В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » bound'n'fucked


bound'n'fucked

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники:  David Ross | Valentine Ross
Место: Дом Дэвида Росса, два года назад
Время: спустя 3 недели после событий флеша "Родственные узы"
О флештайме: Чтобы двигаться дальше, нужно хорошо все обдумать. Дом дядюшки - не то место, куда придешь просто так и где останешься надолго. Чтобы задержаться в нем, Тину придется решиться на странные отношения, которые влекут как пламя мотылька. Не сгорит ли мотылек, слишком близко подлетев к огню?

+1

2

Внешний вид
Перебираю бумаги, тупо глядя в стол. Мысли где-то бродят, не давая сосредоточится на хотя бы минимальном количестве информации. Нужно написать заключение для следователя, но никакого желания заканчивать работу нет. Устал, как собака - при том, что как и в остальные дни нахожусь дома, не покидая его, но что-то не складывается сегодня весь день, и посетители, которые неожиданно зачастили, не добавляют энтузиазма.  Это вообще что-то странное, словно чего-то не хватает. Взгляд падает на край стола, где лежит нож для разрезания бумаги. Он так лежит уже третью неделю - его никто не сдвигает  и не трогает, хотя по хорошему - ему место в корзине для мусора или в камине, где прогорают угли, не смотря на далеко не холодную погоду. Мне порой очень холодно, знобит и в принципе, наверное стоило бы забраться в постель с грелкой и просто поспать, не думая ни о чем. Только когда такое было-то? Я как дурак сплю полусидя, полночи обычно читаю, вторую половину - вишу на турнике, и всего лишь пару часов удается завоевать чтобы выспаться - организм никак не придет в себя после аварии.
К черту! Беру нож за лезвие, и метким броском отправляю его в камин. Хватит. Это было единоразово, случайно и совершенно неправильно. Вале сбежал и вряд ли вернется в этот дом, где не сдержав своего зверя я попросту надругался над ним. Если честно, я ждал полицию почти сутки после его ухода, но ничего не произошло, и тогда я решил, что он просто все забудет, как кошмарный сон. И я забуду. Тогда почему так пусто  в груди?
- Дэвид, к тебе посетитель.
- Хорошо, проведи его в гостиную, и растопите там камин - зябко.

+1

3

Вот и пойми, что его так влечет в этот дом.
  Стоя в гостиной, Валентин думал, а не сглупил ли, появившись тут после того, что было три недели назад. Все это, конечно, было странно для него, но, мысленно возвращаясь к тому дню, Тин чувствовал, что все больше концентрируется на ощущениях полученных от действа и в то же время чувствует неудовлетворенность. Слишком мало, чтобы распробовать, но достаточно, чтобы почувствовать - хочется еще. Этот наркотик потихоньку растравливает душу, пробуждая жажду к новым ощущениям.
  Не один день он провел нарезая круги по квартире, так и эдак складывая в уме все за и против. Три недели крепился, думая, что перебесится, а перед сном четко видел лицо Дэвида, почти ощущал его жесткие прикосновения, и тело снова начинало ломить, требуя освежить утихающие воспоминания. Валентин думал, что это пройдет. Ошибался.
  Итак, спустя три недели, он стоял посреди гостиной, стараясь подкрепить в себе уверенность, что сделал правильный выбор. Издалека это казалось серьезным, обдуманным решением, но теперь он внутренне трясся, как осина. Что, если увидав его, Дэвид все же прогонит? Один раз не означает, что будет продолжение.
  Он наблюдал, как проводивший его мажордом разводит огонь в камине, как обычно молчаливый, и, кажется, не обращает особого внимания на юнца. Валентино даже удивился - на улице не слишком холодно, но в доме топят. Аккуратно положив снятый пиджак на подлокотник дивана, он неосознанно коснулся заживших порезов на животе, о которых напоминали разве что красноватые шрамы, и обернулся на звук шагов, нервно улыбнувшись дяде:
- Добрый вечер, сэр.

