В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The Pros and Cons Of Hitchhiking


The Pros and Cons Of Hitchhiking

Сообщений 1 страница 20 из 80

1

Участники: Amadei Leoni, Patrick O'Perry
Место: Сакраменто, загородное шоссе
Погодные условия: Дождь
О флештайме: О принцессах в бизнесе и принцах на Харлеях

+1

2

Внешний вид без украшений и обуви

Дождь льет как из ведра, платье давно промокло, и мешает идти, но в отличие от туфлей, так и оставшихся в машине проклятого Курта, вместе с курткой и  с мобильным телефоном,  его невозможно снять и сбросить.  Заблокировать сим-карту, пластиковые карты и натравить на урода службу безопасности – дело нескольких минут, но сначала надо попасть домой: от города мы отъехали достаточно далеко,  но на машине это быстро, а пешком, босиком, под проливным дождем, в тонком платье – я буду еще долго идти. И как назло – ни одной машины!
Хотя платить все равно нечем – на мне даже украшений нет,  да и кроме платья на теле только микроскопические трусики – под такие наряды белье не одевают, что очень хорошо заметно по четко очерченным влажной тканью ореолом сосков, и острым от холода их вершинкам, необычайно чувствительным сейчас. Просто бери – и трахай. Между ног все равно мокро и без прелюдий – у меня на теле вообще сухих мест не осталось.
Чертов Курт – кто же знал, что когда я ему прямо скажу что не буду с ним спать, просто потому что он  мне противен, он сделает все так, как никто другой – просто выкинет меня из машины посреди трассы.в проливной дождь. Я даже не ожидала от него такой жестокости и извращенной фантазии. Еще и искренне пожелал мне в окно попасть к байкерам или неграм, чтобы они отыгрались за мою отмороженность по отношению  к нему.
Вздрагиваю, слыша ровный гул мотора в пелене дождя. Говорят – надежда умирает последней, и нервно убирая мокрые пряди, оборачиваюсь, что бы через несколько секунд грустно ухмыльнуться – судьба продолжала смеяться надо мной – по дороге ехал  такой же мокрый как и я байкер. Вздрагиваю снова, когда он останавливается всего в полуметре от меня. Он забавный - рыжие мокрые кучеряшки торчат из под шлема,  а в глазах словно бесы поселились.

Отредактировано Amadei Leoni (2013-09-21 18:53:03)

+1

3

Внешний вид: самая приличная в гардеробе куртка, чего не скажешь о джинсах и ботинках.
Мотокаска на голове.

Если ты не любишь ездить в дождь - ты не любишь ездить; слышал Пэт где-то эту поговорку, а может быть, и сам её придумал, но от этого не считал её в меньшей степени справедливой. Гонка за закатом сорвалась в самом начале, небо быстро заволокло тучами, вскоре прорвавшимися на землю потоком воды, грозу не удалось обогнать, но это не испортило поездку - Патрик был одним из тех людей, кому как раз нравилось кататься в дождь, ощущать, как тяжёлые капли разбиваются о его шлем, врезаются в лицо, и даже необходимость пригибать слегка голову, чтобы не залило глаза, - по понятным причинам, ни мотоцикл, ни шлем не имели стекла - не раздражала совершенно; куда больше бесили собственные волосы, которые, намокая, становились жёсткими и совершенно не желали ни расчёсываться, ни укладываться в любом другом порядке, кроме того, который устраивал их самих - но это будет только дома, а сейчас... сейчас он просто наслаждается поездкой, и ему кажется, что он сможет наслаждаться ей всю ночь напролёт - или пока не кончится дождь, или дорога вдруг не подкинет что-нибудь, что может его заинтересовать... Тот, кто проводит всю жизнь в дороге, учится ей доверять, общаться с ней; подчас это даже важнее, чем просто достичь конечного пункта. Но пока что он просто ехал вперёд...
Аритмичный стук капель по собственной макушке вкупе с мерным шумом мотора, подкрепляемые редкими раскатами грома и вспышки молнии, создавали отличное настроение для того, чтобы просто подумать, остаться наедине с своими мыслями. Второй месяц, как трейлерный парк, который служил укрытием "Пропащих" в пустыне Мохаве, пережил серию взрывов - было похоже на бомбардировку, но удар был не с воздуха, а с земли. Диверсант сумел проникнуть на территорию, прикрепить взрывчатку к нескольким трейлерам и нажать на детонатор - остальное тротил сделал сам; погибло много членов и проспектов, и несколько "старушек" тоже. Во время поминок по братьям, погибшим в перестрелке за пару дней до этого - несколько тел были изуродованы ещё сильнее... Патрик видел вещи и похуже, но легче от этого не становилось. Кто-то склонен был винить нестабильные метаморфиновые лаборатории - а Лосты варили, это был факт; но больше прав был тот, кто назвал бы это терроризмом - только в масштабах войны банд, а не политики.
Патрик переселился в область Сакраменто после того, как перевёз родителям одного из своих друзей то, что от него осталось - гроб Спайку был по-настоящему велик, на самом деле хватило бы и небольшой картонной коробки, чтобы уложить его туда; кому-то повезло и ещё меньше, кого-то и вовсе не нашли - место напоминало панораму боевых действий. Родители Спайка жили в Уайтвилле - трейлерном парке за городом. После похорон Пэт выкупил у владельца один из пустующих соседних трейлеров по смехотворной цене, решив поселиться поблизости на какое-то время... побыть в стороне от братьев и клубных дел немного. Он чувствовал, что ему это необходимо - случившееся тяжело было переживать для всех...
Тяжёлые, как весь слой осадков этой ночи, мысли прервались светлой фигурой, высвеченной фарой в темноте, заметно контрастирующей на фоне этой неприветливой ночи - почти олицетворение молнии, бьющей где-то не так уж далеко отсюда в землю. Патрик сбавил скорость, а затем остановился вовсе. Фигура оказалась человеческой. Более того - женской... оказавшейся в не совсем ловкой и свойственной ей ситуации, судя по платью, которое было на ней надето, вдрызг мокрому, и отлично очерчивающему фигуру по этой причине. Прекрасную фигуру, стоит заметить. Обуви у незнакомки не было. Совсем - ни на ногах, ни в руках, ни подвязанным к верёвке через плечо - вообще никакой. Босоногая блондинка в белом платье, невесть как оказавшаяся под ливнем, чёрти где за городом, и без мобильного - вообще без вещей, видимо - в Патрике зрело любопытство. Ну действительно, Золушка, застрявшая где-то на своём пути от нелюбимой падчерицы до прекрасной принцессы. Дорога действительно мастерица по сюрпризам. Ничто не способно делать более неожиданные вещи.
- Ну, привет, Золушка. А где твои хрустальные туфельки, неужели не налезли? - Пэт смерил незнакомку взглядом. То, что ей была необходима помощь, к счастью - не медицинская (хотя - не факт; возможно, девушка не менее сумасшедшая, чем ситуация, в которую попала), было вполне очевидно, но это далеко не всё, что его в ней заинтересовало. Нужно было узнать о ней больше, чтобы завязать разговор. - Хотя и не удивительно, с таким-то размером. Какой у тебя, сорок первый? Или даже сорок второй, наверное... - взгляд на босые ступни - даже сквозь слой грязи было видно, что размер у неё явно не женский, впрочем, при таком росте - кого бы это удивило? Да, незнакомка была довольно высокой. Фигуристой, высокой, длинноногой блондинкой в мокром тонком платье, совершенно не спасавшим от ночного холода - Патрик слышал, как внутри него начинает медленно закипать тестостерон; на радость Амадеи - он начал поднимать и джентльменские качества, если можно считать таковыми то, чем Пэт в действительности обладал.
- Подвезти? - О'Перри разглядывал её, ничуть не стесняясь - девушка уже была его добычей, на его дороге; и примостив свою мокрую задницу на его мотоцикл, подтвердила бы своё право так называться. С той секунды, как она сядет поазди него, всё будет предрешно, но до этого момента - у неё ещё был выбор: согласиться или послать его.

Отредактировано Patrick O'Perry (2013-09-22 10:59:07)

+1

4

Смотрю на него с легким удивлением, чувствую как вода течет по лицу, чуть прикусываю губу, оцениваю степень брутальности остановившегося возле меня - да, таких мужчин  я люблю, но с байкерами, как и с бандитами, предпочитаю дела не иметь. Да и выглядит "король дорог" мокро и потрепанно, впрочем,  я сама сейчас далеко не королевой выгляжу. Мокрая, босая, с наверняка потекшим макияжем и чуть покрасневшим носом, с чуть дрожащими пальцами, в струях стекающей по телу воды.
Меня опаляет жаром, когда он откровенно рассматривает мое тело - чо  уж там, и так понятно, что мокрая ткань обрисовала все выпуклости, контуры и прочие детали моего тела, и изображать из себя целку-недоумку совершенно бессмысленно, как и не понимать, что именно он может попросить, или потребовать за помощь. В принципе, оно и верно - у меня все равно больше ничего нет.  К тому же, мужчина вполне себе ничего, и вполне может оказаться очень страстным в постели. Или просто предложить ему отвезти меня до ближайшего отделения, где созвониться с охраной, которая черт ее знает куда запропастилась, что бы привезли сумму, которой ему вполне хватит и на новые джинсы, и на крутые мотоботинки, и - вполне возможно, - на новый мотоцикл. Но ведь это скучно?
- Сорок первый. - Ухмыляюсь, соглашаясь  с правдой. И правда сорок первый, или десятый как любят ставить  в Америке. Прожив большую часть жизни в Европе, я тоже путаюсь в размерах, и не всегда вспоминаю где какая система мер. А уж мужчине-байкеру вообще таких деталей знать не положено. - В машине у принца остались... Точнее у осла, притворившегося принцем. - Вздыхаю, позволяя платью еще плотнее обтянуть грудь. Забавно, но при виде его трогательных, мокрых кудряшек прилипших к шее под шлемом, и ко лбу, у нее тоже поднималась интересная волна, но торопиться было бы высшей глупостью. - Да и не Золушка я вовсе... - Назвать меня Золушкой - очень оригинально, особенно учитывая то, что  я никогда в жизни не была бедной, родилась в очень богатой семье и была очень любимым ребенком. Вздыхаю, подхожу совсем близко, одновременно грея замерзшие колени от тепла идущего от работающего мотора. - Подвези. - Понимаю, что выбора, в принципе нет - либо замерзнуть  к черту на дороге, либо померзнуть немного на байке, но зато оказаться в городе достаточно быстро.  Главное - не свалиться с байка, когда окончательно замерзнуть руки и зубы начнут стучать.  Может я и девочка не бедная, но на мотоцикл садиться умею, просто некогда мне совсем. А потому сажусь позади байкера, обнимая его за талию - так хоть немного теплее, а то что он мокрый - так и меня уже можно выжимать. - Поехали.

