В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon


Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Все же балкон представлял собой действительно внушительными размерами. Тут, если захочется, можно было не только разместить ручного дракона, но и еще парочку пристроек совершить. Неудивительно, что уже через какое-то время из-за двери стали выглядывать все больше и больше лиц, проявляя заинтересованность к настоящему, живому дракону у  них в замке.
Ассоль отвечала на вопросы планомерно, заставляя Делсина кивать в такт ее ответов, в это же время сам дракон спокойно находящийся рядом и из всех собравшихся клацнул только  одного Фаренгара, что кажется решил в качестве образца выдрать ему один из клыков. О том, что можно было попросить несколько костей и даже пластин чешуи у той, кто этих драконов успела убить за прошедшее время немало и уже явно поднакопила такого не особенно для нее нужного материала, маг решил промолчать и лишь только ехидно смотрел на то, как Фаренгар пытается сбить с себя пламя.
Правда от последующего ликования и возможно даже едкого замечания его отвлекло восклицание и полное несогласие со сложившимися обстоятельствами самой Довакина, что даже и слышать не хотела о возможной компании. Оставалось лишь только как-то обреченно смотреть на происходящее.
- Ассоль, я ведь не помру от единого выстрела, - мягко проговорил он, стараясь переубедить ее, - да и ты не знаешь что ждет тебя по ту сторону, а я… ну, возможно, смогу помочь.
Он, конечно знал, что не был самым сильным магов во всем Скайриме, но фору мог дать многим, скажем, чем некромантам, что шарятся по дорогам, стараясь использовать любую возможность подчинить себе еще одного путника, который был неосторожен во время путешествия. Да и его магические навыки после их последней встречи возросли, и дело казалось даже не магии востановления, но магии призыва.
Впрочем дальше спорить по поводу того кто еще кому большее одолжение сделает он не успел, дракона отпустили и тот, встряхнув крыльями, развернулся, попутно сметая хвостом парочку зевак, не успевших пригнуться, направляясь к краю балкона. И, признаться, вид этого огромного животного наводил и страх и восхищение одновременно. Недолго думая, Делсин подбежал к зверю и, упершись ногой о пластину, начал подтягиваться вверх, покуда в голове не мелькнула одна, довольно  долгое время не волнующая его мысль. Парень растерянно обернулся назад, ища глазами знакомые лица. Фаренгар отчего-то больше не хотел слишком близко подходить к дракону и решал держаться подальше. Ярл стоял еще дальше, оттесняемый Айрилет, которая готова была в любой момент наброситься на зверя, в надежде защитить. Рядом было лишь только парочка смельчаков и Серана, осматривающая окружающее пространство ярко-красными глазами.
- Лети давай, не задерживайся, - помахала она рукой, - дочерям Хладной гавани все равно нельзя в Совнгард, как и любым даэдропоклонникам. Расскажешь мне потом как все закончилось.
- И попытайся запомнить дорогу! – Пискнул откуда-то издалека Фаренгар, все еще влекомый азартом исследователя.
В любом случае запомнить дорогу не являлось возможным. Хотя бы потому, что взмывший в небо дракон был далеко не лошадкой, которую можно обкатать и пытаться удержаться на нем было довольно проблематично. Оставалось только покрепче обнять Ассоль, что бы, при случившимся раскладе, либо удержаться вместе, либо падать вдвоем, что бы путь до земли не был таким уж и скучным. И когда среди облаков и тумана, наконец, можно было различить очертания горы, Делсин чуть ли не закричал от радости, если бы потоки воздуха, хлеставшие по лицу, давали ему такое право, коего они, в реальности, не предоставили. Дракон опустился на землю, позволяя Делсину сползти на твердую поверхность, чуть ли не лобызая камни под ногами, от чего его, опять же, удерживала пресловутая гордость.
- Ну… где там ваш этот порт… - мимо его носа прошмыгнула стрела и впечаталась  в небольшую щель, оказавшуюся между кладкой кирпичей, призывно подрагивая тетивой. Обернувшись, можно было лицезреть, как несколько  вполне себе так живых скелетов обнажали свое оружие, готовые нападать, пока на возвышающемся постаменте, давно уже мертвый, но шибко резвый дракой жрец пытался пробудить драконов, чьи курганы можно было видеть неподалеку.
- Ходячий суповой набор не такая уж и проблема, а вон тот персонаж… погоди, у меня кое что есть, - притянув ее к себе, Делсин некоторое время вглядывался в ее глаза, дотрагиваясь ладонью до щеки, после чего, так же резко как и подошел, он отступил на шаг, смотря на труды своей работы,на то  как девушка начинала медленно таять на глазах, становясь прозрачной для этого мира. – Хороший трюк, правда? У тебя будет достаточно времени, чтобы подобраться к жрецу, ну а я… пока займусь ими…

