Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не бывает атеистов в окопах под огнем


не бывает атеистов в окопах под огнем

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Кто? Руни и Эрик;
Где? Вестбрук, церковь;
Когда? 16.10.2012;

Городская церковь, которую посещают практически все жители города. По субботам обязательная служба, которая не пропускается ни кем. Зарядитесь верой и надеждой вместе с остальными.
http://s4.uploads.ru/nxAqo.png

+1

2

Прошло уже пара дней после внезапной катастрофы, что обрушилась на наш маленький город. Наверное, вам покажется это удивительным, но я среагировал на это событие с привычным для меня равнодушием. Я не носился по улицам в поисках выхода или портала куда-то за границы Вестбрука, меня не пугали перерезанные тушки животных и люди, что остались снаружи. Единственное искреннее чувство, что я испытывал по поводу всех этих изменений – жгучий интерес и любопытство. Верное, мне было интересно узнать о происхождении этой стены, кто ее создатель, какова ее функция, и кому вдруг понадобилось закрывать нас в собственных домах. Мы как рыбки в аквариуме, но увы, кормиться мы все равно должны сами.
Каждое свое раннее утро я посвящал изучение неизвестной штуковины, проводил опыты, пытался пройти преграду самыми разными способами, но с каждой попыткой пройти сквозь стену, меня встречала все более сильная волна тока. Признаюсь, ощущения мало приятные… Так я мог прокопаться до девяти утра, затем в спешке отправляясь в школу, преподавать юным горожанам правила физики.
Сегодняшний день не стал исключением – утренние опыты, шесть уроков, остальные полдня оказались свободными, не смотря на многочисленные вопросы и просьбы страшеклашек отправиться всем вместе к Куполу и попробовать пройти сквозь него вновь.
- Может для начала вам лучше усвоить материал, а уже потом строить из себя великих ученых-экспериментаторов? – мой голос звучал весьма строго, не смотря на весьма юный возраст, на который я, кстати сказать, себя не чувствовал, мальчишки слушались меня безукоризненно, тут же отставая и расходясь по своим делам. Хотя я прекрасно знал, после занятий они все равно соберутся вместе и отправятся испытывать судьбу у стен преграды. Это было не очень безопасно, но я мало переживал за жизнь глупых юнцов, их собственные ошибки будут для них уроком. Мои преподавательские методы часто казались варварскими.
Остатки дня я решил провести в церкви. Не знаю от чего, но меня туда часто непроизвольно тянуло. Я не был верующим христианином, я с трудом мог представить себе, что где-то на небесах есть некто, кто следит за каждым нашим движением и шагом. Но куда еще идти человеку, который сам не может найти ответы на собственные вопросы?
Вот уже на протяжении долгого времени я не мог спокойно спать, эта девушка приходила ко мне во сне каждую ночь, улыбалась и куда-то звала. Тянула ко мне свои красивые стройные руки, в ее взгляде было что-то родное, теплое, но я не мог даже вспомнить ее имени. Знал ли я ее вообще?
Я пытался нарисовать ее портрет, чтобы потом дать объявление в газету, хотел найти ее, но мои навыки в искусстве рисования были настолько ничтожны, что отправить свой чертеж в редакцию так и не решился. Почему то в груди поселилась стойкая уверенность в том, что эта женщина существует, что эти постоянные сны, они имеют смысл.
В церкви снова было людно, и я рассерженно выдохнул, убирая влажные пряди со лба, пытаясь отыскать для себя укромный уголок, но увы, почти все лавки были заняты, кроме одной, на которой расположилась юная особо с едко белыми, выжженными словно солома, волосами.
У нее был грустный взгляд, она была не похожа на человека, который будет донимать меня разговорами, и равнодушно пожав плечами, я устроился рядом с ней, укладывая голову на свои ладони, пряча лицо в тонких пальцах.
Жду озарения, может именно сегодня я вдруг вспомню, найду в лабиринтах памяти хотя бы кусочек из своего прошлого, элемент жизненного пазла. Хотя бы первую букву ее имени… Как тебя зовут, незнакомка?
- Как твое имя? – случайно срывается вслух, и я обращаю на себя внимание своей соседки. – Прошу прощения, это я не вам. – что-то я совсем охамел с этой бессонницей, тут же виновато улыбаясь, словно пытаясь загладить свою вину. – Не могу вспомнить имя одной своей знакомой. У тебя такое бывает? – не могу же я к малолетней девчонке обращаться на вы? Не смотря на профессию учителя. – Не местная? Не видел тебя раньше.

