vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon


Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://s5.uploads.ru/cfPoI.png
Участники: Assole Bailey, Delsin Row
Место: Тамриэль, провинция Скайрим, где-то на пути в Вайтран
Время:  201 год 4 эры
Время суток: Полдень
Погодные условия: Ясный и погожий полдень, по крайне мере для тундры.
О флештайме:

..Dovahkiin Dovahkiin
Naal ok zin los vahriin
Wah dein vokul mahfaeraak ahst vaal
Ahrk fin norok paal graan
Fod nust hon zindro zaan
Dovahkiin Fah hin kogaan mu draal

Ahrk fin kel lost prodah
Do ved viing ko fin krah
Tol fod zeymah win kein meyz fundein
Alduin feyn do jun
kruziik vokun staadnau
voth aan bahlok wah diivon fin lein

Один Драконорожденный и один верный спутник героя, всегда находящийся рядом. Вроде бы обычный сценарий обычного  спасителя рода человеческого. Но что если знаменитый Драконорожденный дамочка со взрывоопасным характером, суровая нордка, привыкшая проламывать черепа одной рукой, пока в другой она держит недоеденный рулет. А ее спутник маг из Винтерхода, которому мысли о приключениях перекрыли вентиль чувства самосохранения. А впереди огромный Скайрим с его просторами. И драконы... да.. много драконов.

Отредактировано Delsin Row (2013-09-13 23:13:28)

+1

2

Ассоль так и не успела понять, когда все пошло наперекосяк. Вот она стоит на площади, ничего не подозревающая, а вот - в повозке вместе с вором и самим Ульфриком Буревестником направляется на казнь, которую заслужила только за то, что оказалась не в том месте, и не в то время. Вот она склоняет колени перед плахой и смотрит сверху вниз на силуэт палача, а вот - бежит следом за Ралофом прочь из Хелгена, подальше от дракона. Вот она уже в Ривервуде, думает о доме, а вот решает отправиться для начала в Вайтран, предупредить об угрозе. Она об этом не просила, но, определившись с дорогой, стоит придерживаться выбранной тропы, иначе...кто знает.
Вот если бы у нее еще были приличные доспехи и оружие...да и спутники покладистее, чем этот маг. Непонятно, зачем он за ней увязался, со своим смешным одеянием. И главное, не поспоришь, что он полезен - в конце концов, умеет он гораздо больше, чем Ассоль. Но...героем хочется быть в одиночку.
К тому же, она никогда не принимала помощи от посторонних. И никогда о ней не просила.
Едва не споткнувшись о камень на дороге, девушка покосилась на Делсина: заметил ли, смеется ли? С ее фирменным подзатыльником вкупе с отдавливанием ног он еще знаком не был, но все когда-то происходит в первый раз. Ассоль вздохнула и, остановившись, в который раз сверилась с картой, которую явно кто-то пожевал, и не раз.
- Здесь надо будет свернуть, - убедившись, что маг перестал витать в облаках, девушка показала вперед, где дорога раздваивалась, - скоро дойдем до фермы Пелагио, а там и до Вайтрана недалеко, - заключила она, пряча карту обратно и на всякий случай поудобнее перехватывая кинжал: мало ли, кто тут водится, - если повезет, окажемся там до захода солнца.
А если нет...что ж, придется с этим что-то делать. Какая-то птица неподалеку резко слетела с ветки, и Ассоль, вздрогнув от резкого звука, ускорила шаг, внезапно осознав, что вовсе не хочет узнать, что же их ждет, если до Вайтрана им до наступления ночи добраться не удастся. И сейчас ей абсолютно наплевать, что думает по этому поводу навязавшийся Делсин, который, судя по его бесконечным рассказам, не стал архимагом в столь юном возрасте лишь потому, что предпочел приключения. Ассоль лишь закатила глаза в ответ на очередную реплику мага, которую не расслышала.
Пару раз она слышала вой в отдалении, но, слава богам, от волков отбиваться им не пришлось: как только впереди замаячили очертания мельницы, девушка вздохнула с облегчением и, схватив Делсина за рукав, показала тому увиденное.
- Почти пришли, - впервые за всю дорогу улыбнулась Ассоль, но тут же посерьезнела. Она не умела быть приветливой, не умела одним видом располагать к себе, скорее наоборот, но, тем не менее, считала себя обязанной сообщить ярлу о том, что видела в Хелгене, от чего бежала, что пережила. Поверит или нет?
Она уже видела грядки с капустой.
Поворачивать назад поздно. Ассоль вздохнула и, кивнув магу, наконец-то отпустила его многострадальный рукав. Да, в городские ворота они еще не вошли, но это было то "почти", которое уже не считалось.
Добрались.

+1

3

Скайримские виды всегда наводили на него восторг. Было что-то в этой тундре, чего не было даже в Сиродиле, чего уж говорить про его родной дом. Пусть парень и звался  бретонцем, свою родину он  видел только в далеком детстве, когда родители покинули насиженное место и отправились в поисках лучшей доли по всему Тамриэлю. И путешествие это, длинною во всю его жизнь, определило всю дальнейшую судьбу парня. Он помнил, как отец, довольно коренастый и сильный, запрягал тяговую лошадь в повозку, что бы отправиться в путь. Делсину всегда нравилось путешествовать, даже не смотря на то, что дороги были опасны, что порой жуткие существа и не менее жуткие разбойники, могли выскочить из-за любого угла. Его детское волнение, а так же желание увидеть что-то новое, затмевали любой страх. И это до сих пор было главным действующим фактором, почему он все еще предпочитал бродить по такому большому Тамриэлю в желании увидеть как можно больше.
Правда стоило отметить, что как бы парень не старался, силой и умением владеть мечом он не отличался (если быть честным, то единственный, кого он может поранить мечом будет он сам). И именно по этому, он решил, что недостаток простой грубой силы он может компенсировать магией. А где была лучшая школа как не в Винтерхолде. И пусть злые языки и говорят, что именно из-за коллегии  большая часть города ушла под воду, он не верил этим россказням и старался попасть в Скайрим,  в самую северную ее часть, где снега никогда не тают. Прием в школу оказался на удивление легким – нужно было показать простое умение сказать парочку слов и сообразить самое простое заклинание, которое можно было приобрести у любого торговца-каджита и его каравана.
Обучение в Винтерхолде ему нравилось. Даже не смотря на то, что учителя  вместо лекций сразу переходили к практике и посылали их в катакомбы, которые были далеко неспокойным местом. А сколько раз он вынимал из себя стрелы, попавшие в него из  древних, но все еще работающих ловушек. По крайне мере он научился не только магии разрушения, поджигая любого живого скелета или заставляя того застыть  морозной статуей, но и магии призыва, так что практически всегда рядом с ним ходил призрачный волк, пощелкивая полупрозрачной челюстью. Делсин, хотя и не обладал особенным хвастовством, всегда вспоминал,  что именно он был одним из лучших выпускников коллегии. И единственным. Но это уже не его вина. Кто виноват, что  изучая магию разрушения, кто-то надевает одежду из легковоспламеняющихся материалов.
А теперь он вновь свободен как птица. Ему можно идти куда он захочет и делать то, что он захочет. Не так давно Делсин пришел в Ривервуд, только из-за письма местного кузнеца. Он и его небольшое дело требовало расширения. А если быть точным – то кузнецу требовалось зачаровать парочку доспехов, мечей и щитов. Довольно унизительная работа для лучшего выпускника, но жить на что-то нужно. К тому же, вот уже сколько месяцев парень старательно копит деньги, дабы нанять парочку наемников и вместе с ними отправиться в двемерские руины расположенные чуть южнее Маркрата. В основном наемники нужны были только для того, чтобы не попасть под стрелы изгоев. И ради желания забраться в самые глубины, он готов делать любую работу, которую способен выполнить даже новичок.
Ривервуд был той самой деревушкой, так сильно распространенной в его краях. Не больше десяти домов, одна лавка и одна таверна, в которой всегда есть свободная койка. Жизнь здесь была довольно скучная, хотя виды и были живописны. К тому же не так далеко располагалось парочка камней силы, к которым имело смысл приходить раз в полнолуние. И именно в этой деревушке он впервые увидел то. Чего ранее не видывал.
Дракона.
Живого, настоящего дракона, что взмахнув крыльями направился куда-то по направлению к Вайтрану. На миг ему показалось, что это мираж и видение и что оно окончательно сошел с ума. Но в скором времени о том же закричала и старуха, что тоже в этот момент  посмотрела в небо,  а после и остальные горожане, полушепотом, стали говорить, что видели нечто. И сомнений не осталось. Это был дракон. Тот самый, о которых он так много читал в библиотеке и о которых так много задалбливал архимага.
А вскоре появилась и девушка, что шла как раз из Хелгена, единственная выжившая, как он понял. И тут он загорелся идеей отыскать этого дракона. И именно по этому он догнал ее уже на мосту, не отставая ни на шаг.
- Так значит ты из Хелгена? Ты там жила? Я бывал в Хелгене, там была такая милая девушка… надеюсь с ней все хорошо. А как ты смогла убежать? Ты видела дракона? Я много читал о них, но одно дело читать со страниц, а другое видеть воочию. Хочется подобраться к нему поближе, разглядеть хорошенько, возможно даже понаблюдать за повадками. Когда я его впервые увидел, не поверил своим глазам. А многие его даже и не заметили. Люди так нечасто глядят в небо…
На миг он замолчал, поднимая голову вверх, к плотным облакам, что заволокли все пространство.

Отредактировано Delsin Row (2013-09-15 16:02:38)

+1

4

Если к количеству вывалившихся на нее вопросов Ассоль была более-менее подготовлена после Ривервуда и тамошних любопытных жителей, то от содержания у нее мгновенно завяли уши, а руки зачесались достать кинжал и отрезать Делсину язык, тем самым обеспечив себе тихий и почти приятный путь до Вайтрана. К сожалению, кровожадностью и жестокостью (хотя в данном случае она была бы более, чем оправданной) девушка не отличалась, поэтому решила попросту игнорировать странного гиперактивного мага с его вопросами. Хотя на пару из них она все же огрызнулась, но это было как железная стрела - мамонту: мало того, что саму зверюгу рассердишь, так еще и великаны набегут и с ноги отправят прямиком в загробный мир. Так и тут - ее раздражении лишь вызвало еще больший всплеск энергии, Ассоль удивлялась, как он еще молниями плеваться не начал и не поджег ее вместе со скудными пожитками. А это "там была такая милая девушка?"
- Забавно, - усмехнулась девушка, стараясь шагать быстрее, чем Делсин, но у того был слишком широкий шаг и длинные ноги, так что вскоре она оставила бесполезную затею, - перед тем, как нас привезли на казнь, Ралоф тоже что-то упоминал о девушке из Хелгена, - как будто там самые красивые женщины в Скайриме, пффф, - может, вы одну и ту же имели в виду?
Атака вопросами продолжалась. Восторженность Делсина, возможно, и была заразна, но он там не был. А она прочувствовала на своей шкуре, каково это, когда тебя вот-вот превратят в угольки и ты ничего не сможешь с этим поделать, разве что кричать громче и надеяться на лучшее. Ей повезло. Ей и еще паре человек. Этот маг так восторженно отзывался о драконе, словно...словно боготворил их. А Ассоль все еще видела перед собой дорогу к крепости, устланную обгоревшими трупами. Не выдержав, девушка притянула Делсина к себе и, схватив за воротник, пару раз встряхнула.
- Еще один вопрос и, клянусь, я вызову дракона сюда, чтобы ты полюбовался лично - перед тем, как он сожжет тебя живьем. Я не знаю как, я не знаю, получится ли, но я попытаюсь. Поэтому просто помолчи, хорошо? - Ассоль разжала руки, - Хотя бы пока мы не дойдем до Драконьего Предела.
Ей следовало бы проявить больше твердости и накостылять парню, но, каким бы болтливым и наивным с виду не казался Делсин, он был магом. Возможно, одним из лучших. Он был опасен как для нее, так и для себя и наверняка прекрасно это осознавал. Если бы не шок, он бы, возможно, сделал то, чего так и не удалось дракону. К тому же, слишком уж невинный у него был вид, чтобы отвесить что-нибудь крепче подзатыльника. Поворчав еще немного, девушка двинулась вперед, огибая ферму, игнорируя практически все вокруг - она видела башни Драконьего Предела. А еще - снующих туда-сюда стражников.
В потемках не разобрать, кто есть кто, но Ассоль все равно полуспряталась за магом, изредка проверяя, чист ли путь и не откликаясь на резкие оклики. Она ничего плохого не сделала. Это ошибка. Нельзя казнить человека по ошибке, верно?
- Ночью нас вряд ли будут выслушивать, - поморщилась девушка, осознав, что время-то уже позднее и надо бы баиньки. Она неуверенно покосилась на Делсина, - переночуем здесь, а к ярлу отправимся утром, хорошо?
В общем-то, согласия парня она и не искала - тут же нашла нужный знак над дверью и зашла в таверну. Странные названия выбирают скайримские трактирщики, но она слишком устала, чтобы обращать на это внимание.
К тому же, завтра будет тяжелый день.
Сейчас, в общем-то, каждый день не отличался легкостью.

