Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » вождь желторожих


вождь желторожих

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Бруклин была совершенно не причастна к противостоянию китайцев и итальянцев, и не участвовала ни в одном из дел, связанных с ним, напрямую - ни по заказу Гвидо, ни как-нибудь ещё; то же самое можно было сказать и о Рендале, вероятно, именно потому он не был в курсе событий - людям Мафии нужно знать столько, сколько им положено, и стольких людей, скольких необходимо. Рен знал Гвидо, Донато, об остальных слышал краем уха, и этого ему вполне хватало; хотя вряд ли ему вообще было до семейных иерархий и дел в такое время - беременность супруги это всегда большие хлопоты. Они с Бруклин оказались вовлечены в это совершенно случайно, по дурацкой ошибке, и первый ход был сделан не с их стороны - но как ни крути, война Триады и Мафии в городе теперь затронула и их.
Забавное совпадение, что Брук всё же присутствовала у истоков этой проблемы, тогда, в городском крематории, где Гвидо сжигал первых нескольких жертв будущего конфликта, куда девушка забежала, спасаясь от своих собственных неприятностей в виде наркодилеров, с которыми ранее работала - тогда их знакомство с Монтанелли и стало настолько близким, что Эвансу в последствии пришлось просить о выводе Джордан из дела именно его. Но и тогда китайская проблема Бруши не касалась некоим боком... А те шестеро, которых Гвидо выпустил в крематорную трубу, были очень даже похожи на того, кто закрыл за Рендалом дверь.

- Ты можешь это доказать? - парень подумал о блефе, и отчасти был прав, потому что если бы Джордан не представляла никакого интереса для Гвидо, он не стал бы ради неё собирать всю верхушку, да ещё посреди ночи. Увы, именно это означало, что она и для Триады представляет интерес; но этому парню этого было необязательно знать и догадываться.
- Дочь Гвидо стоит шесть миллионов. - огорошил Могильщик новостью. Сумма, которую команда Монтанелли увела из казино Хонга, он решил возместить путём повторного нажатия на самое больное его место - при этом, едва ли думая о том, каким способом Гвидо такие деньги достанет, но за это его трудно винить. - Не похоже, что у тебя есть такие деньги. Мне нужно позвонить... - Монтанелли этой ночью был не единственным, кому приходилось пользоваться услугами телефона этой ночью...

- Ты всё слышала?
- спрашивает Гвидо в трубку, оставшись один и вернувшись в машину. К счастью, на системы мобильной связи ночью снижается спрос, и потому шансы получить проблемы со связью были ещё менее велики, нежели средь бела дня; восстановить её проблемно просто потому, что незаметно от собеседника телемост уже не установишь - кому-то придётся позвонить. - Связь с остальными я буду и дальше держать через тебя, так что оставайся на линии. Пока Рен выясняет, что нужно похитителям,отправьте кого-нибудь за моей дочерью - пусть её привезут к вам, так будет безопаснее. Отдайте ей комнату, которую приготовит Ливия... - заодно у Рины будет шанс познакомиться с Ливией, и всеми остальными тоже. Хотя это едва ли хорошая компенсация за то, что, вполне вероятно, некоторое время ей ещё придётся прожить в этой комнате. - Я запретил ей покидать её дом, так что она, скорее всего, там.

- Бруклин. Бруклин Джордан. - Могильщик старается выговаривать имя как можно чётче, как будто это может дать какой-то результат, и прижимает мобильник к уху, словно надеется, что он прирастёт - он заметно нервничает, что и не удивительно, учитывая, что у него всё идёт не по плану. - Да не похоже... Нет... - он смерил взглядом Рена ещё раз. - Ни для вас, ни для него, она не представляет интереса... он так сказал. Не знаю. С тобой хотят поговорить... - наконец китаец протянул телефон самому Эвансу.
- Если для Монтанелли твоя подруга не представляет интереса - то тебе этот сморщенный итальяшка тоже не интересен, верно? Я готов обменять его самого на твою беременную девушку. Привези его к речной пристани номер восемь прямо сейчас, тебя там будут ждать. Он нужен мне живым. - голос в трубке был немного хриплым, но уверенным и спокойным. Вэй не стал спрашивать о том, почему Бруклин навещала Гвидо в больнице, раз уж никто не был никому интересен, хотя знал об этом. - А вот этот парень - живым уже не нужен. Убей его, чтобы доказать свою верность. - звонок прервался спустя секунду молчания.

+2

22

пс

сорри за нескорый ответ

- Сильно, всех убили, можно ехать домой.
- Кое-кто просто поздно предупредил. - не могу скрыть своей усмешки. Что ж, в этом весь Винцензо Монтанелли, с которым у меня связывают если не дружеские, то приятельские отношения. Злобу за сказанные колкие слова андербосса я не держал, наверное, потому что сам любил язвить всем подряд и меня не волновало ничего сказанное в шутку или же против меня.
- И чего мы ждем? - ну да, логично. Расселись как последние идиоты и обмениваемся натянутыми улыбками да "приветствиями". Ничего интересного. Никто не подрывает, никто не крадет деньги и ценные бумаги, никто не матерится на итальянском. Где же все это? Уж очень соскучился по нашим вечерам, когда мы шли против всех. Давненько не было плановых операций, что несли за собой череду смертников.
- Поедешь со мной.
Говорит Винц и я поднимаюсь с ним с кресла, все же надеясь на то, что мне объяснят хоть что-нибудь. Наивный. Вот мы подходим к машине. Я не выдерживаю и интересуюсь, что же мне придется делать. Я ведь не мелкая сошка, которой можно пренебречь и махнуть рукой, не посвятив в суть дела?! Я был достоин хотя бы знать, в какую жопу я и остальные члены семьи влипли. За дорогой итальянец мне рассказывает в кратце, куда и зачем мы сейчас едем. Интересно. Занимательно. Сабину, дочь Гвидо, я видел пару раз, но мне не представили возможность познакомиться с ней, как и с сыном -Лео. О них я знал только по слухам. А вот с Бруклин нигде не сталкивался и до сих пор не могу понять, зачем она нам нужна.
И вот мы останавливаются. Ничего примечательного нет на этом месте. Перекресток. Несколько машин, которые проезжают одна за другой, их сигналы и наглые рожи, прущие за теми же тачками.
- Ну и? Теперь я хочу знать, для чего мы остановились здесь. 

