В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » First Blood


First Blood

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Участники:
Жене и Джейс
Место:
контора, где работает Джейс
Время:
16.09.2013
Время суток:
около полудня
Погодные условия:
ясная и солнечная погода, хотя и ветренно
О флештайме:
У Жене отменились занятия и, чтобы не терять времени даром, она решает удовлетворить собственное любопытство и посмотреть, где же трудится её приятель...Только вот трудится он совсем не так, как она предполагала...

0

2

лук лайк

http://i2.listal.com/image/1113431/600full-jamie-campbell-bower.jpg

Машинально, не открывая глаз и прижимая к себе девушку одной рукой, выключаю будильник, который лежал под моей подушкой. Утро, довольно рано, но сегодня надо прийти на работу пораньше. Что-то с сервером не так, а я, как самый молодой козел отпущения – должен всё починить к приходу всех сотрудников. Что поделать, обещали заплатить внеурочные, а деньги мне сейчас нужны как никогда раньше. И дело совсем не в том, что у меня появилась девушка, на которую я должен тратить деньги, просто именно сегодня годовщина нашего знакомства, и я хочу не только удивить, но и порадовать мою уже совсем не гостью подарком и сюрпризом.
Аккуратно высвобождаю руку из-под её головы, тихо встаю и на цыпочках выхожу из спальни, напоследок кидая взгляд на кровать, таящую секреты ночи, комнаты, ещё помнящей звуки стонов. Кажется, что я никогда не смогу насытиться моей итальяночкой, каждый раз открывая в ней всё новые и новые грани, и ставя перед собой всё новые рекорды. Она часто оставалась у меня, хотя я просто редко отпускал её ночевать в общежитии. Она практически жила со мной, мы редко не виделись, разве что когда я был на работе, вызове и она на занятиях. Каждый день я забирал её с учебы, показывал отельный участок города, знакомил с моими любимыми местами.

Отвлекся, забыв, что шел в ванную. Вернулся и закрылся, собираясь принять душ и быстро выскользнуть из квартиры. Ключи у Женевьевы были, да и чего её будить,е сли до начала занятий целых три часа? Тем более, что во сне она похожа на ангела, и снова я провожу ассоциацию с компьютерной игрой – она словно эльф, который пришел ко мне, именно ко мне, достался такому дурню  в награду за что-то.
-Ну ты скоро? – я протянул руку к мобильнику, который оставил в коридоре и шепотом ответил – Да, уже выхожу. – напарник волновался, хотя и был старше, но опять всё держится на мне. Буквально через две минуты, одетый и с сумкой дисков на плече я вылетел из квартиры, перемахивая через три ступеньки, сбежал вниз и, оседлав коня, влился в поток машин.

-Вот и всё, - хлопаю по крышке роутера, смотрю на настенные часы и удивленно приподнимаю бровь - уже полдня прошло, я дико соскучился по моей девочке, но никак не находил минутку, чтобы позвонить ей и спросить как дела. У меня всё чаще наблюдались приступы нервозности, хамства, особенно, когда прямо за моей спиной возникла Глория, единственная девушка в нашем офисе. Она считалась мечтой парня-программиста – невысокого роста, с темными, глубокими глазами, небольшой грудью второго размера – как говорил мой друг – любимая грудь программиста, похожа на мышку, не отличишь, -  и длинными ногами.  Мало кто обращал внимание на ноги, все глазели на грудь. Каюсь, я не был исключением и до материализации Жене у меня в квартире, подумывал о том, чтобы завалить эту красотку, и попробовать,к акая она на вкус. Но как-то не доводилось, а ту она как будто почувствовала, что я занят. Я, может, пахнуть стал иначе? Или на мне переизбыток женских духов? Успеваю подумать только о том, чтобы понюхать свою одежду,к ак меня застигают врасплох.
-Ты меня напугала, - воу-воу, держите дистанцию, дамочка! - сердце екает, когда она становится ровно сзади меня, дыша практически мне в затылок.  – Не подкрадывайся так тихо, могу подарить колокольчик – опять-таки, я не ожидал, и мне так хотелось послать её подальше, кинуть все и набрать номер Жене.
-Ты сегодня такой… горящий, - женщина, ты пьяна? - она скользит взглядом по моему лицу и я туго соображаю, что должно произойти дальше. До сегодняшнего момента она как будто меня не замечала, а тут..  Она, видимо, решила взять быка за рога, кхм, точнее меня за яйца. Наклонившись ко мне так, что я перегнулся через стол, она нагло закинула руки мне на плечи, и впилась в губы своими. Я ошарашенно мычал, пытаясь оттолкнуть её от себя, встряхнуть там, узнать, какая блоха укусила её, или она по дороге долбанулась обо что-то?

+1

3

Внешний вид

http://i2.listal.com/image/5793649/600full-lily-collins.jpg

Вот что мне больше всего нравится в учебе - так это такие дни, когда её нет. А еще больше - когда она по расписанию быть должна, но в силу некоторых причин отменяется в самый последний момент - когда ты уже готова выпорхнуть благоухающей бабочкой из квартиры молодого человека. Молодого человека, не выпускавшего тебя из своих объятий всю ночь...
  Я со счастливым выражением лица прислонилась к стенке в прихожей квартиры Джейса - буквально пол-минуты назад голос на другом конце провода, принадлежащий одногруппнице, сообщил, что могу я сегодня гулять вальсом и ни о чем не париться. Ну и ладно, не больно-то и хотелось, - мечтательно прикрывая глаза, рассудила я и в моей памяти опять всплыло сегодняшнее пробуждение. Как Джейс неохотно выползал из-под одеяла, как торопливо, но почти бесшумно собирался, боясь меня разбудить, а я лежала, не подавая вида, и едва сдерживая себя, чтобы не растянуть губы в шкодливой улыбке...
  Это были просто вырывающие крышу с корнем недели. В его объятиях, в его обществе, в его поцелуях, в его постели, в его жизни. Мне иногда даже не верилось, что вот так спонтанно и в считанные минуты в мою жизнь могло ворваться столько всего прекрасного, легкого, воздушного, не влекущего следом за собою череду свинцовых проблем, которых оказывается больше, чем ты можешь унести. Подумать только! Еще два месяца назад не было никакого реального Уиланда. Был юморной взрослый мальчишка по ту сторону экрана - и не более того...
  Кстати, о Уиланде. Именно мысли о нем натолкнули меня на методичные поиски в интернете адреса некой фирмы "Санрайс". В самом деле, что ж мне, одной тосковать весь день? Почему бы не смотаться к нему и не посмотреть на его рабочее место? Ведь это дико любопытно, должно быть. Да и он наверняка будет рад видеть, и его раскосые голубые глаза засветятся привычным теплом...
  Словом, долго уговаривать саму себя я не стала, и, несмотря на то, что пока не очень хорошо ориентировалась в пространстве и отчаянно путала улицы между собою (не говоря уже о маршрутах транспорта), полная энтузиазма выпорхнула на улицу. Зачем ломать голову над маршрутом, когда есть такси, верно? В такси я как раз очень кстати припомнила нашу первую с Джейсом встречу в реале - то, как лихо он преградил путь, каким был взъерошенным и взволнованным, и заулыбалась. Чудной он. И вся жизнь рядом с ним - пестрая, легкая.

   Офис, где трудился Уиланд, на первый взгляд напомнила мне гудящий заботами муравейник. Люди-люди-люди, пробивающийся сквозь гул их голосов писк поочередно то одного телефона, то другого, жужжание факса, и вся эта какофония периодически разбавляется хлопающимися дверьми. Премилое место. Почти как в редакции у Андервуда.
- Вы к кому? - пробегавшая мимо девушка, сравнявшись со мною, вдруг остановилась, смерила меня любопытным взглядом и как-то уж больно настороженно задала свой вопрос.
- Я... - я задумалась, как бы так лучше выразить цель своего визита, отсутствующую как таковую. Сказать, что я девушка Уиланда? Но я, если честно, до сих пор не до конца определилась, можно ли охарактеризовать наше совместное времяпрепровождение и регулярный секс, как полноценные отношения. К тому же, как знать, может, у них здесь не принято, чтобы всякие пассии шастали и мешали производственному процессу. Поэтому, растерянно прохлопав ресницами секунд двадцать, я кротко улыбнулась и елейным голоском пропела: - Я его соседка. Он не выключил воду в ванной и сейчас, в данный конкретный момент мою квартиру затапливает. Дозвониться не смогла, но знаю, что он работает здесь... Не подскажете, где мне его найти?
   Говорила я, видимо, достаточно убедительно, потому что настороженность и легкая почти соперническая (с чего бы это?) неприязнь во взгляде девушки сменилась холодным равнодушием, она понимающе приподняла уголки губ, добавила что-то о безответственности чудаковатых программеров и, шкодливо хихикнув, полушепотом осведомила меня:
- Вообще-то, он сейчас воооон в том кабинете со своей девушкой. Мне бы не хотелось им мешать, но раз уж вода...
   Я честно попыталась сделать лицо  попроще и не выдавать гневным блеском сердитых глаз свое мнение по этому поводу. Не буду вдаваться подробности, чего мне стоило вообще промолчать в этот момент и не высказаться в адрес всяких непостоянных шалопаев, которые свои спермопроводные краны суют куда ни попадя - и к соседкам, и к сотрудницам...
- Не стоит...их отвлекать, - я взяла себя в руки и с достоинством подняла голову. - Нет, правда, не стоит... Я придумаю что-нибудь. Не говорите ему о воде, а то ведь сорвется весь рабочий день, - я развернулась на каблуках, чтобы поспешно удалиться, но поняла, что мне жизненно необходимо приложить ко лбу и к пылающему от гнева и разочарования лицу что-нибудь холодненькое, поэтому даже не дрогнувшим голосом переспросила: - Подскажите лучше, где у вас клозет...
- Прямо по коридору, - охотно отозвалась девушка и окончательно скрылась с моих глаз.
  Я честно попыталась проскользнуть по коридору к туалету так, чтобы даже не взглянуть на тот треклятый кабинет, но окна... Зачем, вот скажите, на кой ляд в кабинетах делают громадные окна с выходом на коридор? Чтобы шеф мог прохаживаться и видетЬ, кто из сотрудников в поте лица свои кровные доллары отрабатывает, а кто в контру режется?
  Я видела. Я все видела. И уж после этого информация из уст словоохотливой сотрудницы Санрайса опровержению не подлежала. Если бы не это зрелище Джейса, целующегося с миниатюрной хорошо сложенной девицей, я бы, возможно, поостыла под струями холодной воды и решила бы все проверить и уточнить, но не теперь. Теперь я в этом точно не нуждалась. Да и в клозет идти было уже бессмысленно, потому что никакая холодная вода не смыла бы с моего лица это выражение досады и легкой насмешки над самой собой. Вот и наигрались в виртуальную любовь...