+1

5

"Король дорог", даже мокрый вдрызг, даже в грязных джинсах и ботинках - грязи и воды и снизу летело достаточно, а дорога Патрика сегодня лежала не только по асфальту, но и по бездорожью тоже, - всё равно выглядел уверенным королём, плотно сидевшим на своём троне; он им и являлся, впрочем - на своём месте, в своей среде, к которой привык и которой не только не смущался ни капли, но и гордился даже - в этом они с незнакомкой уж точно были в разных условиях. Она попалась на его пути, находилась в смешном и глупом положении - посмеяться над ней не было свинством, а вот проехать мимо, оставив такую леди мёрзнуть под ливнем, на всю ночь, возможно - было бы не только невежливо, но и опрометчиво - о, да, за полминуты разговора Пэт успел неплохо оценить все её "прелести". Хотя тяжело было бы не воспользоваться этой возможностью в любом случае...
- С сорок первым - скорее уж одна из её злых сестёр. Но они были страшными, насколько я помню... - Патрик едва заметно ухмыльнулся, уловив её вздох, но вновь взглянул ей в глаза, всё-таки помня, что он находится не в музее в стрип-клубе... впрочем, возможно, эта девица неплохо управилась бы с шестом - и судя по тому, что она, похоже, не обиделась на его высказывание - может, у него будет шанс это проверить. Тем более, только что она завуалировано сообщила о том, что её кинул парень, обошёлся совсем уж нехорошо - но если у и были у него причины так поступить, оставлять такую красотку одну у Пэта причин тоже не было. Во всяком случае - он их не видел прямо сейчас... хотя, наверное, не остановился бы, даже если б нашёл какие-то причины. Когда это его останавливали трудности? Украдкой О'Перри вдыхает воздух, когда она подходит ближе, ощущая почти совсем слабый запах духов и перебивающий его запах мокрой ткани - сколько несчастная уже здесь топает, час, два? Видимо, уже намёрзлась вдоволь, запрыгнув на его байк даже пропустив приглашение сесть, на долю секунды продемонстрировав стройное бедро из-под приподнявшегося подола, и так не особенно длинного, и вцепилась в него, словно утопающий за последнюю соломинку, хотя, даже несмотря на силу дождя, из них ещё пока никто не тонул... Патрик звонко усмехнулся такой прыти, но не тронулся с места, не положив даже руки на руль - вместо этого возложив одну из своих ладоней ей на колено, которое она едва успела погреть об мотор, и слегка повернулся, взглянув через плечо в глаза, на несколько секунд замерев в этом положении, словно ожидая чего-то  с саркастическим молчанием. Но заговорил, так и не дождавшись.
- И как далеко ты так ехать собралась? - можно прямиком в больницу, пожалуй - лечить воспаление лёгких, потому что оно уж точно уже ожидает где-то неподалёку, и поездка на байке, в мокрой тряпке поверх голого тела, в дождь и холод, эту встречу точно не отдалит. Впрочем, был и другой вариант - что она закоченеет и навернётся на асфальт, и тогда придётся либо дожидаться скорой, либо везти её в больницу самому - в любом случае это уже не ночное приключение, это будет натуральный кошмар. На это он не подписывался. Да и о грузе нужно заботиться, неважно, что там - вещи или люди. Патрик встал с мотоцикла, снимая косуху. - В таком виде ты превратишься в льдышку за пару миль. Я на дороге подобрал Золушку, и довезти до пункта назначения хочу Золушку, а не Снежную Королеву. Одевай давай. - тяжёлая куртка легла поверх мокрого платья, Пэт помог нащупать рукава и застегнуться. Был ещё и третий вариант попадания в больницу - что девушка за его спиной начнёт дрожать сильнее, чем мотор байка, и от создавшегося резонанса их снесёт на обочину - и пострадают тогда уже оба, а скорую вызвать, скорее всего, будет уже некому; так что и попадут они уже прямиком в морг - остывшие, мокрые и грязные. А мотоцикл либо отправится на свалку, либо достанется какому-то проходимцу - даже непонятно, что хуже.
Облачив девушку в свою косуху, Патрик решил завершить переоблачение окончательно, сняв шлем - прощай, нормальная причёска: те кудряшки, которые были ещё сухими, весело прыгнули навстречу дождю догонять остальные - и надел его на голову Амадеи.
- Открою тебе один секрет: принцы не ослы, а ссыкуны, причём почти поголовно. Хочешь найти себе стоящего мужика - попробуй потусоваться с рыцарями... - сегодня он был её рыцарем в сияющих доспехах, хотя "доспех" уже перекочевал на её тело. Пару месяцев назад его доспехи и впрямь сияли, но теперь о былой славе напоминал лишь символ на его быстро намокающей потрёпанной футболке, известный в определённых кругах, но его гостье - теперь, когда он устроил её на своём заднем сидении, ему было бы удобнее называть её так - едва ли сказавший бы что-то, если только она не тратит на просмотр новостей всё своё свободное время. Впрочем, условия, при которых они встретились, говорили о том, что её жизнь вовсе не настолько скучна. А теперь его цвета всё чаще пылятся без дела, заменяемые на нечто более практичное и менее праздничное - словно он стыдился клуба, ради которого угробил свою жизнь, хотя это было вовсе не так... просто почему-то он не мог продолжить своё путешествие, но и завершать его не собирался. С тех пор, как похоронил многих друзей - возможно, был какой-то психологический барьер...
- Вот теперь, когда все готовы... - Патрик перекинул ногу через мотоцикл, усаживаясь в седло; холод ужалил плечи, и он уже сейчас чувствовал, что его волосы сами становятся похожими на шлем уродской формы, но он это наверняка лучше перенесёт. - ...куда тебя везти?

+1

6

Замираю на мотоцикле, ожидая что мы сейчас поедем, но байкер медлит, словно ожидая от меня чего-то. Сказать ему прямо, что я могу заплатить ему только собой, наглости не хватает даже мне. При всей своей любви к сексу, я никогда не была проституткой предпочитая сама выбирать с кем спать и как долго. И мне совершенно не хотелось, чтобы байкер посчитал меня именно такой. Как и не хотелось, чтобы он понял, какой мешок с деньгами в моем лице он везет. Вряд ли он понимает в женской одежде, а значит, вряд ли сообразит, что платье на мне, которое столь тщательно облегает фигуру, стоит как половина его мотоцикла, а больше в принципе не по чему определить мое финансовое положение. Следовательно, стоит и далее оставить его в неведении.- Что-то не так? – Но его, похоже, волнует совсем не финансовый вопрос. И даже не интимный – просто замираю, когда он встает с мотоцикла и одевает на меня свою косуху – большую, тяжелую, но неимоверно теплую после долгого прохода под дождем в тонком платье. Забываю дышать, глядя на него чуть снизу, и словно не понимая, за что мне досталась такая «фея», ведь хорошими  поступками мне сложно похвастать. И если честно, я была уверена, что сдохну на этой дороге от переохлаждения, совершенно не ожидав помощи. – Ты же сам замернешь… - Тихо подаю голос, успевая с удовольствием оценить торс спутника, мгновенно облепленный мокрой тканью. Но он меня не слушает, застегивая на мне куртку, и отдавая даже шлем.Как бы смешно не звучала его фраза про рыцарей, но для меня он сейчас стал именно рыцарем, пусть не в сияющих доспехах, и без флера романтики, но человеком пожелавшим мне помочь, когда ситуация уже казалась патовой.
Невольно вздрагиваю, когда он садится обратно на мотоцикл, и ловлю себя на мысли, что он только что стоял рядом, хотя я все еще сижу на мотоцикле, и на дурацком вопросе – на чем тогда держался мотоцикл?Прижмаюсь к нему, пытаясь отдать хотя бы часть подаренного им тепла. Высвобождаю тонкую руку из рукава, и касаюсь его плеча.- Амадея…Ухмыляюсь своей глупости – представляться надо было раньше, но все же лучше поздно, чем никогда.- Куда-нибудь где сухо и не холодно… - Прикрываю на миг глаза, думая о том, что давно пора завести в городе конспиративную квартиру.