внешний вид

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-23 11:27:05)

+1

4

Перед дверью гостиной на секунду останавлаваюсь, останавливаюсь. Кто мой гость, я пока еще не знаю, но предчувствие странное – вполне можно было бы спросить у мажордома, но я почему-то этого не сделал. Списать на усталость заторможенность мыслей и поступков? Глупо.
Захожу, не сразу замечая тонкую фигуру возле большого камина, где совсем недавно развели огонь. В комнате еще зябко и жалею, что сменил тонкий джемпер на еще более тонкий пиджак, и теперь откровенно подмерзаю, а учитывая то, что у меня намечается простуда, приятного мало. Потому слегка раздражен, высокомерен и вообще намерен избавиться от любого посетителя как можно быстрее……вот только от этого ли?
Вальяжно опираюсь на спинку кресла, глядя чуть вбок от парня. Если честно – я совершенно не ожидал его увидеть после того, что было. Вообще подозревал, что он продал нафиг свой бизнес, и сбежал, только пятки засверкали. Три недели тишины, и на тебе.- Здравствуй, Вале. – Ну что, теперь мы будем делать вид, что ничего не было. Не за рабским же ошейником он пришел? – Снова книги или ты просто решил навестить дядю?

+1

5

Он выглядит уставшим, раздраженным, даже несколько больным, но все равно он привлекательный особенно с нахмуренными бровями, и к его смуглой коже так идет этот кипенно-белый цвет.
  Невольно засматриваюсь на него, совсем забыв для чего сюда явился, но голос дяди выводит из оцепенения, заставляет взглянуть ему в глаза, унимая разом взволновавшееся сердце.
- Вы выглядите усталым, - произношу, пока и сам не зная, как ответить на его вопрос - туго на данный момент с формулировками.
  Краем глаза провожаю мажордома, говорить при котором просто не решился бы, но тот и сам вовремя оставляет нас наедине, но вся моя смелость резвыми горошинами рассыпается из кулака. Что я делаю? Почему опять мямлю вместо того, чтобы четко сказать о своих желаниях?
  А он ждет, и если я протяну еще секунду - Дэвид попросту выставит меня за дверь.
- Простите, что так долго не давал о себе знать, - и снова начинаю издалека, считая, что все же стоит извиниться за свою нерадивость. Наверняка, он надумал себе всякого, но я и не ждал, что  он будет рад снова меня лицезреть. - Мне нужно было все обдумать и... - и снова затихаю, чуть присборив джемпер на животе, открывая его взгляду красные полоски тонких шрамов, уходящих  к лобку, - Ваши отметины почти зажили, - осторожно улыбаюсь, касаясь пальцам одного шрама и опускаю глаза, говорю и понимаю, и смущаюсь, и завожусь под его тяжелым взглядом одновременно, - Я хотел бы, чтобы вы обновили их, сэр.  У вас найдется ошейник для меня?

+1

6

Меня сложно удивить. Особенно сейчас, когда состояние на грани усталости и болезни, легко подкашивает мое благоразумие. И все-таки этому хрупкому, худенькому мальчику с загнанным взглядом это удалось. И откуда взялась, только эта наглость и смелость? Как ему вообще в голову это пришло? Илди это уже диагноз, когда все нормальные люди бегут от подобного, а такие как мы – тянемся, и хотим продолжения. На миг прикрываю глаза, садясь в кресло, чтобы не нависать над застенчиво мнущим свой джемпер парнем. Бесполезно лгать – ему даже свитер не надо было задирать, я его уже хочу. И как бы неправильно это не было, свои желания я не привык скрывать. Но и соглашаться сразу – моветон. К тому же сомневаюсь, что Валентин понимает, что именно его ждет. Сам однажды пострадавший от Верхнего, со своими рабами я не церемонюсь, и не позволяю ждать пощады. - Ты хорошо представляешь во что что ввязываешься, Вале? То, что было три недели назад, лишьмалая часть того, что в действительности происходит между принвшим ошейник и его хозяином. – Внимательно слежу за его реакцией, понимая, что кажется, моя речь впервые на него не действует, и в его взгляде присутствует так решимость, которую я совершенно не ожидал от него увидеть. Кажется ребенок повзрослел после того, что между нами произошло, и теперь уже сам решал, как распоряжаться своей жизнью и своей свободой. – Почему ты считаешь что достоин носить мой ошейник? – Классический вопрос. означающий., что я уже сдался и больше не буду пытаться его уговорить или отговорить.

