vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Родственные узы


Родственные узы

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

- David Ross, Valentine Ross
- Дом Дэвида Росса, два года назад
- Дэвид недавно вспомнил кто и что он есть, и теперь активно занимается поисками пропавшей дочери. В качестве развлечения он увлекся старинными фолиантами, и не мог предполагать, что очередной том принесет ему встречу с родственником, о существовании которого он просто не помнит...

0

2

Редкие книги - это не то, что попадает в руки каждый день. Тем более в магазине Валентино. Конечно, у него есть довольно дорогие издания, - некоторые учебные пособия стоят едва ли не состояние, - но чтобы коллекционная редкость... Не в его лавке. Для этого есть дорогие букинистические магазины, работающие именно для привлечения коллекционеров разных мастей, где книги, порой, выставляют на аукционы, устраивая мини-свары среди богачей за право обладать вещью.
  Уставшие курьеры под вечер просто забыли сверток вместе с теми изданиями, которые заказал Валентино для пополнения ассортимента. Бывает. Со всеми бывает. Но на следующий день за пропажей никто не явился.
  Тин не рискнул совать нос под упаковку, в конце концов, это не его дело, что внутри. Однако счел нужным посмотреть на бирку и выяснить, чью собственность ему все таки доставили, а так же выяснить не принимался ли заказ на это издание перед смертью Адриана. Порой, отец просто забывал говорить о таких вещах, хотя подобные эксцессы случались крайне редко.
"Нужно доставить. Ведь, наверняка, за нее уплачено, а пакет ждут и уже давно." Изучив приклеенную бирку с адресом, юноша закрыл магазин пораньше, чтобы успеть обернуться до темна.
 
  В этом районе ему еще не доводилось бывать. Сбросив газ, Валентино ехал со скоростью полудохлой черепахой, не отказывая себе в удовольствии рассматривать просторные дома и участки. Все здесь казалось ненастоящим, иногда напыщенным в желании показать обывателю то, какой может быть роскошная жизнь, но ведь за погляд денег не бегут, а потому и смотреть можно было невозбранно.
  Тем более, что приходилось всматриваться в номера домов, чтобы не пропустить нужный, после чего Росс свернул на подъездную дорожку, с замиранием устремив взор на каменную громаду. "Сколько же денег у того, кто тут живет?" - Тин взволнованно поправил на плече сумку с бандеролью и взошел на крыльцо. Вдавив кнопку дверного звонка, юноша выждал пока дверь откроет дворецкий, и улыбнулся.
- Чем могу Вам помочь?
- Здравствуйте. Я привез для мистера Росса заказанную им книгу, - потеребив пальцами перекинутый через плечо ремень, Валентино добавил, - Это очень ценная книга, поэтому я должен отдать ее лично в руки заказчику.
Дворецкий бесстрастно взглянул на него и отпрянул в сторону, жестом приглашая войти:
- Я сообщу о вашем прибытии, - далее молча проследовав в гостиную и обернувшись к Валентину, мужчина предложил располагаться, но Тин, даже когда он ушел, предпочел мяться возле дивана, рассматривая обставленное со вкусом помещение.
  Еще когда только увидел бирку на пакете, он удивился, на сколько любит пошутить старуха-судьба, послав ему однофамильца. Однако в этом городе людей с подобной фамилией, наверняка, пруд пруди, а отчим никогда не рассказывал о своих родственниках, тем более дальних. Тин знал лишь что он выходец из Англии, а у отца Адриана есть сестра. Скудные знания, но и их хватало, чтобы получать открытки в Рождество. Но отца уже полгода как нет в живых, а значит, спросить просто не у кого. А некоторые и вовсе всю жизнь не догадываются о существовании какой-либо родни.

одет

http://s5.uploads.ru/p1DkP.jpg

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-15 17:42:57)