+1

7

Он встретил на дороге несчастную, замёрзшую, вдрызг промокшую и уставшую женщину - практически библейская ситуация; о какой плате тут вообще могла идти речь? Патрика можно было назвать как угодно - преступником, психопатом, хамом, неотёсанным деревенщиной, пижоном иногда, возможно; в определённой степени, вероятно, он был и моральным уродом, но уж точно не стал бы отбирать у кого-то последнее, или брать деньги с женщины, оказавшейся в безвыходной ситуации. Беспринципной предприимчивостью отличаются евреи, шаблонными скупердяями считают шотландцев, Патрик же был ирландцем - хоть это и близко от последних, но он скорее пропил бы свои собственные штаны и пошёл бы домой под дождём с голой задницей, чем начал бы требовать какую-то плату с того, кому он помог, хотя его об этом, кстати, и не просили. С тем же успехом можно было бы требовать что-то от котёнка, которого подобрал на улице... в чём-то его гостья действительно напоминала заблудшего котёнка, напуганного, беззащитного и продрогшего - он не говорил, что ему её не жалко, у него тоже есть чувства, и либидо - не единственное из них... интим? Возможно, но не прямо здесь и сейчас. Он не из тюрьмы вышел и не с флота вернулся домой.
- Я не понял, кто кого подобрал? Может, ты ещё и мотоцикл поведёшь?
- усмехнулся Патрик на её робкое замечание, вскользь, словно случайно, коснувшись пальчиками её подбородка, застегнув куртку. Он замёрзнет, это верно, но она уже замёрзла - наверное, полчаса уже как, если даже не больше, а поездка на мотоцикле в таком виде усилит впечатление ещё раза в два-три, даже за его спиной - в общем, это глупый спор; стоило, возможно, и ботинки ей отдать - но тогда грязь была бы не только снаружи, но и внутри них. Иногда нужно помогать людям безвозмездно - порой это не менее полезно для укрепления веры в себя, чем хороший мордобой. Особенно помогая женщинам, попавшим в беду - кажется, этому всех мальчиков учат с самого детства. Патрик не зря метафорически упомянул о рыцарях - он имел в виду именно себя самого, и намёка в этом было немногим менее, нежели самолюбования, хотя склонять блондинку к чему-либо он не собирался - это было ниже его рыцарского достоинства, да и вообще ужасным скотством... Тем более, что он находился без куртки всего двадцать секунд, а уже начал от холода чувствовать собственные лёгкие - какого тогда приходится этой бедняге? И какой благодатью для неё была непромокаемая куртка, если он чуть ли не замурлыкал от удовольствия только оттого, что на его плечо легла её ладонь...
- Пэт. - отозвался Патрик, убрав подножку и выжимая сцепление. Он вообще обошёлся бы и без имён, ему и так было неплохо - имя это что-то весомое, что ты переносишь вместе с памятью о человеке, а эта встреча была случайной и вполне имела право остаться в памяти лишь босоногой незнакомкой в мокром белом платье, как только он довезёт её туда, куда она хотела попасть, не более того. Но Амадея решила представиться - а это уже говорило о её доверии, и даже худо-бедно могло бы служить в качестве той же самой награды. Искренность - в последнее время один из самых дефицитных товаров; хотя Пэта это не касалось - у него её хватило бы на всех с лихвой.
- Что, всё равно куда? - усмешка; неудивительно - в таком виде по дождём всё проклянёшь. Тем не менее, второго шанса у Амадеи уже не было - раз она доверила ещё и ему самому выбирать ей пункт назначения, то он уже его выбрал, тем более, что и сам уже хотел оказаться где-нибудь, где тепло и сухо, и знал только одно место в округе, где ему при этом ещё и будут рады. Да и она тоже не помешает... - Как скажешь. - мотоцикл тронулся с места, взревев и быстро набирая скорость, и... свернул с дороги, ведущей в город, на ближайшем же повороте. Комичность ситуации была в том, что Амадея плохо знала местность - она слепо направлялась в город, хотя вокруг было достаточно других дорог, способных привести её туда, где можно было бы хотя бы переждать дождь и обсохнуть, а может быть, даже и позвонить, если повезло бы. Правда, это всё равно заняло бы какое-то время, но уж точно меньше, чем путь до Сакраменто. Мотоцикл нёсся по грунтовке, изредка подпрыгивая на кочках и плюясь грязью по сторонам, пока не миновал невысокое ограждение, которым окружают ферму, и надпись "Уайтвилль" над въездом, и вскоре остановился перед одним из трейлеров на территории, заехав под навес, сооружённый из досок, железных листов и прочего мусора вручную - аналог гаража, похожий на лошадиное стойло. Фара погасла вместе с тем, как был заглушен мотор.
Патрик слез с байка и протянул Амадее руку, чтобы и она коснулась ногами земли. - Советую смотреть, куда наступаешь - здесь иногда попадается всякий мусор... - бутылки и пивные банки, в основном - Пэт много пил в последнее время, прямо в трейлере, и тару иногда просто расшвыривал вокруг; тут нечем было гордиться, но это было так. Пройдя вперёд, показывая гостье путь к дому и протоптав дорожку в грязи, Патрик потянул дверь трейлера и вошёл внутрь, снимая сапоги на ходу и отпинывая их в сторону полки с обувью.
- Что ж, принцесса, добро пожаловать в мой замок. - пройдя мимо стола, он цапнул початую бутылку со стола и плюхнулся на диванчик, с удовольствием отхлёбывая содержимое - довольно поганый, но отлично согревающий виски. - Вытирай ноги и проходи. - в "замке" было тесновато, но имелось всё необходимое - от небольшой кухни до туалета и душа; хотя, говоря откровенно, помимо небольшой комнаты, в которой едва помещалась кровать, это и было всем, что находилось внутри. В самом центре, на почётном месте, где у кого-то принято вешать икону или семейный портрет, висела на манер знамени, спиной к зрителю, слегка потрёпнная кожаная жилетка с символом, вроде того, что был у Пэта на футболке. Под орлом находилась нашивка с надписью "Nomad", явно появившаяся там гораздо позже.

Отредактировано Patrick O'Perry (2013-09-24 08:14:16)

+1

8

Прижимаюсь к нему, прячась от бьющих в лицо струй дождя, и потоков холодного ветра. Тело выше пояса постепенно оттаивает, размаривая меня в тепле. А вот ноги я постепенно перестаю чувствовать, они мерзнут зверски, и от окончательного окоченения их спасает только тепло идущее от глушителя и мотора. Прикрываю глаза, чувствую, что начинает клонить в сон, но позволить себе из-за такой ерунды вылететь с мотоцикла я не могу. Потому снова открываю глаза и смотрю на мокрые кудряшки Пэта, и его промокшую насквозь спину, с неизвестными мне цветами. Ну да, я же не совсем дура, и в свое время очень активно интересовалась байкерами и их жизнью, так что кое-что я тоже знаю.
За этими размышлениями я не сразу заметила, что мы свернули с городской дороги и теперь едем по сельской, но вопросов не задаю – в конце-концов брать, кроме тела, у меня нечего, а тело я отдам и без мордобоя, если правильно подойти к этому вопросу, Тем более тому, кто фактически спас меня от необходимости брести еще минимум пару часов до города.
Удивленно приподнимаю бровь, когда понимаю, что он привез меня в свою «берлогу». Это уже не просто сюрприз, это что-то из разряда неожиданностей иного толка. Осторожно захожу вслед за байкером в его обиталище, осматриваясь. Вытираю ноги у входа, и неожиданно чувствую, что они меня просто не держат. Остаюсь стоять в дверях, лишь закрыв их за собой – боюсь сделать шаг, потому что промерзшие затекшие ноги, кажется вот-вот рассыплются.
- Это твой дом? – В моем голосе нет ни намека на пренебрежение. Где бы он ни жил, он привел меня в свой дом и уважение месту надо оказывать такое же как и его хозяину. – Найдешь мне полотенце или чем вытереться просто…? И, я могу воспользоваться душем или ванной – не хочу оставлять грязные следы на полу. – Все же делаю пару шагов, и не удержавшись с тихим вскриком падаю практически на Патрика, упираясь одной рукой в его плечо, а второй – в спинку дивана, на котором он сидит. Виновато улыбаюсь. – Прости, устала и ноги не держат…

