Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Судьба не дура, зря людей сводить не будет.


Судьба не дура, зря людей сводить не будет.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Меня всегда удивляло, как неожиданное стечение обстоятельств порой в корне меняет нашу жизнь.

Участники: Rudy McFly, Aida Rossellini
Место: ресторан "O'Chalet"
Время: 4-5 месяцев назад
Время суток: день
Погодные условия: +18, солнечно
О флештайме:
Аида и Руди договорились о встрече, необходимо было обговорить некоторые детали перед судом. Но что, если кто-то посторонний приготовил им "сюрприз"?

Отредактировано Aida Rossellini (2013-09-26 06:52:25)

0

2

внешний вид

Не люблю утренние встречи. Они наполнены раздражением и в воздухе витают остатки сна. Это отвлекает.


Люди могут говорить, что любую усталость можно побороть хорошим отдыхом, сном и развлечениями, но это не так. С усталостью, накопленную годами, такую, что она трещит в костях и голове, просто так ничего не сделаешь. Она оседает на самом дне сознания и не дает сосредоточиться, отвлекает от мыслей и начинает потихоньку разрушать психику с возможностью чрезмерной агрессии или меланхоличности. Для подобной усталости – отдых является такой же работой, как и работа в обычной реальной жизни, только в данном случае вы зарабатываете себе не деньги на проживание, а избавляетесь от всего ненужного, получая взамен оптимизм и хотя бы капельку позитива.
За последнее время, я очень сильно устал. Неожиданно на меня свалилось все, что только можно, поэтому за свои действия или слова я мало отвечал. Неконтролируемые вспышки агрессии захватывали меня и я не мог понять, что же мне делать с этой едкой нефильтрованной злобой, адресованной ко всему, что меня окружало. Да, я продолжал все так же улыбаться, продолжал так же вести общение, но чувствовал, что еще немного и я начну свое падение, упав на голову какому-нибудь человеку или рядом на асфальт, окатывая его кровью своих чувств и непреодолимого гнева.
Примерно так и случилось совсем недавно. В очередной раз я вытащил свою семью из Оттавы и привез на пару недель в Сакраменто. Честно говоря, я планировал в ближайшее время перевезти их сюда окончательно, потому что встречи на неделю в несколько месяцев с матерью и сестрами выбивали меня из колеи. Может это эгоистично, но мне нужна была поддержка, а кто мог ее мне оказать, если не собственная мать и Монет с Игритт. Это со стороны я могу показаться человеком, на которое все по барабану, но на деле это не так.
Мы сидели в ресторане, на летней веранде, в парке и обедали. Не помню, какие были у нас планы после этого, все равно им было нереально сбыться, потому что нам помешали. Это был парень, примерно двадцати трех лет, среднего роста, немного щуплый, он встал неподалеку от входа и наблюдал за нами, через объектив своего фотоаппарата, снимая то, как мы уминаем еду за щеки и слушаем рассказы Монет о ее новой работе. Я не самый известный человек в Сакраменто и к чрезмерной популярности не стремлюсь, я просто делаю то, что умею. Меня не узнают на улицах все подряд, но бывают и те, кому это удается. Обычно я хорошо общаюсь со своими слушателями или теми, кто смотрел фильмы с моим участием, я их люблю и они мне дороги. Такое незазнайство, я совершенно спокойно с ними разговариваю и могу с удовольствием сходить с ними в бар. В общем, они приятные люди. Но к фотографам и журналистам это не относиться. Вот, например, тогда, зачем снимать то, как я пережевываю кусок салата? Нет, вот мы мне объясните, что в этом такого, может это я чего-то не понимаю? Зачем нужно заглядывать ко мне в желудок через глотку?
Я, честно говоря, уже не помню, как все началось – перед моими глазами опустилась легкая дымка помутнения, но очнулся я, разбивая фотоаппарат этого мальчишки. Сам он сидел рядом на земле и, у него, кажется, был сломан нос и выбита челюсть. На его лице и руках виднелись появляющиеся синяки, из носа хлестала кровь. Сзади меня обхватили чьи-то маленькие руки и голос, выкрикивающий мое имя, наконец дошел до абонента – я остановился и, мягко скинув с себя сестру, пошел прямиком в ближайшую юридическую контору. Как жопой чувствовал, что мне за это еще достанется и был прав – через неделю меня известили о том, что на меня подали в суд, но у меня уже был нанят юрист, который поначалу был в шоке от того, что я заявился со словами «Кажется, вы мне скоро понадобитесь». Поэтому теперь нам нужно было расхлебывать вместе то, что я натворил.