+1

3

Внешний вид
Спорт - часть моей жизни, и запорука того, что я смогу и дальше ходить на своих ногах, а не ездить  в инвалидном кресле. Пара часов пробежки, силовых упражнений, усиленной штанги и тренировок на пресс - все, что бы держать поврежденные мышцы в норме и не давать мышечному каркасу расслабляться.  Закрываю глаза, прислушиваясь к музыке в своих ушах - сегодня там играет не привычный рок, а более мягкий соул - настроение несколько лиричное, которое передается и темпу тренировки. Сегодня заканчиваю на полчаса позже, и расслабленно добегаю последние минуты, чувствуя как гудят все мышцы, заставляя голову лучше работать.  Соображаю, что меня ждет сегодня в работе - ничего особенного, мелкое убийство, которое совершенно не трудно раскрыть.
Слышу звонок в дверь даже через наушники. Снимаю наушники и вытираюсь полотенцем - по телу проходит волна боли - откликается в висках - это не слишком хорошо, значит, недостаточно напрягся. Но времени  для продолжения тренировки нет.
- Дэвид, прибыл некий молодой человек, который утверждает, что привез редкую книгу. - Мой компаньон и управляющий как всегда строг. Джон - образец английского дворецкого и в то же время - идеальный друг для моей раскалывающейся на части личности, терпеливый и добрый.
- Да, должен был привезти... проводи его  в кабинет, я сейчас приду.
Задумчиво смотрю на себя в зеркало  в коридоре - футболка осталась  в зале, а переодеваться совершенно неохота. Иду в кабинет, на ходу вытирая спину полотенцем, которое остается на стуле у входа в кабинет.
- Добрый вечер, вы вовремя. Я уже не надеялся получить эту книгу... эээ... Валентин?! - Удивленно смотрю на человека, чьи глаза и выражение лица мне очень знакомы.

+1

4

Немного времени прошло с того момента, как Тина оставили одного.  Тишина и одиночное времяпровождение не были в новинку, но когда вернулся дворецкий Валентин встрепенулся, сбрасывая с себя пелену сонной задумчивости с которой взирал на мебелировку комнаты.
- Я провожу вас в кабинет, - все так же церемонно оповестил дворецкий и Росс потянулся за ним, волнуясь, а не слишком ли он следит на блестящем чистотой полу.
  Поджав губы и покусывая их внутреннюю сторону, юноша прижимал к себе сумку до означенного места. Проводив мужчину взглядом, юноша осторожно прошелся по кабинету, разглядывая домашнюю библиотеку хозяина дома. Редкие издания, старинные фолианты - такое его магазинчику может только сниться, но он ни на что не претендует. Тихая размеренность бытия ему куда дороже. Вот только интересно было бы увидеть, этого загадочного заказчика.
  Впрочем, он не заставляет себя долго ждать. Валентино оборачивается на звук шагов и опускает глаза, заправляя за ухо вьющуюся прядь.
- Здравствуйте, - нервно улыбается он, отводя глаза от обнаженного торса, принимается копаться в сумке, - Да, я привез, извините, что с такой задержкой, но книга пришла только вчера, - и замолкает, услыхав свое имя, поднимая на Дэвида глаза, - Аам... мы знакомы, разве? - и снова поджимает губы растеряно.
  Проклятущая память не выдает ничего связного, лишь какие-то обрывки из далекого детства,  в которых мелькали изредка эти необычные глаза и строгое красивое лицо. И все же вспомнить  Дэвида Росса - задача для него, вечно рассеянного Валентина, во истину непосильная.

+1

5

Беру из его рук книгу, и кладу на стол, подходя вплотную, и всматриваясь  в черты лица парня. Если мне не изменяет память, я видел его много лет назад, совсем маленького, в новой семье моего брата Адриана -  у его жены был собственный сын,  и вот именно эти, знакомые, хрупкие черты он видел сейчас в лице стоящего перед ним парня. Красивый - скользнула нечаянная мысль. Очень хрупкий, нежный, почти женственный, с мягкой, нежной улыбкой. Такого  как он хочется погладить по голове, закутать в плед, и напоить  теплым молоком с медом, что бы бледные нежные щеки зажглись легким румянцем, который так идет его лицу, его глазам, которые светятся при виде всех тех сокровищ, которыми полна моя библиотека. Я старался, я пытался собрать что-то сносное, и похоже, улыбка и восхищение этого нежного мальчика - самая лучшая похвала для меня.
- Адриан Росс - мой брат...  и твой отец? - Беру его за подбородок, чуть сильнее, чем нужно, и заставляю повернуть голову к свету. У меня не до конца восстановилось зрение после аварии, и что бы увидеть  эти мягкие искорки в его глазах, мне нужно больше света, и увидев,  я улыбаюсь и отпускаю его лицо, на мгновение останавливая взгляд на губах. Такие нежные... - заставляю себя не думать ни о чем подобном - это совершенно неприемлимо.  Я вижу парня впервые за несколько лет, напугал его своими словами, движениями, а сейчас думаю о нем, ну совсем не о как родственнике.
- Как ты оказался в Сакраменто, Вале? И как поживает мой брат? - Отхожу. видя его смятение и смущение, и сажусь  в кресло, указывая ему на кресло напротив.

