Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Пить нужно только в проверенных местах


Пить нужно только в проверенных местах

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Chris Sanchez, Miguel Sanchez
Место: квартира Мигеля; ночные улицы Сакраменто; старый бар, где проходят собачьи бои; там дальше куда еще их занесет.
Погодные условия: к вечеру похолодало, но на небе ясно, дождя не предвидится;
О флештайме: Лучшее занятие для пятницы - это что? Правильно, завалиться к брату, надрать ему уши, а потом в качестве завершения вечера вместе пропустить по стакану в знакомом баре за углом. Вот беда: тот оказывается закрыт. Но душа требует продолжения банкета, а задница - приключений.

Отредактировано Miguel Sanchez (2013-09-16 14:08:24)

+1

2

Внешний вид

Счастье - это когда у тебя есть старший брат, которого ты безумно любишь, но, тем не менее, порой готова хорошенько вломить по его темноволосой башке гаечным ключом, чтобы больше не занимался всякой ерундой вроде сумасбродных инсценировок своей смерти, которые добра никому не приносят, в том числе и ему самому. Нет, ну согласитесь, любой на моем месте мог свихнуться, увидев на гоночном треке своего самого близкого человека в мире, которого оплакивал и поминал только добрыми словами в течение долгих пяти лет. И тут на тебе, падает подарочек на голову прямиком с того света, целехонький и невредимый. Я ведь даже толком и не помню то состояние шока, которое я испытала, увидев живого брата, вышедшего из машины, на которой он так ловко увел меня окольными путями от облавы копов. Точно так же не помню и того, как неадекватно отреагировала на все это: орала на него самыми последними словами, успев хорошенько въехать кулаком по лицу. Клянусь, я бы, наверное, прибила его, если б не подоспевшие друзья, вцепившиеся в меня тогда мертвой хваткой и держащие на поводке как озверевшую собаку. В таком непонятном вакууме я находилась с неделю, забившись в автомастерской и не желая никого ни видеть, ни слышать. Мои лучшим другом стала бутылка Короны, которая целым ящиком лилась по пищеводу, тщетно пытаясь вымыть весь мозг, отказывающийся понимать суть произошедшего. Это сложно описать словами, да и я прекрасно могу понять, что и Мигелю было не до смеха, посему пришлось говорить, снова кричать, угрожать и не скрывать непрошенных, но поистине радостных слез.
        Не так уж и много времени прошло, чтобы окончательно суметь выбросить из головы привычный распорядок каждого последнего воскресения месяца на протяжении всех этих лет и понять, что не нужно теперь ходить с четным количеством цветочков к могильной плите, на которой выгравированы испанские имя и фамилия с датой рождения и смерти; не нужно осторожно просить мать, не верящую в смерть своего сына, сходить помолиться в костел, потому что сама не осмеливаешься даже проехать мимо. Ничего теперь не нужно, только лучше от этого не делается, потому что все наши близкие все еще не знают о том, что старший Санчес на самом деле еще ходит по этой земле. И зная об этом, сложно, как сегодня, приезжать в родной дом и улыбаться родителям как ни в чем ни бывало, сложно объяснять младшему брату, отчего погиб его старший и, черт возьми, СЛИШКОМ сложно чинить одной (!) черепичную крышу в то время как отчима схватил радикулит, а больше мужиков в доме нет. Правильно, на это есть Крис, которая сейчас возвращается обратно в даунтаун Сакраменто, ухандоканная по полной программе и злая от очередной пилежки матери касательно замужества – словно мне пятнадцать лет и я сама не могу во всем разобраться. Думаю, не сложно догадаться, куда я еду и в чью дверь спустя каких-то пятнадцать-двадцать минут после удачной парковки начинаю ломиться.
- Эй! Братуха, я всевышний, открой! – зажав кнопку звонка, я одновременно с этим пару раз пнула грубым носком ботинка дверь, оставив след, и успокоилась, слушая стандартную мелодию звонка по ту сторону двери. Вдруг у него соседи нервные, решат, что баба пьяная побуянить решила, и копов того и гляди вызовут, а у меня с ними в последнее время сплошные проблемы: погони, допросы и прочие неурядицы. Щелчок замка повернулся, вследствие чего я сразу же дернула за ручку, бесцеремонно распахивая дверь и видя перед собой заспанного Мигеля, готовившего вылить на меня порцию громких возмущений. А вот на время я посмотреть забыла, да и плевать. – Нет! Это я тебе говорю, какого хрена я должна ползать по этой чертовой крыше и менять эту гребаную черепицу, в то время как ты тут дрыхнешь?! – юркнув в квартиру страшего, выпалила я недовольно, злясь скорее на себя, чем на него. - Ну, вот какой черт меня дернул сегодня к ним так удачненько заехать, а? – я сокрушенно простонала, усаживаясь на пуф и сбрасывая тяжелую обувь с ног, и оперлась ладонями в ноющие коленки. Посидела так с полминуты, умеревая свой пыл и просто устроив передых.  Оглядела с ног до головы сонного братца, прищурившись. Мда, как была пигалицей супротив него, так и осталась. – Ну и что стоим то? Иди одевайся и веди меня в бар, - как бы между прочим добавила я, невозмутимо глянув на Мигеля и скрещивая руки на груди. – Ты хоть не с бабой там? – лукавой улыбки сдержать не удалось, и череда стеба закончилась. На самом деле я была очень рада его видеть. После первых чисел августа, в которые мы с другими соучастниками Мафии удачно обчистили казино в Лос-Анджелесе и вернулись обратно в столицу Калифорнии, я почти не пересекалась с ним и не только из-за большой загруженности на работе и личных проблем, но и из-за его отъезда в Европу по каким-то архиважным делам. Не удивлюсь, если ему просто захотелось пожрать французских круассанов или итальянской пасты.

