Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нью-Йорк, Нью-Йорк ‡I want to be a part of it, New York, New York.


Нью-Йорк, Нью-Йорк ‡I want to be a part of it, New York, New York.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Melrose A. Stone, Scarlett Brown
Место: Нью-Йорк, ресторан, 29 сентября.
Погодные условия: немного пасмурный облачный день, без дождя, температура воздуха +9.
О флештайме:
http://s5.uploads.ru/MjStO.png
Мелроуз едет в Нью-Йорк по настоянию Джобса, чтобы посетить показ мод новой осенней коллекции. Девушка рада оказаться в огромном шумном городе, хотя погода не слишком располагает к хорошему и веселому настроению. После показа она едет в ресторан в окружении коллег и малознакомых людей, что вводит Мел в состояние беспокойства, хотя разговоры о моде приятно расслабляют. Какого было удивление Стоун, когда среди официантов она увидела свою младшую сестру, что по определению было дико для их семейства. Наверное, пришло время поговорить со Скар после столь длительного перерыва в общении. Даже кровные сестры порой бывают друг другу слишком чужими людьми.

+1

2

внешний вид
Мне всегда нравились блистательные сцены, свет от прожекторов и громкие аплодисменты талантам, которые могли раскрываться перед всем миром. Но мне нравилось это тогда, когда никто не мог видеть меня, прикоснуться ко мне, разговаривать. Чтобы я стояла где-то в глубине зала, смотрела в свое удовольствие и не переживала, что мне придется отвечать на чьи-то вопросы.
Я - слушатель, который молчит, когда говорит кто-то, кто этого заслужил. Я не понимала, как можно смотреть показ моды и обсуждать все наряды, если это можно было сделать после шоу. Тем не менее, я старалась улыбаться, отвечать на вопросы впопад, взирая своими зелеными глазами на сцену. Вблизи модели были не столь прекрасными, как на экране, но одежда для меня казалась шедевром. Можно было увидеть, как струится шифон по худым телам, не облегая фигуры, а спадая легкими каскадами на пол. Его хотелось потрогать, ощутить приятную гладкость и холод, вдохнуть аромат Шанель, которой любили брызгать одежду, чтобы оставлять после проходки привкус дорогих духов.
Мои губы тянулись в легкой улыбке, пока весь показ пробегал мимо меня, что не хватало времени насладится вечером. Я старалась не думать о том, что потом придется идти в ресторан, где за столом надо будет общаться с малознакомыми людьми, которые якобы понимают в моде. Особенно, эти старые дамочки, которые скупают дорогие и брендовые вещи, именуя это занятие "подборкой вкуса". Конечно, я молчала в такие моменты, хотя старалась больше блеснуть знаниями и талантами перед людьми, которые готовы вкладывать миллионы в правильные вещи. Точнее, в моду.
Выходя после показа из здания, я направилась в сторону дороги, чтобы вызвать такси, но миссис Салински быстро перехватила меня, под руку видя в свой лимузин, припаркованный возле лестницы. Я неловко пошла вслед, выслушивая на ходу ее громкую беззаботную болтовню, которая, на удивление, меня больше поражала, чем раздражала. Хотя бы какой-то плюс в том, чтобы сегодня провести ночь скучно, ярко и неловко с моей стороны. Я надеялась, что бокал шампанского поможет мне хотя бы немного расслабиться. Пожалуй, даже три бокала.
Да, теперь я стала даже пить алкоголь, правда, в малых количествах, но стоит с чего-то начинать. Я все еще помнила, как месяц назад завалилась сама в бар, где заказала напиток, совсем не предназначенным для моего нежного и нетронутого спиртным желудка. Так я и познакомилась с Ричи, хотя это уже другая история.
Слава Богу, до ресторана мы ехали около семи минут, поэтому я не совсем устала от болтовни миссис Салински, которая была рада сегодня видеть всех своих подруг. Я даже к концу поездки успела запомнить их имена, поэтому уже в самом заведении я узнала среди гостей миссис Элионор Брекс. Подруга Салински, которая готова вкладывать столько денег, сколько позволяет ей богатый муж. А муж, как я поняла, позволяет ей очень многое, чтобы она не начинала скандалы про измены и вечное отсутствие суженного дома. Для меня подобные истории браков были дикими, я все еще надеялась на счастливые сказки, хотя даже супружеская жизнь моих родителей не была идеальной и гладкой. Возможно, я все таки слишком потеряна для этого общества, потому что отличалась от их стереотипов катастрофически.
По правде сказать, когда я села за стол, то поняла, что уже успела соскучиться по Сакраменто. Этот город был таким ярким и солнечным, такими свободным и дружественным, что весь Нью Йорк казался для меня огромной и железной клеткой. Я ходила по улицам, смотрела на витрины, на людей, удивлялась достопримечательностям, но чувствовала себя мрачной и одинокой здесь. Словно сама погода наполняла мое тело, вытесняя любые положительные эмоции. Надеюсь, что это была просто осенняя депрессия, которая скоро пройдет.
- Вам что-нибудь принести? - спросила парень, проходящий мимо с подносом и я кивнула, добавляя вслед, что желаю бокал шампанского. Мой взгляд бездумно следил за официантом, просто смотря по сторонам без цели. Возможно, я бы даже и не заметила один силуэт девушки, которая выходила из кухни, если бы та случайно не повернулась ко мне лицом на несколько секунд. Я резко поддалась вперед, рассматривая официантку так пристально, что даже не заметила, как взгляд миссис Салински приковался ко мне.
- С вами все в порядке, милочка? - я смотрю на женщину, немного растеряно фокусируя взгляд, пока до меня не доходит, что вопрос задан мне.
- О, нет, все хорошо, забыла заказать... креветки, - вру я, быстро вставая со стола и только в нескольких шагах замечаю, что всевозможные морепродукты лежат прямо возле моей тарелки. Закатив глаза, я двинулась в сторону кухни, внимательно наблюдая за девушкой, которая двигалась между столами. Я не могла поверить своим глазам, что... моя младшая сестра работает в Нью-Йорке официанткой. Знает ли об этом отец? Макс? Само осознание того, что Скар опустилась до такого уровня приводит меня в ужасное безумие. Неужели ей не хватает денег на жизнь? Что происходит у нее с Максом?
Я не успела обдумать эти вопросы, потому что заметила, как сестра двинулась в мою сторону, неся в руке пустой поднос, где недавно стояли бокалы со спиртным.
- Метью? - негромко зову я, понимая, что назвала ее первым именем.