Сидя ресторане, за столиком около окна, я поглядывал на прохожих, которые спешили по своим делам и продумывал собственные слова, которые могут помочь юристу в разбирательстве. Аида – да, мой юрист был девушкой с удивительным красивым именем, которое я периодически смаковал и немного лениво растягивал, распробывая его чуть ли не на самом кончике языка – немного опаздывала, но я был готов ждать ее. Она мне казалась хорошим специалистом, но ей еще нужно было это доказать.
Честно говоря, я не знаю, что ей говорить. Ей я уже признался в том, что я не чувствую вины за содеянное. Черт подери, да если бы у меня был шанс, то я бы повторил это и, наверное, не один раз. Черта с два на меня подали в суд, если бы я не снимался в фильмах и не занимался музыкой. Из меня хотели попросту вытянуть деньги, нашли на ком поживиться.
Миловидная официантка подошла ко мне в третий раз и вопросительно посмотрела на меня, а я лишь улыбнулся и пожал плечами со словами, что мне нужно для начала дождаться человека. Странное место для встречи мне назначила девушка. Хорошо еще, что не пришлось вставать ранним утром, а то после возвращения домой в третьем часу ночи, бы навряд ли был в должном виде. С гораздо большим удовольствием я бы приехал к ней в контору, где мы бы все обсудили. С утра она сказала, что у нее есть для меня новости. Небось тот парень придумал еще что-нибудь новое. Надеюсь, по его словам, я не угрожал ему с ножом или бейсбольной битой, хотя, впрочем, я бы этому не удивился.
В руках появилась сигарета, тихо чиркнула зажигалка и я закурил, продолжая смотреть в окно. В наушнике тихо играла музыка и я тихо отбивал ритм ногой и пальцами свободной руки. Я бы увлекся этим занятием, но заметил Аиду, спешащую ко входу в ресторан. Ага, пришла. Я бросил взгляд на часы и быстро посчитал время, на которое она опоздала. Надо будет ей это припомнить. Не смотря на то, что она на меня работала, я все же настаивал на том, чтобы наше общение и встречи проходили менее официально и совершенно наглым образом ляпал то, что приходило мне в голову. Девушка зашла внутрь заведения и я поднялся со своего места, попутно вытаскивая из уха наушник и махнув ей рукой, привлекая внимание. Она пошла в мою сторону и, как только оказалась около столика, сел обратно, мягко пожав ей руку.
- Аида-а-а – Протянул я, исподлобья наблюдая за ней, немного сдвинув брови. – Я рад вас видеть. Вы попали в пробку? - В моем голосе слышался некий укор, однако я быстро прекратил, растянув губы в непринужденной улыбке.

Отредактировано Rudy McFly (2013-09-30 22:40:14)

+1

3

внешний вид

Меня можно либо любить, либо ненавидеть. И то и другое меня полностью устраивает.