эм

чувствую, отыгрыш затянется надолгоXDD

+1

5

Делсин порой мог засмотреться на местные виды. И вроде бы все окружающее словно кричало, что это явно не то время и не то место, что бы любоваться просторами, но внутренний романтик с жестокостью самого кровожадного маньяка, душил  любое проявление прагматизма. Именно по этому он не боялся ни грабителей, выпрыгивающих с ножами, ни хищных зверей, снующих повсюду, ни чокнутых некромагов. А еще  не опасался их из-за вполне физической возможности сделать из противника подобие шашлыка для местных великанов. Приятные создания, кстати, неизвестно почему люди так на них скалятся. Конечно,  пахнут они не цветами, но и на людоедов не  очень-то смахивают.
Правда следующий прилив воодушевленных строк прервала сама девушка, принявшаяся ему угрожать. Делсин лишь только склони голову на бок, всматриваясь в ее лицо и читая на том раздражение. По всей видимости, он опять ляпнул что-то не то, отчего рассердил ту. Конечно ему не стоило упоминать о том, что произошло не так давно и что оставило глубокий след.
- Они все погибли. – Кивнул Роу, смотря той в глаза. – Людям свойственно умирать. Им свойственно пропадать из твоей жизни. Если ты не научишься примиряться со смертью, то очень быстро окажешься среди погибших.
Он выучил эту истину уже очень давно. Не привязывайся, не оставайся нигде надолго, всегда иди вперед и никогда не оглядывайся. И тогда сердце не будут терзать муки, какими бы они не были. Он никогда не боялся того, что было впереди и никогда не скучал по прошедшему. Потому что, вдоволь напутешествовавшись, он прекрасно понимал, что любое проявление уныния есть слабость. А слабости убивают похуже меча или стрелы.
Впрочем, говорить на эту тему он не стал. Просто замолчал. И точно так же молча шел, смотря на открывающуюся впереди дорогу. Появились фермы и небольшая медоварня, мимо прошагал стражник  со щитом, на котором значилось предел владения Вайтрана. Где-то издалека шагала троица, уже даже издалека настолько привыкший определять касты и предрасположенности Делсин, смог сказать, что это шли Соратники. Вход в город был пустынным, а ворота были заперты. Пришлось немного поругаться со стражником, что бы их, все же, пропустили внутрь. За стенами города было ненамного спокойней. Люди были взволнованы недавними известиями, но поводу них переговаривались шепотом, передавая это как обычную сплетню. Никто не мог еще кричать ни о нападении, ни о надвигающейся угрозе. Все было тихо, даже слишком, люди еще не понимали что происходит, но уже запирали двери, чисто из чувства безопасности.
- Да, ярлу явно не понравится такой поздний визит. – Впрочем Делсин промолчал, что в покоях ярла обитает его старый приятель, по совместительству придворный маг и такой же помешанный на своем деле как и он сам. Хотя и он, по всей видимости, при таком визите пошлет Делсина глубже, чем самые глубокие двемерские развалины. – Хорошо, переночуем, предупредим ярла, а после разойдемся по своим делам.
Гарцующая кобыла встретила их наплывом народа. Даже больше сказать,  около очага сидело около шести человек, не считая столиков, расставленных по углам, подальше от людских глаз, где уселись наемники. Мимо разносила выпивку какая-то бретонка, а бард с лютней не затыкался и голос его, от которого даже кошки в марте поумирают, продолжал петь песню про Ульфрика. Владелица таверны, рыжая женщина лет тридцати, взглянула на двух путников и, улыбнувшись, помахала, привлекая к себе внимание и прося подойти.
- Нам бы место для ночлега, - Делсин извлек из внутреннего кармана несколько монет.
- Конечно, у нас как раз есть чудесный двухместный номер, - расплылась в улыбке женщина, а сам маг от удивления только и смог, что икнуть.
- Нет, вы не поняли, мы не вместе. Вернее мы пришли вместе, но… мы не в том смысле вместе в котором вы подумали… - он глубоко вздохнул, - короче мы только недавно познакомились.
- О, - женщина еще раз внимательно их оглядела, после чего вновь произнесла, - ну все-равно у нас осталась только эта комната. Будете брать?
Делсин только обреченно кивнул, переглядываясь с Ассоль, при этом пожимая плечами, словно говоря, что выбора в любом случае у них нет. Комната, в которую их привела женщина, была не то что бы большой, но все же достаточного размера, что бы там поместился и кровать, и столик, и даже шкаф. Она была вполне себе даже уютной и довольно неплохой на вид.
- Ну… похоже мне придется спать на полу, - Роу обреченно вздохнул, в какой-то момент кидая хитрый взгляд на девушку. – Если, конечно, не согласишься пустить меня к себе.

+1

6

Делсин начисто проигнорировал ее просьбу, а у Ассоль не было сил как следует заехать магу по сочувственной морде лица, и только поэтому путь до хозяйки таверны она прошла в угрюмом молчании, предоставив парню решать проблемы с комнатами и ночлегом. В Вайтране было уютно и девушка поймала себя на мысли, что не прочь приобрести здесь домик, но тут же поникла: жилье стоит недешево а монеты у нее никогда не задерживались. Лучше перестать мечтать впустую и прислушаться к разговору Делсина и хозяйки, которая уже вовсю метала хитрые взгляды на Ассоль и явно хотела отправить их в одну комнату. Так и есть, действительно хотела, и то, что эта комната была единственной свободной, ничего не меняло: девушка уже успела испепелить улыбающуюся женщину взглядом, а потом воскресить и испепелить снова. Буркнув не так давно услышанное заковыристое ругательство, она поплелась следом за бодренькой хозяйкой и чуть менее жизнерадостным Делсином. Спать-то хочется.
- Могу отдать тебе одеяло, - задумчиво протянула Ассоль, осторожно обшаривая комоды в комнате. Пару раз ей даже повезло, но дальнейшее поведение мага выбило ее из колеи. Золотая монета, с таким трудом выковырянная из зазора между прикроватным столиком и стеной, покатилась обратно. Пару мгновений девушка просто стояла, выпрямившись, и широко раскрытыми глазами смотрела на хитрую физиономию волшебника, но в конце концов изогнула губы в усмешке.
- Посмотрим на твое поведение, - оставив попытки заниматься кладоискательством в замкнутом помещении, Ассоль плюхнулась на кровать, стараясь не думать о том, кто здесь спал до нее и чем этот кто-то занимался и один ли он был. Проведя рукой по покрывалу, девушка задумчиво прикусила губу. При всей своей язвительности и неприязни к Делсину (хотя еще большой вопрос, неприязни ли), злой она не была, а после той дороги, которую они проделали, отсылать его на пол было бы сродни издевательству над животными. Она вздохнула и, лукаво взглянув на мага, хлопнула ладонью по покрывалу.
- Думаю, места на двоих тут вполне хватит, - Ассоль вскочила с кровати и принялась копаться в платяном шкафу, - если ты, конечно, не брыкаешься во сне, - достав оттуда платье, она расправила его, затем сложила несколько раз вдоль и положила получившийся валик на середину кровати. Идеальным вариантом было бы сыграть внезапно проснувшуюся страсть и, вынудив тем самым Делсина спать на полу, не испытывать угрызений совести, но она слишком устала. Да и он тоже. Без дальнейших разговоров девушка улеглась на своей стороне и отрубилась практически мгновенно.


Если бы она провела ночь в спальнике под открытым небом, было бы легче просыпаться. Солнце в глаза, волки неподалеку рычат, возможно где-то еще до кучи и рев медведя слышен - так или иначе, но рано поутру Ассоль бы точно разлепила веки и, не теряя времени, бодрой рысью побежала куда надо.
Проблема со зданиями состояла в том, что черт знает, который час снаружи. Кажется, она проспала вечность, но почему-то хотелось оставаться в лежачем положении еще дольше. Если бы не растолкавший ее Делсин, девушка, может, так бы и поступила. Едва не прибив мага (кинжал Ассоль благоразумно положила под подушку), девушка вскочила с кровати и, не без стыда обнаружив, что продрыхла мало того, что в доспехах, так еще и в сапогах, пулей вылетела на улицу.
- Опоздали, - выдохнула она, окинув взглядом купающиеся в закатных лучах окрестности, - мог бы и пораньше меня разбудить, - между прочим заметила она в сторону волшебника. А если побежать...пару секунд подумав, Ассоль с энтузиазмом рванулась штурмовать лестницу, ведущую к Драконьему Пределу и поблагодарила богов, что энтузиазма хватило ровно до больших дверей, украшенных резьбой, как и все остальные в Вайтране. Да, определенно она бы осталась тут жить.
- Пожалуйста, постарайся ничего не испортить, - шепнула она Делсину, подходя к трону.
Как выяснилось, зря она так паниковала: Делсин вел себя спокойно, ярл был на месте, и, пройдя препятствие в виде Айрилет, девушка удостоилась-таки внимания Балгруфа Старшего.
- Так значит, ты свидетель нападения на Хелген? - спросил тот, - Там действительно был дракон?
Ассоль внезапно поняла, что, если до сих пор она была интересна только ярлу, его хускарлу и увязавшемуся за ней магу, то теперь уши навострили все присутствующие.
- Да, - кивнула девушка и, не удержавшись, добавила, - Довелось насладиться зрелищем, пока имперцы пытались меня казнить.
- Ты очень...открыто говоришь о своем преступном прошлом, - усмехнулся ярл. Ассоль стоило немалых усилий сдержать свой норов хотя бы в присутствии Балгруфа. Она выдавила из себя вежливую улыбку: мол, смысл о нем утаивать. Мужчина продолжил, - Мне плевать, кого хотят казнить имперцы. Особенно теперь. Я хочу знать, что именно произошло в Хелгене.
Девушка кивнула и, пытаясь собраться с силами, непроизвольно схватила Делсина за руку. Нужно было успокоиться, чтобы продолжить рассказ. Плевать, что это выглядит странно.
- Имперцы как раз собирались казнить Ульфрика Буревестника, когда напал дракон, - скороговоркой отчеканила Ассоль и ослабила свою хватку. Сожми она кулаки, ее могли бы неправильно понять, а перед магом она в любой момент сможет попросить прощения...если они не разойдутся. Теперь она злилась, но не на Балгруфа и не на дракона. Просто одной бродить по Скайриму было как-то невесело. Мягко выражаясь. Погрузившись в собственные размышления, она пропустила какую-то часть разговора и теперь довольно долго пыталась сообразить, о чем толкует ярл.
За что он ей благодарен? К чему ей этот доспех? И своего достаточно: недавно она взяла пару уроков у ривервудского кузнеца и была уверена: ее броня точно ближе к телу. Тем не менее, дар девушка приняла: вежливость необходимо соблюдать.
- Ты еще кое в чем можешь мне помочь, - обронил Балгруф, - Для этого понадобятся твои особые...дарования.
Ассоль могла поклясться, что при этом он смерил Делсина насмешливым взглядом.
- Идем, найдем Фаренгара, моего придворного чародея. Он занимается вопросами, связанными с драконами.
Не говоря ни слова, девушка кивнула и мягко подтолкнув мага в спину, пошла следом за ярлом.
- Ты знаешь этого Фаренгара? - шепотом спросила она у своего долговязого товарища.

Отредактировано Assole Bailey (2013-09-21 23:38:32)

+1

7

Он уже привык к таким тавернам. Он уже привык к таким условиям. Он уже привык, что точно такая же владелица, уставшая, но все еще работающая, шаркая ногами, ведет его к очередной деревянной двери, гремя при этом связкой ключей. Он привык видеть сквозь полутьму от незажженного светильника очертания простой мебели, сделанной так просто, без всяких убранств. Он привык к тому, что простыни на кровати пахнут чем-то немного заплесневевшим, вперемешку с хлором. Он привык к тому, что по полу, обычно, если хорошенько поискать, можно найти забытые прошлыми постояльцами вещи.
Вот только он не привык делить комнату с девушкой, которая явно ему не особенно симпатизирует, судя по тому взгляду, что она бросила на него. Так или иначе, но  Делсин попытался стереть ухмылку со своего лица, что не особенно получилось, особенно смотря на то, как монета начала падать на пол.
-  Ну в кровати я не брыкаюсь… по крайне мере во сне. – Он бы мог еще долго шутить по этому поводу, заставляя девушку все дальше краснеть и округливать глаза до состояния двух неплохих блюд, но та, похоже, слишком устав, просто легла на край кровати, предварительно обозначит территорию, после чего тут же засыпая. Оставалось только лишь вздохнуть и, сняв с себя сапоги и накидку, лечь рядом, заложив руки под голову.
Где-то с минуту он просто смотрел в потолок, прокручивая произошедшее за день, в голове роилось слишком много мыслей, что бы можно было четко сформулировать происходящее. Все было слишком стремительно, слишком быстро – вот он крутит в руках заостренное лезвие в деревушке, а вот уже собирается к самому ярлу, что бы предупредить о надвигающейся угрозе, о которой и не подозревал ранее. А все из-за этой девушки. Бретонец повернул голову к Ассоль, всматриваясь сквозь полутьму в черты ее лица. Было что-то в этих чертах, что заставляло его усомниться в том, кем на самом деле была девушка. Она выглядела слишком беззащитной, слишком милой для того, что бы быть тем, кто бежал из Хелгена как узник. Она ведь была узником, это видно хотя бы по запястьям, что не так давно  были связаны грубой веревкой и оставили о себе на память красные следы. Делсин вытащил одну руку из под головы, проводя пальцем по щеке девушки, убирая упавшую на лицо прядь. Наверное, проснись она сейчас, то наверняка бы отрезала ему кисть, если не всю руку, но Ассоль не проснулась, продолжая прибывать в царстве Морфея, а это значит, что подобная вольность сойдет ему с рук