+1

22

Глупо было надеяться, что Делсин не воспользуется возможностью влипнуть в приключения по самую макушку своего глупого зачарованного капюшона, но решение принял он, а Ассоль твердо вознамерилась не препятствовать ему, потому и не скинула с Одавинга в тот момент, как волшебник залез на спину зверя. Дракон предупреждал, что в Скулдафн портал стерегут и стерегут ой как тщательно, потому дорогу до места назначения, после того как прошел детский восторг в первые мгновения полета, Довакин провела в раздумьях и догадках, что же там такого страшного и как расчистить путь, при этом не потеряв мага, чей радостно-испуганный крик крушил барабанные перепонки девушке, но и от мрачных мыслей немного отвлекал.
Она и не заметила, сколько они пролетели, но местность вокруг была совершенно ей незнакома, а Одавинг, исполнив свою задачу, лишь вильнул хвостом на прощание: старый хитрец не желал обнаруживать свою причастность к появлению Драконорожденного в Совнгарде...до поры до времени. Хотя и за такую помощь она была благодарна.
Пока не начались серьезные неприятности. Например, стрела, просвистевшая в миллиметре от Делсина. У Ассоль перехватило дыхание.
- Я тебе говорила, - она указала дрожащим пальцем на мирно лежавшее во мхе орудие убийства и повернулась к чародею, - Говорила же! И, если заметил, тут целый комплект оживших мертвецов, - прицелившись, она выстрелила в глаз одному из драугров, - И ты с ума сошел, если думаешь, что сможешь...что ты творишь?
Манипуляции Делсина выбили ее из колеи. Она даже очередную стрелу из пальцев выронила, вместе с челюстью. Потом покраснела.
А потом покраснела еще сильнее - от гнева. Правда, этого парень уже не заметил.
- Делсин, ты спятил, - констатировала она, услышав в воздухе знакомый рев, - Он уже разбудил одного, так что я от тебя ни на шаг не отойду, понял? Или с драконом ты сам будешь сражаться?
Зверь не видел Ассоль, но видел одинокого мага, - легкую добычу. Не стоит опасаться, что такой достанет из-за пазухи здоровенную секиру и живо расколошматит клыкастую морду.
Дракон приземлился, оскалившись на Делсина и эта его бравада оказалась роковой.
- Ты собирался биться с драуграми? - спросила девушка, пинком выводя мага из ступора. - так иди! А со жрецом мы потом вместе разберемся. И только попробуй умереть, - пригрозила она напоследок, снимая с пояса трофейную булаву и делая разбег.
Дракон так и не понял, откуда на его нос свалилось невидимое нечто, бьющее так, что искры из глаза, и недовольно замотал головой, сбрасывая непрошеного наездника. Еще одна ошибка, на сей раз роковая.
- JooR Zah FRUL!
Зверь растянулся на земле безвольной куклой, куски чешуи растворялись в воздухе, а душу его забрала Ассоль. Ей не нравился новый крик, он делал ее злее и беспомощнее, отчаяннее и тем более способной на непоправимую ошибку, но с драконами с помощью нового ту'ума она расправлялась быстрее. А сейчас время было золотом, серебром, хрупкой драгоценностью. Руки вроде бы стали менее прозрачными и девушка, вздохнув с облегчением, бросилась на поиски мага, прилаживая булаву на место и доставая родной лук.
Знакомую робу несложно было обнаружить. Надо признать, как боевой маг Делсин смотрелся более чем эффектно, со своим одухотворенным лицом и ругательствами на всех известных науке языках. Пока она занималась драконами (она почти нашла Делсина, когда сверху морозом дохнул еще один ящер), тот успел расправиться почти со всеми драуграми и теперь сражался с особо упрямым экземпляром. Довакин на одном из уступов приметила лучника.
Мертвецы, теперь уже окончательные, упали на землю практически синхронно. Ассоль облегченно вздохнула.
- С тобой все в порядке? - ограничилась чопорным вопросом девушка, хотя идея провести полный осмотр прямо здесь, перед дверьми в храм, казалась довольно привлекательной, - Ходить можешь? Руки целы? Ты уверен, что хочешь пойти дальше? - чуть тише спросила Довакин, внимательно глядя колдуну в глаза, - Как только мы войдем внутрь храма, обратной дороги уже не будет.
Но вид мага, пусть и потрепанного, выражал мрачную решимость. Драконорожденная кивнула.
- В таком случае, пошли, - Ассоль не без труда открыла тяжелую дверь, - Надо добраться до драконьего жреца, пока он не сделал этого раньше.
В катакомбах было более привычно. Девушка даже повеселела, переходя из залы в залу, отстреливая, отшвыривая от себя и от Делсина беспокойную нежить и от случая к случаю разживаясь звонкой монетой, а, где повезет - и зельями. Даже головоломки не особо омрачили ее настроения - Ассоль давно научилась их разгадывать. Было время подумать, было время повспоминать. Много ненужных мыслей не всегда хорошо, но лучше сейчас, чем в Совнгарде.
- Ты что-то хотел мне сказать, - проговорила она, неспешным, но твердым шагом направляясь к выходу на верхнюю площадку храма, - Еще в Вайтране. Не хочешь поделиться сейчас, пока нас не сожрали драконы или, - она вспомнила костлявую, парящую в воздухе фигуру и поежилась, - их прислужники?
Кое-что еще всплыло в памяти. Старый Кодлак боялся, что оборотням не дано отправиться в Совнгарден. Теперь его страх передался и Довакину.
Она остановилась перед самой дверью, чуть ли носом в нее не врезавшись.
- Что, если все это бесполезно? - не оборачиваясь на Делсина, сказала девушка, - Что, если у меня не получится туда попасть?
Впервые за все время она пожалела, что не сопротивлялась в одну из ночей, когда Скьор и Эйла решили посвятить ее в истинные Соратники. Пожалела, что выпила кровь сестры. Единственное, о чем не жалела - так это об истреблении клана Серебряная Рука.
Но волшебнику незачем об этом знать. Достаточно того, что она сомневается. Что - немного, - боится. Только не жалеет.
Здесь не должно быть места сожалениям. Не то место и не то время.

