Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » One day of your panish


One day of your panish

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Tom Flatcher & Jane Marano
Место: школа Тома (15 сентября)
Погодные условия: вечер, немного облачно, собирается дождик
О флештайме: Обычная тренировка, но с маленьким косячком, из-за которого Тому придется звонить Джейн. Она приедет, все разрулит, наорет заодно.

Отредактировано Tom Flatcher (2013-10-07 22:50:03)

+1

2

-Эйдан! Эйдан! Эйдан, твою мать! – в пятый раз накрывая парня перчаткой-лапой по макушке, Том уже начинал во всю беситься. – Ну как ты, остолопина, не понимаешь,  что бью я тебя уже, б**, в пятый раз справа, и ты все, с**а, морду свою сюда подставляешь!!!! Я не ращу мальчиков для битья и зарабатывания титулов другими рас*****ми, понял??!! Туда захотел?? Катись! – хорошенько пнул паренька под пятую точку, снимая с рук перчатки, гулко бросая их на ринг, падая рядом. Паренек, снимая защиту с головы, сжавшись, сидел на табурете в углу ринга и шевелил губами, чуть прижимая, потому что нижняя была чуть подбита.
Даже за пять лет здесь мужчина умудрился воспитать уже достаточное количество чемпионов и просто талантливых ребят, у которых была предрасположенность к такому виду боя, и он смог его в них раскрыть и развить, гордясь этим. А то, что сейчас примерно четверть большого зала, где видели на крепких цепях боксерские груши, пол был устлан материалом, напоминающим ринг, стояли тренажеры, занимала масса народу, которая хотела боксировать, то явно в них не было той жилки, которая позволяла стать хоть немного асом. Вытерев пот со лба, взглянул на мальчишку.
- Иди к груше и тренируй хук правой. И не дай Бог тебе, когда я подойду, не свалить им Тайсона в нокдаун! И к Джереми больше не подходи… - проводил его взглядом, улыбаясь. За полгода паренек так и не научился подымать ограждение ринга с удобством для себя.
Сейчас в зале занимались десять спарринговых пар, еще десять человек занимались на грушах, а к нему с чуть плотоядной улыбкой шел тот самый Джереми. У этого паренька был явный талант к мордобою, но для бокса он был слишком неуправляем и стихиен. Том все собирался поговорить с ним насчет его перехода в кик-боксинг, но пока у тренера на этого «мальчугана» были свои планы.
Но не успел он и перчаток своих натянуть, как по залу разнесся сначала звук удара, потом сдавленным вскрик. Преполошились все, а тренер уже бежал в сторону происшествия.  Новенький паренек, кажется, Джон, или Джек, поднимался с пола, неуклюже прикрывая рукой в перчатке правую половину лица, которую всю начала заливать кровь.
- Какого долбанного хрена здесь… - оглядывая «место преступления», понял все практически в мгновение ока: парни были в спарринге, более опытный Тони слишком сильно нанес партнеру удар, тот, видимо, неправильно выставив ноги, легко потерял равновесие, и приложился об острый угол снаряда. Защиты на голове, конечно же, почему-то не было.
-Тони, снимай с него перчатки и майку, ей закрой рану и веди в мой кабинет, пусть сядет там на диван. Ждите меня там, - поднимая парнишку, оглядел масштаб ущерба. На полу была лужица крови, весь контингент бойцов столпился вокруг него, непонимая, в чем дело и явно уже без особого желания продолжать тренировку.
-Хорошо, ладно, - поднимаясь с корточек, закрывая собой грязь на полу. – На сегодня с вас хватит. Жду через день в это же время, - без эмоций, в конце сжав губы в тонкую нить. Он просто ненавидел, когда такое случалось с его учениками. Особенно под конец дня. Особенно, когда вскорости на тренировку придет очередная группа солдат. И светить все это было совершенно нельзя.
Быстрыми шагами пересек зал, прикрикнув уборщице все быстро привести в порядок, сложив руки за спиной и коря себя, что мобильный мирно лежал на столе в кабинете. Сейчас бы он уже вызвал того человека, который ему был нужен, и не тратил время зря.
Вошел, практически не глядя на парней, неуклюже прижимающих окровавленную тряпку к лицу.
-Алло, Джейн, привет. Как дела, рад тебя услышать, давно не видел, все такое, трали-вали, ты знаешь, зачем я звоню, и прошу, поторопись. Нужно зашивать, - стоял сбоку стола, теперь смотря прямо на них. –И подскажи в двух словах, как я пока могу остановить кровь?