+3

23

И все же любопытно, как так вышло, что члены Триады могли перепутать Бруклин и Брину? Моя беременная девушка особо нигде не светилась, от дел мафии отошла с тех пор, как Гвидо узнал о ее положении. Ах да, простите, я же не знал о том, что моя благоверная как всегда проявила великодушие и поперлась в больницу к дону, забывая о безопасности. Мне кажется, она вполне бы могла пригласить меня с собой, но не сделала этого. Случилось то, что случилось, и все это по моей вине, я не доглядел за Джордан. Вы даже представить себе не можете мое моральное состояние! Одно дело, когда у тебя похищают близких заслуженно (ты задолжал денег, ты перешел дорогу, ты босс мафии) и совсем другое, когда это оказывается роковой ошибкой, когда в лапы бандитов попадает человек, который не должен попасть. И когда его судьба обесценивается, киднепперы понимают, что взять с близких «ошибки» нечего и просто убирают ее, как расходный материал или назойливую муху. А зная характер Бруши, я предполагал, что она может нарваться.
Хотелось верить в то, что от страха она не потеряла остатки разума и ведет себя хорошо, не провоцируя непредсказуемых похитителей.
- Могу. – Без тени сомнения ответил я. То, что является правдой обычно легко доказуемо. Я еще не придумал, как именно бы я это доказал, но способ бы нашел. Только вот слушать мои речи никто не собирался. Видимо, я выглядел достаточно убедительно для того, чтобы тратить время, выслушивая мои доводы в пользу того, что ирландская Бруша вообще не имеет никакого кровного отношения к роду Монтанелли.
- Ну нихуя же себе, - только и смог присвистнуть я, узнавая нынешние расценки на похищенные тела. А дочь итальянца нынче в цене, что тут добавишь?
Шести миллионов у меня не было. Но были у Шерон. Правда я сильно сомневаюсь, что она стала бы тратить свое наследство на спасение нерадивой овцы, скорее она бы нашла более действенный способ. Но вовлекать копов пока что рано.
- И то верно, нет у меня таких денег. – Если все дойдет до крайности, придется вызванивать Моро, а потом расплачиваться с ней лаже не знаю чем.
Но пока я занимал удобную и привычную позицию слушателя, мотая на ус и анализируя в своей голове дальнейший ход действий.
«Все, что вы скажете, может быть использовано против вас», это я помню, так что болтливостью с юношества не отличаюсь.
Китайская морда учтиво сообщила, что намеревается сделать звонок, я лишь достал руки из карманов, сцепляя их в замок. Как же это все бесит! Ожидание, невозможность взять инициативу в свои руки, отсутствие рядом смекалистой команды. Нет, итальянская мафия, конечно, ничего ребята, я давно на них работаю, но это не моя команда.
Китаец мялся, блеял в трубку и то и дело бросал на меня косые взгляды, от чего хотелось методично уебать его лопатой по голове. Но вот беда – он моя единственная связь с Бруклин, да и лопаты по близости нет.
Прикладываю телефон к уху, вслушиваясь в незнакомый голос.
- Любопытная логика, нет, не верно. – Но мы, кажется, забыли о том, что американцы, англичане, финны, русские (нужное подчеркнуть) для мафии мусор, который слушать не обязательно (видимо и китайцы тоже чистокровные гады), так что голос продолжал бубнить, не реагируя на мои реплики.
- Да уж не убью, - последняя реплика меня насмешила. Он что, думает, я пойду и пущу Гвидо пулу в лоб?
Связь оборвалась, я сунул телефон в карман (и пофигу, что не мой), хлопая дверью и выходя на улицу, где меня должен был поджидать Гвидо.
Машина с доном и остальными стояла неподалеку. Я положил одну руку на авто и наклонился к окну, стекло было приспущено.
- Они хотят, чтобы я привез вас к речной пристани номер восемь, прямо сейчас. Живым, это обязательное условие. – Усмехаюсь, доставая телефон китайца.
- Это может быть полезным, или можно утилизировать? И давайте побыстрее, а то мы слишком медлим.
Пока тащимся до пристани номер восемь, придумаем, как быть. Ясно, что подыхать ради моей жены Гвидо не захочет, но и на подлость по отношению в Семье я не пойду. Уверен, столько неглупых людей (по крайне мере таковыми себя считают многие из собравшихся) за пару минут сообразят нечто стоящее.

+1

24

Гвидо не зря собрал столько "неглупых людей", подняв их среди ночи - если бы всё это не могло бы стать частью чего-то стоящего, не было бы и смысла поднимать на уши всю Семью. Дело уже не только в Бруклин или Сабрине, или его и Вэя личной неприязни, или в деньгах - всё вот-вот станет гораздо серьёзнее, Монтанелли это понял заранее, но не был уверен, каким именно путём это получится и насколько серьёзно окажется в итоге. Останавливаться, впрочем, было уже поздно, и одновременно - слишком рано: Рендал ещё не вернул назад своих жену и будущего ребёнка. И не потерял - но вероятность потери уменьшилась вместе с тем, как один из лидеров Триады пошёл на контакт.
- Вероятно, хотят убить меня сами. А может, и что-то поинтереснее...
- Гвидо усмехнулся в ответ. Хонг не глуп, и в ситуации быстро сориентировался, сообразив, что попал на левого человека - вернее сказать, это его и Рена стараниями похитителя удалось убедить в том, что муж похищенной девушки к организации не имеет никакого отношения. Хотя, это было не так уж и сложно. - В любом случае - это его ошибка. Ему стоило бы обменять Бруклин на мой труп. - спокойно и холодно подытожил Монтанелли, словно размышлял сейчас не о собственной смерти, а о том, какой фильм посмотреть сегодня вечером - просто взвесил один из возможных вариантов развития будущего. Который, впрочем, тоже был вполне вероятен, и Рендал проявил сейчас почти удивительную лояльность - гораздо проще было принять правила похитителей, к тому же, его смерть освободила бы и Бруклин, и его самого от влияния Торелли - билет, который выпадает слишком редко, и не каждому. Впрочем, Джордан получала его, выходит, уже дважды - и хотя дважды он давался через боль, именно сейчас и стоило вспомнить о пресловутом ирландском везении.
- А с хозяином что сделал?.. - Гвидо приподнял брови. Маргарита и Ливия в борделе всё ещё могли слышать их разговор. Хотелось бы надеяться, что Маргарита контролирует ситуацию с их "эскортом", а Ливия - с его дочерью. И что к Сабрине уже направился кто-нибудь, пока их шансы с Рендалом не сровнялись, и Патологоанатому действительно не пришлось ложиться в гроб, чтобы спасти всех остальных. Впрочем, как ни крути, а придётся снова разыграть из себя приманку. - Оставь, это пока единственная связь с ними. - Монтанелли обошёл автомобиль и открыл багажник, попутно прерываясь для разговора с ди Верди. - Сообщи Винцензо, чтобы он и ребята следовали за нами как можно более незаметно... Предупреди их, что меня сейчас запихнут в багажник, но это нормально. Я обменяю себя на Бруклин. - у жены, наверное, сейчас седая прядь появилась, но ему некогда её успокаивать. Он снова действует, и снова рискует... и это не тот случай, которыми она просто дразнит его иногда - отправиться в логово Триады это не оседлать спортбайк ради адреналина. - И пусть они позаботятся обо всех желторожих, кто уедет с той встречи на автомобиле. Понимаешь, о чём я? - встреча не зря назначена на пристани, скорее всего, у них есть лодка. Вероятно, Брушу доставляли на пирс посредством её, и его, очень возможно, тоже повезут на ней... Вэй же, если он в городе, наверняка прибудет на автомобиле и, скорее всего, пересядет в лодку, чтобы допросить Монтанелли лично. Таким образом, на встречу прибудут с трёх сторон, а не с двух... и от одной Винцензо и Куин как раз и избавятся на обратной дороге. Он только что отдал приказ.
Гвидо прервал вызов, извлёк из внутреннего кармана складной нож, и вместе с телефоном отдал его Рендалу. А затем - вытащил из багажника верёвочный трос, протягивая парню и его. - А теперь вяжи мне руки и садись за руль. Нужно всё разыграть по-натуральному. - именно потому у Рена сейчас и находились все его карманные вещи. Он доверял ему - возможно, в этом он тоже делал такую же ошибку, какую сделал его враг, но без риска провернуть это не удастся. Уж тем более - быстро, как хочет Эванс, который переживает за свою семью, что и вполне понятно; но торопиться тоже глупо. - Рен, есть ещё одна вещь, о которой я хочу попросить тебя, но это довольно непростая вещь для тебя, так что если ты не согласен - лучше честно скажи об этом. Нужно, чтобы как только тебе отдадут Бруклин, ты позвонил Рэймонд со своего телефона и рассказал ей о всей ситуации. Хотя момент про этого придурка и его телефон можешь опустить. - Монтанелли тоже необходимо выйти из этой передряги живым, обеспечить свою безопасность. В том случае, если он сам окажется в роли похищенного, полицейские не смогут ничего на него повесить, а Шерон не станет подставлять своего, с позволения сказать, "зятя", так что звонок можно будет считать анонимным. - Но сделай это только тогда, когда Бруклин окажется у тебя. Это для её же безопасности. - услышав полицейские сирены, китайцы всех могут положить, не разбираясь. Или взять в заложники, и свалить по реке, или по суше, или затянуть ситуацию на целый террористический акт, в любом случае - это ничего хорошего не принесёт уже совершенно никому. - После - исчезните оттуда как можно быстрее. Если будет возможность, встреться с моими людьми - пусть они отвезут вас обоих домой под охраной. - Гвидо забрался в собственный багажник, пытаясь устроиться там удобнее. Часть проблем, вроде бы, выстраивалась в цепочку решений; если Шерон не станет искать его, это сделает Маргарита - но её руками будет больше крови. Монтанелли же собирался сделать небольшой подарок полицейскому департаменту...

