдоподобной и достоверной, чтобы кончить. Я разорвал контракт с предыдущей исполнительницей роли, которая уже репетировала на съемочной площадке несколько дней с группой, — добавил я, разглядывая свою расписку.
— Почему ты не можешь спустить себя с тормозов до тех пор, пока эта печать значится в наших паспортах? — с удивлением спросил я, вновь вытаскивая из рук Нолы чашку с чаем.
— Нола, почему тебе так было важно отсутствие у меня печати в паспорте?

+2

10

- Да. Меня с твоим мужем связывали тесные постельные отношения. Нет смысла этого отрицать, - я пожала плечами. Ей-богу, я не знаю, как так вообще могло получиться. Ну ладно я на него запала. У меня есть одна дурацкая привычка западать на мужчин, с которыми у меня никогда в жизни ничего не сложится. Но что во мне нашел Генри? Я знаю, с какими девушками его видели. Наблюдала, с кем он уходил на каких-то светских мероприятиях. И хоть я тоже с плохо скрываемой скромностью могу назвать себя красивой, даже не имея большого бюста и шикарной попы, все равно знаю, что и рядом не стояла с теми моделеобразными дамочками. Будь мы близки один, пусть два раза, я бы все списала на случайность. Но это продолжалось целых полгода! Ума не приложу, как такое возможно. Я не создана для длительных отношений, пусть и исключительно постельных. Как бы мне того ни хотелось.
- Знаешь, что я поняла ха эти шесть месяцев, что я знаю Генри? Он не любит все эти серьезные разговоры. Они ему не нужны, пока он сам того не захочет. Ты можешь к нему хоть каждый день подходить и требовать поговорить, но он пойдет на контакт только когда ему самому это понадобится, - заметила я.
Слушая монолог Даны о том, как она хочет получить развод, я невольно представила, как бы поступила, окажись на ее месте. Пыталась бы наладить отношения с мужем? Или также отчаянно старалась бы получить развод?
- А чего хочешь ты? - наконец спросила я. - Окей, предположим, что Генри этот брак не нужен. Но как на счет тебя? Хочешь ли ты быть его женой? Пытаешься ли ты его вернуть? Делаешь что-то, чтобы он снова стал полноценно твоим мужем? Ведь, когда вы женились, у вас все было хорошо, у вас была любовь... Разве тебе не хочется все это вернуть? Просыпаться с ним в одной постели? Готовить ему завтрак? Вставать среди ночи, чтобы приготовить ему кофе и поменять пепельницу, пока он работает над новой главой своей книги? Я знаю, что Генри - первостатейный говнюк, но он еще и тот мужчина, которому требуется постоянная женская забота, не только в постели, но и за ее пределами, - поверить не могу, что произношу это вслух. Еще невероятнее будет, если эти слова плотно застрянут в голове Даны и она к ним прислушается.
- Забудь ты свою обиду! Он уехал два года назад и уже давным-давно вернулся. А ты все как маленькая губки дуешь. Я никогда в жизни не поверю, что Генри от балды так держится именно за ваш брак. Мне правда жаль, что тебе пришлось все это пережить - внезапный отъезд мужа, ушедшую любовь, потерю ребенка... Но нельзя же зацикливаться на этом и жить с постоянной оглядкой на прошлое. Знаешь, где была бы я, если бы в свое время не взяла себя в руки? Я бы лежала в своей спальне в пижаме, не снимаемой неделю, с грязной головой, прыщавым лицом и десятком лишним килограммов. Смотрела бы сериалы и жалела себя... За свое счастливое пребывание на этой планете надо бороться!
Не знаю, почему именно, но я прониклась симпатией к Дане, несмотря на ее упрямство и нежелание посмотреть на ситуацию под другим углом. И я видела, что с ее стороны еще далеко до момента, когда она поставит точку в своих отношениях с Генри.
- Поверь, ему этот развод будет на руку. Прикинулся несчастным покинутым мужем - бабы спешат его пожалеть. К тому же, - я откинулась на спинку кресла, - это очевидный плюс к его карьере: издатели передерутся за право выпустить книгу о том, как Генри пережил развод, кинокомпания вложит больше денег в сериал. Читатели делают предзаказы на книгу, фанаты умирают от любопытства, гадая, как это повлияет на сюжет сериала, - рассуждаю я, перекладывая ручку из одной руки в другую и чуть крутясь на кресле.