+1

3

Ночь выдалась тяжелая. Джейн как мясник только и успевала убирать руки от пациентов, отмываться и снова, переодевшись, к столу оперировать. Счет десять ноль в ее пользу. Из операционной она выползала, еле передвигая ноги. Встретив по пути главного врача, сказала, что хоть пусть ее увольняет, но она не может сейчас нести ответственность за жизни, так как сама почти зомби. Он как всегда посмеялся над ее юмором и отправил домой отсыпаться. Переодевшись, Марано помахала рукой новой смене, пожелала удачи и вышла на подъездную дорожку. Водители карет с красным крестом сигналили ей в след, но девушка лишь улыбалась и посылала воздушные поцелуи.
На станции метро было практически пусто. Одинокие пассажиры едва ли не спали в столь ранний час на лавочках остановки в ожидании поезда. Джей не стала садиться, боясь заснуть, достала телефон и набрала брату.
Джейсон еще та соня, и если его не тормошить, то в университет он опоздает, или вовсе не пойдет. А запрется в зале, отдаваясь этому убийственному спорту – боксу. Он и слышать не хотел о завязывании с этим увлечением. Том, его тренер, знал как поддержать в нем интерес и страсть, что ужасно бесило саму Джей.
- Джейсон, подъем, - чуть ли не прыгая на месте от волнения и нарастающей злости на брата, шептала девушка. – Джейсон, ну слава богу. Ты встал? Отлично. Что завтракал? Да, я как мама. И не стоит ерничать. Я скоро дома буду. А тебя чтоб и след простыл из дома, и появился этот след в университете, а не на боксе. Понял? Джейсон, я предупредила. Я тоже тебя люблю.
Улыбаясь, она отключилась. Это несносное создание, в виде чудного братца, всегда знало, как ее успокоить, сказав три слова и отключиться.
Из-за поворота показался поезд. Полупустой вагон хоть чуть заполнился пассажирами. Джей упала на кресло, обнимая сумку, натянула на нос бейсболку, скрывая лицо (она не любила, когда на нее спящую смотрят), провалилась в сон, стараясь не пропустить остановку. Она ездила по наитию, так как практически всегда старалась доспать часы свои. И привыкла в уме считать повороты рельс. На двенадцатом повороте она выходила. Вот и сейчас, качаясь в такт рельсам, уснув, все равно считала зиг-заги. Стоп, произнеся в уме, девушка открыла глаза. Потерев переносицу, пытаясь себя пробудить, вышла на станцию. До дома еще идти километра два. Джейн решила по пути перекусить, купив минеральной воды и булку. Идя по тротуару, она разглядывала просыпающийся квартал, спешащих и снующих людей, почесывающихся собак, мяукающих кошек и прочие движения жизни.
Дома был как всегда беспорядок.
- Джейсон, ведь ты не встал, когда я звонила, - ворчала Джейн, ходя по квартире, собирала вещи брата. – Опоздал, наверное. Ну, погоди засранец, я тебе устрою мозгочистку.
Покидав грязные вещи в машинку, нашла в холодильнике молоко и сыр, поставила греться. Сама же забралась в душ, предвкушая сон, глубокий и без снов. Она устала видеть родителей. Но в силу своего научного ума, отметала всякие походы к гадалкам и прочей эзотерике. Надев короткие шортики и майку, выпив согретого молока, перекусив сыром, с наслаждением рухнула на кровать, моментально отключаясь.
Я сплю. Мир я для тебя отсутствую. Имейте люди совесть оставьте меня в покое. Едва не плача от усталости, она потянулась к источнику звука. Сотовый плясал на тумбочке, жужжа как назойливая муха. Взглянув на экран, произнесла:
- Том? – нажав кнопку приема вызова, прошептала: Привет. Больше ничего не смогла вставить. Флетчер как автомат выдал ей информацию. Услышав о травме ребенка, Джейн проснулась в один момент – Стоп. Слушай, - спрыгивая с кровати, она побежала к своей аптечке,  что держала для Тома, посмотреть все ли у нее есть для такой пусть и пустяковой, но операции. – Помой руки, возьми в сейфе у тебя есть стерильные салфетки, двумя руками чуть сожми края раны, переложив меж тканью лед. Не трогай парня, чтобы кровь не так сильно бежала по телу. Флетчер, ты никогда не звонишь с приятными новостями.
Она отключила телефон, как ураган стала носиться по квартире, собираясь. Выскочив из квартиры, она позвонила Джейсону:
- Ты из университета едешь домой. И только попробуй появиться в зале, я прибью вас обоих. Я все сказала. Я тоже тебя люблю.
Сжимая рюкзак с лекарствами и инструментам, она свернула на улицу, ведущую к залу. Быстрым шагом было минут тридцать. Но в машину она не сядет, хоть что ей пообещай. Пусть терпят. А Тому полезно совесть свою почувствовать. Ворвавшись в зал, Джейн крикнула:
- Флетчер! Ты где?
Из открывшейся двери показался мужчина. Она быстро прошла в личный кабинет тренера, огибая по пути висевшие груши, перепрыгивая через перчатки, скакалки, защиты. Протиснувшись между дверью и Томом, Джейн увидела испуганное лицо парня.

Отредактировано Jane M. Marano (2013-09-26 17:55:00)

+1

4

Внимательно слушая своего персонального Асклепия, все больше сводил брови к переносице, наблюдая за двумя парнями, которые уже совсем неумело стали просто легонько прикладывать мокрую от крови майку к ране, вместо того, чтобы посильнее прижать ее, сведя ее края и не давая крови вытекать.
-да, спасибо, жду тебя, справлюсь пока, думаю, но давай быстрей, ато мои обезьяны сейчас тут накосячат еще больше, - резко отключив звонок, швырнул мобильник об стол, подбегая в парню, отвешивая ему хороший подзатыльник.
-Я тебя зачем сюда притащил, дибила кусок?? Ты рану ему зажимай, а не на моську его бледнеющую смотри, имбицил, будто он из тебя все мозги выбил, ё* твою мать! – с силой взял его ладони в свои, нажимая на голову пострадавшего, что он аж заорал от боли.
-Заткнись, сынок, надо было смотреть, куда ты падаешь, чтобы уж наверняка разнести свою непутевую голову, а ты отделался только разрывом, ай-яй-яй! – мужчина был зол, словно целая преисподняя чертей, прыгающих вокруг костров с кипящим маслом, а там вдруг потух огонь. Яростно зыркнул на обоих, что они сразу присмирели, затихнув, замерев в тех позах, в которых их оставил злобный тренер.
Сам же Том уже резко распахивал дверцу сейфа, доставая все, что продиктовала Джейн, хотя вполне был уверен, что что-то все равно что-то забыл. Грубо оттолкнув парня от пострадавшего, швырнув в его сторону окровавленную тряпку, с которой, слава Богу, кровь еще не сочилась, значит, не слишком-то все и плохо. А сам Джон, да, все-таки его зовут Джон, нехорошо побледнел, успокоился, и просто скулил.
Жестко матерясь про себя, Том кинув все, что ему было нужно, на диван рядом с ним. Руки боксера чуть тряслись, он волновался, что будет немного поздно, хотя мозгами понимал, что из-за этой в принципе пустяковой раны ничего серьезного быть не могло и не будет. Аккуратно, все же забыв помыть руки, вытащил ворох кусочков ткани, выхватив два, несильно надавил на рану, пытаясь собрать ее края, от чего по лицу потекла тонкая струйка крови, а парень, увидевший ее, побледнел еще больше.
-о, красавец, слабак ты знатный, раз такой капельки испугался… А если тебе на ринге нос разобьют, или челюсть выбьют? К маме побежишь? Не ори!! – слишком резко ответил, собирая другой салфеткой эту струйку, а этот пацан давай завывать на высоких нотах. – Баба ты! Слабак ты!
Тони жался у двери, со страхом смотря на парочку, сидевшую на диване. Том запрокинул голову парня на спинку дивана, только поняв, что пора менять тряпочки, как по залу разнесся ее звонкий голос.
-Подошел. Взял. Держи, как я держал, понял? – зыркнул на Тони, практически не отпуская своих рук, пока не почувствовал, что его мускулистые руки не держат крепко повязку, встал, держа руки вытянутыми, окровавленные пальцы неся кверху.
Толкнул дверь боком, выходя на площадку, с которой открывается вид на весь зал, помахал своей Панацее рукой.
-Ты что-то быстрее чем обычно, в нем как раз крови осталось грамм двадцать, - улыбнулся, заходя в комнату вслед за ней. Она была сестрой его любимого ученика, славного парня, сама по себе отличный человек, приходящим на выручку непутевому ему и его архаровцам практически всегда. Единственный ее минус был в том, что она просто ненавидела бокс и всеми силами своими старалась от этого «убийственного спорта», как она всегда кричит на них с Джейсоном, находя все новые и новые аргументы «против». Но парни, встав плечом к плечу, два таких амбалчика, лишь переглядывались, спорили с ней, в мозгах своих соображая, сколько же нужно тренировок и спаррингов для следующих соревнований, чтобы выиграть первый приз.
Встав рядом с Тони у двери, наблюдая, как девушка работает, в прямом смысле слова колдуя над парнем. Только сейчас заметив, что не мешает и руки свои грязные помыть, опять толкнул дверь, направляясь в свою ванную комнату, где открывает большой напор воды, чтобы оттереть засохшую кровь в пальцев. Смотря на себя в зеркало, отметил про себя, что тренажеры нужно поставить или в другую комнату, что, скорее всего, не будет выполнимо, либо жестко поставив в одно определенное место, куда даже при хорошем ударе парни попасть не смогут. Вытирая руки, вышел, а когда вернулся, Джей уже практически заканчивала работу. Снова встав рядом с Тони, заметил, что тот куда-то смотрит, сосредоточенно и не мигая. Проводил его взгляд и понял, что парня надо выпроводить, что незамедлительно и сделал, отправив переодеваться и ждать внизу. А сам непроизвольно засмотрелся: на копчике Джейн, из под полосы брюк, немного приоткрывалась кожа, где примерно в районе копчика красовалась тату дракона, свернувшегося в подобие клубка. Сразу заворочались мысли, откуда у нее могла взяться такая татуировка, зачем она ее сделала и как давно, если постоянно лепит перед ними с Джейосном личину доброй мамочки-клуши с полностью безупречной репутацией.
И за этими мыслями он не успел убрать своё заинтересованное выражение лица, как она поднялась и уже смотрела ему прямо в глаза, меряя ее физиономию сердитым взглядом.