+1

9

Порция обжигающего виски взбодрила и согрела организм изнутри, и хотя ощущение было контрастирующим из-за сырой и холодной футболки, оно было весьма приятным. Впрочем, встреча с алкоголем в последнее время всегда была приятной - Патрик много пил, причём чаще всего в одиночку, не тратя время на поиски собутыльников, и понимал, что это совершенно дурная привычка, но жизнь всё больше становилась похожей на запой - вероятно, потому он и не мог съехать из этого трейлера и уехать куда-нибудь подальше от могилы друга. Хотя, сейчас по всем Штатам были могилы "Пропащих", и многие - ещё свежие. Байкерская депрессия в чистом виде - он хотел уехать, но не хотел никуда приезжать...
- Скорее временное пристанище. - Пэт пожал плечами, взглянув на неё. Однажды он покинет этот трейлер, продав его кому-нибудь или просто закрыв двери на замок и отключив воду и электричество, сядет на байк и уедет куда-нибудь, но на данный момент он превратил это место в свой штаб, переделав бардак, оставшийся после предыдущего владельца, в бардак со своим собственным именем в заглавии. Которого он не смутился бы перед Амадеей, даже если бы она начала воротить нос - если гостям что-то не нравилось, они вполне могли уйти обратно под дождь, никого насильно он не держал. Хозяин дома взглянул на девушку с небольшим удивлением, мысленно задавая себе вопрос, почему она не проходит дальше. Стесняться тут было нечего, да и мусор, о котором он предупреждал, мог попасться только снаружи - в доме Патрик свинячить отказывался, зато выбрасывал пустые банки и бутылки прямо на лужайку перед ним - со временем получилось своеобразное минное поле.
- Можешь, конечно - душ слева от тебя. Только вода не намного теплее той, что снаружи. - бойлера не было, Патрик использовал более простой способ - бочку, нагреваемую на солнце, к счастью, Калифорния - тёплый штат. Но сейчас, разумеется, нагретая за день вода давно уже остыла; его самого это не сильно смущало, но сегодня он по иронии судьбы был не один. Он уже собирался встать, чтобы принести ей сухое полотенце, когда она не удержалась на ногах, пригвоздив его обратно к дивану и чуть было не дав по лбу краем его же шлема, что всё ещё был на ней - Пэт едва успел поймать её, а через секунду он уже улыбался ей в ответ, помогая перебраться на соседнее место на диване. - И чужая амуниция книзу тянет. Понять можно... она не для Золушек сделана. - Патрик не мог оценить реальной стоимости её платья, но не был слепым, и отличить его от деревенского сарафана вполне был способен - платья вообще недёшевы... хотя и про кожу можно сказать то же самое. - Но вообще-то, тебе идёт. Натуральный солдат СС... - мотокаска, выполненный в стиле головных уборов вышеуказанных товарищей, действительно неплохо смотрелся на скуластой блондинке с правильными чертами лица и тела - словно Гитлеру и впрямь удалось вывести идеального арийца - женский его вариант. Впрочем, даже нося на голове немецкую каску, фашистских взглядов Патрик не разделял - шлем упал на стол с тихим стуком. - Ну, рассказывай, как так получилось, что я встретил тебя на своей дороге, босую, промокшую и замёрзшую? - Пэт потянул молнию куртки вниз и вызволил Амадею из своего "доспеха", аккуратно расправив его и повесив на единственную свободную в доме вешалку, чтобы дать подкладке возможность высохнуть. - Можешь заодно упомянуть, где водятся такие идиоты, выбрасывающие таких красавиц, как ты, из машины - я по тем местам буду ездить почаще... - Патрик открыл дверь шкафа, глядел туда в течении нескольких секунд, что-то разыскивая, а затем засунул руку внутрь и вытащил то, что Амадея попросила ещё только войдя - полотенце, и положил его ей на плечи, проходя мимо, продолжив перемещаться по тесной кухне трейлера, слушая попутно её рассказ. Видавший виды электрический чайник щёлкнул, начав шуметь; мокрая футболка Патрика покинула его тело, повиснув над плиткой, явив Амадеи татуировку на его спине в виде всё того же орла - могло показаться, что у владельца трейлера просто какая-то одержимость по поводу этого рисунка - и несколько шрамов на коже, идущих прямо через картинку и нарушающих её целостность, свидетельство о бурной жизни блудного члена большого семейства О'Перри. Открылся кухонный шкафчик, выпуская два гранёных стакана - через секунду они уже стояли рядом с бутылкой.
- Ты пьёшь? - никакого льда не было, да и без него было нежарко, хотя небольшой чайник всё-таки умудрялся худо-бедно создавать тепло в тесной кухне. Наполнив стаканы, Патрик снова отошёл от стола, на какое-то время скрывшись из виду, но продолжая слышать Амадею и слушать её рассказ - благо, в трейлере было достаточно мало пространства, чтобы можно было разговаривать через стенку, почти не напрягая голоса, даже если за ней... течёт вода? Затем - Пэт снова показался на кухне, с небольшим тазом с водой в руках, который поставил на пол, переместился до щёлкнувшего чайника, разбавил из него воду в тазу и пододвинул полученное ближе к ногам гостьи, не особенно стесняясь, приподняв их, взяв под колени, и затем опустив в тёплую воду - с таким спокойным выражением лица, словно это делал каждый божий день. Замерев на пару мгновений и оглядев полученное "произведение", Патрик, видимо, решив, что пока достаточно, уселся обратно на диван, передав ей один из стаканов и взял второй себе.

+1

10

Улыбаюсь ему застенчиво – я вообще себя сейчас в тяжелой куртке и каске, нависающей над байкером, чувствую полнейшей идиоткой. Потому что сама выпрямиться смогу, вряд ли, а его напрягать – как-то не очень охота. Смотрю на него чуть смущенно – и откуда это взялось то, при моей вечной наглости? – несмотря на тепло, контур напряженных сосков вырисовывается очень хорошо, и выдыхаю спокойно когда он снимает с меня куртку и шлем. Теперь жутко хочется снять с себя и мокрое платье, которое стало тяжелым и совершенно неприятным на ощущения – что странно, по идее ткань должна быть  натуральной. Спасибо, хоть и сомнительно слегка. – Фыркаю на его комплимент. Это же надо, сравнить меня с солдатом СС, впрочем, о том, что у меня арийский тип лица говорит далеко не он первый. Видимо где-то подгуляла моя мать, потому что отец у меня рыжий и круглолицый. Был.- Ничего экстраординарного – романтический вечер, завершение которого каждый из нас видел по разному, в результате получив отказ, поклонник решил, что ему проще выбросить меня из машины, чем терпеть подобное неуважение к его самомнению. Все вещи остались в его машине, даже туфли… Такие уроды уроды водяться недалеко от моего банка. Того где я работаю… - Задумчиво вожу пальцами по краю дивана, беру полотенце, и пока Патрик возиться на кухне, стягиваю платье, полностью заворачиваясь в полотенце, и закрепляя его узлом сбоку. Не ахти конечно, но лучше чем зарабатывать цистит в мокром платье. Опираюсь спиной на диван и прикрываю глаза – устала как собака, день был сложным и тяжелым – вечер оказался совершенно дрянным. Хотя сейчас потихоньку становился куда приятнее.- Да, пью, любой алкоголь.- И  практически не пьянею от крепкого.  Чтобы "убить" меня нужно напоить слабоалкогольными напитками с большим количеством химии. – В полезных дозах, – Оговариваю, чтобы не подумал, что я алкоголичка. Двигаюсь, и удивленно смотрю на него, когда он ставит на пол тазик, и опускает мои ноги в тепло, не сдерживаюсь, и отпускаю на волю тихий стон наслаждения, когда по промерзшим конечностям токами пробегает долгожданное тепло.- Ты просто… лучший. – Запрокидываю голову, несколько секунд просто тихо нраслаждаясь ощущением тепла. – [b]Мне казалось, что я уже просто не отмерзну…

+1

11

Даже не нужно было произносить вслух - Пэт прекрасно понимал, как она может чувствовать себя сейчас, что морально, что физически - едва ли найдётся женщина, которая почувствовала бы абсолютный комфорт и блаженство, находясь в мокром платье, на холоде, с босыми и грязными едва ли не по колено ногами, да ещё и без песперктивы дойти домой в ближайшие несколько часов; и не удивительно, что она смущается - с любой, даже самой прожжёной, стервой справиться, на самом деле, довольно просто: нужно просто поместить её в среду, которой она не знает и которая ей неудобна - и она потеряется тут же. Патрик с самого начала не верил в её наивность и невинность, поскольку не увидел ни того, ни другого в её глазах ещё на дороге, да и тень этого холода в её глазах делало её похожим на немецкую шпионку больше, чем немецкая каска и арийские очертания лица. Но ему было наплевать в данный момент - она была в его владениях, беспомощная и практически беззащитная - он и наслаждался этой беззащитностью, имея возможность позаботиться о гостье, а дальше - кто знает?.. Впрочем, судя по истории, которую она рассказала, шансов у него немного - но тем интереснее было продолжать. Во всяком случае, у них был алкоголь и крыша над головой, под которой было довольно тепло - уже неплохо.
- А! Так ты из недотрог, да, Золушка? - насмешка была отчётливо слышна в голосе. Да, действительно, ситуация классическая - не сумев подбить клинья, парень просто всё бросил, включая и её саму тоже, решив не связываться с тем, отчего никогда не будет результата - его тоже можно понять, особенно если не знать, как долго и как хорошо он старался, чтобы получить желаемое. Забрать туфли, деньги и выбросить под дождь - подленькая мелкая месть... с возможным огромным результатом после, вплоть до летального исхода. Стоило ли оно того - Пэт не брался судить, поскольку не знал того, кто её оставил ему на обочине, дав шанс попытаться самому, и едва знал эту Амадею, даже не был уверен, что названное имя - настоящее. - Может, мне тебя тоже стоит выбросить из трейлера, пока не слишком п... О! - развернувшись, Патрик увидел, что она успела стянуть с себя платье и заменить его полотенцем, пока он стоял спиной, копошась на кухне. Оперативная работа, ничего не скажешь. - Вижу, что поздно, ты уже вжилась. Если я выгоню тебя ещё и без платья, я буду ещё хуже, чем твой парень... - впрочем, выгнав Амадею, он был бы хуже него в любом случае - у него была стервозина, скрестившая ноги, а у Патрика - мокрая и замёрзшая женщина, падающая от усталости - причём, буквально падающая. Мы в ответе за тех, кого приручили - ну или нашли на дороге и притащили домой. - Шучу конечно, никуда я тебя не выброшу. Тем более, что и романтический вечер у тебя продолжается. - платье повисло с футболкой рядом при помощи прищепок - это выглядело... да примерно так и выглядело, как европейская миллионерша в трейлере с американским деревенщиной - часть одной и той же ситуации, за сравнениями не нужно бегать далеко.
"Полезной дозой" для них обоих сейчас было столько, сколько необходимо было для того, чтобы согреться; хотя Патрик не был против и навредить немного - почти никогда не был против, за исключением тех случаев, когда необходимо садиться за руль, впрочем... иногда и в этом случае тоже.
Стон наслаждения был просто музыкой для его ушей, даже несмотря на то, что он предпочёл бы услышать его, как и следующую фразу, немного в другой ситуации, немного позже, но - и так сошло бы за хорошее поощрение. Всегда приятно, что кто-то ценит твои старания, даже если они тебе не так уж много стоят.
- Это да. - довольно осклабился Патрик в ответ, пристраивая задницу на диване. Он лучший - она думает так, и неважно, по какой причине - ему это льстит так или иначе. Хотя это и не более, чем лесть - никакой он не лучший... он просто такой, какой есть - где-то вульгарный, где-то грубый, где-то ласковый и заботливый, где-то преступник и вор, а где-то - честный и сочувствующий чужому горю. Он может легко разрушить что-то, а может - помочь тому, кто не может себе помочь ничем, просто потому, что у него есть колёса и дом. Всё относительно. Гораздо интереснее ему было, насколько у Амадеи всё относительно. Кто он сам такой, Пэт прекрасно знал и без подсказок. - Даже тянет на тост. Держи, отмерзай и изнутри тоже. - он протянул ей стакан с виски, и звякнул о него своим, делая шумный и глубокий глоток, не стесняясь пить при гостье и даже захмелеть немного. Патрик был таким, каким был - с голым торсом, шрамами, наколками, кудряшками, своим байком и этим вот трейлером, вросшим в землю колёсами...
- И за каким же хреном двух сотрудников банка понесло так далеко за город на ночь глядя? - Патрику хватало догадливости понимать, что Амадея работает не в сельском банке, а в одном из банков Сакраменто, но мысль о том, что рядом с ним сидит владелица международного финансового монстра как-то не закралась в его голову - возможно, как раз потому, что чаще можно встретить такую леди где-нибудь в районе дорогого бутика с маленькой собачкой в руках и охранником на воображаемом поводке, чем за городом - не говоря про дождь. Так или иначе, ему даже с банковским клерком тягаться по финансовому положению не стоит, хотя в мире Патрика оно и не играет такой большой роли, и своим трейлером Амадею он вряд ли впечатлит больше, чем она его своим видом...