+1

3

look

Родное калифорнийское солнце хорошо припекало темечко, но ждать, когда оно припечет какое-нибудь другое место, было заведомо плохой идеей. Возвращение в Сакраменто вовсе не означало, что жизнь налажена, враги зарыты глубоко под землю, а в то самое темечко вместе с солнышком не дышит и дуло пистолета, ну или чем там меня предпочитают убрать мои верные спутники вот уже на протяжении пяти лет. Всё это время, пока я был здесь, намеков на то, что меня выследили, не появлялось, и это к лучшему - любой такой намек, и исчезнуть пришлось бы снова. А объявись я потом еще раз, боюсь, что тогда наемников обойдет моя сестра по части отправки меня любимого на тот свет. Вот и я вместо того, чтобы ждать у моря погоды, решил найти тех, кто все еще бегает за мной (и вовсе не от большой любви) раньше, чем они найдут меня. Будучи снова в рядах мафии, это сделать оказалось куда проще.
Настолько, что спустя каких-то пару недель я уже летел в самолете рейсом "Сакраменто - Мадрид", а оттуда рванул в Валенсию, где, по словам информаторов, меня отчаянно искал мой старый-добрый друг, с которым мы однажды уже встречались и с которым, будь моя воля, я б больше не виделся. А особенно с его стальным кортиком. Схема была простой: наемнику через свои каналы дают ложную наводку, а я лечу на рандеву тотчас, как рыбка проглатывает наживку, а потом делаю из этой рыбки корм для рыбок побольше. Сколько таких наемников носится за мной по свету – я, по правде, без понятия, но устранить этого было едва ли не делом принципа. В конце концов, за эти пять лет я уяснил одну простую вещь: либо я их, либо они меня.
И вот, пока его друзья-товарищи радуются оттого, что у них появился след (а наследил я там порядочно), и по новой начинают рыть европейскую землю-матушку в поисках меня, я, выиграв время, спокойно отсыпаюсь в снятой в тихом районе любимого города квартире, пока из лап Морфея меня самым бессовестным образом не выдирает не менее любимый голос Кристины. Появляется острое желание поприветствовать ее полным именем – в качестве благодарности за пробуждение, но здравый смысл и инстинкт самосохранения берут верх, да и что скрывать – мне не хватало этого целых пять лет. Черт возьми, гребанных пять лет.
Плетусь к входной двери и в мыслях удивляюсь тому, что та еще не выбита под такими-то пинками. Нетерпеливый стук в дверь напоминает сонному сознанию о том, что когда-то я этот звук слышал каждое утро в родительском доме. Мои так и не начавшиеся попытки напомнить о такой штуке, как совесть, тонут в потоке ее ругани, и я не сдерживаю улыбки: в этом вся Крис. Прийти черт знает во сколько, обвинить во всех смертных грехах, а в качестве эпилога – потребовать выпивки. Сон потихоньку отступает, и громкий, игнорирующий поздний час голос сестры тому только способствует. Я ерошу и без того взлохмаченные волосы и предпринимаю очередную попытку послать недовольный взгляд Крис, но вроде как не очень удачно.
- Будь я с бабой -  хрен бы дверь открыл, - бубню я и едва сдерживаю рвущийся зевок. Дурацкая смена часовых поясов. – А ты чего такая довольная? Опять предлагали сменить спорткар на минивэн? – Хмыкаю, бросая взгляд на сестру, представляя ту за рулем тачки среднестатистической американской домохозяйки. Не выдерживаю и беззвучно смеюсь. Да, пока меня не убили взглядом, или чем потяжелее, надо бы и вправду переодеться.
- Как они? – появляюсь через каких-то пять минут, уже одетый и не такой помятый; вопрос вылетел сам по себе. Знаю, что Крис злится, я б и сам злился. И знаю, что все будут злиться, когда узнают. Но как тут расскажешь: всего не объяснишь, да и не время пока громогласно заявлять о своем здравии и благополучии. – Я расскажу. Потом. Когда версия появится получше, чем что-то, вроде «Привет, мам. Твоя дочь занимается некромантией и случайно вытащила меня с того света. Но я ненадолго – до следующего полнолуния», - звучит, как детская отмазка – а я даже мелким так не делал, - Ладно, хреново пошутил. Что пить-то будем?
Мотаю головой на дверь, выходя вслед за сестрой. На улице почти никого, а среди автомобилей местных жителей сразу замечаю знакомую машину. Свою брать смысла нет: сегодня один из нас точно надерется, а второму придется сесть за руль. И опыт подсказывал, что этим «вторым» могу оказаться вовсе не я. Всякий раз при ее появлении у меня появляется ощущение, что этих пяти лет не было. Ничего не изменилось, и рядом снова человек, о которого я могу опереться, который вот так вот врывается ко мне, когда вздумается, тренирует на мне свой отточенный сарказм, с которым можно напиться – и… и все снова закончится тем, что кто-то один из нас будет опираться о другого. Правда, уже буквально. Но в то же время, пять лет не выкинешь, и того, что я редкостный мудак по отношению к ней, к матери, к Алексе – тоже. И вместо обсуждений своего мудачества я все же предпочитаю стакан крепкого виски в компании этой бесцеремонной и наглой девчонки, какой Крис и была всегда.
- Я знаю тут одно местечко неподалеку. Через два квартала направо и в конце улицы.

