Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Fight for Freedom


Fight for Freedom

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Участники:

- Guido Montanelli
- Marguerita di Verdi
- Isabelle Green
- Chris Sanchez
- Joseph Clinton
- Agata Tarantino
- Quinton Guidoni
- Tyler Cutcher

Место: Здание мотоклуба
Погодные условия: Пасмурно, тепло
О флештайме: Открытие мотобара Изабель Грин вызвала неожиданно негативную реакцию со стороны, казалось бы, потенциальных потребителей - местной банды байкеров. После нескольких угроз, заведение попытались поджечь, после чего владелица решила обратиться за помощью к местным решателям подобных проблем - мафиозной семье Торелли. "Уличный босс" организации легко согласился согласился взять заведение под свою крышу.
Команда "мстителей" едет в клабхаус с сообщением от имени Семьи...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-10-07 09:49:32)

+3

2

Итак, их семеро, пара автомобилей и мотоцикл Маргариты - собрать команду было не таким уж сложным делом, учитывая, что все они работали в одной связке уже далеко не в первый раз. Исключая Изабель, присоединившейся к ним в первый раз - но у неё была хорошая личная причина поучаствовать в сегодняшнем мероприятии: она защищала свою собственность, вступая в драку самостоятельно, хотя вполне могла бы и полностью переложить подобную работу на плечи своей новой "крыши", но раз уж хочется ей добавить пару слов и от своего имени - никто не возражал, да и ещё одна пара кулаков лишней сегодня точно не будет, байкеры - ребята крепкие. Возможно, и не настолько крепкие, как Крис, с которой у них уже был конфликт в недалёком прошлом, но всё же у них хватило недавно сил поднять несколько бутылок, внутри которых было не пиво, а бензин - может хватить и на большее; во всяком случае, глупо ожидать, что они будут просто стоять и смотреть, как их будут бить в собственном притоне. Монтанелли подошёл к одной из их машин, открывая багажник предоставляя право каждому выбрать себе оружие по душе - несколько бит, пара старых клюшек для гольфа, монтировка, три разводных гаечных ключа разного размера, даже молоток, оказавшийся среди этого барахла словно по ошибке - арсенал на любой вкус. Сам Гвидо был вооружён собственной тростью - достаточно изящной, чтобы быть украшением, и достаточно прочной, чтобы быть и опорой, и оружием, если понадобится. Рубленые раны почти совсем зажили, швы давно были сняты, над шрамами поработали пластические хирурги, но ходил он ещё не очень хорошо - самый болезненный и сильный из ударов пришёлся именно на бедро, и какое-то время ему ещё придётся хромать; но он хотя бы передвигается теперь самостоятельно.
- Утяжеляйтесь... - Гвидо отошёл в сторону, позволяя каждому из присутствующих забрать себе тот "инструмент", что был по душе. Распорядок дня был не особенно насыщенный - увидеться с представителями байкерского клуба Сакраменто в их штабе, обсудить ситуацию и затем распрощаться и уйти - это можно было бы назвать встречей с партнёрами, если исключить то, что "партнёры" их никуда не звали, и в свой клуб гостей так просто не пустят; так что придётся действовать по старинке - выбить дверь, не постучавшись, и форсировать переговоры, подкрепляя слова тяжёлым предметом, если понадобится - в общем, вполне обычный трудовой день, только не для клерка, а для гангстера, хотя называется подобное и в офисе, и на улицах, одинаково: деловые переговоры.
- Будут умничать - вы прекрасно знаете, как использовать эти вещи с умом. Не будет большой беды, если пострадает что-нибудь из интерьера; только постарайтесь не задеть что-нибудь с той же символикой, что сверкает на их спинах - у этих дикарей это что-то вроде тотема. - Гвидо усмехнулся. Система байкерских клубов, наравне с большинством уличных банд, пользовалась системой "цветов", по которым любой мог различить друг друга издалека - как раз в противоположность им, Мафии, где иной соучастник мог не понимать, на какую именно Семью работает, до того самого момента, как эта Семья будет готова его принять к себе. Но это где-нибудь в Нью-Йорке или его окрестностях, или на родине самой Мафии - в Италии, где семей действует больше, чем число, до которого многие её представители умеют считать; в Сакраменто Торелли были монополистами на протяжении уже почти полувека, и само слово "Мафия" в этих краях было синонимом с фамилией основателей их Семьи. - И самое главное, постарайтесь никого не убить, если не будет крайней необходимости. Мы там затем, чтобы передать сообщение, а не объявить войну. - уничтожение клубной вещи, или уж тем более, чьего-то мотоцикла - это достаточно сильное оскорбление, но убийство означало войну - это правило было справедливо и для банд, и организаций рангом повыше. Надрать пару задниц - одно, но забить кого-то до смерти - это уже другое; при надвигающейся войне с Триадами не хватало только ещё больших смертей, тем более учитывая, что среди них сегодня капо и консильери организации. К слову, своё отношение к тому, что и Маргарита решила присоединиться к ним в этом крестовом походе, Гвидо уже выразил - но переспорить жену не смог. 
- Поехали... - оглядев команду последний раз, Монтанелли открыл дверь и забрался на переднее сидение автомобиля, рядом с Крис - открывать вечеринку сегодня предстоит ей, выбив передом Хаммера ворота клубной парковки. Изабель предлагалось в одиночку занять заднее сидение их автомобиля; Куинтон, Агата и Джозеф - идеальная троица - занимали вторую машину; Маргарита замыкала строй верхом на своём байке. Гвидо откинулся на сидении, наблюдая в зеркало заднего вида, как выстраивается парад...

Внешний вид

Выстраиваем очередь произвольно ;)

Отредактировано Guido Montanelli (2013-09-19 16:38:48)

+5

3

Внешний вид (вместо туфель - сапоги)

Настроение у меня не фонтан - особенно учитывая то, что  в очередной раз пришлось сцепиться с мужем, из-за намечающейся экспедиции. В этот раз против участия второго были оба. Я - считала, что ему еще слишком рано  в таких мероприятиях участвовать, он - вообще непонятно по какой причине попытался "уговорить" меня остаться дома. Не договорились. В результате вместо того, что бы ехать  с ним в машине, я чисто из принципа взяла свой мотоцикл - этакая соль на рану байкерам. Райдеры известны своим шовинистическим отношениям к леди-байкерам. Впрочем, я клубной никогда не была, но на спине куртки - свои "цвета" - сова, распластавшая крылья. Это тоже своеобразный вызов, но говорить об этом мужу - совершенно ни к чему. К тому, что он притащил в своем багажнике, даже не собираюсь прикасаться. Под курткой,  в специальных креплениях - короткий кнут с утяжеленной рукояткой, и верная беретта, спрятанная в кобуре - мне этого достаточно.
Звучит команда шевелить ластами, и надевая перчатки иду к мотоциклу. К мужу подходить не стала - сегодня я всего лишь одна штатная боевая единица, а значит игнорируем наличие бабы с ним в машине, его желание рисковать, и вообще делаем то, что умеем лучше всего - ждать. Выжидать своего момента, чтобы потом получить  все сразу и с дивидентами.
Завожу мотоцикл и пристраиваюсь в конце "колонны". Не убивать, не зацеплять, сдерживаться - такое ощущение, что мы в детский сад собрались,  а не к байкерам. Интересно, Гвидо хоть согласовал с Джованни подобный состав нашей группы? Все же риск велик - кроме стрит босса, в группе еще и капо, да и себя надо не забыть - как никак - консильери.

+3

4

Когда Белль уже сидела в самолете, который направлялся в Штаты, она пообещала себе одну вещь – не связываться снова с криминалом, научиться жить тихой и мирной жизнью, разводить комнатные растения и работать в каком-то магазине для начала. Но нет, куда нам такая мирная жизнь, правда? Как только девушка переступила порог своего нового дома и посмотрела на жуткого серого цвета стены, она тут же ощутила на себе их тяжесть. Пришлось сорваться с места и начать путешествовать, дабы хоть чем-то интересным себя занять. Около года девушка путешествовала по всей стране, и признаться, она в нее влюбилась. Знаете, в Штатах даже воздух другой. Ей все казалось пропитанным духом свободы, люди ходят с высоко поднятыми головами, в отличие от Бразилии. Так люди всегда знают свое место, в общем как и знают, что выше своей головы им даже не стоит пытаться пригнуть, а то можно остаться и без нее в итоге. Правда, Белль не такого типа человек, который смирно будет гнить в трущобах, зарабатывая мелочь пока есть разрешение это делать. Так что Америка, пожалуй, эта страна для нее. Тут она чувствует себя в своей тарелке.
Уже через год девушка забыла о том, что обещала себе не ввязываться в старые делишки, не связываться с байкерами. Да, она открыла свой бар, небольшой, но все как-то быстро раскрутилось. Она знает этот контингент людей, знает их прихоти и как с ними общаться. Все же, с 16 лет девушка жила в одной большой дружной байкерской «семье». За первым баром как-то само попросилось открытие второго, а уже после третьего, Изабелль было уже не остановить – она вошла во вкус. И вроде все шло гладко, даже слишком для такого бизнеса, но вот в Сакраменто она столкнулась с проблемами. Как ей казалось изначально – абсолютно мелочные проблемы – в любом городе найдутся подобные бары для подобных людей, вот только ее уже сеть всегда давила такие заведения. В Сакраменто получилось все наоборот. Как только она начала работать над тем, чтобы открыть бар – с ней тут же попытался встретиться какой-то мужчина. Пришлось согласиться, ибо он оказался слишком назойливым. Разговор не заладился сразу, кажется, как только они поздоровались, у них тут же начался конфликт. Просто, если собеседник начинает угрожать Белль – она тут же перестает быть душкой. Этот мужчина оказался какой-то шестеркой байкерской банды, которая уже имела свой клуб и не собиралась терпеть конкурентов. После этой встречи начались угрозы, несколько раз срывался ремонт помещения, что и заставило Белль приехать в Сакраменто, дабы лично курировать всем процессом. Ее работники откровенно начали бояться происходящего, так как разборки явно переходили на другой уровень, где пленных уже не берут. Но открытие все же состоялось. С большим опозданием, почти что на четыре месяца, а вы только представьте какие это убытки для Грин.
Дела после открытия кажется успокоились, но это оказалось всего лишь затишьем перед бурей, так как через неделю попытались устроить поджег. В этот момент в баре находилось еще несколько посетителей, была поздняя ночь, и двое ребят из персонала. Пострадала только девушка, работавшая официанткой, и это было последней каплей для Грин. Хоть бар относительно остался целым, но в какой-то момент девушка действительно была готова сдаться и послать этот город к черту вместе со всеми жителями. К счастью, ей посоветовал один старый знакомый, такой себе байкер-кочевник по имени Джо, обратиться к местной мафии. Причем видели бы вы его лицо, такое себе перекошенной от полного удивления, когда Джо узнал, что Грин ни сном ни духом о мафии в этом городе. Признаться, Белль была уверенна, что мафия давно уже изжила себя, вот только оказалось все наоборот. Через девушку механика, она вышла на так называемого «Уличного босса». Грин уже была готова к тому, что ей придется поделиться с чем-то с этими ребятами, так как это не бюро помощи от чистого сердца. Они потребовали взамен процент из дохода, достаточно терпимый. Возможно, лучше было бы забыть про этот город и свернуть свою сеть, но та жалкая банда просто задела гордость Белль, так что она была согласна платить мафии за их защиту.
Когда девушка узнала о том, что намечается налет, она только обрадовалась и попросила лично присутствовать на этом мероприятии. Нет, не потому что сомневалась в качестве выполнения работы. Она просто хотела отомстить за своего работника, который месяц провел в ожоговом отделении.
Увидев багажник набитый разными интересными вещами, которыми можно было хорошенько припугнуть этих ребят, Белль расцвела. Это напомнило ей первый налет банды в Бразилии. Доза адреналина щекочет нервы, и это пожалуй, лучше ощущение. Она выбрала биту – удобная вещь, которой она умела пользоваться. В Бразилии ей тоже постоянно доставалась такая вещь,  до тех пор, пока ей доверили пистолет. Девушка покрутила ее, рассматривая и оценивая баланс изделия. Идеально. Эта бита создана для того, чтобы сегодня она вписалась кому-то в зубы, ну или хотя бы в прилавок.
Грин не хотела вмешиваться в дела мафии или даже как-то комментировать установку главного. Этот мужчина по имени Гвидо внушал доверие и уважении. Именно уважение, а не страх. Да и все он говорил правильно – лучше не трогать их символику, но с другой стороны – они ведь так лучше поймут, что ребята тут пришли не битами меряться. Сев на задние сидение в машине, Грин сжала крепче рукоятку.
- Еще раз спасибо за эту услугу.

