Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » First Blood


First Blood

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Я как раз задумалась о том, какой он все-таки чудной и необыкновенный - этот интернет-приятель Джейс Уиланд, и какой я была дурочкой, что не разглядела этого через монитор раньше. Мы потеряли столько времени...Я потеряла столько времени, убивая минуты, часы, дни на человека, который ему и в подметки не годился, и который априори не смог бы сделать меня счастливой.
  Вряд ли нашелся бы другой такой человек, как Уиланд. Такой же чудаковатый, как и я. Такой же немного чокнутый, но как-то совершенно по-особенному. Такой же легкий на подъем и способный заниматься любовью в любом уголке планеты, где только прибомбят гормоны, такой же безразличный к мнению окружающих на сей счет. Раньше мне казалось, что с таким восторгом думать о человеке - слишком дорогое удовольствие и не стоит его так часто себе позволять, потому что правила жизни жестоки - чем больше любишь ты, тем меньшую ценность имеешь в глазах предмета своих воздыханий. Но это белобрысое чудо ломало все правила - по крайней мере, мне хотелось бы в это верить. И я, отставив на задний план все свои сомнения и принципы, со всей искренностью, на какую только была способна, отдавала ему всю себя.
  Я как раз думала об этом всем, едва сдерживая широкую, открытую улыбку, которая могла выглядеть откровенно глупо, когда он окликнул меня по имени и я чуть-заметно встрепенулась.
  - Да, скорее...совсем ненормальный, - нежно усмехаюсь, буквально обнимая его взглядом. Обволакивая так, чтобы он совсем-совсем никуда не мог от  меня деваться. То, что лежит у него в ладони, предназначенное, насколько способен оценить мой слегка растерянный и витающий в эмпиреях рассудок, моей скромной персоне, просто... просто слов нет, насколько удивительно. Я сияющим взглядом  изучаю вещицу и в какую-то секунду готова просто хлопать в ладоши от восторга, как девчонка, которой только что презентовали куклу, какой нет ни у кого на всем белом свете. Я не знаю, что больше меня впечатлило - то, что Джейс не преподнес мне в подарок какую-нибудь безусловно красивую, но до безобразия банальную вещицу, угадав тем самым мою патологическую нелюбовь ко всему шибко стандартному (а возможно и не угадав? Я могла как-то в наших скайп-беседах проговориться об этом совершенно без умысла, но удивительно было то, что Джейс запомнил и вот так через время этим воспользовался!); или то, что это было вообще самым необыкновенным, что мне дарили за всю мою жизнь. Или то, насколько сильно Джейсу хотелось меня удивить. Но скорее всего, это была квинтэссенция всех этих ощущений, во главе которых было ощущение себя особенной. Настолько особенной, насколько это вообще возможно. Ни один мужчина, ни один парень в моей жизни не дарил мне этого чувства. Чувства, которое прилагалось к незамысловатой на первый взгляд вещице. Вещице, к которой я дотронулась двумя пальчиками с таким трепетом, как будто под ними сейчас пульсировало чье-то обнаженное сердце.
  Я послушно разворачиваюсь спиной, давая Уиланду в очередной раз поухаживать за мною и, едва только к моей коже прикасается прохладный металл, прижимаю к себе кулон ладошкой. В это же время я ощущаю прибытие очередного отряда мурашек, вызванного поцелуями моего парня. Не знаю, как он это делает, но власть над моим телом у него гораздо больше, чем у меня самой. Ненавязчиво разворачиваюсь к нему лицом, давая возможность ему продолжить этот сладостный процесс уже с моими губами, покорно следую каждому его движению, наслаждаясь этими его повелительными жестами, с которыми он проникает в мой рот и, в очередной раз за сегодняшний день теряя ощущение реальности, заползаю ладошками за его спину, прижимаясь к нему всем телом, чтобы ощутить сквозь ткань одежды знакомые изгибы.
  Мы целуемся взахлеб, так алчно, словно не видели друг друга очень-очень долго, и нам было настолько необходимо сейчас воссоединиться в объятиях, что без этого всего невозможно было дышать. И я чувствую, что хочу его, пожалуй, еще больше, чем хотела в лифту, как самая развратная, самая сумасшедшая мартовская кошка, не один сезон изнывавшая от отсутствия общества толкового кота. Я даже сама в какой-то момент немного пугаюсь той агрессивности, с какой набрасываюсь на Уиланда и, пару раз едва не заглотив его язык, чуть сбавляю обороты. Выгибаясь, подаюсь ему навстречу, трусь об него, прижимаюсь, совершенно не стесняясь этих откровенных движений и не боясь, что он обо мне подумает. Нам хорошо вместе, тогда чего же мне смущаться?
- Уиланд... - запыхавшись, отделяюсь от его губ, отрываюсь так мучительно, словно часть меня остается на его коже влажными следами поцелуев. - Уиланд, или ты сейчас забираешь меня домой, или... Или пеняй на себя и не смей говорить мне "стоп"! - ну и нахальная же я баба, как ни крути...И еще, я совершенно выпустила из виду то, что мне стоило от всей души отблагодарить Джейса за его замечательный подарок. Но увы, он просто не оставил мне шанса подумать о чем-либо, кроме его губ, его поцелуев, его прикосновений! Но память у меня, к счастью, не девичья, поэтому, как только он даст мне отдышаться, я обязательно скажу ему все, что думаю о его фантазии, о его изобретательности и о том, насколько я впечатлена. В лучшем смысле, разумеется.