Отредактировано Miguel Sanchez (2013-09-17 03:21:06)

+1

4

- Конечно, я бы сама ее выломала, а баба бы убежала с криками, - я не сдержала задорного смешка, тем временем растирая пальцами онемевшую от грубой обуви стопу. Конечно, опять шутила, потому что в личную жизнь своего брата предпочитала не вмешиваться, лишь иногда в каком-нибудь шумном заведении, наполненном симпатичными мордашками, советовала ему, какую выбрать. Нет, ну а что такого? Кто еще ему скажет, кто фальшивка, а кто святоша? Только женщина и только сестра. Хотя, собственно, такая манера общения наблюдалась во мне не только с братом, но и с остальными представителями мужского пола. Наверное, поэтому мне постоянно без лишних вопросов присваивали статус девушки с нетрадиционной ориентацией. Плевать. Я устала повторять, что, несмотря на свои ярые феминистические взгляды, все равно люблю сосиски.
- Дошутишься когда-нибудь, - я улыбнулась сама себе, проводив взглядом еще толком не проснувшегося шкафообразного по сравнению со мной Мигеля, который понял, что от своей сестры попытаться отвязаться нелепыми отговорками не имеет никакого смысла, и вразвалочку поплелся обратно вглубь своей квартиры с целью переодеться. Кинув мимолетный взгляд на свое отражение в зеркальной дверце шкафа, незамедлительно прогулялась до кухонной зоны, по-хозяйски достав из холодильника коробку с соком. Сделав пару глотков, нахмурилась и отвлеклась на старшего Санчеса, решившего закидать меня парочкой вопросов о родных. Вытерев тыльной стороной ладони губы и отправив тару обратно в рефрижератор, вернулась в прихожую, где снова натянула на ноги ботинки и поднялась с пуфа, одергивая под кожаной курткой майку.
- Ооо, они в полном порядке. Джейсон потянул спину и не может встать с дивана… - улыбаюсь, имея в виду отчима, который сегодня не мог пошевелиться и взял на работе отгул. – Мама прочитала мне целую лекцию о том, что пора бы уже вспомнить, что такое юбочки с каблучками вместо ботинок и кожаных курток, что такое домашняя готовка вместо покупки полуфабрикатов и что такое замужество вместо однодневных отношений с кем попало, - закатила глаза. - Так что она будет в диком восторге от некромантии и твоего появления, - мотнув головой, я изобразила кавычки, подергав пальцами обеих рук в воздухе.
      После гибели Мигеля мама очень сильно сдала, можно сказать потеряла важную частичку своей жизни. Я тогда как раз вернулась домой и, признаться, думала, что она не сможет выкарабкаться, не сможет пережить всего этого и уйдет за ним следом. Три дня она не находила себе места и лишь твердила то, что мой брат жив. А я… я могла лишь только говорить днями и ночами, какая она замечательная мать, как я люблю ее, как растет младший и как он тоже будет любить ее и никогда не оставит. После таких разговоров в ее голове наступало просветление, твердя о том, что надо жить дальше. Мы ни разу больше не говорили о брате, вернувшись к своим повседневным делам и бытовым проблемам. Хотя, конечно же, думали о нем - так, будто он тоже находился с нами:  доказывал мне свою правоту, возился с отчимом в гараже, таскал на плечах младшего или уплетал за обе щеки мамину стряпню. Я встрепенулась, отгоняя неприятные мысли и в каком-то непонятном порыве приобнимая этого дорого мне человека.
– Мало того, сегодня мне были устроены смотрины, - помолчав секунды две и все-таки не сдержав смеха, я поиграла бровями, глядя на брата и вспоминая сегодняшнего респектабельного мужчинку, сына отцовского друга, который как будто случайно зашел именно в тот момент, когда я приехала и висела на крыше в старых рваных джинсах. – А Джек тоже в норме, на днях подрался с каким-то задирой из школы, я похвалила, - вздохнув с едва заметной умиротворенной улыбкой на лице, я снова перевела взгляд на Мигеля. – Скучаешь по ним? – спрашиваю и выхожу из квартиры, чтобы через несколько минут оказаться на парковочной площадке и вдыхать свежий воздух.
       Без лишних слов решаем ехать на моем раритете, который, на первый взгляд, вот-вот готов развалиться на части. – Джин, - бросаю и улыбаюсь я, ловко выводя серый Дженсен на дорогу общего назначения, когда мы оба упаковываемся в салон. – Будем пить джин с тоником или без, - поясняю я на всякий случай, держа курс до того самого местечка, путь до которого мне только что описал брат. – Надо было пешком дойти, задницы размять, - смеюсь, поерзав на месте и опустив на глаза темные стекла авиаторов, несмотря на то, что солнца давно не видно – это уже привычка, передавшаяся от кое-кого, очень замечательного. – Как съездил? Все хорошо? – бросаю короткий взгляд на Мигеля, потом снова отвлекаюсь на дорогу. – Привез мне миниатюрку Эйфелевой башенки? Или где ты там был? – улыбаюсь довольно, спрашивая на самом деле об этом просто так, ибо всякие безделушки в виде набора туриста хранить дома не очень-то и люблю.
        Добравшись до нужного заведения, сокрушенно понимаем, что оно закрыто, еще или уже – другой вопрос. Думаем пару-тройку минут, переглядываясь. – Окей, сейчас найдем что-нибудь по пути и все. Какая разница, джин везде есть, - очки откладываются на торпеду, мотор снова заводится, машина трогается с места, а две пары глаз высматривают вывеску какого-нибудь ближайшего заведения, потому что рвать сейчас в самый центр города не особо привлекает, учитывая время и количество пробок, в которых застряли автолюбители, прущие домой с работ с мыслями о долгожданный выходных.