Марго, опиши в своём посте, как Брушу привезут на встречу и направь Тайлера, наконец :)

+1

25

- Смерть – это было бы слишком просто, - ударяюсь в размышления, анализируя ситуацию. Вряд ли тот парень, что открыл нам дверь, безоружен, и если бы Гвидо хотели просто убить – убили бы уже давно, он часто появляется в публичных местах, где не обязательно даже применять оружие для того, чтобы оборвать его пульс. Можно кинуть кирпич ему на голову или сбить на машине, да мало ли самых дерзких и леденящих душу способов убийства из известно этим людям? Думаю, что побольше, чем мне. Ладони замерзли, и сохранять самообладание было все труднее, я все еще беспокоился за Бруклин и прикидывал, долго ли будут с ней хорошо обращаться, узнай, что мы медлим? И что они хотят от Монтанелли? Неужели бывший чистильщик такая важная фигура в семье, чтобы вести на него охоту и применять методы грубого шантажа. Нет, вряд ли он насолил им так серьезно… Впрочем, если бы я хотел устроить вендетту, то не похищал бы малолетних девочек, а убивал… всех родных. По одному. Так было бы морально больнее и пронзительнее. Хорошо, что у меня нет явных врагов, а сам по себе я человек довольно добрый и лояльный, применяющий жестокие методы лишь в крайнем случае.
- Не стал бы списывать это на ошибку, уверен, что все не так просто. Он не попросил меня выйти и пустить пулю Вам в лоб. Да и покончить с этим он мог бы сам, заодно выслужиться перед своими и заработать галочку в свою личную копилку верного пса.
С хозяином чего? Этого?
– Поворачиваюсь и киваю в сторону дома, пожимая плечами. – Ничего. Стоило его убить? Не обессудьте, не догадался, да и к чему провоцировать китайцев? Если мы будем убивать без острой нужды, они тоже избавятся от Бруклин очень и очень быстро. – Передергиваюсь, представляя, как холодный свинец может в одну секунду лишить мою любимую жизни. Нет, лучше не рисовать таких эпизодов и не махать оружием на право и лево, будет просто отлично, если никто, кроме Гвидо, вообще не будет знать о том, что оно у меня есть.
Пока сеньор о чем-то сосредоточенно думал, я смотрел на его уставшие глаза, на лицо, изрезанное морщинами и думал о том – зачем? Зачем взрослому, уравновешенному и семейному человеку все это надо? У  итальянца вполне земные амбиции, самые обычные людские ценности – здоровье свое и близких, крыша над головой и безопасность, зачем люди лезут в это дерьмо? Я лез по-молодости, по неопытности и потому что не знал, куда впутываюсь, но они? Такие, как дон, они то зачем? Может быть такой образ жизни, словно ты ходишь по раскачивающемуся канату, стал привычен? Может быть, бросить слишком поздно? Когда-нибудь лет через пять я задам ему все эти вопросы, главное, чтобы эти пять лет он еще протянул. С нашей последней встречи Гвидо сдал, не сильно, но его физическое состояние явно ухудшилось.
Впрочем, для мафиози этот крепкий орешек итак держится слишком долго. Данте приговорили к пожизненному, не успел он и года отсидеть в «кресте босса», Джованни уже отбросил копыта, так и не сумев удержать власть в, казалось бы, крошечном американском городке, Виторре тоже был убит… не то своими, не то чужими, слишком уж добры были Донато и его супруга, до отчаянного безрассудства и слепой веры.
Убираю сотовый в карман, вряд ли случиться что-то плохое, если я подержу аппарат при себе. Наверняка на него еще не раз позвонят.
Гвидо созвонился с консильери, сообщая о том, что нужно делать дальше ей и тем, кто рядом. Все таки как хорошо жить в мире с налаженной коммуникацией!
Забираю из его крепких рук складной нож, сотовый, убирая в тот же карман, где уже валялся китайский и принимая жесткий веревочный трос. Сейчас мне предстоит связать сеньора и «упаковать»  его в багажник. Сложно поступать жестоко с близкими людьми, не скажу, что мы с ним были близки когда-то более, чем начальник-подчиненный или даже коллеги, но я знал, все, что он делает для семьи истинной и названной. Для Бруклин, а значит и для меня, он сделал сполна.
- Все будет хорошо, - не мне его подбадривать, это звучало смешно, словно ученик пытается взбодрить своего учителя или сын утешает отца, и тем не менее я похлопал его рукой по плечу. Поддержка нужна любому живому человеку до тех пор, пока его отважное сердце бьется, до тех пор, пока он готов бороться за свою семью.
Гвидо поворачивается спиной, и я крепко связываю его кисти вместе, по-настоящему крепко, однако, не в полную силу, в какую бы я мог. Нужно, чтобы все выглядело натурально, но с другой стороны всегда оставался шанс на спасение. Затянув узел, слушая его размеренные речи, низкий прерывистый голос, я все же подрезал несколько опоясывающих веревок. Если как следует подергать, может быть, они и порвутся.
Когда Патологоанатом заговорил о некой «непростой» вещи, я напрягся, обращаясь в слух и прекращая манипуляции с веревками на его руках.
Позвонить Шерон? Это не проблема. Рассказать ей о ситуации? Представляю, что тут будет, когда нагрянут копы. Строить из себя идиота и говорить о том, что у меня нет номера Моро в данной ситуации не имеет смысла, так что я киваю.
- Не вопрос, позвоним, будьте осторожны. Вряд ли она явится на пристань одна, и вряд ли будет разбираться кто прав, а кто виноват. Она считает Бруклин своей дочерью… Да, конечно. Как только я верну Бруклин, мы убираемся. – Нечего здесь беременной девушке делать, не по нашей вине ее похитители и разбираться в этом я не хочу. На ее месте должна была быть Сабрина, а не Джордан. И Сабрина не беременна, да и вообще я ее не знаю. Помог бы, конечно, чем смог, но по своему профилю, а кидаться под пули, когда только обрел семейное счастье желания нет.
Но Гвидо словно сидел у меня на языке, тут же озвучивая согласие с тем, что надо как можно скорее исчезнуть. Хорошо, что наши взгляды сходятся.
- Ничего, вернули бы Бруклин, там мы разберемся. – Монтанелли забирается в багажник, я кидаю на него печальный взгляд, и глухо захлопываю «дверь», отделявшую его от мира.
Интересно, какого это ехать в багажнике? Наверно, жутко неудобно, позу не поменять, трясет, уши закладывает… Впрочем, багажник у него довольно хороший, но все равно воняет бензином.
Сажусь за руль, плавно трогаясь в сторону пристани №7, куда обещали доставить Рей. Интересно, почему именно пристань?
Через пятнадцать минут мы были на месте, я вышел из автомобиля, распахивая багажник в полной готовности продемонстрировать то, что привез живого дона мафии. Несколько китайцев подошли ко мне, но я заслонил спиной открытый багажник.
- Сначала Бруклин. – Конечно, они могли бы убить меня и забрать Гвидо и так, но нафига им моя девушка? Я свою часть обещания выполнил и слово сдержал, теперь их очередь.
Только сейчас я заметил, что в одной из лодок под надзором сидела Рей. Увидев меня, ей развязали руки, позволяя выйти навстречу. Я отошел от тачки, подаваясь навстречу Джордан.
- И вы дадите нам время на то, чтобы уйти, я свое слово сдержал. – Как только моя рука коснулась руки Рей, как только я сжал ее пальцы, то второй уже нащупал телефон Гвидо в кармане. А где мой? Не важно, номер Моро я помню наизусть.
- Уходим отсюда. – Правда, уйти мы сможем пешком, но уже через пять минут мы скрылись с  пристани, я свернул за какую-то будку, служившую охранным постом, прикладывая палец к губам, давая Бруше понять, чтобы не пищала и не кричала. Ясно, что далеко за пять минут мы бы не ушли.
- Шерон? Привет. Нет, это не Гвидо, это Рен. Бруклин похитили Триады, я смог обменять ее на другого человека, нужна твоя помощь. Мы на пристани №7, за постом охраны. На пристани машина Монтанелли, в ней человеку нужна помощь. Пришли с ближайшего поста за нами машину. – Можно было бы позвонить Марго и попросить  подкрепления, но не хотелось бы жаркой перестрелки и жертв.
Вряд ли Гвидо убьют сразу, скорее всего с ним будут беседовать, и этого времени хватит для того, чтобы копы подтянули свою братию.
Затем с этого же телефона нахожу контакт ди Верди.
- Привет, Марго, я доставил Гвидо на пристань, Бруклин у меня, действуйте. – Не знаю, что именно они собирались делать, но наверняка план был.