Проснулся он в тот самый момент, когда понял, что кто-то активно пихает его в бок. И это кто из них двоих еще брыкается во сне.
Недовольно сползя с кровати, Делсин принялся на ощупь  искать свои сапоги, поставленные у кровати, после чего благополучно вышел из комнаты, направляясь в общий зал, где все так же мирно потрескивал огонь в жаровне, а владелица все так же находилась на своем месте, протирая стол серой тряпкой. Та встретила его сочувствующим взглядом,  хотя явно не так поняла причину  синих кругов под глазами и растрепанного вида. Впрочем объяснять что-то смысла не было, он лишь только попросил перекусить что-нибудь и, дожидаясь пока просьба будет выполнена, смотреть на то как тени пляшут по стенам. Из-за слишком толстых и темных окон свет сюда практически не проникал.
Вернувшись обратно в комнату он увидел, что Ассоль все так же крепко спала и проснулась только после десятого толчка в бок, который словно говорил, что пора прекращать дрыхнуть и пора идти спасать мир.
- Ну прости, ты так мило выглядишь спящей. Не хочешь мне что-нибудь отрезать и что-нибудь грубое ляпнуть. Я просто побоялся нарушать эту идиллию. – Пробубнил парень, надевая через голову накидку и затягивая ремень. Большинство людей узнает магов именно по робам. Особенно по тому, насколько сильно эти робы замызганы и тот, что больше походил на бомжа в лохмотьях считается самым опасным. Ведь настоящий маг заботиться не о внешности, а о состоянии внутренней силы. К тому же зачарованная одежда стоит больше, чем один из этих домов в Вайтране.
- За меня не беспокойся, у меня в Драконьем пределе есть друзья. – Продолжал говорить он, когда они уже поднимались по лестнице, мимо вопящего во все горло служителя Талоса, поднимающего то ли на восстание, то ли на массовое самоубийство, он так и не понял.
Дворец ярла всегда наводил на него восторг, особенно все эти шикарно украшенные стены и всегда полные еды столы. Гармонию нарушали только хмурые лица стражников, что подозрительно косились на него, когда они зашли через главные ворота. Ярл сидел на своем месте, возвышаясь над всем, а рядом стояла темная эльфийка, готовая, кажется, на месте отрубить ему голову, только за то, что он посмел объявиться в поле ее зрения.
- Ты! – воскликнула она, доставая меч из ножен.
- Я сюда не драться пришел, - Делсин сделал шаг назад, тем не менее заводя руку за спину. Пацифизм это хорошо, но и быть разрубленным пополам не самое приятное. – У нас новости из Хелгена, там произошло кое-что очень... необычное.
На этот раз Айрилет уступила, возвращая оружие в исходное положение спокойствия и отступая назад, пропуская их к ярлу. Делсин ничего не говорил, предоставляя это право очевидцу. Оставалось только слушать самому и удивляться сложившейся ситуации, приведший к такому. Чья-то рука схватила его пальцы и оставалось только лишь по инерции сжать их, ощущая человеческое тепло. Благо ярл был человек предусмотрительный и довольно подозрительный, отчего решил не сразу отмахнуться от рассказов про дракона и направил их, куда бы подумали, именно к магу.
- Да, Фаренгар и я… мы были… что-то вроде друзей. – Делсин прикусил губу, стараясь сбавить шаг, что бы после отстать на какое-то мгновение, но пинок со спины, посланный Айрилет, прекрасно дал понять, что встречи с магом им явно не избежать. – Вернее мы ненавидели друг друга, когда учились в Винтерхолде. Я, конечно, не говорю, что это была вражда, но…
- Вы двое идиотов подожгли правое крыло, когда мерились у кого столб огня больше. – Зашипела сзади Айрилет и еще раз пнула Делсина в качестве профилактики, а то мало ли, вдруг он забыл. – А вместе с ним и мою комнату и все вещи в ней. Не думай что я забыла и не думая, что твоя подружка сможет тебя укрыть от всего, что ты здесь успел начудить в прошлый раз.
Делсин лишь только беззвучно взвыл, представляя, сколько еще раз он огребет за сегодняшний день.

+1

8

Ассоль попросту не успела удивиться, насколько обширные, оказывается, у этого долговязого мага связи: слишком стремительно развивались события. Она думала, что может от нее понадобиться этому Фаренгару, придворному магу Балгруфа и слушала перепалку старых друзей вполуха.
- Я ему не подружка, - вяло огрызнулась девушка на Айрилет, следом за ярлом входя в покои придворного мага и с любопытством осматриваясь по сторонам. Говорят, кража - это не для норда, но Ассоль так не считала. В конце концов, есть много вещей, которые нужны ей больше, чем кому бы то ни было. Например вот эта красная скляночка с зельем лечения. Или антрацитовая бутыль с ядом. Она уже молчала про книги заклинаний, из которых могла бы почерпнуть много всего интересного. Жаль, что сейчас она пришла сюда за другим.
Девушка, прищурившись, принялась играть в гляделки с Фаренгаром. На Делсина тот, вопреки ее ожиданиям, оказался похож разве неуемным интересом к драконам и этой смешной рясой, которую носят практически все маги. Поймав себя на мысли, что этот и ниже, чем ее волшебник, и не такой симпатичный, она фыркнула. Придворный маг посмотрел на нее с неодобрением.
- Так ярл думает, что ты мне пригодишься? - с сомнением спросил он, оглядывая Ассоль с ног до головы. Девушка скрипнула зубами в ответ, - Думаю, он имеет в виду мои исследования драконов.
Так сложно догадаться, - Ассоль приняла более расслабленную позу, продолжая сверлить мага взглядом и на мгновение забыв. что они здесь не одни, - за мной ведь просто так увязался человек, который радуется любой возможности хотя бы мельком увидеть дракона и больше узнать о его повадках, - взгляд превратился в насмешливый и девушка коротко кивнула.
- Мне нужно, чтобы ты кое-что добыла, - продолжил Фаренгар, поправив пояс.
- Под "добыть" ты подразумеваешь "полезть в опасное подземелье, полное живых мертвецов и с риском для жизнь достать какую-нибудь безделушку?" - ровным голосом поинтересовалась Ассоль, переглянувшись с Делсином. Если она туда и полезет (хотя еще неизвестно куда), то черта с два она сделает это в одиночку.
Фаренгар кивнул.
- Точнее, каменную скрижаль. Может, она там есть, а может и нет, - протянул он, явно проверяя нервы девушки на крепкость. Та не выдержала.
- Где?
Маг, похоже, был удивлен. Равно как и Делсин. Что уж там Балгруф и тот покосился на нее как на сумасшедшую. Но Ассоль слишком уж раздражал этот волшебник, каким бы асом он ни был, и больше всего на свете она желала оказаться подальше от него и его самодовольства.
- Пусть умники мучаются всякими вопросами, верно? - усмехнулся тот. От кулака Ассоль его уберегла лишь необходимость услышать, где находится эта скрижаль и как ее достать.
- Она находится в храме Холодных Водопадов, - растягивая слова, произнес Фаренгар, - это на Ветреном пике.
Ассоль кивнула и развернулась к выходу. Пусть его смеется, а ей, судя по всему, не помешало бы приобрести оружие получше. Да и запасы обновить.
- Надеюсь, ты не заблудишься, - бросил придворный маг ей в спину.
Уже у выхода девушка, поняв, что рядом с ней нет Делсина, обернулась и вопросительно взглянула на парня.
- Ты со мной?

Отредактировано Assole Bailey (2013-09-22 23:44:26)

+1

9

В свое время Делсин уже успел обзавестись парочкой знакомств в Вайтране. Может, именно по этому, он так не любил вновь сюда возвращаться, дабы эти знакомства напоминали о себе, словно назойливый комар, все время жужжащий над ухом. И, если так подумать, то эльфийка и ее обнаженный меч были не самой плохой перспективой перед встречей с, скажем, тем же старым приятель.
- Сволочь, - скрипнул зубами Фаренгар, сверля его взглядом.
- Подхалим, - парировал Делсин, как-то даже забыв на мгновение, что у них достаточно важное и не смеющее отлагательств дело. Ведь, действительно, если кто-то начинает давно забытый спор, ты просто обязан ответить на обиду.
- Как ты посмел заявиться сюда, после всего что натворил, скотина? – Казалось еще немного и придворный маг схватит кочергу и пробежится с ней за бретонцем по всему Драконьему пределу. – Поджег корпус,  взял мои книги, зачарорывая уничтожил свиток, над которым я так долго трудился, взял мою лошадь и мою девушку!
- А девушка от лошади не очень отличалась! – Выплюнул Делсин, в следующий момент отходя поближе ко входу. – И мы здесь  не за этим. В Скайриме вновь объявились драконы.
На миг Фаренгар замолчал, переводя все свое внимание со своего старого соперника на Ассоль, что все это время молча стояла и наблюдала за разворачивающейся сценой. Теперь уже настала пора молчать самом Делсину, опершись о стол зачарования, наблюдать за происходящим и, что самое главное, не вмешиваться. Хотя его старый приятель и обладал удивительной способностью бесить всех и все, так что уже через минуту разговора можно было заметить, что девушка начала сжимать и разжимать кулаки, в попытках унять собственные эмоции и не зарядить непутевому  и слишком болтливому, даже больше чем он сам, магу промеж  глаз.
Правда, когда речь опять зашла о том, что для получения желаемого, опять придется спускаться в темные подземелья, сам Делсин непроизвольно сглотнул. Что это вообще за идея такая, прятать все и вся поглубже, да так, что бы после вообще нельзя было отыскать. Ему уже, если честно, порядком надоело, что практически в каждых таких местах либо засели бандиты, либо, что еще хуже, какая-нибудь неведомая тварь, от которой еще и не убежишь. Мысли эти были не самыми радужными, не удивительно, что задумавшись о том, как же он докатился до жизни такой, парень и не заметил, как его кто-то зовет. Подняв голову он увидел Ассоль, что уже стояла в дверях и, развернувшись, спрашивала, идет ли он дальше. И вновь какая-то часть его самого неприятно заныла, говоря, что это плохая идея и лучше остаться и быть заживо сожранным Фаренгаром, чем опять лезть  в катакомбы. У него еще с прошлого раза еще рана не затянулась и напоминала о себе более чем постоянно.
- Ээээ… я… - Делсин на миг взглянул на девушку и в мыслях его промелькнул образ того, как собственный здравый смысл шлепает себя ладонью по лицу, - да. Да я иду.


Подниматься в гору было не самым приятным занятием. По крайне мере отсюда действительно открывались хорошие виды. А очень скоро они прошли мимо полянки, на которой мирно паслись мамонты, около которых стоял великан и большой костер поднимал языки пламени к небу. Делсин взглянул на эти мирную и тихую картину, сам каким-то образом успокаиваясь. Мысль о том, что они полезут так глубоко в такую опасную местность давала о себе знать, но все же. Было уже не так волнительно. И мысли, что ранее засели в самую глубь черепной коробки, вновь проявили себя.
- Скажи… - Делсин поднимался все выше, схватившись рукой за камень. – Почему ты позвала меня? С собой? За время нашего знакомства не сказать, что ты меня особо полюбила.

+1

10

Любопытно было бы узнать, чем закончилось бы противостояние Фаренгара и Делсина, оставь их наедине друг с другом, но этот эксперимент Ассоль решила отложить до лучших времен - не ровен час, она сама придворного мага пристрелит, окончательно и бесповоротно выйдя из себя от его самоуверенной, чуть ли не хамской манеры общения. Выдавив из себя "Ну мы скоро вернемся" и получив в ответ пренебрежительную усмешку, девушка вышла на свежий воздух.
- Ты будто не слишком рад предстоящей прогулке, - усмехнулась она, взглянув на побледневшего волшебника. Совесть тут же больно уколола, но подобную боль девушка научилась терпеть в стародавние времена, иначе и отмычки бы давным-давно выбросила куда подальше, - так что у вас там с Фаренгаром произошло? Я не ослышалась? Ты у него девушку и лошадь увел? - тактично умолчав о разгроме и столпах пламени, подняла бровь девушка, шагая прочь из Вайтрана, предварительно обзаведясь более-менее приличным луком - по крайней мере, за те деньги, что были у нее, этот был лучшим.
В принципе, так ему и надо, зазнайке из Драконьего Предела. Ассоль удивляло, как у Фаренгара в принципе могло быть что-то, хотя бы отдаленное похожее на представителя женского пола. Разве что тот практиковал на бедняжке какой-то особо мощный приворот. Что практиковал на ней Делсин, Ассоль узнавать не особо рвалась.
А вот на Ветреный Пик спешила: по той простой причине, что с неприятным нужно покончить как можно быстрее и безболезненнее. Гигантский костер с группой великанов вокруг заставил ее немного притормозить, но дальше по тропе она поднималась в ускоренном темпе, держа лук наготове. На вопрос Делсина она чуть не съездила ему деревянным каркасом по челюсти, слишком резко обернувшись. На секунду девушка задумалась над ответом. И вправду, почему?
- Просто не хотела отправляться сюда одной, - уклончиво ответила она и пожала плечами, подавив ядовитую усмешку. Уже более саркастичным тоном добавила, - К тому же, должен же кто-то отвлекать врагов, пока я их буду расстреливать, - разглядев лицо Делсина, Ассоль широко ухмыльнулась и хлопнула того по плечу.
- Успокойся. В обиду я тебя не дам, честное нордское. А теперь пойдем дальше, пока нас не учуял какой-нибудь медведь. Или, хуже того, тролль, - скрыв смущение и повернувшись к магу спиной, она двинулась дальше.
Перед большой лестницей храма девушка и вовсе пригнулась - в шуме ветра можно услышать все, что угодно, но девушка была уверена: ей не показалось, здесь есть кто-то помимо них с Делсином. И точно - вдоль лестницы самоуверенной походкой прогуливался разбойник. Ну а кто еще? Честному человеку в такой глуши делать нечего, маг не в счет. Жестами попросив Делсина спрятаться подобру-поздорову, Ассоль сосредоточенно посмотрела по сторонам и, заметив еще пару бандитов, вздохнула. Быстро пройти в храм, может, и получится, а безболезненно...девушка вдруг вспомнила, что опрометчиво решила пойти налегке и втихаря украденных с прилавка зелий вряд ли хватит, чтобы залечить рану, скажем, в шее...Задержав дыхание, она натянула тетиву и прицелилась. Двое.
Двоих она, может, и успеет подстрелить до того, как ее обнаружат, если метель чуть стихнет, но нет - следующего она уложить успела, а вот последний заметил ее и теперь виртуозно уворачивался от стрел, надвигаясь на нее подобно разъяренному мамонту с молотом наперевес. Кинжал против такого серьезного оружия вряд ли поможет.
Нужно его оглушить, - Ассоль оглядывалась по сторонам, продумывая пути к отступлению и ища, где бы разжиться чем посерьезнее, чем железное лезвие, годящееся разве что для удара в спину глубокой ночью. На кой черт она взяла с собой мага, раз не собиралась просить о помощи, девушка и сама понять не могла, как, собственно и он. Может, поэтому, прежде чем громила опустил молот на незащищенную голову, его настигла вырвавшаяся из-за угла струя пламени. Девушка выдохнула и, пока враг недоумевал, откуда прилетел чудо-огонь, пустила в него стрелу, целясь в горло.
Стреляя в упор, сложно промахнуться.
- Вовремя, - выдохнула Ассоль, обшаривая карманы разбойников и собирая потраченные на негодяев стрелы, - научишь как-нибудь этому фокусу, хорошо? Если вернемся отсюда живыми. Взглянув на Делсина и решительно кивнув, она открыла двери в храм.
Дороги назад нет.
Волшебник оказался более, чем полезным даже в скрюченном состоянии - поджигал врагов, даже пару раз отвлек на себя пару драугров, не успев спрятаться вовремя, пока Ассоль разживалась боевым топором у одного из живых мертвецов. Помимо разбойников и драугров, в заброшенном храме обитала и прочая вредная живность - один гигантский паук, чего стоил: девушка растратила почти все стрелы, прежде чем попала в уязвимое место на безобразном теле.
- Придется прорубать путь, - кивнула она на паутину, сцеживая яд морозного паука: он ей понадобится. И тут же из засилья паутины раздался слабый голос.
- Эй, помогите!
Девушка недоуменно посмотрела на Делсина.
- Это ты решил пошутить или...
- Освободите меня! У меня есть, чем отплатить, - не унимался голос. Вид у волшебника был еще недоуменней, чем у нее. Ассоль перевела взгляд на проход и напрягла зрение.
С третьей попытки она увидела-таки человеческий силуэт среди всей паутины. Он слабо трепыхался, но силы, по-видимому, покидали его. Девушка закусила губу.
- Не шевелись, - размахнувшись, она рубанула топором по паутине.
Вскоре неизвестный был свободен. Правда, делиться он с ними не собирался и Ассоль с удовольствием его подстрелила.
- Смотри, - порывшись в его карманах, она достала нечто, похожее на позолоченный скелет руки, - кажется, это искали Лукан и его сестра, - по Когтю шли три пиктограммы с рисунками. Красиво, - подумала девушка и сунула находку за пояс, - эй, ты там живой? - обратилась она к Делсину, - Пошли дальше, пока сюда не прибыло еще больше пауков.
Удивительно, но больше им не попадалось ни зверей, ни людей - лишь драугры да головоломка со странной дверью, которую так кстати можно было открыть Золотым Когтем.
Из дальнейших приключений Ассоль поняла, что драугров на Ветреном Пике побольше, чем в иных подземельях - снова и снова двигались крышки гробниц и владеть топором приходилось учиться быстро. Быстрее, чем того хотелось девушке.
Двигаясь по запутанным коридорам, они наконец пришли в просторный зал с каменной стеной, испещренной странными символами. Ассоль будто что-то услышала, а затем и увидела - одна из надписей светилась, притягивая девушку к себе.
- Ты тоже это слышишь? - задумчиво спросила девушка у мага, делая шаг вперед и напрочь забыв о саркофаге, стоящем там же, на возвышении. Крышка мигом слетела и перед ней предстал очередной драугр, чуть менее разлошившийся и более величественный, чем остальные.
- Король, - еле слышно заметила Ассоль, - Отвлеки его. Думаю, вдвоем мы с ним справимся довольно быстро.
Легче сказать, чем сделать - Делсин пару раз оказался на волосок от лезвия меча, ничуть не затупившегося от времени. Да и Ассоль оказалась не слишком осторожна, на себе проверив остроту клинка. В отличие от остальных драугров, это был буйный: мало того, что бегал за ними по всему залу, так еще и кричал, да так, что девушка еле устояла на ногах, а волшебника и вовсе снесло к дальней стене. В конце концов, его удалось победить, но ранения залечить было возможно, только вернувшись в город.
- Порядок? - помогая подняться Делсину, спросила его девушка и для верности оглядела его со всех сторон на предмет кровавых пятен на одежде. Обнаружив пару, Ассоль тяжело сглотнула, но, тем не менее, выдавила из себя язвительное "жить будешь" и направилась к драугру.
- Держи, - она передала волшебнику каменную скрижаль, а сама направилась к загадочной стене - синее сияние так и манило, и голоса становились все слышнее и слышнее. Ей уже было все равно, слышат ли это остальные, или она просто сошла с ума.
"Безжалостная сила", - вспыхнули в голове слова. Остальные символы по прежнему оставались для нее китайской грамотой, но эти несколько знаков вдруг обрели смысл.
Ассоль сделала глубокий вдох и провела пальцами по светящимся символам.