Отредактировано Genevieve Ventura (2013-09-26 21:24:25)

+1

4

Нет, я не чураюсь женского внимания, и Глория вполне могла бы быть в моем вкусе, но существовало одно огромное, симпатичное, а для меня весьма ощутимое и дорогое НО – та, что приехала ко мне пару недель назад и сейчас жила со мной в моей квартире, та, кого сегодня я собирался забрать с учебы и сводить в кино, устроив вечер в стиле романтик – цветы, свечи и итальянская еда. Ради неё я готов переступить через свои принципы, совладать с  ненавистью романтических настроев и быть самым милым созданием-компьютерщиком, который очень дорожит своей «Гостьей».
Именно мысли о Жене, та картина, что сегодня утром ласкала мой взгляд, она, лежащая на моей кровати с разметанными темными волосами по подушке, на простынях, что были смяты после бурной ночи. Я не могу предать её!
-Отвали! – отрываю от себя прилипшую дочку начальника отдела, бесцеремонно отпихивая от себя и демонстративно отплевываясь и вытирая губы рукавом. Да она меня всего облобызала, какого хрена вообще?!Тебя не учили, что вот так накидываться на людей – не красиво! Они могут становиться злыми и агрессивными, - злобно сверкаю глазами, мельком кидая взгляды на коридор. В какую-то секунду мне кажется, что я вижу фигуру Жене, но отбрасываю эту мысль, делая в уме её неправдоподобной. Моя девушка сейчас в колледже на занятиях.
-Не говори, что ты не хочешь, - Глория видать точно долбанулась головой, пока шла в кабинет, ведь, подскальзывая ко мне, она опирается одной рукой о стол, второй прохаживается по ширинке. Нет, я, конечно, мужчина, которому ничто красивое не чуждо, и внутри все переворачивается, когда меня вот так трогают. Но разум сильнее в данной ситуации, не позволяя мне быть кабелем и завалить эту податливую сучку породистой масти прямо на рабочем столе. Поэтому я выскальзываю из её объятий, строю из себя недотрогу и улыбаясь широченной улыбкой чеширского кота заявляю – у меня есть девушка, и как бы тебе не было чуждо значение слова «верность» - я ей верен! Поэтому, если ты не хочешь отсюда уйти – уйду я, мне как раз в другой отдел надо! – четко выговаривая каждое слово, отчеканиваю металлическим тоном последние слова, разворачиваюсь на пятках и вылетаю из кабинета, словно ошпаренный.
-Эй, Джейс, аккуратнее, - развернувшись в коридоре я буквально сбиваю с ног другую девчонку нашего отдела, ту, что вызывала во мне только позитивные нотки восхищения умом, и я, закатывая глаза, поднимаю руки кверху, сдаваясь и выкидывая белый флаг – Да вы издеваетесь надо мной сегодня! – шутливо отмазываюсь, стараясь дышать ровнее и побыстрее свалить в другое место. Но на полдороги меня останавливает третья (да задрали!) и широченно улыбаясь сообщает, что приходила моя соседка.
-Какая соседка? – хлопаю глазами, словно первоклассница у доски, туго соображая, кто живет рядом со мной. Подо мной, я точно помню, живет старенькая кошатница, которая из дома носу не высунет, не то, чтобы прийти ко мне, - А как она выглядела и что вообще отела? И где она?! - трясу коллегу, выбивая ответ.
Она пошла в туалет, сказала, что ты её водой затопляешь. А я, - девчонка сверкнул глазами, видимо мстит за прошлый фуршет, - я сказала, что ты в кабинете со своей девушкой, - она засмеялась неприятным смехом, и я почувствовал, как внутри все сжалось. Твою мать, Жене пришла ко мне на работу, а эти суки сговорились её у меня забрать. Откуда они могли узнать про неё? – не важно, что на моем рабочем столе стоит заставка с её лицом, что на телефоне стоят обои с её изображением. Это все как-то машинально вылетает из головы, когда я отпихиваю коллегу с дороги, на ходу доставая мобильник и набирая номер Женевьевы – выбегаю в сторону туалетов. Не церемонясь, не стучась я врываюсь внутрь, на мое везение там пусто, и никто из сотрудниц не посчитает меня извращенцем, разворачиваюсь, направляясь к выходу. Попутно продолжаю набирать номер Жене, которая отчаянно отсылает меня на голосовую почту, чертыхаюсь, и сталкиваюсь с Глорией прямо на выходе из туалета. – НЕ ПОДХОДИ КО МНЕ! ПРЕДСТАВЬ, ЧТО Я УМЕР, ЧТО Я ГЕЙ, НО ЗАБУДЬ ОБО МНЕ В КОНЦЕ КОНЦОВ! – ору прямо ей в лицо, и получается, что в этот момент включается голосовая почта на телефоне у моей девушки. – Жене, возьми телефон, я всё объясню! – надеюсь, что крик, посвященный Глории не записался, и остался лишь на изумленном, добела размалеванном фейсе ошарашенной идиотки, которая только что пообещала, что скоро меня уволят.

Отредактировано Jonathan Wayland (2013-09-27 00:46:52)

+1

5

Даже еще не дойдя до лестницы, я успела сделать то, что делаю обычно в таких ситуациях - вырубила телефон. Так быстро и методично, будто в этот самый момент должен был начать наяривать Джейс. Хотя, обессиленно опустившись на корточки по стенке на первом же лестничном переходе, я вдруг подумала, что это бессмысленно - выключать телефон. Ведь Джейс, вероятно, еще нескоро узнает о некой выдуманной соседке с выдуманным затоплением, ведь, как сказала его сотрудница, все прекрасно знают, кто, где и чем сейчас занимается, а значит, мешать не станут... Что ж, отлично. Ощущать себя полной дурочкой, которая, появившись в жизни молодого жеребца практически из ниоткуда, опрометчиво раскатала губу на прочное место в его жизни - по крайней мере, на некоторое время, пока эти наполненные эмоциями отношения имели бы смысл.
  Действительно, а чего нужно было ожидать? Что он жил монахом все то время, пока мы общались по скайпу? Что он, с лукавым прищуром глядя на мои танцульки перед монитором в маечке и трусиках-шортиках, потом идет снимать напряжение "вручную", запершись в ванной? Молодой, привлекательный, здоровый парень - с чего бы вдруг? И это вполне естественно, что у него до меня была какая-то личная жизнь, и точно также понятно, что приезд мой был настолько внезапным, что при всем желании, если бы оно у него было, Джейс все равно не успел бы мирно "свернуть лавочку"...Да и вообще, кто мог дать ему гарантию, что у него внезапно все чудесным образом сложится с почти что незнакомой иностранкой? И рвать ради этого то, что уже есть здесь, на месте, должно быть, глупо.
  Сама того не подозревая, я нашла Джейсу кучу оправданий, я логически растолкала по полочкам каждый факт и эмоцию, нашла всему разумное объяснение, но от этого, правда, легче как-то не становилось. Во мне бушевала ревнивая злоба, но выплескивать её в лицо Джейсу я  намерения не имела. Во-первых, это было ниже моего достоинства - учинять подобные разборки, а во-вторых, это было бы попросту бессмысленно. Интернет-отношения...мне изначально не стоило возлагать на них таких надежд и не думать о них больше, чем следовало.
  Сглотнув противный подступающий к горлу ком досады, я встала на ноги, поправила задравшуюся футболку, собралась с мыслями и с духом и включила телефон. Что ж, лучше уж не убегать от разговора, если ему следует состояться, а решить все прямо сейчас. Конечно же, если Джейс уже узнал о моем визите.
  А Джейс узнал - об этом ясно свидетельствовало оповещение о пропущенных вызовах и покорно дожидавшаяся меня голосовая почта. Мило. Он бы еще смс-ками меня зашвырял по классике жанра.
  "ПРЕДСТАВЬ, ЧТО Я УМЕР, ЧТО Я ГЕЙ, НО ЗАБУДЬ ОБО МНЕ..." - я даже дослушивать весь этот гневный бред не стала, потому что в какой-то момент - должно быть, еще на слове "умер", во мне что-то незримо оборвалось. Так-то, Жене, получай по заслугам. Тебе сколько раз говорили, что ни за что нельзя узнать человека через виртуальную связь так, как ты могла бы узнать его в жизни. Никакое такое общение не даст тебе полного представления о нем, потому что интернет - рассадник иллюзий и вполне закономерных разочарований.
- Sottile...Chicly! Una mente non è comprensibile! - безнадежно всплескивая руками тихонько восклицаю, хотя, пожалуй, можно было бы ругаться во весь голос - все равно не так много италоговорящих людей можно встретить здесь... если вообще можно.
  Нет, теперь вода мне определенно была нужна - уж по крайней мере для того, чтобы смочить ею глаза, взбодрить их, привести в порядок и избавить от настойчивого желания драматично лить соленые капли. Я не плачу на людях. Я не плачу по таким дурацким поводам. Досадно, обидно, но переживу уж как-нибудь. А еще...а еще, возьму и назло всем и вся скажу еще Джейсу спасибо за несколько ярких недель моей жизни и отменный секс.
  С этими мыслями я решительно преодолела ступени и остановилась у двери, из которой недавно выскочила. Поправила волосы, гордо шагнула в коридор и встретилась взглядом с девицей - кажется, той самой, у которой на несколько недель позаимствовала мо...нет, уже не моего, белокурого красавчика. Мне не очень-то хотелось присматриваться к ней более пристально, высматривать ее умонастроение и то, насколько она удовлетворена или не удовлетворена столь близким общением с любвеобильным хакером. Я просто с равнодушным видом продефелировала к туалету и едва не столкнулась нос к носу с Джейсом. Приплыли. Они ЭТО еще и в туалете делают?
В какой-то рефлекторной защитной реакции выставив вперед себя руки жестом "я сдаюсь", натянуто улыбаюсь:
- Не волнуйся, не съем. Я просто зашла в туалет. По пути. Уже представила, что ты гей, что ты умер и всё забыла, окей? Только знаешь... - презрительно щурюсь, проходя вглубь туалета и останавливаюсь, упираясь руками в раковину и поднимая взгляд на зеркало, в котором вижу отражение Джейса и его растерянный пылающий взгляд. - Можно было как-то повежливее, что ли...Я ведь и не думала тебе навязываться.

+1

6

Я никогда никому не был должен, а её фейс, нагло сверлящий меня, как будто я занял у неё кучу бабок и не отдаю, будто я её вещь и собственность - попросту садят меня на коня. Я готов просто убить её здесь и сейчас, но призываю остатки самообладания и попросту выкрикиваю очередные слова злости.
-Да вперед и с песней, ты задрала меня! – внутри все кипит, и я еле сдерживаюсь, чтобы не заехать этой идиотке белобрысой промеж глаз. Я не бью девушек, никогда не бил и не собирался, но сейчас такая ситуация, которая меня доводит до белого коления. Ещё Жене трубку не берет. Бесит!
-ТВОЮ МАТЬ! – я буквально налетаю на неё, роняя из рук телефон. - Ты белены объелась?! Какого черта она вообще говорит?! – до меня мало что доходит и я не сразу понимаю, что часть сообщения, которое было отправлено в адрес Глории записалось-таки на голосовую почту Женевьевы. Да … - идет целый огород непередаваемых эмоций, я зеленею, краснею, синею, пока моя девушка проходит внутрь туалета и с лицом, будто застукала меня в постели с другой, смотри в свое отражение. Как же меня бесит сегодняшний день, бесит эта женская логика, которая сама додумала, сама придумала, сама обиделась.
-То есть ты поверила росказням чужих тебе людей, чем моим словам? Я для тебя обычный трахаль и больше никто?! – я делаю огромнейшее усилие, представляя поля с подсолнухами, как косой вырезаю всю траву, врезая острие в стебли растений. Да, мне полегчало, но только на секунду. С каждым словом Женевьевы я закипал с новой силой и энергией, ещё пара мгновений – и я окажусь сверхновой – взорвусь к чертям собачьим.
-Да бля! – голос эхом раздается в пустом туалете, стекла даже задребезжали, - Как же меня достала ваша тупая логика. Я тебе чужой человек? Ты думаешь, что якобы имея девушку тут, я спокойно буду жить у себя в квартире с другой? Да я постоянно с тобой, если не с тобой я на работе, и не моя вина, что ты наткнулась на какую-то лохушку, что решила подстроить тебе пакость. Я никогда тебе не изменял, ни сейчас, ни даже когда мы общались по интернету. Неужели ты не можешь этого почувствовать? – я не подхожу к ней, боясь, что сделаю больно, не расчитав силу, но в итоге плюю на рамки, подпрыгиваю к ней и, хватая за руку, волоку из туалета в офис. Пролетаю мимо других сотрудников, словно вихрь, неся за собой столп ветра и заставляя бумаги лететь вслед за мной. В моей голове появилась безумная мысль, и если Жене настолько тупа, что не может мне поверить – я саркастично ругал её за то, что она по женской логике, из женской солидарности и из бог знает чего поверила первой встречной, а не мне, - то между нами сегодня будет все кончено. Но по крайней мере я постараюсь доказать.
Мало кто знает, что у меня в кабинете на ноутбуке всегда (повторяю, всегда – это постоянно) работает веб-камера. Привычка у меня такая с момента,к огдща бывший коллега решил меня подставить. Я, конечно, выкрутился, но с тех пор веду запись, чтобы ко мне претензий не было – я всегда чист! Поэтому крепко держа Жене за запястье, не обращая внимание на то,ч то делаю ей больно, силой затаскиваю в кабинет, со звонким стуком закрывая дверь. Естественно нас сопровождают косые взгляды, но мне настолько на все плевать сейчас, что попадись мне кто под руку – получил бы свой этаж мата.
-Смотри! – усаживаю девушку в кресло, и включаю запись за последние полчаса, включая звук, чтобы она все слышала. – Знакомься, это Глория, дочка одного из менеджеров нашего отдела. И она НЕ МОЯ ДЕВУШКА! – последние слова я отчеканиваю практически по буквам, сжимая плечи Вентуры, уже не так сильно, но надавливая, чтобы она не встала с кресла, удостоверяюсь, что она просмотрела всю запись, услышала всё, что я сказал, затем скрещиваю руки на груди, и отхожу чуть дальше, – А теперь объясни мне, как имея настолько шикарную девушку дома, - я рукой указываю на Жене, - можно изменить ей вот с этим недоразумением?! - я тычу пальцем в экран монитора. Я понимаю, что сейчас похож если не на фурию, то на демона точно - но меня попросту достало всё! Одна лезет со своими чувствами, которых нет, вторая в обиженных сердцах верит всему, что ей рассказывают. Какого черта вообще я тут делаю?!