+1

5

Слушая рассказ Крис о родных, я испытывал странные ощущения. Прежде всего потому, что последние несколько лет они были для меня просто лицами на фото, строчками в электронных письмах Гвидо. Несмотря на то, что прошло достаточно времени с тех пор, как я вернулся в Сакраменто, привыкнуть к тому, что близкие и родные мне люди совсем рядом, не получалось. Для почти ничего не изменилось, хотя иногда, как сейчас, все они обретали реальную оболочку в словах сестры. Я не мог и близко подойти к дому собственной матери, чтобы случайно не выдать себя, и единственный раз, когда я смог увидеть их вживую - сразу после возвращения, и то, на расстоянии метров ста из салона машины, наблюдая за тем, как мать, отчим и младший брат все вместе куда-то отправляются в воскресный день. И этого хватило, чтобы заметить, как похоже улыбаются Джек и Кристина. А сейчас слова сестры заставляли улыбаться меня - ничего, впрочем, не изменилось, и мать все также пытается сделать из дочери леди, но, по всей видимости, теперь ее напор стал сильнее. Правда, я мог с уверенностью сказать, что тяжелая артиллерия подоспела с опозданием, лет эдак на пятнадцать.
- Зная маму, скажу, что она так просто не отступит, так что крепче держи оборону, - я усмехаюсь и рассеянно провожу ладонью по волосам сестры, едва сдерживаясь от удивленной физиономии, когда Кристина внезапно обняла меня. Очередная улыбка прячется в темной шевелюре. За что я люблю сестру, так это за то, как бы первоклассно она ни умела надрать зад любой особи мужского пола, в два, а то и в три раза больше самой себя, всё равно оставалась обычной сентиментальной девочкой. Впрочем, говорить об этом вслух я не рискнул, ибо однажды подобная откровенность стоила мне прицельного удара в нос от одной пятилетней малявки, расстроенной хомячком, павшим смертью храбрым.
Услышав про смотрины, я приподнял брови, едва ли не требуя подробностей, а еще лучше номер страхового полиса и домашний адрес горе-претендента.
- Ну и как жених? Уносил ноги быстрее твоего "септора"? -  губы растянулись в кривой улыбке, но та несколько поугасла, стоило мне услышать вопрос сестры, на который я ответил лишь кивком головы.  По правде, мысль о том, что сестру выдадут замуж, и Крис начнет вести нормальную, обычную для большинства девушек жизнь, когда-то мне казалось чем-то обыденным, и, даже будучи в армии, я всерьез предполагал такой исход. Даже решение сестры отправиться в Афганистан этому не мешало. А сейчас она занимается черти-чем, вместо кухни у нее гараж, а вместо того,чтобы разбираться в тысяче рецептов лазаньи, она разбирается, у какого браунинга отдача сильнее: у М1900 или у М1903. Хотя, если подумать, может, всё как раз так, как и надо, и никто не пострадает при попытке нацепить на мою сестру фартук с ромашками, потому что Крис точно проломит голову первому, кто решится. И сидеть сейчас с ней в машине, когда Крис за рулем, куда привычнее, нежели рискнуть попробовать ее воображаемую лазанью.