Знаете, я ненавижу опаздывать. И ждать, кстати, тоже. Но иногда судьба, в существование которой я все же верю, выкидывает такие кульбиты, что хоть стой, хоть падай, честное слово!
Да-да, знаю, я снова отхожу от темы. Так вот. Сегодня в 9 утра я уже была в своем офисе. Обжигая скорыми глотками кофе свои губы, я нацепив на нос очки просматривала присланные мне документы. Да, я иногда позволяла себе работать не слишком чисто, но в любой ситуации я могла выкрутиться так, что закон был на моей стороне. Сейчас я просматривала досье на некого папарацци, с жалобой на которого ко мне обратился довольно известный музыкант, Руди Макфлай. Пока все складывалось как нельзя лучше, но ничего существенного найдено не было. Я не отчаивалась и продолжала вчитываться в виртуальные строки, попутно раздавая поручения секретарю и своим помощникам. Это дело я не позволю себе проиграть.
До полудня я просидела в офисе, так и не найдя никакой зацепки. Однако же я надеялась на своего информатора, который за все годы нашей с ним "дружбы" меня пока не подводил. Итак, я заранее договоррилась с Макфлаем о встрече, но у самой еще была парочка неотложных дел. Во первых, я забрала из своей квартиры папку с документами, в которой было все по делу, которым сейчас я занималась. Не думайте, что я идиотка и оставляю важные документы на видном месте. Просто у меня дома есть скрытый сейф, о существовании которого знаю лишь я одна. А про пароль от него и говорить нечего. Это настолько личная информация, что она никогда не выйдет за пределы оей головы.
Но все же вернемся к нашему делу. Я уже спешила на назначенную встречу, когда затрезвонил телефон. Так как в это время я была за рулем своего авто, разговаривать было не особо удобно, но сбросить звонок я не могла, так как звонил как раз таки мой информатор. Прижав трубку плечом к уху, я ответила на звонок.
- Buon pomeriggio, Ernesto. Ho attentamente ascolto.*
От полученного потока информации я едва ли не затанцевала за рулем. Эрнесто сообщил, что изучаемый мною папарацци не раз участвовал в подсудных делах и даже судился со знаменитостями. Однако он также был и неплохим хакером, поэтому моими силами невозможно было найти что-то на него. Но Эрнесто, он просто волшебник. Поэтому я и старалась быть с ним в неплохих отношениях, хотя с моим характером это крайне проблематично.
-Certamente. Domani, il trasferimento di denaro. Grazie, Ernesto.**
Отлично! Просто отлично! Теперь я точно выйграю это дело! Ловко лавируя между машинами, я лишь на секунду отвлеклась, и... Ощутимый толчок сзади заставил меня остановится. Я не сразу поняла что произошло. Но когда смысл происходящего все же добрался до моей головы, волна ярости захлестнула. Я открыла дверь и вышла на проезжую часть.
- Che cazzo! Да ты знаешь сколько стоит моя машина, figlio di putana!!!***
От злости я не замечала, что говорю половину слов на итальянском. Тут же вызвав полицию, я сказала еще пару "ласковых" идиоту, что "въехал мне в зад". Естественно, пока полиция разбиралась в происшедшем, я уже опоздывала на добрую половину часа. И от этого мое состояние не становилось добрее.
Добравшись, наконец, до ресторана, в котором меня ждал Руди, я вылетела из машины и с максимально возможной скоростью ринулась в общественное заведение. Как только оказалась внутри, огляделась. Быстро заметив поднявшегося мне навстречу Макфлая, я выдавила из себя любезную улыбку и пожала в ответ его ладонь.
- Аида-а-а..  Я рад вас видеть. Вы попали в пробку?
Его укоризненный тон действовал на мои итак раскаленные нервы, но нормы деловой этики я старалась никогда не нарушать. Поэтому глубоко вобрав в себя порцию воздуха, я смогла ответить деликатным тоном:
- Мистер Макфлай, прошу прощения, что заставила себя ждать. Вы почти угадали, на самом деле. Мне случилось попасть в небольшое дтп.- и не теряя больше ни минуты, продолжила: - У меня появилась для Вас информация, которая, я уверена, будет вам интересна. Я скинула на планшет кое-что…

* Добрый день, Эрнесто. Я внимательно слушаю.
** Конечно. Завтра, будет совершен перевода денег. Спасибо, Эрнесто.
*** Что за нах*й! Да ты знаешь сколько стоит моя машина, сукин ты сын!

Отредактировано Aida Rossellini (2013-10-02 21:02:04)