Появление Генри в моем кабинете дает старт увлекательной игре "вытяни из Хэнка всю правду". Ему кажется, что это будет весело и забавно. Я настроена менее скептически. Будучи в замешательстве из-за нестыковок в версиях Генри и Даны об их браке, я поднимаюсь и решаюсь спросить Хэнка об этом напрямую. Я успела уловить едва заметную улыбку на его лице. Это было всего одного мгновение, но даже этого хватило, чтобы во мне проснулось желание схватить со стола папку со сценарием и запустить ее в голову Генри. Пришлось приложить усилия, чтобы побороть это желание.
- Нет, я не говорил тебе никогда правды. Я врал тебе, - отвечает он мне. И хоть этот ответ был более, чем очевидным, меня он все же почему-то задел за живое. Не найдя подходящих слов, я опускаюсь обратно в кресло.
Он сказал еще что-то смутно знакомое про мою фотографию и портфолио, но я его уже не слушала. Тогда он обратил все свое внимание на Дану. Через полминуты и я (признаться, с любопытством) стала следить за их беседой, тихо приходя от всего в ужас.
Дорогое пузо! - я украдкой опустила глаза вниз и сразу же подняла обратно к Дане и Генри. - Ну, в ближайшем будущем - пузо. Прости меня, твою будущую нерадивую мамашу за то, что так безответственно отнеслась к выбору твоего отца. И прости, что не скажу тебе через пару-тройку лет что-то в духе "Твой папаша мудак, но он тебя любит". Черт... Никогда не произноси слово на букву "М". Так могу только я. И то не при тебе, обещаю.
Генри в это время хватает с моего стола блокнот, что-то в нем пишет, отдает лист Дане, затем передает мне. Теперь он рассказывает о своих сегодняшних приключениях с новой актрисой. Кажется, я забыла, что надо дышать. Боюсь, я в процессе совершения ужаснейшей ошибки в своей жизни.
Пузо, прости за твои кошмарные гены. Я тоже не святая, раз я спуталась с этим... Генри. И совсем не думала головой летом. Совсем. Но я исправлюсь, честное слово.
- Нола, почему тебе так было важно отсутствие у меня печати в паспорте? - от мысленной беседы меня отвлек Генри, вновь забрав мою чашку и задав мне вопрос.
- Я не... с чего ты взял? - неразборчиво говорю я, поскольку сбита с толку и совершенно не ожидала такого вопроса. В голове что-то щелкает. Я снова поднимаюсь с кресла.
- Хочешь знать? Я скажу тебе, почему мне это важно, - говорю я. - Потому что... С какого-то перепугу, по никому неизвестной причине, которая сводит меня с ума ежедневно, я тебя люблю. Да, черт возьми! Ты не можешь себе даже представить, как меня это бесит! Это совершенно нелогично и неправильно, так не должно быть, учитывая, сколько дерьма я от тебя получила и продолжаю получать. Но факт остается фактом. И поэтому меня бесит, что ты на моих глазах уводишь в туалет какую-то модельку, чтобы трахнуть ее там. И то, что ты приходишь и рассказываешь о том, что тебе отсосала какая-то актрисулька, чтобы получить роль в этом долбаном сериале. Или то, как ты мне месяцами заливаешь о том, какой у тебя чудесный брак, - я перевела дыхание. - За десять минут до твоего появления здесь, я пыталась убедить Дану в том, чтобы она с тобой не разводилась. Как глупо, правда? Но теперь я надеюсь, что она не просто получит долгожданную свободу от тебя, но и закатит при этом грандиозное судебное слушание, оберет тебя до нитки и выставит тебя в самом черном свете. Пожалуйста, - я посмотрела на Дану, - сделай это. Пусть этот гаденыш почувствует, каково это - быть униженным и брошенным, казалось бы, близким человеком, когда ему так нужно его присутствие рядом.
Я замолчала и попыталась понять, что только что сказала, тяжело дыша. Боже правый, я сказала Генри Хантеру, что люблю его! Язык мой - враг мой, воистину.
- Слушайте, мне плевать, разведетесь вы или обновите свои клятвы, станете жить вместе и... - я сглотнула, - обзаведетесь детьми. Меня это, вроде как, совсем не касается. И... извините за все, что я тут сейчас наговорила. Не знаю, что на меня нашло... - я села обратно в кресло и отвернулась от семейства Хантеров к окну.
Твою ж мать, а! Сначала думай, потом говори - это точно не про меня. Я съехала чуть вниз и прикрыла рот ладонью. Приходится глубоко дышать и часто моргать, чтобы не удариться сейчас в слезы. Если раньше я обвиняла Генри в том, что он заставляет меня чувствовать себя униженной, то теперь я и сама загнала себя в этот угол. Поздравляю, Хэнк, тебе удалось сломать еще одну глупенькую девочку. Высший пилотаж! Твои фанатки ликуют.

