Что такое идеальная пара? На мой взгляд, это очень эфимерное понятие и у каждого оно свое. Вот искренне могу считать, что мы с Себастьяном, пожалуй, идеальная пара. Конечно же, по моим меркам, но все-таки, я живу в своем мире, имею право провозглашать идеальной парой кого угодно. С другой стороны, как назвать тот феномен, что буквально полчаса назад я ударил своего мужчину, а сейчас уже лежу под ним, пошло раскинув длинные ноги и громко постанывая? Это можно объяснить только тем, что мы с ним отлично друг другу подходим.
Секс с Себастьяном всегда чувственный, даже если это по-быстрому в машине, потому кому-то из нас очень приперло, а другой не может отказать. Или не хочет. Да это и неважно. Когда же мы абсолютно одни в большой лофте, у нас много времени и мы готовы полностью отдать это время друг другу, то каждый секс врезается в память. За столько времени, что мы провели вместе, за столько раз, сколько мы спали и сколько я отдавался ему, наша сексуальная жизнь не стала хуже, хотя многие пары страдают от того, что влечение к партнеру утихает или секс надоедает. Я хочу Себастьна всегда и везде, даже если этого не показываю. Мой омут тих, но черти толсты.
Андервуд, пожалуй, единственный мужчина встреченный мной, который постоянно помнил про защиту. Я не имел ничего против, понимая, что гомосексуальные пары куда более уязвимы чем обычные, но неизменно возмущенно фыркал, когда любовник отвлекался, а порой вообще выходил и оставлял меня.
Ну что ты? Вот он я. Я приоткрываю глаза и поднимаю голову. Я люблю голос Себастьяна, люблю его интонации, он потрясающе умеет выбирать нужные, чтобы надавить на меня. Вот сейчас мне очень понравилась ласка в его голосе. Он нависает надо мной, а я оглаживаю взглядом тело Себастьяна. Для меня он очень красивый, не смотря на то, что не входит в рамки общепринятые рамки красоты данного отрезка времени. Он не обладает накаченным телом или очень рельефным прессом, но для меня он все равно крайне привлекательный.
Я достаточно скромен до того момента, пока не нахлынет возбуждение, потом я становлюсь раскованным жадным до ласк и до секса, поэтому неторопливость любовника заставляет меня изгибаться под каждым его прикосновением и отзываться стонами, потому что все чувства обострены, я томлюсь от нетерпения, а он любит все сладко растягивать. Как это двусмысленно звучит.
Мне даже не нужно отвечать на заданный вопрос. Как он вообще мог подумать, что я не впущу? Для него все что угодно. Он всегда аккуратен, не смотря на то, что я давно привык к нему. Придерживает за плечи и медленно входит, заставляя меня шумно выдохнуть и простонать его имя.
Себастьян понимает меня без слов, он всегда на меня смотрит и улавливает, но пока я могу говорить, я говорю.
- Ещеее, пожалуйста, - жалобно стону, цепляясь за плечо любовника и вскидывая бедра, стараясь насадиться на него, упираюсь своим горячим членом в его живот и так замираю ненадолго, отчетливо ощущая заполненность, ощущая дыхание своего мужчины, ощущение, как он меня держит и насколько я сейчас ему принадлежу. И это ни с чем не сравнимое ощущение.
Он выдерживает паузу, которой я дал начало, а потом стал медленно двигаться, с каждой фрикцией увеличивая темп. У меня совершенно сбито дыхание, я постанываю от каждого толчка, а по телу разливаются волны удовольствия.