+1

6

Голову он послушно поворачивает к свету, чувствуя как загораются от смущения кончики ушей. Пожалуй, никто так пристально его еще не рассматривал, так тщательно и придирчиво, но после Дэвид улыбается и отпускает его подбородок. Что-то в этом простом жесте заставляет предательски засосать под ложечкой, рождая закономерную дрожь и в руках.
- Отчим, - не вдаваясь в уточнения мягко поправляет Валентин, пугливо заглядывая в лицо человека, преставившегося, как его дядя.
  Дядя? Дядя Дэвид...
  Не тот ли самый Дэвид, от которого маленький Тин убегал, стоило тому лишь показаться у них в доме, или из-за угла подглядывал за ним, не в силах оторваться от человека в котором видел что-то опасное, чувствующееся в горделивом развороте плеч, в красивом, строгом лице и голосе. Отец смеялся тогда и все пытался выманить ребенка на свет божий, но Валентино еще долго поглядывал волчонком и жался к родительскому боку, пряча испуганные глаза от визитера. Тину тогда и десяти не было, оттого и не помнит почти ничего.
Разве что с Адрианом у Дэвида есть какое-то едва уловимое внешнее сходство, говорящее о том, что они родня.
  Присаживаясь в кресло, юноша на секунду напрягается, подбирая слова, но после прямо смотрит Дэвида, сцепляя пальцы в замок на уровне живота.
- Мы давно тут живем... последние лет восемь-десять, наверное, - он честно попытался вспомнить, когда точно они сюда переехали, но решил не забивать этим голову и лишь нахмурился, от очередного упоминая об отце, - Он умер, уже полгода как. Несчастный случай. Мама скончалась от рака в прошлом году, - вот только расстраиваться уже и смысла нет особого. Он решил пойти дальше, тем более, что ни мать, ни отец не одобрили бы затянувшейся апатии по этому поводу, - Я думал, отец вам писал про маму. Хотя... он был так подавлен ее смертью, что не видел ничего вокруг.

+1

7

Улыбаюсь ,когда он меня поправляет. По правде мне всегда казалось, что  Адриан стал для своего пасынка не просто отчимом, а отцом - не тот отец, который родил -  а тот который воспитал. кажется так сказал кто-то из  великих. Я помню этого пугливого мальчонку, который шарахался от меня до самого моего отъезда в армию, и казалось, боялся что  я его украду или ударю, хотя ни первое, ни второе никогда не приходило мне в голову. Мальчик был пугливым, но все-таки очень умным, и Адриан не мог на него нахвалится. Я потерял связь  с братом после Афганистана и слова Валентина сейчас ранили сердце -  я все же надеялся, что брат еще жив, просто не хочет общаться с тем, кого окрестили Хлыстом, и не пишет,  а вот как получилось...
- Как жаль... - Опускаю голову, чувствуя как злые слезы подкатывают к глазам. Хорош же я был, что забыл собственного брата в погоне за деньгами и забытьем. - Нет, не знал... ничего не знал. - Сжимаю зубы и резко вскидываю голову, обжигая парня злым взглядом влажных глаз, нужно успокоиться, иначе снова напугаю ребенка, каким бы взрослым он сейчас не был по паспорту, выглядит он хрупким эльфенышем, беззащитным и неуверенным. - Может и писал... но я потерял с ним связь, когда уехал в Афганистан  с миссией... а потом, потом у меня просто не было возможности ему написать, не хотел привлекать к нему лишнее внимание... - Сжимаю подлокотник, снова чувствуя острое желание расплакаться, или что-нибудь разбить. Поднимаюсь из кресла и отхожу к окну, нервно глядя в засаженное кустами и деревьями пространство. - Полгода назад я попал в аварию... неприятно, но небольшую амнезию получил, вспоминать начал только недавно... - Молчу... молчу долгие минуты, не зная, что  еще сказать мальчику, потерявшему родителей.