+3

5

внешний вид

Что ни день, так новое дело. А сегодня одно из таких, когда в качестве предупреждения придется пустить в ход кулаки вместо пары смачных очередей из автомата. Учитывая все проблемы и обязанности в автомастерской, свалившиеся на меня после резкого отъезда Алексы в Бразилию, которая еще и моего братца подключила к своим передрягам, я вряд ли бы стала принимать участие в разборках такого рода, если бы сразу не услышала, с кем придется “воевать”.
     Я называла их "Bandidos", этакой быстрорастущей криминальной угрозой, обосновавшейся в Сакраменто. Да и они так себя называли, являясь одной из сильнейших банд байкеров в Нью-Мексико, которым вдруг взбрело в голову образовать штаб и в Калифорнии, пытаясь устранить не самым мирным путем всех своих конкурентов. Во всяком случае, эта достаточно сильная группировка, включающая себя в число однопроцентников и распространившая небольшую сеть своих байкерских забегаловок, если их так можно назвать, которая уже взяла главенство и в Аризоне, теперь переключились на нас, с небольшими потерями в полста с лишним человек. Все бы шло отлично. Они никого не трогали и их никто не трогал. Да вот незадача, на их пути появилась Изабель Грин, развернувшая небольшой бизнес в виде баров для слета местных байкеров, которых почему-то это заведение заинтересовало больше. Но разве лидеры, задетые таким нахальством приезжей дамочки, могли это оставить просто так, да еще и когда эта самая дамочка не соглашается на их условия в виде сотрудничества или безоговорочного сворачивания своей сети? Естественно, в ее сторону последовала череда вполне серьезных угроз, которые проявлялись не только на словах. Ситуация возникла не из приятных. Именно о ней мне поведал один хороший знакомый, который и сам после нашей совместной стычки в баре Бандитов – об этом позже – не то чтобы перебрался в “Freedom”, но часто заглядывал туда. Хрен его знает, чем оно манило. То ли магия, то ли действительно чувствовалась та истинная атмосфера, какая должна быть в такого рода заведениях. Я была там только один раз и неслучайно – Джо притащил меня оценить интерьерчик, а заодно встретиться с владелицей, которая и рассказала мне подробности создавшегося конфликта. Ну а дальше пошло по цепочке: я, которой когда-то очень сильно и весьма необдуманно насолили члены угрожающих, естественно обратилась к Гвидо, он – к остальным, наверное, посчитав, что в случае успешного завершения дельца можно иметь нехилые денежные откаты. И вот собственно все те же борцы за доброе зло и справедливость здесь сегодня собрались.
      Пока Гвидо давал всем небольшие распоряжения, я жевала жвачку, проверяя Хаммер на элементарную исправность, которая в последнее время меня не радовала на управляемых мною машинах. Какой уже раз на дню я проверяю все технические характеристики? Наверняка сотый, но это моя работа, чтобы в случае чего мне по моей кудрявой башке не прилетело. Мои орудия “убийств” в виде кастета и гаечного ключа пока что покоились на водительском сидении, в то время как остальное разбирали присутствующие здесь люди, с которыми я уже успела поздороваться, переглянуться и перекинуться парой-тройкой шуточек. – Как мне тебя жаль, дорогой, - несмотря на то, что особых повреждений не будет, я все равно бережно провела по массивному бамперу брутального внедорожника, словно это живое существо. Проследив за троицей, Агатой, Джозефом и Куинтоном, упаковавшихся в другую машину, я забралась на свое место, привычными жестами выводя Хаммер на заданный путь. Встречаться взглядом с Монтанелли не особо хотелось, потому что внутри меня, хоть и не так сильно,  но до сих пор скребло некое чувство вины. Да, черт возьми, веди бы я полноценно ту работу, которая была предложена мне в апреле, может быть и удалось избежать этих побоев и больницы, в которой он оказался. Наверное, поэтому я так долго не решалась навестить его, как и перед делом в Лос-Анджелесе, так и после. Но не время долбить себя совестливыми мыслями о том, что надо было, а что нет.
       Так что вернемся к нашим баранам, то есть байкерам, дорога к месту сборища которых была не такой уж и долгой. За это время я успела брякнуть Гвидо что-то о делах Алексы, выкурить сигерату, эпически выплюнуть жвачку в окно и переглянуться с Изабель в зеркале заднего вида.  – Оу, поверь, они всех тут прилично задолбали. Так что ты стала отличным поводом, чтобы их осадить, - хмыкаю я недовольно, но это недовольство адресовано отнюдь не позади сидящей, а своим обидчикам. Всматриваюсь вдаль, видя на небольшом отшибе знакомое здание с не менее знакомой вывеской. – Лишь бы эти суки первыми пальбу не устроили, - привычка некультурно выражаться везде и всегда никуда не делась. – Все держатся? – с усмешкой спрашиваю на всякий случай, мельком глянув на босса, потом на даму на пассажирском. Вижу позади своей машины мотоцикл Маргариты, решившей окончательно и бесповоротно добить не только этих байкеров своим видом, но и мужа. Улыбаюсь невольно сама себе, мотнув головой. Ну а следом и фантастическая троица не отстает. – Оооокей. Значит действуем по моей любимой СКП, - с особым удовольствием от происходящего растягиваю слова, вжимая в пол педаль газа с намерением снести ко всем чертям преграду в виде ворот, которые, в общем-то, итак держались на соплях. – Эт значит смотри, куда прешь, - не сдержав смешка, запоздало объясняю я чайникам, красиво вписавшись и с характерным звуком снеся ворота и, ворвавшись на чужую территорию, давлю на тормоз. Что там остается сделать? Пожалуй, надеть на пальцы стальную пластинку спаянных колец и хорошенько сжать их в кулак, а во втором идеально зажать рукоятку разводного ключа и наконец-таки выбраться из салона внедорожника, изящно и наигранно громко хлопнув дверцей.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-09-18 18:37:13)

+3

6

Сумерки. Идеальное время, чтобы мафия могла выбраться из своих нор и пойти вершить грязные дела. Как там в знаменитой психологической игре говорится? Город засыпает, просыпается мафия… Правда нынешнее дело не обещает быть громким, скорее так, развлечение. Испанка это вообще расценивала как возможность развеяться и засветиться. Своеобразный пиар для Семьи Торелли, которая должна периодически показывать кто в городе хозяин. А показать это стоило небольшой шайке байкеров, которые считали, что у них слишком железные яйца.
Приятно было вновь увидеть Гвидо, который приходил в себя после реабилитации. И с Санчез, с которой был плачевный опыт пьянки. Да, наверно, у них лучше получается держать в руках винтовки, а не бутылки.
Остановившись на пять минут, чтобы разобрать оружие и перекинуться тройкой напутствующих фраз, все рассосались по автомобилям. Агата в качестве «пугалки» вооружилась битой. Бита в глазах испанки уже давно утратила свое отношение к спорту и служила ей защитой от воров или непрошенных гостей, аккуратно приставленная дома к стене. Похлопав биту в руке и мельком глянув на Куинтона. Без намеков, конечно, террористка запрыгнула в машину.
Джозеф был за рулем, Гуидони рядом. А Тарантино села сзади, молча, как всегда, следя за дорогой.
Впереди едущая машина, в которой сидели Гвидо, Крис и мисс Грин, пошла на таран, вышибая двери. Следом, скрипя колесами и выворачивая руль, чтоб заблокировать проход, поставил автомобиль Джозеф.
- Останься за старшего – с улыбкой говорит это Клинтону, выбираясь из автомобиля и хлопая дверью, чего Джозеф очень не любил, но ничего поделать с этим не мог.
Ребята-байкеры с агрессивностью смотрели на тех, кто осмелился бросить им вызов. Эти люди, как викинги, славятся своей силой и любовью выпить, но не умом.