- Я за пять лет так задницу размял, бегая по Европе, что сейчас предпочитаю заслуженную жизнь ленивца, - растягивая слова, отвечаю я, медленно поворачивая голову в сторону сестры и мотая ею из стороны в сторону, - Я решил быть оригинальным и привезти тебе в качестве сувенира себя, - на лице появилась улыбка, сравнимая разве что с улыбкой Чеширского кота. - И если ты меня тут наблюдаешь, значит, все более, чем хорошо. Решал кое-какие дела в Валенсии.
Закрытый бар проходит каким-то боком и очень мимо: Крис права - все равно где пить. Быть осмотрительным и не ходить в неизвестные места - даже в моем случае попахивает паранойей, а мне ко всему прочему букету только ее не хватало. Вся эта чушь сейчас и вовсе казалась сущей ерундой: с Кристиной всегда всё кажется пустяком, в этом и суть.
- Лучше расскажи, чем ты тут занималась в мое отсутствие, - смотрю на Крис краем глаза и приподнимаю в ожидании бровь. Ночные улицы Сакраменто в этом районе почти всегда пустые, и единственными прохожими тут оказываются либо запоздалые прохожие, либо те господа-товарищи, чьи художественные версии можно заметить в полицейском участке в разделе "Малолетняя преступность". Им бы по шее надавать пару раз, а не в тюрьму сажать, но об мире вообще куча всего того, по чему логика плачет горючими слезами в обнимку со здравым смыслом. Темные, похожие одно на другое, здания различаются только неоновыми вывесками или их отсутствием. За очередным поворотом нас встречает изрядно пошарпанное строение, на вывеске которого две буквы давно потухли, а сменить новые не то что руки не доходят у владельца - скорее тот понимает, что это мало кому мешает. Я жестом даю знак сестре остановиться: мы и так проехали достаточно, а это, кажется, одно из немногих заведений, где нас не ждет очередной "от ворот поворот".
- Местечко так себе, - выходя из машины и оглядывая здание, с явным скепсисом в голосе говорю я, - Хотя куда нас не заносило, - пожав плечами, иду вместе с сестрой внутрь, где шумная забегаловка встречает нас весьма разношерстной толпой. "Забегаловка" оказывается старым баром, который, к удивлению, не разваливается от стоящего тут гама. Источник гама определяется в первые несколько секунд: в стоящем в глубине заведения вальере две бойцовские породы едва ли не разрывали друг друга на части. Говоря об этом месте "так себе" я определенно поскромничал.
- Эй, систер, пошли-ка к бару, - лучший способ не найти проблем себе на голову и на остальные части тела - не влезать в них. Просто и элементарно. А потому, я беру сестру за локоть и технично веду к барной стойке, ибо в сегодняшнем меню проблем не было, а вот джин - был.