Отредактировано Melrose A. Stone (2013-09-11 22:05:49)

+2

3

Вы даже не представляете, насколько прекрасным и вдохновляющим оказался этот город. Моя жизнь колоссально изменилась, я смотрела на мир по новому, совершенно забывая о том, какой я была буквально три недели назад. Все проблемы казались такими пустыми и смешными,  как я могла переживать о такую ничего не значащей ерунде?
Брак по контракту, отношения с Митчеллом, мои метания от одного мужчины к другому… Я и представить не могла, как прекрасна моя жизнь без их присутствия. Никто не делит меня как красивую куклу, я ни перед кем не отвечаю за свои поступки и действия, я свободная, я самостоятельная,  независимая и счастливая. Мои подруги, мои девочки Руни и Бони тщательно наблюдали за путем моих изменений. Как я плюнула на тщательный и через чур обильный макияж, как быстро поняла, что обувь без каблуков гораздо удобнее и практичнее. Я узнала, что такое экономия, и какими вкусными бывают домашние сухие завтраки.
У меня никогда не было такой жизни, я не знала, что значит приходить домой и знать, что тебя там ждут, тебе там рады.
Выходные мы всегда проводили вместе, Бони нашла в каком-то парке открытый кинотеатр, знаете, как лет тридцать назад, мы пробирались туда тайком и смотрели ретро-фирмы, заедая их картошкой фри и запивая кока-колой. Я поняла, что жизнь без огромных капиталов наоборот, открывает перед тобой новые границы. Раньше моя жизнь больше напоминала серый и унылый лабиринт. Модные показы, церемонии, общественные мероприятия, дом… Светские ужины, знакомства с нужными людьми и постоянная игра на публики. Меня уже тошнило от этой показушности, и мне действительно нравилось ехать в общественном транспорте и понимать, что никто, представляете, никто не смотрит на тебя и не узнает в тебе знаменитую дочку Стоунов!
Я устроилась на работу, представляете? Нет-нет, я не пошла журналистом, по правде сказать, мне не хотелось светить своим именем, да и вообще возвращаться к тому, что у меня было в Сакраменто. Я планировала занять должность администратора в небольшом, но весьма элитном ресторанчике… Ах, как наивна я была.
Мне предложили должность официанта, и я брезгливо повела носом. Вы что! Я? Официанткой? Это же смешно! Не смотря на простое отношение к жизни. Я все никак не могла смириться с тем, что без образования, в моем возрасте мне просто не могли предложить что-то другое. Бони смеялась над моей озадаченностью, Руни поддерживала и предлагала поискать еще. Но я прекрасно понимала, что места лучше мне не предложат, что я должна принять свое нынешнее безденежное состояние и смириться с ним. Я должна работать.
Первые дни на новом месте были ужасными, сколько шампанского я пролила мимо, сколько заказов перепутала. Стоит ли говорить, что всех своих чаевых я была лишена, что не хило меня оскорбляло. И я решительно взяла себя в руки, окунаясь в новую работу с головой.
На данный момент я уже была одним из лучших работников зала, мне уже дважды выдавали недельную премию, и я надеялась, что через месяцок я смогу претендовать и на повышение.
Сегодняшний рабочий день не отличался от остальных, я уверенно чувствовала себя в форме, мне нравилось смотреть на богемную тусовку с другой стороны, не изнутри, а взглядом обычного смертного жителя. Как же смешно мы смотримся, вы не представляете. Эти наигранные манеры, безупречные белоснежные улыбки, ни одна дама в ресторане не позволяла себе даже мельчайшие неловкости. Неужели я выгляжу точно так же?
Я стояла у столика с подносами, в ожидании новых посетителей, как какая-то девушка окликнула меня по имени, заставляя обернуться на приятный голос.
- Что-то случилось? – спокойным голосом произношу я, не сразу признавая в незнакомке свою сестру. Мы так давно не виделись,  да и у Мел была такая стандартная модельная внешность, что я лишь через секунду пришла в себя, резко оставляя поднос в сторону. – О господи, тебя не должно было тут быть! – не самое радужное приветствие любимой сестры, но эта встреча меня действительно ни чуть не радовала. Какого хрена! – Как ты здесь оказалась?
На нас оглядывались мои коллеги, я не должна разговаривать с посетителями на рабочем месте, поэтому я резко обхватила ладонями сестру за плечи, наигранным голосом приговаривая:
- Сейчас я провожу вас до туалета, не переживайте. – и шепотом. – Ты же должна быть в Сакраменто!
До дамской комнаты мы добрались быстро, забираясь в одну из кабинок, я быстро заперла за нами двери, шумно выдыхая и глядя прямо в глаза Мелроуз.
- Я не должна отходить с рабочего места больше, чем на пятнадцать минут. –
Лишь предупреждение о том, что у нас не так много времени. Наверное, я должна объясниться. – Прошу, не говори ничего отцу, хорошо? Он думает, я живу с Максом, у меня счастливый брак и все такое, и меня устраивает это, понимаешь? Я могу выбить для тебя десерт за наш счет, договорились?