+1

5

- Немного не уместно Том. Пытался разрядить обстановку? - подходя к мальчику, оглянулась на мужчину, - Попытка провалилась.
Повернувшись, она встретилась с испуганным взглядом парнишки, который смотрел на Джейн, вжимаясь в диван, готовый провалиться, исчезнуть, но только бы не даваться в руки эскулапу, хоть и такому обаятельному. Поставив рюкзак на пол, Джейн присела перед парнем на корточки:
- Успокойся, я просто гляну. Мне нужно с ориентироваться что делать. Но не думаю что у тебя все так трагично, - улыбнувшись, отняла окровавленную материю от его лица. Набухшие края рваной раны, слегка пульсируя, дергались. – Как тебя зовут?
- Джон, - еле слышно прошептал мальчишка, пытаясь сесть, но Джейн руками придавила его обратно.
Кивнув, Марано приложила салфетку чистую к ране и встала, сердито скользнув взглядом по Тому, придвинула столик журнальный, убрав с него журналы. Заглянув в сейф, достала бутылку спирта, салфетки и стерильную прокладку под инструменты. Подвинула лампу, так чтобы самой видеть все отчетливо, взяв стул как для бара на стальных ножках и с хорошей фиксацией на полу. Все, расстелив, достала операционный набор, перевязочный инструмент. Завязав высоко волосы, убирая их в высокий хвост. Отключившись от обстановки, Джейн сосредоточилась на работе.
- Сейчас я сделаю тебе укол, - как маленьким разговаривала она, комментируя все свои действия, набрала раствор новокаина в шприц. Парнишку начало трясти. – Лежи спокойно. Но для начала я смажу края раны заморозкой, чтобы и укол ты не почувствовал. Дай мне минут десять и будешь как новенький. Хорошо?
Джон кивнул, сжимая кулаки. Девушка, смазав руки спиртом, надела перчатки, чуть нагнулась к лицу пациента. Ее руки порхали как бабочки. Парень затих после укола, что очень облегчило работу Джейн. Положив на рану стерильную салфетку с вырезом в середине, тем самым прикрывая обзор всем, обработала разрыв. Кровь практически остановилась, что позволяло увидеть глубину раны, определить качество и количество стежков. Заправив нить в иголку, проговорила:
- Джон, сделаю тебе три стежка, значит шесть проколов. Ты сам уже почувствовал, что кожа онемела. А значит, ты не почувствуешь боли, лишь то, что я чуть буду дергать края раны, стягивая их. Это чуть неприятно. Просто неприятно, но не больно. Если ты хочешь, я буду говорить, что делаю? Нет? – парень в воздухе помахал ладонью, - хорошо. Обещаю, пять минут и ты готов.
Выгнувшись еще вперед, поставила ногу на диван, чуть легла на нее, освобождая плечи от нагрузки, сделала первый прокол. Джон даже не дернулся. Уверенная его спокойствием, проколола еще раз противоположную половинку, вытащив нить из иглы, уверенно связала узелок, отрезав лишние усики. На все ушло у нее меньше шести минут. Убрав салфетку с лица парня, Джейн смазала шов раствором антисептика, наклеила антиаллергенный пластырь. Отодвинув столик, чтобы не смахнуть с него нечаянно все, сняла перчатки, подняла парня и посадила, присев на корточки перед ним.
- Ну, вот и все. Смотри, - достав зеркало из рюкзака, показала тому его лицо. – Все аккуратно. Шрамы украшают мужчину. Но шрамы полученные в бою, а не по неосторожности. Ты должен будешь прийти ко мне на работу два раза. Первый раз я посмотрю что у тебя и как. А второй раз, я сниму швы. Приходи в любое время, я буду дежурить, так что неотлучно буду в госпитале. Но дома ты должен выполнять все, что я тебе напишу, - встав, подошла к столу Тома, нагло порылась на нем, найдя листок и ручку. Быстро написала процедуры и лекарства, отдала парню. – Ты все понял? Домой дойдешь или тебя проводить?
- Спасибо, я сам.
Проводив того взглядом, она тяжело вздохнув, сложила руки на груди, готовя в уме речь для Тома.
- Ты хорошо устроился, я тебе скажу. – Закипая как самовар, ходила по кабинету убирая все. -Звонок и Джейн как на вертолете прилетает. А если бы я была на работе, куда бы ты звонил? 911. У меня уже в печенках сидит ваш бокс! Я устала видеть на Джейсоне синяки и ссадины! Ты никогда не позвонишь просто, спросить как дела? Ты вечно дела мне впихиваешь, мол, Ты умная девочка решишь. Достало все. Я имею право уставать. Джейн не выспалась, а завтра опять на полуторосуток.
Скрылась в комнате с умывальником, открыла холодную воду, умылась, стараясь себя успокоить. Но усталость во всем теле только еще больше раздражала.