+1

7

Я ведь еще ничего и не говорила ни о каких людях, которые так неприкрыто и непрозрачно "намекнули" (читать - сказали прямым текстом) на присутствие некой девушки у Джейса. Я ведь не устраивала истерик, хотя очень хотелось, не выдвигала никаких обвинений, не топала капризно ножкой и не била зеркала. Конечно, старую добрую истину, что лучшая защита - это нападение, еще никто не отменял, но ощущала я себя в тот момент, когда разъяренный Джейс высказывал свои возмущения, довольно по-дурацки. Наверное, еще больше разочарованно, чем это даже было в тот момент, когда я слушала его голос с совершенно чужими, грубыми интонациями на автоответчике.
  Я ничего не успела спросить, а мне уже отвечали на вопросы, которые я задавать даже и не думала. Что же ты творишь, Джейс? Зачем ты оправдываешься, словно преступник, если тебе нечего скрывать? Это раздражает. Это вызывает на лице холодную, безразличную, глупую улыбку. Это ведь мой принцип: в любой непонятной ситуации - улыбайся.
  Сейчас мне еще меньше хотелось что-либо выяснять, находиться рядом с ним и выслушивать все эти колючие слова, но, похоже, моего мнения здесь не спросили. Джейс просто потащил меня куда-то следом за собою, а я, чувствуя себя безвольной куклой без права голоса, послушно посеменила следом, за внутренним болезненным дребезжанием сердца почти не чувствуя, с какой силой его пальцы впиваются в мою руку.
  Видео? Что ж, аргумент. И стоило бы мне порадоваться этому факту, потому что, раз уж дело приняло такой оборот, то даже странному сообщению на автоответчике вполне можно найти разумное объяснение, но что-то как-то совсем пакостно на душе сделалось. Возможно, мне и не нужны были все эти его доказательства - я бы, на самом деле, и так поверила бы. Если бы я вышла из офиса, не столкнувшись с Джейсом, проветрила бы голову в течение получаса, то наверняка бы пришла к выводу, что произошло чудовищное недоразумение, и выяснила бы все в более спокойной обстановке. Но и если переиграть нашу встречу в туалете - и здесь все могло быть иначе. Милый Джейс, ты себе не представляешь, до чего легко тебе было замять это недоразумение, всего лишь несколькими словами без той гневной истерики, что ты мне устроил. И этот твой комплимент в конце гневной тиррады - он слегка запоздал. Его стоило произнести в самом начале, когда я смотрела в зеркало и, умоляя сердце хотя бы ненадолго замолчать и не стучать, чтобы я могла услышать биение твоего. Тебе стоило просто припечатать меня к той самой раковине, и я бы уже и думать не смела о каких-то глупостях. Мне не нужны были слова, мне нужны были действия.
   Если бы.
   Если бы ты думал о том, как не потерять то шаткое доверие между нами, как доказать мне, что я для тебя что-то значу. Но ты в первую очередь думал о собственной оскорбленной невинности.
   Похоже, ты доволен тем выступлением, которое здесь устроил? Ждешь аплодисментов? Моих покаяний и рыданий? Чтобы я бросилась тебе на шею и сказала, какая же я дура, что приревновала тебя? Очень мило, право же, но не по моей это части. С совершенно пустым выражением глаз встаю с места, к которому ты меня так старательно припечатывал; ноги упрямо подкашиваются, но я держусь ровно и гордо, как давно приучила себя делать.
  - Я рада, что это оказалось чудовищной ошибкой, - произношу совершенно бесцветным голосом и совсем не той интонацией, которой говорят, мирно разрешив проблему. Коротко, будто извиняясь, улыбаюсь, устремляя взгляд решительно в твои глаза. - Только знаешь что, Джейс... Мы знакомы в реале всего ничего. А я уже слышу от тебя "достала". Ты позволяешь себе орать, как ненормальный, потому что тебе важнее доказать собственную невинность и правоту, чем сохранить то прекрасное, что между нами было и не омрачалось никакими ссорами и скандалами. Это все, - то, что произошло, оно на самом деле и яйца выеденного не стоит. Но я вынуждена признать, что действительно, зная человека очень долго по общению в интернете, ты можешь сказать, что на самом деле его знаешь. Твой эгоизм не был виден через монитор, да и в постели такие вещи не проявляются... Ты спрашивал, чувствовала ли я, что ты не можешь быть мне не верен? Может и чувствовала, но в такие моменты, когда ты видишь, как твоего...парня целует другая баба, логика и любая уверенность отступает. А чувствовал ли ты, что тебе не обязательно говорить все эти дурацкие слова, чтобы доказать, что сплетня о служебном романе - полная чушь? Чувствовал ли ты, что я просто ждала от тебя горячего поцелуя и всего нескольких спокойных слов "Ты им веришь?". Этого было бы достаточно, - опускаю взгляд в пол, чувствуя себя полностью опустошенной и, приобнимая себя за плечи, волоку ноги к двери. - Прости, Джейс. Правда. Прости, что не поверила. Но, мне кажется, нам нужна была эта встряска, чтобы понять кое-что друг о друге. Тебе - что я легковерная импульсивная дурочка, мне - что ты непроходимый эгоист. В скайпе это нам не мешало, но сейчас... - поджимаю губы, не оглядываясь на Уиланда. Это двойственное ощущение, когда не хочешь что-то терять, но понимаешь, что ты держишься за иллюзию и лучше ее отпустить сейчас, чем дурить себе голову, пока не станет в разы больнее.

+1

8

В какой-то мере сейчас я сожалею о том, что совершил, но я не видел другого способа. Меня дико взбесили и я сорвался на Жене. Нельзя было так делать, но всё играло против меня. Пусть я научился иногда надевать маску отрешенности и спокойствия, но в течение моей жизни я понял лишь одно – пока сам себя не будешь защищать – тебя мало кто поймет и защитит. Человеку легче обвинить, чем понять и простить. Защитная реакция – выгородить себя, обвинив другого. Мне больно видеть Жене такой, и правда, вдали мы были слишком идеальны, слишком похожи. Всё казалось ни по чем, если мы вместе. Ты грезил о ней ночами, мечтай, что настанет время и она окажется рядом. А о том, что ждет тогда, когда она станет живой рядом с тобой – ты не подумал. Что она тоже человек, у неё есть свое мнение, чувства, эмоции и желания, что она не плод твоего воображения и у неё своя, непонятная тебе, логика. Именно сегодня, когда Глория так присосалась ко мне, когда я понял, что бессилен против женской солидарности, логики и всего, что с этим связано – я понял, насколько я туп и наивен.
Молча смотрю на неё, когда она поднимает на меня глаза. На моем лице нет ликования, что я себя оправдал, даже злость и раздражение прошло, ощущение, будто на меня вылили ушат с холодной водой. Я даже успеваю наивно хлопать глазами, в растерянности открывая рот, пытаясь что-то сказать. Но выходит, как будто я рыба, выброшенная прибоем на песок, тщетно пытающаяся схватить ртом так привычную воду и изъять из неё необходимый воздух. Я умираю, ощущая, как от души откалывается частичка, которая лелеяла надежду на наши идеальные отношения. Мы ведь не ссорились никогда, не ругались. Когда доходила черта, все как-то само собой расходилось по своим углам, она не видела меня с другими, я не видел её с другим. Все было идеально. Но не сейчас.
Поднимаю руки перед собой, пячусь к окну, я больше не буду принуждать её ни к чему. Я обидел девушку, понимаю, но всё же часть меня не согласна, и хочет кричать, биться и что-то доказывать. Но я старательно подавляю бурю, снова натягивая маску спокойствия. Так легче, я знаю. Если любишь – стоит отпустить, если судьба – все наладится. Нам надо отдохнуть сейчас, подумать, остыть, побыть вдали друг от друга. Наверное, она права, я эгоистичный мудак, и в глубине души я это прекрасно знал. Однако её голосом это звучит обидно.
Не выдерживаю картины, что представляется перед моими глазами, отворачиваюсь к окну, продолжая молчать, словно воды в рот набрал. Я даже мычать не смог, кинуть головой – ступор, паника. Что на меня нашло?! Я, всегда такой разговорчивый, которому палец в рот не клади – руку готов откусить, сейчас тупо молчу как немой. Не дело, Джейс, надо исправляться. Размышляю, качая головой из стороны в сторону, беззвучно шевелю губами и тупо смотрю в окно. Вид города с моего этажа успокаивает и помогает прийти в себя. Когда я оборачиваюсь, придумав наконец, чем можно тебе ответить – кабинет оказывается пуст. Я настолько погрузился в мысли, что не заметил, как она ушла.
Ну уж нет, Жене Вентура, - встряхивая головой, окидывая кабинет, в котором ещё парят молекулы её духов, тяжело вздыхаю и кидаюсь вон, за девушкой. Надеюсь, что я не долго медитировал, и она не успела далеко уйти. Рад, что оказался прав, ловлю себя на мысли и ликовании, когда стремглав пробежав по офису, выйдя на коридор, заметил тонкую фигурку у лифтов. Она стояла обняв себя за плечи, точно также, как тогда, когда только встала с моего места, но вся эта поза кричала обидой. Пусть ты говорила, что все нормально, - говорила же да?
Подбегаю ближе, разворачивая её к себе, и держа за плечи. Я снова груб, снова эгоистичен, да плевать, куда уж хуже-то? Все равно, я не изменю мнение о себе, но я хотя бы не буду корить себя за то, что не попытался. Крепко держу в своих объятиях, молча смотря в глаза, которые блестят в свете нашего освещения, приподнимаю лицо за подородок и легонько целую. Плевать, что мы ссорились, плевать что ты сказала. Плевать на меня, но..
- Я самовлюбленный, эгоистичный ублюдок, который любит легковерную импульсивную дурочку. Да? – не открывая глаз, едва слышно шепчу в её губы, улыбаюсь, знаю, что она почувствовала эту улыбку. Немая сцена, и я попой чувствую, что половина офиса сейчас выглядывает мне в спину. А та, ради которой я стою тут, сейчас двинет мне по моей ехидной и почти довольной роже. Если не ниже.. - Я не хотел делать тебе больно, и ты прости меня. Но... - прижимаюсь лбом к её лбу, ощущаю сам, как тяжело дышу,  осекаюсь, боясь продолжить, и даю Жене шанс уйти, выскользнуть из моих объятий. Даже сейчас, когда мы таим друг на друга обиду, между нами проскальзывают потоки электричества, грозящие взорваться и устроить короткое замыкание. Как же сильно я хочу сейчас, чтобы у провайдера оборвалась связь, но этого не произойдет, ведь я не в скайпе, а она не дома. - Что со мной происходит? - голос срывается на стон, я не узнаю его, отпускаю её, выкидываю руки вперед, извиняюсь уже языком тела, и делаю шаг назад. Я приму любое твое решение, - шепчу сбитым голосом, хотя хочу до боли сжать её, прижать  к себе и не отпускать. Но .. Наверное нам надо сейчас разбежаться, чтобы обдумать все, что предстоит нам дальше. В любом случае я просто стою и жду, как будто на суде, вердикта и решения от Жене.