+1

6

Вот почему я всегда любила проводить время с братом, так это потому, что это единственный человек и мужчина, который принимает меня такой, какая я есть, понимает мое настроение и состояние и всегда может дать хорошего словесного леща, встряхнув, как следует. Ну, собственно, на то он и брат, любимый брат. Правда, кто кого встряхивает теперь – это уже спорный вопрос. Тем не менее, я бесконечно благодарна всевышнему, что все сложилось именно так, как сложилось: что я не видела его смерти, вернувшись с Афганистана, но еще находясь на базе в Сан-Диего; что крышка гроба с обгоревшим телом была закрыта; что свидетельство о смерти с липовым заключением патологоанатома оказалось в руках у отчима; что не восстановилась в университете, начав топить себя в алкоголе; что еле как, но выбралась из этого дерьма, поборов желание вернуться в военную зону; что вступила в мафиозные круги только лишь с целью отомстить за родного человека и добиться справедливости; что осталась там, обретя круг знакомых и верных друзей; что не потратила время на маркетинговые учения, предавшись любимому делу в мастерской, и что, в конце концов, Мигель оказался живым.
     Безусловно, самым главным было то, что не подстрой бы он тогда свою смерть, все могло бы сложиться по-другому. Не удивлюсь, если бы я совсем спилась со своей любовью к бутылке в подростковые годы или бы уже давно была замужем за одним из морпехов и нянчила парочку ребятишек, живя в частном домике и работая каким-нибудь маркетологом-аналитиком. Меня передернуло от этой мысли так, что я даже затормозила. Нет, все закономерно, поэтому тоит быть уверенной, что если даже никакой лжесмерти и не было бы, то рано или поздно я бы все равно оказалась в Мафии на том же месте, где и сейчас.
- Жених, между прочим, архитектором работает в какой-то крупной фирме и вот-вот получит управляющую должность, - с наигранным энтузиазмом рассказываю ему о сегодняшних смотринах. - Ах да, еще он скульптурой увлекается. Представляешь, сколько бы он с меня фигур налепил, и даже с руками, так что Венера Милосская отдыхала бы, - я громко засмеялась, глянув на братца и снова переводя взгляд на дорогу. – Мы оба чувствовали себя идиотами, таская черепицу на задний двор. Он – любитель романтичных  и утонченных натур, и я такая – женщина, копающаяся сутками в машинах и сохнущая по бойцам без правил, - смех захлестнул нас обоих, пока мы пытались найти хоть какое-то заведение со статусом “бара”. – Иногда мне хочется привезти матери кого-нибудь, всунуть в руки поддельное свидетельство о браке и свалить, - добавила я, успокаиваясь. Естественно, я понимала трудолюбивую и обеспокоенную моей жизнью мать, для которой семья - это все, но сама была не такой. – Или тебя ей подкинуть, чтобы она отстала от меня со своими женихами хоть на какое-то время, - я заговорчески подмигнула Мигелю, замолчав. – Но если первое время она проведет с лекарствами, то потом возьмется за тебя точно так же, - едва заметно улыбнувшись, отвела взгляд. На самом деле это не казалось мне смешным, ибо представлять реакцию родителей на выжившего сына не хотелось.
- Пропадала в мастерской и топила свои личные проблемы в хорошем виски, - я невесело усмехнулась, не желая затрагивать эту тему, учитывая то, что до сих пор не могла наладить отношений с блондином, да и на работе был полнейший завал, отнимавший все свободное время, которое в этот пятничный вечер наконец-то удалось выкроить.
     Мигель махнул рукой, чтобы припарковалась, после чего я следую за ним к входу, оглядываясь по сторонам. При попадании вовнутрь этой забегаловки сразу же по ушам ударяет шум, гам, рычание, громкие команды и  восторженные крики. В дальнем углу из-за спины Мигеля я замечаю сооруженный ринг, окруженный решетками, но вместо мужиков, бьющих друг другу морды, вижу псов, перегрызающих друг другу глотки. Нервно сглатываю, решив не перечить сейчас брату и пойти за ним к барной стойке, где мы отправляем заказ, состоящий из одной бутылки джина. С какой-то внутренней и обычно не свойственной мне опаской я оглядываюсь назад, глядя на вольер поодаль от нас, который окружила толпа галдежников.
- Это законно? – спрашиваю я у мужика, стоящего по ту сторону стойки и ставящего перед нами два бокала и бутылку. С каких это пор меня интересует законность и правила? Наверное, с этих.
- Какая разница?! Полиции до собачьих боев нет никакого дела, здесь большие деньги крутятся, а рисковать никто не хочет, не говоря уже о решительности вообще прийти сюда, - отрешенно объясняет нам бармен, увлеченно наблюдая за происходящим за нашими спинами боем. Я переглядываюсь с Мигелем, умалчивая о том, что здешняя атмосфера мне здесь совсем не нравится, и делаю глоток джина, тут же ощущая все его жгучее действие на своем горле.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-09-20 14:54:49)