+1

6

Пока парень разглядывал тонкую полоску, рассекшую его бровь, в будущем которая превратится в эффектную точку пустоты в брови, Джейн доходчиво рассказывала ему обо всем, что нужно и что категорически запрещено делать, а Том все еще стоял и смотрел на нее. Может, конкретно из-за этой татуировки его зацепило сейчас… а может и нет…
Паренек быстро ретировался вон из комнаты, непонятно каким страхом движимый. Или же выражением лица тренера,  брови которого словно бы замерли у самой переносицы, грозясь остаться там навеки, являя миру полностью грозное и непримеримое выражение лица, будто все вокруг всегда во всем виноваты, были, есть и будут, и ему, Тому, за них всех отвечать. Руки боксера были сложены на груди, напряжены, пот с них уже высох, но мышцы бугрились от напряжения. Спина ровная, ноги тоже, нешироко расставлены, но для удобной опоры. Когда Джон проходил мимо, Том никак не изменил ни выражения лица, ни своей позы. А зачем? Пусть лучше побаивается и благодарит Бога, что, сам нарвавшись, в прямом смысле, отхватив горстку неприятностей, закрывать их самому придется только перед своей мамочкой и девочкой, с которой он проводит время, а всю остальную работу сделал тренер. А спасла его эта девушка.
Вообще в этой ситуации виноват частично, даже в большей мере, сам Том. Уделяя время профессионалам и полупрофам, но иногда порядком забывал о любителях и новичках. И получил по заслугам. Хреновый из него тренер тогда выходит, раз он не в состоянии уследить за всеми, кто пользуется его услугами. Хотя, с другой стороны, даже с двух сторон, куда смотрели младшие тренера? И сам паренек куда смотрел, когда двигался в направлении опасной железяки, которую не заметит только слепой или человек в полностью отсутствующим инстинктом самосохранения. Лицо Флетчера полностью выражало задумчивость. Главное, что волновало его сейчас, чтобы из этого инцидента не развели огромной бучи в плане того, что в его школе увечат учеников и все такое прочее, как любит это делать вторая местная газета, которой «для перчику» всегда не хватает тем. Это не могло не волновать, но не в плане престижности заведения и себя любимого, а в плане конкретного появления это новостенки в этой газетке. Опять же, принцип. У него в основном занимаются люди со стабильным и крепким достатком, и их дети, но цены вполне могли позволить посещать занятия человеку, у которого с зелеными бумажками в жизни небольшой напряг. И вообще, хозяин наметил небольшой косметический ремонт и закупку нового инвентаря, так что денежки сейчас бы не помешали.
Теперь они остались вдвоем и Джей, как всегда, не упустила момента начать его вычитывать.
- ну, не на вертолете, можно и побыстрее, но спасибо за оперативность, - опираясь на косяк, чуть расслабив спину и скрестив ноги, стоял, следив за ней лишь глазами. – Если бы ты была на работе, парень бы умер от кровопотери. Не, серьезно, ты права, пришлось бы вызывать добрых дядь-докторов из скорой помощи. Но не могу не признать, что когда такие вот инциденты сходят не с рук без всяческого бумагомарательного документирования, это очень удобно и приятно, дорогая, - только улыбнулся, как Джейн завела свою любимую скрипку про то, что бокс это ужасно, что Джейсону здесь плохо, что Том не бережет его и вообще, такое бесполезное растрачивание времени не стоит ни гроша в этом мире.
Закончив эту гневную тираду, девушка отправилась, наверняка, мыть руки, а Том решил поменять свое место дислокации на привычное ему его личное кожаное кресло, по пути к вожделенному месту, закрывая сейф на замок. Опустил свой зад на сидение, не мигая, смотрел на блестящую металлическую поверхность настольной лампы. В голове настойчиво пульсировала мысль: «Она права! Ты просто пользуешься ею!». И то, что это на самом деле было так, отрицать было нельзя. Это было бы полном свинством и неуважением по отношению к ней и к тому, что она сделала и делает для школы Тома. Как только Джей сказал, что сестра врач, Том не мог не попросить его, чтобы она приезжала их выручать. Это длилось уже достаточно долгое время, и пока Том ни разу, кроме как достаточного количества «спасибо», никак Джейн не благодарил. А вообще посетила его эта мысль вчера, когда два солдата расфигачили друг другу носы, и был вызван доктор, которому за работу практически сразу был вручен некий конверт. Понимая, что Джей делает намного больше, чем простое вправление носа, не благодарить ее за это на самом деле кощунственно.
Когда девушка вернулась в комнату, мужчина так и смотрел на лампу, только на столе вместо горы бумаг стоял подарочный пакет с изображенными на нем розами.
- Я подумал, что на самом деле ни разу не отблагодарил тебя, как полагается. Вот, возьми. Я не знал, какой ты предпочтешь, поэтому выбрал на свой вкус, - жестом пригласил ее сесть напротив, пододвигая ей пакет. –А насчет бокса… Ты же понимаешь, что просто так вот, по одному твоему слову это нихрена не прекратится. Это моя школа, мои ученики, и Джейсон сам сюда пришел. И ты не имеешь право решать за него. Какая тебе разница, где он поучит эти синяки, от каки-нибудь амбалов, не сумев от них защититься, или здесь, в тренировке и отработке, чтобы эти амбалы боялись даже на него дыхнуть?! Он не бросит спорт, и я не дам ему бросить. Ты это знаешь! – подался всем телом вперед, вытягиваясь почти к самому ее лицу, широко раскрыв глаза. На шее от напряжения появились вены. Но сейчас она казалась ему такой привлекательной, что появилось просто безудержное желание взять ее личико в свои руки и страстно поцеловать ее.

+1

7

Оперевшись руками о края раковины, Джейн опустив голову, равномерно глубоко дышала. Том всегда выводил ее из равновесия. Его вечно смешной тон, шуточки раздражали, так как она не понимала, серьезен он или нет. В зеркале на нее смотрела молодая женщина с уставшим взглядом. Залегающие еле видные круги под глазами говорили о ее недосыпе. Шум воды отвлек Джей от созерцания самой себя. Девушка нагнулась, смачивая лицо ледяной водой, придавая бодрости цвету кожи. Чуть раскрасневшись, полотенцем, что висело на вешалке, промокнула стекающую воду с лица и шеи. Его аромат пропитал этот мягкий кусочек материи. А у парня есть вкус на парфюм отметила про себя. Выйдя из комнаты, обнаружила Тома сидевшего и уставившегося в одну точку. Удивленно подняв бровь, Джейн коснулась пакета, но смотреть не стала, отвлекаясь на его слова. Опустившись в предложенное кресло, девушка сложила руки на груди, опять, нет вернее снова, начинала закипать.
- Бокс. Бокс. Бокс – пальцами сжала виски. Это слово вызывало в ней все что угодно, но только не приятные чувства. – Что-то еще в этой жизни тебя интересует? Или все. Программа исчерпана, и после слов «ЦИКЛ» все начинается заново? Где мне поставить перемычку, закоротить твою схему!
Чуть отпрянув от его близости, она немного пожалела, что приняла предложение присесть. Между ними пробегали мириады невидимых, но ощутимых, искр.
- Послушай. Джейсон пришел сюда за три года да трагических событий в нашей жизни. Ты сам помнишь, он не сильно то и рвался. Просто смена обстановки для него такого ветряного. Новый мир ощущений, адреналин для мальчишки. Но после всего, - она нервно сглотнула, но взгляда не отвела. - Ему нужно было мужское плечо, которое ты ему подставил. Я благодарна тебе, не могла заменить ему отца. Но сейчас он вырос, нужда в боксе отпала, Джейсон пережил все. Ты научил его многому, этого будет достаточно для достойного отпора амбалам. Прошу, умоляю – оставь его в покое. Скажи, что всему научил. Пусть учится.
Он никогда после вызова ее к себе, не приглашал к разговору «по душам». Поэтому Джей было немного неуютно с ним вот на таком расстоянии. Хотя танцы в баре должны были ее «закалить» к таким проникновенным взглядам. Но с Томом было все иначе. Границы исчезли. Между ними - ее руки и его взгляд, изучающе смотрящий ей в глаза.
- Я знаю, что интенсивные занятия прерывать резко нельзя. Поэтому думаю, недели все же хватит Джейсону бросить все это. И поверь его выдернуть отсюда в моих силах. Но этот разговор тупик, темнота, бетон перед нашими лбами, - протянув руку к пакету, Джей выудила духи. Удивленно посмотрела на Тома, распечатала и понюхала. – Прекрасный букет. Мне нравится.
Пошарив рукой по дну пакета, выудила оттуда увесистый конверт. Не веря своим глазам, девушка заглянула с внутрь. Ее терпению пришел конец. Резко вскочив с кресла, отталкивая от себя наклонившегося мужчину, швырнула пакет с внушительной суммой ему на стол.
- Ты решил меня купить? Флетчер! Ты совсем уже тронулся умом. Ручник жми! Я помогаю тебе просто так. Волонтер Джей Марано. Филантроп. Ископаемое, но не продающееся. – Обойдя стол, присела, открыв рюкзак, бросила туда духи, поднявшись, горько усмехнулась. – Обычного «спасибо» было всегда достаточно! Нет, ты решил все опошлить. Или у тебя мужской кризис, решил себя потешить, что все женщины падают к ногам, видя эти зеленые бумажки? Ошибся. Не все. Ищи себе другого «доктора». Прощай.
Обойдя стол, Джейн решила было уже выйти.