ЗЫ

первой пост такой пост  http://imgs.su/tmp/2012-11-24/1353757210-517.jpg я не знаю что писать

+4

7

Обычный рабочий вечер. Только вот он был обычным для Куинтона и остальных мафиози, но вот не для среднестатического человека. То, что Куинтон считал обычным, остальные люди таковым это не считали.
Когда Гуидони услышал, с кем ему придется занимать машину, он покрявился. Вот с Агатой он бы вовсе не прочь был занять не только машину, но и кое-что еще, а вот с Джозефом Клинтоном... С той их первой и последней встречи к этому пареньку Куинтон чувствовал неприязнь. А почему, собственно? Не скрывая от себя самого, он знал, что ревновал к Тарантино. Сильно. А Джозеф был его врагом потому как проводил большую часть своего времени с испанкой и черт только знал, что они там вдвоем, отдельно ото всех, вытворяли.
Сегодня он не за место водителя. Редко когда такое было. Обычно Куин был и за рулем, и исполнял вместе с командой дела. Несмотря на то, что Гуидони любил вождение, сегодняшним вечером ему не очень хотелось быть за рулем.
Задумчиво наблюдая, что происходило на улицах города, Куинтон пытался настроиться на задании, а не на сексуальной пассажирке, сидевшей на заднем сидении автомобиля. Когда машина(наконец!) остановилась не по причине зеленого света светофора, а по приезду на нужное место, Куин, заслышав требовательный тон мамочки ака Агаты, усмехнулся.
- Да-да, Джозеф. Останься за старшего.
Захлопывает за собой дверь, рассмеявшись. Вот позлить Клинтона ему удалось впервые и итальянцу это ой как понравилось. Но ладно, не место шуточкам. Пора приступать к хладнокровной мести. Вытащив из авто биту - единственное, что пришло на ум мужчине, как средство отбивания и забивания, Куин посмотрел на Агату.

+5

8

Если честно, я всегда был за любую инициативу. И свою проявлял с большим удовольствием, особенно, если дело касалось крупных разборок. Таковые в Сакраменто случались нечасто. Если учесть тот факт, что официально в мафии я не состоял, для меня подобные мероприятия, которые способны были пощекотать кровь и вовсе были редкостью. Разборки в основном устраивал я, и получал от этого море удовольствия, а главное необходимую порцию адреналина, которой мне хватало до следующего срыва. В этот раз, срыв был не за горами и я откровенно скрипел зубами, лишь бы не сорваться в ближайшем баре и не натворить дел, от которых мне пришлось бы потом долго время прятаться. Точнее, прятаться от закона.
Закона я, правда, не боялся, именно поэтому с охотой принял входящий звонок от Гвидо, с которым у нас не так давно состоялся разговор по душам. Познакомились мы с ним некоторое время назад, на вечеринке с подпольными боями. Мужик оказался на редкость умён, дисциплинирован и выдержан. Я сразу пошёл с ним на контакт.

Сегодня я знал, зачем Гвидо мне звонил, и с ответом ему медлить не стал. К тому же, мне стали известны подробности и другие участники ближайшей заварушки, среди которых умело втиснулась и Кристина. Что греха таить, за маской безразличия во мне скребло беспокойство. Я волновался за карамельку. Зная её вспыльчивость и строптивость, за пеленой нахлынувшего энтузиазма и злости, она просто на просто могла пострадать. И я решил, что сделаю всё, лишь бы она осталась цела. Ко всему прочему в мои планы входило зарекомендовать себя перед Гвидо. Показать, что я чего то стою. Что собран в нужную минуту и на меня можно положиться безо всякого сомнения.
Сегодня речь шла о байкерах — отдельная для меня история, с которой когда-то, пусть не на долго, соприкоснулась моя жизнь. Байкеры — это отдельное сословие, сплоченная коалиция крепких духом и телом ребят, преследующих свои интересы. И интересы эти не всегда касаются мотоциклов, женщин и дорогих косух. Чаще всего они куда сложнее.

Я был готов к сегодняшней встрече. На парковке у дома меня ждал кислотно-зеленый кросс-байк Кавасаки, а в мой оборонительно-атакующий арсенал входили такие предметы как, тяжелая цепь — самый незаменимый и лучший атрибут для выбивания ездока из седла, вместе с ним в кармане покоился заострённый кастет, рвущий щёки на ура, а за поясом был спрятан кетлер и кокх. Пистолет. К огнестрельному оружию я прибегал только в самые критические для меня моменты, когда кулаками и головой уже нет возможности ничего решить. К тому же, по чести говоря, я дерьмово стрелял и боялся оружия, как огня, но каждый раз на серьёзные дела брал его с собой. Сегодня я решил не оставлять пушку дома. Что-то подсказывало мне, что она ещё пригодится.
Одет я был аккуратно и просто, а главное удобно для всех необходимых действий. Спортивная мото-куртка закрывала нагрудный защитный жилет. Толщина его пластин была небольшой и вряд ли она спасёт от серьёзной пули, но от мелкашки или ножа — вполне. Поэтому средствами защиты брезгать я не стал. На ногах всё те же дырявые джинсы и кроссовки вместо мотобот. В первую очередь я собирался драться, а для этого мне нужна была подвижность, которой в мотоботинках добиться было просто невозможно.

В назначенное время я покинул квартиру, по пути натягивая на морду защитную маску, а следом и шлем. Впереди у обочины меня ждал мой железный конь, претерпевший за последние пару лет несколько изменений. Теперь этот кросс рвал с места не хуже среднего спортача, обладал манёвренностью и, главное, прекрасной механикой движений. В общем, самое то, чтобы без спросу врываться на чужую территорию. Перед отбытием я отзвонился Гвидо и сообщил между делом, что пересекусь с ними на пути. Так и случилось. Спустя двадцать минут спокойной дороги, впереди себя я увидел колонну из известных мне машин. Колонну замыкал мотоцикл, за рулём которого явно была всадница. Судя по стройной спинке, обтянутой кожей. Я потянул вниз ручку газа и, набрав скорости, обошёл половину ряда автомобилей, вскоре поравнявшись с мотоциклистом впереди меня, пестря ярко-зеленым байком и шлемом такого же цвета. Я бы поздоровался, как положено, но время не давало этого сделать, как и ситуация в целом. Поэтому я только салютнул и пошёл вровень с мотоциклом. Дорога была недолгой, спустя десять-пятнадцать минут, мы свернули и впереди идущий хаммер (правильно ведь, я не ошибся) эффектно снёс ворота, защищающие чужую территорию. Я прибавил газа и, оторвав зад от сидения мотоцикла, легко проскочил прямо по воротам вперёд, тормозя своего железного коня в аккурат позади машины, судя по всему хорошо защищённой. Шлем я снял сразу, а вот маску оставил на лице. Она не мешала обзору и открывала только область глаз. Очень удобно. Как черепашка ниндзя, только наоборот. Плотно сжав зубы, я проверил в кармане наличие кастета и снял с плеча мотоциклетную цепь. Пришло время танцевать, котятки.

+4

9

Расположившись на жёстком сидении Хаммера, как на троне, и зажав свою трость между коленями, Гвидо смотрел на дорогу сквозь лобовое стекло. "Бандидос" - серьёзный мотоклуб, и ссориться с ними без особого повода вообще было опасным делом - при желании, подключив все свои отделения, они могли оказать вполне серьёзное давление даже на мафию; убивать эти парни умели, драться - любили. С организацией у них, правда, обычно было похуже, но силой эти байкеры всегда были серьёзной - на самом деле, Монтанелли предпочёл бы контролировать эту силу, или хотя бы часть её, а не противостоять, сотрудничество с ними могло бы принести Торелли большую пользу. Это ещё один повод не превращать их клуб в усыпальницу или костровище, не взирая на то, что Изабель они бы не пожалели - "Bandidos MC" ещё могли бы оказаться полезными, бизнес есть бизнес, и со всеми их делами в Аризоне - бизнес получился бы серьёзный. Откровенно говоря, Гвидо плевать было и на то, что они хотят возвести в Калифорнии - но в Сакраменто, на их земле, не их территории, эти бородатые отморозки в коже хозяйничать не будут. Да и Санчес, Алексе и остальным такое управство тоже впрок не пойдёт - вполне логично, что Бандидос откроют ремонтную мастерскую, или даже парочку.
- Это не услуга, мисс Грин. Мы стали деловыми партнёрами; то, что мы делаем - лишь первый шаг выполнения наших условий. - и демонстрация способностей Торелли, по ходу дела. Вторым шагом для условий партнёрства будет их доля в её бизнесе; а если мафия Сакраменто доли от этого бара не увидит - Торелли станут для Грин такими же Бандидос. Обратная ситуация, напротив, даст ей почву для того, чтобы открыть в Сакраменто, а может, и за его пределами, ещё несколько заведений под их "крышей". Каждый здесь делает бизнес... Впрочем, Крис права - и Монтанелли это отметил - ситуация Изабель была хорошим поводом для того, чтобы остудить их пыл; услугу они окажут не ей, услуга будет оказана всем тем, кому Бандидос так или иначе перешли дорогу - от последнего пьяницы, которому они когда-нибудь случайно набили морду в баре, до их прямых врагов в виде других банд или клубов - байкеры ведь и друг ко другу далеко не дружелюбны. В этом, кстати, заключается обратный ключ к успеху - надрав им задницу здесь, они могут получить поддержку в другом месте, в той же Аризоне, от тех, кто им противостоял. Санчес быстро училась - уже догнала своего брата. Всё-таки хорошо, что он взял их под крыло, пока кто-то другой это не сделал.
- Если устроят пальбу, мы знаем, что нужно делать. Но до этого момента - никаких пушек... - пусть все увидят их окровавленные рожи, а не мёртвые тела; иначе СМИ уж точно раструбят о новой войне - и статьи вполне могут стать её катализатором. - У меня для них есть ещё один сюрприз... ты его знаешь, кстати. - Гвидо кивнул на зеркало заднего вида, чтобы Санчес обратила внимание на другого мотоциклиста, подключившегося к колонне. Кто может быть более полезным в драке, чем тот, кто профессионально зарабатывает на жизнь боями? Естественно, он позвал Тайлера с собой. А вот Мигеля не стал, не желая сталкивать брата и парня Крис в одной машине. Между молодым человеком и братом девушки рано или поздно возникает ситуация, в которой у одного появятся вопросы к другому - насколько Миг и Тай к этому пришли, Гвидо пока не знал, но предпочёл бы дать им возможность пережить это без его присутствия и помощи - это уже их личное дело.
Хаммер эффектно влетел в ворота, оказываясь во дворе владений "Бандидос", следом во двое оказались Маргарита и Тайлер, обошедшие Джозефа с левого и правого бока соответственно, и позволив ему развернуть автомобиль, закрывая получившуюся брешь в укреплении, заблокировав парковку и путь для Бандитов к отступлению.
- Останься за старшего.
- Да-да, Джозеф. Останься за старшего.
Значит, Клинтон сегодня и останется на стрёме - отлично, им понадобится кто-то, кто сможет предупредить, если у байкеров будет подкрепление. Гвидо коротко кивнул всем троим, выбираясь из автомобиля, опираясь на свою трость, а к компании уже спешили местные аборигены, вопящие что-то возмущённое и оскорбительное, кто с калифорнийским акцентом, кто - с испанским. Первого же, кто добрался до Хаммера, Монтанелли приложил своей тростью по уху с претензией профессионального бейсболиста, и затем - вновь спокойно опёрся на неё, коротко взглянув, как парень в кожаном жилете летит к асфальту. 
- Не соизволите ли вы заткнуться на хрен?! - в хор голосов вписался и гнусавый итальянский акцент, с лёгкостью их перекрывший. - Уведомляю вас, джентльмены, что с этого момента сеть "Freedom" и любое её ответвление в Сакраменто находится под нашей юрисдикцией. Если кто-то захочет сжечь бар, избить сотрудника или помешать деятельности мисс Изабель Грин иным способом, пусть сначала обратится ко мне, чтобы я мог развернуть ему ноги коленками назад.
- Отсоси, pendejo! - выкрикнул один из байкеров - насколько мог судить Гвидо по количеству регалий на его жилетке, он был одним из самых главных здесь, хотя уверен не был.
- Как грубо. Крис, это тот парень, который тебя обидел? Он весь твой. - усмехнулся Монтанелли, перевернув трость набалдашником вниз, на манер клюшки. По-хорошему не получается - драки не избежать; на это и рассчитывали, впрочем.
- Бей этих макаронников, братья!.. - и шоу началось...