Отредактировано Patrick O'Perry (2013-09-24 20:05:21)

+1

12

Ухмыляюсь на очередной его вопрос – недотрога? Я? Вот уж он просто не знает, с кем разговаривает. Моя слава записной нимфоманки  в моем кругу шла впереди меня, хотя я не имею привычки иметь больше двух любовников одновременно. Как и то, что если мужчина мне не нравится, то он никогда в жизни не попадет в мою постель – на самом деле я никогда не продавалась за деньги, предпочитая постель для души. Делаю пару глотков и скольжу взглядом по телу Патрика. Он вполне в моем вкусе – крупный, но не дряблый, сильный, но не перекачанный, со следами бурной жизни на теле, в виде татуировок, шрамов. У меня слабость на военных – на бруталин и форму. Здесь почти все в комплекте – пусть и несколько иной разновидности,  чем я привыкла. даже не плохим, если не сравниватьжизни не попадет в мою постель – на самом деле я никогда не продавалась за деньги, предпочитая постель для души. Делаю пару глотков и скольжу взглядом по телу Патрика. Он вполне в моем вкусе – крупный, но не дряблый, сильный, но не перекачанный, со следами бурной жизни на теле, в виде татуировок, шрамов. У меня слабость на военных – на бруталин и форму. Здесь почти все в комплекте – пусть и несколько иной разновидностей, чем мне даже не плохим, если не сравнивать его подспудно с дорогими напитками, к которым я привыкла. Но капризничать не буду – это глупо, особенно учитывая то, что я изображаю простую работницу банка.- Смотря кому и где трогать… - ехидно фыркаю, решив, что подобный вопрос оставлять без ответа несерьезно. Но и отвечать на него серьезно не стоит.- Он не мой парень. – Коротко отрезаю одной фразой любые вопросы. Говорить о том, кто выкинул ее мерзнуть на дорогу, мне совершенно не хочется. И это человек, которого я знаю давно. – Если хочешь выгнать, дай досидеть до утра. Не хочу замерзнуть на дороге. Я много места не займу. – Смотрю на него, понимая, что он что-то говорил, пока я философствовала. Скольжу взглядом по забавным кудряшкам, которые высыхая, начинают торчать у него во все стороны. Ловлю себя на пошлой мысли – а везде ли у него такие прикольные рыжие кучеряшки, но еще не столько еще выпила, чтобы задать этот вопрос вслух.- Мы не собирались за город. А потом я сама по глупости предложила пообедать в небольшом ресторане за десять километров отсюда. Там и выяснилось, что у него вполне себе конкретные цели, и мое мнение тут не считается. – Горько ухмыляюсь, глядя на свои ноги в воде, и болтая виски в полупустом стакане. Даже вспоминать этот момент было очень неприятно. Нервно дергаю плечом, и заставляю себя сосредоточится. Не хочу рассказывать все в подробностях, не хочу рассказывать, почему он выкинул меня из машины, но из песни слов не выrинешь.- Он попытался применить силу. – Это отвратительное ощущение собственного бессилия, когда понимаешь, что заперта в машине, и нужно отбиться от человека,  которого, кажется, хорошо знаешь, и который кричит что такая шлюха, как ты, должна считать честью, что ее хочет трахнуть такой честный человек как он. И пытается стянуть платье, и завалить прямо на сидении машины. – А когда понял, что не выйдет – просто выкинул меня из машины, почти на ходу… - Сосредотачиваюсь на своем стакане. Зачем я ему это рассказываю, сама не знаю. Ему ведь совершенно не интересны мои проблемы, да и в принципе догадаться можно было, что произошло. – Вот такая я и оказалась на дороге. – Горько ухмыляюсь, глядя на него максимально спокойно, хотя в душе самой на себя противно. Так глупо поаалась.

+1

13

Её фраза о парне скорее даже вызывала ещё больше новых вопросов, чем пресекала их. Почему они тогда были в одной машине, собирались куда-то ехать, чтобы обедать, да ещё и этот хрен на что-то рассчитывал, если они не были даже связаны отношениями - Патрику было непонятно; Амадея что-то недоговаривала, но ей, впрочем, это было простительно - она была женщиной, да и ему, совершенно верно, не так уж интересны были её проблемы - ему претендовать на что-то было бы тоже глупо, а строить из себя психолога, важно восседая в кресле и выслушивая чужие проблемы, ему не хотелось - дом был мало похож на пижонский офис, а грубые татуировки имели не так уж много общего с деловым костюмом. Им двигало любопытство, когда он спрашивал, что произошло с ней, но любопытству тоже есть предел.
- Вот обмудок. - Пэт отхлёбывает виски и ставит опустевший стакан на стол. В его голосе немного эмоций, лишь сухая констатация факта - не потому, что он не верит Амадее, а потому, что он не набивался ей в подружки, чтобы её успокаивать, да и она не торопилась плакаться у него на плече - и тем не менее, он испытывал к ней жалость, и выражал её, но не в словах, а в поступках, помогая ей сгладить неприятный вечер. Сгладить, а не сделать ещё хуже, окончательно превратив в кошмар, повторяя чужие ошибки - если ещё и он попытается применить силу, отбиться ей будет наверняка труднее, чем от своей банковской крысы, свои способности Патрик оценивал вполне трезво - да и перецеденты уже были, чем он не очень-то гордился, конечно, так что и повторять ошибок не хотел, ни чужих, ни своих, и уж тем более не хотел быть похожим на того, кому сам придумал определение только что. - Никуда я тебя не выгоню, пока дождь не закончится, даже если он будет идти весь завтрашний день... Места у меня немного, но раз местные реднеки могут жить, имея по десятеро детей в трейлере, как-нибудь и мы вдвоём устроимся. - Пэт подмигнул ей, усмехнувшись. Нет, он и пальцем её не тронет, если только она сама не захочет - двое насильников за день это уже совсем перебор. Хотя полюбоваться её длинными ножками, ещё более открытыми, когда платье сменилось на полотенце, не считалось зазорным и не было запрещено. Выбросить за дверь такой подарок судьбы? Ну уж нет, ни за что. - Так что наслаждайся палёным виски, продавленным диваном, пластмассовым тазиком, стуком капель по железной крыше и байкером рядом с собой - на сегодня это лучшее, что у тебя имеется, Золушка. - Патрик налил себе ещё, чокнулся о её стакан и снова выпил. Запросто, словно они жили вместе уже лет пять-десять, а не находились в его трейлере пятнадцать минут и едва знали друг друга - и впрямь создавалось ощущение какого-то почти семейного уюта, впервые женщина появилась в стенах его трейлера не целенаправленно для того, чтобы с ним перепихнуться, хотя обращался Пэт с Амадеей даже лучше, чем с теми, остальными, и даже пока не понимал, нравится это ему сложившаяся ситуация или нет. У него не было чёткого правила насчёт одной любовницы - он вполне мог трахаться и с двумя, и с тремя, и даже одновременно, если это всех устраивало, живя по всё тем же старым клубным правилам; звание единственной и любимой боевой подруги, "старухи", чего-то большего, чем просто кукла, нужно ещё заслужить - а это крайне тяжело сделать и довольно легко потерять... и иногда даже личных качеств для этого недостаточно - нужно что-то большее. Впрочем, любые отношения вообще тяжело завязывать, если ты постоянно находишься в дороге, или бухаешь в трейлере практически целыми днями, прерываясь на покатушки, или скорбишь по друзьям, что, в принципе, и являлось составляющими частями его жизни на данный момент - чем он с Амадеей не хотел делиться, да её и вряд ли будут волновать его проблемы. Особенно сейчас, когда свои едва начали решаться. Впрочем, ему почему-то на её проблемы было не наплевать; и он делал так, как привык - не спрашивал себя, почему, а просто делал так, как хотел. Потому что пить, кататься и трахаться - это, конечно, здорово, но надо заниматься и чем-то ещё.
- А утром подвезу тебя на работу... и даже попробуем вместе вернуть твои туфли, чтобы ты стала принцессой обратно. Даже принцу твоему заодно отомстим, если хочешь...
- Патрик пожал плечами. Он делал это не из приступа альтруизма, ему было банально скучно; возможно, это было даже одной из причин, по которой Амадея вообще оказалась в его стенах. И, возможно, это будет неплохим вариантом получить то, чего не смог получить тот, кому ничего не досталось даже силой - поскольку его определённо влекло к гостье в физическом плане, хотя странного в этом ничего не было - у любого человека на его месте или на месте Амадеи возникли бы подобные мысли, поскольку эта история была настолько классической, что уходила, наверное, ещё к первобытным временам... Впрочем, в то время у Амадеи точно не было бы вариантов, потому что у Патрика был бы каменный топор; хотя она до него просто не дошла бы - потому что каменный топор был бы и у её предыдущего хахаля. Отношения было куда проще выстраивать в каменном веке.