Отредактировано Randal Jordan (2013-12-20 22:09:08)

+3

26

разрешаю читать только заключительный абзац - там я уже на пристани делаю кое что сумасшедшее ОО
Гвидочек, не убивай!

Что здесь происходит?
Не думаю, что вы сильно удивитесь, если узнаете, что в последнее время в  моей голове появляется именно этот вопрос. Ничего не понимала, мне было холодно и от постоянного ощущения, что на меня кто-то смотрит, было не по себе. Голые стены, сквозной ветер, скользящий шум, причину которого я так не и смогла понять – где я, черт возьми? Почему я привязана к стулу, как вообще вышло так, что я оказалась в роли заложницы?
Если копнуть немного глубже и заняться самоанализом (правда же, сейчас подходящее время и место?), я никогда не была особо пугливым человеком. Инстинкт самосохранения был напрочь вырезан из моего характера еще во времена моего буйного детства, когда мы с парнями сбегали из детского дома, чтобы спереть на блошином рынке очередную безделушку, чтобы перепродать ее в ломбарде и купить на вырученные деньги что-то полезное. Так у меня однажды появилась гитара, красный велосипед, ну и тяга к приключениям, разумеется. Думаю, никто не удивился бы, узнай о том, что в дальнейшем зарабатывать себе на жизнь я тоже стала воровством. И не смотря на то, что попала в мафию я не по собственной воле, мне это занятие было по душе.
Сейчас волей-неволей я вспомнила о том, как полтора года назад насолила старому боссу мафии, его ярость и ненависть, обращенную в мою сторону – он хотел меня убить, но длинные ноги и жалобное выражение лица помогли мне избежать той участи.  Неужели он нашел меня вновь? Но был ли смысл убивать безмозглую девчонку, когда прошло столько времени? Да и Рен говорил мне, что сеньор Донато был убит, так что вряд ли мои умозаключения верны. Я в руках совершенно другого врага.
- Здесь есть кто-нибудь? – я не могла долго молчать, волнение пожирало меня изнутри, многочисленные вопросы сыпались буквально с потолка – верно говорит тот, что больше всего человека пугает неизвестность. Мне хотелось понять, чего от меня хотят, и по какой причине я здесь нахожусь – что меня ждет? Мучительная смерть или же я, как обычно, попала тут из-за владения особо важной информацией. Как же глупо на месте моих похитителей считать, что я могу знать о чем-то важном – разве что о супер-простом рецепте приготовления борща – но не для этого же меня здесь заточили? – Я хочу в туалет.
Может эта мысль заставит их сжалиться? Хотя моей первоочередной задачей было увидеть лицо своего похитителя, словно его вид помог бы мне ответить на многочисленные вопросы – помог бы успокоиться, хотя сложно взять себя в руки, когда ты на седьмом месяце беременности, привязана к стулу и находишься в холодном и влажном помещении.
Шорохи слева заставили меня встрепенуться, я облизнула сухие губы, пытаясь всмотреться в темноту и убедить себя, что в ближайшие пару минут я точно не сдохну. Передо мной появился невысокий мужчина в темном спортивном костюме с фирменными белыми полосками и лейблом. На лице была шапка с прорезями, увидев которую я тут же нервно улыбнулась.
- А я уже решила, что я тут одна. – Мой голос дрожал, выдавая меня с потрохами. Мне было бы куда спокойнее, будь у меня возможность убежать и скрыться, но я прикована к стулу, лишенная любой возможности пошевелиться. А со стулом на горбу я вряд ли смогу убежать далеко. Дыхание становится частым и поверхностным, едва уловимый звон цепей наполнил помещение, и незнакомец довольно засмеялся над моей напускной смелостью. Было ощущение, словно я не первая его заложница – значит перехитрить его вряд ли получится, придется ждать когда меня кто-нибудь спасет?
Передо мной с громким лязгом и грохотом падает металлическое ведро – мой так называемый толчок, очень мило. Мужчина задал мне какой-то вопрос на незнакомом языке, может китайский или корейский, я всегда их не различала. В голове появился лишь вопрос – зачем я понадобилась этим людям? Но на мой немой вопрос, парень лишь снова кивнул на ведро.
- Я перехотела. – Младенец во время пихнул меня под ребра, от чего последние слоги получились скомканными и сжатыми – я задыхалась, мужчина же забрал ведро и уходил прочь из помещения, а мне никак, совсем никак нельзя было его отпускать. – Что вы хотите от меня? Что вам нужно? Кто ты? – Эти и еще куча вопросов сыпались ему в спину, он остановился, медленно разворачиваясь ко мне и делая уверенные размеренные шаги уже в мою сторону. – Меня найдут, а вас убьют и кастрируют, вы поняли? Лучше отпустите меня сейчас, пока не лишились жизни. – Почему то я была уверена, что эта шайка головорезов как-то связана с нашей мафией – может Рен что-то натворил и взломал китайский банк? Кто их знает, этих программистов, как они там развлекаются? – Отпустите меня пожалуйста, я беременна, у меня дома некормленый кот и муж, я не могу оставить их одних. – Но мужчину это мало волновало, он лишь смеялся над моей паникой и ужасом, а мне ничего не пришло в голову больше, кроме как – Я буду кричать! Я буду кричать во все горло!
И истошный женский вопль наполнил помещение, правда, продлился не долго. Резкий хлопок – и все звуки прекратились, лишь раздраженная ругань на китайском, который явно бранил истеричных американских женщин.

Я приходила в себя пару раз, но практически тут же сваливалась в небытие. В голове пустота, хотя пару раз мне удавалось услышать какие-то разговоры за стенкой. Как жаль, что они были не на английском, и я ни черта не понимала. Меня еще не убили, значит, я для чего-то нужна этим бандитам. Сил на крик больше не было, да и щеку все еще саднило с прошлого раза. Единственным моим развлечением на время бодрствования – были попытки изъять руку через узкий браслет наручника. Но и этого развлечения меня лишили, когда в моей комнате появились двое амбалов, и в очередной раз вырубили меня хлороформом. Ну хоть не по голове стукнули, и на том спасибо.