+1

23

За тот, не сказать что бы очень короткий, но и не очень долгий промежуток времени, что Делсин не видел Ассоль, произошло множество событий. Чего стоит, скажем, его шатание по нижним уровням Маркарта, где двемерские руины, наполовину затопленные, ждали того часа, покуда такие путешественники вроде него – слишком увлеченные своим делом и  без особого чувства самосохранения, решили отправиться исследовать каждый закоулок этого места. Хотя если честно, низкие потолки обвалившихся залов абсолютно отличались от представших перед ним руин. Он бы мог, конечно, понаблюдать за реакцией девушки, но та уже полностью растворилась среди окружающего пространства, оставляя его наедине. Ну или почти. По крайне мере ее крик убедил его в том, что ее уровень материнской заботы, вышедший на новый уровень, не позволит той отойти от него ни на шаг дальше. А то мало ли что…
- Хорошо мамочка, не забудь мне шапку на уши посильнее натянуть, чтобы не продуло, - передразнил он ее. Ему бы добавить еще чего-нибудь, но мимо пронесся дракон, явно примеряясь к одинокому, как ему казалось, магу, которого  неизвестно еще каким путем сюда занесло.
И для дракона явно было сюрпризом услышать оглушающий крик, от которого он рухнул на землю, а после еще и удар от невидимого оружия, который решил его судьбу и заставил глаза навеки закрыться. Как умирают драконы парень до этого момента не видел и, признаться, вид был довольно внушающий. Особенно когда вся эта туша начала в прямом смысле слова сгорать на глазах а прочная чешуя, словно пепел, разлетаться  в разные стороны искристыми осколками. И поток силы, доселе им невиданный, вырвался из обугленных костей, стремясь туда, где можно было бы различить  силуэт Ассоль, крутясь вокруг нее словно рой пчел. По всей видимости это и было знаменитое поглощение души драконоборцем. Как там говорилось – с душой приходят и знания драконов, их сила.
Правда дальше стоять и смотреть на это с открытым ртом не дал случай, а именно секира,  просвистевшая около его шеи, куда намеревался попасть подбежавший драург. Делсин  успел взмахнуть рукой и ходячий труп загорелся пламенем, с одного пинка рассыпаясь в прах, что на такой высоте был быстро развеян ветром. С лучником было сложнее, пламя до него не достанет, зато достанет ледяной шип, устремившийся прямо в глаз, раскалывая череп на две ровные части. Можно было бы планомерно уничтожать каждого последующего противника, но времени, как и сил, было не так уж и много. Уже по какой-то привычке, такое знакомое заклинание пронеслось в голове и рядом в прямом смысле слова вырос дремора, с раскрашенным в красное и черное лицо. Довольно полезный парень, хоть и очень крикливый. Делсин обнаружил книгу с заклинанием по его вызову в одних из катакомб и, признаться, очень удивился,  начиная уже молиться всем известным богам за свое спасение, когда вместо привычного компаньона появился огромный служитель дремор. Вот тебе и читай всякие книжки, взятые из  самых глубин катакомб.
Зато теперь, когда огромный великан появился и, достав из-за спины свой меч, с диким ревом понесся на противника, что был на две головы ниже его, можно было похвалить себя за тот отчаянный шаг. По крайне мере дрался призванный куда как лучше его самого, что всего лишь оставался на том же месте, изредка  кидая цепную молнию на каждого, что мог пройти мимо острого клинка.
- Ассоль. Я. Пойду. С тобой. До конца. – Отчеканил он как можно более четче девушке на ее очередное проявление слишком уж странной заботы. Вообще она странная какая-то. Стоило им спокойно идти куда-нибудь без опаски, как она лично готова была его придушить, но при этом во время боя в ней включался синдром наседки и она чуть ли не квохала, когда говорила с ним.
Предстоящие катакомбы были такими же, по каким он привык лазить в своей исследовательской деятельности, так что ничего нового он не увидел. Все те же старые, плохо читаемые надписи. Изредка выскакивающие из могил беспокойные драурги. Пауки, заплетшие своей паутиной все пространство. Загадки, которые решаются минут за пять, стоит только получше присмотреться. А впереди была дверь, ведущая в Скулдафн, вперед, туда, где их уже дожидались.
- М… сказать? – Он внимательно посмотрел на Ассоль, в попытках определить, требует она этого от него или же просто спрашивает от желания занять разговором время. Хотя, зная ее, она больше предпочитала молчать, и внезапный порыв поговорить нельзя было воспринять как обыденность. Бретонец только лишь почесал шею, в попытках придумать что-нибудь дельное. – Я просто вдруг подумал, что все происходящее… все что сейчас вершиться здесь. Все это такое опасное, но и такое увлекательное. И при этом… мне просто хотелось знать, если бы… если бы кто-нибудь предложил тебе спокойную жизнь, без этих катакомб, пещер, лагерей разбойников и постоянных драконов. Ты бы... согласилась?
Ответа на свой вопрос он не знал, признаться, он не знал, что бы и сам на него ответил, если бы представилась такая возможность. Хотя следующая фраза вновь заставила его удивиться. Нечасто увидишь как Довакин сомневается и даже боится того, что грядет. Все только и говорят о решимости, с которой она кидалась в очередную авантюру, узнавая только самое необходимое. Ему бы хотелось ее успокоить, хотелось бы сказать, что все будет хорошо, но на самом деле он ничего не знал о том, что ждет впереди и потому внутри метались точно такие же сомнения.
- Эй, - он притянул ее ближе, заглядывая девушке в глаза, - ты ведь рождена для этого, забыла? Что бы там не произошло, для всего Тамриэля ты настоящий герой.
Он расцепил руки, освобождая ее и проходя чуть дальше, туда, выше по ступеням, где сиял портал. И там на постаментах спал своим сном дракон, покуда его жрец совершал какой-то неизвестный ритуал, на абсолютно непонятном парню языке. Хотя, скорее всего, непонятном только ему. Как бы глупо это не звучало, но приходилось вновь закатывать рукава, дабы ощущать около себя огромного дремора, что собой закрывал солнце и давал неплохую тень, а так же ощущение, как вокруг тебя начинают плясать искры, словно кто-то накинул невидимый, но ощутимый по весу плащ.