Отредактировано Jonathan Wayland (2013-09-28 23:31:26)

+1

9

Я ждала этого, Джейс. Ждала, черт возьми, почти что целую вечность - чтобы ты вот так догнал меня, развернул к себе и заявил какую-нибудь чушь подобную той, что ты говоришь сейчас. Где же тебя так долго черти-то носили? Ты споткнулся по пути, или у тебя в дверях монолитом образовался шеф? Если бы лифт пришел раньше, чем ты появился, наверное, я бы восприняла это, как предзнаменование и поставила бы точку с пометкой "значит, так должно быть". И у меня едва получается сдержать этот вздох облегчения и искры радости в глазах - потому, что ты не дал мне уйти просто так, потому что ты решил попытаться убедить меня в том, что я не права, - а ведь именно в этом я и нуждалась, чтобы ты доказал мне, что произошедшее сегодня можно преодолеть, что мы вполне согласны на отношения с изъянами, что "эгоистичный ублюдок" - это еще не окончательный диагноз и это тоже можно как-то пережить, как и "легковерную дурочку".
  На самом деле, я все еще сомневаюсь, хотя мне и не хочется портить такой момент лишними мыслями. Но я прекрасно помню, как все было с Диего - в первый раз, когда проявилась его ревность, я слегка напряглась, но подумала, что это не так уж и страшно. Потом его обостренное чувство собственности и психи меня некоторое время даже забавляли, но со временем я поняла, что этот его изъян откровенно пьет из меня кровь и что каши с ним не сваришь. То, что по-началу сквозь розовые очки виделось вполне преодолимым и терпимым, в конце-концов начало раздражать настолько, что всякие отношения потеряли смысл. Не будет ли так с твоим эгоизмом, Джейс? Не случится ли тоже самое, когда я уже влипну, что называется, "по полной", утону в тебе, растворюсь и смогу уйти, только выкорчевав из себя добрую половину души?
   Я останавливаю свои руки буквально на пол-пути, когда ты меня целуешь - они так и замирают в воздухе, в сантиметрах от твоей головы - я была в двух шагах от того, чтобы обвить твою шею руками, начать копошиться в твоих завитках (хотя мне почему-то кажется, что тебя это порядком раздражает, и опять-таки, нахожу это довольно забавным...). Ты умеешь извиняться - это здорово. И хорошо бы, если бы ты этого не забывал никогда - того, как важно вовремя сказать "прости", даже если и твоя вина лишь частична. Я слышу, как за моей спиной, не дождавшись пассажира, закрывается лифт, а позже, в тот момент, когда ты театрально вопрошаешь, что с тобой происходит, я зачем-то разворачиваюсь и снова нажимаю кнопку вызова. Должно быть, в этот момент я выгляжу, как последняя отмороженная сука, лишенная хотя бы даже капли сочувствия, но мне нужно что-то делать, чтобы не стоять изваянием на месте и не пялиться в немом бессилии на тебя, так и не решаясь сказать ни "да", ни "нет". В сети было проще. В сети я могла просто отключиться, поставить наши отношения на безобидную паузу, остыть, прийти к выводам и вернуться, как ни в чем не бывало, извинившись за разтакого трижды виденного мною в непотребных позах провайдера... А сейчас у меня нет этого времени и решить я должна прямо сейчас, пока ты ждешь этого от меня - такой...трогательный и до чертиков романтичный в своем этом патетическом "что со мною происходит".
  Я коротенькими воздушными шагами подскакиваю к Джейсу, серьезно смотрю на него снизу вверх, а потом просто оплетаю руками его талию, сцепляя пальцы замочком за его спиной.
- Уиланд, я девушка. Я не хочу ничего решать... - утыкаюсь носом в то место, где незастегнутые пуговицы рубашки приоткрывают кусочек его тела и снова слышу, как где-то сзади открываются дверцы лифта. Реагирую я довольно-таки оперативно, в миг поднимаю лицо, очерчивая кончиком носа полоску от того места, к которому он был прижат к подбородку и делаю несколько шагов назад, увлекая за собою и Джейса, пока мы не оказываемся в тесной кабинке, закрытые от посторонних взглядов. - Не ори на меня больше никогда. Хорошо? - с почти детской обидой поднимаю на Джейса глаза, целуя его подбородок. - И пошли, наконец, пообедаем... Я ведь за этим сюда пришла.

+1

10

Почему всё так сложно? – в сотый раз задаюсь вопросом, смотрю то на Жене, то на стену, позади неё. В момент, когда наши губы встретились и я краем уха услышал, как захлопнулись дверцы лифта, признаться – я ликовал, что она не уехала, что я её догнали кажется, что все опять хорошо. Даже не понадобилось обрыва связи, так ловко подстроенного своими руками, выдернутого шнура или выключения модема. Здесь такое не прокатит, и или мы тупим, или нас тупят!
-Ты… - засовываю руки в карманы брюк, подавляю разочарование, когда она отворачивается, скрывая лицо от моих глаз, не давая мне понять, что же ждет меня дальше, и снова нажимает на кнопку вызова лифта. Может я опять её чем-то обидел.. Что я вообще за человек, почему мне так сложно с ней общаться не перед монитором?
Но она возвращается, и я не могу скрыть ликующую улыбку. Освобождаю руки, раскидывая в разные стороны, готовый принять её в свои объятия, одной тут же обнимаю её за талию, когда её нос так ловко тычется в мою грудь и руки обнимают меня, а второй едва заметно поправляю шляпу. Мне становится как-то слишком жарко и даже тесно, когда я ощущаю её нос на голой коже, и только сейчас понимаю, что ворот рубашки расстегнут. Когда я успел это сделать?
-Конечно идем, – улыбаюсь, приподнимая уголки губ, довольно прищуриваясь от удовольствия, когда  напряжение спало, и мы снова стали собой. Позволяю ей утащить меня в кабинку лифта, и с облегчением выдыхаю, когда дверцы с легким звуком захлопываются за нами.
Я?– ошарашенно и удивленно смотрю на неё, прокручивая события последнего получаса – я на неё кричал? Хлопаю себя по лбу, - какая разница?! - Не буду, прости меня, я дурак, - оттесняю её к стенке лифта, прижимая к себе одной рукой, второй бесцеремонно шарю по телу, пробираясь под одежду. Плевать, что мы едем в лифте, плевать, что двери могут открыться в любой момент – мне жизненно необходимо сейчас сделать с ней что-нибудь из рук вон выходящее в плане морали на людях.
Наклоняюсь к ней, обхватываю руками лицо, поворачивая к себе, и накрываю губы своими. Страстно, жадно, будто не целовал её лет сто, а не только что около лифта, смакую губы, прикусывая своими, заставляю раскрыть их навстречу мне и проникаю внутрь добираясь до язычка. Ласкаю, обвожу своим, играю, начинаю задыхаться от того, насколько глубоким оказался поцелуй, припираю ей к стене, одной рукой упираясь в сам холод стенки, второй прижимая девушку к себе за талию.
-Я как будто не видел тебя онлайн месяца три… - ссора, это конечно, полезное дело,в  плане того, что потом секс жаркий. Зарываюсь лицом в её волосы, и легонько целую их, когда нахожу силы оторваться от её губ. Затем поднимаю на неё глаза и пытаюсь найти в них ответ на все свои вопросы. – Не верь росказням других, я только твой и у меня никого нет, кроме тебя!- целую нежно её висок, и в этот момент лифт дергается, свет начинает мигать, и кабинка замирает. –Что за… - напускаю на себя обеспокоенный вид, вынужденно отпускаю Жене из объятий и подхожу к панельной доске. Нажимаю кнопку вызова лифтера, но в ответ мне звучит только тишина. –Кажется, у нас опять свет выключили – сегодня это обычное явление – в ответ на мои слова, лампочка снова мигает и гаснет, погружая нас в темноту. Сердце начинает безумно колотится, я боюсь темноты, но сейчас я боюсь ещё выдать этот страх перед девушкой. Я ведь должен быть храбрым, и сильным.
Нащупываю в кармане мобильник и провожу по экрану пальцем, экранчик зажигается ярким светом, озаряя кабинку и разрезая тьму. – Это часа на два, если не на дольше. Что будем делать? – лучшее средство справится с паникой и боязнью – много болтать. Делаю шаг к Жене, всё ещё держа мобильник в руке, и оттесняю к стенке, туда, где нас прервала авария, - На чем мы остановились? – обнимаю её за талию, притягивая к себе, снова зарываясь в её волосы, вдыхая аромат, исходящий от неё и целую её ключицу.

+1

11

Я готова смириться с тем, что все наши начинания, какими бы они ни были, идет ли речь о совместном приготовлении ужина, об экскурсии по городу, о посещении торгового центра или, вот как сейчас, о ссоре на рабочем месте, так вот, я готова смиренно принять тот факт, что все наши начинания заканчиваются вот так - тем, что ты вжимаешь в любую доступную вертикальную плоскость и напоминаешь хозяйским движением своих рук, кто здесь главный. Я и не против, вобщем-то, потому как процесс этот в высшей степени приятный. Не знаю, связано ли это с тем, что мы целый год жили без физического контакта друг с другом, или просто молодость, буйство гормонов и все такое прочее... Но каждый раз, когда расстояние между нами сокращается до опасной близости, начинается катастрофа, потому что я перестаю соображать. Из работающих программ моего организма срабатывает только одна - как стащить с Джейса вещи, как, ловчее его к себе прижать, и как... ну вы поняли, логичное продолжение всего этого форменного безобразия в описании явно не нуждается.
  - Прям уж и поревновать тебя нельзя? - сквозь смех псевдо-обиженно интересуюсь, но ответ услышать мне точно не судьба, потому что процесс нашего общения прерывается довольно странным поведением лифта.
  К счастью, ни клаустрофобии, ни боязни темноты в списке моих фобий никогда не числилось, поэтому на заявление Джейса о том, что сегодня подобные неудобства - скорее система, чем исключение и что довольствоваться нам теснотой и темнотой придется не один час, отреагировала спокойно и философски. Какая разница, где мы провели бы эти два часа... За обедом, или в тесной кабине лифта? В конце-концов, хотя набить желудки нам здесь точно не удастся, можно найти массу других занятий не менее полезных и уж точно не менее увлекательных.
   Кажется, Джейс полностью согласен с моим мнением - об этом ясно свидетельствуют его дальнейшие действия, его руки, опять прижимающие меня к стенке и его провокационный вопрос.
- Выключай свой мобильник, - хихикая, бормочу в ответ. - Мне не нужен лишний свет... - для чего именно он мне не нужен, я уточнять не стала по той простой причине, что, даже не будучи закоренелой пуританкой, никогда ничего подобного не творила, а значит и надобности в озвучивании процесса тоже не было.
  Я резко вывернулась из объятий Джейса, и, следуя его примеру, прижала его собою к стене, цепко ухватываясь пальчиками за ворот рубашки:
  - Давно подумывала, но все как-то не было повода...И свет...Он мне всегда мешал, даже в темной комнате. Даже бледный и от уличного фонаря... - шкодливо посмеиваюсь, задевая губами подбородок Джейса и, отвлекая его поцелуем спускаюсь руками вдоль его тела вниз - к пуговице на джинсах. Пожалуй, я за короткое время нашего знакомства уже умудрилась изучить все застежки на всех комплектах одежды Джейса, так что пуговица подчиняется мне быстро и без возражений, а следом за нею и молния. По прежнему не давая Уиланду отдышаться между следующими один за одним прикосновениями своих губ, я запускаю холодные пальчики под резинку его нижнего белья, со знанием дела нащупываю там довольно быстро пришедший в боевую готовность орган и только теперь позволяю себе отлипнуть от рта Джейса на более долгий срок. Он не видит в темноте смущения на моем лице и, наверное, не предполагает, какой разворот событий я ему сейчас хочу предложить, вдруг резко опускаясь куда-то вниз. Он не видит, как я растерянно закусываю губу, по-дилетантски не зная, с чего начать и с какого бока лучше подступиться к процессу, но, думаю, теперь уже чувствует, что я задумала - чувствует вполне себе физически, потому что мое дыхание совсем-совсем близко с его пахом, а мои пальцы усердно избавляются от всяческих преград, спуская его джинсы ниже вместе с трусами.
  Я никогда этого не делала и знаю лишь в теории. Да и теория, вобщем-то, заканчивается на одном-единственном постулате - я только знаю, что в процессе должен участвовать мой рот и его...кхм...-да чего уж теперь стесняться и строить из себя целомудренную монашку?-его член.
   Отчаянно надеюсь, что делаю все правильно (если в таком деле вообще существуют какие-либо правила помимо единственно-логичного "не кусаться"), и, придерживая пальцами достойное такое достоинство, неуверенно обхватываю губами что-то гладкое и теплое. Надо же...Пока что мне даже нравится.