Очнулась я в лодке. Запах свежей рыбы ударил в ноздри, заставляя встрепенуться и с неохотой открыть глаза. Может, все что со мной происходило – всего лишь сон? Но взгляд упирается в широкую грудь какого-то китайца, он самодовольно улыбался мне, я же не одарила его взаимностью, обиженно отворачиваясь в сторону и пытаясь понять, где я нахожусь.
Наша лодка движется в сторону пристани, на которой стоит несколько машин, находятся люди. Одного из них я тут же узнала – высокий рост, светлые волосы, чуть сгорбленные плечи – безусловно, это был Рендал. Меня отдадут ему? Неужели сейчас мои приключения прекратятся и я наконец смогу пойти домой и порыдать всласть, прекращая строить из себя крутую криминальную телочку. Лодка остановилась. Слышу, как Рома произносит мое имя, и второй парень на пристани щелкает пальцами, приказывая своим прихвостням меня отпустить.
Мои руки освобождают, наручники падают на деревянное дно, и первое, что я делаю, как только мои руки освобождаются, даю по харе тому крупному китайцу, что оглушил меня в первый раз. Я бы даже успела плюнуть в кого-нибудь, но меня так быстро вынесли из шлюпки и толкнули в сторону Ромы, что я решила забить на план отмщения, врываясь в объятия мужчины и жадно вдыхая его родной запах. Руками по щетине, грубым волосам, по теплой куртке – словно в попытке убедиться, что все это не сон, а происходит по правде.
- Мы как герои фильма. – На лице сияет глупая улыбка – остаточно явление после отравления медикаментами, но скоро я приду в себя и буду мыслить более логично. Наверное. – Что происходит? Кто эти люди?
Я как всегда тороплюсь все узнать первой, но Рен отодвигает меня за свою спину, не разжимая ладони, и приказывает идти прочь. Я снова ничего не понимаю, глядя на шатена с удивлением – мы так просто уйдем? Но Рома уверено шагает прочь, буквально волоком таща меня за собой.
- А как же машина? – Разве ты приехал не в ней? Но на мои вопросы Эванс ответил лишь когда мы скрылись за ближайшим поворотом. И то, этот разговор предназначался не мне, он звонил Шерон. – Что такое Триада? – Ну извините, в моей жизни есть вещи гораздо интереснее структур мафии и их разнообразных группировок. Гвидо меня особо не посвящал в эту информацию, да и я сама особо не лезла. Мне всегда больше нравилась роль пешки, которая просто выполняет свои обязанности. Активная мыслительная деятельность – не для меня. Зато у меня ноги быстрые. – Ром, ты мне что-нибудь объяснишь наконец?
Но мой мужчина словно не обращал на меня внимания, он уже набирал новый номер, я слышу незнакомое женское имя, и от раздражения сжимаю руку Эванса еще сильнее. Поговори со мной, черт возьми, почему я должна ждать объяснений, пока ты болтаешь со всякими Маргошами?
Слизываю каплю крови на разбитой губе, и тут слышу из уст благоверного странную информацию:
- Как Гвидо в багажнике? – мои глаза округляются и увеличиваются до размера медной монеты, я вырываю ладонь из хватки мужчины, раздраженно топая ногой и чувствуя, как к глазам подступают слезы. – Какого хрена, Рен? – Он что, променял меня на Гвидо? Он подставил самого дона? Мои умозаключения не складывались в один логический вывод, я не могла позволить оказаться на моем месте сеньору Монтанелли. Он занимает чрезвычайно высокий пост в этой огромной системе, я была лишь ничтожной песчинкой, жизнь или смерть которой ни на что бы не повлияла. – Как ты блять додумался до такого! Его нужно доставать от сюда.
Итак, внимание, Бруклин Джордан отказывается спасаться бегством и прикрывать свой зад Гвидо, находящимся в багажнике. Бруклин Джордан считает, что такой обмен не является правильным и верным. Бруклин бежит прочь от своего мужчины, как всегда плюнув с высокой колокольни на его указания, и Бруклин уже знает, что она будет делать.
Когда я оказалась на пристани во второй раз, ничего сильно не изменилось. Один из банды открывал багажник и любовался на связанного Гвидо, мое появление не было отмечено никакой реакцией – думаю, меня даже не заметили, слишком активно радуясь удачному выполнению своей задачи.
Но громкий хлопок дверью заставил всех встрепенуться – я уже сидела за рулем автомобиля, судорожно пытаясь найти ключи в бардачке – пошли все к черту, я не могу оставить босса мафии в руках каких-то триадцев – что они о себе возомнили? Конечно, от Рена за такие подвиги я потом получу по башке, но адреналин уже бурлил в крови, ключ блестел в руках, и я почти успела сдвинуться с места, в тот момент, когда в воздухе отчаянно прогремел выстрел.

+2

27

Вэй слишком тщеславен, чтобы убить его просто - то, как его ребята собирались выполнить заказ на набережной, у того ресторана, уже говорило само за себя. И что-то подсказывало, что получив Гвидо в свои собственные руки, он придумает нечто ещё более жестокое, болезненное, но явно не настолько быстрое - Рен прав, смерть - для него теперь это слишком просто, Хонгу слишком дорого обошлась вражда с Монтанелли, и Гвидо, попав в его руки, рискует сполна расплатиться и за солдат, и за деньги, которые потерял, и самое главное - за своё потерянное уважение в глазах своих боссов и друзей; это видно было хотя бы по тем ребятам, что следовали за ним теперь - этот киднеппер напоминал вышибалу из китайского ресторанчика, но никак не члена Триады. Для Вэя дело чести убить Монтанелли. Именно потому его смерть наверняка будет похожа на целый спектакль... Гвидо понимал это слишком хорошо. В этом и заключалась его ошибка - свою честь он ценил превыше победы над врагом. Практически все азиаты персоны духовные - это их сильное место, и одновременно и слабое тоже.
- Вот именно. Не попросил, а ему стоило бы.
- это решило бы все вопросы сразу. Хонг получил бы, что хотел, в готовом виде, чужими руками; Рен получил бы Бруклин назад - Вэю и впрямь незачем было держать её у себя и дальше. О собственной же жизни Гвидо сейчас размышлял не более, чем от товаре - в данной ситуации она именно им и являлась. - Да, ты прав. - Джордан им убрать ещё легче, чем Рену застрелить связанного Гвидо из его же пистолета, а этот придурок, который говорил от лица похитителей, уж точно её жизни не стоил. К тому же, очень возможно, что это ночью будет немало и других смертей - хотя бы одной можно избежать, и это тоже неплохо. Будем считать, что ему повезло. Пока что.
- Конечно, всё будет хорошо. Не убьёт же она меня? В крайнем случае - отсижу остаток ночи в участке. Не в первый раз.
- уж лучше его арестуют копы, чем убьют или покалечат китайцы. На того, кто пытается развязать войну, он, связанный и в багажнике, похож меньше всего; он даже не вооружён - всё содержимое его карманов осталось у Рена. В худшем случае, придётся разыграть из себя клоуна, придумывая весёлую историю, но вряд ли до этого дойдёт, учитывая, что на кону стояла жизнь Бруклин - а об их отношениях с Шерон Гвидо было уже давно известно. Даже немного ревновал, возможно. Однажды это не кончится добром, но пока что - у Бруклин были, как минимум, два сильных покровителя в этом городе, что многие уже считали за настоящее богатство. Впрочем, верёвка Гвидо всё же больше нравилась, чем наручники...
Эванс закрывал его в машине, а Монтанелли... задорно подмигнул ему. Словно сидел на троне в собственном королевстве, а не лежал в багажнике автомобиля, связанный и практически без возможности двигаться. Он был хозяином положения. С одной стороны их с Реном прикрывали Энзо и ребята, контролируемые Маргаритой, с другой - Шерон, рыцарь в сияющих доспехах, женщина-воитель, за которой поднимется весь департамент полиции, если будет необходимо, особенно если речь идёт о той, кто называет её мамой. Монтанелли прикрыл глаза, пытаясь подремать по дороге. Возможно, ему оставалось жить всего полчаса, или багажник он сменит на другое помещение, лишь чуть-чуть менее тесное, но это теперь только время покажет...
- Сначала Бруклин. - он увидел перед собой задницу Рендала, закрывшего своего "пленника" спиной. Он действовал уверенно и в точности следуя плану - пока по нему, по всяком случае - не паникуя, и голос не дрожал - в общем, у Бруши были все причины гордиться своим мужчиной сейчас, он делал всё правильно. Гвидо же откровенно осклабился, глядя на то, как она влепила по лицу одному из охранников, и тут же вздрогнул, когда в ответ её грубо скрутили, чуть только не силком выволакивая из лодки. Ему было страшно не сколько за неё - Джордан, как ни покрути, уже приходилось бывать в переделках; страшнее было за её ребёнка - всё происходящее ему на пользу точно не идёт. Рен и Бруклин уходили, а к нему неторопливо приближались желтомазые бандиты, криво ухмыляясь и уже предчувствуя триумф... Шерон вряд ли успеет, с ним явно беседовать будут не прямо на пристани - скорее всего, там, где держали Брушу, и в машине никого уже не будет. Энзо - возможно, он ещё успеет. Если Марго сумеет разобраться в ситуации, находясь на расстоянии и действуя вслепую. Гвидо глядел в лицо Вэя, прямо в его узкие глаза - он даже соизволил припереться сюда лично из своего Лос-Анджелеса.
- Ну вот он я... - Гвидо ожидал, что его пересадят в лодку и с почётом переправят к месту его собственных пыток и казни, но вдруг услышал, как позади хлопнула дверь. После короткой заминки, сопровождаемой возгласами на англо-китайском диалекте, кто-то попытался оббежать автомобиль; затем раздался выстрел, ещё один, взревел автомобильный мотор, и Вэй, полезший рукой под полу своего пальто, вдруг стал отдаляться. - Рен? Это ты? - что он вытворяет, с ума сошёл?.. Монтанелли попытался оттолкнуться, чтобы переместиться вглубь багажного отделения - дверь багажника была открыта, и он вполне мог бы просто вывалиться прямо в лапы китаёз - вот смеху было бы!.. Послышались первые выстрелы вслед - стало уже не до смакования результатов, они вполне могли бы расстрелять их обоих прямо сейчас, лишь бы остановить машину. Гвидо, сумев всё-таки совершить свой кульбит, вместо Рена увидел над водительским сидением макушку Бруклин. - Брук??? Ты что делаешь? - только и смог он произнести, тщетно пытаясь перебраться вперёд, хотя не получалось даже встать на колени из-за тряски автомобиля. Багажник хлопнул, закрывшись, и тут же вылетело стекло на двери, разбитое пулей.