+1

7

Неуверенно дернув плечом, я поджимаю губы. Честно говоря, нет. Я слабо представлял себе, что меня ждет, и отлично понимал - в прошлый раз были крохи из того, что может сделать со мной Дэвид. Книжки и статьи, даже сайты подобной направленности могут помочь лишь частично, а их мне удалось за все это время проштудировать немало, и все равно я даже близко не могу представить, куда может завести изощренная фантазия моего родственника.
  Страшно ли мне? До безумия. И страшат не столько сами боль и унижения, сколько возможный серьезный ущерб моему здоровью. Однако, если я решил вверить всего себя в его руки, то должен быть уверен в том, что сколько нибудь серьезно дядя мне не навредит. Он не похож на того, кто выпустив на волю свое темное "я", способен перешагнуть границы человеческого, Впрочем, я слишком мало знаю его, чтобы быть таким уж уверенным, лишь уповаю на его разумность в действиях. Возможно, я серьезно заблуждаюсь на его счет, но от этого моя решимость не гаснет, хотя и колеблется, словно на неустойчивых весах.
- Я не достоин, - спокойно отвечаю, не смотря ему в глаза. Не знаю, что положено отвечать на такие вопросы, но выглядеть самонадеянным не хочется, - Я хочу научиться доставлять вам удовольствие, сэр. Хочу принадлежать вам, - произношу твердо, но смежаю веки, а кончики ушей так и горят алым.
  Вряд ли от его взгляда укроется то, как трясет меня от волнения. В ожидании его решения  я собираю дрожащие пальцы в кулак, сжимаю так, что костяшки белеют. Его не возможно не желать, будет трудно не смотреть на него, он пугает и завораживает своей силой и внешним великолепием. Но точно знаю, что смогу научиться всему, что дядя посчитает нужным, если, конечно, он возьмется за это.

+1

8

Смотрю на него, и понимаю, что схожу с ума - этот ребенок показывал свою волю, словно совершенно не понимая, что именно его ждет. Но  в то же время совершенно уверен в том, что сумеет все выдержать, и искренность с которой он отвечает на мои вопросы, его высказывания - в пору подумать, что его кто-то подучил. Хотя вполне возможно, что он и литературу изучил, и мог и людей в интернете найти.
- Ты знаешь, как получают ошейник?
Оригинальная надо сказать процедура, впрочем у каждого Верхнего она зачастую своя. Странно, я сейчас думаю о том, что ни один мой Нижний не имел ошейника, просто потому что у меня не было постоянных связей, и все же чаще всего я предпочитал девушек, сейчас же глядя на своего племянника, слишком хорошо понимаю, что все сильнее хочу снова увидеть его обнаженного, лицом в стол  с покорно отставленной задницей, в ожидании очередного удара.
- Я не дам тебе ошейник, пока ты не докажешь, что не лжешь. - Вот ему и первая задачка, еще не вкачастве раба, но уже в перспективе - угодить хозяину не зная, чего тот хочет  и как. Разваливаюсь  в кресле, скрещивая ноги, и внимательно наблюдаю за тем, что же парень будет делать дальше.