+1

7

Это странно, но, находясь за тысячи километров от нее, я скучал по сестре меньше, чем сейчас. Точнее, мне казалось, что меньше. Может, я попросту не осознавал, насколько сильно скучаю, а, вернувшись, ощутил это в полной мере. Кристина была человеком, чье присутствие в моей жизни было чем-то само собой разумеющимся. Она всегда была, пусть даже по возрасту и младше. И будучи той самой младшей сестрой, о которой как бы мне нужно было заботиться, умудрялась каким-то волшебным (и весьма своеобразным, конечно) образом заботиться о своем старшем и бестолковом брате больше, чем должна была.  И мне до чертей, в числе и зеленых, ее не доставало. Не доставало этой сочащейся в каждом звуке голоса и в каждом слове иронии, переходящей в открытый сарказм, заливистого смеха и даже этой идиотской привычки делать вид, что всё зашибись, даже тогда, когда происходящее больше подходит под слово "убейся". Но на то она была моей сестрой, чтобы я понимал, когда стоит лезть, а когда нет. Некоторые вещи в нас и правда были тем, что емко можно обозначить как семейное.
- Хорошим виски советую делиться с братом, - я толкнул сестру локтем, усмехаясь, - Тем более, брат тут и весь в готовности его с тобой делить - и, как всегда, делить нечестно. Я же старший.
Одарив сестру авторитетным взглядом, я кивнул и тут же рассмеялся.
Крис повзрослела, но, судя по всему, ее талант влипать в неприятности с возрастом только прогрессировал в своем развитии. Не мне было говорить об этом и учить жизни. Единственным выходом было присоединяться и наслаждаться процессом, где-то в глубине подсознания надеясь, что одно из таких приключений не станет последним, потому что привыкнуть к виду, когда Кристина берет в руку пушку и дергает затвор, все еще не получалось. Даже мысли о том, что моя родная сестра прошла войну и повидала, быть может, побольше, чем повидала в мафии за эти годы, мало помогали. Находясь в Европе, я знал, что о ней, о семье, об Алексе есть кому позаботиться. Гвидо я доверял больше, чем самому себе, но Крис есть Крис. Когда она спрашивала разрешения перед тем, чтобы во что-нибудь вляпаться. И сейчас воздух, которым дышали не одна Санчес, а  целых двое, просто разряжался от намечающихся неприятностей в столь сомнительном месте.
- Если хочешь, мы можем уйти. Найдем что-то другое, - отпивая из стакана и стукая дном о деревянную стойку, говорю я и слежу за взглядом сестры. Тут и смотреть не надо было: рык, лай и конечное поскуливание были слышны даже здесь. За свои тридцать с небольшим я на всякое насмотрелся и многое стало... привычным, что ли, но подобное зверство было чем-то из ряда вон.
- И власти сюда вообще не суются? Неужели до сих пор никто не поднял шум?
Бармен рассмеялся, на мгновение перестав протирать секунду назад взятый пивной бокал.
- Парень, ты как вчера родился. Кто сюда сунется? Гринпис, что ли?
- А может, они сами того... из гринписа? - в разговор влезает какой-то бритоголовый, облокачиваясь о стойку слева от нас и принимаясь заглядывать меня и сестру с ног до головы. Закончив "осмотр", мужик наклонился ближе и тише добавил, - Не вынюхивайте, ночью спать спокойнее будет.
Проследив за его приподнятыми в открытом намеке бровями, я усмехнулся. - А не как бы вам самим, ребятки, не пришлось обращаться в гринпис... для цветных.
Усмешка сползла с губ в тот же момент, как бритоголовый договорил последнее слово и теперь имел счастье наблюдать за тем, как изменилось выражение моего лица. Голова не успела сообразить, как одна рука схватила ворот его рубашки, а вторая приложила ухо мужика о барную стойку прежде, чем тот смог среагировать и проследить за моей реакцией. Кажется, неприятности пришли чуть раньше, чем их ждали.
Опрокинув очередным ударом мужика на пол, я повернулся к сестре.
- Крис, валим, - взяв Кристину за локоть, я метнулся в сторону толпы, которая нас выносила - но не к выходу, а к рингу, на котором что-то случилось, и это что-то привело толпу в волнение. Со стороны ринга раздался выстрел, и, обернувшись в ту сторону, я заметил, как пуля оцарапала одной из собак лапу.
А потом я заметил, что больше не держу сестру за локоть.
Твою налево.