+1

14

- Обмудок... - Слегка захмелев, киваю. Он совершенно прав - полнейший обмудок, и он еще не раз заплатит за то, что сделал.  И начну я с его дела - местечковый бизнесмен должен был понимать, что обидев кого-то крупнее себя в бизнесе, он нарывается. Прикрываю глаза, слегка откидываясь на диван. Поесть не удалось и ничего не изменилось  и пару часов спустя, когда вместо ресторана я оказалась на холодной дороге под ледяным дождем в одном тонком платье. Вздыхаю и слегка болтаю ногами в остывшей воде. Дышу спокойно, но чувствуя как постепенно забирает дыхание не выплаканная истерика - этого еще не хватало, расплакаться на виду у незнакомого байкера, который пригрел меня, но совершенно не обязан решать мои проблемы, которые, отчасти я сама себе создала.
- У тебя из еды ничего нет, а то меня уносит... - Понимаю что  совершенно обнаглела, но если сейчас меня не вывести из устало-голодного полутранса, через пару минут он получит на руки полуобнаженную спящую девушку, которая не станет интересным собеседником при всем желании, разве что он захочет повторить "подвиг" обмудка. Сопоставляю все факты и задумываюсь, что пожалуй, я бы не стала отбиваться от Патрика, во всяком случае не так старательно как от Айзека. Байкер хотя бы вписывается в тот тип мужчин, от которых подспудно ждешь чего-то такого... ну и еще вписывается в мой любимый тип мужчины. В общем плюсов, гораздо больше чем минусов. Хотя кто сказал, что паленый виски, пластмассовый тазик и перестук капель по металлической крыше - это минус? Это ведь  с какой стороны посмотреть... Я вот привыкла все видеть через призму своих возможностей и желаний, сейчас же не было ни того, ни другого, но почему-то состояние миротворения, вместе с легким алкогольным опьянением было тем, что мне безумно нравится.  Распрямляюсь, и слегка потягиваюсь, позволяя полотенцу слегка поскользить по телу - без обнаженки, но все все же достаточно откровенно.
- Мммм... прекрасный рыцарь - защитник обиженных дам? -  Улыбаюсь, и словно невзначай касаюсь ладонью его плеча, слегка скользя по предплечью. - Я завтра не работаю... но можно и отомстить... но чуть позже, - наклоняюсь  к его уху, сильно подаваясь вперед. - Месть надо подавать холодной, так вкуснее... - Вдыхаю острый запах кожи, сигарет и дешевого виски. Выдыхаю, чуть улыбаясь - похоже Меди, ты нажралась...

+1

15

Амадея бы, наверное, удивилась, узнав, что Патрик тоже понимает в бизнесе, и не так уж давно имел своё дело - можно ведь на чаптер мотоклуба смотреть и с этой позиции; особенно учитывая, что здание отделения The Lost MC в Сент-Луисе росло на его глазах, с его подачи и строилось его руками. Весёлое было время... Бизнес был легальным лишь наполовину, если не на треть, но даже менеджмент банды остаётся менеджментом - и можно ещё поспорить, что сложнее: если разорится банк - люди теряют работу, если распадётся чаптер - может и без жертв не обойтись, иногда и немалого их количества. Не говоря уже о том, что буквально на каждой сделке можно потерять брата; могла ли Амадея похвастать тем же, когда выдавала кредиты? Люди вроде неё не видели большинства из тех вещей, что стоит за навороченными байками и кожей, впрочем, это скорее хорошо. В любой момент любое пустяковое действие может обернуться военными действиями, где гражданских не бывает - бывают лишь необученные солдаты, которые первыми поймают пулю или осколок...
- Должно быть что-нибудь... Нужно было сразу предложить - я думал, тебя хотя бы в этом ресторане накормили перед тем, как выставить на мороз. - сам он есть не хотел, и даже плохо помнил, что у него там валяется в холодильнике - Патрик почти не ел дома, так уж складывалось, что проще было посетить какое-нибудь заведение на своём пути, чем ехать до трейлера только затем, чтобы поесть. При волчьей жизни вообще постепенно приучаешься питаться, если есть возможность, а не только желание - неважно, одиночка ты или в стае. Учитывая, что он всё-таки был человеком, а не животным, денежный вопрос решался таким же образом. Впрочем, здесь было легче - денежных отношений вообще можно было избежать время от времени. - Наивно, пожалуй. Гандон - во всём гандон. Сейчас сообразим тебе что-нибудь... - Пэт открыл холодильник, разыскивая что-нибудь более-менее достойное ситуации. Пара яиц, полпакета молока - ещё не скисшего, Патрик специально проверил по запаху - несколько бутербродов, причём один съеден наполовину, несколько кусков пиццы, которым уже дня три, ещё одна бутылка, кожаная бандана... что тут забыла бандана и как надо было нажраться, чтобы её туда положить? Пэт исправил ошибку очень просто, выбросив предмет гардероба на полку у входа, даже не оглянувшись, и вытащил тарелки с бутербродами и пиццей, умудрившись уместить обе в микроволновке.
Вообще-то состояние Амадеи "уносит" не устраивало её больше, чем его - он не был бы против того, чтобы её совсем "унесло", и не затем, чтобы воспользоваться положением - если бы она уснула на диване, он просто перенёс бы её на кровать, или прикрыл бы одеялом, устроив прямо здесь, не столь важно, и пошёл бы спать сам - давно уже ночь, и в том, что она падает с ног, виноваты не только алкоголь и усталость, хотя они, конечно, хорошо стараются. Дав потрёпанной микроволновке с несколькими стикерами с приветом из восьмидесятых время на работу, Патрик достал ещё одно полотенце и пару носков - как ни странно, женских - и положил этот набор на колени Амадеи, давая ей закончить самой, убрав тазик из-под ног и выплеснув остывшую и почерневшую воду наружу, открыв дверь трейлера.
- Угощайся. - расставив еду на столе, Пэт взял с тарелки тот бутерброд, что вчера недоел, и прикончил его в один укус, предварительно ещё раз осушив свой бокал - и хотя пил он раза в три быстрее Амадеи, хмель только-только начал подступать. Впрочем, Патрик имел все шансы просто упасть там, где стоял, и уснуть, если сильно разгонится - случалось и такое временами. Он не сильно боялся такого исхода - не похожа Амадея на неблагодарную клафелинщицу, которая воспользуется положением и обчистит дом; хотя и брать в доме особенно нечего - обрез дробовика и жилетка с цветами цвета её вряд ли заинтересует.
- Если так пожелаешь. - хотя он и сам способен был обидеть кого угодно, Пэт никогда не олицетворял себя с положительным героем, хотя и отрицательным себя не считал, всё зависело от ситуации, а для окружающих его людей - от везения напороться на него в том или ином состоянии. Попадись Амадея ему в своём банке или просто на улице, он вряд ли был бы таким милым; привлеки она его внимание на какой-нибудь вечеринке в клубе или ещё где - и он мог бы отбить у неё парня, возможно, даже силой, не спрашивая её желания, и возможно, взял бы полученную добычу, особенно не церемонясь. Но так уж сложилось, что они делили сегодня её беду на двоих. Патрик ухмыльнулся, почувствовав прикосновения пальчиков Амадеи к своей руке и ощутив движение воздуха у своего уха.
- Не знаю, как тебе вкуснее, но в моей книге...
- он вернул ей жест, почти коснувшись носом её шеи и нарочито шумно втянул воздух, вдыхая почти совсем выветрившийся запах духов. Общение выходило каким-то собачьим, впрочем, её и выставили, словную холёную, но нашкодившую болонку под дождь, а он... он всегда был рыжим бродячим псом, у которого нет породы - но есть стая. - ...холодное это то, что остыло. Оно не может быть свежим, а значит - и вкус будет уже не тот. Да и холода на твою долю, по-моему, уже достаточно... Золушка.пальцы весьма ловко и цепко сплелись с её пальцами, сильно, но не до болевых ощущений - Пэт подтвердил своё право на добычу, как охотника, и показал, что делить её ни с кем не намерен; пусть даже в его замке не было никого, кроме них, если не считать коня в стойле, но в разговоре то и дело проскальзывал тот, что был до него - и несмотря ни на что, это вызывало ощущение, что в здесь есть кто-то третий, и некую долю ревности, как следствие.