Отредактировано Genevieve Ventura (2013-09-29 20:47:36)

+1

12

Нельзя, - улыбаюсь в её губы, едва ощутимо целуя их, - только, - скольжу языком по нижней губе, обхватывая её губами и прикусывая зубами, тяну на себя, - мне, - скольжу уже нижней губой вдоль подбородка, обводя контуры и спускаясь к шее, - можно, - прикусываю кожу, под которой ощущаю пульсирующую артерию под бешеными ударами сердца, - тебя, - мое дыхание напрочь сбивается, когда я достигаю нежной ложбинки у основания шею, чуть ли не сгибаюсь в три погибели, смачно целуя вздрагивающую плоть, - ревновать! – заканчиваю тираду, выпрямляясь до уровня её губ и снова вовлекая в поцелуй. Мои руки по хозяйски шарят по её телу, дрожь прошла, а  может смешалась с возбуждением, ведь я  уже чувствую, как тесно мне внутри моих джинс, и как рвется наружу слабый хрип, исходящий почти из глубины души. Я уже наметил для себя план, по которому собирался действовать, но Жене перехватывает инициативу, пользуясь моим секундным замешательством, когда я увлекаюсь тем, что сквозь ткань её блузки снова начинают мять грудь.
Ох ты, - вырывается неосознанно, глаза уже привыкли в темноте, и я не так боюсь этой давящей темноты, тем более, я в ней не один и тишина не так давит, прерываясь нашими вздохами, ахами и соприкосновениями тел друг к другу. – А ты знаешь, как выбить меня из колеи, - всё ещё держу её за талию, пытаясь предугадать, что она собирается делать, радуясь, что она не видит моей ухмылки, и того, как я резко начинаю задыхаться, когда её рука спускается к поясу джинс и ловко расстегивает вначале пуговицу, а затем и ширинку. – А ты… - хочу сказать, что она мастер по растегиванию всех моих штанов, но голос меня предает, я задыхаюсь, ощущая её прикосновения  к своему члену и почти интуитивно догадываюсь, что она сейчас собирается сделать. Не успеваю её задержать, лишь опираюсь спиной о стенку лифта, закрывая глаза и прикусывая нижнюю губу. Руки опускаю на её плечи, не найдя им более интересного положения, ведь штаны, а с ними и карманы уехали в район колен.
Перспектива перепихона в лифте на работе меня возбуждала ещё больше, а ротик, который работал на уровне бедер – завершал всю картину. Мне оставалось лишь упираться затылком в холод стены, выгибаться навстречу её движениям и тащиться от каждого её движения. Вначале это было нечто нерешительное, даже немного скованное, но потом робость ушла, возможно потому, как пропал последний свет, что горел в моей руке. Да, мобильник выпал из моих рук, и я, боясь кончить раньше времени – мы ни о чем не говорили, и кончать ей ..кхм, в рот я не собирался. Поэтому превозмогая свои ощущения, представляю поляну,у сеенную цветами подсолнухов, нагибаюсь к Жене и,  сжав её плечи поднимаю, заставив встать с корточек. Обхватываю её лицо руками, нагибаюсь и целую, ощущая нагубах едва ощутимый, немного металлический привкус. Не знаю, откуда он, но мысли теряются, когда моя рука проскальзывает под её блузку и дотрагивается до теплой кожи. Сразу стираются все границы, всерамки рушатся, мне уже как всегда плевать – что сейчас может включится свет, раскрыться дверь и нас увидят в весьма не презентабельной позе – к черту, пуританам следует отвернутся, но это моя девушка, и я хочу её прямо здесь и сейчас!
Накрываю её губы своими, вовлекая в очередной безумный и безбашенный поцелуй, от которого уносит крышу далеко от этого места, разворачиваю её к стене, чуть не запутавшись в собственных штанах и звякнув пряжкой, опускаю руки с талии на ремень её брюк и ловко справившись с «паролем», запускаю руку между тканью стрейча и кожи. Нащупываю кружево её трусиков, проникаю под них, второй рукой обхватывая резинку брюк и тяну вниз. Отрываюсь от её губ, одним резким движением стаскиваю с неё ненужные сейчас брюки и чуть посмеиваясь в темноте, снова прижимаю девушку к себе. Меняю место нашего нахождения чуть правее, задирая её майку и приникая губами к груди, тереблю соски, посасывая и чуть ощутимо прикусываю их, одной рукой сминаю вторую грудь, а второй проникаю между её ножек, чуть развожу их в стороны и касаюсь возбужденного клитора. Ощущаю под пальцами влагу, когда проникаю чуть дальше, касаясь горячих губ, и проводя по ним пальцами.
-Ты вся горишь, - к черту прелюдии, я отрываюсь от её груди, быстро опускаю руки к попке, сжимаю ягодицы и приподнимая над землей, резким движением проникаю в неё, заставляя снова обвить мои бедра ногами. – Как в первый раз, - чуть слышно шепчу, сбиваясь с ритма, замирая, давая ей привыкнуть к ощущению меня в себе, сам же справляюсь с чувством де-жа-вю, когда по её приезду я чуть было не занялся с ней сексом на кухне стоя, так сейчас мы отрабатываем этот прием также стоя но в общественном лифте.
Прижимаю её лопатками к стенке кабинки, сжимаю попку в своих руках, снова кусаю её губы в диком поцелуе, тяжело и рвано дыша, начинаю двигаться резко, даже немного грубо, почти полностью выходя из неё и тут же возвращаясь снова, наращивая темп, торопясь, чтобы нас не застукали. Не думаю, что меня намного хватит, но попробую растянуть так, чтобы и её было приятно.

+1

13

Да уж, таким вещам точно не нужно учиться - оно все происходит по наитию, абсолютно интуитивно и инстинктивно. Достаточно просто прислушиваться к телу партнера, внимательно следить за тем, на каких именно движениях его словно прошибает током, и можно легко понять, как действовать для достижения максимального эффекта. А я девочка очень наблюдательная, и я замечаю, как под моими пальцами, периодически поднимающимися вверх по животу вдоль тещиной дорожки к пупку вздрагивает пресс под волнами наслаждения, стоит мне только кончиком языка очертить окружность на головке. Сначала я ощущаю определенный дискомфорт, пытаясь максимально поглотить отнюдь не мизерный стержень, но в конце-концов, подбадриваемая тяжелым дыханием Джейса и вдохновляемая тем, как послушно его тело подается навстречу мне, преодолеваю эту небольшую трудность, принимаясь за дело уже более решительно.
   Чувствую себя такой дрянной девчонкой, ведь подумать только - не прошло и пяти минут после нашего скандала, а я уже вытворяю такое в кабине лифта без малейших зазрений совести! Может, я и веду себя излишне бесстыже и развратино, но, черт возьми, это мой парень! Это мой парень, я его хочу и хочу доставлять ему удовольствие так, чтобы у него попросту не оставалось ни капли желания для других. Мне нравится доводить его до сладостного исступления и, хотя когда-то сама даже мысль о минете казалась мне постыдной, сейчас я считаю, что между двумя людьми, которые так нравятся друг другу, которые так близки, просто не может быть ничего запретного и неподобающего.
  Я не очень хорошо представляю себе, как логично подвести к концу всю эту пляску страсти, но Джейс вовремя приходит мне на помощь, увлекая к себе наверх и целуя мои губы, несмотря на то, где они только что побывали. О да, мой мальчик, тебя, вижу, прямо трусит от желания, чего я, собственно, и дожидалась. Мне нравится это чувство - то, что я способна уносить твою крышу быстро и безвозвратно, мне нравится этот маленький кусочек власти над твоим телом взамен на твою полноправную власть над моим. Поэтому не томи, расправляйся уже быстрее с моими брюками, и овладевай мною так, как тебе того хочется.
   Я уже не вздрагиваю - меня просто трусит от бешенного желания с каждым новым бесцеремонным прикосновением Джейса, в особенности, когда его пальцы дотрагиваются мест, где особенно горячо и где его прикосновения особенно желанны. Нельзя настолько сильно хотеть мужчину, даже если это - твой мужчина, даже если он вот вот овладеет тобою и исполнит каждый каприз твоего тела. Нельзя, потому что в тот момент, когда он наконец проникает, ты кричишь в истоме так, что не услышать этого крика не может даже подглуховатый сторож на заднем дворе здания. Притом, этот крик так много говорит об истории своего происхождения, что опять же, сомнений в том, что стало причиной и насколько хорошо сейчас его обладателю, быть не должно.
  Буквально вжимаясь в него всем телом, выталкиваю из себя раскаленные слова в ответ на эту реплику, наполненную шутливой страстной ехидцой:
- Рядом с тобой... - в этот момент "рядом" стало особенно сладостным, пронзив волною наслаждения так, что мне казалось, будто я просто сплющу Джейса ногами - настолько сильно я сжимала его бедра. - Я постоянно горю... - троеточием вырвался полукрик - мне кажется, пол-отдела должно было сейчас раскраснеться и завестись. Как бы чего не приключилось с бедным офисным планктоном, потому что слышать такие звуки и не реагировать - это нужно быть глухим импотентом или глухой фригидной пуританкой. Мне нравится эта грубость, равно как и нежность; все, что бы ни делал Джейс вызывает бурный отклик моего тела и я взрываюсь немыслимым возбуждением, которое, достигая пика, разливается волнами экстаза, побуждая тело рефлекторно сжимать внутри меня плоть Уиланда всякий раз, когда он врывается в меня. Я не хочу, чтобы на этот раз контакт между нами прервался даже после того, как я хрипло выдохну из себя остатки сладостного наваждения; даже после того, как он, сжав мои ягодицы еще сильнее и грубее, тоже подступит к порогу, ради которого и затевается вся эта бурная процессия. Я всякий раз смущаюсь говорить ему об этом, но мне так хочется ощутить его наслаждение изнутри - почувствовать, как он замирает, вжимаясь в меня. Я пью таблетки и мне совсем не страшны определенные последствия - поэтому сегодня я твердо намерена не дать ему выйти из меня, когда на него мощной волной обрушится оргазм. Я не скажу этого вслух, но, предчувствуя его эйфорию, попытаюсь отвлечь, попытаюсь сымитировать наступление второго оргазма у меня, чтобы он просто не посмел вот так просто обломить не удовольствие и, хочет он того или нет, но кончить вместе со мною, внутри меня, отбросив от себя все мысли о реальности.

+1

14

Вокруг темно, и мне ни капли не страшно. Надо же, неужели маленький мальчик, наконец-то вырос из страха темноты? Неужели он наконец поверил, что она не материальна, или виной всему то, что он заперт в кабине полтора на полтора с обожаемой девушкой, и занят весьма милым и приятным делом? Может именно поэтому он дышит через раз, жадно ловя губами воздух, стараясь как можно дольше продержаться, доставляя приятные ощущения своей напарнице.
Мои губы спускаются по щеке Жене, прикусывая скулу, чуть всасывая ко;у и оставляя, скорей всего, розоватый след. Не то, чтобы я хочу оставить на ней свои метки, эта перспектива меня радует, но сейчас я не хочу заклеймить её своими засосами, я лишь хочу, чтобы она поняла, поверила в то, что она у меня единственная. И сделать я это намерен именно языком тела, чтобы в ней не осталось ни грамма сомнения.
Нахожу губы и с новой силой впиваюсь в них, жадно кусая, не боясь, что могу проглотить, вжимаюсь с ней в стенку, придерживая за попку, и насаживая её на член. Когда дыхания не хватает, нехотя отрываюсь от её губ, упираясь своим лбом в её, тяжело дышу, замедляясь, но углубляя движение. От наших действий дрожит вся кабинка, от стонов и вздохов скоро возбудится весь офис, и мало кто не узнает, что мы виной всему этому переполоху. Голосовому.
Мы оба уже подходим к порогу, когда земля начинает уходить из под ног, и я готов вот-вот покинуть желанное тело, чтобы не кончить в него, но в какой-то момент останавливаюсь, доводя её первой, теребя клитор большим пальцем. Она кончает первой, издавая громкий стон, от которого у многих может заложить уши, но для меня это музыка, она моя, и сейчас мы оба доказываем друг другу принадлежность каждого из нас.
-И я горю.. – шепчу ей на ушко, резко выходя и ставя её на пол. По досадному вздоху понимаю, что это не то, чего она ожидала, но я не намерен просто так сдаваться, на одном оргазме мы не остановимся – по крайней мере мне мало. Я опускаюсь на колени, заставляю её раздвинуть ноги и устраиваюсь между ними. Пальцами раздвигаю её губы, провожу второй рукой по вздрагивающей плоти, ощущаю на пальцах её сок. Придвигаюсь ближе, очерчиваю языком контур возбужденного клитора, после вбираю его в себя и легонько посасываю, играя с ним языком. Проникаю в неё сначала одним пальцем, имитируя движения члена, после включаю второй, увеличивая темп и долбя её с внушительной скоростью.  Когда она снова начинает стонать, шумно выдыхая и дрожать под моими пальцами, я отпускаю нежный бугорок, и выпрямляюсь, накрывая её губы, давая почувствовать насколько она вкусная. Моя язык проникает внутрь её рта, находит её язык и сплетается с ним в безумном танце.
- Повернешься? – наверное, я просто говорю ей тот факт, предупреждая, что сейчас сделаю, прерывая наш поцелуй, сжимаю её попку в своих руках, затем обнимаю за талию и разворачиваю к себе спиной. Надавливаю на плечи, упирая её в стенку, и одним резким толчком снова вхожу в горячее лоно. Обхватываю её бедра, одной рукой сжимая упругие ягодицы, второй проникаю между ног и продолжаю массировать клитор. Увеличиваю темп движения, проникая в неё все глубже, становясь грубее и рыча, как животное, еле сдерживаю себя, чтобы не кончить раньше положенного и не стать закоренелым эгоистом, тереблю клитор, долбя её, наполняя кабинку звуками хлюпания и шлепков наших тел друг о друга. Наклоняюсь к ней, задыхающимся голосом шепчу, что она моя, прикусываю кожу шеи, задыхаюсь, упираясь лбом в её плечо и, когда она с громким стоном начинает пульсировать вокруг моего члена, делаю пару резких толчков, не подумав, что надо кончить вне её, изливаюсь внутрь, замирая и ловя воздух ртом.
-Черт, -  уже потом, когда я возвращаюсь в сознание от той сладкой неги, что разлилась по моим жилам и я понял, что только что натворил, виновато целую её плечо, прикусывая зубами, - я.. забыл.. – дыхание не восстанавливается быстро после такой скачки, света ещё нет, а я до сих пор внутри неё. Меня переполняет чувство нашей удовлетворенности, я обнимаю её за талию, и нахожу ухо, прикусываю мочку, заканчиваю мысль – я.. кончил в тебя… - что я наделал, не то, чтобы я не люблю детей, но как-то я не готов сейчас стать отцом, узнав через пару недель от Жене, что она залетела от меня в лифте, после нашей очередной ссоры. Наверное, мой мозг уже нарисовал картину этого события, но я отгоняю все его попытки, стараясь не портить момент и не спросить, хорошо ли ей было. Просто тычусь носом в её плечо, целуя каждый миллиметр её нежной кожи легкими поцелуями.