+1

4

Особой проблемы в этом деле не было, если бы я уже не привлекался пару раз к судебным разбирательствам. Первый раз, как помнится, два года назад, когда группа людей еврейского происхождения подала на меня в суд за то, что в одной из своих песен я неоднозначно их оскорбил. Мало того, что моя песня сопровождалась, как они выразились, глубокими и унизительными словами, так и на одном интервью почти сразу после выпуска я практически открыто признался в том, что питаю к ним ненависть. В следующий раз я отличился дракой с афроамериканцем, которому сломал два ребра какой-то арматурой и превратил лицо чуть ли не в кашу. Я не помню с чего все началось, но, видно, было что-то стоящее, потому что разозлить меня до такой степени было очень сложно. Я вспыльчивый, но не настолько, чтобы доводить человека до реанимации. И опять я умудрился вылезти сухим из воды. Ну и в последний раз, предшествующий этому состоял в том, что я, вместе с группой лиц, разнес к черту бар во время пьяного угара. Мне повезло, что мой хороший знакомый был владельцем бара, ему то я и отвалил на лапу зеленых бумажек на ремонт, который позже и помогал сам делать, чтобы он отозвал свое заявление  и у меня не было особых проблем. Поэтому сейчас или в любой следующий раз в суде могли поднять старые дела и они ничего бы хорошего не сыграли. Мне нужна была эта женщина, которая обязана вытащить меня из этого дерьма, чистым, как грудного младенца, не зря же я ей плачу деньги, она просто обязана оправдать мои надежды.
Честно говоря, внешний вид Аиды едва ли не заставил меня присвистнуть, но я удержался, немедленно сжав костяшки пальцев на правой руке и лишь продолжал улыбаться, слушая ее оправдания. Видно было, что она вымотана и зла, но старалась держаться как обычно, по деловой этике. Я же это дело не совсем любил. И вот, в очередной раз, возвел глаза к потолку, складывая руки замком у подбородка, слушая ее «Вы», да «Вы».
- Ты. – Наконец произнес я, возвращая к ней свое внимание, слегка сощурив глаза так, чтобы она обратила на меня внимание и хоть немного задумалась о слове, которое я только что произнес. – Ты. – Оно выделялось от ее «Вы» более мягкой интонацией, не призывающее чувствовать себя кем-то нужно_уважаемым. Я уже даже начинал чувствовать, что зря надел костюм. В нем я себя чувствовал неуютно, он давил на меня со всех сторон, хотя, чего таить, выглядел в нем великолепно. Но даже это не давало мне питать к ним особую любовь или даже симпатию – я предпочитал более свободную одежду. Я любил джинсы, даже рваные, шорты; я любил футболки и длинные майки, куртки и толстовки, а рубашки презирал и ненавидел с самого детства. Может это тоже имело некую силу, когда я думал поступать ли куда после школы или нет. Работать по определенному графику, просыпаться каждый день в одно и то же время и идти на однотипную работу, одеваясь в однотипную одежду, и зная, что каждый день повторяет другой, сводило меня с ума.
Многие люди думают, что музыканты совершенно ничем не занимаются, эдакие безответственные люди, которые получают деньги за просто так. Очень часто их можно встретить разгуливающим по улице или поздним вечером в веселой компании и бутылкой в баре или клубе. Но мало кто может подумать, насколько это тяжело - создавать то, что будет нравиться тысячам, если не миллионам. Я надеялся, что Аида не будет думать обо мне, как о безответственном лентяе, который в своей жизни ничего не достиг, хотя она, скорее всего, знала всю мою поднаготную, начиная с тяжелого детства, когда мне пришлось пойти на подработку еще с раннего возраста для того, чтобы помочь матери.
- Обращайся ко мне на «ты», хорошо? – Я поморщился и поманил пальцем официантку, которая сразу же принесла меню и протянула мне, а я открыл его и передал юристу. – Я не настолько уважаем, чтобы обращаться ко мне на «Вы» и то, что я плачу тебе деньги еще ничего не значит. Если ты сейчас начнешь противиться, то я скажу что-то из серии «Мои деньги – мои правила». Упс. Уже сказал. – Я достал сигарету и прикурил, звонко чиркнув зажигалкой. Сейчас я мог ждать от этой девушки чего угодно. От тихого соглашения, вплоть до истерики и ударам тяжелым меню по моему лицу. Так же она могла начать задыхаться от возмущения и сказать мне, что бросает это дело. Самое ужасное, или наоборот интересное, в том, что я совершенно не знал ее реакции, как, собственно и саму Аиду, поэтому то, что она сейчас сделает, было больше похоже для меня на игру, где я сделал ставки на различные варианты развития событий. Познакомившись в ее конторе, мы не особо разговаривали на личные темы, но она мне показалась очень сильной духом, таких не сломаешь. И, конечно же, она была чертовски привлекательной, но об этом не стоит сейчас говорить, мы ведь тут дела обсуждаем.
- Заказывай что-нибудь. Я тебя долго ждал. – Мой голос сразу давал понять, что отказов или возмущений на эту тему я не одобрю. Сам бы я не отказался выпить чашку кофе, но, имея последние остатки галантности и замашки этики, буду ориентироваться именно на Росселлини.
Выпустив дым из легких после очередной затяжки, я стряхнул пепел в пепельницу, где уже покоилась кучка бычков и вопросительно посмотрел на девушку, чуть склонив голову вбок. Я бы сделал на этом платье разрез поглубже, определенно.
- Я бы… - Я вовремя захлопнул рот, поняв, что только что чуть не озвучил собственные мысли.
- Что у тебя за информация для меня, я заинтересован более чем. – Постарался перевести тему, подозревая, что девушка сама с радостью заговорит об этом. Это было действительно интересно для меня, неужели она все-таки накопала что-то определенное на этого паренька со сломанным фотоаппаратом?
- И что за ДТП? Ты так спешила ко мне, да? – Опять на губах играет легкая усмешка. Черт бы побрал мой язык. Когда-нибудь он не доведет меня до добра. Это же надо так, разговаривать с человеком, который твою шкуру спасает.