+2

4

- Что-то случилось? - я внимательно наблюдаю за Метью, пока она фокусирует на мне взгляд. Первая вспышка узнавания отражается в ее глазах, так что я немного облегченно вздыхаю, так как понимаю, что она не собирается делать вид, что не знает меня,  – О господи, тебя не должно было тут быть! - О, хм, - я немного хмурю лоб, понимая, что лучше бы она просто ушла, потому что ее приветствие не выглядит радостным. Хотя я должна осознавать, почему она так реагирует на мое появление. Судя по всему, никто не знает, что она здесь, а я не хотела хранить чужие секреты. Для меня это было грязью, которая портит мое ангельское состояние - я должна быть уверена, что чиста от сплетен и интриг. Проводя рукой по волосам, я немного оглянулась по сторонам, чтобы убедиться, что мы не в центре внимания. Вся элита говорила между друг другом и, казалось, никто не замечает двух девушек, имеющих столько сходства и отличия одновременно, – Как ты здесь оказалась?
Ее голос немного поменялся, словно девушка играла на публику, что вызвало легкую улыбку на моих губах, хотя взгляд остался таким же напряженным:
- Сейчас я провожу вас до туалета, не переживайте. – затем слышу шепотом Скар. – Ты же должна быть в Сакраменто!
- Приехала, - отвечаю я, стараясь казаться спокойной и милой, хотя меня немного раздражает такое ее поведение. Я знала, что мы не лучшие сестры в мире, но, по крайней мере, так явно негативно я на Скар никогда не реагировала, - У меня показ сегодня был, новая коллекция осени. По работе, в общем, - хмурюсь, наблюдая за сестрой и скрещивая руки на груди, пока Метью развернулась в сторону дамской комнаты, быстрым шагом пересекая зал. Мне пришлось идти за ней, поэтому я напоследок бросила взгляд на публику, поймав на себе некоторые любопытные глаза.
Заходя в туалет, я сразу заметила сестру, что зашла в кабинку, нетерпеливо ожидая меня, поэтому я послушным шагом двинулась к ней, заходя следом. Скар не стала слишком долго церемониться и, закрыв дверь, развернулась ко мне.
- Я не должна отходить с рабочего места больше, чем на пятнадцать минут. - на это я лишь киваю, продолжая молча смотреть на Мет и чувствуя легкую неловкость от того, в какой близости от сестры я нахожусь. Так рядом мы стояли только на детских фотографиях и на Рождество 2012 года, когда бабушка заставила всю семью сфотографироваться на память, - Прошу, не говори ничего отцу, хорошо? Он думает, я живу с Максом, у меня счастливый брак и все такое, и меня устраивает это, понимаешь? Я могу выбить для тебя десерт за наш счет, договорились?
Я открываю рот и тут же его закрываю, в шоке уставившись на девушку, в которой я больше не узнавала своей сестры. Точнее, это была она, да, но кто сидит внутри тела Скар? Она всегда была той, кто привык к роскошной и дорогой жизни, той, кто никогда не работал, той, кто всегда требовал многого и привык получать от жизни то, в чем она нуждалась. Она была той, кем не была я, из-за чего я часто думала, что не достойна называться Стоун. И вот этот самый человек просит меня никому не говорить, где она. А нет, это как раз было по части Скар - попадать в ситуации, в которые, казалось, она не могла попасть.
- А ты, значит, с Максом не живешь? И брак несчастливый? И отец не знает, что ты здесь? - задаю вопросы, уставившись на сестру, чтобы уловить любые эмоции, которые проскользнут по ее лицу, - Что происходит, Скар? Тебе нужны деньги? Почему ты уехала? Почему... - я запнулась, когда поняла, что хочу знать, почему она не позвонила мне. Ну да, мы же сестры только по крови, в остальном это понятие между нами, как пропасть среди гор. Снова скрещиваю руки на груди, облокачиваясь об стенку и смотря на Метью внимательным и долгим взглядом своих зеленых глаз.
- Почему ты здесь? Макс плохо... к тебе относится? - я не могла предположить, что мог сделать этот парень, чтобы Мет сбежала от него. Ударить? Изменить? Уйти самому? Для меня Браун был лучшим другом; человеком, который был рядом в те моменты, когда я в нем нуждалась. Мне было тяжело думать о нем в негативном плане, поэтому я верила в то, что мое мнение о нем правильное, а не ошибочное. Только тогда я не могла понять, почему Скарлетт в Нью-Йорке и прячется от людей, которые должны быть рядом с ней?