+1

9

Отрицательно качнув головой, понимаю, что все так же не до конца осознаю масштаб "бедствия". Тем не мене, желание влезть, очертя голову, в неизведанное становится лишь сильнее.
  Стараюсь лихорадочно сообразить, что делаю не так, но ничего не понимаю. Во всем, что удалось мне прочитать, нет ни слова о подобных процедурах, или же я слишком слеп. Тем не менее, слова Дэвида пробирают как электрический ток и я уже готов служить, чтобы только он смотрел благосклоннее. Не похожее на меня желание, совсем не похожее, но его испытующий взгляд подталкивает минимум не молчать.
  Не слишком уверенно стаскиваю с себя кофту, мельком смотрю на дядю и внутри все подводит. Снова опускаю глаза к полу, куда шлепается легкая шерстяная вещица. "Зачем только я не вытащил это кольцо из пупка?" - почему-то за эту маленькую бирюльку становится стыдно. Следом снимаю и брюки, сбрасываю с себя всю одежду, развожу плечи.
- Мое тело принадлежит вам, Хозяин, - словно кто-то дергает меня за язык, заставляя смущаться собственного голоса и хрипловатой, появившейся от волнения, интонации, и постепенно завладевающего телом возбуждения. Нет, я точно какой-то неправильный, раз добровольно иду на это. Поворачиваюсь спиной к нему, склоняя голову, выжидающе и покорно, - Мое место - у ваших ног,  все, что я желаю - служить вашему удовольствию. Вы вольны делать со мной все, что пожелаете.
  Умолкаю и без дальнейшего приказа даже не двигаюсь. Да, ему придется всему меня учить, хватит ли у него терпения... будет видно. Меня же слегка знобит, словно только что на меня вылили ушат ледяной воды, но это нервное, это пройдет.

+1

10

Смотрю на то, как парень раздевается, медленно стеснительно, словно и не трахал я его в своем кабинете, не оставлял шрамы на хрупком теле, словно не порол линейкой. Он поворачивается спиной, демонстрируя снова девственно белую кожу ягодиц. Чувствую, как острым комом нарастает возбуждение. Хочется снова изукрасить его тело следами от плети, или стека. Заставить его стоять на коленях и сосать, загоняя ему по самые яйца. Передергиваюсь, когда слышу его дрожащий голос. Он говорит о том, чего хочет он,. Но совершенно не в тему к моменту прошения ошейника.
- Ты говоришь о себе, о том, чего хочешь ты. Раб не может иметь своих желаний, он только угадывает и выполняет желания хозяина. – Встаю из кресла и бесшумно подхожу к дрожащему от нервного перевозбуждения парню. Чувствую сухость во рту и слегка морщусь – мне сейчас лечиться надо, а не ошейник рабу давать. Резким движением подбиваю коленом под колено парню, чтобы он упал на колени. Беру за волосы, и заставляю запрокинуть голову.
- Во-первых, тварь, оброащаешься ты ко мне только «сэр». Во-вторых, в глаза смотришь только если я разрешаю, в третьих – носишь и делаешь только то, что я скажу, за каждый удар ты благодаришь без напоминания. В четвертых – за любую малейшую провинность ты будешь наказан – жестоко и без шанса на помилование. Обучать тебя я буду здесь, в своем доме, жить ты тоже будешь здесь – пока будешь носить ошейник. У тебя ровно час, чтобы привезти минимальный набор вещей. Опоздаешь – мне не нужен непокорный и непунктуальный раб.
Наклоняюсь над ним и резко целую, что бы в следующее мгновение, сильно и резко ударить по лицу – силу уже не сдерживаю, он сам сделал свой выбор. И выхожу из гостиной – искать ему ошейник, потому что такого в доме фактически и нету.