+1

15

Джейс, мой неутомимый Джейс... Мне иногда кажется, что я вот-вот просто задохнусь или сойду с ума от того, сколько ненормального, искрометного, безбрежного удовольствия меня накрывает за недолгое время нахождения рядом с тобой. Каждый раз кажется, что дальше уже нельзя, дальше уже будет за гранью и удовольствие станет просто невыносимым, но оказывается, что его очень даже легко "терпеть", в особенности, если кричать как следует и судорожно ухватываться за любые попадающиеся под руку части тела любовника. И каждый раз, когда мощная волна удовольствия, одарив благами на несколько секунд эйфории начинает ускользать, становится даже досадно, поэтому хочется получать еще и еще. И ты, Джейс, доблестно исполняешь даже неозвученные мои желания. Ты не останавливаешься на первом разе, ты опять даешь мне почувствовать свою близость и то, что между нами совершенно не существует никаких предрассудков и "нельзя", ты вытворяешь своим языком и пальцами такое, что даже слова сложно подобрать для описания ощущений, тесно переплетшихся с эмоциями.
  Я уже мысленно ставлю себе галочку, что нам еще с тобой непременно стоит попробовать, когда под нами будет горизонтальная плоскость, но надолго отвлекаться просто не могу - потому что мои мысли просто растоптаны огромными лапищами возбуждения. Оно сильнее меня, оно сильнее моего рассудка и кричать я, кажется, сегодня буду до хрипоты.
  Ты разворачиваешь меня лицом к стене, заставляя подчиниться нажиму рук и я улыбаюсь темноте, полностью подчиняясь прикосновением влажных от жара между нами ладоней к своим бедрам и талии, упираюсь руками в стену, выгибаюсь так, что вся моя спина превращается в натянутую струну и снова ощущаю, как в меня врывается горячая, твердая плоть. Жаль, нельзя ЕЩЕ глубже, потому что это просто физически невозможно; мне тебя критически мало - не потому, что размер недостаточно велик - не хочу хвастать, но он более чем достойный; мне было бы тебя мало, наверное, в любом раскладе, при любых рассчетах, просто потому что насытиться этой страстью полностью, видимо, невозможно. Поэтому я с азартом каждый раз подаюсь навстречу тебе и с таким же неистовством чуть отодвигаюсь, когда ты выходишь, чтобы потом опять, с  еще большим размахом пронзить свое тело твоим членом. Я добровольно отдаюсь тебе на растерзание и выжимаю из собственного тела все, что только можно от него получить; я отдаюсь тебе почти по-животному безумно, бездумно, безудержно и повинуясь инстинктам; все мое тело превращается в раскаленную страстью напряженную мышцу. Пока я снова не оказываюсь на самом пике эйфории, на самом острие пикантного удовольствия, дрожащая в твоих руках, как объятая лихорадкой, как задыхающаяся. У меня уже нет сил даже кричать, поэтому я будто бы плавлюсь в твоих руках, становясь мягкой и податливой. И только лоно моё по прежнему пульсирует, с силой сжимая в себе источник моей необъятной сладости.
  Наконец. Наконец я получаю от тебя ВСЁ без остатка! Ты либо настолько забываешься, либо просто не находишь другого выхода ( мы же не дома, где можно пачкать все, что ни попадя), но я чувствую, как внутри меня извергается твоя страсть, как твой член уже не рвет меня неистово своим желанием обладать снова и снова, а просто замирает. И это великолепнейшее ощущение. Самое лучшее из всего, что было за эти несколько недель.
   Я догадываюсь, что ты, обнаружив собственную несдержанность, будешь слегка разочарован, поэтому только безмолвно улыбаюсь в ответ на тихое отчаянное "черт". Одной рукой я наконец отлипаю от стены, стараясь, чтобы в остальном мое тело все же оставалось неподвижным (не хочу, не хочу ни за что на свете нарушить это восхитительное слияние тел!), и дотягиваюсь ладошкой до твоей  талии. Поглаживаю ее, отвечая на твою извиняющуюся нежность, - это все, на что я сейчас способна в такой позе.
  - Да, - тихонько, хрипло отзываюсь сквозь улыбку. Ты должен услышать её, - мою улыбку. Ты должен понять, что мне ни капли не досадно от того, что ты был так неосмотрителен, а с точностью да наоборот. - Я заметила... - мурлыкну и поверну голову в твою сторону, чтобы попытаться дотянуться носом до твоей макушки - ты так кстати притулился носом к моему плечу, что мне это удается и я ощущаю сладкий запах твоих волос. Господи, я их просто обожаю. Обожаю их. Обожаю твой нос с аристократической горбинкой, трущийся о мое плечо. Обожаю всего тебя, Джейс Уиланд, хакер из Сакраменто. - Джейс... - негромко зову, и этот тихий перезвон голосов так разительно отличается от тех громогласных криков, которыми мы битый час наполняли несчастную лифтовую кабинку.- Джейс, это было восхитительно, правда... Не выходи... Еще немного. Когда мы занимались любовью у тебя дома, мне всегда хотелось заснуть вот так, ощущая тебя в себе. Хочу сохранить это ощущение еще хотя бы ненадолго.
  Это, наверное, эгоистично, не сказать тебе сразу о том, что поводов волноваться у тебя совершенно нет, что таблетки, которые я пью - проверены временем. Это, наверное, несправедливо, так спокойно принимать твою взволнованность и не говорить ни о чем. Но... Ты так забавен в этом своем беспокойстве. Я скажу, обязательно. Позже. А пока просто ни о чем не думай и знай, что я сама этого хотела.

Отредактировано Genevieve Ventura (2013-10-01 19:48:38)

+1

16

Мне слишком хорошо рядом с ней, ощущать себя  в ней и её на мне. Целовать её кожу, прикусывая губами, доставлять ей удовольствие. Но то, насколько я был только что безответственным начинало меня гл ожить.
Я даже не знаю, что ей ответить, замираю от каждого прикосновения, когда она зарывается носом в мои волосы. Не то, чтобы я в диком восторге от этого жеста – ну что поделать, я не люблю, когда кто-то роется в моих волосах, сразу вспоминаю аналогию с животным миром, представляя себя обезьяной, у которой другая обезьяна ищет блох, - сравнение не ахти какое, поэтому вот такое и отношение к таким нежностям.
Не тороплюсь покидать её тело, мне кажется, или мы настолько хорошо подходим друг к другу, даже скорее идеально, чем хорошо.
-Не буду, - целую нежно её плечо, которое освободил от майки, спустив чуть ниже. Забираюсь руками под неё, нахожу грудь и опять сжимаю. Внутри растет новая волна возбуждения, и, если я не хочу, чтобы нас застукали в лифте все коллеги, то пора бы и честь знать. Нехотя, и нарочито медленно покидаю её поддатливое тело, с сожалением и вздохом сопровождаю это действие, после опускаюсь, поднмиая сваленные в кучу свои джинсы и её брюки. Стараюсь скрыть свое волнение по поводу того, что толкьо что произошло, думаю,к ак бы начать разгвоор, волнуюсь, представляя, что через пару недель меня ждет тест на беременность с двумя полосками. И дело совсем не в том, что я не хочу детей, не люблю их или ещё что-то в этом роде. Я попросту ещё не готов стать отцом, вспоминая то, какие у меня у самого родители были. Рано ещё, мне ведь всего двадцать три.
В молчании надеваю на себя джинсы, застегиваю ширинку и пуговицу, как тут свет загорается и шестеренки на троссах начинают шумно вращаться. По моим рассчетам, ехать нам вниз буквально минуты 4-5, можно ещё кое-что сделать. Улыбаюсь, подкрадываясь к девушке, которая занята застежкой на своих штанах, когда приближаюсь к ней, кладу руки на её, прижимая к телу, помогаю застегнуть пуговицу, и, поднимая её лицо к себе, держа за подбородок, жадно целую. Одной рукой скольжу по шее, зарываясь пальцами в волосы, притягиваю к себе, второй обвиваю талию и также прижимаю к себе, стараясь, наверное, вжать её в себя. Ощупываю знакомые места, сжимая её попу, после поднимаю руку к плечам и сжимаю их, не отпуская и не прерывая поцелуй. Даже когда лифт остановился, и тихий звонок оповестил нас о том, что двери открылись, я не сразу разжал наши объятия, лишь приоткрыл клаза.
-Вот и приехали, - улыбаюсь, прикасаясь к её лбу, и чуть отодвигаясь от губ, прижимая девушку к себе, после разворачиваюсь, приобнимая её за талию и целуя висок, направляюсь к выходу. Какого же мое удивление, когда прямо перед входом в лифт я вижу ту самую, то яблоко раздора, из-за которого я чуть не потерял мою девочку. Что же, теперь она знает, кто навсегда поселился в моем сердце, и на кого, по её словам, я её променял. – Едем в кафе, тут недалеко очень хорошее местечко есть, - сильнее сжимаю объятие, требовательно прижимая Жене к себе, боясь, что при виде Глории она опять может исчезнуть, несмотря на то, что сейчас произошло в лифте. Снова целую в висок, ощущая на губах сладковатый привкус, улыбаюсь ей, и веду на выход. Сейчас я неимоверно счастлив, и собираюсь пообедать со своей девушкой, что может быть лучше?
В кафе, немногим позже
- Мне, пожалуйста, Род Айленд Клем Чаудер, запеченные куриные крылышки с соусом, двойной эспрессо и яблочный пирог, - во мне проснулся зверский аппетит, а может я попросту давно не ел. Кстати, а когда я ел?Правильно, вчера вечером, а сейчас – смотрю на часы, - почти половина третьего дня. Закрываю меню, и с улыбкой смотрю на Женевьеву, кивая официанту в её сторону, давая понять, что я все заказал. Когда официант удаляется с нашим заказом, я накрываю ладошку Женевьевы своей рукой, легонько ласкаю её подушечками пальцев.
-Как ты смотришь на то, чтобы после обеда сходить погулять в ботанический сад? Я люблю это место, и там очень красиво, ты должна на это посмотреть, - с момента приезда девушки прошло не так много времени, но каждый день я водил её в самые любимые и красивые свои места, показывая и знакомя её с городом. Мне очень хочется, чтобы она прониклась им, увидела всю красоту, и, эгоистично. Осталась со мной в нем навсегда.