+2

5

Она задает мне вопросы, вы представляете? Задает, а я тем временем смотрю на нее озадаченным взглядом, пытаясь вспомнить, в какой именно момент ее вдруг стала интересовать жизнь младшей сестры?
Это казалось мне абсурдным, нет, серьезно. Всю жизнь мы жили каждая своей судьбой, я не знаю что такое сестринская дружба, потому что Мелроуз всегда считала себя лучше, чем все остальные. Стоуны все злые, исчадие ада, а я не такая, я мечтаю о светлой и счастливой жизни. Эти ее вечно широко распахнутые глаза и наивный взгляд на жизнь, я была уверена в том, что она специально игнорирует все, что происходит вокруг ее драгоценной личностью. Ей всегда было на всех плевать, на меня то уж точно, ведь даже на Тахо, сидя в автобусе рядом со мной, она церемониально отворачивалась и болтала с Максом. Не со мной, прошу заметить, с тем, кто пошел ей на встречу и пытался поддержать, что вы, зачем ей я? Лучше поворкую с ее муженьком.
- Ты мне только скажи, ты сейчас за кого больше переживаешь, за Макса или за меня? Хотя можешь не отвечать. – раздраженно выдохнув, я облокотилась спиной о туалетную перегородку, понимая, что совсем не хочу разговаривать с этим святешиством. Может быть стоило и правда сделать вид, что я ее не узнала? Ну или уронить на нее поднос с напитками и быстренько скрыться из ресторана, претворившись больной. Но диалог уже начат, с ее стороны вновь сыпятся многочисленные вопросы, и меня чертовски тошнит от того, что большинство из них, разумеется, были о моем муже.
- Мел, это очень мило, что ты в кой-то веки заинтересовалась моей жизнью, это так неожиданно даже… Может, на секунду ты откроешь глаза и посмотришь на мир трезвым взглядом? Как может быть счастливым брак по расчету? Только не делай вид, что ты об этом тоже ничего не знаешь. Наш любимый папочка так оберегает и занимается твоим образованием, что на свою младшую дочь у него совсем не остается ни времени, ни, судя по всему, желания. – Рано или поздно этот разговор все равно бы состоялся, да и кто-то же должен был вернуть это ангельское создание на землю. Я сестра, пусть и младшая. И я должна оберегать своих родственников, так уж сложилось, что отношения с Мел у нас были не самыми дружелюбными, но я любила ее, конечно любила, но не собиралась скакать перед ней на задних лапках, иначе она так и останется забитой непосредственностью которую однажды растопчут в пух и прах И вот тогда я ей уже не помогу – Какую судьбу он мне уготовил? Выдал замуж за Брауна, которому этот брак тоже на фиг не нужен. Ну что ты, он очень хорошо ко мне относится, мы с ним даже не видимся. И знаешь, меня это устраивает. Тебя интересует его личная жизнь? Кажется, пока он одинок и живет в особняке своего отца. Мел, ты им так интересуешься потому что он твой друг, или потому что ты в него втрескалась по уши?
Ну а что? Не скажу, что в моем голосе слышались нотки ревности, я уже давно научилась не ревновать своего мужа к разношерстным девицам. Нет, я не считала Мелороуз  второсортной шлюшкой, каких любил мой суженый, скорее я волновалась за нее… С ее характером и овечьей натурой влюбиться в такого мужчину… В моего мужчину…
Так, мысли спутались, и я снова отстраняюсь от сестры, отпуская ее плечи, за которые схватилась в порыве своего страстного монолога.
- Нет, мне не нужны деньги, Мел, я работаю, и мне это нравится. Я не выполняю ни чьи поручения, люди смотрят на меня с уважением, во мне видят потенциал, ты понимаешь? Корбен никогда не воспринимал меня серьезно, и я устала так жить, всего лишь третий бесполезный ребенок, какого черта я должна была это терпеть? – часто называю отца по имени, особенно в моменты своего собственного безумства и ярости. – Ненавижу, я чертовски ненавижу свою прежнюю жизнь, ты это понимаешь? Я хочу всего добиться сама, а не жить на подачки нашего отца и потом быть ему обязанной.
Я устала, чертовски устала и мой словесный запал так же кончился. Я смотрела на сестру, в попытках понять, как она отнеслась ко всему этому.
- Только не плачь, ладно? Я действительно рада тебя видеть, и я даже приглашу тебя в гости, но мне правда не хотелось бы, чтобы кто-то из Сакраменто узнал обо мне. Я тут уже три недели, никто даже не пошевелился – меня это устраивает, правда.