+1

16

Чувствую, что  сбивается дыхание от его прикосновения, сплетаю свои пальцы, понимая, что  добыча подтвердила право охотника на нее. Черт, ну что со мной происходит? Почему чистенький и почти идеальный Айзек, не вызвал во мне тех желаний, которые возникали от прикосновения рыжего байкера, с которым я едва знакома. Впрочем, я всегда тянула на себя фриков – жестокий киллер, который все-таки пропал, когда практически привязался ко мне, мальчик-студент, для которого я вообще была первой женщиной, и едва не сошедший с ума, когда надоел мне, и пришлось с ним расстаться. Друг-гей, оказавшийся в моей постели спустя шесть лет после крепкой дружбы – по своей воле, без алкоголя, но попытавшийся покончить с собой после этого. Художник-порнограф, Господи, сколько еще таких было вокруг меня… А теперь я ставлю на эту линию еще и байкера. Может ниже уже некуда падать?
- Буду очень благодарна за прикорм. - Ухмыляюсь, глядя на него, и чувствуя как жлудок сжимается до размеров горошинки от запах греющейся еды. Какакие нафиг устрицы, какие трюфели? Если вы цените только это, то  вы никогда с голодухи не ели чей-то горячий бутерброд  и позавчерашнюю пиццу, кеогда все это кажется просто райским наслаждением.
Выдыхаю, чувствуя его дыхание на своей шее. Мурашки затопали по всему телу, а соски снова напряглись, раздражаясь от мягкой ткани полотенца. Ну что  с собой делать-то? Едва избавилась от насильника, и уже готова запрыгнуть в постель  к своему спасителю, при чем не из долга, а по собственному желанию, а алкоголь лишь усугубляет это желание. Касаюсь свободной рукой его щеки, глядя чуть снизу, и пытаясь улыбнуться.
Он накормил меня, обогрел, напоил и принял в своем доме, готовый дать защиту и помощь. Что  ему могу дать я?  Решение приходит практически сразу и безоговорочно, словно  и не было сомнений.
- Согреешь меня? – Ненавижу просить о ласке, ненавижу выставлять себя шлюхой, но я слишком хорошо понимаю, что после рассказанного мною, он  вряд ли станет первым подкатывать ко мне, насколько  я вижу по его глазам. Или может  я ошибаюсь уже во всем?

+1

17

Пожалуй, свой первый шаг он сделал ещё тогда, когда остановился на дороге и взял её с собой; затем он спятал её от дождя у себя дома, обогрел, накормил, помог отмыть грязь, осевшей на ногах - Пэт не собирался подкатывать как-то ещё, потому что сделал всё, что от него зависело, и насколько Амадея готова быть благодарной, и чем выражать свою благодарность, быть ли недотрогой или шалавой, готовой отдаться за доброе слово, это было уже только её делом - Патрик принял бы всё, а у него и не было другого выбора, пока она находилась у него в гостях. Это он и сообщил ей, сплетясь своими пальцами с её - она была добычей, но у неё всё ещё был какой-то выбор... и когда она ответила на это прикосновение, Пэт уже понял, какой выбор она решила сделать - они оба достаточно взрослые люди; хотя он не знал её возраст точно, но то, что она была не юной девочкой, было вполне очевидно.
- А тебе всё ещё холодно? - её ладонь и впрямь немного холодит кожу, хотя это даже приятно, особенно на фоне алкогольных искорок в её глазах, и в собственных, обжигающих слегка и сводящих мысли к иной точке зрения своим мерцанием и жаром. Пэт понимал, что начинает тонуть в этих искрах, в её глазах, вокруг которых слегка размазалась тушь, точно так же, как она сама тонула в ливне снаружи ещё полчаса назад, а он её вытащил. Но... это было абсолютно нормально. Он чувствовал, как растёт желание окунуться в этот водоворот искр с головой, и вместе с этим - старые джинсы становятся тесными - из-за одного только прикосновения её холодной ладони к его щеке. - Бедная Золушка... - шепчет он с жалостью в голосе, но с ухмылкой на лице. Краски начинали смазываться - не то алкоголь всё-таки ударил в голову, не то это был запахи её ещё влажных волос, духов и дешёвого порошка, которым это полотенце стирали, и её взгляд, в котором он читал, помимо прочего, благодарность - то чувство, которое он видел реже всего по отношению к себе, и это было приятным, хоть Пэт и никогда не просил о благодарности. Его губы жадно коснулись её губ, наконец-то давая ей однозначный ответ на заданный вопрос - он согреет её... и даже не только согреет. Язык ощущал привкус виски, и колбасы, которую Амадея только что жевала... и Патрик не знал, отчего пьянеет сильнее - от этого странного вкуса её губ и языка, или от поганого виски, который он употребляет слишком часто и слишком много; но он пьянел - и ему это нравилось сейчас ещё даже сильнее, чем обычно, и он продолжал поцелуй, медленно увлекая Амадею на диван, хотя мог бы донести её и до спальни, но не хотел тащить через весь трейлер, и без того достаточно тесный, чтобы и в трезвом виде можно было напороться на что-нибудь по дороге. 
- Значит, кому и где тебя можно трогать?.. Просвяти меня... - прошептал он, почувствовав, что голова начинает кружиться ещё и от недостатка кислорода, и потому поцелуй всё-таки придётся прервать, пока они оба попросту не отключились от взаимной асфиксии. Пальцы всё ещё сжимали её пальцы, словно Амадея могла вдруг передумать, или он просто хотел продемонстрировать ей свою силу... - Здесь можно?.. - шершавая ладонь коснулась её бедра, крепко и нежно одновременно, и почувствовав гладкую кожу, Пэт завёлся ещё сильнее, проведя выше, по талии, и остановив ладонь на груди, даже через ткань полотенца ощущая напряжённый сосок пальцем. - А здесь?.. - Патрик был похож на кота, поймавшего мышь, и игравшей с ней перед тем, как съесть, зная, что она уже никуда от него не сбежит; и чувствовал себя так же - Амадея была его добычей, его находкой, и времени у него было полно... Резко разжав пальцы, он схватил виски со стола и сделал несколько глотков, затем вернул бутылку на стол, и снова коснулся её губ, но осторожно, чтобы снизить риск для неё захлебнуться и закашляться, по чуть-чуть сцеживая обжигающую влагу ей в полость - не весь виски пошёл внутрь, кое-что Патрик оставил и для неё тоже... не желая пить в одиночестве. И пока Амадея справлялась с работой, которую он для неё придумал, он распустил ремень, начиная выбираться из своих джинсов, и трусов одновременно, оставляя всё это где-то в ногах, и тут же забывая об этом...
- А здесь? - прервав алкогольный поцелуй и давая Амадее отдышаться, он проник за пределы её полотенца, властно, нагло и пошло коснувшись ягодицы, погладив её, словно домашнюю собаку, и лаская, и дразня, потянув всё ещё влажные трусики за край, но не пытаясь их снять до конца, только сбив их немного. - Прикорм - это на рыбалке... и ты наживку уже съела... Ещё виски хочешь? - он прижимается ближе к ней, зарываясь лицом в её влажные волосы, вдыхает аромат, и вновь занимает руку бутылкой - Пэт не может остановиться, алкоголь не даёт ему покоя, пока он не выпит, пусть он и понимает, что Амадея - куда более выдержанный, дорогой сорт, чем это дерьмо, которым он её... поливает, не позволяя струйке попасть в глаза и вообще на лицо, но потечь по шее, плечам и груди, проникая под полотенце, и на диван тоже попадая - но ему плевать на то, сколько на обшивке будет пятен - их уже там немало. И, вернув бутылку на стол, он касается нежной кожи языком, буквально слизывая с её шеи виски, иногда награждая кожу поцелуями, и мягко растирая плечи и спину, и впрямь пытаясь согреть её таким образом, предотвращая воспаление лёгких заодно.