+1

11

- Извините, - вздрагиваю, опуская плечи.
  Все правильно, он отчитывает меня за то, что я забылся. При моем положении яканье - непозволительная роскошь, за которую меня ждет наказание. Впрочем, Дэвид на редкость терпелив. Пока терпелив и это я хорошо понимаю, прислушиваясь к шорохам сзади, но упускаю тот момент, когда он оказывается за спиной и попросту сбивает меня с ног.
  Падаю на пол, больно ударившись коленями и тут же морщусь от рывка за волосы, откидывая голову назад, но упорно смотрю куда угодно, только не на его лицо, пока мне разъясняют правила"этикета". Стараюсь все запомнить, хотя и знаю, что не раз получу, и не только по шее.   Замерев, внимаю каждому его слову, боясь даже дышать. Пока для меня все понятно, собственно, вряд ли что-то вообще из этой речи может быть не ясно, а если что-то и забудется - для меня всегда уготовано наказание.
- Спасибо, сэр, - выдавливаю из себя, в ответ на удар, отрезвляющий после жесткого поцелуя. Голова в тот момент мотнулась, словно у куклы, безвольно, будто держится на тонких нитях.
  Дождавшись, пока дядя уйдет, встаю с пола и одеваюсь, быстро, стараясь не отвлекаться на ноющее лицо. У меня всего час, чтобы разобраться со всем, собрать вещи и вернуться. Зная себя, я должен рассчитать время так, чтобы вернуться раньше.
  Домой добираюсь своим ходом, запираю скутер и поднимаюсь наверх. Быстро вытряхиваю из шкафа все вещи, запихиваю в сумку лишь самое нужно и того немного, что у меня есть. Остальное даже не удосуживаюсь убрать на место - времени, осталось лишь на обратную дорогу, для чего вызываю такси. Казалось бы, этот час - еще один шанс обдумать и принять последнее решение, которое перевернет всю мою жизнь с ног на голову, но я уже решил, не волнуясь ни о том на кого бросают квартиру и магазин. Хотя, нет, из такси набираю сообщение одному из приятелей и прошу изредка наведываться, вру, что нужно срочно уехать на родину матери, к той дальней родне, которую я в глаза не видел. Что я творю? Кажется, я лишился разумом в погоне за своей безумной идеей. Тем не менее, еще за десять минут до истечения срока, моя сумка плюхается на пол в гостиной Дэвида, рядом с моими ногами.

0

12

Мажордом сообщает о возвращении племянника, и о том, что тот в гостиной. Удивленно приподнимаю бровь -  я был  уверен, что после моей бравады он сбежит и передумает. Но все же ошейник ему нашел. Хороший такой - на первое время будет самое то, что бы понял, что церемониться с ним никто не будет. Собираюсь, и иду в гостиную, где уже трется возле своей сумки Валентин. На его лице четко заметно покраснение от моего удара, фигура сгорбленная, в ожидании, словно он боится, что я выгоню его, передумав, или найдя себе другого раба за это время. 
- Оставь сумку и пошли. - Разворачиваюсь и иду вперед, не оборачиваясь  и не собираясь его ждать. Длинная дубовая лестница ведет на крышу, закрытую стеклянным куполом - самое тихое и самое изолированное место  в доме.  Сумерки уже опустились на город, и неяркий свет, горящий в помещении, наполняет его странной, тяжелой атмосферой, особенно учитывая то, что  в дальней части его - тяжелый дубовый стол, на котором в произвольном порядке выложены орудия, которые ему предстоит испытать на своей шкуре. Рядом со столоом - козлы,  в потолок ввинчен крюк - как раз достаточный, чтобы примвязать непокорного раба, крест, и еще несколько "тренажеров", которые легко принять за орудия средневековых пыток. Впрочем, хватает тут и знакомых вещей, но зачем именно они тут нужны, понять до их применения сложно.
- Тряпье оставляй у входа и иди сюда. - Ухожу вперед, к столу, не давая ему уже времени на раздумье, как только я запер тяжелую дубовую дверь, у него не осталось выбора.
Разворачиваюсь к обнаженному парню, держа в руках то, что он будет теперь носить. Ошейник сделан из плотной кожи, в три пальца шириной, от него отходят четыре цепочки, из тяжелого сплава. На кончах двух из них - прищепки на соски, третья длинее - с петлей, чтобы одеть на основание члена, а четвертая расположена сзади, самая длинная, с анальной пробкой, покрытой мелкими шипами, едва различимыми глазом.
- Я дарую тебе свой ошейник раб, чтобы ты служил мне бездумно. - Звучит пафосно, но в такие моменты без пафоса тяжело. Застегиваю ошейник, и отхожу, давая ему самому заковать себя в странные оковы рабства.