+6

10

Компания собирается достаточно оригинальная. Во всяком случае бровь я приподняла удивленно, когда к нашей колонне присоединился еще один мотоциклист - именно мотоциклист, а не байкер, к коим подспудно, я могла причислять и себя. Привычно здороваюсь и позволяю поравняться с собой - будь другая ситуация, я бы с удовольствием устроила бы гонки - и мужу нервы потрепать, и себе настроение поднять. Но сейчас - не до игр, просто запоминаю парня, что бы в дальнейшем уже без свидетелей предложить пару кругов по городу. Мужу не слишком нравится мое увлечение мотоциклами, но мое увлечение убийствами, ставшее из работы хобби, нравится ему еще меньше, и это хорошо заметно. Так что гонки он потерпит, особенно если сказать ему уже после заезда. Жмурюсь как довольная кошка, чувствуя как растет в крови уровень адреналина.
Хаммер останавливается в нескольких метрах от ворот территории "Бандитос"  - с интересом смотрю на строение и ворота, а я здесь, походу была, только не помню когда и зачем, видимо в один из своих приездов в Сакраменто в течение тех лет, что жила в Италии. Вспомнить бы еще зачем я тут околачивалась. Закрываю глаза, пытаясь прогнать про себя ситуации и заказы из прошлого, но не успеваю - хаммер сносит ворота, и я влетаю вслед за ним. Пока Гвидо рассказывает байкерам кто тут хозяин положения, забрасываю шлем в машину, и разматываю кнут - двор небольшой, и драться им нормально совершенно невозможно, но никто не мешает мне использовать рукоять. Наматываю кнутовище на руку, оставляя буквально полметра для замаха - тяжелый свинец в кнутовище сделает все что нужно, не хуже кастета, не давая противнику подойти слишком близко.  А при второй свободной руке, кнут может стать и гарротой - а уж этим оружием воевать меня учил тот, кто носит его название в качестве клички. С хрустом потягиваюсь, случайно вызвав в свой адрес не слишком лестные комментарии - впрочем словесно получили уже все, хотя Гвидо - явно больше других. А обижать моего мужа не позволено никому кроме меня.
Ну как и предполагала, бабы оказались самой интересной добычей для байкеров - почему-то женщины всегда кажутся более слабыми, но вот только ошибочка вышла - слабый пол оказался сильным потолком - учитывая, кого именно принесло сегодня на территорию Бандитов: киллер, бандерша, и бой-баба.
Первый подскочивший ко мне, получил  с налету по лицу тяжелой рукоятью - похоже отделался сломанным носом - второго вынесло от рикошета, но пришлось добавить с ноги. Меня дислокацию, наблюдая за происходящим одним глазом, вторым вылавливаю в толпе знакомое лицо - вспомнила! Приходиться пару раз еще дать кому-то по морде, прежде чем память восстанавливается полностью - башку сносит к чертовой матери. С диким кличем отпинываю ближайшего байкера, и не переставая отбиваться и нападать, пробиваю себе путь к тому кто невдалеке. Убийце моей подруги.

+2

11

Мне нравилось заниматься бизнесом. Всегда во всем я начинаю искать выгоду, на которой можно заработать неплохие деньги. Байкеры – эта та стихия, которая мне хорошо известна, люди, которых мне легко читать и причиной тому было то, что в этой среде я прожила несколько лет. Мне известна вся эта среда изнутри. На них легко зарабатывать, если знать подход. Ну а бары – это те места, где их душа действительно расходиться и не знает границ. Ну а мне не жалко, пусть гуляют парни, лишь бы моих людей не обижали.
Дела в Бразилии научили меня одной простой истине – всегда нужна заводить полезные связи. Автономную группу легче задавить, если у нее нет друзей. Такое произошло с той бандой в Бразилии, ее просто в один прекрасный момент начали прессовать со всех сторон. Сначала другие банды, потом копы, власти и другие серьезные парни. А ведь все могло быть намного лучше, если бы у нас были нужные друзья. Тут же я не хотела повторять ошибок прошлого, я сразу же обратилась за помощью к мафии, как только поняла, что эти парни тут заправляют всеми делами. Да и рано или поздно, они сами бы начали меня прессовать, требуя поделиться своим доходом. Так что  сложившаяся ситуация показалась мне удобным случаем для дружелюбного жеста. Конечно, процент, который они просили за свои «услуги» был не маленьким, но я готова была платить за подобные связи, ведь в этом мире бесплатным может быть только сыр в мышеловке.
Хаммер, направляющий колонну, красочно протаранил ворота, и это мне понравилось. А еще мне нравилось это внутреннее ощущение, будто я в своей тарелке. Да, я чувствовала себя сейчас как рыба в воде. Пользуясь случаем, мне нужно было насладиться полностью этой атмосферой. Когда Гводо напомнил мне о том, что это деловые отношения, в моем мозгу, который еще не полностью опьянел от количества адреналина в крови, тут же появилась идея о том, что если это дело окажется успешным, мы бы могли и дальше продолжить это партнерство. Черт, а ведь я ехала в Америку с мыслью о том, что выйду замуж за самого обычного американца и буду жить спокойной жизнью в двухэтажном домике, на самой безопасной и спокойной улице, в самом тихом городе. Хорошо, что эта мысль исчезла с первым моим шагом на американской земле.
Выйдя из машины, осматриваюсь и понимаю, что количество «наших» увеличилось. Это создает атмосферу безопасности, в общем, как и бита в моей руке. А еще эта бита добавляет уверенности. А уж как приятно этой самой битой кому-то разбить нос… Ладно, эти мысли мы оставим на потом.
Конечно, демократический способ решить проблему у нас сразу не получился. Да и байкеры не те люди, которые решают проблемы словами. Как только байкеры чувствуют приближающийся конфликт, в их головах остается место только для мыслей: «Бить», «Крушить», «Кровь». Ох, какие эти парни недалекие. И после этого меня еще спрашивают, почему я занимаюсь именно этим бизнесом. Да как тут не заниматься этим, если уровень интеллекта твоих клиентов где-то между «обезьяна» и «3-летный ребенок».
Как только я заняла свою место между людьми мафии, тут же почувствовала взгляд на себе из толпы. Меня узнали, ведь причиной всей этой потасовки оказалась именно я. Сжимаю крепче биту и радуюсь тому, что с этой вещью я справляюсь на ура. Как только на землю упали первые зубы, я отхожу на шаг назад и прокручиваю биту в руке, дабы не задеть случаем «своих». В мою сторону тут же кинулся какой-то тип, которому я сразу же врезаю живот, а после, крепче сжав обеими руками рукоятку, бью битой по лицу, представив его голову бейсбольным мячиком. Думаю, из меня получился бы неплохой игрок, если бы я не предпочитала бить людей. Слышу неприятный хруст, благо это не мое орудие, а чей-то нос или может даже челюсть. А значит можно продолжать. Второй «клиент» не заставил себя долго ждать. Бью его ногой в живот и сразу же размахиваюсь битой и бью снова по лицу. Осматриваюсь и вижу, как одна из «наших» девушек красно врезает байкеру, который повыше еще на голову и поздоровее раза так в три. И после этого попробуйте сказать, что женщины – это слабый пол. Ничего подобного.