+1

3

Спи сладким сном, не помни о прошлом,
И дом, где жила, пуст и заброшен,
Мхом обрастут плиты гробницы,
Я маленькая девочка со взглядом волчицы...

- Нет, не бывало, - до этой минуты я даже не замечала мужчину, который опустился на скамью подле меня. Я живу, а точнее гощу в церкви уже вторые сутки, и первый раз за это время ко мне подсел человек, словно я прокаженная или от меня за версту несет недоброжелательностью.
Всматриваюсь в его черты, пытаясь определить, сколько лет молодому человеку, но при приглушенном свете и с гудящей головой сделать это оказалось не просто. Сейчас я смотрела на него и не знала, что через пару дней он станет моим учителем. Сейчас я могла себе позволить называть его на ты, но я молчала, обнимая себя за плечи.
Холод пронзал каждую клетку моего тела, а губы и щеки побелели, от чего вид у меня был, наверное, ужасающий.
Еще я была голодна, и до того, как он не вмешался в мою жизнь, я размышляла над тем, стоит ли потратить последние доллары на ланч.
Я так и не нашла Алису, признаться, я не сильно искала сестер, наверняка, они поехали по другой дороге и не свернули в Вестбрук, а если и были здесь, то задолго до моего приезда и появления над городом Купола. Местные прозвали его именно так.
Первый раз я столкнулась с ним на дороге, в 10:32 двенадцатого октября. Я ехала и слушала «Reamonn», в то время как неведомая сила буквально пополам разрубила тачку отца. Меня в эту же минуту выбросило на обочину, где я порвала свою кофту и испачкала ладони в грязи. Мне было страшно и любопытно одновременно, поэтому я подошла в Куполу, протягивая дрожащие от напряжения пальцы.
Меня ударило током, но этого не хватило для того, чтобы усмирить любопытство и больше не тянуть свои руки к неизвестному. Немного постояв, я прикоснулась к нему снова, в этот раз не почувствовала ничего болезненного.
Приложив ладонь плотнее и прислонившись к неосязаемой стене лбом, я смотрела на дорогу, которая навсегда осталась по «ту сторону жизни».
Словно толстое непробиваемое и звуконепроницаемое стекло разделило все мое существование на «до» и «после».
Затем позвонила мать, она не находила себе места – сестры пропали, отец не вернулся с работы, еще я оказалась в западне. Затем села батарея, и я так и не успела объяснить маме, что же все таки произошло, да я и сама не знала.
Двенадцатое октября не смотря на то, что запомнилось мне на всю жизнь, было весьма скучным и скупым на события, я долго шла вдоль границы, прощупывая ее руками, пока, казалось бы, не вернулась в то же место, откуда начинала – мою машину ушлые местные уже растащили на запчасти, и кофту увели тоже.
Я старалась не поддаваться  панике, я знала что в любом городе есть место, где тебе помогут – церковь.
Я – католичка, с детства у меня на шее висит небольшой серебряный крестик, сжав его, я отправилась в центр города, но церковь обнаружила несколько поодаль от оживленного района.
Меня встретила мать настоятельница, сказала, что я могу остаться на ночь, накормила. С вечера двенадцатого я практически все время нахожусь тут, в полной апатии и отчаянии, надеясь и молясь о том, чтобы этот Купол скорее исчез, и я снова увидела свою семью, снова почувствовала тепло объятий мамы, папы и сестер.
- Я из Нью-Йорка, нахожусь тут проездом, - начинаю теребить края своей майки, смотря в пол и замолкая на некоторое время. – Купол разрубил мою машину пополам, хорошо, что не меня, - ироничная улыбка на бледно-розовых устах.
- Почему ты здесь? – Снова мелкие мурашки покрывают мои руки, и я обнимаю себя, продолжая смотреть вперед, не на собеседника.
- А ты из этого города? Может быть тебе стоит обратиться в полицию или какую-нибудь телепередачу, там помогают найти пропавших людей, или кого-то из прошлого. Знаешь, сегодня устроили день встречи с родными? У тебя есть с кем встретиться? Хотя, лучше бы не было, - я вовсе не имела ввиду, что он должен быть одинок, просто желала, чтобы все его родные остались в черте города.
- Меня Руни зовут. – Вообще то Ханна, и на данный момент я колебалась над тем, какое имя назвать, но все зовут меня Руни, пусть будет так. Если меня будут искать, то скорее всего именно по второму имени.
- Где тут можно проесть последние деньги? – С тоской в голосе произношу я, закрывая глаза и откидывая голову на скамью. Как же меня все это достало.