+1

5

- Обращайся ко мне на «ты», хорошо?
- Как вам будет угодно, сударь! - чуть было не съязвила я, все еще находясь во власти эмоции, которые захлестнули меня по пути к ресторану. Ну с чего мой язык так хочет выдать сейчас что-нибудь колкое? За время общения с Руди, хоть того и было маловато, я успела заметить, что мы даже немного похожи с моим клиентом. Чертами характера, естественно. Я пока не могу понять, нравится мне это или все же пугает?
Я не настолько уважаем, чтобы обращаться ко мне на «Вы» и то, что я плачу тебе деньги еще ничего не значит. Если ты сейчас начнешь противиться, то я скажу что-то из серии «Мои деньги – мои правила». Упс. Уже сказал.
Ох, Руди, зря ты так говоришь. Еще немного и я все-таки начну язвить в ответ. Как только я попыталась раскрыть рот, чтобы ответить в его же манере, Макфлай протянул мне красиво оформленное меню. Я, наверно, скорее, от неожиданности автоматически взяла его в свои руки. Что вообще происходит? Я сейчас словно не в своей тарелке. Этот человек постоянно пытается сбить меня с мысли. Прокрутив в голове последнюю сказанную им фразу, я все же нашла что ответить:
- Противиться - это мой конек. Но сейчас, так и быть, я уступлю тебе. - интонацией подчеркнула последнее слово. Надеюсь, Макфлай, ты доволен. - Если бы сейчас меня слышали твои поклонницы, то они сожгли бы меня на костре за неповиновение. - мне неожиданно стало смешно. Но ненадолго. Юрист во мне жутко протестовал и напоминал о том, что сюда я приехала исключительно по делу. И снова Руди опередил меня. Мы сегодня будем разговаривать о делах или нет?
- Девушка, будьте добры, мне кофе с двойными сливками и без сахара. - и уже обращаясь к Макфлаю: - Так вот, на счет дела.. - я подняла глаза на мужчину, сидящего передо мной и ощутила на себе взгляд, вовсе не напоминающий о рабочих отношениях. Вот только этого мне сейчас не хватало! - в сердцах воскликнула я, изменяясь в лице и откидываясь на спинку мягкого дивана. Да что он себе позволяет? - Я вела молчаливый диалог сама с собой, секундами считая то время, которое он тратит на разглядывание моего лица и той части тела, которую не скрывала столешница. Навесив на лицо ехидную гримасу, я молча позволяла разглядывать себя. Как манекен, честное слово..
–  Что у тебя за информация для меня, я заинтересован более чем.
Хвала небесам! Наконец-то мы можем поговорить о деле. Я медленно выдохнула и вовремя прикусила язык, чтобы не съязвить в ответ на то, как меня разглядывали. Уже выстраивая в голове план разговора, я огляделась. Секундочку, а где мой планшет? Нет, ну это уже просто издевательство. Может мне таблеточки попить какие-нибудь. Слишком часто я забываю о нужных мне вещах. Извинившись перед Макфлаем, я объяснила ему ситуацию и пообещала, что вернусь ровно через 3 минуты. Взяв со стола связку ключей, я быстро преодолевала препятствия в виде столиков и идущих на встречу людей.

Отредактировано Aida Rossellini (2013-10-09 15:35:30)