+1

22

Кулон красиво блестит на её шее, переливаясь всеми цветами радуги, но я уже даже не замечаю этого крохотного кусочка Вселенной так торжественно врученного моей девушке. Губы уже поплелись на встречу с её, впились в них, целуют, кусая легонько, Язык стремиться внутрь, спеша притронуться к её, чтобы сплестись в безумном танце страсти. Крышу начинает сносить только от одного её присутствия и ответов,я прижима. Жене к себе настолько сильно, как будто хочу вжать в себя, соединив в одно целое. Мои мысли давно потеряли нить событий и ощущение реальности, грудь давит от нехватки воздуха, но я не прерываю поцелуй, словно от него зависит моя жизнь, шарю руками по её телу, забираясь под пиджак и тонкую кофточку, добираясь до голой кожи и сминая её под пальцами. Буря, что бушует внутри, готова вырваться наружу, и в штанах становится снова тесно.
Ещё не до конца осознавая, что Жене сама прервала наш поцелуй, не открывая глаза и прижимаясь лбом к её лбу, я тяжело дышу, пытаясь усмирить то безумное желание, а также ощущение, что мы вдвоем похожи на голодных котов, которые только сейчас дорвались до такого блюда, как занятие сексом. И подумать только, ведь мы и вправду потеряли почти целый год, я ища подобную ей, а она.. . Сегодня полностью смело мои остатки неуверенности в том, что она сделала неправильный выбор приехав ко мне, и когда я открываю рот, чтобы сказать, что я готов изнасиловать её нежно прямо здесь, на этих ступеньках, случается то, что заставляет нас очухаться и вернуться в реальность.
-ЭЙ! – пронзительный голос уборщицы издается откуда-то издалека, но на самом деле она стоит рядом, это у меня просто в ушах кровь так сильно бьет, что я решил, будто она кричит из другого конца зала, - голубки, - она улыбается своей беззубой улыбкой, я отворачиваюсь, сжимая девушку в объятиях, - ну-ка валите отсюда! – ну как можно испортить  такой момент своим грубым вмешательством. – Едем домой? – шепчу около губ девушки, и как в ответ на мои слова на нас начинает литься вода, что поливает сад каждый вечер. – Черт, я забыл про полив, - хватаю девушку за руку, быстро переношу на её голову свою шляпу, чтобы её волосы не так быстро промокли, сам же закрываюсь рукой и бегу к выходу, волоча её за собой.
На улице, когда мы встали около дороги, я улыбался, смахивая с неё капельки воды, отряхивая волосы, и проводя пальцами по её мокрым щекам. – Будто под дождь попали, - наклоняюсь, слизываю капельки воды с её губ, и обнимая за талию, прижимаю к себе. Чувствую, как бьется её сердце, как она жмется ко мне, и выбрасывая руку вперед, ловлю такси. Вскоре рядом останавливается желтая машина, пропускаю Жене внутрь вперед, и сажусь рядом сам. Называю таксисту адрес, поворачиваюсь к девушке, притягиваю к себе и накрываю губы своими.