+1

4

Она казалась мне неким видением, словно это не настоящая девочка, а лишь ее отражение в зеркале, светлое, едва отчетливое, неосязаемое. Я непроизвольно протянул руку вперед, словно хотел проверить и убедиться в своей догадке, но во время опомнился, что мой поступок может посчитаться через чур нахальным и наглым, и лишь задел указательным пальцем прядь ее выжженных белокурых, я бы даже сказал седых волос.
- Зачем ты так красишь волосы? – я не намеренно игнорирую ее вопросы, нет, скорее привык сам задавать тон и идею разговора. Наверное, это моя педагогическая привычка, я привык управлять всем, что находится в радиусе моей досягаемости, так и эта случайная незнакомка оказалась под моим контролем, хотела она этого или нет, но ей придется какое-то время быть под моим влиянием. Она меня заинтересовала, не как девушка, нет-нет, как личность, как человек, с которым я еще не успел столкнуться в пределах нашего маленького города.
Знаете, когда ты вынужден почти всю свою осознанную жизнь находиться в кампании одних и тех же людей, волей не волей начинаешь интересоваться всем новым, что внезапно появляется на твоем пути. В последнее время роль «чего-то новенького» для меня играл так называемый купол, и я, задумчиво прикусив губу, кивнул головой, отвечая на вопрос о своем происхождении. – Да, я местный. – коротко, лаконично, продолжая пожирать ее глазами, пытаясь запомнить каждую веснушку на ее неестественно бледном лице.
Она выглядела больной, но голос ее был уверенно твердым и решительным, она забавно смахивала челку с лица, одновременно лениво потягиваясь на скамье и желая размяться – по крайней мере мне самому так показалось. И я встал, незамедлительно протягивая ей свою руку, словно приглашая потанцевать.
- Наверняка наш город не так сильно производит на тебя впечатление после Нью-Йорка, но знаешь, и у нас есть свои плюсы. У нас очень низкие цены в местном кафетерии, при этом есть стопроцентная гарантия, что официант не плюет в твой кофе. – Она поднимается, неуверенно глядя на меня, а я улыбаюсь своей холодной и коварной улыбкой, не задумывая ничего плохого. Нет, наоборот, впервые за долгое время я хотел сделать что-то хорошее. – Пойдем, я тебя даже угощу. – Словно даже выделено голосом, чтобы девочка прекрасно понимала, что такие одолжения я делаю не каждый день. Искренне верю, что каждый человек должен быть сам за себя в ответе, сам решать свои проблемы и обращаться за помощью в крайней необходимости. Но что меня прельщало в этой милой незнакомке – она не просила о помощи, она не просила вообще ни о чем и ее безмятежность и некая апатия и равнодушие на все подкупали меня. Я сам порой был слишком равнодушным и холодным.
- Да, хорошо, что не тебя. На нашем кладбище и для местных жителей уже не хватает места. – ох уж этот мой специфичный черный юмор. Очередная моя особенность – говорить такие вещи с совершенно серьезным лицом. Я не циник, хотя порой мне хочется им быть.
Мы вышли из церкви, малышка лениво семенила за мной следом, чувствовалось, что она дико устала, то ли от безделья, то ли от бесполезного ожидания помощи. Ее нужно расшевелить, ее нужно отвлечь, как и мне, ей нужно было занятие. Моим занятием стала она.
- В этом плане мне повезло, я живу один и не обременен лишними переживаниями о родственниках. Наверное, не правильно так говорить, но… Надо во всем искать свои плюсы, верно? Куда ты направлялась? Почему не поехала по главному шоссе, а петляла вокруг нашего городка? Заблудилась? Путешествуешь одна? – порой мой неугомонный нрав и любовь чувствовать себя важным брала свое, и я мог говорить практически не останавливаясь. – Я преподаватель местной школы, учитель литературы, любишь этот предмет? – и взгляд, не позволяющий барышне ответить отрицательно. – Отлично, Руни. У тебя милое имя. Меня можешь звать Сэл.
Доброжелательная улыбка, и мы как раз дошли до местного кафетерия, и я даже услужливо открыл даме двери, запуская ее внутрь, и укрывая от холодного октябрьского ветра.
Мы устроились за столиком у самого окна, и я указал пальцем в сторону школы, где работаю.
- Если ты застрянешь тут надолго, предлагаю записаться к нам в школу. Сколько тебе лет? Выглядишь не старше шестнадцати. – ее явно молодили все эти ненужные побрякушки на лице и яркий темный макияж. Никогда не понимал, зачем девочки так малюют свои милые личики. – Я изучаю структуру Купола, пытался найти лазейку для выхода за его пределы, ну или хотя бы для налаживания связи и интернета – овощи тухнут в веселой ферме хД – и знаешь, думаю, что ты тут все таки застрянешь… Твои родственники знают о твоем местонахождении?
В то время к нам подошла официантка, и я заказал нам по полному обеду, отклоняя все попытки Руни к самостоятельному выбору.
- Поверь, я лучше знаю, что тут более пригодно для наших желудков.