Отредактировано Nola Wilton (2013-09-30 14:10:20)

+2

11

- Генри не любит серьезные разговоры и избегает их? Пф, Америку мне открыла, - с сарказмом хмыкнула Дана, откидываясь на спинку кресла. Вот не понимала она Нолу, серьезно не понимала. Какой ей резон выставлять Генри в гораздо лучшем свете, нежели он является на самом деле? Зачем пытается быть для них свахой?
- Глупый вопрос. Если бы я хотела что-то вернуть обратно, я бы поступала совершенно иначе. А когда мы выходили замуж мы... Да мы вообще этого даже не планировали. Совершенно случайно оказались на показе свадебной одежды, также случайным образом нас выбрали туда моделями и уже по глупости и не в трезвом состоянии Генри предложил совершить маленькое "приключение" - выйти замуж. Пребывая в том же состоянии я согласилась, а на следующий день мы не стали ничего менять под лозунгом "Авось и получиться что-то?", - Дана спрятала лицо ладонях. Ох, как же ей было стыдно сейчас. Да и все эти несколько лет. Как она могла, руководствуясь лишь опытом Камерон Диаз из фильма "Однажды в Лас-Вегасе", надеяться, что из такой затеи действительно выйдет что-то хорошее? Жизнь вовсе не фильм, здесь все, увы, гораздо хуже, да и хэппи энды случаются не так часто, как того хотелось бы. - Да и не любили мы друг друга в том понятии, что ты думаешь. Это была просто взаимная поддержка, в какой-то степени. Мы тогда оба расстались с теми, кого в самом деле любили и ни одному из нас не хотелось ощущать одиночество. Никому, в принципе, этого не хочется ощущать, - отняв руки от лица, МакКарти грустно и немного неохотно улыбнулась. Ей не нравилось рыться в своих воспоминаниях, потому что они все время приносили боль, все время заставляли задуматься над тем правильно ли она поступила или же плохо, нужно ли ей было все это пережить, чтобы понять, насколько прошлая жизнь была лучше. А дать однозначные ответы даже самой себе почему-то не получалось. - Нола, я как раз сейчас и пытаюсь бороться за свое счастье. Возможно, когда-нибудь ты таки поймешь почему для меня это настолько важно, - их разговор начал утомлять, потому что, казалось, что они друг друга не слышат. Каждой было важно именно свое мнение и не было большего желания рассматривать все с другой стороны. - Выгодно ему, говоришь, будет? Да ради Бога! Мне все-равно, что наши отношения опять окажутся в книге и принесут ему даже прибыль и популярность. Пусть подавится! - О, а вот уже это ее действительно задело. Никому не понравится, если его личную жизнь выставляют на всеобщий обзор, да и еще смеют критиковать и вставлять комментарии. Но если это придется таки пережить для полноценного развода, тогда пусть, как-нибудь можно будет перебиться.
Слушая разговор Нолы с Генри, внутри только усиливается сожаление к этой девушке. Дане даже и в голову не приходит злорадствовать над тем, что она в очередной раз, к сожалению, оказалась права. Она даже старается не смотреть в сторону Уилтон, устремив взгляд в окно и стараясь не слушать того, о чем говорит ее муж. Хочется его убить здесь и сейчас. Жаль, что закон этого не позволяет.