+1

8

Неприятности в последнее время преследовали меня везде, затрагивая самые главные аспекты моей жизни: работу в мастерской, семью в пригороде и личную жизнь. Но, как известно, лучше всего пережить это помогут действительно близкие люди. Пускай у меня их и не так много, а с кем-то мы вовсе находимся в крупной ссоре. Не обязательно ведь делиться с ними своими проблемами и принуждать их делить со мной груз ответственности, важно лишь получить поддержу и помощь, какой мне сейчас действительно не хватает. Да что там, присутствия брата хватит мне сполна, потому что с ним я не обсуждаю свои личные проблемы, которые гложут меня до сих пор. Сказать по правде, меня с конца лета разрывает от одиночества даже в шумной толпе. Чувство сожаления преследуют каждый день, а мозг так и порывается дать сигнал рукам набрать выученный наизусть номер того, кого я оставила, хлопнув дверью. Может быть, я правда виновата в случившемся больше, чем Катчер, но я так устала биться в эту закрытую дверь, за которой наркотики, беспорядочный секс и нежелание принимать чью-либо помощь. Казалось бы, только все затихает и снова мракобесие начинается по новой. Это как ковырять подсохшую рану. Больно. Сука.
- Что? – опомнилась я, напряженно наблюдая за рингом в углу, который сейчас закрыт чьими-то спинами. Признаться, я люблю бои. Но никогда не представляла, что люди дошли до такого изощрения, как зарабатывать на схватках своих собак. Может быть, это и затягивает, как рулетка или другая азартная игра, но это грубо. Не удивлюсь, если среди тех, кто увлекается этим спортом, есть самые разные люди. И все они работают, живут полной жизнью, но хотят чем-то занять свое свободное время и хоть куда-то вложить свои деньги. Им нравится сидеть у ринга и наблюдать, как две собаки бьются друг с другом насмерть.
      Поняв, что снова задумалась и с силой сжимаю стакан с джином, который, к удивлению, еще не лопнул от такого давления, я мотнула головой, непринужденно улыбаясь брату. – Нет, все в порядке, - я пожала плечами, делая очередной глоток разбавленного тоником алкоголя, от которого приятно передернуло. Наверное, сегодня мне стоило взять лучше пива, чтоб не развезло на голодный желудок.
      В споре Мигеля с барменом о легальности данного мероприятия обстановка вокруг нас слишком уж накалилась, собирая пару-тройку других мужчин, решивших разобраться с парочкой, явно полезшей не в свое дело. – Заткни пасть! – рявкнула я в сторону подошедшего к нам бритоголового мужлана, который начал хамить брату. Старший никогда не принимал оскорблений в свой адрес, особенно по поводу национальностей, а быстро решал проблему всем известным методом приложения морды о что-нибудь плоское, скажем асфальт или вот это деревянное покрытие барной стойки. Носовая перегородка сквернословца была смят тут же, выстрелив из ноздрей струей крови. Следом последовал еще один удар, опрокинувший лысого на пол.
       Дальше я и мяукнуть не успела, как Мигель быстро схватил меня под локоть и потащил в сторону выхода или… я не поняла, где мы, до того момента, пока не раздался выстрел. Я даже невольно зажмурилась, пытаясь смириться с мыслью, что мне, как когда-то в феврале, прострелили теперь второе плечо, но с облегчением вздохнула, поняв, что еще стою на ногах и даже не ранена. А дальше мое внимание привлекла окровавленная собака, лежащая в углу ринга, к которой подходил хэндлер с пистолетом в руке, дабы вывести свое животное из боя. Голова еще не успела понять, как ноги метнулись в ту сторону, а рука, сжатая в кулак, проехалась по челюсти этого ублюдка, покрывавшего свою собаку самыми последними словами. Урод повалился на пол, а выпавшее оружие сразу же было перехвачено мной, производя пару выстрелов в потолок и тем самым отпугивая от себя людей, намеревавшихся со мной разобраться по крупному.
– Не подходить! – пистолет был поочередно наведен на каждого, кто хотел подойти. – Стой там! Один шаг и я вышибу тебе мозги! – наверное, я осмелела так по двум причинам: джин самой вышиб мозги напрочь и осознание того, что полиция здесь не появится ни при каких обстоятельствах. Сейчас мне на подхвате как нельзя пригодился Мигель, которому я тут же передала бы пушку, а сама бы забрала скулящего пса. Можете хоть рыдать, хоть смеяться, но оставить здесь это животное я уже не могла.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-10-21 21:57:27)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Пить нужно только в проверенных местах