0

6

Наблюдать за Аидой было делом, не лишенным удовольствия. В глазах девушки выражалось абсолютно все, о чем она думала. В ней бушевала буря, ее корни давали о себе знать. Она хотела язвить, хотела беситься, хотела рвать и метать. Она была готова накинуться на меня, вцепиться в плечи и трясти меня как резиновую куклу. Она могла вернуться на место небольшой аварии, выследить обидчика и устроить над ним расправу. В ее глазах горел огонь, фестиваль фейерверков на бесконечную толщу глубины, с жаждой отвергать все, что только можно, проявить строптивость. Но ей приходилось держаться. Она же юрист, она должна соответствовать своей профессии. Не удивлюсь, если у нее дома окажутся клочки разорванной бумаги или посуда для битья. Не просто посуда, а именно для битья, которая ежемесячно полностью сменялась другой. Такой поток стекла и фарфора. Круговорот  тарелок в доме Аиды. Кружки с маленькими ручками, которые было удобно подцеплять пальцем и кидать в стену или в окно; вазы для больших всплесков и так далее.
На самом деле я не понимал, о чем сейчас думал, это же новая степень бреда, думать, а так же и представлять это с помощью своей фантазии. А фантазия у меня отменная, иначе бы я не стал тем, кем являюсь сейчас. Но сейчас мы вообще не об этом.
Отмахнув от себя образ Аиды, бросающей в розовом платье кукольный фарфор, я продолжил так же нагло смотреть на нее, прямо в эту самую пучину безумия, с которой девушка пыталась совладать.
- О нет, нет. – Я улыбнулся и потянулся за очередной сигаретой в немного помятой пачке.  - Сначала бы они сняли с тебя кожу и посыпали бы солью. - Из горла вырвался смешок. – Мои поклонницы, они такие. Честно говоря, я бы сам не захотел с ними сталкиваться ночью в центре города или в баре. – Чиркнула зажигалка и прыткий огонь зажег кончик сигареты, а я втянул в себя дым нераскуренной сигареты. – Они нападают, словно львицы, готовые к спариванию. Опасные существа.
Официантка хотела было уйти, но я остановил ее, взяв за локоть, и показал два пальца, прося таким образом принести два одинаковых кофе, вместо одного. Она кивнула, извинилась и удалилась к барной стойке, для передачи заказа баристе.
Аида занялась поисками планшетника, на котором, по ее словам, было что-то интересное. Пока она копошилась в сумке, я медленно курил сигарету и вернулся к наблюдением за людьми на улице, которые продолжали все тем же нескончаемым потоком ходить по серому тротуару.
Планшетник найден не был и брюнетка поднялась со своего места с извинениями и словами о том, что сейчас вернется. Я только кивнул и стряхнул пепел с тлеющей сигареты, вылавливая глазами ее машину. А вот и она. Но то, что я увидел, меня немного напрягло. Прямо перед ней обтирался человеческий силуэт, поглядывающий по сторонам и периодически присаживающийся на корточки. Может он хотел украсть машину или что-то из этой серии? Тогда я не мог позволить Аиде идти одной туда – юрист с сотрясение мозга был мне совершенно не нужен, а просить вернуть себе деньги было бы каким-то кощунством по отношению к ней.
- Росселини! – Я поднялся со своего места, откидывая сигарету в пепельницу, но она продолжала идти к выходу из заведения.
- У тебя охрененная задница, я бы вдул! – Да-да, именно вот такими криками на весь зал, в сложных ситуациях надо останавливать людей. Подействовало. Девушка не двигается с места, сжимая ключи в кулаках. Я даже представил, как наливается краской ее лицо. Ну все, мне пиздец, подумал я, готовясь к долгой и мучительной смерти, как неожиданно все погрузилось в тишину.
Тишина продлилась долю секунды, но я сразу же понял, что ненастоящая смерть от Аиды сравнима с детскими игрушками с тем, что меня ждет, когда эта тишина закончиться.
Улицу за окном озарила вспышка света и, силовой волной от взрыва, выбило окна ресторана, в котором мы находились. Не знаю, каким чудом, но я успел броситься на пол, поэтому волна меня миновала, лишь осыпав острыми осколками стекла. Повторно меня оглушило и в голове сразу же все как-то обмякло, превратившись в кашу. Я ничего не соображал и не понимал. Где то раздавались неслышные крики людей, где то падала посуда. С нашего столика слетела пепельница и серый мертвый пепел медленно спускался на пол.
Стряхнув с волос осколки и дважды умудрившись поранится, я, наконец, открыл глаза; слух возвращался обратно и я вновь оказался в этом мире. Картина увиденного не была самой масштабной, не такая, как в кинофильмах, но тоже впечатляла. По крайней мере только тут, в реальной жизни, я смог наблюдать настоящую физику взрыва.
Что за чертовщина вообще произошла? В голове застыл момент, когда я увидел машину Аиды, вернее человека, который около нее крутился. Кто-то хотел убить моего юриста? Что за глупость. Поднявшись на ноги я первым делом кинулся к Аиде, которая пребывала в явно большем шоке, чем я.
- Ты как? – задал чуть ли  не самый глупый вопрос, который только можно было придумать. – Ты меня вообще слышишь? – Я схватил ее за лицо и заглянул в потемневшие глаза, которые не отражали практически ничего. Сплюнув в сторону я с силой отвесил Росселини пощечину, надеясь, что хоть это приведет ее в чувство.

Отредактировано Rudy McFly (2013-10-10 19:19:42)

+1

7

разукрась мою жизнь красками,
проникай в мою кровь мыслями.