+1

11

- Пф, ты видела Фаренгара, - прыснул Делсин, когда они продолжали свой путь, - никого я не уводил. Она сама убежала. Я только подвез ее до Маркрата. А вот лошадь да, я у него спер… он все равно никуда из Предела не выходит, на кой черт она ему нужна.
Он вдруг вспомнил, почему никогда не ходил по этой тропе и предпочитал ей обход вокруг горы, и это далеко не из-за вымощенной тропы. А потому что здесь слишком много бандитов и бывших каторжников, скрывающихся от империи и стражников. А еще холодно. Настоящий дикий холод, от которого его мантия не спасает, как бы сильно он не укутывался и не натягивал капюшон на уши. Ассоль было легче, ее броня была с подкладкой и достаточно теплой, чего не скажешь о вещах, сделанных для магов в месте, где выпавший снег считается катастрофой.
И когда они достигли слишком уж хорошо заметной лестницы парень одновременно и насторожился и облегченно вздохнул. Идея идти в катакомбы казалась уже не такой уж и плохой, там, по крайне мере, можно было согреться. От следующего шага его отвлекло движение, пробивающееся сквозь бурю. Не будь у Десина хорошей реакции, давно бы получил бы стрелой в колено или еще куда похуже. А так, увидев мельтешащую вреди белых хлопьев тень, он быстро юркнул за камень, прячась. Его план был достаточно прост – подождать покуда воры пройдут и прошмыгнуть в гробницу. Но у Ассоль были другие планы на это.  В тот самый момент, когда он уже хотел было незаметно выбраться из своего укрытия, девушка пустила стрелу. А после и еще одну. Правда  вот когда на тебя несется огромный орк с топором наперевес, как-то не успеваешь вновь натянуть тетиву, да и что такому шкафу какая-то стрела, так, заноза, после вытащит. Парень только и успел что, перепрыгнув камень, громко свистнуть, заставляя зеленого нападавшего повернуть к нему голову и немного притормозить. В этот же момент в него полетел довольно большой огненный шар, от которого гроздьями разлетелся огонь, сжигая противника и согревая самого Делсина.
-Вставай, - он помог Ассоль подняться на ноги, смотря на то, как та обшаривает карманы погибших. А она не особенно так заботилась о том, что шарится по карманам у трупа, можно даже сказать, это было ее повседневное занятие, судя по выражению лица. Может не зря она оказалась пленницей в Хелгене. И может зря он сам с ней пошел. Кто знает, вдруг ей надоест и уже через какое-то время она сама уже будет точно так же обыскивать его карманы…
Впрочем размышлять на такие темы времени не было, следовало двигаться дальше. Когда они только зашли в гробницу, он тут же увидел лагерь бандитов, разбитый у входа. По всей видимости они собирались провести здесь довольно долгое время. А судя по валявшемуся везде снаряжению, выискивая что-то. Рядом валялись убитые хоркеры, задрав свои мохнатые лапки и обнажив острые зубы.
Катакомбы были бы куда как более интересным для него местом , если бы не кишели таким количеством ловушек. Одни из них легко заметить – выступающий надо всеми камень просто обойти. А другие… в общем когда мимо его носа мелькнуло лезвие, когда парень открыл следующую дверь, вся его жизнь пронеслась перед глазами. И, признаться, промелькнувшим он оказался не особенно доволен.
А дальше было еще хуже. Сначала большой паук. Хотя нет. не так. Громадный паук, который пытался закусить ими до того момента, пока не перестал корячится от огня и, не перевернувшись на спину, загнуть лапки. Когда-то он пытался изучать этих созданий, но вскоре понял, что это неблагодарная работа и ничего кроме укусов и попыток быть сожранным от этих созданий не дождешься. А после пришел какой-то ушлый упырь, который, в качестве благодарности, дал от них деру и пожелал помереть мучительно. Правда уже после идиот попался в одну из ловушек и можно было беспрепятственно извлечь с его тела как дневник (довольно неграмотно написанный) так и золотой коготь. Причем о последнем, кажется, уже довольно давно выл торговец из Ривервуда, даже пытался обвинить в краже Делсина, пока тот не пригрозил подпалить ему остатки волос.
Так или иначе, но путь продолжился дальше. И чем глубже они спускали, тем хуже все становилось. Драурги – живые ходящие зомби, так и мечтали разрубить его пополам и, если бы не из медлительность и умение хорошо гореть, он бы так здесь и остался. Хотя парочку раз они почти зацепили его чуть не прошлись по шее все еще острым лезвием.
И никто не услышит тот вздох облегчения, когда узкие и темные коридоры сменились  широким пространством с большой стеной, испещренной древним языком. Ну, поначалу это был вздох облегчения. До того момента, покуда крышка гроба не отлетела и из него не выбрался  какой-то давно захороненный король, которому не понравилось вмешательство в его сон. И, признаться, его оружие выглядело на порядок серьезнее мечей, которыми его пытались изрубить в капусту по дороге сюда. Делсин даже ничего не успел сделать, как острое лезвие полоснуло его по груди, а оглушительный крик, который сотряс своды, отбросил к ближайшей стенке, заставляя стать частью барельефа.
Последующее он видел словно в тумане. Он видел, что король пал, рассыпавшись в прах, он видел, как Ассоль забирает скрижаль, он видел, как она подходит к стене, испещренной знаками, всматриваясь в них. Он не знал, что она видела, сам он лицезрел только давно позабытый язык драконов, который просто нереально перевести. Заставив себя подняться на ноги, он подошел поближе, беря в руки скрижаль, ощущая, что та довольно тяжела.
- Ассоль? – Позвал он, смотря прямо на девушку, увлеченную стеной с древним языком. – Ассоль, ты в поряд…
Делсин попытался выдохнуть и вдруг понял, что у него не получается. Точно так же как и набрать немного больше воздуха. Рана на груди кровоточила сильнее и, по всей видимости, при ударе он себе еще и ребра повредил. Отступив на несколько шагов назад, он сел на край гробницы, из которой не так давно выбрался поверженный король. Тяжело дыша, он попытался стянуть с себя накидку, что  хоть и представляла собой сейчас тряпку, которой только полы и протирать, все же была тем предметом, который больше не хочется пачкать в крови.
- Сильно он меня, - парень  попытался нащупать сломанное ребро и только еще сильнее согнулся от боли, сползая с гроба прямо на холодный пол. рядом оказалась Ассоль, которой он лишь слабо улыбнулся, на большее его уже не хватало. – Да, все хорошо.  Дай мне минут десять, я вспомню нужное заклинание и подлатаю себя.
Делсин выдохнул. Вся проблема была в том, что на уроках магии востановления он  бессовестно дрых, пользуясь слепотой и глухотой их преподавателя. Хотя что-то он все же припомнить мог. Должен был вспомнить. Для своего же блага.