Отредактировано Scarlett Brown (2013-09-18 17:44:44)

+2

6

- Ты мне только скажи, ты сейчас за кого больше переживаешь, за Макса или за меня? Хотя можешь не отвечать. - я слышу раздражение в ее голосе, но как обычно молчу, просто смотря на сестру своими большими глазами. Хотела ли я иметь другие отношения со Скар? Сказать ей, что я беспокоюсь за нее, а не за Макса, который может за себя постоять? Я не считала нужным проявлять такие сильные эмоции, потому что Мет всегда удавалось их направить против меня. Я молчала и просто слушала, и ничего не говорила, словно немая кукла, которая с глупым взглядом следит за вещами, которые происходят вокруг. Самое ужасное в том, что я хотела многое сказать, оно крутилось в моей голове, старалось вырваться на свободу, но как только подлетало к черте, то теряло силу и снова застревало где-то в горле тугим комком. Я не любила, когда на меня кричат, повышают голос, когда я кого-то раздражаю, когда люди раздражают меня. В такие моменты я просто тихо уходила, словно слабый человек, не способный за себя постоять в накаленной обстановке. Но в целом, это была та правда, с которой мне приходилось жить все время. Эта скованность была во мне, она не позволяла мне меняться, становиться легче и свободнее. Она вынуждала меня молчать, когда хотелось говорить. Она мучила меня, протыкая противными иголками, будто бы боль могла заставить меня быть немой.
- Мел, ты им так интересуешься потому что он твой друг, или потому что ты в него втрескалась по уши? - я чуть ли не подавилась слюной, когда услышала эту фразу. Мне Макс нравился, да, но я всегда привыкла думать о нем, как о лучшем друге. О человеке, который рядом, который помогает, который поддержит. Наверное, думать о нем, как о парне, в которого можно было влюбиться, это как-то не правильно. Возможно, подумай мы с ним об этом когда-то раньше, то у нас что-то бы и получилось, но сейчас, когда мы друг для друга просто отличные друзья? Меня передернуло от мысли, что Скар вообще предположила такое.
- Я похожа на человека, который влюбился в Макса? - немного удивленно и хмуро спрашиваю я, скрещивая руки на груди и смотря на Метью внимательным, долгим взглядом. Я не привыкла к тому, что она способна кого-то ревновать, хотя, я вообще мало что знала про ее отношения с противоположным полом. Почему она так пристала к Брауну? Неужели она влюбилась в него? Теперь смотрю на сестру еще более внимательно и пристально, замечая уже все детали, которые в ней изменились. Макияж, одежда, манера поведения. Она изменилась и этому послужила какая-то причина, которой, видимо, мне не дано узнать в ближайшее время.
– Ненавижу, я чертовски ненавижу свою прежнюю жизнь, ты это понимаешь? Я хочу всего добиться сама, а не жить на подачки нашего отца и потом быть ему обязанной. - я открываю рот, готовая ответить, но тут же закрываю, обдумывая собственные мысли. Я была поражена настолько, что решила не молчать тогда, когда слова так яростно метаются в голове.
- Ненавидешь? Ты любила свою жизнь еще пару месяцев назад, ты получила то, что хочешь, ты всегда шла к цели, всегда была той, кому подражали и восхищалась. Ты была той, кто смотрел на остальных свысока и теперь ты говоришь, что ненавидела свою жизнь? - я перевожу дыхание, понимая, что еще чуть-чуть и я готова поднять голос, чего не сделала бы раньше. Глубоко вдыхаю, немного успокаивая натянувшиеся нервы, - Ты ненавидешь то, что сама выстроила? Эта жизнь и есть ты, - отвечаю я, понимая, что речь получилась длинной для меня. Обычно я говорила намного меньше и не так складно, но сейчас во мне заиграла смелость, которой не было раньше. Правда, ее не хватало на то, чтобы закричать или отвечать грубо, но по крайней мере, я уже старалась высказываться. Ну, хотя бы 20 процентов из того, о чем думала.
- Ты никогда не была бесполезной, - тихо произношу я, устало проводя рукой по волосам и прижимая затылок к стене, - Ты была Стоун, - все в округе знали, что Мелроуз не соответствует своей семье, своей фамилии. Никто не говорил мне этого в лицо, но сочувствующие взгляды были куда более красноречивыми. Я инстинктивно смотрела на Скар, как на девушку, к которой я хочу стремится, кем бы хотела быть. Я не понимала, почему она так ненавидела свою жизнь? Как по мне, то у нее было все, что она хотела. На нее отец не смотрел взглядом, словно не понимал, почему у него выросла такая мягкосердечная дочь. Она никогда не чувствовала себя изгоем общества, у нее всегда было много друзей, знакомых. У нее были свои желания и стремления, свои цели и приоритеты, она даже никогда не вписывалась в рамки стереотипности. Скарлетт Стоун была недостижимой звездой, которая, почему-то, резко погасла на небе.