+2

28

- Я тоже, - усмехнулся Винцензо, посмотрев на Куинтона. Он знал примерно столько же, если не меньше – какие-то ускоглазые кретины не смогли отличить любимицу Гвидо от его собственной дочери. Более того, они решили потребовать выкуп и что самое безумное – их кривой план работал. Еще безумней была затея дяди поднять половину семьи ради того чтобы спасти ту, которую многие из них никогда не видели. Не то, чтобы Монтанелли был против того чтобы пострелять, но он мог предупредить заранее, сказать мол «племянник, не планируй ничего на воскресенье, идем на охоту за китайскими идиотами». Нет, нужно было лишить его пары часов отдыха, который Энзо и так себе не так уж часто позволял. Впрочем, его раздражение ограничивалось только недовольным выражением лица, высказывать его вслух он не стал – не время и не место. Открыв дверь машины он вышел и поприветствовал своих людей. Сказав им пару фраз итальянец заглянул в багажник и вытащив оттуда внушительных размеров автомат, кажется, немецкого производства остался весьма доволен. Положив оружие обратно он взял телефон, на котором отобразился номер Марго и ответил на звонок.
- В багажник? На сидение он не влез? – откровенно издеваясь над сложившейся ситуацией поинтересовался итальянец. Ситуация приобретала все более идиотский оборот, только так мужчина мог назвать комбинацию, когда ради спасения пешки ее закрывают королем.
- Поехали, - распорядился мужчина, садясь на заднее сидение «бмв». Ключи от его феррари остались в салоне вместе с Куинтоном, которого Энзо не счет нужным позвать с собой. Как предусмотрительно было Гвидо выставить людей именно на этой улице, по которой как раз проехал знакомый внедорожник.
- Держись неподалеку, - распорядился мужчина, наклонив голову на подголовник. Через секунду андербосс уже смотрел на водителя как на идиота, когда тот потянулся к магнитоле.
- Ну а кто тогда поверит, что мы за ним следим? – пожав плечами поинтересовался Луиджи. Он был хорошим стрелком, прекрасным исполнителем, но некоторые его навязчивые идеи и постоянные влюбленности в очередную женщину всей жизни порой настораживали. Что было потом? Потом немецкий автомобиль затерялся на соседней пристани, отпуская внедорожник. И пока господа договаривались о передаче дона в руки китайцев Энзо регулировал лазерный целеуказатель своей штурмовой винтовки, в уме прикидывая кто из восточных гостей погибнет первым. Как раз в тот момент, когда Бруклин была передана в руки Рендала Энзо и трое его людей скрылись за одним из контейнеров примерно в пятнадцати метрах от места сделки.
-М? – многозначительно поинтересовался Карлос, передергивая затвор. Он, как и его босс не любил долгих разговоров перед перестрелкой. Поняв намек Луиджи снял с головы шапку и убрал в карман. Оба его человека синхронно вытащили сигары, закурили и выступили из-за ящика с разных сторон как раз в тот момент когда раздались выстрелы и звуки битого стекла. Стоит ли объяснять, как изменилась ситуация меньше чем за три секунды? Покрышки двух автомобилей были прострелены, а наряды бойцов, стоявших к ним слишком близко теперь напоминали кровавые лохмотья. Пять секунд и две трети бойцов Вэя лежали на земле, заливая своей кровью асфальт пирса. К тому моменту когда он и еще двое его людей опомнились и укрылись за одной из машин Луиджи и Карлос уже скрылись обратно за ящик и перезаряжали оружие, их же примеру последовал и Винцензо. В отличие от своих врагов они могли позволить себе огонь навскидку – целеуказатели прекрасно справлялись со своей задачей.
«Хреново целиться, когда ты такой ускоглазый?», - мысленно обратился андербосс к Вэю, одновременно открывая шквальный огонь по их укрытию. Этого вполне хватило для того чтобы Луиджи успел обойти их с фланга, и задорной очередью отправить к праотцам сразу двух телохранителей Хонга, который лежал рядом с ними, ладонью зажимая пару отверстий в животе из которых струилась кровь.
- Печальная картина, - приблизившись к поверженным противникам усмехнулся гангстер. Поднимите, - приказал подручный и Хонга поставили на ноги, а затем толкнули в сторону машины, на которой он и обмяк. Новая перезарядка, а потом каждый из присутствующих посчитал своим долгом выпустить по половину обоймы в лидера триады. Пожалуй, если бы не его уцелевшее лицо – опознать мужчину было бы невозможно, автомобиль был усеян пулевыми отверстиями с другой стороны, а пирс был усыпан гильзами.
- Они вообще отстреливались? – поинтересовался Луиджи, распихивая по карманам пустые магазины.
- Они же не слышали твоей магнитолы, - усмехнулся Карлос, бросив сигару на асфальт и растоптав ее каблуком.
- Плохая идея, - выдохнул мужчина, кивнув на окурок. Карлосу пришлось его поднять, а Луиджи и вовсе затушил свою о капот решета, которое раньше называлось автомобилей и пошел в сторону пристани, где они оставили машину.
«Они наверное очень удивлены что их не сопровождают», - усмехнулся Винцензо, вспоминая о Гвидо и Бруклин.
Он уже представлял заголовки завтрашних газет «казнен лидер Триады».
- Передай возлюбленному мои поздравления, - попросил Монтанелли, уже в машине, набрав номер Марго. – И сообщи о том что современные телефоны поддерживают конференции, - ветеран немецкого автопрома сорвался с места, направляясь обратно, туда где должна была остаться машина Энзо. Как бы то ни было, а дарить ее Куинтону он не собирался.