+3

12

Если вспомнить март этого года, когда я весьма неудачненько провела время в этом заведении, едва не ощутив на своей собственной пуэрториканской шкуре прямые посягательства на свою жизнь, то желанию окровить морды этим мужикам в косухах сейчас не было предела. Я с удовольствием бы пустила по ним пару-тройку очередей из любимого автомата, как когда-то делала это в провинции Гильменд, да так, чтобы пули прошили насквозь, ну, или хотя бы под ноги – для острастки, однако устраивать самодеятельность и подставлять всех остальных было по меньшей мере глупо.
- Ты позвал Тайлера? – нахмурившись и бросив мимолетный взгляд в зеркало заднего вида, я вопросительно глянула на Монтанелли, едва заметно улыбнувшись и снова обратив взгляд на дорогу, словно меня это и не волновало. - Правильно сделал, - что тут дуру включать, ведь уже каждый второй знал, что мы с Катчером не только тачки вместе чиним и срубаем зеленые на улицах Сакраменто, оставляя за собой аспидные полосы тормозов. О да, что ни говори, а сюрпризом для меня это точно оказалось, учитывая то, что последний раз мы с ним виделись при ну “очень удачном” угоне автомобиля, после которого я пообещала заглянуть к нему в свободное время, да так и не пришла, захваченная рабочей рутиной и разгребанием дел, оставленных отчалившей в Рио-де-Жанейро Алексой. По крайней мере, ни его, ни меня не упекли за решетку, и это радовало.
- Черт возьми, да я просто жажду, чтоб они устроили пальбу, - фыркнула я, поправляя кастет, когда Хаммер только-только выбил ворота, а затем вышла из машины, закрыв глаза и разминая уставшие за день шейные позвонки. Затем оперевшись плечом о массивный перед побитого Хаммера, который жалко было лишь мне одной – ну правильно, не им же потом с ним ковыряться в мастерской – я окинула взглядом всех вовремя подоспевших вооружившихся соучастников в виде Маргариты, наматывающей свой кнут на руку, Джозефа, которого все командным тоном оставили на стреме, Куинтона и Агату, которых в последнее время все чаще стали видеть вместе, и Тайлера, которому одному из всех вся эта обстановка казалась уж очень знакомой и родной, словно он и не покидал свою бойцовскую клетку. Для полной картины маслом здесь не хватало еще одной парочки - сумасшедшей блондинки Ричардс и моего Мигеля, который недавно свалил в Бразилию на подмогу первой.
     Кучка байкеров, возмущенная вторжением чужаков, тоже не заставила себя ждать и активно заняла места напротив, выражая свое недовольство и яро плюясь слюной, пока их не заткнул Гвидо, рявкнув своим итальянским акцентом, что заставило меня в открытую улыбнуться. Эта и ряд других причин, скорее всего, и не понравилось их главарю, знакомство с которым у меня уже было ранее и закончилось травмами у пары его ребят, решивших завести со мной что-то большее чем треп.
     Стоп. Кто-то тут сказал “pendejo”? А вот это ты зряяя. - Icierra el pico! – зло крикнула я в ответ, мотнув головой. Ухмыляющийся и не верящий бабьей угрозе байкер и мякнуть не успел, как в его морду удачно вписался гаечный разводной ключ, который я крутила все то время в качестве отвлекающего маневра, пока босс с ними разговаривал. Этот инструмент оказался хорош настолько, что размозжил весь нос повалившемуся от такой внезапности противнику, которому я незамедлительно добавила носком грубого ботинка по ребрам.
      Подняв ключ, я и сообразить не успела, как так быстро развернулась вся эта бойня, превращающаяся с ударом каждого в кровавое месиво. Я теперь только и успевала, что отбиваться металлическими кольцами, надетыми на пальцы, а не налетать на кого-то другого. И если справиться с некоторыми мне удалось на “ура”, то вот дальше удача оказалась явно не на моей стороне, когда я почувствовала сильный захват за шею со спины. Мимолетный испуг дернул внутри, а тело начало отбрыкиваться, нанося совсем незначительные удары чужаку. Грубая пятерня передавила глотку так, что ключ непроизвольно вылетел из моей руки, пытавшейся достать до него позади, а перед глазами резко поплыло и вся эта кровавая картина начала смешиваться друг с другом. Да что ж вы все хватаете за шею! – хотелось крикнуть мне, а вместо этого земля уходила из-под ног, словно меня схватили за шкирку как собачонку и решали, куда девать. Перехватив сдавливающую глотку руку, я последний раз отчаянно двинула локтем второй руки назад и удачно попала под дых этой твари, однако чтобы окончательно выбраться из его цепких лап мне все ж таки умело кто-то помог, двинув по его башке. Надо будет обязательно сказать ему спасибо, когда вся эта херня закончится. Отбегая к Хаммеру, лобовое стекло которого уже разбито, встречаю своим кулаком лицо какого-то уже отмудоханного типа, который окончательно валится на землю, а я даю себе несколько секунд, чтобы откашляться и снова вернуться обратно.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-02 21:10:57)

+3

13

Разговор, который не отличался вежливостью, быстро перерос в потасовку. И, смешно признавать, но начал ее Гвидо, когда заехал своей тростью одному из амбалов по уху. Это выглядело действительно забавно, пока разъяренные байкеры не сделали шаг им навстречу, бросая вызов. Итак, сверим шансы… мафия против банды – перевес очевиден, да, и не стали бы Торелли идти на сходку, если бы был шанс просесть. Хотя, конечно, байкеры отвешивали удары еще те!
Началась та самая неразбериха, которой испанка опасалась. Вокруг нее царил бесшумный хаос, словно во время фильма отключили звук. И она сама – не больше, чем просто зритель. Но такое ощущение длилось не долго, пока какой-то долбоеб не захватил Агату за шею со спины. Мужчина был на две головы выше террористки, а с его силой имел над девушкой еще большее преимущество. Тарантино брыкается, вцепляется ногтями в его волосатую руку, но у того, видимо кожа как у слона. Но чем выше шкаф, тем больнее падать, так ведь гласит народная мудрость?
Агата отталкивается, пятится назад вслепую, и байкер, не заметив позади себя мотоцикл, заваливается на железного монстра, конечно же, ослабляя хватку. Теперь можно было без стеснения и жалости наносить этому гаду удары. Отбивать черным массивным берцем ему печень, ломать ребра. Выплескивать всю ненависть к миру на этого бедолагу весом в 120 килограмм. И уже почти не ощущаешь усталости, хотя всю ночь девушка не спала – скажем спасибо Куинтону. Входит в кураж, как сзади заносится рука.
Черт, Тарантино казалось, что она услышала как хрустит ее череп. Падает. Качается на руках и ногах, стоя на четвереньках. Колени и ладони уже все в грязи, но не это ее беспокоит. А головокружение и темнота перед глазами. Ей богу, будь она героем мультфильма, у нее над головой закружились бы звездочки и зачирикали птички.
Но это жизнь и она, кажется, еще жива и даже соображает – замечает краем глаза того придурка, что посмел оглушить ее, как рыбешку, и теперь готовится продолжить, видимо, мстить за своего отпизженного друга и его отбитую печень.
Черт, может ты сделаешь скидку на то, что я, мать твою, девушка?! Да, не леди, но все же…
Хотя, как считала Агата, женщин в мафии нет. Здесь нет разделений по половому признаку… ну, хотелось бы в это верить. Ты – либо член Семьи, либо ты никто. Наверно по этой причине испанка согласилась принять участие в сей балагане. Она всегда, при любом удобном случае, старалась доказать, что она Торелли. Она не испанка, не женщина, она Торелли.
Это как в русском советством фильме:
- Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы, кто хочет сегодня поработать?
- Я!

Пока ее рассеянные мысли вставали в нужное русло, а треск в черепе утихал, слишком наглый и смелый байкер не унимался: схватил за плечи и поднял, чуть ли не отрывая от земли. Оставалось только болтать ногами, но с такой силой, чтоб двинуть злодеятелю по яйцам. Уууу… кажется у кого-то не будет больше детей.
Оказавшись наконец на земле, чтобы никто не толкал, не пинал, не пытался отбить мозги, Агата, которая умудрилась при начале потасовки обронить свою дубинку, искала теперь спину, за которую можно спрятаться. Спине этой, кстати говоря, тоже нужна была помощь, потому что пока Куинтон расправлялся с одним бунтарем, второй собирался обрушить на его хребет гаечный ключ. Наверно, счастливый день у хребта Гуидони, потому как еще сегодня ночью итальянцу досталось китайской вазой от кого, как вы думаете? Правильно, от испанки. Ну, и в лучших традициях фильма «Мистер и Миссис Смит» - только я могу его бить – Агата напрыгнула на байкера со спины.

+6

14

Клянусь богом, это был мой день. Всё складывалось как нельзя удачно даже для моей нереализованной энергии, бьющей ключом через край. Всё моё внутреннее я буквально вопило о том, чтобы дать волю моим собственным физическим порывам. Нет, речь не о том, о чем вы наверняка подумали. Сегодня я был полностью готов махать кулаками так, как я это умею. По-настоящему готов. Это был не просто кураж и всплеск адреналина. Я был наполнен до краев неконтролируемой злостью, накопленной во мне за всё то время, когда я не смог реализовать свои порывы. Тогда я был обижен, разозлен и совершенно беспомощен, зато сейчас я был готов отыграться. Ну понеслась. Гвидо дал отмашку щедрым лещом тростью по морде бородача, снося его в сторону без шансов на ответную атаку. Всё время переговоров я стоял позади не_моего_босса, широко расставив ноги. В крепко сжатой руке покоилась мотоциклетная цепь. Такой частенько сбивают наездников из седла на скорости эдак километров двести в час. Вы можете себе представить эффект от такого падения? Впрочем, никого сбивать из седушки я не собирался. В мои планы входило разве что душить. К выполнению плана я преступил, стоило только Гвидо треснуть партнёра по диалогу тростью.

Врываться в драку ногами вперёд — это самая большая ошибка любого задиры, решившего поучаствовать в бое стенка-на-стенку. С бурной юности, я понял, как это вредно для себя самого. Если ты не Чак Норрис, то скорее всего удар ногами вперёд не пройдёт, а ноги будут ловко захвачены и использованы в своих целях, как собственно и получилось в этот раз, но на сей раз не со мной. Жилистый парень, в тесной, пыльной косухе, ушитой эмблемами клуба вылетел ногами вперёд мне на встречу. Пара нехитрых телодвижений и оппонент удачно приложен спиной к асфальту, в то время как его собственные ноги зажаты у меня под руками. Барахтаться смысла нет. Я молча наступил противнику ногой на горло и повернул, выворачивая кадык. Минус один. Через часок-другой может и перестанет блевать и встанет, но говорить не сможет ещё долго. Вторую жертву выбрать я не успел, потому что в поле зрения попалась Санчез. Нет, я прекрасно знал, что она будет здесь и будет одной из первых, но я не рассчитывал, что придётся переживать...за неё. Или как там это у людей называется? Без разницы.