Отредактировано Sandy River (2013-09-15 15:10:21)

0

5

Рядом с Сэлом я чувствовала едва уловимую, непонятную неловкость, словно он застал меня за чем-то постыдным. Еще и цвет волос мой не понравился. Неужели он так ужасен? Все друзья твердили, что со светлыми волосами мне гораздо лучше, да и глядя на Алису, я то и дело порывалась поработать ее имиджмейкером. Ну что же, видать вкус у меня весьма специфический…
- Не знаю, - неуверенно прошептала я, следя за легким движением его пальцев. Мне не нравилось, когда люди ко мне прикасаются. Не то, чтобы его прикосновение было неприятным, просто это казалось таким странным – у кого-то есть желание подойти ко мне ближе. У меня таких желаний относительно незнакомцев не возникало…
- Мне так нравится, - и с какой это стати я перед ним оправдываюсь? Я крашу волосы, потому что с таким цветом считаю себя более привлекательной, что тут может быть непонятного?
Но озвучить свои мысли я так и не решилась, продолжая терроризировать спинку скамьи, стоявшей перед нами, буквально выжигая взглядом в потертом дереве дыру.
Он не ответил на мои вопросы, и не собирался на них отвечать.
Я не привыкла к тому, что люди меня игнорируют, я хочу, чтобы ответы на мои вопросы всегда звучали вслух.
Местный… Это неплохо, возможно, покажет мне город и расскажет, куда можно пойти девушке вроде меня, оказавшейся без денег и крыши над головой. Правда, кто сказал, что ему это нужно? Он не похож на человека, который пришел в церковь, чтобы помолиться, отпустить грехи или пожалеть убогих.
Это было совершенно определенно не его местом, в подтверждение своих мыслей  я чихнула и почувствовала, как горло неприятно пощипывает. Не хватало еще только заболеть.
- Знал бы ты, какое впечатление произвел на меня ваш город, - о да, в моем голосе звучали ноты сарказма и обиды, или он полагает, что этот Купол возникает в любом месте и в этом нет ничего удивительного?
Да меня бы даже висячие сады Семирамиды так не удивили, как та чертовщина, что происходит в Вестбруке, и самое главное, я не знаю, надолго ли это.
Голос Эрика, такой спокойный и смиренный, словно убаюкивающая песня, объясняющая маленькой девочке, что она застряла тут на года, а может быть на всю жизнь.
Осознавать это было печально, уголки моих холодных тонких губ дрогнули в грустной улыбке, я все поняла.
- Думаю, вас, точнее нас скоро ожидает инфляция, то бишь деньги потеряют свою цену, - он, конечно, знает, что такое инфляция, но мне не хотелось выглядеть слишком умной.
...И его скользкая, я бы даже сказала, зловещая улыбка повисла над моим лицом, от чего снова становится не по себе, и я подергиваю плечами.
Странный он, я его боюсь, но словно неведомая сила мешает мне встать и уйти, мне любопытно, а я очень редко интересуюсь кем-то кроме себя.
- Даже? Спасибо, и не надо так улыбаться, а то мне кажется, что ты убьешь меня в соседнем лесу. Тебе не кажется, что лучше сдохнуть, чем всю жизнь проторчать тут? – О да, во мне проснулась дремавшая много лет пессимистка. Не хочу я тут жить!
Мы вышли из небольшого и душного помещения, я скрестила руки на груди, поднимая глаза к небу, затянутому свинцовыми тучами – кажется, будет дождь.
- Мои сестры, редкостные тупицы, - это я любя, разумеется, - сбежали из дома на ночь глядя, я поехала за ними, но машина заглохла, пришлось до утра торчать в автосервисе, а цены там совсем не провинциальные, затем я проехала еще пару часов, останавливаясь у придорожных пабов и спрашивая у каждой живой души, не видели ли они очаровашек Норман, а затем мою машину разрубило пополам. – Пожимаю плечами, мол, ничего особенного, с каждым случается.
