В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » рыжее солнце


рыжее солнце

Сообщений 41 страница 49 из 49

41

Из люльки доносились жуткие вопли, которые потом немного стихли, когда Купер взяла ребенка на руки, это Лонг заметил, взглянув на девушку, которая бросила мужчине на колени уже распечатанное письмо.
- Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, надеюсь, ты в курсе? – бросил он через плечо, извлекая записку из конверта.
Привет Филип, наверно, ты меня и не помнишь, мы провели с тобой одну единственную ночь, но она не прошла бесследно. Знакомься – Вероника Лонг. Это все содержание письма, вернее была еще подпись – Мэри, но она не несла в себе никакой информации. Отложив записку в сторону, мужчина уткнулся лицом в руки, затем, через пару секунд завел их за голову, пригладив волосы, и сомкнув замок на затылке, встал и начал ходить по комнате.
Что это задень. И вновь, который раз, ему пришлось напрячь память, чтобы вспомнить, кто такая эта Мэри, с которой он спал около 9 месяцев назад. Лонг не менял девушек каждый день, но часто он не запоминал их имена, так как считал это ненужной информацией, которой не стоит засорять голову. Пора вести записи, со всеми данными моих любовниц, чтобы в следующий раз было проще. Буду записывать все: имя, адрес, телефон, периоды отношений, размер груди…
Ему не верилось в это, все происходило словно во сне. Определенно все сегодняшнее утро просто один жуткий затянувшийся сон.
- Проснись! Ну же! – Фил даже ущипнул себя за руку, причем больно, так что следом потер ее. Ощущения были более чем реальные, так что как бы того ни хотелось, пришлось признать, что все это явь.
- Если ты решила пошутить – поверь, у тебя плохо получилось, так что забирай своего малыша и проваливай отсюда, пока я полицию не вызвала. Если кто-то из твоих любимых мудаков заделал тебе ребенка, нечего его на меня спихивать! – Лонг прекрасно понимал, что такого быть не может, так как видел он ее три месяца назад, причем обнаженной, так что живот она никак скрыть не могла, но никакого другого оправдания Филип придумать не мог. – Это априори не мой ребенок! И точка!

0

42

-Я могла не заглядывать в переноску вообще – огрызается кудряшка: - и тогда утром ты получил бы свежий трупик на пороге. Это тебе понравилось бы больше? – она все никак не может переложить девочку достаточно ловко, но даже сквозь комбинезон чувствует ее тяжеленькое, тепленькое тельце. Ей, наверное, недель шесть или восемь, и все, что она пока делает – глупо беззубо улыбается и пускает пузыри. А еще, портит много подгузников, но с этим будет разбираться уже не девушка. Ребенок Филиппа? Вот пусть Филипп и меняет ей пеленки и делает все такое. – И вообще, мне было интересно. Я не сразу поняла, что это такое.
Она ходит туда-сюда перед его креслом, качая ребенка на руках, но избегая смотреть на него. Несимпатичный какой-то; или симпатичный, но ей кажется несимпатичным, потому что не ее? А когда он будет ее, то он только ей будет казаться симпатичным, или вообще всем вокруг? Фэй, забываясь, начинает гугукать ребенку, а потом одергивает себя.
-Даже не пытайся, это – точно не мое. Это твое. А у меня никаких младенцев нет и не было. И вообще, ты меня видел недавно, а я тогда была бы месяце этак на девятом.
– она протягивает ему малышку на вытянутых руках, будто бы держит в руках бомбу замедленного действия: - и вообще, ее тебе подкинули, твоя она или не твоя. Ты с ней и разбирайся, а я домой хочу.

