Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » stand by me


stand by me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: сестры Норман
Место: Вестбрук
О флештайме: сразу после появления Купола

0

2

Кажется, суета осталась где-то позади, мы спешно скрылись с места происшествия, и я не наградила Люком объяснениями, лишь сухим спасибо, парой долларов и коротким прощанием. Мне не нравился его поучающий тон, совсем не нравился, и я не планировала перед ним оправдываться. Да, в чем-то  может он был и прав, но скоро я сбегу из этого Богом забытого города и больше никогда не вспомню об этом мужчине.
Эльза суетливо шагала рядом, что-то без конца говорила, а я словно отстранившись от нее и окружающего мира, просто шагала вперед, тщательно оглядываясь по сторонам и выставляя ладонь вперед на случай если мы снова упремся в невидимый купол, как его прозвали местные.
- Какая-то чертовщина, словно мы оказались на съемках голливудского фильма. – я раздраженно хмыкнула, наконец возвращаясь на землю и глядя на сестру через плечо. Она выглядела напугано и скорей всего мой равнодушный вид пугал ее не меньше электрической шапки над городом. И я остановилась, поворачиваясь к девочке лицом и обнимая ее за щеки. – Прекрати волноваться, все самое страшное позади, понимаешь? – Хорошо, что мы успели избавиться от трупа отчима, и пусть неправильно так цинично рассуждать о своей жизни, но я ничего не могла с собой поделать. Сейчас я за старшую, на наивную Эллу нет смысла надеяться, я понимала, что в любой момент она может сорваться и рассказать кому-нибудь нашу историю. А значит нам нужно спешить.
- Уверена, от сюда есть выход. Может сделать подкоп? – внезапно мне в голову пришла весьма неожиданная мысль, и я воодушевленно кивнула головой, кидаясь куда то в сторону, натыкаясь на чей-то заброшенный дом, сарай, а в нем на пару лопат. – Ты будешь мне помогать. – Это было сказано как факт, да, моя маленькая сестренка, тебе снова придется взяться за лопату и копать-копать-копать… Но уже в более хороших целях, во благо нашего спасения.
Чтобы отыскать очередной край Купола нам не понадобилось много времени, я запретила сестре касаться его руками, так как с каждым разом ударная волна все увеличивалась, и если первый раз я лишь ошарашенно отшатнулась от преграды, то сейчас, случайно задев стену рукояткой лопаты, меня отнесло в сторону встречной силой. Словно отшвырнуло в песок, с предостережением никогда больше не касаться неведомой штуковины.
- Встань подальше. – мы оказались недалеко от шоссе, которое привело нас в этот город, был виден даже мотель, в котором мы провели ночь, и меня содрогал ужас при мысли о том, что придется провести там еще несколько дней. Нет, я больше не вернусь туда, у меня сложились не самые дружественные отношения с их директором. – Копай, Элла, я не хочу прожить здесь оставшуюся жизнь, нам нужно бежать. – Я злилась, раздраженно сдувая с лица темно-каштановые пряди, наседая на лопату.
Две хрупкие девчонки, конечно их сил надолго не хватит, но я была слишком заинтересована в побеге, чтобы так быстро сдаваться.