+1

8

Черт знает. откуда берется столько решимости в этом создании по имени Валентин. Еще пару минут назад он затравленно взирал на этого человека, источающего силу и властность натуры, а теперь чувствует острый приступ сочувствия, слушая его.
  Афганистан, значит. Когда дядя Дэвид пропал, отец говорил, что тот уехал служить. Ничего больше, но ходил все время хмурый и с каким-то особенно болезненным замиранием проверял почту, видимо, ожидая увидеть известие о смерти. Но вышло все иначе.
  Тин вжался в кресло, встречая взгляд злых глаз со стоящими в них слезами. Когда-то ему говорили, что мужчины не плачут, если только в тишине и одиночестве, но он знал, что иногда - это можно, ничего стыдного.
- Вот как, - неуверенно и тихо произносит он, расслабляясь после небольшой рокировки старшего Росса к окну, а после встает с кресла и сам. Молча подходит и кладет ладонь на горячее плечо, тронул, в попытке повернуть к себе Дэвида, - Отец вас не забывал. Просто так сложились обстоятельства и вы потерялись. Ни адресов, ни телефонов... ничего, А потом, после смерти мамы, он сильно пил. Мне кажется, в нем что-то тогда надломилось, что он потерял связь с этим миром окончательно. В этом нет ничьей вины.
Да, странно было видеть отца таким. Прежде жизнерадостный и иногда беспечный, - в чем ни раз упрекала его мать, - он был для Тина залогом того, что как бы все ни было плохо, потом, когда-нибудь, все будет хорошо. Он заставлял в это верить и эта вера, пожалуй главное, что осталось у Валентино в наследство, потому и смерть обоих родителей не была столько уж сильным ударом. Он это просто пережил.

+1

9

Мужчины не плачут. Это правило, навсегда отпечатавшееся в моем мозгу, сейчас не срабатывало. Я чувствую, как горячая капля скользит по щеке, оставляя ожог на коже. Он лишился единственного человека, который был близок ему из семьи, из-за собственной глупости. Киллер Хлыст не хотел искать семью, которая не была ему нужна,  счастливый врач Росс, собирающийся жениться, не хотел ни с кем делиться своей радостью. И постепенно потерял всех и все... и даже приемную дочь, которую никак не мог найти столько времени. Нашел племянника.
Вздрагиваю, ощущая прохладную узкую ладонь на своем плече, и ловлю себя на мысли, что совсем не о том думаю, что чувствую как мгновенно расходится теплая волна по всему телу от прикосновения парня. Это странно и так не должно быть - это неправильно. Заставляю себя переключится. Поворачиваюсь к Валентину, смотрю  в его ясные, светлые глаза. Боже, какой же он  еще невинный ребенок! Совсем не такой, какими я привык видеть окружающих меня. Как не хватало этой невинность взглядам моих женщин, как не хватало этой невинности мне самому, что бы суметь пережить собственное предательство.
- Твой отец был прекрасным человеком... но я сам виноват в том, что не писал и не искал вас. Вы были так близко. - Не замечаю что сжимаю запястье парня, сильно, а оно хрупкое, и возможно даже причиняю боль, но мне от этого легче.

+1

10

- Вы ведь не могли знать, - он не обижается, не пожимает безразлично плечами. лишь говорит с той скромной долей понимания, которая была позволительна из всего того, что он знал. А знал он ровным счетом... ничего. Помнил. что дядя Дэвид врач, остальные факты разрозненной массой прятались по закоулкам сознания. - У вас была своя жизнь.
  Он  осторожно улыбается, сочувствующе, пальцами другой руки стирая влажную дорожку с жесткой щеки Дэвида.  Боль в запястье - ничто. по сравнению с той, что скорее всего испытывает человек стоящий перед ним. Тин понимает, Тин знает. Может не совсем все - слишком уж молод, слишком задержались в его жизни розовые стеклышки позволяющие верить в доброту людей, но благодаря им он может даже тем, кого почти не знает. Но он прекрасно представляет, что значит потерять разом всю семью.
- У вас есть я, - слова сами слетают с языка в попытке утешить. Пусть слабо и неуверенно, но людям иногда нужно за что-то цепляться. И как ни странно, даже самые сильные, закаленные характеры оказываются хрупче, чем с виду тихие персонажи способные поддерживать спокойное горение внутреннего огня, - Вам нужно успокоиться. Может, попросить принести чего-нибудь?
  Хоть и выглядит это странно, но сейчас он готов позаботиться о горюющем родственнике. И тут же пытается отвлечь, со свойственной ему непосредственностью переключаясь на вещи совсем уж сторонние. Им обоим надо отвлечься.
- У вас прекрасный дом и библиотека. Столько редких изданий... - в глазах зажигается неподдельное восхищение, он осторожно убирает одну руку, оставляя лишь ту, что на плече Дэвида, - Я даже заметил такие, которые и в руки-то боязно брать - слишком уж старые. Эта книга, что я принес, тоже для коллекции? О чем она?