+1

12

Все-таки дурой она была, когда позвала Делсина с собой. Эгоистичная дура.
Это было самым приличным из ругательств, которые Ассоль вспомнила по отношению к себе, когда оторвалась-таки от надписи и обернулась на мага, с лица переводя недоуменный взгляд на расползающееся по ткани на груди темное, влажное пятно. И обратно, на побледневшее лицо волшебника, который уже несколько раз за день спас ей жизнь. А она не заметила раны и не смогла ответить тем же.
И ребро сломано, - выругалась про себя Ассоль, бессильно опустив руки. Ну как же так?
Можно было свалить все на Фаренгара, но инициатива прихватить с собой чародея принадлежала ей и виновата в случившемся была только она. Возможно, в других обстоятельствах она с удовольствием позубоскалила по поводу того, что Делсину больше идет так, чем в потрепанной рясе, но жуткая рана как-то мешала веселиться. И не только ей.
- Ничего не хорошо, - огрызнулась Ассоль, оглядываясь вокруг в поисках хотя бы перевязочного материала. Когда они были в других залах, каменные столы были буквально завалены льном, но тут она ничего подобного не обнаружила, - в следующий раз заставлю тебя надеть доспех под мантию, - ляпнула она и тут же осознала, что после такого даже отсутствующая напрочь совесть взбунтуется против грубого обращения с людьми, которые ей, в общем-то, совсем не безразличны. Иначе она бы запросто оставила его здесь умирать.
Девушку передернуло.
А Делсин все вспоминал нужное заклинание. Тут впору самой его уже выучить.
- Смотрю, кто-то спал на уроках, - фыркнула Ассоль, нахмурившись, готовая в любой момент подхватить падающее бесчувственное тело.
Лишь бы вспомнить. Лишь бы помочь.
Когда-то, в рамках программы "помоги себе сам" она изучала заклинание лечения, простенькое, но действенное. Правда со временем оно начало стираться из памяти за ненадобностью - и вот она, чудесная возможность попрактиковаться в магии. Еще бы не перепутать это заклинание с заклятием обморожения - парень и так на ногах держался.
- Только не смейся, - предупредила Ассоль и сосредоточилась, вызывая в памяти те немногие магические формулы, которые знала. Руки, вопреки опасениям, не покрылись инеем и огненных лент с пальцев не срывалось - лишь золотистое свечение, мягкое и обволакивающее. С опозданием она поняла, что лечит себя, а не Делсина - хриплый, похожий на лай смех парня это подтверждал. Девушка с досады пнула саркофаг и присела рядом, то и дело виновато поглядывая на глубокую царапину. Бесполезное, никчемное создание, - подумалось ей, - ни словом, ни делом не поможешь.
Словом...
Ассоль закусила губу.
- А если я помогу тебе вспомнить? - спросила она, не глядя на мага, - Начнем вместе, а закончишь уже сам. И лучше не спорь, - предупредила она, - нечего силы тратить на пререкания.
Глубоко вздохнув, она вслух начала вспоминать заветную формулу, а после слабого, но ощутимого тычка под ребра заговорил, точнее, завыл и Делсин.
Судя по всему, эффект от этого был, пусть и слабый. Девушка от облегчения издала нечто среднее между облегченным смешком и всхлипом и уронила голову на плечо магу.
- Еще раз так напугаешь... - угрожающе произнесла она и тут же вскочила на ноги, поняв, что они все еще в храме, а Делсин. к тому же еще и неодет от слова "совсем". Пожевав губы и подвигав бровями, она, сощурившись, пару минут изучала сидевшего перед ней чародея и, наконец, решила:
- Пойдем обратно так же, как пришли. У бандитов на входе можно позаимствовать доспехи - НЕ СПОРЬ СО МНОЙ ПОТОМ СПАСИБО СКАЖЕШЬ, - и по протоптанной тропе спуститься вниз. Ты можешь идти? - обеспокоенно прибавила девушка, - Я могу помочь, если хочешь.
И если не хочешь. Даже если бы волшебник сопротивлялся, лягался и пытался вывернуться, она бы все равно нырнула под мышку и исполнила свою роль живого костыля. Любишь кататься - люби и саночки возить.
- Думаю, нам стоит разойтись...потом, - осторожно огибая очередного развалившегося на полу драугра, глухо пробормотала Ассоль, - Умрешь еще невзначай...
Она не хотела оставлять Делсина одного, но все же поизучала окружающий унылый пейзаж, пока тот пытался совладать с доспехами, которые девушка буквально силком всучила ему. Когда грозит смерть от холода, как-то не до морали. Это у нее нордская кровь не дает дойти до кондиции сосульки, а волшебник-то такой особенностью не отличается.
- Прости, - уже на подходе к Вайтрану сказала Ассоль, - что втянула тебя в это. Я правда не хотела, чтобы так получилось, - девушка осторожно ткнула пальцем в доспех, туда, где он скрывал жуткую рану, - Шрам точно останется, - уже веселее продолжила она, - От девушек отбоя не будет.
Всю оставшуюся дорогу до Драконьего Предела она не проронила ни слова. Молча вошла внутрь и молча же сунула в руки Фаренгару его идиотскую скрижаль, да так сильно, что тот чуть вместе с ней не отлетел к стене.
- Не ожидал, что вы вернетесь...целыми, - выдавил тот, не размениваясь на пустые приветствия.
- Что дальше? - хмуро поинтересовалась Ассоль. Мысленно она орала на на Фаренгара и попирала его на чем свет стоит. Да сделай, мать твою, что-нибудь! Волшебник ты или нет? В ответ на ее мысленные матерные частушки имени себя любимого придворный маг лишь усмехнулся, критическим взглядом оглядывая специфический наряд Делсина.
- А дальше начинается работа ума, - сказал он таким тоном, будто думать из всех здесь присутствующих может только он. Ассоль жутко захотелось забрать этот камень из его рук и треснуть хорошенько по голове. Вместо этого она, не удостоив Фаренгара и кивком, развернулась к выходу.
Черт с ними, с ярлами. Пусть их всех дракон пожрет, она в этом не участвует.
- Надо что-то сделать с твоей раной, - прошептала она, то и дело оглядываясь на мага: может тот им на прощание нож в спину запульнет, от такого чего угодно можно ожидать.
К сожалению, путь на волю Ассоль преградила Айрилет. Едва скользнув взглядом по ней и Делсину. она обратилась к Фаренгару.
- Ты нам нужен. Неподалеку видели дракона.
Девушка оглянулась на Делсина, у которого при слове на букву "д" глаза загорались мгновенно  и, заметив знакомый фанатичный блеск, тяжело вздохнула.
- Нет, ты туда не пойдешь, - отрезала она ему на ухо - для этого пришлось встать на цыпочки, - ни за что. Мы уходим.
Айрилет посмотрела на нее как на сумасшедшую.
- Ты там тоже понадобишься.
- На кой черт, позволь поинтересоваться, - простонала Ассоль, но Фаренгар и Делсин перебили ее, синхронно заговорив:
- Дракон? Где его видели? Что он делал?
Как дети малые.
Поддерживая мага и ворча, что волшебники совершенно не понимают значения слова "хватит", девушка последовала за Айрилет.
- Что ты видел? - спрашивал ярл очевидца.
- Расскажи ему то, что говорил мне, - подбодрила перепуганного стражника хускарл. Тот, немного отошедший от ужаса, принялся говорить - впрочем, в речь его Ассоль не вникала. Бла-бла, появился дракон, бла-бла, убил стражников, бла-бла-бла, я чудом спасся, бла-бла, мне снова нужна твоя помощь. Бла?
- Что? - не поверив своим ушам, переспросила девушка.
- Нет времени на церемонии, друг мой! - воскликнул Балгруф, явно переигрывая, - Ты пойдешь с Айрилет и поможешь ей в битве с драконом.
Девушка не выдержала.
- А что же "помочь"? Может, мне самой пойти и в одиночку его убить? - резко огрызнулась она. Айрилет предупредительным жестом сжала эфес меча.
Девушка прищурилась.
- Хорошо. Последний раз, - ткнула она пальцем в сторону Фаренгара, ибо за тычок в сторону Балгруфа, она запросто могла лишиться пальца, - И вспомни уже это дурацкое заклинание, - прорычала она уже Делсину перед тем, как наградить того крепким поцелуем.
Терять нечего, верно?
Если его не вылечишь, - обернулась Ассоль перед тем, как покинуть Драконий Предел, - Я тебя даже в виде кучки пепла достану. Усек?
Не дожидаясь ответа, она развернулась и, выйдя на улицу, побежала к Западной Башне.
И да смилуются Девять.

Отредактировано Assole Bailey (2013-09-25 02:04:14)

+1

13

Знаете то неповторимое чувство, когда вас пережевывают, а после, хорошенько перемолотив зубами, выплевывают обратно. Нет? Ну и хорошо и не надо знать. Ибо ощущение действительно не из приятных. А если прибавить к этому вполне четкое осознание того,  что у тебя сломано ребро, возможно даже не одно, то внутренний скептик вылезает из своего укромного убежища  и начинает напевать: «а я же говорил, говорил, говорил». Ну и что он там, собственно, говорил. Попробуй откажи Ассоль. Когда на тебя смотрят большими глазами, вопрошая, собирается ли он оставлять ее одну.
Правда сейчас вид умоляющих глаз сменился какой-то скорбью и состраданием. По всей видимости такое впечатление произвела кровоточащая рана на груди. Он сам уже давно перестал обращаться на открытое ранение внимание – оно затянется ос времен, если подштопать. А вот сломанные кости были большей проблемой и простым заклинанием исцеления, который учит каждый, кто хоть мало-мальски понимает в магии, тут уже не справится.
- Нет, правда,  это не то о чем… - дальше ему не дала сказать сама девушка, тонко намекнув, что лучше ему захлопнуть варежку и дальше делать из себя умирающего, что бы та смогла вдоволь погрызть себя за это. Стоит признать, что говорить, когда у тебя в любой момент сломанная кость может проткнуть легкое, не  самое приятное для начала их диалога, так и сам Делсин, поразмыслив, решил ничего не говорить, а лишь тяжело дыша делать то, что она говорит.
Ассоль, кстати, попыталась лечить его, правда в итоге вылечила она только себя. От этого волей неволей начнешь смеяться. А со смехом пришла и сильная боль, заставившая скривиться и начать стонать. Все же, каким-то невообразимым образом, он смог совладать с белыми пятнами в глазах, даже сосредоточиться на движениях рук девушки. Что-то знакомое, извлекаемое из  закромов памяти, заставило поморщиться. Он знал это уже очень давно и сейчас лишь только повторял, что позабыл.  На самом деле магия одна из тех вещей которой нельзя разучиться. Раз попробовав заклинание уже не сможешь позабыть его. Оно станет частью тебя самого, твоих мыслей.  Так и сейчас, что-то у него да получалось. Конечно, дикая боль в области груди не унималась, зато он почувствовал как затягивается рана. Поздравляем самих себя, от потери крови сегодня точно никто не умрет.
- Я же говорю, все хорошо, - он погладил Ассоль по голове, что сейчас стукнулась о его плечо, - дойдем до Вайтрана, схожу к Аркадии. Она умеет… лечить. Ну или что-то вроде того…
Обратно до Вайтрана они шли, а если конкретизировать, то еле плелись, из-за того, что Делсин, в любой следующий момент мог опять рухнуть на землю с летальным исходом, так что ковыляли  они довольно долго. Да и доспехи, снятые с чужого плеча и примеренные ему самому были большие в ширину и слишком маленькие  в длину и только меховой плащ спасал его от обморожения. А еще Ассоль, что все это время тащила его на своем горбе. Не будь ему так плохо, он бы воззвал к своей мужской гордости и стал сопротивляться, но не сейчас, когда любое лишнее действие является угрозой его жизни, он предпочел не брыкаться и не усугублять собственное положение.
Уже в Драконьем пределе чья-то сильная рука подхватила его и помогла выпрямиться, оставляя Ассоль в покое. Делсин слабо кивнул державшему его стражнику, после чего вновь обратил свой взор на происходящее. На самом деле он бы мог сказать парочку занимательных фактов и воспоминаний на едкое замечание своего старого приятеля, но уж слишком больно ему было говорить.
- Эй, приятель, дотащишь меня до Аркадии?  А то я сам чую не сползу по лестнице, – стражник удивленно заморгал, впрочем, вид человека, пришедшего с той, чьим словам так жадно внимал ярл, имели хоть какой-то вес. Хотя все планы  вмиг разрушило одно-единственное слово, сказанное Айрилет, только что подошедшей сюда, заставляя все внутри Делсина перевернуться. – Дракон? Ты сказала дракон? Настоящий?
- Нет, деревянный, сыну ярла привезли, - буркнула эльфийка, обращая на него внимание, тут же меняясь в лице, - кто это тебя так?
- Мертвый король… давно мертвый король. Давай, нечего стоять, помоги мне доковылять до ярла. – Делсин схватил Айрилет за плечо, что само по себе уже сулило ему жуткую смерть. Впрочем произошедшее, а так же скоротечность происходящего, не давали права ей сейчас припираться. Оставалось только помогать назойливому магу вместе со всеми взбираться вверх, до ярла, что уже во всю расспрашивал бледного как смерть стражника.
Теперь  идея видеть дракона не казалась такой уж воодушевляющей. Особенно если принять во внимание то, что этот самый дракон может, вполне вероятно, тебя сожрать. А еще все осложняло то, насколько близко дракон был от города. Даже слишком близко. И, если так подумать, то быть сожженным заживо в городе, в котором добрая половина жителей хочет если не распилить тебя, то пнуть в бок, не самая приятная перспектива. Да и вообще умирать не так уж и приятно. Он сам не знал, но догадывался, что это так. Пока он размышлял о этом, все смешалось, слова превратились в сплошной поток и он не мог толком сказать, что и где происходит. А когда поток слов все же был переварен в голове и сказанное дошло до него, он успел только возмутиться.
- Что? Стоп. Ты же не собираешься идти на огромного дракона. Да это самая тупая затея из… - договорить он не успел, хотя бы потому, что рот ему заткнула Ассоль довольно долгим поцелуем. Он даже не успел понять, что произошло, только по инерции придвинулся ближе. И так же быстро отстранился, уже не обращая внимание на боль. – Что… это…
Похоже, что сегодня у него был верх тормознутости, иначе никак по другому понять его поведение, а так же медлительность, которой может  противостоять только  находящийся в полусне мамонт, никак нельзя. Он уже хотел было двинуться вслед за процессией к выходу прямо в пасть к дракону, но его опять остановили. На этот раз уже Фаренгар, оставленный здесь точно так же как и он сам.
- Дракон и без тебя пообедает, - как-то кисло и не особенно радостно оповестил маг, после чего указал на ближайшую дверь. – Пошли, отведу тебя к знахарке.


Вести распространяются быстро. Даже если ты лежишь на койке у знахарки, что своими пальцами  водит по сломанным костям, при этом постоянно причитая. Даже когда боль застилает глаза, все-равно можно услышать многое. И во многое поверить. Даже в то, во что и верить не особенно и хотелось.
Он сидел под Златолистом, слушая непрекращающуюся проповедь, голосящего у статуи Талоса человека. Мимо прошли Соратники, удивленно взглянув на его фигуру, пробежали дети, играя в прятки.  Все как бы проносилось мимо него. Опять. Он уже слышал о драконе. Слышал о схватке. И слышал о его внезапном окончании. И от этого становилось одновременно не по себе и при этом небольшой восторг, терзающий сердце, только увеличивался. Особенно сильно он увеличился, когда по лестнице стала спускаться слишком уж знакомая фигура.
- Ассоль, - он поднялся со своего места. Дышать было легче, он даже больше не дрожал, лишь только слабо улыбался. – Я слышал… там… ты как, в порядке?
В отличие от него девушка была в порядке. Удивительная способность оставаться целой даже после схватки с драконом, ничего не скажешь. Конечно, что еще ожидать от истинного Довакина. О последнем, кстати, он не особенно так хотел говорить. Наверняка тема не самая приятная ни для нее, ни для него.
- Ну, вот оно… пора прощаться, да? – Он смотрел на нее сверху вниз, рассматривая ее лицо. Какая-то перемена произошла в ней, такая, о какой он и сам сказать не мог. А, впрочем, как еще должен выглядеть сокрушитель драконов, уж точно не как он.

Отредактировано Delsin Row (2013-09-25 15:53:23)

+1

14

Битва с драконом называлась битвой только потому, что иначе развернувшееся у Западной Сторожевой Башни безобразие сложно было назвать иначе - разве что как-нибудь нецензурно. Ассоль, едва дождавшись Айрилет, побежала непосредственно в башню и, как обычно, пропустила самое интересное, то бишь триумфальное возвращение дракона, который откровенно веселился, поливая пытающихся подстрелить его людишек огнем. Девушка даже показалось, что она его понимает, но чего не пригрезится от высоких температур. На меткости это не сказалось и, прежде чем летающая, вероятно, говорящая ящерица ее заметила, она все же успела выпустить в него пару стрел и даже попала.
А потом сама попала в огненный столп. Все закономерно - она в дракона стрелами, дракон в нее - огнем, и со стороны, возможно, даже весело, но по ощущениям выходило даже не забавно.
Как одолеть противника, который дергается в воздухе из стороны в сторону и может тебя достать даже оттуда, а ты ему тем же ответить не можешь?
Но в конце концов, общими усилиями удалось спустить монстра с небес на землю, изрешетив тому крылья. Даже тогда он не перестал щелкать челюстями и огрызаться на и без того опасающихся подойти ближе воинов, чем взбесил Ассоль неимоверно - словно хохотал над беспомощных людей.
Дальнейшее было как в тумане - девушка помнила только, что, спрятав лук, рубанула по наглой чешуйчатой морде сплеча, а тот простонал что-то про какого-то довакина перед тем как сгореть, чего не ожидал никто.
Тем более никто не ожидал, что после того, как от дракона останутся лишь кости, Ассоль ни с того ни с сего попробует крикнуть ей самой непонятное слово и голосом (!) раскидает половину стражников по поляне вокруг башни, и уж меньше всего - сама девушка.
- Ты довакин? - выдохнул один из выживших стражников.
- Я...кто? - осторожно, чуть ли не шепотом выдохнула Ассоль. Кажется, с родным языком таких фокусов не проходило. Девушка с облегчением вздохнула.
- Драконорожденный, - чуть ли не подобострастно выдохнул в ответ мужчина.
И снова ничего не понятно. Ассоль было собиралась объяснить стражнику, что ее мама - человек, а уж отец тем более, но тут заткнулась.
А что, собственно, произошло, после того, как умер дракон? Ощущение силы, невероятной, нечеловеческой, концентрирующейся в голосе. Окрыленность. Что он отдал ей вместе со своей жизнью?
- Довакин не довакин, а дракона мы победили, - разрешила ее мытарства Айрилет, - Надо доложить ярлу.
А заодно и повидать придворного мага с его презрительно-гадливым выражением лица. Ассоль передернуло.
Но, черт побери, это приказ ярла, а она на территории Вайтрана.
Придется идти.