Карамелька попала в плотные тиски из толстенных, крепких и весьма волосатых рук плотного мужичишки, головы на полторы выше неё. Самец, больше похожий на гипертрофированного самца шимпанзе, крепко придушил Санчез, придав её лицу не слишком естественный, синеватый оттенок. Я хрустнул собственной челюстью, прищурился под тесной мотоциклетной маской, скрывающей моё лицо и двинул в их сторону. Впрочем, если бы меня не оказалось рядом, Крис сумела бы выбраться и сама. Но я решил поприсутствовать в качестве небольшой компенсационной помощи, ударив нападающего на Санчез мужика прямо по темечку. Точный, короткий и не размашистый удар отвлёк его от хватки и ослабил её. И тут то моя смуглокожая не заставила себя долго ждать. Вывернулась, как кошка и встала на лапы, не задерживаясь с местью в адрес бородатого детины. Я лишь отступил на два шага назад, пытаясь не попасть под горячую руку и расправил цепь. Этого сукиного сына, я уж точно не упущу. Растащив звенья мотоциклетной цепи я ловко накинул их на шею обидчику ровно в тот момент, когда Санчез потеряла к нему интерес, хорошенько отмудохав последнего по почкам. Изрядно побитый мужик не ожидал от меня такой прыти, посему лишь нелепо замахал граблями, когда цепь оказалась у него на шее. Мне лишь оставалось держать её крепко и уворачиваться от махов руками и попыток выбраться, которые, надо заметить, были довольно отчаянными. Разница в размере и весе усугубляла в моём случае мои же попытки, но цепь я держал крепко, а мужик оголтело булькал, широко раскрыв глаза-блюдца и пытался сгрести меня в охапку или просто выволочь из-за спины, изображая широкие хватательные жесты руками. Прыть его я поумерял, жестоко ударив стопой в колено сбоку. Сначала в одно, а вот потом во второе, заставляя мужичка сесть на коленки «крестиком» и завыть. Я только сжал цепь и стиснул зубы, вспоминая, что Гвидо не рекомендовал убивать. Да и мне это было нужно меньше всего. Я подумал ещё секунд тридцать, отключая мужика и ослабил цепь. Захотел бы, сломал шею, да не сделал этого. Моя внезапная храбрость породила довольно неприятную способность именуемую рассеянностью. Увы и ах, я страдал этим, когда чувствовал себя «на коне». Отвесив ещё несколько жестоких ударов попавшимся под руку недоброжелателям я расслабился, лавируя между дерущимися между собой группировками в поисках очередной жертвы. Жертва сама нашла меня появившись за спиной с тонкой проволочной заточкой. Такая сразу явно не убьёт, но покалечить может сильно. Уж не вдавался я в подробности, чем бил меня мой противник, но то, что он всадил заточку на пол ладони в меня, в районе селезёнки, так это точно. Я дёрнулся, чувствуя, как что-то острое прошило мне куртку и плотную слиску и тихо взвыл, в попытке вырваться из «объятий» байкера, который решил подсластить свою месть захватом со спины за шею. Одна его рука крепко сжимала мою шею, вторая — держала заточку в боку.

- Сукатвоюмать...! - На одном дыхании прорычал я, напрягая челюсть, чтобы не пропустить предплечье к горлу. Дёрнулся вправо, влево, насаживаясь на острый шип и расшатывая при этом моего соперника. Зажмурился. Шумно втянул носом воздух, справляясь с сильной болью в боку. Проехали. Открыл глаза, рванул голову вперёд в сторону сгиба, ослабляя захват и каким-то чудом вырвался. Мой противник, видимо, не ожидал от меня такой прыти. С заточкой, оставшейся в боку, я развернулся, всаживая в резкий удар раскрытой ладонью всю силу, которую только мог собрать в одну конечность. Под ударом ребра руки нос моего противника съехал так, словно всё его лицо было лишь тканью, которая слегка исказилась под напором внешнего фактора. Им, к слову, был я, успевший пропустить ещё пару ударов от второго, подоспевшего брата в коже. Я разве что успел вытащить из себя проклятое шило и выбросить его в сторону. Истекания кровушкой будут потом, как и удаление селезёнки наверняка, но уж точно не сейчас.

+3

15

Куинтон, будучи молодым бандитом, не имеющим за своей спиной опыта и даже представления о криминальной жизни, шел на страх и риск, все же волнуясь, мысленно задавая себя вопросы: "а сможет ли он убивать, воровать, отключив чувство жалости, эмоции, губящие людей?". Тогда был страх, причем необоснованный. Это "зеленым" он воровал и думал, что он совершал что-то по истине ужасное. Спустя лет десять, а может чуть больше, Куинтон удивлялся своей наивности, ведь именно сейчас ему приходится иметь дело не с такими пустяками, как кража ценных вещей, бумаг, а более серьезных и значимых - убийство, наставление на путь неправильный, многое и многое, о чем Гуидони в свои года даже не представлял столкнуться. 
Ни дня без приключений. Ну все же лучше, когда ты занят работой, а не чем-то другим. Не успев опомниться и толком схватиться за биту покрепче, так на итальянца наваливается здоровенный мужичище, рычащий что-то о правах и о их землях. Постой-ка, дружочек, получи-ка пирожочек. Куинтон уклоняется и, когда некое подобие человеко, согнувшись, распяв свои объятия, летит вниз, на земь, Гуидони обогревает того палкой. Да так, что викинг, назовем "нечто" так, издает странные звуки, вместе с тем отхаркиваясь кровью. Фу. Ладно, проехали. Нет-нет! Проехали по спине битой еще раз, чтоб наверняка оставить после себя "хорошие" и "светлые" воспоминания о себе у этого придурка. 
Придется задаться лирическим вопросом: "а был ли этот амбал придурком или нет?". Потому как он, схватившись за ногу Куина, потянул ее на себя, так, что он полетел за ним на асфальт, стукнувшись башкой. Ну и силенки у них, не хворай! 
- Отпусти меня! - рычит Куинтон. Навалившись весом на капореджиме, мужик кричит ему невнятные слова, а у Куина перед глазами все плывет и ему начинает казаться, что земля под ним крутиться. Получает удары от сего недоразумения. Чувствуется, будут синяки. Весь побитый и никчемный, Куинтон выставляет кулаки куда-то вперед, по инерции, как по груше, старается попасть в мелькающее светлое пятно. Слышит странные стоны. Понимает, что попадает точно в цель. И даже не чувствует боли. Кулаки избиты в кровь, лицо его противника наверное превратилось в месиво. Оставив идею о кулаках, итальянец старается нащупать что нибудь чем бы стоило защититься. Нащупывает булыжник. Все как в тумане. Замахивается, закрывает глаза и ударяет четыре раза, чувствуя, что первые два попадал мимо, а вот последние в точности прямо в бошку. 
Его недруг умер или потерял сознание? Патлатый орет, гневается, пока и вовсе не заваливается на другую сторону. 
Гуидони поднимается с трясущимися конечностями на ноги, харкаясь кровью. Сзади к нему подбегает мужик, а итальянец, наклонившись, хочет схватить биту, оставленную на земле. Мужика, бегущего на итальянца, опережает испанка и, залезая на него, отвлекает. 
Нужна помощь... Пока, закрывая глаза врагу, Агата крутилась на нем, Куинтон, обернувшись к парочке, замахивается и ударяет байкера по печени, после уже в живот. 
Нет, с такими мразями Куинтон знаться не хочет. От них, во-первых, воняет навозом и пивом. Во-вторых, их интеллект значительно отстает от простой табуретки. В-третьих же, Гуидони не настолько силен чтобы воевать с тушей наподобие их. 
Сегодняшним вечером у него нет сил на потосовки и драки. Причина? Причиной являлась Агата Тарантино. 

+3

16

Сила - единственное, что хорошо понимают ребята вроде них; что, впрочем, и неудивительно, учитывая, что огромную часть своей жизни они проводят, устраивая драки, причиняя ущерб, устраивая секс-марафоны с самками своего вида, а кое-кто - и тягая металл в качалке - вся их жизнь построена на применении силы так или иначе. Но важен один момент - сила никогда не бывает без направления, и вполне может оказаться так, что направление не было правильным - это и привело к тому, что пути "Бандидос" и Семьи пересеклись во дворе их клабхауса. Хотя сила - это универсальный аргумент, понятный абсолютно любому, особенно в криминальном мире, что внизу его, что в самом его центре - и если хочешь что-то сказать, чтобы быть услышанным - лучше убедись, что подкрепляешь слово пистолетом; кажется, ещё Капоне примерно так сказал. Ну, или можно подкрепить их битой. Если не хочешь, чтобы твой голос услышало слишком много народу. Всё-таки двигаться надо с умом - у силы есть не только направление, но и последствия. Раны залечиваются - но на смену мёртвым солдатам всегда приходят другие.
Ключ Санчес незамедлительно летит в рожу её обидичку, и через секунду Гвидо уже оказывается посреди настоящей бойни, осознавая, что причиной её стал сам; впрочем, уж чем его точно не испугать - так это мясом, кожей и металлом, всего этого даже в гражданской стороне его жизни, той, что работала на мясокомбинате, было вполне достаточно - разница лишь в том, что телячьи и свиные туши, которые он обрабатывал там, не сопротивляются и не матерятся в ответ. Но и они кричали когда-то - откуда-то ведь они поступают на комбинаты...
Монтанелли выходит из эпицентра драки, занимая позицию с её фланга - в очаге ему, хромому, немногое светит, зато теперь ему видно всё поле действий; пожалуй, надо было позвать побольше людей - не думал, что этих кожаных мячей с бородами здесь будет так много.
- Держи их на мушке. Увидишь, что кто-то из них достал ствол - стреляй первым!
- крикнул он Джозефу. Вот теперь, под присмотром единственного пистолета, шансы на то, что не будет пальбы, немного подросли. В драке у них семерых больше шансов, чем в перестрелке - но если каждый из Бандидос достанет по огнестрелу, уже через пару секунд у них в клубном здании будет семь трупов, восьмой - у его входа, за изрешеченной пулями машиной. 
Теперь каждый из Торелли был при деле, кто-то даже успел уложить и не по одному перекачанному недоразумению, кои получили небольшое подкрепление из дверей самого клуба, где, видимо, отдыхали остальные Бандидос; глядя на поле боя, и Гвидо чувствовал прилив адреналина, которого не ощущал уже довольно давно, и искал, на кого бы из байкеров его выплеснуть. Искать долго не пришлось - один из них его нашёл сам очень быстро, выйдя последним из дверей клуба и занеся бильярдный кий для удара. Уйдя от атаки, опираясь на здоровую ногу, Монтанелли удостоил его ударом с локтя по копчику в награду, и, выпрямившись, сделал ещё один удар, когда тот развернулся, заставив байкера почувствовать вкус рукоятки его трости. Недостаточно сильно - противник выронил кий, но сам остался стоять на ногах, лишь покачнувшись, но выпрямившись, самоуверенно ухмыляясь разбитой губой.
- Зря ты ввязался в драку, калека...
Тонкое основание трости тяжело было не почувствовать даже сквозь толстую кожу жилета и брюшные мышцы, байкер заткнулся на полуслове, инстинктивно схватившись за живот в районе расширенной алкоголем печени, и тут же получил по голове ещё раз - на этот раз Гвидо исправил ошибку, вложив в удар достаточно сильно, чтобы асфальт доделал то, что не смогла бы исправить ни его трость, ни матушка-природа. Плюнув кровь напополам со слюной, байкер потянулся за кием, но рука была остановлена каблуком Гвидо, создавая достаточный упор для того, чтобы он мог поиграть в гольф, где клюшкой будет его трость, а мячиком будет коленная чашечка.
- Теперь ты тоже будешь калекой. - вой байкера на секунду перекрыл шум всей драки, но тут же утонул в нём, вписавшись в общий хор - противник схватился за ногу, а Монтанелли, перешагнув через него, направился дальше, и едва не запнулся о окровавленную заточку, буквально вылетевшую ему под ноги, и тут же развернулся в ту сторону, откуда этот предмет летел.
- Тайлер?.. - судя по тому алому пятну, что выступило на боку его куртки, кровь, которой окрасила асфальт заточка, принадлежала ему. И хотя один из тех, благодаря которому она там появилась, сейчас безуспешно пытался поставить нос на место, бойфренду Крис всё равно не помешала бы помощь. Парень, который бил его, упал на колени, получив тростью по ногам сзади, словно уже умолял о прощении; но слова были явно чем-то другим - хотя тяжело было разобрать, что он говорит, потому что кадык его оказался прижат той же тростью. - Живой? - не обращая внимания ни на сдавленную ругань, ни на попытки байкера освободиться, Гвидо продолжает прижимать его горло, оглядывая Тая, а заодно и поле их боя, на котором валяется всё больше тел в коже и джинсе. Агата катается верхом на ком-то, пока капо западной стороны добавляет коррективы в его внутренние органы; Крис только что добила кого-то; Изабель, чьи боевые навыки ему были интересны больше всего, прекрасно справляется; его жена и вовсе оставила целый след за собой, пробиваясь куда-то... - Постарайся не истечь кровью. Мы скоро закончим.
Гвидо нажал большим пальцем на болевую точку шеи байкера и ослабил хватку, когда тот потерял сознание.