- Росселини!
Я была уже практически у входной двери, когда голос моего клиента заставил замешкаться. - Что могло случиться? Не думаю, что что-то серьезное. - я решила, что неожиданный разговор может подождать пару минут и продолжила движение. Но то, что мой слух уловил в следующую секунду, я оставить без внимания не могла.
- У тебя охрененная задница, я бы вдул!
Эта фраза была сравнительна с громом среди ясного неба. Такого я не могла ожидать. Совсем. Даже мыслей для ответа в голове сейчас не было. Я чисто инстинктивно сжала в руках ключи от авто. Медленно поворачиваясь к залу лицом, я уже почти придумала гневную тираду, ярость которой обрушиться на плечи молодого музыканта. Но скандал не успел произойти.
Скорее всего, чувствительность кнопки на брелоке от машины была превышена, и когда я автоматически сжала ключи, сигнализация отключилась. Видимо именно это и поспособствовало тому, что стало происходить дальше.
В одно мгновения ударной волной меня отбросило метра на два вглубь зала. Сильно ударившись лбом об угол столика, я распласталась рядом с ним именно в тот момент, когда сверху посыпалась тьма осколков. Я лежала на спине и не осознавала того, что все это происходит в реальности. Мне казалось, что это всего лишь дурной сон и хотелось поскорее проснуться. Внезапно я почувствовала соленый вкус во рту. Приложив ладонь ко лбу, увидела красноватую жидкость. - По моей голове течет томатный сок? Или это... КРОВЬ? Если я права, то откуда она взялась? - калейдоскоп мыслей никак не отражался на моем лице. Потемневшие, ставшие почти черными глаза выражали только лишь пустоту. Где-то в глубине их можно было найти отчаяние. Я в упор не понимала, что сейчас твориться. Я не чувствовала боли. Я не слышала того, что происходит. Я не знала, что делать дальше.
Резкий удар по лицу отозвался болью. Я задышала часто-часто, пытаясь понять, кто передо мной. На меня смотрел Руди. Я начала слышать то, что творилось вокруг. Шум, крики людей, вой сирены. Что-то щелкнуло во мне. Хватая Макфлая за пораненные ладони, я потянул его за собой. Он торопливо поспевал за мной. Остановилась я только тогда, когда поняла, что мы пробежали около трёх кварталов. Тяжело дыша, я облокотилась на стену какого-то здания, пытаясь восстановить дыхание. Сердце билось с невозможной скоростью, пульс зашкаливал. Случайно дотронувшись ладонью до лица, я почувствовала сильную боль и не смогла сдержать стона.
- Руди, что это было? - я уже знала ответ на свой вопрос. Когда я вытаскивала за собой Макфлая, краем глаза смогла заметить свою машину. Вернее то, что смогло уцелеть от нее. Как только картинка в голове сложилась, меня вдруг затрясло мелкой дрожью. Я. Могла. Умереть.
- НЕТ! - мой вопль напугал мимо проходящую парочку. - Я хочу жить! Слышишь? Я не хочу умирать! - я трясла за рубашку Макфлая, с невыносимой болью смотря в его голубые глаза. Я не могла остановиться. Слова лились нескончаемым потоком. Истерика не давала мне шанса успокоиться. Обессиленная, я опустилась на асфальт у ног Оливера Макфлая, лишь тихо всхлипывая. Сил не осталось даже для того, чтобы добраться до дома. Я была в полнейшем шоке.