+1

11

- Семья всего одна. - И странно, что я понимаю это так остро только сейчас, когда из все моей семьи - остался только этот moineau с глазами ангела. Чистый, спокойный и слишком правильный для этого грязного мира, в котором я привык жить. - Есть, но и у тебя своя жизнь. А я заперт  в этом чертовом доме, не имея возможности даже сбежать из этих четырех стен, покрытых позолотой! - короткий момент срыва, и тишина... Заставляю сердце биться ровнее, отпускаю руку парня, подспудно понимая, что еще немного - и сломал бы хрупкую кость  в порыве неосознанной ярости. Это страшно на самом деле, я словно теряю контроль над своим темным "Я", которое ни в коем случае нельзя выпускать, особенно в присутствии племянника.
- Нет, ничего не нужно. Я уже успокоился. Я бы хотел после съездить на кладбище, на могилы. - Говорю медленно, с расстановкой, все еще как-то не так чувствуя руку парня на своем плече, а он как назло не отпускает, не убирает ее, словно испытывая меня на прочность. Впрочем, он вряд ли даже представляет себе, каким порочным может быть его прикосновение в свете моей развращенности в жизни.
- Я люблю книги, и собираю их хоть  и недавно, но видишь, с рьяностью заядлого библиофила. - выдавливаю из себя улыбку, пытаясь показать Валентину, что все в порядке. - Да, она 1755 года, это запрещенный роман Дидро...   - Мда, как бы сказать тебе по приличнее о чем он, просветители ведь не чурались ничего в интимном плане, и роман был запрещен именно из-за подобной откровенности.

+1

12

"Своя жизнь? Да как сказать," - он неуверенно поводит плечом, чуть грустно улыбаясь.
Ну да, есть, магазинчик и кот, немногочисленные друзья и разбежавшиеся сокурсники, которых и не видел последние пару лет, человек которого любил и которого оттолкнул, а он, наверное и не вспоминает даже. И все равно жизнь где-то есть, наполненная долгими прогулками по парку в одиночестве, с книгами и покупателями, которые заглядывают в его лавку. Не слишком ярко, не очень насыщенно, но что имеем, тем и дорожим.
  А руку с плеча дяди он все же убрал, неловко потер свое плечо, опуская глаза долу.
- Съездим, когда пожелаете. Я и сам там не был несколько месяцев, - иногда просто трудно находиться среди этого молчаливого города ушедших, - Их похоронили рядом, - а в голосе слышится застывшая со временем грусть.
  Валентин отворачивается, понимая, что и без того много себе позволил этим длительным прикосновением. Продлись оно еще немного, и на смену спокойствия пришло бы совершенно иное чувство, подбадриваемое запахом еще недавно разогретого тренировками тела. Не так уж невинен Валентино, как может показаться. Но от этих мыслей бледные щеки зажигаются пятнами румянца.
- Дидро? - Тин хмурится, а потом качает головой, - Нет, не читал ничего из него. Он наверное очень ценный? - хотя казалось бы, он должен был знать едва ли не все. что стоит у него на полках. но вкусы в литературе имели совсем уж странный разбег, - Вы знаете, у отца тут остался книжный магазин, который перешел ко мне. Если нужны будут какие-то издания, вы всегда сможете заказать их по каталогам. Я с радостью помогу, - снова улыбается Дэвиду, но больше не смотрит в глаза, словно опасаясь, - Мм.. а почему этот роман запрещен?