+5

17

Молча дышу, пытаясь  выравнять происходящее - бой похож на избиение младенцев - нас семеро против толпы байкеров, но каждый из нас - если не убийца, то очень близок к этому состоянию. Но мне сейчас на все плевать - черная пелена ярости начинает застить глаза - перед ними все плывет, превращаясь в странную смазанную картину в стиле Пикассо. Одно время над моей кроватью в доме Атинонио висела картина этого гениального итальянца "Постоянство времени" - там такие расплавленные часы, и сейчас я чувствовала себя подобными часами - мысли стекали по желобу сознания куда-то вверх, оставляя странное ощущение недозавершенности. Выдыхаю, и сжимаюсь всем телом, когда очередной урод, становящийся на моем пути к мести, попадает под тяжелый удар рукояти кнута - взяться за нее я уже вряд ли смогу - побрезгую - она уже вся в крови и еще непонятно чем. Не хочу задумываться.
Сестринство среди женщин на мотоциклах очень крепко. Это возможность поддержать друг друга, возможность почувствовать себя нужной в своей компании. И никто никогда не задает лишних вопросов. Об этом правиле мы пожалели уже на похоронах, когда поняли, что наша сестра связалась не с тем, и не там, став легкой добычей для того, кто считал своим правом убить женщину просто ради развлечения. Того, кто стоял напротив меня сейчас ухмыляясь, а через мгновение - скрылся в дверях какой-то небольшой постройки. Ну уж нет, отпустить его я не могу себе позволить. Быстрый взгляд вокруг, отмечаю что  всем не до меня, и в следующее мгновение оказываюсь в небольшой захламленной мастерской.
- Что шлюха, прибилась к макаронникам? - Голос неприятно бьет по ушам. Нас никто не знакомил, но я его знаю, на свою беду. Но не знаю тех четверых, которых он вытащил себе на подмогу. Громко хлопает дверь за спиной - нет, я не уйду, пока не заберу его сердце чтобы после оставить его на могиле Герды. - Отъ**ите ее, братья... - Ошпаренной кошкой взлетаю на стол, на подмогу кнуту в руке сверкает кинжал.
- Balliamo? - Ухмыляюсь, делая несколько призывных движений бедрами. Знаю как смотрюсь  со стороны - растрепанная, окровавленная, в черной коже, с садиной на лице, и огромными разъяренными глазами, наполненными черным безумием. Возможно, я не привыкла к близкому бою, но это не отменяет законов мести. Потанцуем?
Рукоять со свистом ломает череп первому же "партнеру", слышу как уходит куда-то тот из-за кого началась эта свистопляска. Морщусь - но на мою шкуру претендуют еще двое. Резко разворачиваюсь и цепляю рукоятью второго, и почти сразу скатываюсь на пол со стола - самый крупный из моих противников наконец додумался попытаться перевернуть стол - ну что же, мои пятьдесят килограмм ему вряд ли помеха. И почти сразу вонзаю ему нож по самую рукоять в бок, снизу. Туша валится на бок, цепляя мою больную ногу, взвываю раненной кошкой и получаю тяжелым ботинком в лицо. Хорошо по касательной, иначе Гвидо бы досталась кривоносая жена. Кажется он расшиб мне бровь, да и уже раненной скуле досталось еще.  Из оружия остался только кнут, и еще нож  в сапоге, но его еще достать надо. Меня перехватывают за талию и начинают сильно сжимать, сквозь кровавую пелену вижу летящий  в лицо кулак, с трудом разворачиваюсь и вонзаю шпильку в ногу держащему меня - хрен вам! Перехватываю рукоять, уже не замечая в чем она там, и с размаху врезаю по виску третьему красавцу. Слышу звук заводящегося байка и сатанею. Нет, так просто я его не отпущу, он мой!
Короткая драка с четвертым, странная какая-то, но без серьезных увечий, а потом, дело техники оказаться на его спине, и буквально врезать  в его шею кнут, с трудом вытаскивая его  из не шевелящегося, брызжущего кровью тела. Пытаюсь отдышаться,  и слышу как отъезжает мотоцикл, видя спину той твари, что забрала жизнь моей сестры. Кажется, я вынесла дверь плечом.  У кого перехватила нож - не помню,  но шуганула его над толпой, с каким-то удивительным ощущением злости попала в спину того, кто пытался покинуть территорию. Он  с ошеломительным шумом, но как в замедленной съемке врезался в ворота... Заводится и вылетает таки в ворота.  В каком-то темном сознании вижу свой мотоцикл и буквально взлетаю на него, заводясь почти с места - упустить его я не могу. Он мой!

+2

18

“Больше агрессии!” – эти командные слова, наверное, никогда уже не удастся выбить из головы. Стоит только вспомнить обучение, когда во время тестов инструкторы врубают тебе на полную громкость тяжелый рок, швыряют в твою голову теннисные мячики или стреляют прямо в лицо из водяных пистолетов. Не спорю, первое время хочется кричать, а потом привыкаешь и втягиваешься, с удовольствием огревая прикладом врага в какой-нибудь горячей точке. Да что там, мои мозги после военных событий до сих пор еще не на своем месте, а если еще учитывать некоторые следующие за службой нелицеприятные моменты, то чувства сожаления и совести так вообще в пепел сожжены.
     Мне потребовалось около полминуты, чтобы откашляться и хоть как-то вернуть естественный цвет своему лицу, которое мгновение назад было синим из-за сдавливающих глотку лап какого-то верзилы, получившего по темечку метким и сильным ударом блондина. Как же он вовремя, черт возьми! Я спешно огляделась, оперевшись ладонью о боковую часть внедорожника. Пелена крови, бежавшая из рассеченной правой брови и противно заливающая глаз не давала возможности как следует разглядеть всех в разразившемся побоище.
      Рукопашки в последнее время я не очень-то любила, после них обычно все тело в ссадинах, а костяшки сбиты в кровь, а это не айс, когда на следующий день надо ковыряться в машине. Другое дело – мешок пуль и дробовик. Так кровь красивее брызжет по сторонам. Но раз уж сегодня все бабы решили показать себя супер-героинями, то пора и мне поправить металлические кольца на пальцах, взять разбег и как следует вломить вон тому бугаю, который начал подниматься на ноги. Хватаю с земли чью-то выроненную ранее биту и прикладываю большим ударом по ногам второго друга, решившего со мной справиться своими массивными ручищами, как крыльями ветряной мельницы.
     Оценивая взглядом всю эту картину маслом, я бросаю взгляд на Гвидо, который в свою очередь приковал свое внимание к нашему главному бойцу по имени Тайлер. Смотрю и сама на того, через секунду понимая, что он ранен. Я дергаюсь, сжав в руке биту, дабы рвануть в то место и избить того урода, какой посмел это сделать, но в это же время чьи-то руки хватают меня за ноги и валят на землю, из-за чего я смачно встречаюсь носом и подбородком с землей, не успев подставить руки. Взвываю, надеясь, что носовая перегородка осталась целой. – Ублюдок! - выплевываю я, пиная грубым носком ботинка по его лапам, после чего сманеврировав, подскакиваю на ноги и бью по его ребрам, чудом уворачиваясь от какого-то другого байкера, поваленного кем-то из наших. Оу, это определенно кто-то из женщин его повалил. Агата. А каким ударом! Террористка сегодня на высоте.
– Тачку заведи! – махнув рукой, выкрикиваю я оставшемуся на стреме Джозефу, пока на мои слова никто не обращает внимания. Затем снова смотрю на Монтанелли, мотнув головой в знак того, что пора прекращать это и оставлять свое последнее слово за нами, а не устраивать здесь черт-те что. – Мы вроде сюда не фарш делать приехали! – цежу я сквозь зубы, оказываясь рядом с боссом. Я злюсь. Безусловно, я сейчас готова перестрелять их всех к чертям, да только подставлять себя и своих коллег не желаю: один выстрел и копы будут здесь. Вместо всего этого рву к Хаммеру, заводя мотор, хватаю с заднего сидения еще один гаечный ключ, который тут же отправляется в шею того, кто сейчас надвигается на истекающего кровью Катчера. – Полежи, сука! – грубо выпаливаю я повалившемуся уроду, добавляя пару-тройку ударов ботинком. Оглядываюсь взволнованно на Тайлера, молча стирая выступившую кровь со своего подбородка, которым прорыла землю чуть ранее. Спрашивать у блондина, в порядке ли он, сейчас нет никакого смысла. Во-первых, я сама вижу, что нет. Во-вторых, он никогда этого не скажет. Вместо слов молча киваю в сторону машины. Какой блять ему сейчас бой?! В могилу себя собрался свести?!
      Понимая, что это никогда не кончится, если босс не даст на то приказа, я недовольно зыркнула на Гвидо, затем по сторонам, прихрамывая к внедорожнику и наблюдая за тем, как Марго рванула на мотоцикле за каким-то байкером.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-12 20:44:01)