+1

7

- Если честно, то да. – Я немного отстранилась от сестры, позволяя своему дыханию уравновеситься, мой голос сейчас звучал намного спокойнее, и на некоторое мгновение мне даже стало стыдно за свой импульсивный поступок. На Мел никогда и никто не повышал голоса и не позволял вот так орать, я понимаю, что она не привыкла получать такое отношения, я же наоборот, не привыкла к тому, что кому-либо есть до меня дело. Что кого-то действительно интересует моя судьба.
И сейчас, глядя в глаза Розы, я действительно читала интерес и переживания, не знаю точно, кого именно они касались, может нашей семьи и репутации в целом, может ее друга, может быть меня, а может даже все вместе. Но от ее испуганного и разочарованного взгляда мне стало не по себе, и сжалившись, я нахмурила брови, мысленно обещая себе не срываться.
Скар, ты должна быть взрослой, Мел не виновата в том, что всю ее сознательную жизнь ее так ограждали и оберегали от реальности, от того, что окружает ее на самом деле.
- Бельчонок, что ты знаешь обо мне? – иногда я любила называть ее таким ласковым прозвищем, оно появилось давно, я была совсем маленькой и говорила отцу, что Мелроуз очень похожа на белочку с ее выпирающими передними зубками. С возрастом ее улыбка изменилась и стала идеальной, как у дорого оплачиваемой актрисы, а прозвище осталось, позволяя мне на секунду почувствовать себя старше, мудрее. Хотелось обнять ее за щеки, погладить по волосам и успокоить, мир не перевернулся, ничего страшного не случилось, кроме того, что ты абсолютно не знаешь свою сестру. И знаете что? Мне не было обидно, меня научили жить и думать так, что Мел всегда и во всем главная, ее жизнь и судьба в приоритете, а мое место не так уж и важно. – Ты знаешь, чего я хотела и о чем мечтала? Замужество? Брось, я всегда была отпетой мужененавистницей, я ненавижу готовить, ходить по продовольственным магазинам, вести хозяйство. Я хотела работать, я хотела получить образование и построить свою карьеру, но наш отец не дал мне этого сделать. – ее речи выглядели такими глупыми и наивными, что я не смогла сдержать легкого смеха, убирая выбившуюся прядь светлых волос за уши. – Я просто вела себя так, как хотел отец. Красавица Скарлетт Стоун, а ныне Браун. Я всегда была лишь тенью чьей то популярности. Раньше отца, а теперь своего мужа. Но я не хочу всю жизнь прожить под чьим то крылом. Я хочу добиться всего сама, ты понимаешь? Здесь, в Нью-Йорке просто огромные перспективы. Я уже мечусь на должность администратора зала, знаешь, ресторанный бизнес не такой уж и сложный, да и готовить я могу не хуже наших поваров. Вы, кстати, не заказывали пудинг случайно? Не берите, не известно, что туда добавляет наш шеф.
Но этот изумленный взгляд все никак не унимался, она смотрела на меня своими бесконечно огромными глазами, и я чувствовала себя неловко, не зная, как еще объяснить ей такие простые вещи. Неужели моя сестра настолько глупая и непонятливая? Неужели ей самой нравится жить за чужой счет?
- Я и сейчас Стоун, не смей говорить, что моя прежняя жизнь была настоящей. Я была фальшивкой, каждая моя фотография в газете, каждая моя улыбка на мероприятиях, вымученная улыбка, моя свадьба и счастливый брак с Максом – это все игра. Я ни секунды не жила по настоящему, лишь последние дни в Сакраменто я могла быть собой, и в итоге ни к чему хорошему это не привело. – снова кровь закипала от злости, я вспомнила о задержке, о том, что в будущем мне предстоит сделать все-таки этот чертов тест на беременность и прекратить наивно ждать изменений. Я не должна просто плыть по течению, всю свою жизнь я так и делала, словно марионетка, отчетливо повторяя каждое движение за своим кукловодом. Мне хотелось самостоятельности, мне хотелось выбора, мне хотелось свободы.
- Я устала, тебе без толку об этом говорить, ты все равно не можешь или не хочешь меня понять. Единственное, о чем я тебя прошу – не рассказывать ни отцу, ни моему мужу о моем местонахождении. Я не хочу с ними видеться, понимаешь? Я счастлива здесь, обслуживая столики и зарабатывая себе на жизнь собственными руками. Мне пора работать, тебя кажется ждут твои друзья. – и киваю в сторону выхода, тонко (ну ладно, не очень тонко) намекая на то, что разговор окончен.