+1

24

Заявления о том, что Делсин и сам все может сделать (как маленький ребенок, честное слово), ни разу не убедили Ассоль, хотя уверенный тон не мог не впечатлять. Пожав плечами, она скрылась в храме и, в общем-то, ни разу больше не заикнулась о том, что волшебнику лучше домой. К тому же, обратной дороги уже не было, единственно верным решением, чтобы остаться в живых - для обоих, - было двигаться вперед по запрошенным залам, окончательно убивая единожды умерших и очищая проходы от паутины и пауков. Молчала, пока ненароком не обронила вопрос, пока не усомнилась в себе и своих силах. Пока, как бы стыдно Довакину не было, не испугалась.
Пожалуй, ответ мага (первый, а не второй), несколько помог справиться с состоянием страха, напрочь лишив ее чувства опоры под ногами. Привыкшая решать более глобальные задачи, Ассоль как-то не задумывалась, о том, что будет у нее. Был дом, но там она хранила лишь излишки своих запасов, не видя смысла нагружаться в дорогу как вьючная лошадь. Там же и жила Лидия, охраняя покой и имущество своего тана. Спокойного будущего для себя девушка попросту не видела: либо умрет в Совнгарде, либо выживет и продолжит путешествовать, просто имея факт наличия дома как такового в виду. Шутливо, стараясь скрыть смущение и неуверенность, Ассоль внимательно осмотрела себя, похлопала по карманам, а после, разыгрывая недоумение, взглянула на Делсина.
- Амулета Мары у меня при себе нет, так к чему это? - коротко улыбнувшись, спросила она, - К тому же...ты серьезно думаешь, что у...кхм...нас с тобой получится "спокойно" хотя бы неделю? Господи, да что ты, что я - ходячие магниты для приключений, - поглаживая тетиву лука, нервно, отрывисто продолжала Довакин. И, спустя пару мгновений, будто что-то обдумав, будто решившись, тихо добавила, - Но я...была бы не против попробовать.
Все так стремительно скатывалось в одну из балаганных мелодрам для пришпиленных к месту торговок и домохозяек, что и на вразумления мага Ассоль лишь кивнула неловко и, кажется, хлопнула волшебника по спине, прежде чем тот выпустил ее из объятий.
И шагнула вперед, открывая треклятую дверь.
Это потом они смеялись над странной маской и думали, куда ее пристроить, наверняка же если не огромных денег стоит, то магические свойства изучить явно стоит. Это потом они, присвистывая, смотрели на то, что было видно с такой высоты. Потом, прежде чем ступить в портал и пропасть для этого мира, она надеялась, до поры до времени.
Единственной вещью, которая вызвала у Довакина улыбку во время боя со жрецом, было достаточное количество склянок с лечебным зельем, пока колдун разбиралась с драуграми. Все остальное пролетало перед глазами смазано и нечетко. Да, она владела ту'умом, но и парящий в воздухе мертвец знал драконий язык. Да, она могла сжечь его, что пробовала неоднократно, но тот и вовсе закидал ее огненными шарами, от которых можно было увернуться, лишь став прозрачным. Это потом она ликовала, когда надоедливая мумия безвольной куклой упала на каменную площадку, так и не разбудив последнего дракона, сквозь боль и огромное желание лечь и уснуть прямо здесь, наплевав на тот факт, что облегчения от этого не наступит в принципе. Делсин выглядел не лучше - как показалось самой Драконорожденной.
- Ты как? - вызывая в памяти восстанавливающее заклинание, спросила Ассоль. Кровоточащий порез на щеке был единственным увечьем, которое она могла видеть, но у нее перед глазами расплывалось все вокруг,  - Ты ведь Делсин? - уточнила она, криво усмехнувшись и ткнув носком сапога безжизненную груду тряпья и давно мертвой человеческой плоти.
- Знаешь, - задумчиво проговорила она, - лучше бы здесь был дракон, а не...это, - ее передернуло, когда она невзначай дотронулась до разлагающегося тела, пока доставала из крепко сжатых рук посох. Полагаясь на интуицию, Довакин дохромала до площадки, на которой жрец занимался своими грязными делишками и, недолго думая, поместила палку в небольшое углубление в центре своеобразного круглого лабиринта.
Результат не заставил себя ждать.
- А вот теперь назад точно нельзя будет повернуть, - судорожно выдохнула Ассоль, глядя в столп света, - Я вообще не уверена, что мы сможем вернуться назад, - как бы между прочим бросила она в сторону Делсина, - Думала, что это...какая-нибудь дверь, но...яма? Нет, конечно, дух от этого захватывает, но ямой оно от этого не перестает быть, - лихорадочно проверяя свои запасы и думая, что, может, зря она брезговала стрелами из колчанов драугров. Наконец, судорожно вздохнула и усилием воли остановилась.