+1

8

Она достойно ответила ему на его выпад, и Том на самом деле понял, что эта девушка никогда не отступится. Слишком уж Джейн уперта в своем решении отвадить братишку от бокса, который ей был крайне неприятен.
- Цикл… да, ты полностью права. А по-другому никак. И как же мне объяснить тебе, что такой перемычки не существует?? Уже ни у твоего брата, ни, тем более, у меня, - опирался на костяшки кулаков, впиваясь ими в жесткую деревянную поверхность своего письменного стола. Чего только эта столешница не повидала, уже может похвастаться весьма заметными вмятинами от кулаков хозяина, когда он бы особенно эмоционален. Но такой безмолвной, застилающей разум, ярости он не испытывал довольно давно. Она, малолетка, смела ему указывать, что, куда, когда и зачем! Своими поступками, и даже этим рвением «вытащить» брата из его крепких когтей в боксерских перчатках и дать парню нормальную, в ее понимании, жизнь, действиями, отзывчивостью,  да и просто человеческой привлекательностью она уже давно завоевала себе уважение и даже подобие почитания со стороны Тома, но, черт его на том свете дери!, Джейсона таким способом она у него не получит!
И совершенно плевать, что она его сестра и официальный опекун! Парень просто Бог бокса, если сейчас отнять его у тренера, то вся пирамида и планы, выстроенные в голове предприимчивого на всякого рода бои и получение наград Флетчера полетит в огромные и вязкие тартарары только из-за того, что у Джейн вдруг взыграли ее женские чувства, одним слово собираемые и называемые «материнский инстинкт». Но и самое важное было то, что Том  знал, что сам Джейсон не бросит бокс. Это даже не обсуждалось, если бы это было не так, то вполне реальна остановка движения планеты, чет двери какого-либо спорт-зала, где занимаются боксом, закроются перед носом этого паренька по имени Джейсон Марано. И скорее одновременно взорвутся вес вулканы в мире, чем Томас Флетчер выпустит своего главного борца из своего спорт-зала.
Лишь слушая ее и наблюдая за ее, движениями, в Томе вес больше и больше кипела здоровая злость. Он понимал, что она права, что, возможно, не стоит делать из Джейсона профессионала премиум класса, а просто оставить таким же качком, который бцдет приходить в зал разок в недельку на пару часиков, мутузить грушу, выпускать пар и на этом ограничиться. А не проводить в зале все свободное время проводить в ринге, в спарринге с тренером, потому что другие парни уже явно не его уровня, колотя грушу, отрабатывая новые приемы, или выполняя бой с тенью под чутким его руководством. Нет, так просто Джейсона отдавать нельзя. Он стал Тому как сын, ну, на край, как младший братишка, в которого мужчина вложил всю свою душу, умения, навыки, всего себя. Нет, Джейсон не должен стать вторым Томом Флетчером. Он станет Джейсоном Марано, со своим стилем боя, со своим фирменным приемом и почерком выигрыша боя. И Том должен видеть, как Джей развивается, становится все лучше и лучше, а не отдать этой чести другому какому-то идиоту-тренеру.
Хоть она и закончила на весьма милой и примирительной ноте, весьма похвалив подарок, у Тома все ранво ярость уже начала застилать глаза, руки были очень напряжены, но больше ничем не выдавал он своего морального состояния. Но как только она дошла руками до конверта, и Том не очень ожидал ее выпада, и только напряженные руки спасли от падения попой в кресло. Конверт полетел на стол, а Том опутил глаза и сам сел в кресло. Она опять начала разговор на повышенных тонах, а тренер уже краем сознания надеялся, что этим-то разговор и закончится, что ей просто понравились духи.
Как только она оказалась у входной двери в его кабинет, то он, сам того не понимая как, сорвался с места, оказавшись первее у двери, чем она, прихватив со стона пакет.
-А теперь послушай ты, - быстро захлопнул дверь, прислонив е спиной туда, держа левой рукой за плечо. – Хуй с этими деньгами, но всякий труд должен быть оплачен. А ты меня там делаешь должником, а тебе, ципочка, я должным быть не желаю. И мне посрать, что ты их не возьмешь. Возьмешь, потому что я так сказал. В следующий раз отблагодарю тем, чем ты не швырнешь мне в лицо! – раскрыл конверт и высыпал банкноты ей на голову, но они практически все упали на пол. – а теперь о боксе. Тебе никто не давал права решать это за него или меня. Как бы тебе не хотелось, Джейсон останется здесь, будет тренироваться здесь, здесь он нашел свой второй дом!! И тебя коробит, что это произошло вне зависимости от тебя. И то, что это именно то, что ты ненавидишь больше всего на свете. Я не отбираю его у тебя, он и не уходит. Он, черт тебя возьми, развивается, стновится лучше!! И откуда ты знаешь, что в этой твоей гребаной учебе он будет так же хорош, как здесь?!! Ты же не видела ни одного его боя, не переживала за него, как полагается. Не радовалась его победе. И ты совершенно не понимаешь, что он чувствует, когда находится здесь!! А главное, он чувствует комфорт и свою нужность, что ты можешь предложить в замен, если он уйдет? – приблизился практически вплотную к ее лицу, щекоча своим дыханием и губами ее кожу, Рука сама по себе легка на ее попку, что оказалась очень упругой, и чуть сжала мягкую плоть. – Неужели тебе показалось мало тех бумажек, что ты от них так быстро открестилась?.. Так сколько же тебе нужно? – шептал, сомтря в ее глаза и чувствуя, что по коже побежал озноб, как и у нее. Губы сами потянулись к ее губам, сладко целуя, чуть оттягивая нижнюю губку своими, посасывая ее, как смакуя, рукой придерживая лицо, поглаживая попку, и с радостью отмечая, что получает ответ.