+1

8

- Если честно, то да. - я удивленно посмотрела на Скар, беспокойно прикусив губу. Я видела, что сестра начинает успокаиваться, но вот я начала слегка нервничать. Я никогда не думала о Максе, как о парне, с которым могла бы встречаться. Конечно, он мне нравился когда-то, но это было в подростковое время. Стоит может призадуматься о своем поведении? Но мне казалось, что это нормально, когда ты волнуешься о своем лучшем друге, интересуешься, как у него дела и что происходит в его жизни.
Неожиданно, мне в голову пришла другая идея: вдруг это не я остро реагирую на Макса, а Скарлетт? Я посмотрела внимательно на сестру, осознавая, что, возможно, она не ровно дышит к своему мужу. Это немного удивительно, правда, мне казалось всегда, что она никогда так и не сможет в него влюбиться. Кто бы мог подумать, что я могла так ошибиться в этом, хотя догадка пока остается всего лишь догадкой. Я промолчала, лишь пробормотав невнятное "оу", что было свойственно мне и так.
- Бельчонок, что ты знаешь обо мне? - я ненавидела, когда меня так называли, потому то это заставляло чувствовать себя беспомощной, маленькой, жалкой. Словно детство не ушло, а рядом со мной, когда несчастная Мелроуз не могла постоять за себя. Я никому не говорила, что не люблю, когда меня называют бельчонком. Не видела смысла в том, чтобы просить людей забыть то, о чем они все равно будут помнить.
- Тот же самый вопрос могу задать и тебе, - наверное, это самое дерзкое, что я когда-то говорила своей сестре, от чего сначала я поежилась, а потом воспряла духом. Может это мой шанс побыть более храброй? Конечно, сомневаюсь, что протяну слишком долго, но начало положено, уже не плохо.
– Ты знаешь, чего я хотела и о чем мечтала? Замужество? - я скрестила руки на груди, облокачиваясь об стенку, выслушивая все, что говорила моя сестра.
Я просто смотрела на нее, слушала и вспоминала свою младшую сестру, которая бегала пятилетним ребенком по дому и просила у меня померить платья. Передо мной был образ девочки, которой я заплетала косы на ночь и целовала перед сном. Она была для меня отдушиной в этом мире, которая превратилась в сплошное проклятье. Как говорится, дети выросли и с этим уже ничего не поделаешь, прошлое остается прошлым. Да, я всегда видела в глазах Скарлетт спокойствие, гордость, сталь. Для меня она была человеком, который не смотрел на трудности, как на апокалипсис, в отличии от меня. В чем-то она была права, но я тоже, можно так сказать, боролась за то, чтобы стать модельером-художником, ведь папа так видел во мне что-то юридическое, экономическое. С другой стороны, на Скар можно было положить больше надежд, ведь не смотря на мою хорошенькую внешность, характер у меня был отстойный. Скажите мне, кто любит скромных и нерешительных девственниц, которым 23 года?
Я подошла к Скарлетт, плотнее закрыла дверь, и отошла немного дальше, но все же стоя ближе, чем была прежде. Я посмотрела на сестру, хмуря немного лоб. Я собиралась с ней впервые заговорить. Именно заговорить, а не обменяться фразами, словно мы всего лишь знакомые. Я не хотела этого разговора, я вообще не люблю говорить по душам, но может это мой шанс наладить наши отношения? Сомневаюсь, но где-то в сердце еще теплилась мысль, что не все потеряно.
- Я не хочу тебя понимать, потому что, поверь мне, у тебя была жизнь, которую ты можешь рассказать другому человеку с эмоциями. Как думаешь, почему отец тебя держал под каблуком? Твое имя все время звучало в доме, потому что ему нужно было знать, что он контролирует тебя? - О, Боги, да, мой папаша настоящий деспот, как я смогла вырасти такой серой мышкой при таком человеке? - Я никогда не могла сделать так, чтобы отец гордился мной. Я была прилежной, идеальной, но никогда не смогла вынести того, чего выносила ты. И папа знал об этом, не смотря ни на что, он жалел меня, будто я инвалид, за которым нужен особый уход. Я слышала в детстве, как он говорил со своим другом; рассказывал ему, что во мне нет хватки, нету той фамильной черты Стоунов, к-к-которая отличает нас от других. Возможно, твоя жизнь б-была не лучшей и отец не получит медали за родительское воспитание, но хоть один раз подумай, какого это жить и понимать, что каждый человек, с которым ты общаешься, жалеет тебя? Уж лучше жесткость, чем жалость, - я говорила спокойным, усталым голосом и впервые много не заикалась, когда говорила на серьезные темы. Возможно, это было просто из-за того, что я наконец-то высказала ту правду, с которой жила всю свою жизнь и которую боялась признать. Произнести вслух. Да, я не понимала Скарлетт, потому что мы обе хотим от жизни другого.
Я открыла дверь, проходя мимо сестры к умывальнику, включая воду и выдавливая из держателя жидкое мыло. Я не хотела этого разговора, а после своей речи пожалела о том, что все таки решила его завести.