- Выпить на дорожку не желаешь? - с усмешкой обратилась она к волшебнику, но тут же посерьезнела, взяв себя в руки, - На счет "три", хорошо? Раз, два...
Она ожидала мрачного грота где-нибудь далеко под землей. Нечто вроде в стократ умноженного в размерах храма, из тех, в которых она бывала сотни, тысячи раз. Подобие двемерских руин с невообразимым количеством механических ловушек, которых стоит опасаться больше, чем механических воинов.
- Во имя Девятерых, - выдохнула Ассоль, разглядывая необъятные сады, теряющиеся в тумане, которые, пусть это и невозможно, выглядели древними и величественными. Колонны и статуи, разрушенные лестницы...у девушки захватило дух, стоило задрать голову вверх и посмотреть на...небо?
- Неудивительно, что воины после смерти хотят попасть в Совнгард, - заметила Довакин, - Но мы не наслаждаться природой сюда пришли, - опомнилась девушка, потянув за собой Делсина, которому, судя по виду, не терпелось понабрать образцов почвы, камней, и прочей живой или не очень местной флоры и фауны, - У нас дело, - шагнув в туман и лишь крепче схватившись за мага, сказала она, шагая вперед.
Не успели они пройти и нескольких десятков шагов, как наткнулись на воина. Солдата Братьев Бури, судя по доспехам.
- Уходи скорее! - предупреждающе заявил он, отказываясь пропускать путников дальше, - Ужас ждет в этом тумане.
Ассоль лишь невесело усмехнулась, сжимая в руках лук.
- Знаю.
Кажется, это неважно было для солдата.
- Многие пошли в Темную Долину, - продолжил он, - Но бессильна любая отвага против того, кто путь стережет.
Заговариванием зубов дело не обойдется, подумала Довакин. Он не был им враждебен, и в придумывании отговорок не было никакого смысла. Он предупреждал не о том, что его братки в любой момент выскочать из-за камней с мечами наголо, но о том, что ждет в этом тумане. Можно сказать, проявлял заботу.
Против заботы у Ассоль оружия не было.
- Кто ты? - только и смогла она выдавить из себя.
Ответом был рассказ об имперцах в засаде, о битве...Ассоль подозревала, у многих здесь такая же история. Как Легион, так и Братья Бури не отличались милосердием ко врагам. Довакин лишь вздохнула в ответ.
А туман все сгущался, на что она тут же обратила внимание волшебника в надежде, что тот поможет. Но, увы, безрезультатно.
- Что это за туман? - рискнула она обратиться к солдату. И снова в ответ - пожатие плеч. Хотя кое-что он знал. Например, что никто не прошел сквозь него. Или - новость еще веселее предыдущей, хоть плачь, - что Алдуин, ненасытная тварь, охотится на тех, кому хватило смелости шагнуть во мглу - и заблудиться. Ассоль закусила губу. Она могла разогнать туман, но подействует ли ее крик здесь, в фактических владениях самого ублюдочного дракона всех времен и народов?
Дилемму разрешил все тот же стражник, с какой-то робкой надеждой обратившийся к Довакину с просьбой.
- Ты можешь провести меня к чертогу Шора, который давно уже ждет и зовет нас?
Ответ последовал незамедлительно, девушка осознала, что говорила, лишь после того, как обещание было дано. Конечно, "да", грубо говоря, таковым не является, но, судя по предостерегающему взгляду волшебника, обязательства она на себя взяла.
- Это на том краю долины, - заметила она.
- Я ясно видел его, когда впервые пошел по этому пути, - предался ностальгии воин.
- Еще яснее мы его увидим, когда пройдем через долину, - поторопила его Довакин. Не тратить попусту время, как же она забыла об этом? - Следуй за мной. Вы оба, - во имя Талоса, Мары, Джулианоса и остальных, почему она не оставила его дома, на руках у этой вампирши? Пожиратель Мира не делает разницы между живыми и мертвыми. Здесь царит кровавая демократия, где перед лицом смерти все равны. Все это пронеслось в голове Ассоль за считанные секунды.
Вслух она лишь сказала:
- Я проведу тебя через туман.
И позволила Крику заполнить себя, вытеснить душу, на мгновение - стала им.
- LOK VAH KOOR!
Сработало, - без радости: все испортил взлетающий ввысь Алдуин, - подумала Ассоль и, не оглядываясь, пошла вперед. Последствия ту'ума ошеломительны, но недолговечны.
- Надо двигаться вперед, - сказала она Делсину, - и как можно быстрее. Местными красотами полюбуемся после смерти.