+1

18

- Холодно... - Жалуюсь  ему в полголоса, хотя уже ощущаю резкий прилив жара к низу живота, от того как властно он заключает меня в объятия, и сжимает ладонь. Странное дело  - он касается меня, гладит  и изучает тело, но я не чувствую отвращения которое возникало от страстных прикосновений Айзека. Странно, и слишком возбуждающе. Напоминает тот яд, что  впрыскивался в мою кровь, когда моего тела касался хладнокровный киллер Айсберг, жестокий, холодный и, казалось бы, совершенно неуправляемый, но такой жадный до секса, заражавший меня своими эмоциями сильнее всех. Но видимо Патрику, с его мягкой ненавязчивой нежностью, сочетающейся с недюжинной силой, властностью прикосновений и ласк, удастся его переплюнуть. Впрочем, в одном они похожи - я сама предложила себя. Я давно живу по правилу - хочешь хорошо, сделай это сама - и успешно следую ему, применяя в жизни.
- Тебе... можно где хочешь... - Выгибаюсь под его теплыми руками, мягко и жадно скользящими по моему телу. Дыхание прерывается, и мурашки просто табунами бегут по коже, оставляя яркое ощущение острого возбуждения за собой.  Тихонько постанываю, прикусывая губу, когда ощущаю нагое тело над своими бедрами, все еще скрытыми частично полотенцем, частично - трусиками, которые внезапно оказываются влажными не только от дождя. Дышу, впиваясь свободной ладонью ему в плечо, и резко выдыхаю, ощущая эрекцию, от которой у самой крышу сносит почище, чем от фальшивого виски, который легко струйкой оказывается сначала у меня на губах, а затем и разлитым по телу. - Да, и здесь тоже.. - Выгибаюсь, когда его рука наконец нарушает границы ткани, обласкивая ягодицы и немного - спину. Трусики уже мешают, хочется ощутить его всем телом, но не тороплю, наслаждаясь прелюдией касаний, скольжением виски по коже, и его языка, распаляющего все сильнее, заводящего и дразнящего, заставляющего становится тихим пламенем в постепенно разгорающемся костре страсти.
- Не виски. Я тебя... хочу. - Нагло, совершенно по мужски, но совершенная правда. Я его хочу, хочу до умопомрачнения, и неважно, как быстро сожрет меня моя совесть, которая очнется завтра. Сегодня я хочу этого татуированного, шрамированного, байкера заставить стонать и ерзать. Ухмыляюсь слегка, и опуская свободную руку, пробираюсь между нашими телами и мягко касаюсь пальчиками его члена, чуть цепляя ногтями и дразнясь не меньше его самого.

+1

19

Его утром не замучает совесть; за годы своей жизни Патрик не раз делал противозаконные, неприятные, даже абсолютно аморальные вещи, ему приходилось убивать, калечить людей, и далеко не всегда только защищая свои жизнь и здоровье, и он признавался себе, что иногда ему даже нравилось это делать - и в итоге, однажды Пэт просто научился грамотно затыкать собственную совесть, а его грехи стали всем, что он в этой жизни имел. Здесь и сейчас же и тем более не о чем было сожалеть - они с Амадеей не делали ничего преступного, и даже противоестественно, раз уж на то пошло - он не склонял её к половому акту ни угрозами, ни силой, хотя, возможно, она, представительница прямо противоположной среды общения, и ждала этого от него подспудно, наслушавшись тех историй, что рассказывали о байкерах, хотя он и не исключал, что многие из них могут быть правдивыми, и Амадее просто повезло, что её встретил он, а не кто-то другой, способный превратить кошмарный вечер в катастрофу её жизни. Тем не менее, она сама разрешила ему трогать её - там, где он захочет; и Патрику было бы уже просто глупо таким разрешением не воспользоваться на всю катушку, и ощущая, как женщина выгибается в его руках упругой струной от каждого прикосновения - а ведь он даже не раздел её - ему хотелось касаться её ещё и ещё, играя со своей законной "добычей", захватывая её в свой плен и ощущая над ней полную власть, которую хотел использовать не для унижения и ущемления, а для удовольствия, в этом нет ничего плохого, кроме самого греха - а грехи это всё, что у него есть, так что не удивительно, что он и добродетель в итоге склоняет в эту сторону. В аду его давно ждут с распростёртыми объятиями, но он с одинаковым удовольствием показывал средний палец и небесам, и преисподнии - в данный момент он хотел лишь наслаждаться плодом, который эти две корпорации продавали людям с незапамятных времён совместными усилиями. И это было лучшим из их изобретений, надо сказать...
Из груди едва не вырвался негромкий звериный рык, когда он почувствовал прикосновение её ноготков к своему плечу - казалось бы, невинное, пусть и остренькое, касание, было своего рода отражением его собственной силы; оно ему льстило, было приятно, и заводило ещё сильнее, заставляя прижаться к ней ещё ближе, дразня ощущением собственной эрекции, как обещанием чего-то большего, чем даже самая изощрённая его ласка. Узел развязывается, позволяя полотенцу раскрыться, явив Пэту роскошное, стройное и гибкое тело Амадеи практически во всей красе, исключая того, что было скрыто тонким бельём - теперь единственной преградой между ними, но от которой он не слишком торопиться избавляться, продолжая массировать её плечи и грудную клетку, разгоняя по ним огненную влагу, которая, кажется, воспламениться вот-то вот, прямо на её коже, не выдержав жара совместного желания, оставив на нём жуткие ожоги и спаля Амадею до пепла, оставив ему вопрос - а не была ли босоногая девушка на дороге плодом его воспалённого бездельем и алкоголем воображения? О, это было похоже на правду - потому что судьба не склонна дарить такие подарки, а вот белочка могла принести такой подарок. А, плевать, даже если это всего лишь блажь в белой горячке или эротический сон - он не будет просыпаться, хочется смотреть его как можно дольше... Спиртовый массаж продолжается, и с грудины Патрик переходит на саму грудь, стараясь не задеть чувствительные соски проспиртованными ладонями, чтобы снизить риск случайно превратить ласку в раздражение на нежной коже - левого соска вместо этого он касается губами, и немного - зубами, чуть прикусывая, и затем - выдыхает на её грудь, заставляя почувствовать небольшой холодок...
- Серьёзно? - в голосе проскальзывает сарказм, которого Амадея ничем не заслужила, но Пэт всего лишь дразнит её, желая ещё раз убедиться, что он, неотёсанный, грубый, татуированный, лучше её холёного ухажёра, которому она не дала даже за полноценное свидание с рестораном - даже не зная его имени, даже не встречая его ни разу, он утёр ему нос при помощи черствеющей пиццы, двух бутербродов и виски, больше напоминающим самогон - что сказать... Он и действительно был лучшим. И уже собирался доказать это, попытавшись начать заниматься её трусиками, как вдруг сам почувствовал её прикосновение внизу, заставившее его слегка вздрогнуть и шумно выпустить воздух через нос, заставив руку, скользившую вниз по талии, остановиться и замереть. - Всего меня, или только эту штуку? - он не долго терялся, начав делать движения навстречу её пальчикам - немного "ручной работы" тоже будет в тему, если остановиться вовремя, а впрочем, даже не останавливаясь, он сумеет нагнать упущенное - в себе Патрик сейчас уверен, как никогда. - Она идёт только в комплекте... - Пэт вернул ей услугу, забравшись ладонью под тонкую ткань её белья, но не касаясь промежности, не желая превращать секс в бдсм-игру из-за остатков виски на своих ладонях, но сообщая о своей готовности обменяться прикосновениями ниже пояса - и затем, как только Амадея отпустила его, трусики наконец-то начали вниз по её длинным ножкам, едва не отнявшимся на морозе, и Патрик, помня об этом, ласкал их попутно, оставляя и там блестящий след от виски, и глядя женщине в глаза - пока бельё, окончательно покинув её тело, не потерялось где-то в глубинах трейлера; после этого Пэт попросту наскоро вытер ладони о бёдра Амадеи и за эти же бёдра притянул её ближе к себе, почти сразу же входя на грани с грубостью...

+1

20

Пламя обжигает не на шутку - тело словно плавится от сильных и властных прикосновений Патрика. Он отличается от жестоких, граничащих с болью ласк Айсберга, от слабых, неумелых ласк Найла, отличалось радикально, и было чем-то настолько искусно-изысканным, что  я просто  с ума схожу, как неотесанный байкер может вот так зажигать мое тело, слишком гибко, слишком жадно тянущееся к нему со всей силой острого женского желания. Дрожу, прижимаясь  к нему, и чувствуя как постепенно срывает рамки собственного контроля, который улетучивается, с каждым моим прикосновением к напряженному органу, который как инструмент вздрагивает и напрягается сильнее от моих прикосновений. Меня заводит это  еще сильнее, и перед глазами все начинает плыть - усталость, перевозбуждение, острое желание завершить наконец это соитие логически, все сплетается в безумный коктейль, которому нет имени, но который древнее любых заморочек, естественнее и сильнее любого действия. Первобытный инстинкт наравне с голодом и самозащитой, желание выжить  и получить  удовольствие, сгореть  в остром пламени наслаждения, которое сжигает все сильнее, кажется, разгораясь не только на коже, заправленной виски, но и внутри, превращая в пепел  все проблемы, заботы и воспоминания, которые еще оставались  в постепенно мутнеющем сознании.
- И тебя, и ее, и даже не знаю, что из  вас сильнее... - Ухмыляясь  через силу, чувствуя как проникает его рука под влажное белье, но лишь дразнит, заставляя выгибаться и тихо постанывать в ответ на его движения. Мы друг друга практически не знаем, точнее совсем не знаем, но это не мешает ему умело играть  с моими ощущениями, заставляя сильнее впиваться пальчиками в его плечо, ласкать  второй рукой спину, и чуть царапать  ягодицы, заставляя его ускориться, сделать то, ради чего все это затевалось, чтобы наконец понять - а стоило ли вообще это делать  с байкером, о  которых ходят легенды, что они как дети - могут только спать  есть, бухать  и убивать, при чем не важно для чего и в каком порядке. Всхлипываю, резко подаваясь  вперед  и буквально насаживаясь на него, вжимаясь  в его тело, и чувствуя как слегка печет внутри от все же попавшего  в тело  виски. Это ощущение как никогда шикарно сочетается с ощущением его тела, его силы и властности, которые просто сводят меня с ума.
- folie... - Тихо всхлипываю, забываясь, и двигая бедрами ему навстречу, в остром желаниии заставить его поддержать мой ритм.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The Pros and Cons Of Hitchhiking