+2

9

Мой запал темпераментных речей заметно поутих в тот момент, когда Мелроуз замерла и следила за мной своим внимательным, широкораспахнутым взглядом. Никогда не пойму, что творится в ее головее, ее апатичность, ее вечная меланхолия и апатия сводили меня с ума, как часто мне хотелось подойти к ней, схватит грубо за плечи и потрясти, чтобы наконец разбудить в ней ту беззаботную девушку, которой некогда я так завидовала. Она была подобна светлому ангелу, всегда улыбалась и читала мне сказки, от нее веяло теплом и заботой, а сейчас – сейчас я была вынуждена опекать ее и укрывать от обид и уколов нашего общества. Роза, как так вышло, что ты выросла такой… непохожей на меня.
Говорить больше не было смысла, я устала, чувствуя, как меня охватила одышка. Не люблю говорить на слишком интимные темы, начинаю переживать и нервничать, еще и эти упоминания о моем замужестве, о моем будущем, о Максе. И почему каждое упоминание о нем заставляет сердце биться как можно быстрее? Мне нельзя его любить, я себе запретила это еще в нашу брачную ночь, но душа боролась, она сопротивлялась, мечтая получить желанное. Но сущность Скарлетт Стоун так просто не сломаешь.
Я киваю в сторону дверей, надеясь что Мел как обычно обрадуется возможности не спорить со мной и убежит, но вместо этого, вместо этого малышка закрыла двери плотнее, буквально придавливая меня взглядом к стене, начиная диалог.
Ее речи… Они меня смутили, именно смутили, и я даже почувствовала наплыв кровавого румянца на белоснежные щеки. Неужели в голове Мелроуз гуляют шальные комплексы? Вечная любимица родителей, лапочка-девочка, которую обожают все вокруг, даже мой муж – и вдруг столько переживаний? Я слушала ее и не верила собственным ушам, я не верила ей и считала, что это слова неблагодарной девицы, которую слишком избаловали вниманием.
- Если ты считаешь проявление внимания и любви жалостью – то мне тебя жаль. – единственное, что я смогла сказать ей, единственное, что захотела ответить на весь этот бред, что она вылила мне в лицо. Все что она сказала – было откровенной чушью, Мелроуз просто искала оправдания – себе, нашему отцу, мне или же Максу – это вся ее сущность – видеть окружающий мир в слишком положительном цвете. Она не сможет понять мою позицию, а я не буду ей ее пояснять. Слишком мало времени, слишком мало желания. Нельзя вернуть то, что кануло в небытие, наши сестринские отношения в прошлом, скрываясь за приученными масками лицемерия, что привили нам наши родители, мы отныне будем лишь притворяться, что нам не все равно.
Она вышла, устраиваясь напротив раковин, я задержалась, глядя ей в спину и пытаясь прочитать ее мысли. О чем она думает? Что ее гложет? Чего она хочет добиться в жизни? Неужели ей нравится жить на всем готовом? Отцовская квартира, отцовские свадьбы, лишь талант у нее был свой, врожденный, и если пристальное внимание к ней она считает жалостью, то почему не поступила, как я? Почему не борется за свою свободу и независимость так же? Почему не стремиться доказать всем, что она не жалкая?
Куча вопросов, тайное подсознательное желание разобраться в личности своей сестры, но я его тут же утопила в звуке спуска воды в канализацию.
- Мне нужно работать. – наверное, она ждала от меня нечто иного, может сопереживания, поддержки, очередной порции внимания. Но если она не хочет его, она его не получит. – Я была рада тебя увидеть, но все же прошу не распространяться о моем новом месте жительства… и работы тоже. – выхожу из кабинки, останавливаясь у нее за спиной, гляжу в пронзительные светлые глаза, огромные и чистые, как капля утренней росы, провожу ладонью по светлым блондинистым волосам, на ощупь как настоящий шелк. – Ты очень красивая.
Без капли зависти или сарказма, моя сестра была самой прекрасной девушкой на свете, ее лицо было подобно лику лесной нимфы – неземная красота, иллюзорная, сказочная. И мне очень жаль, что с такой статной внешностью, она потерялась в своих собственных надуманных переживаниях. Но все еще будет, я тоже не сразу повзрослела, и это событие, неминуемое – однажды настигнет и ее.
Печальный взгляд, вялая улыбка без надежды на ответную, и я быстрым шагов вернулась в зал, забирая у администраторов основные указания по обслуживанию собственных столиков. Я видела, как вернулась Мел на свое место, как смотрела на меня исподлобья, наверняка не узнавая в некогда известной светской львице свою сестру. Но мне действительно нравилась такая жизнь, нравилось зарабатывать самой, самой пробивать себе дорогу в будущее, получать опыт, наставление, мудрые советы. Чему то учиться, учиться быть сдержаннее и интеллигентнее. Учиться просто жить, ведь этого удовольствия меня лишили, с самого рождения запирая в золотой клетке.

пс

спасибо за игру, ты потрясающая :*

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нью-Йорк, Нью-Йорк ‡I want to be a part of it, New York, New York.