0

3

Мне казалось, будто что-то внутри раздирало меня на части, пока мы мерили шагами этот проклятый город. Мне не меньше сестры хотелось выбраться из этого купола. И нет, не потому что моя душа была преданна большим городам, и клаустрофобией я никогда не страдала. Я боялась, что в один миг все наше вранье откроется, и каждый узнает о содеянном нами преступлении. Именно "преступлении". Даже в голове я боялась называть это "убийством". Никогда не сотворив ничего ужаснейшего, чем спор с матерью, после которого меня еще неделю мучила совесть, сейчас я беспрестанно оглядывала свои рукава и спину, боясь обнаружить там небольшое пятнышко крови отчима. А ведь машина все еще стоит на обочине, и никакой дождь не собирался утрамбовывать разрыхлившуюся землю.
- Может, наше пребывание здесь сочтут за время, проведенное в заключении, и сократят нам срок? – наигранно безмятежным тоном поделилась я своими мыслями с сестрой. Меня сводило с ума ее спокойствие. Я ели сдерживалась, чтобы не упасть в истерике на колени и не рвать на себе волосы от охватившей меня паники, страха и чувства вины. А ей кажется, будто она на съемках голливудского фильма!
- Да это всего лишь какой-то глупый эксперимент! Какой-то военной штуки, не больше. Если бы это сотворила природа, то купол бы не опоясывал город ровно по границе. А если бы это был какой-то террор, или если бы на нас кто-то напал, да хоть НЛО, то они бы выбрали город побольше. Хотя бы тот же Бостон. А может это какое-то реалити-шоу, и нас повсюду окружают камеры, наблюдая за нашей реакцией… - от этой глупой мысли по всему телу пробежался холодок. Все-таки мы уже много чего произнесли вслух. Чем больше я рассуждала, тем глупее и запутанней становились мысли, а я все больше и больше впадала в панику. Все тяжелее становилось выкидывать из головы ужасающие картины. Черная тряпка, размазывающая кровь по паркету, тазик с красной водой, еще теплые обмяклые руки, за которые мы тащили труп к сворованной машине. Все настолько перемешалось в моей голове, что я уже чувствовала себя виноватой в появлении купола и в том, какие это понесло жертвы. Почему-то сейчас отчим казался мне прекрасным человеком. Я вспоминала, как он с наслаждением закрывал глаза, вслушиваясь в композиции Вивальди и Эрика Сати. Как волновалась мама, когда он опаздывал домой. Она любила его, и он, наверное, любил ее. С каким блеском в глазах преподносил он ей букет цветов на восьмое марта. Мама не просто любила его, она жила им, не замечая его зверств, и чудовищно страдая от того, что мы с Алисой ненавидели его. Ей хотелось только счастья… С грустной улыбкой на устах сидела она в кресле вечерами, смотря куда-то вдаль. И всплывало перед ее глаза и счастливое Рождество и День Благодарения. И как три ее дочки радостно смеются, разговаривая со своим новым папой. И были все-все счастливы… Царила атмосфера любви и домашнего уюта… Это читалось в ее глазах, мама настолько желала счастливой семейной жизни, что порой и видела нашу семью такой. А сейчас… Я не могла представить, что творилось с ней сейчас. Забилась ли она в угол, рыдая и крича, или лежит в ванной с алой от крови, уже холодной, водой. Как бы оно не было, мы уничтожили ее. Не только убили отчима, мы убили и свою любимую маму, которая растила нас в любви и заботе. В ее голубых глазах больше не будут сверкать счастливые огоньки, и беззаботная улыбка больше никогда не покажется на ее лице. Как сможет она теперь любить жизнь? Мы хладнокровно и эгоистично уничтожили ее. Ее дети, которых она называла своими ангелочками и самыми-самыми любимыми и дорогими. Когда-то мы крепко прижимались к ней и говорили, что никогда не бросим, а теперь позволили себе без капли жалости разрушить ее мир. Нет, мы не убили ее, мы поступили куда хуже. Как сейчас хотелось прильнуть к ней, зарыться в ее волосах и рассказать ей все-все, горько плакать и просить прощения. И она погладит меня по голове, улыбнется и скажет, что все это пустяки и она все исправит. Но этого никогда не произойдет. Ах, если бы это было из-за купола. Нет, просто я предала ее, предала самое любимое на всем земном шаре существо, оставила страдать одну-одинешеньку, зарывшуюся в постель, на которой еще ночь назад спал ее любимый муж. Каким бы чудовищем он ни был, сейчас это уже не важно, она любила его по-настоящему.
Алиса прервала мой поток ужасающих мыслей, за что я была ей крайне благодарна. Сейчас я радовалась каждый раз, когда кто-то возвращал меня к реальности и не давал потерять рассудок. И вот мы уже подбираем удобное для подкопа место. Точнее, его подбирала Алиса, а я лишь сжимала трясущимися руками грязную лопату и постоянно огладывалась по сторонам, громко выдыхая воздух, будто копала яму уже не мене часа. Мне все казалось, что мы снова стоим возле шоссе и роем землю для того, чтобы спрятать труп. Где-то вдали стоял мотель, и мне чудилось, будто полицейский, которого я недавно видела, стоял в этом угрюмом здании возле окна и наблюдал за нами. Спокойно, Эльза, мы не делаем ничего плохого.
После недавнего копания я навсегда возненавидела это занятие. Я хорошенько натерла себе руки, наполнила когда-то белые кеды землей и заработала хорошую крепатуру в плечах. И этот кошмар должен повториться снова.
Яму мы рыли долго… Мы опускались все ниже и ниже. Грязь прилипала к потным рукам, я то и дело протирала нос рукавом и всхлипывала. Воспоминания разрывали меня изнутри, и я едва сдерживалась, чтобы не закричать. Мне нужно было с кем-то поговорить, иначе я этого не выдержу. Время от времени слезы капали на лопату, а я будто не замечала этого. Я продолжала машинально вонзать лопату в землю, но сама уже перенеслась далеко отсюда. Я была маленькой девочкой, сидевшей у себя на кровати и разглядывавшей свою маму, читавшую мне сказку. Какая же она все-таки красивая, какой прекрасный у нее голос… Я тонула в нем, тонула в ее бездонных глазах, с такой лаской и любовью глядящих на меня. Как я могла, как я посмела… Я не хотела возвращаться в реальность. Будто бы ничего и не случилось. Моя душа снова была чиста, ничего не отяжеляло сердце, а живот не ныл от волнения и боли. Я потеряла счет времени. Где-то глубоко в голове покоилась мысль о том, что нужно думать о деле, а не заниматься ерундой. Но я старалась захоронить ее подальше, заставляла себя снова оживать в прошлом, надеясь, что это продлиться вечно. Снова оказывалась в маминых объятиях, снова смеялась и думала, что когда я вырасту, то буду ухаживать за мамой точно так же, как и она ухаживала за мной. Мои руки продолжали сгибаться и разгибаться, но глаза отсутствующе упирались в лопату. Теперь я боялась, что Алиса заговорит, ведь мне с таким трудом удавалось сдерживать спокойствие. Такое ненастоящее и такое хрупкое.