+1

25

Все же женский разум был для него той стезей, которую не познает даже самый сильный архимаг. И даже если хорошенько покопаться в мозгах, все равно не сможешь найти ответ на мучавшие тебя вопросы. Остается только смириться с происходящим и  смотреть на все то, что окружает тебя, а так же слышать все то, что нужно.
- Разве я говорил что-то про Мару? – улыбнулся он, подмечая как лицо Ассоль, в свойственной ей манере начинает краснеть и становиться словно свежий томат, - приключения будут всегда, от них никогда не убежишь. Но разве не хочется тебе знать, что где-то есть место, куда можно вернуться после всего пережитого и знать, что там с тобой ничего не случится?
У него, на самом деле, никогда такого места не было. Родители постоянно кочевали от одного места к другому. Весь Тамриэль был ему знаком, даже топи, в которых обитали агониане и те были ему знакомы и он мог назвать парочку семей, которые принимали его семью в своих угодьях, хотя ящеры и не очень любят гостей в своем болоте. Он всю жизнь прожил без дома и  если и была крыша над головой, то это было хорошо. Дольше всего он задержался лишь в Винтерхолде, да и то, как оказалось, под ним есть обширная сеть пещер которую ему захотелось исследовать, так что очень скоро он стал пропадать и оттуда. Его, как говорили ностальгирующие стражники, вела дорога приключений, с которой, вступив на нее единожды, уже нельзя было свернуть.
Из открывшейся двери показался тот самый драконий жрец, которого он почувствовал уже очень давно. От него веяло не только мертвечиной, которой веяло от всех драургов, но чем-то еще. Непомерно сильным и бесконтрольным. Само его существование было ошибкой и, по всей видимости, мертвец, осознавая это, становился еще злее. Правда хорошенько рассмотреть его не дали несколько точно таких же внезапно оживших прислужников, что решили не теряя времени напасть на двух нежданных путников. Один из них сгорел моментально. Во второго должна была попасть цепная молния, но увидев краем глаза дремлющего дракона, кто повис на высоком шпиле, Делсин побоялся, что цепная реакция заденет и его и дракон очнется. А ведь не особенно хочется еще и с ним драться.
- Хорошо, тогда будем разбираться по старому, - Делсин выхватил из праха старый меч и тут же бросил его в сторону бегущего к нему мертвяка, лезвие оружия прошло насквозь и позвоночник, в который он попал, заставил драурга упасть на землю, согнувшись пополам как листок бумаги. Рядом тут же оказался дремора, что вызванный из своего места обитания, тут же оскалился и набросился на оставшихся. Уже повернувшись, парень заметил, что драконий жрец упал как подкошенный, превращаясь в прах, коим должен был быть уже давно, оставляя после себя одни лишь тряпки, посох и маску.
- Я что, так сильно изменился, - усмехнулся он, беря девушку за подбородок, всматриваясь в порез на щеке. Физически он был в норме, он был полностью истощен внутреннее. Сила вытянула все и от последнего боя остались лишь какие-то урывки. И слабость. Впрочем, о ком здесь надо было заботиться, так это о Довакине. Это ведь ей еще предстоит сражаться с драконом. И от этой мысли становилось как-то не по себе. – Он тебя задел, дай посмотрю…
Все же, как бы долго ты не считался ленивым, обстоятельства всегда сделают так, что ты выучишь то, что спасет тебе жизнь не раз и не два. Что-то вроде  магии востановления, которая не раз помогала затягивать раны, оставляя рубцы по всему телу в качестве напоминания о произошедшем приключении.
- Обещаю, когда мы вернемся, я запру тебя в Маркарте, в доме и  так и оставлю там, - усмехнулся он, проводя ладонью по щеке, смотря на то, как порез на ней затягивается. – Ну и, что дальше?
Пока Ассоль возилась с посохом, сам бретонец, подойдя к остаткам, вынимая из-под образовавшегося хлама маску. Каменную, с широкими прорезями, изображающую лицо с глубокими отметинами. Дотронувшись до нее Делсин понял, что именно эта вещь источала ту самую силу, которую он почувствовал.
- Накрин, - произнес он, проведя рукой по источающей  еле видимое свечение маске. Пока он смотрел на  нее, что-то внутри него переворачивалось. Даже держа маску в руках можно было почувствовать как она наполняет его силой. Отводит усталость. Поднимаясь с колен и подходя к уже открытому порталу, он протянул маску Ассоль. – Это Накрин, одна из масок высших драконьих жрецов. Они предназначены только для служителей, чтобы подарить им силу дракона. Лучше надень, она может пригодиться.
На опасения по поводу Совнгарда он лишь только пожал плечами. Время покажет, что с ними произойдет. Так или иначе, но отступать уже некуда, остается только идти вперед, ну или падать. Сжав руку девушки, он шагнул вперед, проваливаясь в свет и крепко зажмуривая глаза. А открывая их уже в том самом месте о котором так сильно грезят все герои. На самом деле оно действительно прекрасно и лишь только ради подобных видов стоит  пытаться стать великим героем. Вот только Делсин пока еще довольно живой и здесь явно по делу, а значит, любоваться видами некогда. Остается только идти вперед, всматриваясь в молочно белый туман и слушая сбивчивый рассказ одного из братьев Бури, который оказался здесь уже по собственной воле и желании помереть. Как гром прогремел крик и туман расступился, пропуская их вперед, все дальше по тропе. В какой-то момент из тумана появляется до боли знакомое лицо, от которого веет чем-то странным.
- Погоди… это разве не лидер Соратников, нет? – Делсин указывает на бородатого старика, удивленно осматривающегося в округе. Но он его толком не знает и потому лишь проходит мимо, смотря как в тумане мелькает большая черная тень, охотящаяся за всеми, кто вступит вперед. Но еще немного и туман окончательно расступается, открывая вид на очень большое и, судя по всему, очень древнее здание, над пропастью которого подвешен скелет кита, служащий мостом. Видок, надо признать, действительно захватывает дух и как только представляется возможность, парень начинает бодро шагать к мосту, пока путь ему не прикрывает огромный великан, смотрящий на него так, словно хочет тут же раздавить и пережевать.
Он говорит что-то про великих героев, про то, что стережет этот мост  с самого основания и что ждет великой битвы. Он говорит что рад приветствовать Довакина и что с радостью пропустит ее вперед. Но после он смотрит на Делсина и говорит, что более никто пройти не может. Этакий тонкий намек на то, что парень ничего выдающегося в своей жизни и не сделал.
- Ничего страшного, я подожду здесь, - он улыбается Ассоль, стараясь придать себе как можно более спокойный вид, делая ставку на то, что и не заметил рыщущего здесь Алдуина. – А ты должна поговорить с другими героями. Они ведь уже с ним сражались.
Он еще некоторое время улыбался, стараясь придать себе как можно более беспечный вид, после смотря на то, как Ассоль уходит вперед, по мосту в зал к остальным великим героям. Что же, кому то удел быть великим героем, а кому-то удел стоять на посту перед ними. Парень сел на одну из первых костей подвешенного кита и взглянул на великана.
- Ну так…  у тебя карты есть?