+1

43

- Ну уж нет, как говориться, до выяснения обстоятельств, тебе придется остаться здесь.
Конечно, у мужчины был опыт обращения с младенцами, ведь когда-то, в той, прошлой жизни, у него было двое детей. Только вот сейчас Лонг к этому совершенно не готов. Для него младенец это что-то за гранью добра и зла. Тем более как можно принять чужого ребенка. И что с того, что его имя написано в записке и именно около его двери оставили эту посылку. Это еще ни о чем не говорит. Почему Мэри не пришла когда была беременна, почему не обратилась к нему раньше, может быть в таком случае они обоюдно смогли бы найти решение этой непростой жизненной задачи. А теперь. Что делать теперь.
Фей держала ребенка на вытянутых руках, но мужчина не торопился взять младенца в свои руки, ведь для него это было сравнимо с тем, что признать эту крошку своей. А он не готов, он просто не готов.
Вся жизнь мужчины уже очень далеко ушла от какой бы то ни было семьи, и стать молодым папашей, практически в сорок лет, да еще и с таким образом жизни, уж точно, не то, чего бы хотелось мужчине.
Филип расхаживал по комнате, словно в бреду, пока в его голове ураган мыслей не давал сосредоточиться  и принять хоть какое-либо решение. Будет оно хорошее или плохое выясниться позже, для начала его необходимо хотя бы принять.
Наконец-то остановившись, мужчина посмотрел на девушку с младенцем на руках.
- Хватит им трясти, положи обратно! И помоги мне.

0

44

-Чегооооооо?
Фэй настолько сильно чувствует желание упереть руки в боки для того, чтобы возмущенно заверещать на счет того, что она должна якобы чегой-то там сделать. Он что, на полном серьезе считает, что это может быть ее ребенок и ее дурацкая шутка? Да если бы Купер и решила кому-нибудь подкинуть своего будущего малыша (нет, конечно, этот вариант все еще был на рассмотрении…), то она сначала убедиться, что у него тогда будут Самые Лучшие Родители Во Всем Мире.
Филипп на Самого Лучшего Отца Во Всем Мире явно не тянул. Он не тянул даже на отца-троечника, если судить по тому, как он ведет себя сейчас. В какой-то момент, ей становится даже жалко малышку. Неужели, эта Мэри не могла прикинуть, где ребенку будет лучше?
-Это она. Наверное. Если ее не укачивать, то она опять плакать будет. А помогать я тебе не собираюсь. Я тут вообще ни при чем, я тут случайно.

+1

45

Да, он прекрасно понимал, что этот младенец это девочка, но это было как-то далеко от понимания. Сейчас было не столь важно, какого пола этот малыш, важно было понять, что с этим делать.
Небольшой укол совести не давал Лонг покоя: как написано в письме – это его дочь, а он только и думает о том, как от нее избавиться, даже не на секунду не представив себе, что это его кровиночка.
Мужчина уже однажды бросил свою семью, вернее он это сделал даже не единожды, и лишь только мысль о том, что у него может образоваться новая – повергали в шок и даже в панику.
Лонг при всей своей сумбурности был довольно рациональным человеком и редко какая ситуация могла выбить мужчину из колеи, но происходящее здесь и сейчас было за гранью добра и зла.
- Хорошо. Я прошу тебя остаться. Я прошу тебя помочь мне. Я готов сделать все, все что ты хочешь, только не оставляй меня наедине с ребенком. – Мужчина был в отчаянье, и, кажется, правда был готов пожертвовать всем, лишь бы Фей, которую, еще несколько минут назад, не хотел видеть никогда больше в своей жизни, сейчас осталась. – Если тебе нужны деньги, я дам тебе их, хочешь чек выпишу, хочешь наличными отдам – мне все равно, только не вздумай уходить.
Еще немного и у мужчины начнется истерический припадок, Фил и так уже стал тяжело дышать, он нуждался в свежем воздухе, поэтому пулей вылетел из дома. Оказавшись на пороге, за закрытой дверью, Филип глубоко вдохнул, набрав полную грудь воздуха, посчитал до десяти и выдохнул. После этого Лонг вернулся в дом.