Делсина в Драконьем Пределе не оказалось, а Фаренгар совсем не прояснил ситуацию - швырялся направо и налево загадочными терминами, а под конец и вовсе ушел в собственные мысли и Ассоль понимала одно слово из семи в лучшем случае. Вдобавок ко всему, вдруг началось то ли землетрясение, то ли потоп, и в шуме ветра девушка снова услышала "Довакин". Фаренгар сказал, это Седобородые. Фаренгар сказал, надо отправиться к ним, раз они призвали ее.
Плевать она хотела на то, что сказал Фаренгар, но показаться на Высоком Хротгаре нужно - как минимум узнать, чего хотят Седобородые и почему от их голосов дрожит земля.
Ярл говорил еще непонятнее, и из его слов она уяснила только одно: в Вайтране Ассоль теперь важная шишка. К ней даже хускарла приставили, а значит...
Значит, с Делсином придется распрощаться окончательно и бесповоротно. Хотя, учитывая, как она себя вела непосредственно перед тем, как уйти на битву с драконом...покинув Драконий Предел и спустившись по лестнице, она обнаружила на скамеечке под Златолистом мага.
- Подожди меня, - бросила девушка Лидии и присела рядом с Делсином.
Тот выглядел получше: не такой бледный и зубы не стучат.
- Как видишь, жива и здорова, - усмехнулась Ассоль, - согрелся наконец?
У Аркадии согрелся, вестимо.
- Фаренгар что-то сказал про...Драконорожденных и Седобородых...но я ни черта не поняла. Может, ты объяснишь? - решив не ссориться напоследок, девушка развернулась к магу всем корпусом, приготовившись внимательно слушать и вникать, - И еще...помнишь, тот дохлый король что-то крикнул и швырнул тебя на камни? - ее передернуло, - Похоже, я теперь тоже так умею...что все это значит?
Она душу готова была продать за понятные, развернутые ответы, желательно, данные на человеческом языке. Она бы не отказалась от подробных указаний, как теперь жить и что делать и значит ли происшедшее, что теперь она просто обязана истреблять драконов по всему Скайриму.
Ассоль горько улыбнулась.
- Думаю...да, - тихо ответила девушка, - на этом наши пути разойдутся. Ты от одного совместного приключения чуть не умер, а что будет дальше? Так нельзя, - сглотнув, она продолжила, - Поучись носить доспехи, тебе пригодятся. И, если что, не переживай, Лидия, - она кивнула в сторону хускарла, - мне поможет, это ее обязанность, в конце концов.
Она закусила губу.
- Надеюсь, мы еще увидимся, - наконец, выдавила Ассоль.
Прощаться было тяжело.
Но признавать, что надеешься на еще одну встречу было гораздо сложнее.
Она бы с радостью завалила еще одного дракона, будь у нее выбор, вместо того, чтобы говорить то, что говорила.

+1

15

Он никогда не думал, что будет так сложно прощаться. И теперь, кажется, он готов был сам себя придушить за то, что нарушил свое же собственное правило. Не привязываться. Каким-то образом, эта девушка, с которой он был знаком от силы несколько дней была для него чем-то большим, чем простой попутчик, с которым можно разойтись на развилке, только лишь помахав на прощание.  Но теперь это не казалось таким простым, каким было все это время. Оставалось только лишь сидеть на месте, вслушиваясь в ее голос, силясь понять, что ему хотят донести.
- Довакин? Драконорожденный? – Делсин на миг нахмурился. – Это… любимая легенда Скайрима. Удивлен, что ты о ней не слышала. – Он  почесал подбородок, пытаясь припомнить. – На самом деле, это даже не легенда, а что-то вроде, ну… утерянных летописей. Вроде кризиса Обливиона и вроде того. Когда-то давно Акатош отдал Алесси часть своей крови, взамен на то, что бы она и ее потомки поклонялись ему. Очень скоро Алессия стала императрицей, а ее дети, собственно, были ее наследниками. Они были первыми Септимами, правителями Тамриеля. А так же первыми драконорожденными. Считается, что  Довакин может понимать древний драконий язык, он… ну не знаю… как если бы ребенка в далеком детстве увезли с его родины, он все равно, через много лет услышав речь родных земель, прекрасно понимает ее. Довакин может говорить на языке драконов. Ко всему прочему, он единственный, кого они бояться.
Он уже толком и не помнил эту легенду. Так, прочитанная вскользь, только потому, что он умирал со скуки в Винтерхолде, пока старый орк искал нужную ему книжку в библиотеке. Он, кстати, был единственным, кого Делсин боялся доставать, ибо оказаться с проломленным черепом только потому, что ты чихнул на одну из книг, не очень-то и хотелось. Легенда была украшена небольшим ромбовидным изображением дракона на темной коже, собственно, именно это украшение и привлекло его внимание. Он просто листал старую книжку, пробегаясь глазами по страницам. Он и не думал, что когда-то придется пересказывать старую историю про драконорожденного.
- Это что получается, - Делсин улыбнулся из-под бровей взглянув на Ассоль, - ты одна из Септимов? Правителей Тамриеля? Получается, мне нужно тебе кланяться?
Как бы ему не хотелось, шутка не удалась и сама попытка хоть немного разрядить обстановку потерпела крах и со всего маху рухнула вниз. Они продолжали сидеть под широким деревом, давно переставшим распускать свои цветы, еще до того, как он впервые увидел его. Остались лишь голые ветки. Прекрасная декорация к происходящему.
- Седобородые знают драконий язык, тебе действительно нужно пойти к ним. Они, конечно, не драконорожденные как ты, но… кто-то все же обучил их. Как и они научат тебя… а я… - Делсин на миг запнулся, смотря на то, как солнце начинает садиться. – А мне нужно в Маркарт. Кольсельмо уже ждет меня вместе со своими двемерами. Прощай, Ассоль,  и позаботься о себе.
Он подался вперед, целуя ее в щеку, что бы, наконец, встав со своего места,  спуститься в нижний город. Почему-то покидать Вайтран не хотелось. Хотелось вернуться обратно, предложить свою помощь, возможно, отправиться к седобородым. Они, наверное, годами людей кроме друг друга не видят и должны хоть немного обрадоваться новоприбывшим. Он думал об этом, когда покидал город и когда садился в повозку к извозчику. Думая при этом, что жизнь складывается далеко не так, как мы хотели…


- Как палит солнце, - зарычала темноволосая девушка, посильнее натягивая на лицо капюшон, скрывая горящие красные глаза, - ты смерти моей хочешь?
- Серана, я ведь не просил тебя идти со мной. – Парень взглянул на идущую рядом вампиршу, что сильнее куталась в собственный плащ, словно при этом солнечном дне ей было очень холодно.
- И пропустить возможные приключения? – Вампирша улыбнулась, давая рассмотреть из-под капюшона белые клыки. – Я проспала тысячи лет не для того, что бы вновь просиживать в четырех стенах. Что это за городишко, кстати? Мне он нравится. Тут много людей…
Делсин только лишь вздохнул. Его попытки объяснить вампирше, что нельзя посреди ночи пробираться в дома и пить кровь, закончились фиаско. Порой Серана была похожа на капризного ребенка, который лезет всюду, куда только можно, порой на ворчливую старуху, что упрекает тебя за любой прокол. А еще она очень сильно напоминала ему кого-то из его прошлого. кого-то слишком дорогого, что бы лишний раз вспоминать ее имя, дабы вновь не ощутить тупую ноющую боль. Кто знал, что когда он решит исследовать очередные руины в очередных пещерах на следы двемеров или более древней культуры, он наткнется на большую механическую головоломку. А еще на вампиров. На много вампиров. Которые хорошо горят, кстати говоря. Внутренний исследователь внутри него подталкивал решить странную и чудную головоломку, что он, собственно, и сделал, не такая уж и сложная она была. А наградой ему был… гроб. Причем гроб с вполне живой и хорошо сохранившейся Сераной. О том что девушка вампир не понял бы только слепой, хотя и тут можно было догадаться чисто по логике. В первый момент девушка оскалилась на него и просто выбежала из пещеры, пропадая из виду. Ее не было… приличное время, настолько, что он уже успел позабыть о странном знакомстве. В этом мире ко всему привыкаешь. А после она появилась вновь, сказала, что нашла по интуиции и расспросам. А возможно потому, что знала, кого можно зачаровать. Сам Делсин не спрашивал. Она спросила, не нужен ли ему компаньон в его приключениях и он, по какой-то странной причине, ответил что нужен. Серана была странной, она часто огрызалась на него, жаловалась на происходящее, говорила, что люди тупы, а он так вообще возглавляет их всех по этому параметру. А порой садилась рядом и начинала спрашивать его про семью, про то, как он жил. Пару раз она даже назвала его своим единственным другом.  А после вновь начинала огрызаться. Впрочем Делсин и до нее ощутил на себе все прелести переменчивого женского характера. Хотя одного у нее было не отнять – Серана действительно любила приключения.
- Мне нужно в Драконий предел. К старому знакомому, - Делсин указал на длинную лестницу, ведущую вверх.
- О, тысячу лет не была там, - вампирша толкнула его в бок, прямо к лестнице, - в прямом смысле слова. Идем.
Драконий предел не изменился за это время. Ярл все так же сидел на своем троне. А рядом стояла Айрилет, готовая в любой момент отрубить парочку голов любому зазнавшемуся и не проявляющему уважение к ее ярлу. Делсин оглядел такое слишком знакомое помещение, удивляясь тому, что народа здесь все так же много.

+1

16

- Мы возвращаемся в Вайтран, мой тан?
Ассоль лишь закатила глаза, рассеянно погладив Зоркого по лохматой шерсти. Ей уже осточертело это бесконечное "мой тан". Звучало, как эротическая фантазия малолетнего садиста.
- Сколько раз тебе говорить, не называй меня так, - она устало потерла переносицу, шагая вперед по разбитой непогодой дороге. Хотелось лечь на землю прямо здесь и заснуть...если бы сон принес с собой хоть какое-то облегчение. Она перестала отдыхать во сне с тех пор, как присоединилась к Соратникам. С тех пор, как научилась восстанавливать силы, пожирая плоть убитых врагов. С тех пор, как разгромила главу клана Серебряная рука на пару с Эйлой, без которой не состоялось бы обряда инициации. Лишь бы минутку отдыха - мотание по Скайриму в компании с Лидией вовсе не было увеселительной прогулкой, и вымотало ее донельзя - одни мирные переговоры чего стоят. Ее передернуло от мысли, что сделал бы Арнгейр, если бы Партунакс, внезапно оказавшийся драконом, и, еще внезапнее, первым встреченным ей драконом, который не пытался сжечь все, что видел, не отдал распоряжение помогать Довакину во всем. Но и Седобородый был не самой главной из проблем. Припадочный Эсберн отказывался говорить. Помешанная на истреблении драконов Дельфина убеждала, что Партурнакса надо убить, ибо он опасен, хотя и сама выглядела так, будто вот-вот отрубит Ассоль голову. Туллий и Ульфрик вели себя как малые дети, не поделившие игрушечную лошадку, особенно забавным было то, что оба, вроде как, поддерживали интересы Талморской Империи. Балгруф был адекватнее всех, но о нем девушка отказывалась думать плохо лишь до тех пор, пока тот не предоставит Драконий Предел, чтобы заманить дракона в ловушку. Политика никогда не привлекала девушку и, направляясь следом за повозкой ярла Вайтрана в собственно Вайтран (предварительно отказавшись составить ему компанию), она впервые за долгое время странствий обрадовалась, что впереди маячит новая, пусть и невероятно сложная, цель.
Хускарл все время была рядом, даже жили они в одном доме, хотя рабочих для обустройства комнаты Лидии она не нанимала - та появилась сама по себе, волшебным образом, вместе с женщиной. Хотя, надо признать она была довольно полезной - по крайней мере, отправляя ее на разведку, Ассоль могла быть спокойна, что ее компаньона не убьют. В довесок ко всему прочему, Лидия таскала то, что сама Довакин с места битвы унести не могла, то есть приносила в дом немало дохода с продажи того хлама, который можно было обнаружить только в руинах. Не раз и не два она вспоминала про Делсина и каждый раз радовалась, что тот не пошел с ней - девушка и моргнуть не успела бы, как его убили.
А еще Лидия была в курсе всего, что происходило с Ассоль. Знала и молчала, храня верность своему, - девушка поморщилась, - тану. Это она отправилась вместе с ней к Седобородым. Она, а не Дельфина, как бы последняя не захлебывалась от самодовольства, - прикрывала Довакину спину всегда и везде.
В конце концов, это на нее напала Ассоль в свое первое полнолуние. Любой другой бы взвыл, а Лидия осталась, своим упрямством напоминая девушке ее саму. И лишь поэтому ей прощалось это ставшее почти издевательским обращение.
Миновав проповедника, который обладал не только луженой глоткой, но и стальными нервами, девушка принялась подниматься по лестнице, но тут же остановилась, потянув носом воздух. Знакомый запах шлейфом повис над ступеньками и вел в Драконий Предел. Конечно, может, она себе это напридумывала, но все же зашагала вверх быстрее - вместе со знакомым, в воздухе стоял такой смрад, который она чуяла лишь случайно забредя в пещеру вампиров.
Лишь у самой двери ее остановила Лидия.
- Вы собираетесь вызвать дракона, - безапелляционно заявила она. До сих пор хускарл хранила по этому поводу партизанское молчание. Ассоль обескураженно кивнула.
- И отправитесь в Совнгарден. Одна, - и это также не было вопросом.
Довакин начала понимать, к чему клонит Лидия. Ее забота о вверенном ей тане была трогательна, но порой выводила из себя своей навязчивостью. Возможно, будь Ассоль неженкой, все виделось бы иначе.
- Возможно. Но точно не с тобой, - отрезала девушка, - Посмотри на себя! Ты когда в последний раз спала? А лечилась нормально? Возвращайся домой, - немного подумав, она нехотя добавила, - Это приказ, - и шагнула в Драконий Предел, оставив опешившую Лидию снаружи.
Запах стал уж слишком сильным для обычно галлюцинации.
На всякий случай, Ассоль решила не обращать на Делсина внимания: вдруг и правда мираж? Вместе со спутницей, на которую так и тянуло наброситься и растерзать к чертовой матери. Та, похоже, разделяла ее желание и шипела какие-то проклятия, о которых Довакин в жизни не слышала.
Алдуин, - подумала она и волна ненависти к существу, уничтожавшему все и вся, в том числе ее хороших друзей, оттеснила неприязнь к вампиру на дальний план. Она подошла почти вплотную к ярлу. В ее теперешнем положении смертной казни за подобное поведение не предусматривалось.
- Я выполнила свою часть сделки, - нахмурилась она, изо всех сил стараясь не смотреть на долговязого мага, который с каждой секундой становился все более настоящим, - Твоя очередь.
В какой-то момент ей показалось, будто ярл передумал, но тот лишь вздохнул. Он кивнул. Девушка выдохнула сквозь зубы.
- Все готово для поимки дова...дракона? - осведомилась она. Да нет, точно настоящий. Она осторожно, бочком придвинулась к Делсину и ткнула в него пальцем, уже жалея, что отослала Лидию: та бы точно сказала, мерещится или нет. Судя по плотности, маг был живым и даже здоровым.
- Ты тоже его видишь? - на всякий случай осведомилась она у Айрилет. Та округлила глаза, но кивнула, еле слышно хмыкнув.
- Хорошо, - сощурилась Ассоль и, сняв тяжелую перчатку, со всей силы ударила Делсина, - Трудно было дать о себе знать? - осведомилась она у согнувшегося напополам мага, спокойным тоном, поскольку истерики вполне могли подождать, - Или ты грамоту забыл?
Ассоль нравился гнев. Она им упивалась. Гнев помогал не расплакаться, ведь Драконорожденным плакать не положено, особенно из-за каких-то там волшебников.
Ярл нетерпеливо кашлянул.
- Так ты собираешься ловить дракона или нет?
Кивнув, девушка последовала за Фаренгаром, то и дело бросая яростные взгляды то на Делсина, то на его спутницу, про себя решив, что этого и звать не надо.
Если дело касалось драконов, маг был тут как тут.
Это о девушке он мог забыть напрочь.

