- Это точно, - засмеялась я, когда оказалось, что и француз не особо заметил, куда выходят окна и какой, собственно, номер сам по себе. – Но все оказалось здорово. Площадь видна, и номер сам по себе симпатичный. Вставай и сам все увидишь, - уверена, Этьен даже не представляет, как здесь все обставлено, ровным счетом, как и не представляла я. Однако потом я позволила себе затронуть другую тему. Не знаю, посчитала нужным извиниться перед Этьеном, ведь он переживал из-за моего настроения, я знаю. – Да никто со мной не флиртовал, не выдумывай! – тут же со смехом вскрикнула я, после чего, положив ладонь на щеку мужа, сладко поцеловала его в губы. – Что за упрямство такое, м? Мы просто познакомились, дурачок. Я люблю тебя, - увлеченно целуя губы Тьена, протягиваю я. – И твои рубашки тоже, в них так свободно!
Не только в кино, девушки надевают рубашки своих парней. С утра это очень удобная одежда. Плюс, не могу не отметить, насколько приятны ощущения, когда твое тело прикрывает рубашка любимого человека, твоего мужчины, ведь она хранит его тепло и его запах. В этот момент в дверь постучались, я была готова пойти открыть, но вовремя остановилась, тем самым, предотвратив неловкую ситуацию. Знаю, что Этьен может врезать парню по лицу, притом неважно, при каких обстоятельствах тот увидит меня в таком виде. Нельзя и точка. Это приятно. Потому я, без особых сожалений, передала эстафету мужу, мысленно думая о том, что если завтрак нам принес сотрудник-женщина, по роже получат уже от меня. Но, к счастью, поднос вкатил молодой парень, портье и, как только тот покинул номер, я выглянула из спальни. Мы с мужем тут же уселись на диван, готовясь поглотить трапезу. Собственно, меня не особо волновало, что там было, важно, каким образом я свой завтрак поглощала. Этьен заботливо кормил меня, давая попробовать то или иное блюдо. Потом и вовсе испачкал мой нос в йогурте, а я намеренно подалась вперед, мол «теперь вытирай». Его губы коснулись моего носа, от чего я тут же улыбнулась и закрыла глаза. Еще около получаса мы так сидели, попивая утреннее кофе и какао. Конечно, я не забыла попросить приготовить какао! Положив ноги на ноги француза, я с интересом слушала его, и сама делилась впечатлениями о вчерашнем дне. Но настал момент возвращаться. По правде, я и забыла о том, что у меня сломался каблук. На моем лице сразу отразилось недоумение. Как же я пойду? Однако Этьен не думал так долго, он тут же подхватил меня на руки, от чего я вскликнула из-за неожиданности. Это было забавно, но неловкости я не чувствовала. Пусть завидуют. Мой мужчина носит меня на руках! Буквально. По дороге домой, как Этьен и обещал, он завел меня в бутик. Разумеется, я не та женщина, которая раскручивает своего мужчину на неимоверные покупки. Я выбрала только то, что мне было действительно необходимо. Муж помогал, и с его подачи мы купили чудесные балетки и безумно удобные туфли.
Наконец-то мы подъехали к дому. Если честно, я не ожидала такой реакции от Винсана. Хотя понимала его. По сути, он только что обрел сына, а тот внезапно и без предупреждения пропал. Тем не менее, когда отец отчитывает взрослых людей – это достаточно забавно, потому я еле сдерживала смех, а когда разгневанный свекор удалился, я уткнулась в плечо мужа и тихо засмеялась. Вот правда, сейчас почувствовала себя малолетней девочкой, которая сделала что-то не так! Однако было в этом и что-то еще. Я почувствовала неравнодушие. Не только к Этьену, но и к себе. От этого проводить время в этом доме стало еще приятнее. Тем не менее, нам с мужем требовалось время наедине, потому периодически мы запирались в спальне, выходили на балкон, болтали, сидели на кровати. Я рассказывала французу о своих впечатлениях, восторгалась Дижоном и делилась счастьем от того, что наконец-то соприкоснулась с его прошлым. Затем нас позвали к столу. Дотронувшись ладонью до щеки мужа, я подалась вперед, аккуратно коснувшись губами уголка его губ.

Собственно, так и проходили наши дни. Незабываемо, интересно, разнообразно. Порой мы ездили ночевать в отель, ибо заниматься любовью в доме, где живут родители Этьена, мне по-прежнему было неудобно. Ну смущалась, и все! Но, конечно, снимали номер мы не только для того, чтобы порезвиться. Еще просто хотелось побыть наедине, в одной спальне отцовского дома становилось тесно, потому и проводили время так, в гостиной, на балконе, в спальне этой очаровательной гостиницы. Но вскоре наступил день отъезда. Меня раздирали разные чувства. Я понимала, что буду скучать по родителям мужа, по Дижону, его родному городу, но, с другой стороны, я порывалась увидеть Париж! Было что-то особенное в этом городе. Как жаль, что нельзя быть в двух местах одновременно. Итак, мы собрали чемоданы, впереди был прощальный завтрак. Но мы ведь еще вернемся. Спустившись вниз, каждый расселся по своим местам. Периодически моя ладонь ложилась на коленку Этьена, притом это происходило уже автоматически. Мы о чем-то беседовали, как внезапно Винсан заговорил о подарке. По правде, я даже слегка вздрогнула, как только его рука коснулась моей. Такого внимания к моей персоне он ни разу не проявлял. Посмотрев на Этьена, я пождала плечами, мол «что он задумал?». Я не сразу поняла, причем здесь Шанталь, и какой еще из нее шпион? Собственно, не сразу поняла я и смысл слов, сказанных далее. Сначала просто сидела с полуоткрытым ртом, ничуть не скрывая своего недоумения.