+1

46

Лонг, наверное, уже должен был возненавидеть эту ее ухмылочку – широкую, будто бы того Чеширского Кота, который в мультфильме про Алису был. Она так улыбается каждый раз, когда побеждает, когда видит, что кто-то чего-то от нее жаждет; ну, знаете, когда люди находятся в плену своих желаний (ну, или нужд – это сами выбирайте, как вам удобнее), то ими гораздо легче управлять, и это обманчивое, ложное чувство собственной власти, оно приносит девушке невероятную степень удовлетворения. Ну, знаете, льстит самолюбию, все такое…
А дополнительное удовольствие ей приносит то, что это Филипп. В конце концов, он сделал ей больно, он обидел ее, а Фэй такого не прощает. Только вот раньше, в ее бытность горничной, что она могла делать, кроме как зубки скалить да еще потихоньку подлить, гадости всякие делать, вроде незаметной порчи чужого имущества. Это хоть немного, но позволяло ей продолжать чувствовать себя человеком – как ей нравится нечто прямо противоположное! Как ей нравится, что она может отомстить, не скрывая этого, и не боясь каких-то болезненных для себя последствий.
-Хорошо. Я останусь. – она опускается в кресло, закидывая ноги (чертовски длинные для ее роста ноги, прямые и стройные, так что делает она это демонстративно) на журнальный столик. Она вспоминает про те занятия и долго размышляет, а не может ли сама покормить ребенка. Нет, не может – у нее слишком маленький срок, да и вообще, это похоже на извращение.
-Но менять подгузник ты будешь сам. И в магазин надо сходить. Она скоро кушать захочет. В лучшем случае, часа через три.

+1

47

Когда Фей сказала, что никуда не уйдет, у Лонга словно камень с души свалился – он не один, а значит они справятся. Остались теперь чисто технические вопросы: сходить в магазин, поменять подгузники, накормить и уложить спать. А что потом? Филип не может оставить ребенка у себя, даже если это его ребенок. Куда звонить? В полицию? В службу опеки? Лучше и туда и туда одновременно, а там уж пусть сами решают, что делать с младенцем.
Малыш лежал в переноске, и, кажется, он уснул, по крайней мере, в комнате было тихо. Девушка устроилась в кресле, положив ноги на журнальный столик. В другой бы день, Филип непременно оценил их красоту, изящество, длину, но не сегодня, в этот день Лонг готов обращать внимание лишь на людей с опытом ухода за ребенком или с памперсами и детским питанием под мышкой.
- Ты можешь написать список покупок, и я быстренько смотаюсь в магазин? – Спросил мужчина у Купер, протягивая ей раскрытый блокнот с вложенной в него ручкой, который только что взял со столика.
Время в машине даст дополнительную спокойную возможность трезво оценить ситуацию, окончательно определившись с планом мероприятия.
Как? Как это могло произойти со мной? – не успокаивались мысли Филипа. Он никогда в жизни больше не хотел детей после того, как его сын погиб. Лонг их даже видеть не мог.

+1

48

Ну… чисто номинально, она может считать этого младенца испытательным полигоном – все-таки, живой младенец, это совсем не кукла, которая будет лежать тихо, не попробует вырваться и не начнет орать в самый неудачный момент, которая не упадет с пеленального столика, пытаясь перевернуться, и вообще…
Возможно, вы сочтете это жестоким. Но – она ведь не уходит и не оставляет крошку с мужланом, который определенно не сумеет позаботиться о ней. Надо будет ее раздеть наконец-то, а то крошка вспотеет, взопреет, но до этого надо отослать подальше Лонга, чтобы не отвлекаться на него больше.
Берет блокнот, записывает в него, проговаривая все вслух, но пишет при этом с ошибками; дает о себе знать отсутствие у нее образование.
-Ну, детское питание надо, искусственное молоко. И какие-нибудь пюре, для совсем маленьких. И подгузники. И игрушки. И кроватку, но это потом надо. И какую-нибудь одежду, килограммов на пять или шесть. И соску. И погремушки. И что-нибудь классное.
– ну, знаете, для детей так много штуковин крутых, вот пусть и выберет. Отложив блокнот, кудряшка опять теребит малышку, наконец-то снимая с нее зимний комбинезон, шапочку и ботиночки.

0

49

В Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » рыжее солнце