- Вот такая банальная история. Я бы и у тебя спросила, не видел ли ты их, но батарея на телефоне села. Они похожи на меня,  - и снова смех, на этот раз нервный. – Но если бы они были под Куполом, я бы их уже нашла.
И зачем я изливаю ему душу? Слишком долго молчала? Острая необходимость поделиться переживаниями?
- Я мечтаю отправиться в кругосветное путешествие, - лиричное продолжение моего рассказа. – Очень приятно, Сэл.
Струя теплого воздуха обдала мое лицо, когда мы вошли внутрь небольшой уютной кофейни.
- У меня нет документов, - отвожу взгляд, выбирая места подальше от входа и от окон заодно, вот в этом углу будет в самый раз.
- Семнадцать, а тебе? И ты будешь моим учителем, романтично, блин, - закрываю лицо ладонями, потому что чувствую, что могу и покраснеть от такой неловкости – водят меня по кафе, интересуются мой жизнью, прям не знакомый, а золотая находка!
Но в голосе моем тем не менее не было никаких ванильных и мечтательных нот, просто никогда не представляла, что могу сидеть за чашкой чая рядом со своим учителем, пусть даже и будущим.
- Люблю, я вообще люблю учиться, я бы не хотела прощаться со школой, потом все становится таким сложным и однообразным, я имею ввиду в жизни. Дом-работа-дом-парень-работа. У тебя есть девушка? – Мне захотелось проявить бестактность и спросить его в лоб, коли уже все равно позволено называть Эрика Джордана на ты.
Ах да, Купол, перебивать собеседника не вежливо.
- И как успехи, есть шанс найти выход? – Слабая надежда в голосе, но все же она есть. – Я не успела ничего объяснить маме, батарейка, - напоминаю, выкладывая на стол обезжизненный сотовый телефон.
- Папа не вернулся с работы, сестры сбежали, как я уже рассказала, дурдом какой-то, - развожу руками, снова погружаясь в свои домыслы о том, что вмиг случилось со всеми моими близкими, почему они в одночасье покинули меня?
- Интернет бы явно не помешал, как и сотовая связь, думаешь, это реально? Может надо что-то сделать самим, ну… Типа генератора.
На столе лежало симпатичное потрепанное меню, но Эрик сделал заказ за нас двоих, я отблагодарила его кивком головы, которая была не в том состоянии, чтобы думать о выборе блюда.
Нас ожидал горячий чай, яичница с беконом и пироженное.
- Спасибо. Ты всегда так мил со случайными знакомыми? – Не стоит думать, что я флиртую, флиртовать я в принципе не умею, обычно парни считают, что я не хочу с ними общаться, а я последнее время не особо стараюсь нравиться.
- Простите, вы не подскажете, как добраться до мотеля? – К нам подошла молодая девушка, лет двадцати пяти с русыми волосами, среди которых уже затесалась седина.
Я переглянулась с Сэлом, не смотря на то, что видела вчера мотель, так и не решила в него заходить. – Вы слышали, что завтра состоится встреча с родными?
Я молча кивнула, нам не с кем было встречаться.
Моя семья меня покинула, а у Сэнди уже давно кого-то ищет.
Когда незнакомка выслушала напутствия и отошла, я все же осмелилась задать вопрос.
- Ты ищешь ее? Свою девушку? Может быть, если ты расскажешь о ней, я смогу помочь. Нью-Йорк – большой город,  и возможности у него тоже большие. У папы есть друг в полиции, а у мамы знакомые работают на телевидении.