+3

19

Перед глазами мелькают лица со злой гримасой. Перед глазами проносятся люди, желающие выжить, желающие убить. Агрессия витала в воздухе. В воздухе пахло кровью. И не разобрать чьей: твоей, его, твоих врагов, друзей.
Нет, все должно было быть не так. И то, что дела пошли непредвиденно, чувствовали все.
Кое-как отойдя в сторону, чтоб больше не попадаться под удары, испанка стояла, сжав губы.
Тайлер лежал на земле, рядом с ним Гвидо. Что-то кричала Санчез. А Марго опять сбежала, как было и во время ограбление казино.
Казалось, что все готовы биться до конца. Только вот Тарантино не подписывалась на это. Не будет никакого спокойного вечера.
Бежит в сторону автомобиля, где сидит Джозеф.
- Дай – забирает у парня ствол и, сделав пару решительных шагов вперед, снимает пистолет с предохранителя. Поднимает руку и без промедления нажимает на курок.
Звучат два выстрела в небо. Никто не убит, зато все отвлеклись от своих важных дел по набиванию друг другу морды.
И сейчас важно было просто уйти, чтоб байкеры не похватались за пушки. Хотя, они и сами не рады, что ввязались во все это.
- Уходим – кивает, возвращаясь к автомобилю. Надо очистить территорию до того, как полиция явится на звонок, сообщающий о драке, и о двух выстрелов.
Пока Гвидо и Куинтон помогают Тайлеру подняться и пройти к хамеру, террористка стоит и выглядывает, чтоб байкеры не сорвались с места и не накинулись на них в последнем рывке. Но те даже не собирались, а значит, не так глупы, как Агата сначала подумала.
Словно после кровавой битвы, каждая сторона забирает с поле боя своих раненных солдат, помогая покинуть эту войну.
Куинтон возвращается к машине, вытирая кровь с лица, хотя все это зря – его руки также испачканы багровым цветом.
- Идем – и, перед тем как сесть к Джозефу, кивает Монтанелли в знак удачи. С Катчером все будет хорошо, главное успеть. Но от нее и Гудони сейчас помощи все равно никакой, так что их машина отправляется к дому.
Клинтон давит на газ и авто срывается с места. И они ни слова не скажут друг другу за время этой поездки, только станут, как драные коты, зализывать раны и сетовать на дурную ночь и грядущий неспокойный сон.

+5

20

Точно не помню, как я оказался на земле. За всей этой суматохой и благодаря острой заточке в боку, я совершенно отвлёкся от происходящего вокруг. Перед глазами сцена бойни, развернувшаяся на чужой территории превратилась в один расплывчатый мазок масляной краской, в которой было до десятка различных оттенков. Всё постоянно двигалось, сопротивлялось, резко смещалось из стороны в сторону. Как то сам того не понимая, я опрометчиво остановился посреди поля боя. Передо мной лежал мой обидчик с сломанным носом, который вряд ли удастся окончательно восстановить после точного удара ребром ладони под нос. Стоило приложить чуть больше силы и байкер вряд ли смог бы встать на ноги. Удар такого типа смертелен при стечении определенных обстоятельств. Вокруг кружились Торелли. Каждый был занят своим делом, но в тоже время пытался прикрывать спину своего соседа. Слаженные, отработанные действия. И пускай всем прилично досталось сегодня, ребята были достойны уважения. Я же, как и свойственно человеку, теряющему кровь, медленно «поплыл». Со стороны я напоминал болеющего гриппом несчастного, бледный, мокрый и неестественно осунувшийся. Виной тому была глубокая рана от самодельного лезвия, валяющегося теперь где-то в стороне. Её я затыкал пальцами, как мог и просто стоял, осматриваясь по сторонам. В таком положении я провёл не долго. Услышал скрежет в своих ушах и картинка перед глазами резко потемнела, а потом предательски взметнулась вверх. Это из-за неё ослабели ноги и я был безупречно отправлен в нокдаун внезапно подвернувшимся байкером. Защититься от удара я просто не мог. И вряд ли потом я смогу простить себе эту оплошность. Когда дело касается оружия — тут я проигрываю. Единственное оружие, которое у меня есть — это кулаки. Но они не идут ни в какое сравнение с холодным и огнестрельным. Первое было использовано в качестве наглядного примера на мне. Недоглядел, открылся и получил тычок, лишивший меня почти пол литра крови. Будет ещё столько же, если я благополучно пролежу здесь до сумерек.

Перед побледневшей картинкой пасмурного неба возникла небритая морда, совершенно мне незнакомая. Обладатель невыразительной рожи хищно улыбался, едва удерживая слюну во рту. Я бы, наверное, не смог дать ему отпор и получил бы сверх меры, но к моему удивлению, рядом появился тот, кого я меньше всего ожидал увидеть. Перед глазами мелькнуло что-то чёрное, с мраморными и титановыми вставками. Оказывается, это была трость Гвидо, которую он умело пустил в ход на этих разборках. Улыбающаяся рожа исчезла и теперь я только видел спину Монтанелли, затянутую в дорогой пиджак и слышал возню на щебёнке. Избивание младенцев я, увы не видел.
Но всё было бы и ничего, если бы Дон не отвлёкся на меня, неудачно сыгравшего партию Чака Норриса на сегодняшнем концерте. Обидчик был повержен, а босс повернулся ко мне, нависая сверху. Он окликнул меня и я понял, что мой собственный язык онемел, толи от удара в челюсть, толи из-за кровопотери. Поэтому я обошёлся лишь красноречивым взглядом в его сторону. На фразу «Живой» я не задумываясь поднял вверх большой палец, перемазанный собственной кровью. Живее всех живых. Подыхать тут я уж точно не собирался. Напряжённое, но в тоже время приятно добродушное лицо Гвидо вселило уверенность, которая прожила во мне не так уж и долго. Я приподнял голову и увидел за спиной Дона вырастающую фигуру внушительных размеров в плотной кожанке. Бородатый мужик, красный от боли, едва мог стоять. Виной тому было разбитое тростью Монтанелли, колено, которое теперь будет напоминать о себе каждый божий день. В руке мотоциклиста была бейсбольная бита из алюминия. Удар такой может запросто раскрошить череп кому угодно, даже самому твердолобому недоброжелателю. Точно такая же лежит у меня в машине, под сиденьем. Я применил её в бою лишь единожды, когда от души огрел по спине мошенника, организующего на дорогах подставы. Не знаю, смог ли он встать на ноги после нашей встречи. Но не это сейчас меня волновало. Я раскрыл глаза, словно погружаясь в какой-то густой кисель. Время вокруг меня потеряло свою быстроту и ползло со скоростью черепахи. Полуобморочное состояние, либо состояние максимальной концентрации и собранности, я не знаю. Но оно сыграло мне на руку. - Гвидо! - Я гаркнул что есть силы, бессовестно дёргая Дона за трость, выставленную для опоры. Кетлер, заткнутый за пояс на спине, оказался как нельзя кстати. Я прекрасно помню наказ босса — не стрелять. Но по случайному стечению обстоятельств, мой выстрел, смягченный мощным глушителем ствола и потому превратившийся в хлопок, совпал с громким выстрелом Тарантино, бодро выпалившей в  воздух. На неё отвлеклись наши враги и сделали мой вынужденный ход незамеченным. Никогда раньше я не стрелял. Пистолет был при мне в редкие моменты моей жизни, когда я был не уверен в своих силах. Я боялся оружия, боялся звуков выстрела и прекрасно знал ощущения следующие за удачным попаданием. Поэтому сейчас я стрелял зажмурившись, но спустил курок трижды, издав три «хлоп», «пфф» - пуля прошла через кожанку, и «хлоп». Стрелок из меня оказался хреновым. Кажется байкера я не убил. Каким то чудом одна пуля пробила второе колено, я вздрогнул от выстрела Тарантино и сделал ещё два. Вторая прошила грудь справа, выйдя чуть выше лёгкого и разбив ключицу, а третья, благодаря пируэтам байкера, попала в челюсть, выходя из щеки наружу. Я умудрился не глядя изувечить несчастного так, что его с трудом удастся собрать по частям потом. Впрочем, мне было уже всё равно. Последнее, что я воспринял относительно трезво, так это взгляд внезапно появившейся рядом Санчез. Глубокие карие глаза смотрели на меня со страхом и сочувствием. В голову пришло осознание того, что меня не просто порезали, а пырнули, при том довольно скверно. Пистолет я выронил и полез пальцами в рану, потому что та предательски свистела, а я пытался зажимать её как мог, удабривая кровью щебёнку под собой. Драться я больше не мог. Финита.

Всё что происходило дальше, напоминало неисправную перемотку киноплёнки. Я прекрасно помню, как кто-то подхватил меня под руки, поднимая с земли, Гвидо...или это был Куинтон, подставил плечо, позволив перенести весь невыносимый вес своего внезапно потяжелевшего тела, на него. Ноги я волочил через раз, пытаясь справиться с внезапно появившейся отдышкой, головокружением и неприятной сухостью в глотке. Хотелось воды, при чём не меньше литра я мог бы опрокинуть залпом. Дальше был Хаммер. Тот самый, что вела Санчез, когда мы рвали сюда. Меня взвалили на заднее сидение, позволив без стыда и зазрения совести марать дорогие чехлы собственной кровью. - Мотоцикл заберите...Я в порядке, в порядке... - Взмолился я, когда до заторможенного сознания дошла мысль о том, что мой железный конь стоит на подножке где-то за Хаммером. Я не мог его тут оставить. Ни за какие деньги. Одна только мысль о том, что мой Кавасаки станет трофеем этих обезьян, приводила меня в бешенство.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Fight for Freedom