+1

17

Я уже как-то решительно потерялась во времени и вряд ли смогла бы подсчитать и тем более - вразумительно озвучить, сколько же секунд-минут-часов мы с Джейсом предавались любовным утехам в таком неподходящем месте. Хотя, отчего ж неподходящем? Как по мне, так любое место, где он может спустить штаны и где нам не мешают - вполне подходящее...
   Я принимаю его ласки, как что-то совершенно естественное и неотъемлемое, чуть выгибаясь под особенно волнующими движениями мартовской кошкой. И да, жаль, но он прав - мы не можем стоять вот так вечно, слившись друг с дружкой и игнорируя наличие окружающего мира как такового. Хотя, если честно, именно этого и хотелось, но, как только руки Джейса чуть с большим упорством сжали мою грудь, я поняла, что еще совсем немного, и захочется мне уже совсем другого. Не тишины и покоя в объятиях обожаемого любовника, не мирного единения с его телом, а новой безумной гонки за эйфорией, нового славного кусочка нашего разврата, как любимого тёткиного пирога, который так и хочется стащить неостывшим с подоконника...
   Тихонько хихикая (ну забавляет меня вся эта ситуация, ей-Богу!) принимаюсь за приведение себя в достойный вид, охотно принимаю помощь Джейса и во время всего этого процесса играючись пытаюсь своровать у него еще парочку коротеньких поцелуев. До чего ж он... Даже не знаю, какое подобрать к этому слово, но, когда он рядом, у меня бесконечно огромное желание клеймить его своими прикосновениями, чтобы ни одна живая душа в мире не усомнилась в том, что он принадлежит мне и только мне. Что только мои губы могут так задорно ухватываться за мочку его уха, что только мои ладони могут щипать его за ягодицы, что только я могу со сладким удовлетворением вспоминать, как он был во мне минуту назад.
  Лифт дергается, свет мигает и я понимаю, что мы ох-как вовремя закруглились со своими секс-играми, поэтому сдавленно посмеиваюсь, отчетливо представляя себе перспективу быть застигнутой в самый пик эйфории, когда я в сердцах стучала по стенкам лифта, скребла по ним ногтями... Господи, Джейс, да с нас только порно-фильмы снимать, хотя, пожалуй, пока ничего нового мы с тобой не придумали (непорядок, займемся этим на досуге!).
    Мне очень приятно то, с каким рвением он прижимает меня к себе и как демонстративно целует, будто бы заявляя любому косому взгляду в наш адрес о том, что им стоит заранее поостеречься думать обо мне какие-нибудь гадости, а иначе злобный Хакер Уиланд таких глюков в системе им нахерячит, что их в ближайшее время будет ожидать не такой секс, как был у нас, а более грубый и извращенный - с неработающим компьютерным железом...
   Нам на встречу, к слову сказать, в тот самый момент, когда мы собираемся мирно покинуть наконец место нашего недолгого, но очень продуктивного, заключения, выплывает собственной персоной белобрысое ничтожество, дерзнувшее посчитать, что Уиланда можно взять нахрапом и обойдя меня, как несуществующее препятствие. Мне, по правде говоря, нет до нее особого дела - я не испытываю к ней ненависти, просто блеклое равнодушие; не доросла она еще до того уровня моих врагов, к которым я могу испытывать что-то кроме ленивого безразличия; но, тем не менее, не удержавшись от злорадства, оглядываюсь и ехидненько корчу рожицу. Беззлобно, но так самобытно и победоносно, что ощущать себя начинаю еще превосходнее. Мой секрет счастья прост: секс-секс-секс и капелька злорадного морального удовольствия.
   Я благодарно принимаю очередной знак внимания Джейса и поднимаю на него светящийся искренним обожанием взгляд:
  - Уиланд, я просто удивляюсь, что эта сучка не успела оттяпать тебя у меня еще до того, как я приехала в Сакраменто... Ведь ты даже не был уверен, встретимся мы с тобой или нет, - мимоходом замечаю, но не утруждаю себя излишне размышлениями на эту тему.

  Я была полностью солидарна с Джейсом в его желании схомячить все, что только может предложить скромное меню довольно приятной кафешки. Впрочем, не знаю, было ли у него желание съесть также и столовые приборы, закусить салфеткой и, возможно, даже полакомиться проворными пальцами официанта, но я уж точно была так голодна, что любой предмет вызывал у меня ассоциации исключительно с едой. Я напоминала себе мультяшных героев: того же Тома, который в особо голодные времена, глядя на Джерри, видел кусок сочного мяса.
  Не желая сейчас вообще заморачиваться на предмет заказа, я просто коротко бросила официанту, что все перечисленное Джейсом следует исполнить в двойном объеме и снова полностью переключаюсь на своего парня.
  Ты жадина, Уиланд. Ты не даешь этому миру ни капельки меня, ты забираешь целиком мое внимание, мои мысли,мое время и порой даже дыхание! ВОт и сейчас, поигрывая шаловливо пальцами под весом твоей руки и ощущая легкую щекотку от ласковых прикосновений твоих подушечек, я замечаю, что мир вокруг теряет краски и четкие очертания.
   Я чуть было не ляпнула, что из всех цветов признаю только кактусы, что я совершенно ненормальная девушка, которая к цветам более чем равнодушна, но отчего-то расплылась в счастливой улыбке и охотно закивала:
- Я хочу его увидеть. Конечно же, я хочу его увидеть - твой ботанический сад, - должно бытЬ, просто потому, что это место нравится тебе. Нет, я, конечно, не влюбленная без памяти дурочка, которая готова отречься от всех своих предпочтений и возложить все свои интересы на алтарь, в угоду своей второй половине, но тем не менее, мне нравится наблюдать за реакцией Джейса на те или иные вещи, узнавать, что приводит его в восторг, в особенности, если я никогда не могла предположить за ним ничего подобного. Уж как-то совсем он не смахивал на человека с романтичным складом характера.
  По какой-то неподвластной логике ассоциативной цепочке я переключаюсь с ранее неразгаданной мною романтичности Джейса на его недавние тревоги, так явственно читавшиеся на его лице - тревоги по поводу неосторожного завершения нашего акта любви. И, как всегда, не утруждая себя выждать до более удобного мгновения, загораюсь, как лампочка:
- О, Джейс! Я...Я хотела тебе сказать сразу, но... - делаю торжественную паузу, драматично отбирая свою ладошку из-под его руки. Трагично закусываю губу и заламываю брови - ну еще секундочку, пусть всего секундочку помучиться! - Джейс, я позволила тебе остаться во мне до конца, потому что ... - перехожу на шепот, потому что мне как-то не улыбается делиться нашими интимными тайнами со всякими ушастыми соседями. При таком раскладе, как я изобразила, Джейсу наверняка должно было показаться нечто ужасное и уже наверняка свершившееся, но теперь я уже поторопилась продолжить и развеять его страхи: - Уиланд, прекрати париться, я пью таблетки, - заливисто хохочу, наклоняясь к нему и обвивая его шею ладошками, чтобы удобнее было прижиматься лбом к его лбу - это у нас, видимо, что-то типа фирменного жеста.

Отредактировано Genevieve Ventura (2013-10-03 01:55:51)

+1

18

Постоянно задумываться о том, что такое счастье, думать, где и как его достичь и найти. И в конце концов приобретать его в виде девушки, которая сможет принять тебя таким, какой ты есть на самом деле. Романтические сопли, которые лезут из меня рядом с Женевьевой в данный момент меня не особо волнуют, даже утихла моя ненависть ко всему такому, что с этим связано. Наверное, до неё я попросту не понимал, что может сделать сильное чувство обожания, привязанности, чувство, которое требует постоянного обладания желанным телом, ежесекундного прикосновения к её коже и благоговейного вдыхания аромата её геля для душа. Сегодня я пережил все круги ада, когда думал, что потерял её, и вознесся к седьмым небесам, когда достиг пика блаженства вместе с ней.
Сейчас мне просто необходимо было касаться её, проверять – материальна ли она, не исчезнет ли в свете солнца, как мультяшный вампир. Поэтому я и накрыл ладошкой её руку, лаская её пальцы, внутреннюю сторону кисти. В какой-то миг она сама убрала руку из-под моей и слишком серьезно на меня посмотрела. Я открыл было рот, хотел что-то сказать, перед глазами всплыло отчетливо то, что произошло в лифте и как следствие – то,ч ем закончилось. Снова возникла паника, опасение, что она может забеременеть от того, что  не уследил, не побеспокоился и вовремя всё не сделал. Вот предупреждали же меня, что могу забыть – в итоге, я забыл.
-Я.. – слова застревают в горле, я готов уже сказать, что если случиться самое страшное. Блин, разве дети – это самое страшное? Я вполне устоявшийся в жизни человек,у  меня ест работа, есть хороший заработок, но.. Мне всего двадцать три года, я не хочу становиться отцом так рано, я неготов к этому шагу, но ради неё я готов попробовать, готов рискнуть, - Я хочу.. – снова осекаюсь, она смотрит так серьезно, после понижает голос и сообщает то, что снимает камень с моей души. Она улыбается, ей смешно, а я готов психануть и снова повести себя как истеричная бабенка, страдающая пмс. Но нет, я же мужчина, хоть и немного задрот. В ответ на её слова, я улыбаюсь, хотя перемены в лице заметны, я вижу это по её глазам. Ловлю её губы, когда она перегибается через стол и тянется ко мне – целую, нежно, будто мы пожилая пара, которая вот-вот будет омечать больше пятидесяти лет совместной жизни. Запускаю руку в её волосы, чуть оттягивая голову назад и сжимаю нижнюю губу своей. Зараза, - проносится в голове, я улыбаюсь, и быстро лизнув её губу, отпускаю.
-Я рад, что все так произошло, - облегчение в голосе слышно даже мне, улыбка не сползает с лица, - поверь, ведь я уже морально настраивался на то, что могу стать ..., - я замолкаю, подходит официант, ставит перед нами заказ. – Суп очень вкусный, - перевожу стрелки на еду, отвлекаясь от мыслей, что роятся в моей голове. Чудно, значит, опасаться нечего. Можно спокойно поесть!
Беру ложку, опускаю в суп, от которого идет легкий пар, и пробую – да, определенно это блюдо в этом заведении – умеют готовить. Поднимаю глаза на девушку и наблюдаю, как она ест первое. – Вкусно? – дежурная фраза перед тем, как я сам накинусь на еду. Сегодня был трудный день, и голодный зов желудка быстро затыкается под тем, как я отправляю ему пищу.
Когда мы закончили обедать, жестом подзываю официанта и прошу принести счет, пока тот его несет, тянусь к Жене через стол рукой, запуская руку в волосы и ласкаю её щеку.
-Я никогда не перестану наслаждаться нежностью твоей кожи, - кажется, раньше я бы никогда не сказал такой бред, но опять же, она меняет меня – и рядом с ней мне нравятся такие перемены. Другой я не смогу сказать и большей части того, что говорю моей итальяночке.
К нам подплывает официант, кладет возле меня небольшую книжечку, из которой торчит чек, после собирает посуду и отходит. Пока он бегает, я вкладываю в книжку деньги и чаевые, встаю, обходя стол, беру руку Жене и помогаю ей выйти. После обнимаю и направляюсь к выходу. На стоянке я продолжаю прижимать девушку к себе, ловлю такси. Пока это удается плохо, отрываюсь от шоссе и снова целую её. Прикусываю губы, нависая над ней, держу в руках её лицо, а после поцелуя легонько касаюсь кончиком носа её носа.
- От тебя у меня сносит крышу, - шепчу на ушко, обдавая жарким дыханием кожу вокруг. Чувствую, как внутри снова поднимается желание и призываю всю силу воли, чтобы не оттащить её в темный угол и не дать разрядку нам обоим.  Видимо, это все настолько явно написалось на моем лице, что я заметил легкое удивление в её глазах. – А вот и такси, - на удачу мне опять удалось сменить тему разговора, ведь около нас остановилась желтая машина. Пропуская её вперед, я залажу вслед, называю водителю адрес, и поворачиваюсь к спутнице. Тянусь к её руке, сплетаю пальцы со своими и, подняв к губам запечатлеваю на её руке легкий поцелуй.