- Женщин ты приманиваешь... Я-то думаю почему мне рога каждый день спиливать приходится, - обратив снова внимание на мужа, едко замечает Ди. Задевает ли ее то, что он говорит? Отнюдь. Просто молчать не хочется. Да и в самом деле хорошо, что рога не растут после его каждой измены.
- Жить с тобой и посещать психолога? Пф, напугал ежика воздушным шариком. Если понадобиться, тогда буду, даже не сомневайся в этом. У меня есть цель и я ее буду достигать любыми способами, даже такими неприятными, - уверенно заявила Дана, поражаясь тому, насколько легко принимает подобное развитие событий, даже понимая, что это может стать очередной ошибкой, но порой ее упертость не дает возможности посмотреть на все более трезвым взглядом. - Мое сердце не хочет быть одиноким. Мне порядком надоело быть одинокой. Мы уже говорили об этом несколько месяцев назад. Мне нужна нормальная семья, с нормальным, любящим меня одну, а не все Сакраменто, мужем. И это, черт возьми, нормальное желание каждой женщины! - Никак не отреагировав на бумажку и срываясь на повышенные тона, ответила МакКарти. Ее мелко трясло от злости, ей было противно находится в этому помещении вместе с этим человеком. Ей было обидно не только за себя, но и за Нолу и она в очередной раз проклинала себя за то, что вообще сегодня сюда пришла. Можно было просто позвонить или отправить почтой, а не сдерживать себя сейчас от того, чтобы бросить что-нибудь тяжелое в Генри, слушая о его очередном сексуальном приключении.
- А до каких пор эта печать там значиться будет? Пока тебе не надоест? Извини, но транжирить свою жизнь подобно тебе я не хочу. Итак слишком много времени со всем этим тянула, - уже намного тише, чем прежде, ответила Дана, опять отводя свой взгляд, в этот раз на чашку с чаем. Надо бы уходить отсюда, но ноги почему-то отказываются даже просто поднять ее с места. Она пытается показывать насколько ей все-равно, но это отнюдь не так. Но слова Нолы неожиданно ее добивают и приходится больно прикусить нижнюю губу и опустить голову еще ниже, чтобы не показать своих эмоций сейчас. Нола его любит, кто бы сомневался. Об этом МакКарти догадалась во время их разговора, но услышать это напрямую оказалось куда сложнее. Что-то больно и неприятно сжалось в груди и объяснить сейчас природу этого чувства Дана не могла. Ей было опять таки жаль Нолу, но что она могла сделать в этой ситуации для нее. Что она вообще могла сделать в этой ситуации!? - А ты мне поможешь в этом? В "громкости" процесса? Ты же вроде пресс-директор как никак, - все также не поднимая взгляда, тихо из-за комка в горле спросила женщина. Ей не хотелось выставлять свои отношения, хоть уже и законченные давно, напоказ. Не хотелось, чтобы это обсуждали. Но если это поможет проучить Генри, тогда почему бы и нет? Дана сама сейчас себе напоминала человека, который хватается за каждую спасательную соломинку. Главное сейчас успокоится и не показывать своего состояния другим участникам этого разговора. Не хочется, чтобы сложилось не то мнение.

+1

12

Несколькими часами ранее.