+1

9

Джейн только и успела, что обернуться на шум отодвигаемого стула, как оказалась словно «прибита» к двери его рукой. Подняв взгляд на Тома, она слегка опешила оттого, что увидела. Его глаза блестели, отражая ту бурю эмоций, что бушевали в нем. Она чуть дернулась, выронив рюкзак из руки. Мужчина готов был ее растерзать за те слова, которые она ему бросила в лицо. Но и извиняться Джейн не будет.
- Флетчер! Ты рассудка лишился! Прекрати, - подняв руки, прикрыла лицо, ощущая как купюры падают ей на голову. Начиная, а вернее продолжая кипеть внутри, Марано глубоко вздохнула, вцепившись в его руку, что держала ее, смотря, не отрываясь от его глаз. Возмущение обжигающей волной всколыхнулось в груди - четыре года ты считал, что так должно. Что ж тогда случилось, раз ты решил оплатить страховку своих учеников мне? Кто-то подсказал? Или сам догадался?
Они как два бойцовых петуха примерялись друг к другу, проверяя на крепкость свои нервы, жаля словами, пытаясь достучаться один до другого.
- Прекрати на меня орать! - она замахнулась, оставляя на его щеке легкий розовый след своей ладони. - Если я сказала Нет, то чтобы ты там не придумал, ответ будет таким же. И поверь, все, что ты должен мне, по твоим словам, я уже простила. Счет обнулен.
Она уперлась рукой в его плечо, пытаясь чуть отодвинуть Тома от себя. Но проще машину сдвинуть, чем  Флетчера. В который раз, наверное в миллионный, мужчина начал ей доказывать, что Джейсон рожден стать звездой кожаной перчатки. Мужчины уверены в себе на столько, что не замечают иногда очевидных вещей.
- Он мой брат! И ты знаешь, что решения за него некоторые принимаю я. Так что уйми себя в желании выпестовать из него универсального бойца. Он долженполучить профессию. Бокс не вечен. – На лицо ей упала прядь волос, приятно щекоча. Джей чихнула на мгновение прикрыв глаза. Но и этого было достаточно, чтобы Том приблизил свое лицо к ней. – Лучше? Разбитые костяшки пальцев, брови, губы – это лучше в твоем понимании?! Увечья, вот что дает твой бокс ему. Ты питаешь его как наркотиком словами. Мне звонят с университета, говоря, что он то прогулял, то на турниры уехал. Так не может больше продолжаться. – Ей уже начинало надоедать это все. Упираясь уже двумя руками, Джейн ощущала себя зайцем перед волком. Только кролик был с характером тигрицы. – Господи! Да мне хватает его латать дома, чтобы еще на трибуне сидеть и ликовать, как возбужденная кровью амазонка, крича лозунги призыва идти до конца! – Не успев схватить его за майку, руками соскользнула ему за плечи, пропуская его прорыв в ее пространство. – Он мало говорит о победах…
Часто дыша, Джейн ощутила в себе, что злость на Флетчера перешла во влечение к этому зверю, желание прикоснуться к его губам. Не отрываясь взглядом от лица Тома, она заскользила глазами по скулам, так небрежно покрытым щетиной, губам, что манили ее. Его дыхание обжигало, концентрируя все эмоции в тугом узле внизу живота.
- Мне нисколько не нужно, - шепча произнесла Джейн.
Едва взметнувшаяся в ней волна возмущения от наглости его руки, что так своевольно залегла чуть ниже ее поясницы, тихим рычанием отозвалась в ней. Девушка протиснула свою руку, опуская вниз, стараясь убрать его ладонь от ягодицы, охнула, почувствовав его перехват кисти, которую он чуть завел за спину, тесня ее окончательно к стене.
Чего скрывать Джейн, у тебя не было мужика пять лет. А тут такой самец. Но и эти мысли растворились также быстро, как и появились. Том пробуждал в ней то, что так старательно девушка спрятала внутри себя, считая увлечение мужским полом для себя потерянным в этой жизни, слишком роскошной растратой времени ее и сил. Она отдавала всю себя брату и работе. Может Марано заблуждалась, запирая женское начало под замок, отгораживаясь ширмой деловитости, загоняя себя в колесе жизни до предела, истощая.
Ее рот предательски раскрылся навстречу ему. Джейн горела, будто на костре страсти, его губы плавили кожу, оставляя, казалось ожоги последней степени, но боли не было. Существовал только он. Мужчина. Том. Том! Девушка жадно отвечала на его поцелуи, рукой притягивая его лицо к себе, слегка покусывая губы, царапая нежную кожу щек и подбородка о его щетину. Мужчина руками, опустившись на ее бедра, резко подсадил Джейн на себя, не прекращая сладкой, томительной пытки, терзая ее губы. Марано понимала, что проиграла этот раунд, но проигрыш был достойным. Слишком уж роскошен трофей. Распухшие от сладких истязаний влажные губы заскользили по устам мужчины, смешивая его горячее дыхание с жаром ее рта. Вкус его губ сводил с ума, заставляя с жадностью проникать к ним в ответном порыве.
Обхватив Тома руками за шею, девушка со стоном оторвалась от его губ, едва не задыхаясь, распахнула ресницы, всматриваясь в его бездонные, как озера, глаза потонув только от прикосновения взглядом к ним. Они обещали ей сладкий ад, наполненный муками страсти, жадностью похоти и нежностью наслаждения.
Проведя языком по контуру его губ, Джейн рисуя влажную дорожку, стала спускаться к его уху, оставляя легкий укус на нем, зубками царапая шею, оставляя небольшие кровоподтеки на плече. Отключившись от реальности, поглощенная им, сквозь дымку, что накрыла ее разум, поняла, что лежит на диванчике.