-Мы как раз успели до закрытия, тут есть очень красивое место, - и что, что я могу показаться сентиментальным юнцом, но я действительно люблю прогуливаться по ботаническому саду. Здесь приятно пахнет, уютная атмосфера и есть где разгуляться моей богатой фантазии. А в одном из частей сада есть небольшая лестница, которая вьется вверх. Она не доходит до второго этажа, на половине обрывается. Видимо её сделали в поддержку вьющимся растениям, ведь те так и свисают с перил, создавая красивый, зеленый, цветущий узор. – Идем за мной, - обнимаю её за талию, когда мы прошли рисепшен и заплатили за вход, улыбаюсь в её волосы, и оборачиваюсь на возглас женщины-билетерши.
Мы скоро закрываемся, так что недолго, - она хорошо меня знает, я тут частый гость, а может мое обаяние на неё так подействовало, и она нас пустила прямо перед закрытием. Сюда, - отрываюсь от своих мыслей и веду Вентуру в глубину сада. Казалось бы, мы идем в самую чащу, но есть там одна тропинка, именно на которую я и сворачиваю. Вдалеке виднеется конструкция, цель моего визита сюда. Проверяю карман, не потерял ли я свой подарок для неё - нащупываю его и крепко сжимаю в руке, но быстро отпускаю, обнимая Жене за талию.
Когда мы доходим до лестницы, я помогаю ей забраться повыше, зная, что сейчас начнет заходить солнце и его свет сделает то место, где мы находимся почти сказочным – много раз наблюдал, представляя, как можно это использовать в компьютерной игре.  Так и сейчас, я становлюсь чуть ниже, недолго смотрю на девушку, а потом наклоняюсь и шепчу на ухо: "А теперь смотри," - и отхожу в сторону, давая ей насладиться тем видом, что открылся перед ней. Сам же не смотрю на цветы, смотрю на неё – в её глазах отражается всё, что она видит. Пока Жене не следит за мной, незаметно кладу руку в карман, нащупывая тот подарок, что хочу ей вручить.

+1

19

Ты рад... Конечно, ты, черт возьми, рад! Но ты себе не представляешь, насколько я рада, что, однажды испытав на себе все муки ада, когда мне показалось, что я необдуманно, незапланированно и очень...очень невовремя залетела, я зареклась пускать сей процесс на самотек. С того момента я не пропустила ни одного дня без таблеток, раз уж испытываю такую непримиримую неприязнь к "резинкам", потому что я, пожалуй, не хотела бы иметь детей еще больше, чем любой юноша твоего возраста, Уиланд. Потому что в тот момент, когда я думала, что мне предстоит неизбежное, я представила себе, что рано или поздно пошлю к чертовой бабушке моего бывшего, эту истеричную, ревнивую скотину, у которой регулярно падала планка и который свои психи мог вымещать не самым безобидным образом (к счастью, получить подтверждение этому мне так и не довелось), но со мною клеймом на всю жизнь останется маленький человек, на которого я всенепременно угроблю лучшие годы своей жизни; и они, эти лучшие годы, уже никогда не вернутся; и запал, и вдохновение юности - тоже не вернется. Останутся только вечная обида на родную кровинушку, так не в тему испоганившую мне жизнь. Вобщем, да. Матерью становиться я не то, что не собиралась в ближайшее время, а, если признаться совсем уж откровенно, то не хотела категорически. От слова "вообще". И, наверное, было бы справедливо сказать об этом Джейсу сейчас. Торопливо пробормотав себе под-нос пару предложений на итальянском, словно я репетировала то, что хотела сказать, я выдохнула и практически скороговоркой, но с невиннейшей улыбкой пролепетала:
- Можешь даже не начинать настраиваться. Я не планирую заводить детей в ближайшем тысячелетии... - у меня было некоторое опасение,что подобные слова могут оттолкнуть Джейса. Потому что, как бы ни был свободолюбив парень, как знать, каким он видит свое будущее. И то, что сейчас он не готов к отцовству - вполне закономерно, и вовсе не должно означать, что он не захочет этого через десять лет. Но что-то внутри меня подсказывало, то мы с Джейсом в этом смысле нашли друг друга. Двое беспечных, горящих друг другом, горящих жизнью человек. Было в нас что-то просто таки пугающе-родственное, что мне под час даже не верилось, что так бывает, что два человека могут быть друг другу настолько близки, невыразимо и неописуемо близки, что кажется невозможным существование вне друг друга.
   Суп и правда был очень вкусный, учитывая, что с утра я самым безответственным образом забыла позавтракать, поэтому я молчаливо выразила свое согласие с предыдущим оратором и принялась торопливо опустошать тарелку. Только к концу трапезы я так некстати вспомнила о правилах приличия, немного смутилась и пожелала Джейсу приятного аппетита.
   Когда мы окончательно расправились с сытным обедом я уже готова была предложить отправиться куда-нибудь отдохнуть в горизонтальном положении, но вовремя вспомнила, что в наши планы входило несколько иное, более активное времяпрепровождение.
   Джейс в очередной раз наградил меня своим любовным прикосновением, а я в ответ на это довольной кошкой прикрыла глаза. Я кинестетик чистой воды, поэтому физический контакт, даже если он и не подразумевает конкретного интима, для меня многое значит. А в его прикосновениях я буквально купаюсь, я питаюсь от них хорошим настроением и зарядом позитива. Поэтому слова в ответ на его фразу сыпятся из меня совершенно непроизвольно и необдуманно, как выпадают вещи из карманов, когда аттракцион переворачивает тебя вверх-тормашками:
  - Когда мы состаримся и моя кожа будет напоминать на ощупь туалетную бумагу, уверена, тебе надоест! - я вовсе не ставила целью выпотрошить все романтические порывы Джейса, просто язык мой - он неподвластен ничему в целом и мозгам в частности... Я как-то машинально немного осеклась потому что мне не хотелось бы, чтобы Джейс подумал, будто он теперь привязан ко мне на всю оставшуюся жизнь. Прелесть наших отношений была в том, что мы, будучи вместе, не ощущали себя лишенными свободы, как это бывает в некоторых парах - возможно, причина в том, что мы не особенно заглядываем в будущее и не строим планов, которые, рушась, могли бы разочаровать нас. Поэтому шутить на предмет нашей совместной старости было не лучшим, что я могла сказать в ответ и, чтобы Джейс не зациклил на этом свое внимание, мне стоило бы чем-то его отвлечь (понятно чем: поцелуй - самый беспроигрышный вариант). Но обстоятельства сыграли мне на руку, он как раз принялся расплачиваться, а после мы и вовсе отправились на охоту за такси.
   Рядом с ним было легко. Легко чувствовать себя любимой, нужной. Легко нуждаться в нем и вдыхать полной грудью всю ту романтическую ауру, которая помимо нашей воли возникала вокруг нас. Я по природе своей не слишком романтична и практически не склонна на всякие подвиги,  пробивающие на слезу умиления, но тем не менее мне не чужды всякие безуминки, которые делают отношения яркими, пестрыми и незабываемыми.
   Послушно следую за молодым человеком в ботанический сад, мысленно поражаясь тому, насколько он бывает разным. Я его видела и страстным любовником, и зацикленным на своем деле программистом, который видит весь мир, должно быть, в двоичном коде, и простым растрепанным, заспанным с утра парнем. А теперь вижу вот таким, совершенно особенным, не похожим на самого себя. Моим. И еще, мне льстит то, что это место для него, вероятно, какое-то совершенно особенное, и вряд ли он водил сюда каждую свою пассию, раз за разом говоря заученный текст и выдавая случай за уникальный.
  Когда мы прошли в глубину этого царства флоры, собрания всего самого живописного, что только есть в мире цветов, моему взгляду открылась совершенно неожиданная в таком месте конструкция - лесенка, на которую меня очень скоро взгромоздил мой блондинчик. Я кладу руки на плечи Джейса, но совершенно не могу сейчас смотреть в его глаза - то, что начинает происходить вокруг, сочетая в себе игру света, причудливых форм цветов, их теней и всевозможных расцветок, приковывает мой взгляд и на это время я забываю, насколько равнодушно отношусь к необъятным букетам, которые ухажеры со скудной фантазией с завидным упрямством таскают дамам своих сердец.
- Это...восхитительно, - на кой черт мне сдались бы эти букеты, если гораздо более приятно, неожиданно и прекрасно - оказаться буквально внутри такого гигантского букета?
  Все еще не смея отвести взгляда от открывшегося передо мною зрелища (ану как оно возьмет и торопливо исчезнет, стоит мне только отвлечься?), я нервно тереблю ворот рубашки Джейса. Просто волнуюсь без особых на то причин. Просто все слишком красиво. Настолько, что даже боязно становится от того, что это когда-нибудь может закончиться...
- Dèi! Джейс...Джейс Уиланд, ты знаешь, что я тебя обожаю? - прижимаюсь щекой к  его щеке, ощущая приятную щекотку от пробивающейся щетины. Сложнее всего говорить "люблю", даже когда внутри надувается целый воздушный шар эмоций - это выглядит слишком решительно, слишком серьезно и многообещающе... Но свое обожание я тебе подарю всецело и без остатка. Ты это заслужил.
   Прикрываю глаза, перед которыми все еще стоит эта картина, которую хотелось бы написать акварелью, если бы я умела. Вот оно - мое маленькое абсолютное счастье.

+1

20

Но мне нужен этот материал именно сегодня вечером! – мой голос нервно звучит, звонко раздаваясь в пустом холле. Уборщица, которая сейчас убирает у нас, обернулась и злобно шикнула в сторону, а я лишь невольно пожал плечами, мол, не в библиотеке. На другом конце провода неприятный елейный голосок сообщил, что исключительно из-за того, что я постоянный клиент, они все сделают в лучшем виде, и что вечером мне придет пакет.
В который раз я поблагодарил, что выбрал этот интернет магазин, саркастично сообщив, что напишу гневную характеристику оператору, если моя покупка не придет в срок и нажал на отбой. После кинул телефон в карман брюк и поспешил домой, где меня ждала моя девушка.


Она казалась такой красивой в свете заходящего солнца, такой сказочной, нереальной, волшебной, что я боялся заговорить,с пугнув это видение. Глядя на неё, а она была сейчас со мной практически одного роста, я с улыбкой вспоминал вчерашний разговор, сжимая в кармане весьма необычную вещицу. Сегодня у нас маленькая годовщина, и я хотел сделать её особенной, поэтому облазил весь интернет в поиске нужного мне подарка. Девушка знала, что я не совсем обычный парень, да и я не хотел дарить ей банальные подарки, поэтому наткнувшись буквально неделю назад на материал одной из статей Википедии, загорелся идеей подарить Жене крупицу Вселенной.
Тихонько выуживая из кармана кулак, сжимающий неизвестную ей вещицу, и, пользуясь случаем, что девушка не смотрит в мою сторону, хоть и прижимается ко мне всем телом – так, что я могу ощутить, как бьется её сердце, - сгибаю руку и протягиваю в её сторону.
-Женевьева, - мой голос немного дрожит от волнения, да и сам момент мне очень нравится – такая игра красок, которая переливается в глазах и волосах девушки, - Знаю, что я не совсем нормальный человек, и сегодня заставил тебя решить самое ужасное, но… - я разжимаю кулак, показывая ей небольшой кулончик из неизвестной породы, который висит на серебристой цепочке. – Это не совсем обычный камень, не драгоценный, и вообще такой породы нет на земле. Уверен, что метал настоящий, ибо я сам его отколол несколько месяцев назад от метеорита, что упал в другой стране. Да, - я наклоняюсь к ней, томно шепча на ушко, - это порода с другого конца Вселенной и я хочу, чтобы она была у тебя… Как знак моих к тебе чувств.
Я не могу произнести ей то, что я люблю её. Нельзя вот так говорить это слово, ведь оно сразу к чему-то обязывает. Не то, чтобы я не любил её, я просто не знаю, что это за чувство, и если это то, когда внутри все переворачивается, создавая впечатление,  как будто там порхают бабочки – то да, я безумно люблю эту девушку. А если это что-то другое? Вдруг я не прав, и я просто влюблен? Поэтому, я не говорю слов на букву «л» пока не буду полностью уверен в своих чувствах.
- Повернись, - беру на себя инициативу, разворачивая её к себе спиной, и завожу руки, вешая кулончик на шею. Застегиваю и поправляю, запечатлевая поцелуй на её плече. – Надеюсь, тебе нравится, - улыбаюсь, прикусывая кожу на шее, поднимаясь выше поцелуями, доходя до губ. Руками погружаюсь в её волосы, притягиваю к себе и накрываю губы своими. Раздвигаю податливые губки и проникаю внутрь языком, находя язычок и лаская его своим. Жадно целую, чуть ли не съедая девушку, тяжело дышу, ощущая, как во мне нарастает желание. Руки обхватывают плечи, и сжимают их, держа Жене рядом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » First Blood