+1

17

Он и позабыл насколько большой Драконий предел по определению. Это не Маркартские залы, что не смотря на довольно внушительный вид все же были с довольно низкими потолками, настолько, что проведший там некоторое время Делсин, помогавший Колсельмо в его научных исследованиях двемеров, постоянно бился лбом косяки. И это тем более не Морлаф, где в доме ярла даже нельзя спрятаться от самой ярла, ворчливейшей старухи во всем Тамриеле. Здесь все куда как просторней и куда как… светлее что ли. По крайне мере при входе в зал он даже немного сощурился, высматривая небольшой проход, который обязан был вести его в покои мага.
Фаренгар встретил его довольно тихо, даже не поднял тревогу и не назвал упырем, хотя это скорее всего из-за стоящей позади Сераны, что сверкала красными глазами, так же клыками, намекая, что любой намек про вампира будет стоить магу парочки пинт крови. Так или иначе, но разговор прошел на удивление гладко, никто даже в драку не полез. Правда кое-что Делсина все же насторожила.
- Где Айрилет? Где ярл? – Делсин выглянул в общий зал в очередной раз отмечая пустой трон, около которого  ковырялся в зубах кинжалом управитель. Довольно идеалистическая картина – работник, пока начальства нет рядом, но какая-то настораживающая. Только что-то очень серьезное способно заставить его покинуть свой трон в Драконьем пределе.
- Он отправился на Высокий Хротгар, - Фаренгар посмотрел куда-то в сторону, сквозь стену, - говорят там что-то по поводу переговоров с Братьями Бури и Имперцами. Кажется они решили наконец перестать мерятся, у кого и что больше и заключить мир. – В какой-то момент старый приятель его далеких молодых дней замолк, словно взвешивая все за и против. – Говорят там и Довакин появиться, мол придумала она что-то… сумасшедшее.
Маг замолчал, давая бретонцу право осмыслить сказанную фразу. С одной стороны он был рад, что Ассоль была жива, все же в это неспокойное время и в этом неспокойном месте, когда ты в один момент жив, а в другой уже мертв, нельзя толком сказать, увидишь ли ты завтрашний рассвет и увидит ли его тот, кто был когда-то рядом с тобой. А с другой что-то нехорошее закрадывалось в сознание. Он уже не в первый раз слышал рассказы, начинающие примерно так «А совсем недавно Довакин залезла в настоящую задницу мира и дала высокосортных люлей тому, что там обитало…» и, признаться, каждый раз они заставляли что-то нехорошее екать внутри него. В общем ощущения возникали довольно неоднозначные, в которых он и сам определиться не мог. Он бы еще долго стоял как вкопанный, если бы главные двери не раскрылись и на пороге не объявился сам ярл, бодро шагая к своему неизменному месту и усаживаясь на него. Пришло время явиться сюда с тем, с чем его, собственно, и послали.
Из-за последних политических волнений Маркарт отдали Братьям Бури и те, вместе с новым ярлом из клана Серебряная кровь, ввели новую политику как по отношению к Изгоям, так и по отношению в руинам, расположенным чуть глубже самого дворца. Возмущенным подобным старый маг Колсельмо, шевеля ушами, довольно долго кричал на нового ярла, что впрочем ни к чему путному не привело, тот только пригрозил запереть того в старых склепах. Старый маг отказывался мириться с этим и довольно громко собирал свои вещи, пока его племянник, бочком подходя к Делсину, не шепнул тому, что было бы неплохо взять парочку регалий у ярла Вайтрана, так давно уважаемого у нового ярла Маркарта, и с их помощью не надавить на того. Впрочем, уставший с дороги, тот лишь только помахал рукой, что значило, что подобными проблемами он займется попозже.
Оставалось лишь только отойти в сторону и ждать, покуда у ярла не появится бодрое расположение духа. В следующий момент врата опять открылись и в зал зашел силуэт, слишком хорошо знакомый даже в таких доспехах и с таким выражением лица. Делсин лишь только икнул, стараясь лишний раз не пялиться на Ассоль, переводя все свое внимание куда-нибудь в другую сторону, пока не заметил, что Серана, все это время стоявшая рядом, начала истошно  шипеть и скалить зубы.
- Оборотень, - прошипела та, смотря прямо на Ассоль.
- Ты уверена? – Маг удивленно, что бы никто не заметил, краем глаза взглянул на стоявшую у трона фигуру, что вела разговоры, суть которых он все никак не мог уловить.  Но явно что-то очень важное, по другому у нее не бывает, он это уже понял.
- Конечно я уверена, - Серана перестала скалиться и, спрятав клыки, взглянула на него так, как обычно смотрела - как строгая учительница смотрит на нерадивого ученика, впрочем на такого, которому ей не в тягость что-либо объяснять. – Когда я была маленькой, отец рассказывал мне о том, как появились оборотни. Он говорил, что принц Хирсин проклял их и заставил служить себе, быть… его дворовыми собачками. Еще отец очень плохо отзывался о них, говорил что-то про то, что сами принцы даэдра создавшие нас, Хирсин и Молаг-Бал,  ненавидят друг друга. И у нас в крови эта ненависть.
Делсин кивнул. Если нужно было узнать старую и забытую всеми историю – стоило обратиться к Серане. Правда любой ее рассказ начинался с «Папа\мама рассказывали мне…» но и это был куда как более достоверный источник информации, нежели книги, написанные сложным языком в библиотеках, не имевших при себе какого-нибудь значения. Но дальше размышлять по этому поводу ему не дала хорошая затрещина, полученная довольно тяжелой, для того что бы быть женской, рукой.
- Трудно было дать о себе знать?  Или ты грамоту забыл? – От такого знакомого голоска, разнесшимся эхом, веяло чем-то далеким, правда чем уже нельзя было разобрать, ибо звон в ушах совместился с грозным шипением Сераны, что при виде такой атаки тут же решила сама набросится на потенциального обидчика.
- Серана нет! Это Довакин! – Делсин схватил вампиршу за плечо, стараясь остановить ту от последующих действий. Однажды он увидел как та превращалась в лорда-вампира и, признаться, вид этого существа заставлял его коленки трястись в диком плясе.
- Да хоть сам принц даэдра, никто не смеет трогать моего бал ур, - тем не менее вампирша перестала скалиться, что должно было хоть немного успокоить накалившуюся атмосферу, да и фраза, начинающаяся на букву Д неимоверно привлекла внимание всех находящихся.
- Дракона? Вы собираетесь изловить дракона? Что, серьезно? – С одной стороны все нутро его пело от восторга, ибо подойти близко к настоящему, живому дракону было так.. заразительно. С другой, этот самый дракон мог дыхнуть огнем и тут уже никакая регенерация не поможет. Он лишь только послушно поплелся за всеми, пытаясь бочком подобраться к Ассоль.
- О тебе столько слухов ходит по Скайриму… - он на миг замолчал, - я рад что с тобой все в порядке.
И вновь отошел обратно, присоединяясь к Серане, что продолжала делать гордое и одновременно злое лицо.

Отредактировано Delsin Row (2013-10-13 21:55:10)

+1

18

Если бы не необходимость как можно скорее отправиться в Совнгард, дабы покончить с Алдуином раз и навсегда, Ассоль бы наплевала на то, где находится и вступила бы в бой с этой самоуверенной вампирше. Возможно, неравный, но тем больше было бы азарта - этому она научилась у Фаркаса, радоваться превосходящей силе противника. Хотя Фаркас сам по себе был превосходящей силой, во всем, что не касалось необходимости думать. Тем не менее она сверкнула взглядом в сторону Сераны.
- Разберемся с этим потом, - вполголоса сказала она, поднимаясь наверх, уверенная, что слова ее дойдут до нужных ушей.
- Перед смертью не надышишься, - прилетел с ветром не менее тихий, сочащийся ядом ответ. Ассоль усмехнулась. Возможно, в другом мире они бы могли подружиться.
А вот сказанное Делсином, наоборот, стерло улыбку с лица, равно как и всякое желание издеваться над бедным магом. Девушка прикусила губу и на мгновение сжала пальцы парня.
- Знаю, слышала, - ответила она, - Видишь ли, мало кто знает, как именно выглядит Довакин. Стражники, - она кивнула на одного из стражи Вайтрана, - так и вовсе были уверены, что Драконорожденный - здоровенный детина с топором наперевес верхом на драконе, - а еще кто-то вдруг начинал хвастать перед остальными, что, может он и сам Довакин, только пока этого не знает. Что ж, снежного тролля на пути к Высокому Хротгару она убила, так что путь к Седобородым был чист. При последнем спуске она наткнулась на делегацию паломников и подумала, что оказала Арнгейру не лучшую услугу, открыто выступив против драконов, но что еще было поделать? Девушка тряхнула головой, избавляясь от мыслей. Серана за спиной фыркнула и Ассоль даже знала почему. Она хмуро обернулась.
- А ты, смотрю недолго был один, - процедила она, - Как прошла твоя экспедиция? Нашел что искал? - и еще тише добавила, - Надеюсь ты тоже...в полном здравии.
Площадка была совсем близко, когда Довакин услышала нагоняющие процессию торопливые шаги и бряцанье доспехов. Ну конечно, куда же без нее. И верно.
- Клинки должны присутствовать при этом, - без обиняков заявила Дельфина, кровожадно оглядывая показавшееся небо в поисках дракона. Ассоль бы с радостью завалила еще десятерых братьев по крови, чем сказала нордке, что ее помощь ей, Драконорожденной, как собаке пятая нога, а уж Эсберн с его вечной нудной болтовней так и вовсе вгоняет ее в сон. Этот старик даже похабный анекдот мог рассказать так, чтобы это было для вас самой медленной из пыток, изобретенных человечеством.
- Может, Клинки и в Совнгард отправиться хотят? - не удержалась Ассоль, отпустив руку Делсина: та тут же непроизвольно сжалась в кулак, а привкус крови на языке становился все более различим. Что бы там ни думала Серана, она не комнатная собачка и слушаться может лишь себя. Оборотню нельзя сказать "Прекрати", в надежде, что он тебя послушает. Оборотень может слушать только себя.
Она давно подозревала, что Дельфина знает об отношении к ней девушки, потому ответ не заставил себя ждать.
- Хотят, - безапелляционно заявила она. Ассоль, пожав плечами, сделала глубокий вдох, подходя к самому краю и вспоминая заветное Слово.
- О...
- Клинки и на Глотку Мира отправятся вместе с Довакином, - внезапно продолжила Дельфина, - Мы должны проконтролировать, что все пройдет как надо и что Драконорожденный не пострадает.
Девушка выпустила воздух, жалея, что не может Криком отправить надоедливую сварливую бабу в доспехах с балкона.
- Клинки не отправятся со мной ни туда, ни куда-либо еще, - отрезала Ассоль рычащим тоном, - Тем более - убивать Партунакса. Он за один вечер помог мне сильнее, чем Клинки за многие месяцы. И вы, - она повысила тон, пытаясь игнорировать ухмыляющуюся Серану, которая наверняка успела сравнить про себя Довакина с лающей собакой, - Пожалете даже о попытке справиться с ним самостоятельно. Этот дракон вам не по зубам.
- Где бы ты была если бы не мы, - отрывисто заметила Дельфина, - Где?
Времени оставалось совсем мало, а этот цирк порядком надоел Ассоль.
Она без лишних слов пустила разговорчивой женщине стрелу в колено.
- Все. Закончилась твоя дорога приключений, - не удержалась Ассоль, - Надеюсь, ни у кого больше нет претензий? - холодно осведомилась она, скользнув взглядом по Делсину. Не так должна была состояться их встреча. А его наверняка укусили. Хотя она бы почуяла. Или нет? Девушка еще раз смерила мага сомневающимся взглядом, пытаясь найти на участках обнаженной кожи следы укусов.
- Дракон, - нетерпеливо кашлянул Фаренгар.
Ассоль развернулась к небесам.
- OD-AH-VIING, - крикнула она.
Тишина.
Не получилось.
Дельфина ликовала, насколько позволяла простреленная нога и Ассоль уже начала жалеть, что целилась не в голову, а еще лучше - в язык, поскольку подозревала, что вонзившаяся в полное отсутствие мозгов стрела вовсе не помешает ей молоть высокопарную чепуху.
Она в отчаянии взглянула на Делсина, но тот смотрел ей за спину с открытым ртом. Черная точка приближалась к балкону.
- Отойдите от края! - запоздало крикнула девушка стражникам, но один уже полетел ласточкой навстречу земле, подхваченный Одавингом. Имя будто всегда было известно ей. Дракон снижался, сверкая красной чешуей: видимо, ему надоело играться с едой и он решил серьезно попировать, нацелившись когтями на, для начала, незащищенных броней присутствовавших.
Этого Ассоль допустить не могла.
- JOOR-ZAH-FRUL!
Дракон отвлекся на нахальную девицу, говорящую на драконьем и этого хватило. Девушка попятилась прочь от границ ловушки, вынуждая Одавинга следовать за ней.
Тяжелый хомут придавил дракона к земле.
А не больно-то он и сопротивлялся, - про себя отметила Ассоль.
- Попался, как медведь в капкан, - пожаловался дракон вместо того, чтобы сжечь всех вокруг и обратился непосредственно к Довакину, - Тебе пришлось постараться, чтобы поставить меня в это...унизительное положение.
Ассоль слабо улыбнулась уголком губ.
- Нет сомнений, ты хочешь знать, где найти Алдуина, - девушка кивнула.
- Так где он прячется? - непринужденным тоном поинтересовалась она.
Делсин за спиной выдавил какой-то непонятный восторженный звук и Ассоль закатила глаза.
Только не сейчас.