+1

13

- Это хорошо. - Снова замечаю его смущение и чувствую себя достаточно неуютно. Так я чувствовал себя с афганскими женщинами, которых лечил, а их мужей - убивал. Нереально гадостное ощущение собственного свинства. Внимательно смотрю на вновь найденного племянника. Он напоминает мне диковинное растение - хрупкое, яркое и способное угаснуть в одно мгновение от прикосновения слишком грубого ветерка, слишком громкого звука, слишком яркого света. Вздыхаю, и сажусь в кресло, чтобы не маячить над племянником - все же я значительно выше и габаритнее его. Если бы он был родным сыном Адриана, я может бы и удивился, почему он такой хрупкий - в нашей семье мужчины отличаются завидными фигурами и ростом. Но  - он приемный, хоть и не менее любимый, если бы был родным.
- Может  и ценный, смотря для кого и как... Кому-то - это просто старая, хоть  и хорошо сохранившаяся книга, а для кого-то раритет за которой заплатят миллионы. - Ухмыляюсь, видя его смятение. Проскальзывает мысль,  а была ли вообще у моего племянника девушка? А то он как-то совсем робок и стеснителен. Сам, совсем как девушка.
- Дидро известен своим отношением к интимной стороне жизни человека того времени. В этом романе он довольно вольно интерпретирует привязанность слуги к господину. - Раз  уж мальчик сам заинтересовался, то почему бы не раскрыть ему слегка глаза.

+1

14

Вот чего ему никогда не взять от этой семьи - так это внешности, сильного выносливого тела. Отец всегда говорил, что он похож на Мирну, свою мать - хрупкую и красивую. А та в свою очередь утверждала, что от родного отца он взял лишь талант к музыке и любовь к сцене.  Впрочем о нем заикнулась лишь тогда, когда Валентину вздумалось поступать на актерское отделение.  Мать не любила распространяться о бывшем муже и даже фотокарточек его в доме не держала.
  Тин с сомнением смотрит на еще упакованную книгу на столе дяди, слегка хмурит брови, а затем снова опускается в кресло.
- Но ведь платят, просто ради того, чтобы поставить на полку и раз в пятилетку снять ее оттуда и протереть пыль. Читать же такое необязательно.
  А зачем еще нужны коллекционные редкости? Только что пустить пыль в глаза перед гостями. Конечно, может быть, тому, кто этого не имеет, и не понять. А вообще, не его дело кто и зачем коллекционирует редкие книги. Некоторые и вовсе комиксы собирают или карточки бейсбольные.
  Он внимательно слушает пояснения на счет Дидро, чуть склонив голову к плечу, и по мере услышанного взгляд Валентино становится все более удивленным.
- Это не из той же оперы, что и творчество Де Сада? - не уверенно спрашивает он, чувствуя, что у старшего Росса будет несколько закономерных вопросов.
  Нет, конечно творчества этих писателей Тин никогда не касался, но эротические романы читать приходилось, да и просмотр порно - это не то, за что в его возрасте стоит ожидать наказания от бдительных родителей.
  О том же де Саде узнал благодаря незабвенной Википедии. Валентину несколько лет назад  хватило статей и ума, чтобы после полистать несколько специфичных тематических сайтов с откровенно порнографической тематической прозой. Но не рассказывать же об этом Дэвиду?
  Поняв, что задумался, а, чуть погодя,  словив себя на не слишком почтительной мысли в отношении собственного дяди, Тин натянуто улыбнулся и опустил глаза. Достаточно было представить этого сильного мужчину с каким нибудь орудием наказания в руках, чтобы внутри взволновано екнуло, заставило из-под тишка снова смерить долгим взглядом и, прикусив губу, уставиться на собственные колени.

+1

15

Люди сами как книги - такие, которые иногда читать легко,  а иногда - слишком сложно.  Дэвид не слишком хорошо умел читать такие книги - он предпочитал сам оставаться закрытым томом и никому не знать то, что  на "его страницах" хранится. Его воспоминания и знания вряд ли принесут людям пользу.
- Странно слышать это от владельца книжного магазина. - Улыбаюсь племяннику, с интересом глядя на него. Действительно, странное рассуждение. Все приобретенные мною книги я исправно читаю и с огромным удовольствием. Когда много свободного времени, всегда найдется минута-другая, а порой и часы для хорошей книги. Я превратил свою жизнь  в замкнутый круг, так почему бы не вставить  в нее фрагменты приятных прочтений. К тому же,  в моей коллекции не только Дидро и Де Сад, о котором внезапно так хорошо был осведомлен племянник.
- Не совсем. Де Сад - это классика интимного насилия, а Дидро - это раскрытие чувств. А ты интересуешься подобной литературой? - Вот уж не подумал бы, что мой племянник, в своей трепетности больше похожий на хрупкое деревце, может знать о подобных отклонениях в человеческой психике. Впрочем, на мгновение представив его  в роли Нижнего, я нервно сглатываю слюну и чуть отвожу взгляд, потому что требуется справится с внезапной физиологической реакцией на подобные фантазии.
- Если хочешь, могу больше рассказать о моей коллекции... Можно книг, а можно и не только...