+1

26

Алдуин играл на чувстве страха перед неизвестностью, врожденном у каждого человека, будь то герой или обыкновенный представитель людского племени: стремительной тенью проносился над головами у путников, оставляя гадать, нападет или нет. Алдуин злился - Ассоль это чувствовала, бессилие и желание разодрать троицу на части, и не имела ни малейшего понятия, почему он до сих пор этого не сделал.
Алдуин боялся. Мысль абсурдная, но допустимая, правда, радоваться заранее Довакин не собиралась ни в коем случае, старалась не терять бдительность и по возможности присматривать за теми, кто добровольно согласился отправиться в самоубийственное путешествие. Делсин где-то сзади задал вопрос и Ассоль, прищурившись, вгляделась в мглу, полностью разогнать которую в одиночку была не способна.
- Кодлак? - с сомнением спросила она и тень тут же заозиралась по сторонам, узнав свое имя. Девушка озадаченно нахмурилась, думая, что они потеряют, если задержатся, дабы побеседовать с Белой Гривой. Но смысл? Все, что нужно было, он сказал при жизни, а сейчас все, чем она может помочь - изничтожить Алдуина. Расчистив путь, Довакин двинулась дальше.
- Да, это он, - запоздало ответила девушка, - Знаешь, он боялся, что не попадет в Совнгард. Оборотней здесь не особо жалуют и он...что ж, лекарство сработало и все обошлось. Осталось только прикончить Пожирателя Миров, - она рада и, тем не менее, похоже, те же сомнения начинают одолевать и ее. Что станет с ней после смерти? В кого она превратится? Пробегать вечность в охотничьих угодьях Хирсина ей вовсе не хотелось.
- Если вернемся отсюда живыми, - замявшись, все же сказала Ассоль, - Нужно будет кое-куда...заглянуть. Правда, возможно, после этой прогулки тебе расхочется со мной ходить куда-либо, - улыбнулась она и остановилась, завидев здоровенного детину, сторожившего Зал Славы.
Как и ожидалось, от нее необходимо было показать молодецкую удаль: странно было требовать этого от девушки, пусть не хрупкой и воздушной, но правила есть правила. По крайней мере, страж остался доволен.
Только вот в одиночку направляться к Залу...казалось неправильным. Несправедливым по отношению к Делсину, если угодно. Правда, тот уже смирился с положением вещей, вон как храбрится. Ассоль поджала губы, по давно забытой привычке поправив на маге капюшон. Сейчас он хотя бы невредимый и набравшийся опыта.
- Надеюсь, в этот раз ты заклинание лечения не забудешь, - усмехнулась она, - И дорогу обратно тоже. Мало ли что.
И, отвернувшись, пошла к чертогам, срываясь на бег. Девушка переживала, но сама не могла разобраться, за кого больше - за себя или за Делсина.
Время на волнения и беспокойства истекло, стоило ей переступить порог Зала Славы. Смысл теперь бояться? Им предстоит сразиться с Алдуином - Ассоль мимолетом порадовалась, что будет не одна, - И лучше это сделать с холодной головой, а не терзаться беспочвенными сомнениями. Арнгейр говорил, что они поступают неправильно, но Партунакс понимал, пусть и по-своему: мало кому захочется погибнуть даже во имя рождения нового мира, чужого. Они защищают свой.


Если бы при поимке у границ Скайрима Ассоль сказали, что ее ждет, возможно, она бы испугалась и убежала, не дожидаясь казни. Возможно, была бы расстреляна при попытке к бегству от правосудия.
За бытность народным героем нужно платить, и цена ее не устраивала, хотя и была разумной. Возможно, Довакину пришлось бы заплатить жизнью, будь Алдуин порассудительнее, не засти его глаза пелена вседозволенности. В своей уверенности, что победит, дракон был похож на ребенка, бегущего по краю пропасти: падение было неминуемо, а ему слишком много все позволяли, чтобы развить хоть какую-то осторожность.
Пока Довакин ковыляла до Делсина, она то и дело оглядывалась на то место, где несколько мгновений назад стоял Алдуин: победа казалась ей слишком легкой и потому неправдоподобной, но туман рассеивался, а песнопение становилось все громче и обреченности в нем поубавилось.
- Я. Хочу. Спать, - первые слова за долгое время. Хотя в данном случае заявление бессмысленное - чтобы проспаться, сначала нужно было вылечить ее ликантропию, в противном случае сон не возымеет должного действия. Ассоль без улыбки хлопнула мага по плечу, считая, что объяснения не имеют смысла: она жива, значит, все получилось.
- Нужно выбираться отсюда, - ребра ныли (сломаны?), а волосы, кажется, порядком обгорели, но озорное выражение лица, пусть и с трудом, но далось ей, - А то сейчас начнется повальное празднество и застрянем мы здесь на веки вечные.
А еще ей необходимо было узнать, что Скайрим цел. Что ее действия здесь повлияли на происходящее там в хорошем смысле. Что бывшие соратники Алдуина покорятся теперь новому, благоразумному вожаку, а не станут сжигать все на своем пути в припадке ярости.
- Домой? - спросила она волшебника.