+1

8

Все таки я до конца не понимал ситуацию, которая происходила вокруг. Сейчас мне была важна только Аида, висящая на моих руках и смотрящая потупленным взором человека, пребывающего в явном шоке. Я что-то говорил ей, пытался привести в чувство, но она лишь смотрела и смотрела. Я не видел страха или другого подобного чувства, да и сам его не испытывал сейчас. В моих ушах что-то звучало, где то за пределами кафетерия что-то происходило, но я не обращал на это внимание. В данный момент, как ни странно, весь мой мир зациклен только на ней. Зациклен, зациклен, я повторяюсь, теряюсь, беспокоюсь. Отвешиваю еще одну пощечину и она, наконец, доходит до адресата. Она вернулась из того странного места и начала часто дышать, приходя в себя. Теперь в ее глазах – яркий блеск, граничащий с безумием и непониманием происходящего. Пытаясь не подхватить волнение, я отворачиваюсь, разглядывая осколки на полу, а потом бережно стряхиваю другие с волос Росселлини. Они падают на пол с легким звонким звуком, он завораживает, но я не могу слушать его. Мне не до этого.
Я должен… А что я должен, черт подери?
Росселлини все делает за меня. Вскакивает, хватая меня за руки и выводит из кафе. Мне нужен кто-то, чтобы он тоже ударил меня по щекам. Чтобы я услышал щелчки в голове и окончательно очнулся. Она ведет меня за собой, словно поводырь, ускоряя шаг. Скрип двери, которая осталась висеть на петлях, хоть и покачнулась. Мы оказались на улице. Вид, открывшийся моим глазам, моментально пробуждает. Я же этого так хотел, но от увиденного, мне хочется опять попасть в небытие.
Мы проходим мимо раненных людей, мы проходим мимо покалеченного ребенка. Мы идем мимо тех, кто кричит о помощи. То, что я видел из кафе – было иллюзией оптимиста. На деле все было гораздо хуже. Повсюду битое стекло, кровь и клочья одежды. Запах гари от машины Аиды, в которой догорало то, что не успело уничтожиться при взрыве, запах горелого мяса и жженого трупа.
Это еще хуже, чем бывает в фильмах ужасов.
А ведь я был прав. Дело было в ее машине и в том самом силуэте, который копошился в ней. К сожалению, или к счастью, ему не так повезло, как остальным – он был впритык к машине, поэтому навряд ли от него что-нибудь осталось. Вот и получил. Хотел убить человека, а сам попал в свою же яму.
А мы все шли и шли. Даже не так. Мы бежали. Мы неслись. И мимо нас проносились здания и люди, оглядывающиеся на нас в непонятках, провожая нас взглядами, словно мы были преступниками, скрывающимися с места преступления. Деревья, машины – все смешалось в разноцветную кашу и мы продолжали свой странный путь. Целью которого. Было унестись как можно дальше от того ужаса, который окружал нас ранее. Пару раз я замечал в общем урагане краски сирены скорой помощи, слышал их звуки, но в целом я слышал лишь свое сбивчивое дыхание. Надо бросать курить, явно. Но я же знаю, что лгу себе.
Мы остановились только после того, как пробежали несколько кварталов. Росселлини прижалась к стене, а я упер руки в колени и согнулся, пытаясь отдышаться, прямо перед ней. Ладони покалывало, поэтому чуть погодя, я выпрямился и посмотрел на них – они были все в колотых ранах, из них сочилась кровь. Где то до сих пор виднелись осколки. Я попытался вытащить их, но некоторые загнал только глубже. Пофиг, сами выскочат.
Услышав голос Аиды, я отвлекся от своего увлекательного занятия и задумался. А что это было? Я мог лишь пожать плечами, потому что у меня было слишком много вопросов к девушке и они могли вырваться в любой момент. Я должен был их сдерживать, потому что иначе доведу ее до истерики. Но по ходу она сама все поняла. Ее громкий крик разлился по всей улице и я сразу же кинулся к ней. Она в ужасе схватила меня за плечи и продолжила кричать.
- Аида… – Бесполезные попытки ее успокоить. Взял ее за талию и пытаюсь как можно спокойнее смотреть в ее глаза. Но чувствую, как предательская дрожь сковывает мое тело. Ее слова, просто крик души, уже не знаю, кто быстрее сойдет с ума – она, показывая свою душу или я, молчащий и не знающий чего ответить на ее откровения. Хоть я и пытался удержать ее, она все таки выскальзывает из моих рук и опустилась на асфальт. Со стороны мы выглядели более чем странно, но нам обоим было на это наплевать.
Мне ничего не оставалось сделать, кроме как сесть рядом с ней на холодную поверхность и притянуть к себе. Она всхлипывала, плакала и что-то бормотала себе под нос. Я обнял ее одной рукой, а вторую запустил в ее шоколадные волосы, прижимая лицом к своему плечу, чтобы хоть как-то заглушить ее. Кровь, текущая из моих ладоней и пачкающая ее кожу на руке и волосы, как будто объединяет нас нитью.
- Ты не умрешь. Понятно? – Тихо произношу я, прижимаясь затем губами к ее лбу. – Все обошлось. Все хорошо. – Мне не хочется ее отпускать куда-либо. Я боюсь это сделать. Если такое сделали с ее машиной, то что может ждать ее дома?
Что нужно говорить в таких ситуациях? Черт подери, неужели я так хреново успокаиваю людей? Она все еще плачет у меня в руках, обмякнув, словно кукла. Конечно же, я же ничего не сказал толком. Но слова не лезут в мою голову. Что делают в фильмах? Что делают в книгах?
-Ты будешь жить. – Могу лишь повторять снова и снова, слегка раскачивая ее и продолжая прижимать к себе. Единственные варианты, которые лезут мне в голову – напоить ее успокоительным, накачать наркотиками или алкоголем. Хреновый я человек, в общем.
- Аида. – Я беру за подбородок и придвигаю как можно ближе к своему лицу. – Сейчас мы встанем и вызовем такси. Я отвезу тебя к себе, хорошо?  - Вкрадчиво пытаюсь обрисовать ей свою идею, говоря чуть ли не в самые губы. – Ты только не бойся.

+1

9

Игры нет, тема в Архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Судьба не дура, зря людей сводить не будет.