-Стой, - таксист уже уехал и мы быстро поднявшись на нужный этаж, как раз выходили из лифта. Как-то я задумался и тот поцелуй в такси не нашел продолжение в лифте, поэтому сейчас, будто очнувшись, хватаю её за руку и разворачиваю к себе, притягиваю, зарываясь пальцами в волосы, наклоняюсь к ней, и снова начинаю наш поцелуй. Оттесняю её в сторону дверей квартиры,  не отрываясь от её губ, придавливаю к двери, приоткрываю один глаз, и проверяю, моя ли дверь, после возвращаюсь к вкусным губкам моей обожаемой девушки и снова целую их. Слышу щелчок, толкаю дверь и оттесняю Жене внутрь квартиры. Закрываю двери изнутри, разворачиваясь и на секунду прервав поцелуй, - Вот мы и дома, ненасытная моя, - улыбаюсь, коварно сверкая глазами, не отрываясь от неё взглядом кладу ключи на журнальный столик и притягивая к себе, возобновляю наш поцелуй. Жадно кусаю её губы, проталкивая язык внутрь, обвожу контуры зубов, ласкаю язык, вычерчивая на нем азбуку. Руками сжимаю её попу, шарю по спине, поднимаюсь выше к шее, нахожу ворот пиджака, и стаскиваю с неё его.