— Хэнк, я выбрал для тебя самые удачные актерские пробы на роль Генри Хантера, — он протянул мне стопку дисков. Я взял ее в руки, пренебрежительно и без особого интерес повертел ее в пальцах и тот час же отложил на стол.
— Говард, все твои пробы —  дерьмо собачье. Я не стану смотреть их.
На лице Говарда проскользнуло недоумение. В замешательстве он уставился на меня…
— Что это за понты? — Говард всплеснул руками. То ли от растерянности. То ли от безысходности. Во время вчерашней попойки Говард и вовсе заявил, что самое ужасное из наказаний, что он получал на свой горб  — ярмо в лице Генри Хантера. «С тобой невозможно работать. У тебя слишком часто меняется мнение. Ты слишком раздражительный. За эти месяцы я поседел сильнее, чем за два года работы с моделями… ». Я был польщен. Польщен страстно...
— Ты же продал права на Генри Хантера…
— Вранье! Я нашел более подходящего кандидата на роль Генри Хантера. Тебе не придется тратить часы в просмотрах этих дурацких актерских проб…  Генри Хантера сыграет Генри Хантер. Я все решил. Тебе нужно подыскать мне учителя по актерскому мастерству. Для того чтобы образ Генри Хантера на экране не смотрелся фальшивым… — от удовольствия я гоготнул.
— Ебанное дерьмо! ВОТ ЖЕ ЕБАННОЕ ДЕРЬМО! ТЫ ВСЕГДА МАКАЕШЬ МЕНЯ В ЕБАННОЕ ДЕРЬМО ПО САМЫЕ УШИ! — Говард прошелся по комнате взад-вперед, импульсивно всплескивая руками.
Ебанное дерьмо. Ебанное дерьмо. Ебанное дерьмо…
Вот он уселся в кресло, заелозил ладонями по лицу, затормошил волосы…
— Будешь дуть? — мне было сложно скрыть свое восторженное состояние. Мой дух парил. Я был напичкан маниакальной гениальностью.
— Да, что такое контракт? Это бумажонка, которую взять да и выбросить… — сказал Говард, изрядно всхлипнув. Я протянул ему косяк. Я видел, как тряслись его ладони...  Говард походил на вибрирующий болванчик. Его то и дело задевала ракетка, отбивая его голову «пим-пам» так, что она то падала, то поднималась в одном истерическом припадке вверх и вниз, вниз и вверх...
Я затолкал в рот Говарда косячок и поджег.
— Все это дурная затея… На плаху полетит моя голова… — он был преисполнен страданием. И в этом прекрасном состоянии он дунуть был не дурак.
На этом мы и порешили. Я опустил на плаху его голову, чтобы сыграть роль Генри Хантера еще и в сериале.


В кабинете Нолы Уилтон.