- Что? – наконец-то вырвалось из меня. – Домик на озере Клементия в смысле… тот домик на озере Клементия? – пожалуй, даже слишком глупо, но я была растерянности. Может он говорит о другом доме, о другом озере? Но нет, Винсан передает нам документы, я незамедлительно рассматриваю фотографии и понимаю, что это тот самый дом, с которым нас с Этьеном связывают теплые воспоминания. Мы не просто хорошо провели там время, мы узнали там друг друга лучше, полюбили сильнее, стали ближе. – Этьен, - на моем лице появляется улыбка, я показываю мужу фотографии, как бы подтверждая слова его отца, после чего, обхватывая голову француза одной рукой, счастливо целую его в губы, на сей раз, не смущаясь присутствия родителей. Один поцелуй, потом второй, я свечусь от счастья. Изумительный подарок.
Мы встали, начав благодарить родителей за такой волшебный подарок. Я обняла Винсана, затем обняла Агнес. Через час, мы с мужем вернулись в комнату, где я просто не могла не обнять и его самого. Эти воспоминания…, такие приятные! И их мне подарил мой очаровательный француз. Однако близилось время отъезда. Мы собрали оставшиеся вещи, и вышли из спальни. В прихожей меня в сторонку отвела Агнес, подарив альбом, в котором я увидела фотографии Этьена. Совсем юного, малыша и подростка. Это было чем-то особенным, пожалуй, такой подарок можно сравнить даже с тем домиком, по крайней мере, для меня. Поблагодарив мачеху супруга, а затем и попрощавшись с его отцом, я вышла на улицу, Этьен вышел следом. Такси уже ждало нас.
- Что это? – с загадочной улыбкой переспросила я. – Это компромат, которым я с тобой поделюсь только после того, как сама посмотрю, - а вдруг еще отберет! В этот момент машина двинулась, мы помахали через окно Винсану и Агнес, а затем заговорили об озере. – Да, это здорово. Везде, где мы бываем, у нас появляется недвижимость. Мы прям становимся четой Трампов. Давай договоримся, в Монако будем сдерживать себя. И, кстати, Шанталь все равно отгребет по первое число, - засмеялась я, это же надо, шпионка!
И вот мы подъехали к аэропорту. Этьен расплатился с таксистом, началась посадка. Муж уже менее беспокоился во время полета, и все же на протяжении всего пути, я крепко сжимала его ладонь, пытаясь отвлекать пустой болтовней. Наконец-то самолет совершает посадку, из иллюминатора виден изумительный вид. Я не могу передать все свои ощущения, но сердце сжимается от вида Парижа и, особенно от того, что я вижу все это в компании любимого человека, моего француза, моего Этьена. Мы приземлились, получили багаж, вышли в большой зал. Мое лицо светилось от счастья. Париж – это словно другой мир. Это такой же город, как и все остальные, но, в то же время, в нем есть что-то и еще. Не знаю, чувствовала бы я тоже самое, если бы была здесь с кем-то другим. Врятли. Посередине зала, я внезапно остановилась, прижавшись к Этьену.
- А знаешь, что мне хочется сделать? – загадочно протянула я, дотрагиваясь до воротника француза. – Мне хочется начать пребывание в Париже с чего-то… особенного.
С этими словами я обвила шею мужа руками, и мы слились с ним в сладком французском поцелуе. Да, я хотела начать наше мини-путешествие по этому волшебному городу с не менее волшебного поцелуя с возлюбленным! Мы стояли в большом зале и целовались, нас не смущали многочисленные люди. Уверена, французов так же не смущали двое влюбленных. Чувствую вкус его губ, я на время забылась, выпала из реальности. Но вот все возвращается, я аккуратно, но с улыбкой, целую сначала верхнюю губу Этьена, затем нижнюю, поглаживая при этом его щетинистую щеку, мне трудно остановится. Я так счастлива.
- Помнишь, когда-то ты обещал преподнести весь Париж к моим ногам? - с улыбкой, тихо шепчу я в его губы. – Ты сдержишь обещание? – после этих слов, я улыбнулась еще ярче, и в очередной раз поцеловала мужа, крепко обнимая его.
Я хотела увидеть этого город, а главное, чтобы его мне показал Этьен. Без него Париж теряет свою привлекательность, без него мне этот город не нужен, как и все остальное, впрочем.