+1

23

На самом деле, это только в фильмах, овеянное дымкой нереальности, подобное кажется очень романтичным и подходящим к моменту - когда ты вот так запоем стоишь, целуешься со своей второй половиной, окончательно распрощавшись с остатками разума и стыда, а на тебя сверху начинает литься дождь/просто вода из поливального шланга/любая другая жидкость, которая на экране всенепременно вызывает истеричный дурной хохот... Когда же все происходит с тобою, здесь и сейчас, единственное, что приходит на ум, это не красота момента, а желание откостерить по чем зря сложившиеся обстоятельства. Потому что влажные капли борзо ползут со лба на кончик носа, вызывая не самые приятные ассоциации; потому что внезапно ты начинаешь думать о том, что, открыв глаза после поцелуя, возлюбленный может порядком испугаться, увидев перед собою черные круги вокруг глаз от потекшей туши. Потому что, черт возьми, любая одежда после такого полива липнет. Но знаешь, Уиланд... Если бы мы не остановились и ты наш поцелуй не прервался бы, черта-с два я бы обратила внимания на все эти раздражающие факторы. Ну а поскольку рядом с тобою выказывать какой-либо негатив у меня категорически не выходит, я лишь растягиваю губы в умильной улыбке, когда нас сердито гонит отсюда блюстительница местного порядка. И это чертовски трогательно - твоя шляпа на моих уже прилично взмокших волосах. И пусть она уже совсем не спасет положения - это неважно. Не так важно, как твое стремление во что бы то ни стало позаботиться обо мне и окутать комфортом. Чувствую себя нужной. Чувствую себя  важной. И защищенной.
  - Да уж, под дождь, - как-то не шибко весело поддакиваю, таки выражая свое крошечное по сравнению с огромным счастьем находиться рядом с ним, недовольство. - И я даже знаю, как мы будем дома отогреваться... - многозначительно вскидываю бровь и понимаю, что мысли у нас с Джейсом движутся в поразительно одинаковом направлении, судя по тому, с каким пылом он жмёт меня к себе и тому, что я явственно ощущаю даже сквозь одежду - это твердокаменное желание в области его ширинки, его ни с чем не спутаешь: ни с фонариком, ни с завалявшихся в кармане сникерсом...
   Пока мы мчались на такси домой, я пыталась (именно пыталась, потому что полноценный мыслительный процесс в такой ситуации, когда ты почти растворяешься в собственной страсти и нежности поцелуя, близок к невозможному) представить себе, что было бы, если бы у нас снесло крышу настолько, чтобы мы попросту отключили все человеческие принципы морали и занялись бы этим прямо здесь, в такси? Должно быть, идея была в корне глупая и к осуществлению не годная, но я решила как-нибудь на досуге обсудить такой вид экстрима с моим ненасытным любовником, который, очевидно, своим неиссякаемым желанием умудрился заразить и меня саму. Именно заразил, потому что ранее за мной не наблюдалось такой маниакальной регулярности в желаниях плотских утех...
   Вобщем-то, даже и в лифту мне пришла в голову не самая рациональная и не самая скромная мысль, из чего я окончательно заключила - Жене, ты съехала с катушек, раз уж тебе любая плоскость, любое пространство и помещение видится любопытным для экспериментов плацдармом... К счастью, поцелуй Джейс возобновил лишь тогда, когда лифтовая кабина оказалась позади - и сделал он это со свойственной ему резвостью, которая всякий раз вызывала у меня непроизвольный кульбит в области груди - до того порывисто и пылко он умудрялся со мною обращаться, тянуть к себе, разворачивать так, как ему удобнее.
  Риск, что мы таки не донесём до кровати свою похоть, был выше, чем когда бы то ни было - уж я бы так точно не сумела в таких условиях отвлекаться на поиски ключа и уж тем более, на попытки встремить ключ в замочную скважину... Кроме того, мои собственные руки в данный конкретный момент были попросту заняты - заняты окончательно и бесповоротно, и процесс этот останавливать я ни в коем случае не намеревалась, до того он был увлекателен и приятен. Я исследовала пальчиками знакомые изгибы и впадинки, по памяти восстанавливая в голове карту расположения родинок на спине моего славного сорвиголовы. Я жадно и судорожно шарила по его прессу, с трудом дотягиваясь повыше - к сосочкам (а вы попробовали бы сделать это под слоем обтягивающей одежды!). Исследования все же пришлось прервать, когда мы, два неадекватных сгустка желания, буквально ввалились в квартиру, стенам которой, должно быть, еще не раз придется созерцать безумства и похлеще этого.
  Обращаясь ко мне самым возмутительным образом, Уиланд не дает мне даже как-то достойно парировать, снова буквально заглатывая мои губы и сплетая свой язык с моим. Я беспомощно, разве что не жалобно, мычу что-то в ответ, дурашливо сопротивляясь его поползновениям и самым свинским образом не давая легко и беспроблемно разделаться с пиджаком. Правда, мои козни не мешают Уиланду в конце-концов стащить с моих шаловливых рук лишнюю деталь одежды и он продолжает нахально тискать меня за самые мягкие и желанные места. Я тоже не бездельничаю, проникая одной ладошкой под его джинсы сзади (думаете, только мужики любят баб за задницы лапать?! Ан нет, что касается меня, то хлебом не корми, дай любимого за мягкое место ощупать!), а второй прокладывая путь вверх по пуговичкам его рубашки и неизмененно оставляя за собою расстегнутый фрагмент.
- Я-то? Ненасытная? - ненадолго отрываясь, в шутку сердито ворчу и свожу брови. - Если хочешь знать, я вообще сколько себя помню, была хоть и не монашкой, но девушкой в этом смысле сдержанной...Уж не знаю, чем ты здесь меня кормишь-поишь, что я так часто и с такой дурью тебя хочу, но... Но, пожалуй, продолжай! - последнюю фразу я уже почти мурлыкнула, не в силах удерживать более этот псевдо-обиженный укоризненный тон.
   Того, что я сделала дальше, я даже сама от себя не ожидала - я резко ухватилась за ворот рубашки Джейса, развернула его спиной к дивану и в несколько шагов протолкала его поближе, после чего с силой толкнула его на мягкую поверхность. Чтобы прочувствовал со всей полнотой то, как у меня уносит крышу и сколько шальной энергии во мне зарождается всякий раз, как он своими прикосновениями разжигает во мне очаг безудержной, безумнейшей страсти. На диван я прыгаю, конечно же, за ним следом, не позволяю паузе между нашими поцелуями задержаться хотя бы еще на секундочку. Мы еще в полном обмундировании, раздеты лишь частично - и этого явно недостаточно для того, чтобы полноценно продолжить наши игрища, но, делая скидку на то, что на сегодня это уже не первый наш раз, я позволяю себе недолгую прелюдию. Я сижу верхом на Джейсе, похотливой кошкой выгнувшись в спине и трусь о него, имитируя то, к чему мы так стремимся. И я не знаю, откуда в нем этого крышесносного магнетизма и способности вызывать во мне такое желание, но уже одного того, что я ощущаю через одежду достаточно, чтобы внутри меня все начало гореть и изнывать от тоски по нему, по его телу, по нему внутри меня.