+2

29

...выстрелы продолжали звучать, но теперь уже не в их сторону, и стрелявших было явно больше, чем людей, которых они с Бруклин и Реном видели на пристани - кажется, только что Джордан, Энзо и остальные ребята Торелли сумели сделать ту часть плана, которую Гвидо не продумал - как ни жутко, но его план оканчивался ровно на том месте, когда его увозят люди Хонга, если повезёт - полиция или Шерон их остановит, но для этого нужно много удачи - а в удачу Монтанелли не верил. Видимо, ирландцам всё-таки действительно больше везёт, как повезло сейчас Бруклин остаться невредимой, в очередной раз в своей жизни сделав всё через задницу, но... при этом получилась одна из тех вещей, которую Гвидо никогда не забудет. Не было времени задумываться над этим прямо сейчас, но преданность ему беременной девушки-рокерши оказалась воистину самурайской; он не вполне понимал логики её настоящего поступка, не поддерживал её безрассудства, но прямо сейчас, лёжа связанным в багажнике собственного автомобиля, Монтанелли поклялся себе, что никогда не оставит Бруклин в беде, чего бы ему это не стоило. В его глазах на какой-то момент выступили слёзы благодарности - хотелось бы надеяться, что она их не видела... По выстрелам он узнавал оружие - винтовки были из тех партий, что приходили в магазины Джованни. Жаль, что не было возможности увидеть, как работает его племянник - оставалось довольствоваться только тем, как звучит оркестр выстрелов, и китайское оружие захлёбывается в хоре итальянского.
- А теперь везите меня назад... - первое, что произнёс он вслух, усмехнувшись, когда Брук остановила машину рядом с Реном. Казалось бы, Гвидо просто выжил из ума - но его место, живым или мёртвым, было на той же пристани, которая была усеяна мёртвыми телами и залита кровью - причём, оказаться он там должен как можно быстрее; с Рэймонд или без Рэймонд, но копы определённо скоро прибудут на место преступления, и чтобы всё сошлось - Монтанелли должен быть там. - Только завяжите мне глаза и заткните рот. - видя две пары удивлённых глаз, Гвидо поспешил объяснить: - Надо же как-то объяснить произошедшее... и кому-то. Если кто-то спросит - вы двое провели весь вечер в квартире, или ещё где... в общем - не здесь. - не было времени на разъяснение всех деталей плана - Рену нужно было увозить свою жену отсюда поскорее, пока их алиби не разрушилось вместе с полицейскими сиренами. Шерон коллегам их не выдаст, а Гвидо опустит детали того, чем они оба тут занимались; именно та ситуация, когда и закону, и преступности лучше будет закрыть глаза. В его случае - каким-то лоскутком, или что там нашлось у Бруклин и Рендала... - Удачи. - последнее, что он сказал перед тем, как его вид дополнили и кляпом во рту. В целом, картина была таковой - члены Триады Сакраменто собирались выдать Гвидо людям Вэя, что из Лос-Анджелеса, но что-то пошло не так, и вместо проведения сделки китайцы взялись за оружие и перестреляли друг друга - во всяком случае, именно эту версию Монтанелли и будет толкать копам. С него, как с жертвы, и к тому же, единственного живого свидетеля, взятки гладки. Тем более, что он, к тому же, ничего не видел... даже трупа Вэя - хотелось бы увидеть его среди остальных тел. Даже жаль. Жаль, что его не застрелили вместе с остальными ещё зимой...

+1

30

Я не знал до конца, каков план Гвидо, мы сидели в своем укрытии, обзор из которого был достаточно хорошим, чтобы видеть всю ситуацию. Как быстро приедет Шерон, как оперативно сработает департамент и сколько времени понадобиться китайцам, чтобы увезти Гвидо на индивидуальный допрос? Мои размышления были быстро прерваны тычком в грудь, слова о предательстве звучали обидным плевком в лицо, Рей вскочила с места и рванула на открытую поляну около пристани так быстро, что я едва ли успел подскочить на ноги и побежать за ней.
– Брук, что ты делаешь? – Рука непроизвольно тянется к пистолету Гвидо, добежать до машины я не успеваю, так как дверь захлопывается, и Рей нажимает на газ, срывая с места машину. Из под колес вылетают клочья грязи и пыли, разносится скрежет резины по земле, я пригибаюсь,падая на землю, наблюдая как Гвидо совершает спасительные маневры в багажнике, а люди Вэя открывают огонь.
Пиздец, - только этим коротким и емким словом я смог охарактеризовать всю ситуацию. Бруклин неплохо маневрировала по поляне, увозя Гвидо в сторону леса. Ей бы проехать всего пару метров, но выстрелы могут испугать девушку, она может забыть притормозить. Ох, неумение подчиняться приказам – не лучшее качество для солдата мафии. Достав пистолет, я пустил заряд свинца в того парня, пуля которого разбила стекло отличной тачки, тот вскинул руки и упал замертво. Дальше моя помощь была не нужна, откуда-то появился Энзо и другие мужчины, имен которых я не знал, но все они так или иначе были связаны с Гвидо и Семьей «Торелли». Все это время они сидели у нас на хвосте и были готовы к тому, чтобы в любую минуту открыть огонь и спасти Гвидо. Он бы не был убит, не остался в лапах врага, как всегда у Монтанели было все продуманно до самой незначительной мелочи. А мы должны были уже убраться. Скорее приедут копы и наши лица здесь будут совсем не к месту. И если для сеньора сидеть ночами в участке дело привычное, то светиться открыто в обществе своих работодателей я пока что не хочу.
Я вернулся к сторожевому дому, где мы и сидели до того момента, пока Рей не решила, что я предатель, и машина притормозила там же. Я открыл дверь, хватая Джордан за запястье и силой вытаскивая из машины. Сейчас я был на нее очень зол. У нас был план, все шло четко и гладко, а из-за ее своенравия как всегда все пошло через задницу. А если кто-то из открывших огонь ранен? Я, конечно, люблю блокбастеры, но на вещи смотрю реально.  Вряд ли «Триада» настолько косорыла, чтобы выпустить обойму и каждый раз промахнуться? Даже я, не смотря на то, что не стрелял уже два года, попал точно в цель, а мне до китайской мафии как раком до Новой Зеландии, извините.
- Ты что творишь? Совсем сума сошла? Не забывай о том, что ты беременна. – Вряд ли за время этой короткой погони Рей не испытала стресс, а переживания никогда не сказываются на ребенке хорошо. Лучше или хуже сделала Бруклин, я не знал. Она жива, Гвидо жив, значит, дело не испорчено, но не всегда импровизация может выйти успешной. Нам в очередной раз очень повезло. Открываю багажник, собираясь развязать Гвидо, на что он в свою очередь настаивает на том, чтобы ему заткнули рот и вернули на пристань. А самим нам следует убраться. И то верно, к чему здесь наше присутствие. Я знал о похищении Гвидо, я обменял Рей на Патологоанатома и мы уехали, у копов больше не должно быть вопросов. А мы все еще здесь и если через минуту не исчезнем, то проведем ночь в участке, и если Моро захочет нас наказать, она это сделает.
- Спасибо, надеюсь, сегодня она будет на вашей стороне, - я скомкал замасленную тряпку, лежавшую тут же в багажнике и сунул ее в рот Монтанелли. Скоро раздастся вой сирен и появятся копы, чтобы не случилось дальше, все, кто пережил эту ночь – доживут до утра.
- Стой здесь и никуда не отходи, - я с угрозой во взгляде посмотрел на Бруклин, поворачивая ключ и нажимая на педаль. Место около пристани выглядело ужасно, повсюду лежали тела, в миг еще недавно оживленное место опустело и «умерло».
Я остановил машину на том же месте, где она и стояла, приоткрыл багажник, вытащил ключи (вдруг еще кто-то захочет угнать тачку с боссом?) и поспешил к тому место, где меня должна дожидаться моя непокорная ирландка.