Отредактировано David Ross (2013-09-26 01:44:03)

+1

13

Мельком глянув на свой скарб, оставляю его лежать там, где оставил и иду следом за Дэвидом. Возможно, все эти вещи мне больше не понадобятся. Интересно, что с ними сделают? Выкинут, или уберут куда-нибудь до лучших времен, пока мое рабство не кончится. Рабство, которому никто не давал срока. Глупо думать об исходе, еще даже не вступив на тот откровенно темный путь, который сам для себя выбрал.
  Я украдкой осматриваюсь по сторонам, стараясь быть как можно менее заметным, и, скорее всего, у меня будет достаточно времени, чтобы успеть выучить местоположение комнат в этом доме, но хотя бы так на данный момент я могу успокоить поднимающееся волнение. Архиглупо бояться уже принятого решения. я сам отдал себя на милость этого человека, вверил в его руки свое тело и жизнь и теперь добровольно отказываюсь от прежней жизни ради его ошейника и жизни у его ног. Не сожалею ни о чем, да и сомневаюсь, что стану сожалеть. За душой лишь небогатое имущество, а в жизни - нет ничего и никого, даже питомца, к которому бы хотелось спешить домой.
  Каждый шаг по лестнице отдаляет меня от прошлой жизни, вселяя разум покорность каждому слову и действию идущего впереди человека. Он закрывает дверь, и я безропотно раздеваюсь до нага, оставляя одежду прямо на полу. Становится прохладно, а кожа покрывается едва заметными мурашками, но это не сильно беспокоит. Я не смотрю по сторонам, хотя следовало бы - арсенал дяди: все эти предметы и тренажеры, наверняка, повергли  бы меня в глубокий шок от увиденного.
  Молча, подхожу к Дэвиду, все так же не смотря на него, а куда-то в паркетный пол, словно полосы на дереве, бывшие когда-то годичными кругами, подобно руническим табличкам способны предсказать мою дальнейшую судьбу. Я и сам догадываюсь, но назад уже дороги нет. Себе я больше не принадлежу.
- Спасибо, сэр, - голос кажется до уродливого хриплым, когда широкая кожаная полоска схватывает горло. Она кажется неудобной и наверняка будет натирать, с ней уже трудно дышать... но это еще не все. Звякнув, кожи касаются цепи, оттягивающие и без того непривычный осязанию ошейник, они холодят кожу. Смотю на них и понимаю, что примерное назначение для всех "украшений" что понавешаны на их концы, я знаю. Значит, дальше я должен сам?
  Секунду подумав, начинаю довершать свое рабское облачение, сначала одевая на основание члена петлю, для чего приходится склонится, а когда выпрямляюсь - "силок" подтягивается, сдавливая. Затем цепляю на соски прищепки, уже искусывая губы от двояких ощущений. Но самое странное, пожалуй, ждет меня на самой длинной цепи. Подтягиваю в ладонь плагу и нервно сглатываю, понимая, что ничего больше, ни смазки, ни разрешения использовать хоть что-то в этом качестве у меня нет.  Так и хочет поднять на хозяина вопросительный взгляд, но этого мне не позволено. Вместо того вздыхаю встаю на колени, широко их разведя, упираюсь свободной рукой в пол, на ощупь проводя между ягодиц узким концом плаги, пока он не упирается в анус. Слегка надавливаю и поворачиваю, заставляя мышцы раскрыться, под неспешными поступательными движениями.  Даже думать не хочу, что это хоть сколько нибудь возбуждает, но тело словно живет своей жизнью. Это похоже на изнасилование самого себя, но чувствую, что за нерасторопность я получу наказание, и тем не менее, сильнее надавливаю на пробку, вжимаю голову в плечи, загнано дыша, пока преодолевая сопротивление неровный из-за шипов предмет глубже погружается в тело. Без подготовки это даже чересчур больно, на сухую так терзать себя, и я жмурюсь, чувствуя образовавшуюся в уголках глаз влагу, чуть поднатужившись, ввожу последний элемент облачения в себя до упора и убираю руку, едва не утыкаясь лицом в ботинки хозяина, безмолвно ожидая дальнейших приказов.

0

14

В Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » bound'n'fucked