+1

24

Я полностью поглощен процессом жадного целования её губ, не отвлекаясь от него и не желая вообще, чтобы наш поцелуй когда-нибудь вообще прервался. Мне нравилось иногда покусывать её губы, щекотать язык и обводить контуры зубов, порой даже доходило, что я языком исследовал её небо, отвлекаясь от ласк языка. Сейчас, прижимая её к стене, жадно сжимая оба полушария её попы руками, чуть ли не с силой вдавливаю её в поверхность стены, как будто стараясь вдавить её в себя. Мне все равно, что о нас подумал таксист, абсолютно наплевать, что подумала та старушка уборщица, мне важно только лишь тот факт, что мы с Жене думаем в одном направлении, и часто это направление выбирает весьма удобную и приятную ветку течения.
- Мы оба с ума сошли, не так ли? – едва переводя дыхание, жадно путешествуя по её телу рукой, поднимаюсь к груди и властно, даже грубовато сжимаю её, прижимая ладошкой к телу. Я хочу сорвать с неё все эти тряпки, разорвать, как дикое животное и просто трахнуть её. Я бы так и сделал, но в этот момент наши губы снова соприкоснулись, и я, углубляя поцелуй, окончательно потерял нить своих соображений, а по сему, отпустив грудь девушки, вернулся к её пятой точки ровно в ту же минуту, как и она сжала мою. Я знал, что моя задница вызывает у Жене неподдельный интерес, но то, как она её сжимает, нагло запустив свои холодные пальчики за пояс – у меня просто дух захватывает.
Нет, я определенно хочу её не в коридоре, а где-нибудь в более приятном месте, и то, что мы оба слегка мокрые от системы полива в ботаническом саду, наводит меня на мысль о продолжении нашего рандеву именно в ванной под душем. Поэтому я обхватываю попу Женевьевы (уже понятно, что это одно из любимых мягких мест для меня  в моей девушке), приподнимаю её над землей и заставляю обхватить мои бедра своими ногами. Губами опускаюсь по шее вниз, ведя кончиком языка по коже и оставляя влажную дорожку траектории языка, не смотрю куда иду, действуя по памяти (я прекрасно помню, где у меня находится ванная) и несу туда свою драгоценную ношу. Зайдя внутрь, придерживая Жене на весу одной рукой, второй кое-как включаю свет и вхожу внутрь, опуская девушку на ноги.
-Думаю, - я нависаю над ней, склоняясь и легко целую в губы. Эта разительная перемена чувствительна и я делаю вид, что моя страсть немного успокоилась, хотя Жене не обманешь, она отлично чувствует мою эрекцию даже через прочную ткань джинс. – Нам стоит, - целую её веки, оттесняя ближе к кабинке душа, - продолжить, - прижимаю её к стеклянной перегородке, сплетая наши пальцы и поднимая её руки вверх, прижимая к той самой перегородке, - здесь, - отпускаю одну руку, второй отодвигаю створку и заставляю Жене туда войти. Мне все равно, что на нас одежда, я хочу, чтобы после того, как я включу воду, наша одежда намокла прямо на нас, прилипая и заставляя дрожать от прикосновений. Закрываю створку душевой кабинки за собой, прижимая девушку к плитке, включаю машинально воду, и чувствую, как по-летнему теплая вода (читай не ледяная, но и не особо теплая) начинает мочить остатки сухой ткани нашей одежды. Чуть регулирую напор, делая его теплее и освобождаю плечи Жене от пиджака, скидывая его на пол к её ногам. Мои губы накрывают её в очередном жадном поцелуе, сжигающем все на своем пути, ломая последнюю границу моей нравственности, и я, обхватывая ворот её тоненькой кофточки, с силой тяну в разные стороны. Раздается звук рвущейся ткани, и ненужный кусок её виснет на её плечах. Я же не замечаю этого, отрываюсь от её губ, начинаю опускаться поцелуями по шее вниз, прикусывая нежную кожу, слизывая капельки воды. Добираюсь до груди, сжимаю одну рукой, накрывая её ладошкой и массируя пышную выпуклость, вторую чуть приподнимаю, обхватываю губами сосок, прикусываю его зубами и дразню языком, после отпускаю хватку зубами, всасываю его, тяну, продолжая «тискать» пока сосок не встает так, как мне нравится. После этого меняю позицию рук, проделывая те же действия со вторым соском, прикусывая его, облизывая и дразня языком. Довольный своими действиями, накрываю грудь руками, не давая ей отдохнуть от ласк и продолжаю путь по бороздкам воды к ремню её штанов.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » First Blood