Отредактировано Rooney Larkin (2013-09-15 15:12:57)

+2

6

Эта девочка, я не знаю, чем именно она так сильно привлекла мое внимание. С одной стороны она совсем не была милой и благодарной, скорее я бы ее отнес к тому типу людей, которые не отказываются от того, что само плывет им в руки. Послушная, но немного взбалмошная, то и дело показывая все остроты своего язычка, она заставляла меня изучать ее взглядом, акцентировать внимание на каждой детали ее вполне стандартного личика. Эта выжженная челка, так и хотелось повторять это вслух снова и снова, так как девчонка тут же разозлено хмурила брови и цокала язычком, и мне казалось, что однажды она просто не выдержит и накинется на меня с кулаками. Ее голубые глаза, знаете, с некой диковинкой и отстраненностью от этого мира, мне казалось, она боится меня и моих поступков, слов и не самых ожидаемых действий. Я не был похож на добряка, который помогает всем и каждому, думаю, она это чувствовала и не спешила сразу идти со мной на контакт. Как ни странно, меня это устраивало, ее болтовня и голос не отвлекали меня от любования.
Но вскоре эта засранка все же открыла свой рот, тут же сыпя на мою голову оскорблениями, не в мою сторону, разумеется, она ругалась на свою семью, так по детски, так непосредственно, что я не смог не засмеяться, чуть прикрывая рот ладонью, чтобы мой смех не выглядел слишком откровенным и издевательским.
- Нет, я не видел тупиц-милашек Норман, и похожих на тебя девочек тоже не встречал. Они тоже так кошмарно красят волосы? – ах черт, опять сорвался, наблюдая за ее агрессивной реакцией, убирая из под ее рук солонку и перечницу, а то вдруг эта ненормальная решит в меня ими запульнуть? Кто знает этих избалованных городских девчонок? Вот и я не знал, но очень желал познакомиться поближе.
Затем пару секунд откровений, затем ее тон снова сменился на надменный и самоуверенный, от чего я снова не удержал в себе злорадный смешок Ох уж эти подростки, и от куда в них столько самовлюбленности и желания выглядеть круче и важнее, чем они есть на самом деле?
- Я несколько старше тебя, мне двадцать четыре. – интересно, мой возраст ее смутит? Хотя вряд ли, я не выглядел как стандартный преподаватель средней школы, по началу директор сиего заведение вообще принял меня за старшеклассника, это больно ударило по моему самолюбию, но я справился, и теперь на все занятия одевал очки, чтобы выглядеть хотя бы немного взрослее и серьезнее. – О да, английская литература это очень романтичный предмет, ты что-нибудь читала из романов сестер Бронте? Это же классика! Мне кажется, тебе бы очень понравилось произведение – гордость и предубеждения. Хотя…