Отредактировано Jane M. Marano (2013-10-09 08:33:20)

+1

10

Ее отказ, произнесенный сквозь поцелуй, настолько добавил в эту ситуацию пикантности, что Том ну просто не мог не почувствовать свою нарастающую эрекцию, и не сжать сильнее ее ягодицы, просто наслаждаясь ощущением обладания этой упругой и нежной плотью, как будто ничего больше в жизни ему и не нужно было для полного ощущения счастья и гармонии в своей жизни и душе. То, чего порой не хватает многим людям на Земле – спокойствия. Его тело действовало практически само по себе, не то чтобы бездумно или на голом инстинкте или простой похоти, а так, как будто так и нужно делать, чтобы все было хорошо, здорово, и принесло обоим удовольствие и удовлетворение. Полный вынос мозга, прочь здравые мысли, лишь желание обладать ею, попробовать ее всю на вкус, насладиться самым прекрасным, что только могла создать природа. Да и еще притом, что сейчас Том чувствовал что-то непонятное, необычное. Такого с ним во время обычного секса не случалось. Да даже во время обычного секса обоюдного, хотя продажным боксер увлекался только в одном случае из ста. И насильником никогда не был, мы просто говорим о тех случаях, когда мужчине хочется секса больше, чем женщине. Его прошлым постоянным подругам что-то такое обилие половых актов начинало надоедать. Они грешили на его кризис среднего возраста, что он таким вот образом начинает самоутверждаться, совершенно не думая о их желаниях, что помешавшись на своем боксе, не может полностью выразить свое желание и энергию выплеснуть там, а не на них, бедняжек. Как только начинались такие разговоры, Том практически сразу уходил, вычеркивая истеричку из своей жизни. Это были многие, а ему все же нужна была та одна, которая поймет его во всем, как и он будет понимать ее, будут дополнять друг друга, с ссорами, но не по гребаным пустякам, ведь из-за каждого такого форде-бра хочется полностью забыться, броситься куда-то и больше не видеть этого человека. Может, из-за того, что сначала девушки выбирали его, старались что-то в нем менять… а сейчас что? Отсутствовал сам факт выбора?
Отказ, резанувший слух, лишь раззадорил, лишь взбесил, лишь усилил желание обладания ею. Его руки только плотнее сжали ее тело, сильнее прижимая к себе, давая почувствовать пахом, что она сейчас желанна и будет любима. Она стала так же жадно отвечать ему, как он пытался добраться до нее. Язык зарывался все глубже и глубже, лаская, дразня, играя с ней, наслаждаясь каждым миллиметром ее божественного рта. Тут в пору будет сказать, насколько же она вкусна, в прямом смысле слова.
Вкус дыхания просто опьянял его, отключая мозги уже по полной программе, она словно сеткой окутала его своей привлекательностью и желанностью. Мужчина уже не мог больше сдерживаться. Притянув ее к себе, уже удобно устроив ее ножки на своей талии, по интуиции, совершенно не глядя, стал отходить от стены, вроде помня, где находится диван. Все его внимание было сосредоточено на ней, сейчас она была центром его жизни, существования, соломинкой, источником счастья.
Она не уступала ему в ласках, была практически равна мужчине, но все же Том доминировал, особенно, когда мягко опустил ее на диван, сам склонившись над ней, опираясь коленом в пол, руками держась за нее. Целовал ее, прикусывая, посасывая мягкие губки, чувствуя ее шаловливый язычок, понимая, что только этого ему и было нужно. Правой рукой накрыл ее грудь, начиная легонько массировать, чуть пошатывать, оттягивать набухший сосочек под тканью майки, сдернув ее, оторвавшись от губ. Зрелище, представшее перед ним, было выше всяких похвал. Жадно припал губами, лаская, полизывая, прикусывая, оттягивая зубами вверх, в стороны, другой рукой уделяя внимание и второй груди, ощущал в душе полную гармонию. В голове проскочила мысль: «Это моя женщина». Оторвавшись от своего деликатеса, вернулся к ее губам, одну руку не убирая с груди, другой уже расстегнув пуговицу и молнию ее джинс, наская кожу под резиночкой кружевных трусиков.

+1

11

Казалось, что стены кабинета сжимаются, давя на них тяжестью, забирая пространство вокруг, сжимая помещение до маленького мирка, окружавшего диванчик, на котором двое познавали и открывали друг друга. Джейн будто проснулась от спячки, словно цунами набегала на берег крепости с именем Том, обрушивая на него страстные поцелуи, руша стены, представая пред ним в образе дикой девы, желавшей заполучить то зачем была затеяна эта «война» тел. Ее изголодавшееся по мужской ласке тело, откликалось на любое его прикосновение. Казалось, руки Тома были везде. Ее тело сгорало в ладонях мужчины. Джейн задыхалась в страсти поцелуев, не в силах оторваться от сладких губ. Девушка едва успела уловить его молниеносное движение по освобождению ее от ненужной футболки. Глядя сквозь ресницы на его лицо, Джейн со стоном потянулась вперед, руками царапая ему спину, сняла майку, поднесла ее к своему лицу, втягивая такой аромат мужского тела:
- Вожделение…Ты мое сумасшествие!
Она едва не закричала от овладевшего ею возбуждением, когда мужчина, дразня, завладел ее грудью. Девушка тяжело задышала, запрокидывая голову и едва сдерживая крик, готовый сорваться с губ. Наваждение, завладевшее разумом, стремительно несло ее в пучину страсти, распаляя до крайности и без того возбужденное тело. Джейн ухватила мужчину за плечи, вынуждая выпрямиться, оторваться от нее, притянула лицо к себе, удерживая в плену, пока сама жадно целовала его шею, неистово прикусывая гладкую кожу.
Горячая ладонь Тома, вторгаясь вглубь ее таинственности, пальцами стирал в ней последние мысли, что удерживали ее на краю реальности. Джейн выгибалась навстречу ему, жадно заглатывая ртом воздух, чуть приподнялась рукой, словно змейкой, заползла в его брюки, сжала ягодицы, прижимаясь к его паху. Проведя пальчиком по его талии, опустила руку меж его ног, слегка сжимая напряженное естество мужчины. Но тут же была опять сжата его руками, захваченная в плен губами, которые слились с ее ртом в горящем поцелуе страсти, заглушая вырывающийся из ее груди стон, наполнивший кабинет. Джейн внутри была натянута как тетива, готовая порваться, если умелый охотник не смажет ее.
Они оба находились на пике эйфории. Джей, приподнявшись, не разрывая поцелуя, стала избавляться от ненужной одежды, рыча, что ее руки не касаются такого божественного тела. Едва Том выскользнул из штанов, как резко подтянул ее под себя, заставив вскрикнуть. Не прерывая поцелуя, мужчина снова заскользил ладонями по телу девушки, заставляя ее неистово изгибаться, подаваться вперед в слепом стремлении слиться с ним воедино. Джейн оторвавшись от него, рукой приподняла его голову, с грозной страстью посмотрела в глаза Тому:
- Если ты меня сейчас не возьмешь, я убью тебя!
Но парень и не думал видно ее слушать, нагло продолжал ее мучить, губами плавно спускаясь вниз, лаская плечи, основание шеи, шею. Джейн прерывисто задышала. Том чувствовал её возбуждение, а потому продолжал наступать, руша остатки её самообладания. Она резко приподнялась на руке, другой притянула его за шею, впиваясь в губы страстным поцелуем. Он яростно впивался в её сладкие уста, но и Джей не отставала, пытаясь занять лидирующие позиции, которые мужчина никак не хотел отдавать.
Отвлеченная на его руки, девушка застонала, почувствовав резкий толчок меж своих ног. И мир взорвался на сотни разноцветных осколков, потонувших в пламени дикого экстаза…И только одна мысль осталась в ее голове смешиваясь с образом того, кто так нагло, яростно и страстно ворвался в ее жизнь. Ее мужчина. Ее Том.