0

4

Стоит ли говорить, что желаемого мы так и не нашли? Попытки сбежать оказались тщетными, но не желая смириться со своей участью отчаянно бились в так ненавидимый нами купол, словно от наших кулаков, обид и слез он превратится в прах.
Эльза устала, начиная по-детски канючить и проситься к матери, меня же это раздражало еще больше, я злилась, хотя и пыталась по началу успокоить сестру.
Все будет хорошо – повязло на зубах.
Я рядом с тобой – вяжет язык.
Мы справимся – стучит в висках.
Но слезы так и лились по ее щекам, она устала, она хотела домой, выпить горячего чая, прочитать любимую сказку перед сном и укутаться в теплый плед, а вместо этого я притащила ее в чужой город, от куда мы теперь не можем выбраться.
- Эльза, я делаю все, что в моих силах. – в итоге я не выдержала, срываясь на громкий оклик, откидывая лопату в сторону и сдирая с себя куртку. – Этот купол, вся эта ситуация – не моя вина. Я хотела бежать одна, ты изначально должна была остаться дома, жить там нормальной жизнью, я тебя уговаривала, но ты отказалась сама. Мы не успели уехать из этого Вестбрука – название города я выучила не сразу, но сейчас произносила его вполне уверенно – не по моей вине, не я наслала на нас эти беды, я так же как и ты хочу выбраться. Прекрати нытье, все, хватит, иди спать.
И я указываю в сторону заброшенного сарая, от куда пол дня назад мы украли так необходимые нам лопаты. На немой вопрос сестры лишь отрицательно киваю головой, швыряя ей в руки свою джинсовку.
- Я не пойду, у меня еще куча дел.
На самом деле, никаких дел у меня не было, и уложив сестру, я вновь вернулась в холодную темноту, зябко обнимая себя за обнаженные плечи. Эта ночная тишина, которую нарушали лишь трели цикад, давила на меня, заглушая даже мои собственные мысли. Да и мне не хотелось ни о чем думать, не хотелось вновь и вновь винить себя за то, что произошло. Я боялась спать, боялась, что снова увижу во сне свои собственные, испачканные чужой кровью руки. Не верилось, что я оказалась способна на убийство. Я лишила жизни человека, родного отца…
Но он никакой мне не родной – кричало подсознание, пара одинаковых и похожих генов ни о чем не говорит, как можно считать родным человека, который сделал тебе так много плохого?
И все же… Он так любил Руни и так ненавидел меня, я была точной копией его дочери, одно и то же лицо, тот же острый холодный взгляд, аккуратные ключицы и худые ноги, с чуть торчащими по юношески коленями. Как так вышло, что в моем виде он заметил нечто соблазнительное, как у родного отца хватило сил и совести приставать к своей дочери с такими мерзостями?
Но ладно я, что на счет Эльзы?
Не знаю, от куда во мне это, но все, что касалось меня я прощала почти мгновенно. В моем визуальном мире все было прекрасно, там, где я проводила большую часть своего времени – там, в интернете, с Люком. Вот именно в такие моменты, во время наших длительных разговоров жизнь казалась прекрасной, а приставания отчима казались чем-то… Да бросьте, в других странах люди умирают от голода, их убивают, насилуют, лишают жилищ и родных. Меня лишили всего лишь девственности, что она значит на фоне чужих бед?
Я жива, здорова, ни чем не болею, а вот на мою сестру такое покушение могло повлиять совершенно по другому…
Я гуляла так долго, изучая ночной город и заглядывая в пустые чужие окна, но ничего не видела, лишь отталкивающую пустоту. В этом городе никому до нас не было дела, чужие странницы, дикие, одинокие. И нам было суждено прожить остатки холодных и голодных дней на чьем-то загнивающем огороде.
Но я не могла так поступить с сестрой, если на себя я могу с лёгкостью махнуть рукой, то ее это никогда не коснется.
На следующее утро, с заспанными глазами мы отправились на поиски еды, работы и будущего дома. Нам везде отказывали, утверждали, что самим некуда деваться и указывали в сторону выхода. Мы не заходили лишь в мотель, я боялась, а Элла ругала меня за то, что я завралась и теперь не хочу отвечать за свои слова.
Мне не хотелось видеться с этим странным мужчиной, что отнесся ко мне с пониманием. В нем было что-то пугающее, но пугало больше всего то, что я знала, что он нам не откажет.
На третий день я все-таки сдалась. Люк принял нас обычными служанками, забирая с нас обещание делать все, о чем он попросит. Я не отказывалась, соглашалась на все, лишь бы он не задавал мне лишних вопросов. И знаете, со временем мне стало нравиться проводить с ним свободные минутки, он был понятливым собеседником и не лез не в свое дело. Меня это привлекало, и я даже радовалась, что пока Купол не могут убрать с нашего пути, я буду проводить время в кампании надежного человека.

*Конец*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » stand by me