+1

27

За всю свою жизнь, а так же путешествия, коих в своей жизни маг повидал немало, он выучил хорошо только одну вещь – умей блефовать. Причем это относилось как к поведению, дабы убедить Ассоль в необходимости той следовать далее одной без волнения по поводу происходящего, так и по поводу  менее важных вещей,  вроде той же игры в карты.
- Ты жуткий мухлевщик, человек, - недовольно поморщился хранитель моста, кидая свои карты на импровизированный стол, коим служила одна из широких костей кита.
- Твои слова меня оскорбляют, - обиженно произнес бретонец, подтягивая к себе старую книгу, на обложке которой был выгравирован символ разрушения. Нужно будет найти время и как-нибудь прочитать ту. Все же это книга принадлежала  тану Шора, а это что-то да значит о том количестве силы, которое заключено в нем. О предстоящем он старался не думать, да и вообще как то не особенно представлял себе предстоящий бой с пожирателем мира. Он когда-то слышал, урывками, от орка-библиотекаря, историю о том, как герои Скайрима однажды победили его, но при этом погибли и сами. А ему не особенно хотелось быть мертвым, даже геройской смертью. Тем более он не хотел чтобы от этой смерти пала и сама Ассоль.
Кстати о ней, вышла она уже из зала героев не одна.  Вместе с ней шла троица, смутно знакомая по рассказам – высокий брюнет, о которых обычно слагают легенды, хмурая блондинка и старый маг в робе, похожей на робу седобородых. Не вспомни он минуту назад про героев сражающихся с Алдуином, не узнал бы их, а так… на призраков они не смахивали и вообще выглядели довольно живыми и способными не только дать пинка, но и самим его получить.
- Так значит… все же в бой, да? – Это был не вопрос, скорее констатация факта, неизбежного и довольно пугающего. Сейчас бы ему пригодилось какое-нибудь из зелий, что продаются в лавочках скайрима, дабы восполнить не только магические силы, но и просто отвадить от себя усталость.


Делсин смотрел на то, как тело огромного черного дракона оседает на землю, закрывая глаза. А рядом радостно кричали герои, коих уже как несколько тысяч лет не должно было быть в живых. Он удивленно смотрит на Ассоль, что подходит ближе и видит, как та хромает, держась за бок. Какая знакомая картина, только теперь они поменялись местами. Парень обнимает ее за плечи, помогая не упасть на землю.
- Ничего, прибудем в Вайтран и выспимся, - кивает он головой, крепко держа девушку за плечи, - но не сейчас. Сядь.
Делсин попытался аккуратно опустить девушку на ближайший камень. Сколько бы сильно та не язвила, но заклинания школы восстановления он подучил и даже мог использовать когда надо и даже когда не нужно. Целительными руками он, конечно, не обладал, но и без этого мог подлатать как себя, так и другого человека. Уж слишком часто приходилось вытаскивать фалмерские стрелы из бока, как своего, так и его спутников, спустившихся с ним исследовать катакомбы.
- Ты главное сознание не теряй, - произнес он, ощущая, как на кончиках пальцев появляется золотистое свечение. – Подумай о чем-нибудь приятном. Подумай о доме. О том, как мы вернемся и все будут говорить какой ты герой. О том, как мы будем жить где-нибудь в Ривервуде и будем самыми скучными людьми из всех возможных. О том, как нам с тобой будет хорошо. Ну. Ты главное не теряй сознание.
Никто и никогда не умеет моментально лечить, на это требуется время. и что самое главное, времени может пройти предостаточно, прежде чем человек почувствует себя лучше. Когда Ассоль, наконец, поднялась на ноги, парень позволил себе выдохнуть и подняться с колен. Чтобы в тот же момент лицезреть как тан Шора, охранявший мост, вскинув руки, произнес несколько слов, от которых все стало белым, а свет заставил зажмуриться. Открыв глаза, Делсин понял, что ему неистово бьет в лицо снег, хлестая по щекам. А вместо чистого неба Совнгарда теперь лишь тучи и острые шпили на которых расположились  драконы, сидящие вокруг небольшой площадки и внимательно следящие за ними.  Среди низ выделялся один – самый большой, с обломанным левым наростом, сидящим на старой стене слов. Он смотрел прямо на Ассоль, ничего не говоря и лишь хрипя. Но казалось, что та его понимает и внимательно слушает. В самый последний момент старый дракон взмахнул крыльями, поднимаясь в небо и улетая. За ним последовали все драконы, кроме одного – Одавинга, того самого, который и отвез их в Совнгард. Одавинг сел на стену,, вместо предыдущего дракона, внимательно следя за происходящим.
- Так… все закончилось. Закончилось. – Удивительная мысль поразила его сознание, заставляя улыбнуться.  Он вдруг осознал всю глубину приключений, громко смеясь, хватая Ассоль и, поднимая в воздух, кружа ту в дикой, непонятно откуда взявшейся радости, чтобы после, опустив, крепко поцеловать ту. – Все закончилось, Ассоль, ты победила.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dragonslayer ‡We're going to kick-ass the Dragon