+1

12

Она просто сводила его с ума, вся, целиком, полностью, каждой черточкой и клеточкой своего божественного тела, будто она и была создана персонально для него. Он именно хотел ласкать ее, обладать ею, именно ею, никем другим. И не только сейчас. Не будем перечислять всех, кого доводилось иметь и пользоваться Тому, сейчас он чувствовал что-то совершенно иное. Словно потребность именно в этом теле, в этой душе, в этом человеке. В ее ответной реакции на него. Словно кислород для жизни, как она для него сейчас.
Ее ручки, губы, вдохи, вскрики… какая же это музыка, услада для него! Такого еще никогда не было – хотелось не просто удовлетворить себя женским телом, а удовлетворить еще и свою партнершу. Ни в чем не уступая ему, отвечала на все ласки, порой перехватывая у него инициативу, заставляя уже его похрипывать от удовольствия. Самая настоящая чертовка… Дьяволица, умело надевшая личину ангела, почему я не замечал раньше в тебе этой чувственности, сексуальности, страсти, которая просто хлещет из тебя через край, только и успевай собирать себе любимому в наслаждение… Кто же ты на самом деле?..
Ее поглаживания ноготками по его спине только раззадоривали, подталкивали к действиям. Уже успев притиснуться дальше кружевной оборочки, подушечками пяльцев ласкал мягкую кожу над ее киской, плавно пробираясь туда, не отрываясь от ее губ, словно это самый сладкий нектар в мире. Рука вольничала там, как хотела, лаская, перебирая, теребя, наслаждаясь долгим и страстным поцелуем. Нужно стянуть с нее эту чертову одежду…
Будто напоминая об их равенстве, ее рука уже была в его джинсах, в весьма удобном месте, что Том только и смог, что выдохнуть ей в губы, ведь напряжение уже давно подстегивало его и толкало к продолжению. Но не так быстро – просто так прейти и не насладиться ее телом до конца… что-то это неуважение к себе. Но больше сдерживаться уже не было сил.
Только она дернулась под ним, а его пальцы почувствовали влагу, как сама девушка начала подталкивать его, начав избавляться от одежды, и, надо сказать, помогать ей в этом было весьма приятно. Внезапно оказавшись на спине, и не особо подумал следовать ее приказанию, обеими руками зафиксировав ее голову, отдавая должное ее прекрасной шее, проводя влажные и красные от укусов дорожки с нее и на плечи. Его естество уже было напряжено до предела и дальше тянуть было уже просто больно.
Только оказавшись в ней, сам не сдержал немного громкого вздоха наслаждения. Она была не узкой, уже готова к любовной игре, отвечала ему… Мужчина двигался легко, смотря в ее затуманенные страстью глаза своими такими же. Движение за движением, помогая ей своими руками усидеть на себе, как наезднице, с наслаждением наблюдал за движением ее грудей, снова накрыв одну рукой, слушая ее вздохи, словно самую прекрасную и идеальную мелодию на свете, подпевая ей, радуясь, что она сейчас здесь.
Растянуть сладость на слишком долго не вышло, но апогей был выше всяких похвал. Когда она оказалась у него на груди, прижимаясь к нему, обдавая жарким дыханием, он, не выходя из нее, обнимал, целуя в волосы. На душе было ощущение баланса, равновесия, спокойствия. Вот бы так было всегда…
Но на столе ожил электронный органайзер, напоминая тренеру о его делах. Все вроде мигом вернулось на круги своя, но между этими двумя многое изменилось.
-Вставай, красивая, мне нужно идти, - стал аккуратно выбираться из под нее, не отводя взгляда. Сейчас она была настолько красива, что на лице Тома застыла просто дурацкая улыбочка, так и не слезавшая, пока он, собирая вещи, одевался сам и помогал одеваться ей.
- Это повторится, дорогая, и ты знаешь это. В кабинете еще целая куча мест, которые мы можем опробовать, - подошел к ней, чуть сжав своей рукой ее аппетитную попку, целуя в открытую шейку. – Ты великолепна.
Безмолвно дошли до лестницы вниз и мужчина следил за ней, пока она не скроется за центральными дверьми. Да, дальнейшая жизнь обещает быть интересной.

+1

13

Жарко…Джейн горела под его руками, растапливалась как масло на солнце, плавилась. Казалось все вокруг охватило пламя. Ничего практически не видя перед глазами, девушка отдалась своим чувствам. Ее изголодавшее тело по мужской ласке, по грубым прикосновениям, отзывалось, едва чувствуя касания. Потеря контроля. Марано закусив нижнюю губу, одной рукой держась за мокрое плечо Тома, другой же приподняла волосы, цепляясь за них пальчиками, пытаясь не закричать от оргазма. Она вытаскивала себя из пучины наслаждения, но мужчина обратно ее опрокидывал туда, ныряя вслед за ней. Джейн чувствовала его слегка требовательные губы на шее, но ее не волновали те засосы, что он мог оставить. И оставит, уж слишком у нее чувствительная кожа. Сейчас центром для нее был он, упертый тренер, красавец Том, дурманящий Флетчер. Марано чуть наклонила голову, скользя взглядом по его лицу, чуть согнулась в спазме, отдавая себя ему, тут же забирая себе его. Как сладок грех игры двух тел!
Джейн буквально упала на него, прижимаясь к влажной груди Тома, руками скользя по телу мужчины. Дышать. Главное вспомнить это сквозь туман, что был сейчас в ее голове. Прикрыв глаза, она слушала его бешено скачущее сердце. Марано ты пропала!
Писк выдернул Джейн из небытия. Чувствуя, как Том аккуратно посадил ее на диван, захотелось исчезнуть. Противоречия как то сразу одолели мысли. Ее отставили в сторону как мешающуюся, но с другой стороны его пальцы, скользя по немного остывшей коже девушки, помогая надеть трусики и брюки, слегка сжимали ее, будто хзяин пытался запомнить каждый изгиб тела.
- Повторится? – опустив голову, пробормотала она, скрываясь за завесой волос, поднимая майку. – Если ты найдешь место в своем графике для этого.
Поднявшись, одеваясь, скрывала свое тело от его жадного взгляда. Он что не понимает, что я не выдержу и капли его прикосновения, чтобы не плюнуть на все его дела и запереться тут на всю ночь думала она, а Том продолжал ее пытку, лаская рукой поясницу и ягодицы, языком хозяйничая на ее шее.
Джейн чуть простонала, уворачиваясь.
- Не надо, - убрав его руку с себя, сжала пальцы мужчины так, будто искала опоры. Подняв сумку, молча, вышла из тренерской. Смотря себе под ноги, пытаясь понять, как они поняли желание друг друга. В прострации дойдя до двери, обернулась. В нерешительности подняла руку в застывшем жесте, смотря бестолково-уставшим взглядом на Тома, толкнув дверь, вышла на свежий воздух.
Ожидание чуда всегда оправдывается. Надо только верить. Двое ждали. Чудо свершилось. Двое больше не один и один. Теперь они один плюс один равно Два.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » One day of your panish