+1

16

- Наверное, странно. Но большинство так и делает. Сейчас мало кто читает, - пожимает плечами Валентин, - Даже с обычными книгами так бывает.
  Ему ли не заметить тенденцию, что молодежь его возраста не сильно озабочена пищей духовной, а посетители его магазина  сильно разнятся в возрасте, социальном и материальном положении. И порой уж очень отрадно видеть, что книги привлекают не только людей среднего возраста, но и совсем юных читателей.
  Он и сам частенько оставлял себе некоторые особо понравившиеся экземпляры, внося  необходимую сумму за них из кассы - нехорошо продавать зачитанные и переломанные в страницах книги.  Его скромная библиотека не хранила в себе ничего выдающегося, разве что более современная классика, немного фентази и фантастики и любимые ими тома стихов. Ну, а некоторые, специфичные вещи, он узнавал из сети.
  Удивленный и немного странный взгляд Дэвида смутил юношу еще больше. Оставалось лишь догадываться, что творится в его голове. "Наверное, считает меня распущенным," - он мысленно укорил себя за излишнюю болтливость и постарался улыбнуться.
- Ну, как сказать... - он замялся, чувствуя что стало невыносимо жарко от волнения. Приподнявшись, Тин снял пиджак, пристроив его на спинку кресла, - Интереса ради читал про Де Сада в сети. Так, на уровне общих знаний. Правда, потом полез почитать  произведения на подобную тематику, - вот тут он прикусывает губу, отводя смеющиеся глаза, - Стоящего из всего этого можно выделить... единицы, но иногда все же создается... хм, настроение. Так что. не сказать, что так уж интересуюсь.
  Понимая, что все же наболтал лишнего, Тин решил не отступать. Сказанного все равно не вернуть.
- Хочу. А вы только книги коллекционируете?  - любопытство его не знает границ.
  То самое любопытство, с которым ребенок лезет в розетку, не обращая внимания на  предупреждение о напряжении.

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-19 01:58:36)

+1

17

Забавный у меня родственник. Вроде выглядит как наивная ромашка, но явно шарит гораздо больше, чем хочет показать. Ловлю себя на мысли, что смотрю на его кожу - светлую, нежную как у девушки, и невольно соскальзываю туда, где эту кожу прикрывает одежда. Без нее он наверное совершенно беззащитен. Заставляю себя переключится. совершенно не понимая, почему позволяю быть настолько распущенным, чтобы думать  в таком ключе о сыне, пусть и приемном, своего покойного брата.
- У него кстати есть несколько очень интересных философских трактатов... но на фоне его книг об искусстве нестандартных отношений, его трактаты совершенно потерялись. Но да, его книги порой дают совершенно определенное настроение. - Ухмыляюсь краем губ. Подобное настроение - не редкость для меня. С девушками оно как-то не так сильно, как с мужчинами,  впрочем в последнее время я все больше склоняюсь снова к женскому полу, особенно учитывая то, что последний нижний был у меня больше года назад. Но на редкость послушный. Едва сдерживаю плотоядную улыбку.
- Оружие коллекционирую и машины. Но книг больше, и по редкости они превосходят и первое и второе. А чем ты увлекаешься, Вале? - Бесшумно появляется мой мажордом. Смотрю на него, затем на гостя, и вспоминаю что вообще-то требуют границы гостеприимства. - Вале, может выпьем чая? Или ты предпочитаешь что-то крепче? - Снова ловлю себя на мысли, что не отказался бы споить его. Да что за черт!