- Девушка? – этот вопрос застал меня в тупик, я удивленно посмотрел на школьницу, пытаясь понять, что именно заставило ее спросить меня именно об этом. – А почему ты интересуешься? Мне нельзя заводить романы со своими ученицами. – и весело подмигнув блондинке. Я щелкнул ее по носу, расслабленно разваливаясь на своем сидении, принимая из рук официантки кружку своего кофе. – Нет, нету, не охото тратить время на бестолковые свидания и выслушивание болтовни о шоппинге, любимом сериале или Джонни Деппе. А увы, в нашем городе круг интересов у девушек очень ограничен.
Что-то в последнее полчаса я был слишком болтлив, что было для меня настолько неприемлемо и непривычно, что я даже забывал этому удивляться, все глядя на свою собеседницу и вновь радуясь появлению неизвестного купола у нас над головой. Она смешная, хотя пыталась казаться серьезной и взрослой.
- Не волнуйся, я не думаю, что все это надолго, думаю, мы даже не успеем насладиться трагедией и понять, что мы оказались свидетелями настоящей катастрофы и чрезвычайного происшествия. Скорей всего, по телевизору сейчас показывают какое-нибудь теле-шоу про моделей, а никак не про то, что мы с тобой тут застряли. Связь мы попробуем наладить, хотя что я? Я свой старый велосипед то починить не могу, а ты говоришь – генератор.
Я закатил глаза, а девчонка вновь вспомнила про девушку, что все никак не прекратит мне сниться Честно сказать, такое любопытство к моей личной жизни меня стало немного напрягать. Да, это льстит, все такое, но Руни уже явно перегибала палку, и я рассердился, выпрямляясь и складывая руки на груди.
- Малышка, я действительно не считаю эту тему очень интересной для разговоров. Я повторюсь – у меня нет девушки, мне гораздо лучше без нее, как раз потому, что вы все такие неугомонные болтливые и любопытные варвары. Жуй свой пирог молча, я найду, где тебя можно будет приютить. Приглашать тебя к себе я передумал, а то ты сведешь меня в могилу своим желанием найти мне девушку.
На ее попытки мне что-то ответить, я церемониально отвернулся, а затем вообще встал из-за стола, подходя к повару, приятной пухлой женщине, что пекла блинчики. После нескольких минут разговора, мне удалось уговорить ее приютить у себя Ларкин, увы, но мне пришлось отстегнуть для этого женщине кругленькую сумму. Кажется, даже в нашем закрытом и забытом Богом городе, очень многое так же решали лишь деньги.
В моих руках блеснули ключи, и я молча двинулся в сторону своей новой подружки.
- ну что, сваха, пошли, я провожу тебя в твой новый, но временный дом.
Миссис Портман жила недалеко от кафетерия, и мы добрались до ее домишки минут за семь, не более. Руни обиженно сопела, а я не обращал на это внимания, тайно гордясь собой и любуясь нахмуренной девчонкой. На прощание я силой притянул ее к себе, обнимая одной рукой за плечо и чмокая в висок.
- Иди в дом, хмура, увидимся завтра, жди меня на крыльце в семь сорок, я познакомлю тебя с новой школой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не бывает атеистов в окопах под огнем