Нола Уилтон безумная женщина.
Удивительная, чистая душа.
Мне нравится смотреть как она страдает.
В этот миг у нее страшно развязывается язык. Она молниеносно выплескивает на меня все то, что скопилось в ее душе за несколько месяцев. Сегодняшняя ее речь как никогда проникновенна и пламенна. Нола Уилтон говорит мне о любви. И на моих губах появляется оскал чем-то похожий на улыбку.
Она говорит и говорит. Уже не очень складно и связно. Я нарочно молчу. Мои пальцы складываются в замок. Я принимаю закрытую позу, слушая Нолу Уилтон отстраненно и хладнокровно.
И вот меня охватывает странное пронзительное чувство… Я с трудом могу усидеть на месте и сдержать это пламя. Нола Уилтон с учащенным дыханием падает в кресло и отворачивается к окну. Я молчаливо подхожу к окну и становлюсь за спиной Нолы. Сейчас меня не смущает присутствие Даны. В «День правды» нужно всегда оставаться искренним — таково правило.
Одним сильным рывком я разворачиваю кресло к себе и склоняюсь лицом к лицу Нолы. Мои пальцы касаются ее щек и волос. Моя женщина плачет. А я не утешаю ее. Я наслаждаюсь тем, как она плачет. Манерой и жестикуляцией. Тем, какая она настоящая и восхитительная в этом страдании. Я больно захватываю рукой ее подбородок и вглядываюсь в карие лисье глаза.
— Я тебя люблю. Ты охуительная, — с пламенем произношу я, с грубостью стягивая рукой на затылке ее волосы.
— Ты моя девочка, — с нежностью добавляю я, опускаясь перед ней на колени.
— Я не тот человек, который заинтересован в твоем счастье, красавица, — я обвожу пальцем ее губы. Нола Уилтон божественно красива. Как нимфа.
— Ты никогда не станешь единственной женщиной в моей жизни. Впрочем, как и никакая другая. Я люблю свою жену. Я люблю тебя. Я восхищен тобой. Ты заставляешь меня переживать очень сильные чувства и эмоции. Ты слабая и сильная одновременно. Мне нравится трахать тебя. Я обожаю просматривать фотографию твоей обнаженной попы на айфоне. Ты такая глупая и несмышленая. Как курица! Ты такая мудрая и женственная… Я тащусь от твоей грации, — ее слезы ужасно красивы. Я хочу, чтобы Нола Уилтон плакала для меня как можно чаще.
— У меня есть для тебя один подарок. Я хочу, чтобы ты приехала ко мне сегодня. Ты сама решишь, как им распорядиться, — я хватаю ее пальцы и сильно сжимаю их в своих.
— Нола, главная женщина в моей жизни связана с моим призванием. Я, блять, писатель. Ебанная литература и гашиш — вот что мне вставляет. Лучшее, что может быть между мужчиной и женщиной — это дружба, — медленно я разворачиваю лицо к жене и коротко улыбаюсь ей. Почти с нежностью.
— Дана, я люблю тебя. Ты умная. Но не слишком женственная. У тебя отрывистые жесты. Ты не умеешь полностью отдаваться событию или мужчине. У тебя блестящий интеллект. Если хочешь уйти — ты можешь быть свободна. Если захочешь ко мне вернуться — тебя будет ждать наказание,— я усмехаюсь, с трепетом и страстью сжамая на последок ладонь Нолы, и поднимаюсь на ноги.
— Ты набитая дура, если считаешь, что найдется такой мужик, который будет удовлетворять тебя по всем твоим амбициям, но не станет потрахивать на стороне других женщин. Ты трусиха. Ты железная женщина. Ты боишься быть слабой. Боишься близости. У тебя удивительный голос и изумительные глаза. Перед тобой сейчас как и перед Нолой встает серьезный выбор. Я протягиваю тебе руку и делаю предложение руки и сердца. Я дам тебе то, что ты никогда не испытывала. Тебе придется отказаться от социальных удобств и формальностей. Ты увидишь другую сторону жизни. Я буду заботиться о тебе. Ты можешь уйти. И вернуться в свою обыденность. Вскрывать и потрошить трупов в силу своих должностных обязанностей, искать какой-то липовой преданности и другой чепухи, мужчину, чересчур благородного, чтобы существовать в реальности, безопасность… Я хочу, чтобы мы с тобой встретились завтра. Как следует раскинь мозгами, — я отхожу к двери. Ширинка моих брюк  застегнута лишь на половину — я лишь только что это заметил и сладострастно улыбнулся.
— Завтра ты скажешь мне о своем решении. Завтра. До встречи. Спешу откланяться. Меня ждет работа, — я толкаю ногой дверь и выхожу в коридор. Мое сердце бьется так сильно как будто я нахожусь под кайфом. Я чувствую себя невероятно счастливым. Я люблю Нолу. Я люблю Дану. Я люблю женщин. Я, конечно, вернусь, потому что уйти не могу. Завтра.

Отредактировано Henry Hunter (2013-11-04 22:00:47)

0

13

Игра окончена

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » к собственному счастью путь осколками чужого устлан