+1

18

- Интересно... Надо будет почитать, хотя бы книги по философии. - он задумался на мгновение, но после уверенно качнул головой, - Всегда надо познавать что-то новое. Без этого невозможен духовный рост, - не даром гоняли в университете, заставляя читать не только книги по истории искусства, но и философию, груды художественной литературы. Для Тина это не было в тягость, скорее наоборот - он любил книги, и долгое время они заменяли ему друзей.
  Дэвид же оказался приятным собеседником, хотя в его присутствии все равно не получалось до конца расслабиться, и Валентино чувствовал себя кроликом в вольере питона. и как любой змей, старший Росс просто гипнотизировал его. От него даже на расстоянии веяло силой, властью, опасностью, что, как правило, влечет таких легкомысленных мотыльков как Валентин. Не смотреть на него оказалось просто невозможным.
- Ничем особенным, - снова поднимает на Дэвида взгляд, стараясь сохраняь рамки приличия и не пялиться на обнаженный торс мужчины, но нет-нет, да соскальзывает взглядом на плечи и грудь, - Закончил театральный, по выходным пою в церковном хоре, а еще фотографирую. Я вам потом покажу как-нибудь, - снова смотрит дяде в глаза, - Приходите на воскресную мессу, послушаете, как пою. Мама говорила, что зря не пошел в кансерваторию, но это не мое.. ну, академическое пение, - Тин оборачивается через плечо, замечая взгляд Дэвида, натянуто улыбается мажордому, а затем дяде, - Если только не крепче вина. Красного. Если можно.
  Не сочтет ли тот за наглость? Но рабочий день для него закончен, скутер он и вовсе может потом забрать и вернуться домой на такси, а от всех этих переживаний и разговоров о семье, хоть и приглушенных отвлеченными темами, остался осадок. Горький осадок.
- Вы один живете?

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-19 05:04:56)

0

19

- Один. Если так можно сказать... - Вопрос меня не удивил, и даже не потому что возможно со временем все упрется в наследство.
- Я пытался повторить судьбу брата. Собирался жениться на женщине с дочерью. Валери погибла за несколько месяцев до свадьбы. Авария. Таша жила со мной, даже взяла мою фамилию, но официально мне не позволили ее удочерить. Три года назад, опекунский совет решил, что не гоже семнадцатилетней девушке жить под одной крышей с мужчиной и ее отправили в интернат. Она сбежала через полгода, следы привели меня в Сакраменто. - Вздыхаю, прикрывая на миг глаза. - А год назад я сам попал в аварию - короткий период амнезии, и как побочный эффект развилась агорафобия. В принципе, я уже привык, но -то очень мешает поискам Таши.
Тони приносит вино племяннику и чай - мне. Отпиваю глоток, наблюдая за тем,  как пьет Валентин, и мне на мгновение кажется, что я вижу, как темно-бордовая жидкость струится пож светлой кожей. Это выглядит возбуждающе.
А если разлить вино по его обнаженньму телу, и добавить пару штрихов  в виде следов от порки, картина будет просто безумной..
Тело словно живет отдельно от разума: хорошо хоть шорты достаточно широкие и эрекции не видно за драпировкой. В очередной раз поражаюсь сам себе - я конечно извращенец,  но стояк на собственного племянника это что-то новое.

+1

20

Тин никогда не был корыстным, да и последнее о чемон мог бы задуматься, задавая вопрос - так это наследство.
  Скорее его удивляла общая пустынность дома, ни тебе женского духа и участия, которым пропитаны насквозь все помещения, кода у хозяина есть жена, ни  забавных мелочей - если есть дети.
  Однако, выслушав ответ Дэвида, Валентин понял, что снова сболтнул лишку.
- Простите, - извинился за свою навязчивую бестактность и вновь потупился, чувствуя себя самым большим и непроходимым идиотом, - Ваша жена, наверное, была хорошей женщиной. Мне очень жаль.
  Удивительно, что Дэвид вообще сидит и разговаривает с ним, не подозревая его в нечестных мыслях. И уж чего бы он никогда не подумал о Россе старшем, так это наличие каких-либо фобий. Сильная, мужественная внешность предполагала в себе наличие несгибаемого внутреннего стержня, но учитывая все то, что пережил этот человек, не было ничего странного в том, что кое-где в его характере, а все же образовались трещины.
  В общем, Тин был только рад уткнуться в бокал с вином, который ему подали, чтобы скрыть то смятение, в котором пребывал по собственной же вине.
  Он делает пару глотков и смотрит на дядю поверх кромки бокала, и вино встает в горле комом.
- Что-то не так, сэр? - спрашивает, а у самого сердце заходится в лихорадке ритма, то подскакивая к горлу, то ухая ниже желудка. Один лишь взгляд на Дэвида, на его глаза, в которых горит далеко не родственный невинный интерес, и в ушах у Тина поднимается натуральный звон, словно бы похмелье наступило досрочно и просто так, - Вы так смотрите... - выдыхает, облизывает губы и тянется вперед, чтобы поставить на стол бокал - не дай боже, он выскользнет на пол.

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-19 16:30:16)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Родственные узы