Когда я снова оказался рядом, то все еще был обижен и не хотел с ней разговаривать. Как можно было посчитать меня предателем? Я всегда был предан делу, может быть, даже больше самой Рей, и людям, которые позволили мне считать их своей семьей. Я всегда сначала думал, а потом уже делал, и эта система сбоя не давала. А выставить меня идиотом в глазах «коллег» и предателем в своих собственных – это уму не постижимо.
- Скоро приедет Шерон давай понаблюдаем за тем, чтобы Гвидо никто не угнал, - иронизирую, садясь на землю за домиком. Монтанелли считает, что мы уже убрались, и как только его заберут копы, мы в самом деле уберемся, а так как машины у нас нет, а до трассы минут двадцать пешком, то мы ничего не потеряем, если убедимся, что с доном все будет по плану.
И полицейские не заставили нас долго ждать, уже через пару минут появляясь около пристани.

+2

31

В который раз мои поступки были напрочь лишены логики, в который раз я отказывалась прислушиваться к здравому смыслу, довериться людям более опытным и смышленым, полностью утопая в своем собственном чувстве совести и долга. Что именно заставило меня рвануть навстречу автомобилю, где мирно дожидался спасения Гвидо? Я не могу ответить на этот вопрос, наверное, я просто не могла оставаться в стороне. И знаете, в момент, когда ноги несли меня в сторону моря, чувствуя мелкие камешки асфальта под тонкой подошвой светлых балеток, я ощутила себя вновь азартной воровкой-курьером, чья ловкость и быстрая реакция славились на полгорода. Да что говорить, даже Шерон Реймонд не сразу смогла поймать меня в свои оковы. Как же давно я не испытывала этого волнующего чувства, когда твоя кровь буквально закипает от переизбытка в ней адреналина.
А затем погоня, мои маневры на дороге, хотя за ними скрывалось лишь откровенное неумение водить машину – вцепившись пальцами в кожаную обивку руля, я молилась лишь о том, чтобы справиться с управлением и успеть скрыться с места преступления. Вокруг началась настоящая бойня – непривычные девичьим ушам звуки выстрелов, появившиеся из ниоткуда автомобили, люди, голоса которых наполнили бухту, но их речи для меня превратились в одно сплошное эхо – скорее бы добраться до Рена, он поможет мне, он сядет за руль и увезет нас как можно дальше от этого сумасшествия. Знала бы я, что мужчина в этот момент тоже не сидел сложа руки, что благодаря его зоркому взгляду, его твердой руке и решимости, секунду назад распрощался с жизнью еще один человек.
Не успев доехать до нашего недавнего укрытия, я увидела в темноте знакомый силуэт – Рома, его взгляд был злым и серьезным, в руках блеснул пистолет, но мужчина его поспешно спрятал, уверенно походкой направляясь в сторону автомобиля. Пара мгновений, и меня грубо вытряхнули с водительского места, награждая испепеляющим взглядом. Я лишь непонимающе заскулила, потирая ударенный зад, чуть пошатываясь все-таки поднимаясь на ноги.
- Я не могла оставить его… - неуверенно повторяла я вновь и вновь на каждое слово мужчины. Потупив взор, я следовала за ним шаг в шаг, стараясь хотя бы сейчас выполнять все его просьбы и быть послушной девочкой. Я молчала, буквально сливаясь с тенью, напряженно глядя из угла на беседующих мужчин. В их разговоре я практически ничего не понимала, никогда не сильна была в стратегиях, мое главное дело – бегство, мои ноги были моим достоинством, и наверное, только благодаря им и своему бесконечно сильному желанию жить я до сих пор не отправилась в адское царство.
Было решено вернуть сеньора Монтанелли на место, я лишь рассерженно выдохнула, не соглашаясь с идеями своих покровителей. Это же бессмысленно, неужели я зря рисковала своей жизнью, чтобы в итоге вернуть дона мафии обратно его врагам на блюдечке? Мне никогда не понять множества поступков верхушки мафиозной структуры, быть может, потому я до сих пор барахтаюсь в роли обычной пешки? Хотя стремилась ли я завоевать призвание в этой сфере? Раньше – да, сейчас… сейчас мои ценности кардинально поменялись.
Я следила пристальным взглядом за удаляющимся автомобилем, осторожно касаясь кончиками пальцев своего заметно округлившегося животика. Дома Рен часто шутил надо мной, что я выгляжу так, словно с голоду проглотила огромный целый арбуз, и сейчас на моих устах появилась слабое подобие улыбки. Именно, уже почти полтора года в моей голове в первую очередь сидит желание проявить себя именно как женщина, я должна нести в мир лишь жизнь и свет, но никак не нести за собой хаос и многочисленные смерти. Какая девушка может посвятить себя этому страшному делу?
Как ни странно, сейчас я совершенно не испытывала стресса, малышка, что жила во мне уже семь месяцев, спокойно плавала рыбкой в своем маленьком аквариуме – я же была умницей-девочкой, что ждала своего предводителя, чтобы получить порку и вымолить прощение. Еще до того, как Рома успел выйти из машины, я чувствовала – он очень сильно на меня злится, но как и прежде, до меня не доходило – за что?
- Ты злишься на меня? – я не сразу заговорила с ним, долгое время напряженно глядя на его спину и плечи, словно пытаясь прочитать на них отгадку на так волнующий меня вопрос. По его дыханию, по напряженным мышцам я видела, мужчина не доволен моим поведением, но как обычно, решил играть со мной в молчанку – Рома практикует этот метод со мной вот уже почти два года. Как ни странно, он до сих пор работал на ура.
Меня не волновало то, что происходит на пристани, я не посмотрела в ту сторону ни разу с момента, как Рендал вернулся ко мне и обжог своим холодным отношением. На первый вопрос мне не ответили, и я осторожно коснулась ладонью его куртки, опуская руку как раз меж лопаток. – Повернись ко мне? Ром?
Лишь после суетных топтаний на месте, мне удалось развернуть благоверного лицом к себе и заглянуть в его холодные и отрешенные глаза. Куда делось внутреннее тепло и мягкая улыбка с его уст? Неужели я натворила что-то действительно страшное?
- Ну и долго ты будешь на меня злиться? – Внезапно из моих уст вместо ласковых извинений полился привычный вопросительный тон, я широко улыбнулась, обнимая любимого за колючие щеки и поднимаясь на носочки, чтобы поцеловать его в хмурый нос. Но, разумеется, от меня отвернулись, гордо отводя моську в другую сторону. – Все же хорошо закончилось, все живы! Я даже никого не переехала, ты видел, как хорошо я вела машину? Теперь ты будешь давать мне ключи от своего Бентли чаще? – Может если увести разговор в сторону, Рома скорее забудет о своих обидах и простит меня? – Зато я видела, как ты сражался как герой и защищал нас с маленьким! – и опускаю взгляд на свой живот, что упирался Рену аккурат в бедро, мешая сжать мужчину в крепких и тесных объятиях. – Хотя, кажется, маленький будет совсем не маленьким. Ты так и будешь хмуриться? Поехали домой, мне не нравится тут находиться… В их подвале было очень холодно и сыро. И воняло плесенью.
Чувствовала ли я сейчас свою вину? Честно – да, и надеюсь, Рома это тоже чувствовал, потому что иначе вести себя я просто не могла. Я не знала, на что именно злится Эндрюс, то ли на мои геройства, то ли на то, что в очередной раз его не послушалась, и я никак не могла подумать, что Рома мог предположить, что я ему не доверяю и считаю предателем. Даже в своих самых страшных фантазиях, я не смогла бы нарисовать в голове такую картинку – уж кому-кому, а Рендалу я верила всегда и беспрекословно.
- Я постараюсь больше не вести себя так… глупо? – Вкладывая свою ладонь в руку мужчины, я утягивала его в сторону нашего черного Бентли. – И не ходить вечерами далеко от дома. – И пусть мы оба знали, что идеально спокойная жизнь нам обоим чужда, что не будет такого, что жизнь семейства Эндрюс-Джордан будет полна лишь солнечными и теплыми деньками – увы и ах, но наше будущее таило в себе новые препятствия и опасности, но я знаю, чтобы нас не ожидало, мы сможем со всем справиться – вместе.

уехали домой

+2

32

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » вождь желторожих