+1

19

Он никогда не умел толком объяснять и, если бы сейчас был подходящий случай, то при виде разворачивающейся картины он бы просто выбросился в окно, если бы оное здесь было, лишь бы не быть свидетелем того как  цапаются две дамочки, одна из которых настоящая легенда Скайрима, готовая завалить любого дракона, а вторая дочь Хладной гавани. И одной из них явно не понравилась вторая и, кажется, Делсин понимал почему, уж слишком похожими они были как по характеру, так и по общему мировоззрению.
- Легенда должна быть безлика, что бы вселять надежду в незнакомцев и опаску в задумавших дурное, кто знает, может тот, кто на вид так неловок окажется истинным героем и драконоборцем, - произнес Делсин старый урок от своего учителя в Винтерхолде. Впрочем, дальше что либо говорить не имело смысла. Оставалось лишь только сжать ладонь девушки и подниматься дальше на балкон с общей процессией, что стремилась побыстрее покончить с этим делом.
- Я… должен тебе кое что сказать, ну… пока нас всех не сожрал потенциальный дракон… - договорить он не успел, его перебила неизвестно откуда взявшаяся женщина, что явно была знакома с Ассоль. Оставалось лишь только отпустить ее руку и притормозить, оказываясь в самом конце процессии.
- Кто такие клинки? – Шепнула ему на ухо Серана, заставляя вздрогнуть от удивления и неожиданности. Вампирша обиженно посмотрела на него, словно спрашивая, серьезно ли он не понимает, что она хочет ему донести. – Женщина, сейчас разговаривающая с оборотнем назвала себя Клинком. Кто это?
- Клинки были телохранителями императоров довольно долгое время. Потом Талмор стал увеличивать свое влияние на местные рубежи и Клинки были распущены. Теперь правителя защищает имперская организация. А Клинки, ну… вроде как вне закона. – Делсин пожал плечами, всматриваясь в два силуэта, стоящих чуть подальше от них. Он даже и понять не успел, когда обычный разговор превратился в скандал, а через некоторое мгновение женщина уже была ранена и ныла по поводу происходящего, покуда один из стражников сочувствующе смотрел на нее. В этот же момент Ассоль взглянула на него самого, и Делсин почувствовал, как седеет. Где одна стрела, там и вторая, как говориться. Да и взгляд ее, скользящий по нему слишком уж пристально, заставил Делсина отступить на шаг, слыша, как опять начинает рычать вампирша. Но далее развиться событиям не дал Фаренгар, который, в прямом смысле слова уже дожал от желания лицезреть настоящего дракона.
Крик разорвал небо и от него, казалось, содрогнулись сами горы. И тут же где-то среди высоких шпилей мелькнула черная тень. А после еще раз. И еще. Огромный дракон взмыл совсем рядом и один из стражников, подошедший слишком близко к краю, полетел вниз. И вновь два огромных крыла мелькнули мимо облаков, в тот самый момент, когда очередной крик вновь не  сотряс своды замка, заставляя красного зверя опустить на балкон и, клацая зубами, побежать прямо на Ассоль. Делсин еле успел схватить за шиворот выбежавшего вперед Фаренгара, что готов был броситься под пасть дракону чисто в научных исследованиях.  В этот же момент огромное ярмо придавило его, лишая возможности двигаться. Но, вместо того, что бы как и любой оказавшийся в западне, начать брыкаться и неистово рычать, дракон успокоился и уставился хищным глазом на своего пленителя. А та словно бы его понимала.
- Ты… понимаешь что он говорит? – Делсин подошел поближе, всматриваясь в огромную морду с острыми зубами. – А можешь спросить его про то, сколько их еще?
- Нет, лучше спроси про особенность селекции их рода, - выступил вперед Фаренгар, всматриваясь в новое чудо, - а еще лучше, как происходит создание крика.
- Так же как и Довакина, что здесь не понятного, - буркнул на его вопрос Делсин, словно отмечая, насколько тот абсурден.
- Сразу видно, кто из нас двоих спал на занятиях, - фыркнул ему в ответ маг, - общеизвестно, из старых записей, что драконы, чье строение тела более отличается от человеческого, не имеют связок, подобным человеческим и создают…
- Я вас сейчас обоих загрызу, если не заткнетесь, - прорычала позади Серана, заставляя магов захлопнуть свои варежки и дать Довакину спокойно поболтать с потенциальным противником. Что бы он ей не говорил, но лицо Ассоль становило все более довольным и довольным. И как только в ее ответе прозвучало Совнгард он понял, что это тот самый конец, какой бывает у подобных историй.
- Он отвезет тебя в Совнгард? – Делсин подошел к девушке, стараясь не обращать внимание на огромную, придавленную к полу тушу. – Он может… отвезти двоих?
Это была скорее не просьба, а попытка утверждения неизведанного. В конечном счете, он и так слишком долго был заперт в темных гробницах, что бы теперь отказываться от полета в небесную обитель великих воинов.

+1

20

Чем дольше говорил Одавинг, тем сильнее нравился Ассоль. В общем-то, после встречи с Партунаксом она сильно усомнилась, что все драконы плохие и единственной целью жизни ставят разрушение и причинение всяческого вреда, а этот дракон окончательно подтвердил ее догадки и тем меньше ей хотелось иметь хоть какое-то отношение к Клинкам, которые, в свое время, может и были необходимы, но сейчас с задачей охранять прекрасно справлялись хускарлы, преданные друзья и отличные воины. Впрочем, Одавинг был не столько добр, сколько хитер - он согласился сопроводить Довакина к порталу в Совнгард, но дальнейшая его лояльность зависела лишь от того, кто победит. Дракон привык находиться на стороне победителя, какой бы неудобной она ни была. Да, может ту'ум ее и был силен, но страх перед Алдуином, укоренившийся в умах как смертных, так и довов, был сильнее. Увлекшись разговором, Ассоль не сразу заметила, как вокруг нее с Одавингом танцуют два одержимых драконами волшебника, чуть ли не с бубнами под музыку древних. Фаренгар так и вовсе поскуливал. Серана презрительно фыркнула, а девушка, наоборот, не сдержала снисходительного смешка.
- Забавные люди, - отметил дракон, переводя взгляд янтарных глаз с Делсина на Фаренгара, будто решал, который из костлявых существ в неогнеупорных робах вкуснее.
- Волшебники, - откликнулась девушка и обратилась уже к двум клоунам с неограниченным магическим потенциалом: - отвечаю по очереди: да, понимаю. Спросить могу, но сомневаюсь, что он сам об этом что-то знает. Включи мозги, Делсин, драконов призывает Алдуин, и число их все время полнится, - ее передернуло от воспоминаний о дороге до храма Небесной Гавани: закончилось все тем, что, заслышав рев очередного крылатого собрата, Ассоль не обмирала от ужаса и даже не проверяла тетиву лука, а досадливо вздыхала и нехотя отправлялась побеждать крылатое чешуйчатое существо, которое недавно было всего лишь костьми в кургане.
К сожалению, Делсин этого не видел, потому взгляд его так и остался умоляющим, причем из тех, которые Ассоль еще на себе не испытала и посему противостоять их силе не могла. Вздохнув, она повернулась к Одавингу, сдерживая порыв приложить ладонь к лицу в знак глубочайшего стыда за представителей людского племени.
- Он...
- Я понял, - если бы ящерицы могли улыбаться, дракон уже бы хохотал до колик, каким бы древним и умудренным опытом ни был, - И твои догадки верны...в вашем, людском понимании, все приблизительно так и обстоит, - могучее тело зашевелилось под гигантским ярмом и Ассоль внезапно поняла, что они не обговорили кое-что еще. Одавинг был того же мнения, но лишь кивнул (по крайней мере ей так показалось) на подпрыгивающего словно в очереди перед нужником придворного мага, - И ему скажи, что  в человеческом языке недостаточно слов, чтобы ответить, да еще и так, чтобы юный кро все понял.
- Он говорит, - обернулась она к Фаренгару, - что у тебя извилин не хватит полностью осмыслить описание как селекции, - новое слово далось ей с трудом, - так и процесса создания крика.
Фаренгар словно бы оскорбился. Ассоль даже подумала, что после этого его интерес к драконам поутихнет: отвернувшись, маг заковылял в Драконий Предел, бормоча что-то под нос.
- Сомневаюсь, что ты сможешь отправить меня к порталу силой ту'ума, - заметила Довакин.
- Верно сомневаешься. И сказать на словах, где он располагается, я тебе не в силах - лишь долететь.
Ассоль замялась. Испытывать симпатию, оценивать по достоинству характер - одно дело, довериться - совсем другое. Интуиция подсказывала, что Одавинг ей не враг, по крайней мере, пока что, но отточенная за многие годы кочевой жизни осторожность не собиралась уступать мимолетной дружеской симпатии. Почти родственной.
Дракон ждал. Довакин молчала.
Обстановку, как обычно, разрядил Делсин.
- Ты шутишь, - мгновенно отреагировала девушка, забыв про Одавинга. Она вплотную подошла к Делсину, игнорируя возобновившееся шипение со стороны Сераны, - Даже если бы он мог...нет, я его и просить не буду! И не спрашивай, почему, - повысила голос Ассоль, предупреждая дальнейшие возражения. - и глаз таких грустных не делай. Забыл, что было, когда мы вдвоем отправились в храм Холодных Водопадов за трижды клятым Драконьим Камнем? А в этот раз пункт назначения - не пещера в нескольких часах пути от города или деревни. В Совнгарде нет целителей. И пополнить запасы лечащих зелий негде.
- Кро может помочь, - подал голос Одавинг, которому явно надоело молчать, да и лежать, придавленным к площадке тяжеленным подобием хомута, тоже.
Ассоль скорее бы сжевала собственный доспех, чем признала бы перед кем-либо посторонним, что больше всего боится потерять человека, который так сильно выводил ее из себя. Впрочем, он же мог и успокоить ее быстрее, чем кто-либо еще.
Но время поджимало, и спорить не было сил. Девушка закрыла глаза, как перед прыжком в бездну.
- Это ему решать, - тихо ответила она, - Поступай как знаешь, - адресовала она уже Делсину, не глядя тому в глаза - она и так знала, что увидит там лишь радостное волнение, предвкушение полета.
Ассоль оставалось тихо сходить с ума от беспокойства.
От мрачных мыслей отвлек грозный рык дракона и короткий вскрик. Она повернулась на шум - Фаренгар увлеченно стряхивал пламя с занявшегося рукава и чертыхался. Пара склянок упала на каменный пол и разбилась. Сдерживая усмешку, она скрестила руки на груди.
- Знаешь, не лучшая идея собирать образцы у живого дракона, - менторским тоном заметила Ассоль, - Он, видишь ли, не только ту'умом владеет, но и клыками. Я тебя выпущу, - сказала она дракону, - Но попробуй повторить это еще раз, и твоя душа будет в моем распоряжении. А также твои кости и чешуя.
Судорожно вздохнув, Довакин взглянула на стражников.
- Освободить дракона.
Те не шелохнулись, явно думая, что им послышалось.
- Я сказала: Освободить. Дракона.
- Ты делаешь ошибку, - прошипела Дельфина, - И когда она превратится в роковую, я с радостью плюну на твою могилу.
- Плюнь себе на рану, глядишь заживет. Хотя, с твоим ядовитым языком...лучше не стоит, - буднично ответила Ассоль, наблюдая за расправившим крылья Одавингом.
- Забирайся, Довакин, - пригласил тот, дойдя до края балкона, распластавшись, как мог, на полу, - И твой фадон пусть присоединяется, коли желает.
Уже забравшись Одавингу на спину и ухватившись за шипастые наросты, девушка вопросительно взглянула вниз, на Делсина и, вздохнув, протянула магу руку.
- Ты с нами?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon