Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты согласен быть моим?..


Ты согласен быть моим?..

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s4.uploads.ru/t/Glkas.gif

Участники: Gabriel Livano & Damien Goodman
Место: городской парк "William Land Park"
Время: середина августа 2013
О флештайме: Есть вещи, о назначении которых знают даже дети. Например, маленькая бархатная коробочка. Ее задача - хранить маленькое сокровище, которое обязательно сделает двоих людей самыми счастливыми на планете.

Отредактировано Damien Goodman (2013-09-28 21:25:02)

+2

2

внешний вид

     http://s5.uploads.ru/NxYMH.jpg

Некоторые решения порой очень сложно принять, даже если на все сто, и даже на тысячу, процентов уверен в своих желаниях. Сложно решиться на первый поцелуй или на признание в любви, даже если тебя переполняют эти чувства, сложно попросить остаться, сложно отважиться просить руки любимого человека, даже если абсолютно уверен в партнере. Сложно решиться на ответственный шаг, потому что где-то глубоко в подсознании сидит и гложет тебя, подобно червячку, страх все испортить, облажаться или выглядеть глупо, смешно в глазах других. Я был абсолютно уверен в том, что хочу быть в Дэмиэном, я знал это как и то, что дважды два будет четыре или то, что Земля круглая, а меня зовут Габриэль Ливано; я был уверен, что хочу провести с ним всю свою жизнь, на протяжении которой именно его хочу держать за руку, идя сквозь все невзгоды и счастливые моменты, я не сомневался и в том, что Гудмэн мыслит, если не точно так же, то примерно в том же ключе, но не знал, как любимый отнесется к тому, что я сделаю ему предложение. Этьен хоть и разложил мне все по полочкам, объяснив, что все мои страхи касаемо женитьбы - глупы и беспочвенны, я все равно не смог отпустить этот страх до конца, потому как любовь-любовью, но брак - это довольно ответственный шаг и в нашем случае пути назад уже не будет. Я просто не знаю, как смогу пережить отказ или, что еще хуже, просьбу дать время подумать, я не знаю, как справиться с волнением, что бы все же решиться признаться Дэми в своих намерениях.
        Я был благодарен отцу за совет и попытки меня успокоить, за его поддержку и приободряющие слова, за помощь с выбором кольца для любимого, потому как, окажись я один в ювелирном магазине, точно бы натворил дел или, и вовсе, в панике убежал бы оттуда. В принципе, я был весьма смелым и решительным, и только в отношении Дэми я робел и топтался на месте, делая шаг вперед и два шага назад; именно по этой причине я так поздно признался ему в своих чувствах и решился его поцеловать, именно поэтому мы потеряли столько времени - из-за моей нерешительности. Сейчас, хоть я и был твердо уверен в своих намерениях, имея припрятанное кольцо в футляре, что мне помог выбрать отец, и искренние слова, которые так хотел сказать любимому, у меня не было ни единой адекватной мысли о том, как именно попросить Дэмиэна стать моим мужем. Варианты положить кольцо внутрь киндер-сюрприза, пирожного или на дно бокала с шампанским я отмел сразу, равно как и написанные под окнами признания с пущенным по шелковой ленте, из одного конца квартиры в другой, кольцом и все подобные - заезженные до дыр и слишком примитивные способы, что так часто показывают в мелодрамах и мыльных операх. Мой Дэми был особенным, уникальным, единственно необходимым мне в жизни, а потому он был достоин чего-то под стать ему самому, чего-то весьма простого, но интересного и милого, без напускного пафоса и претензий на шанс стать предложением руки и сердца года.
          В любой ситуации, будь то воскресный вечер дома, поход в кино, кафе, по магазинам или  совместное приготовление блинчиков, - я всегда искал способ преподнести Гудмэну кольцо, став из-за этого чуть более задумчивым и, возможно, отстраненным, а боясь, что любимый заметит эту перемену, я и вовсе, кажется, был сам не свой. К счастью, Дэми особо не показывал виду, что со мной что-то не так, давая мне тем самым возможность дождаться подходящего момент. Сегодняшний день не был исключением - раскладывая из корзины для пикника фрукты и сладости на мягкий клетчатый плед, расстеленный в тени раскидистого дерева возле небольшого прудика с утками, я коснулся рукой коробочки с кольцом, лежащей в кармане, и хитро улыбнулся в предвкушении. Если честно, я и сам уже не мог больше ждать, мне так хотелось услышать заветное "да" и надеть на палец Дэми, которого уже официально смогу назвать в тот миг своим женихом, кольцо, что внутренности обдало обжигающим холодком.
             - Дэми, кажется, я все разложил. Что еще мне нужно сделать?. - я обернулся к любимому, протягивая к нему руки и зовя к себе, приподнимая брови, которые и без того имели форму домика - Иди уже ко мне.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-09-28 21:16:12)

+2

3

внешний вид

http://s5.uploads.ru/PKQpH.jpg

- Доброе утро, милый
- Доброе, любовь моя. Разбуди детей, а я пока приготовлю завтрак.
А потом я проснулся.
Сны, которые я хотел бы считать вещими, снились мне практически каждый день, поэтому просыпаться с глупой сонной улыбкой на губах стало уже привычно. А плохие сны, что посещали меня крайне редко, я не запоминал, потому что они тут же таяли, стоило мне только прижаться во сне к Габриэлю и почувствовать, как меня обнимают такие родные сильные руки любимого человека, способные развеять любой ночной кошмар. И как во сне, так и в реальности, я мог с уверенностью сказать, что абсолютно счастлив. Просыпаясь каждый день рядом с человеком, которого я люблю больше жизни, дыша лишь им одним и живя для того, чтобы делать его счастливым, я чувствовал, что нашел свое место и оно было рядом с Габи. Всегда было там, только по собственной глупости я не сразу смог это распознать, хотя сейчас казалось, что это было очевидным. Я чувствовал себя настолько спокойно сидя рядом с ним за одной партой в университете, чувствовал себя защищенным, просто идя рядом с ним по улице, и не было в этом мире ощущения правильнее, чем когда он держал меня за руку. Как же хорошо, что теперь я мог наслаждаться не только случайными прикосновениями, от которых по коже неизменно пробегала стая мурашек. Сейчас я уже не мог представить себе как это – жить без него. Я, наверное, смог бы прожить и без воздуха, но без Габриэля – нет, ведь я сходил с ума, оставаясь без него даже на мгновение. Я хотел провести рядом с ним каждую секунду своей жизни, без исключения. Я хотел малышей, размытые силуэты которых видел во сне. Хотел большой дом, пушистого кота и семейные фотографии на полке над камином. Я хотел всего того, что было у моих родителей, которые показали мне, что значит быть по-настоящему любящей и счастливой семьей. Возможно, это именно они были «виноваты» в том, что я идеализировал брак. Они и романтические фильмы по TV. Но изменить это уже сформировавшееся отношение было невозможно. Да и не хотелось, если честно.
Мои фантазии о семейной жизни казались такими далекими и нереальными до того дня, как одним теплым летним утром я включил телевизор. Слова «Легализация однополых браков» оказались мне волшебными и единственное, что я смог сделать в тот момент – это шокировано осесть на диван и прошептать что-то непонятное, прикрыв рот ладошкой. У меня было ощущение, что я преодолел пространство и время, и вмиг оказался в шаге от своей мечты. Вот она, я протягиваю руку и чувствую ее кончиками пальцев. Но теперь я не был уверен, что эта новость сможет воодушевить Габи так же как меня, романтичного мальчишку, который мечтал о свадьбе с того самого момента, когда впервые побывал на свадьбе у какой-то дальней родственницы. Помню, что платье невесты было огромным, безвкусным и похожим на торт, жених был похож на пингвина, а от обилия белого цвета резало глаза. Но их искренние улыбки и слезы счастья на глазах невесты перекрывали все минусы этого дня, даже невкусный торт. Я видел, что это самый прекрасный день в жизни влюбленных и мечтал, что когда-нибудь для меня он тоже наступит. И теперь это было возможно и для этого не нужно было преодолеть полстраны. Мне хотелось взлететь лишь от одной мысли об этом и я начал еще активнее, чем раньше, шерстить сайты со свадебной атрибутикой.
Но в какой-то момент Габи стал замкнутым и я не решался поднимать тревожащую меня тему, опасаясь, что наши мысли не столь схожи. Иногда он уходил в себя, предаваясь размышлениям, а я не знал, чем могу помочь, потому что не знал причины. Мы всегда были предельно честны друг с другом, поэтому я не хотел давить. Я надеялся, что рано или поздно Габриэль сам расскажет мне, что случилось, потому что тащить из него клещами информацию я не мог. Поэтому в такие моменты я просто садился рядышком с ним и обнимал, оставляя поцелуи на щеках и губах любимого. К счастью, это помогало, и Габи быстро возвращался в реальность из паутины своих мыслей.
До конца лета оставалось совсем немного времени, поэтому пикник в городском парке показался прекрасной идеей для проведения одного из августовских выходных. Людей было не очень много, потому что большинство предпочитало провести свободное время на пляже, получая золотистый загар. Тень от большого дерева надежно скрывала от ярких лучей расстеленный на траве плед, где Габи выгружал из небольшой корзинки всевозможные вкусности. Я же откровенно бездельничал, стоя неподалеку и наблюдая за утками. Обстановка казалась такой умиротворенной, что я невольно пожалел о том, что мы не провели здесь все свои летние выходные. Услышав голос любимого, я с улыбкой обернулся к нему. Ну не чудо ли? Спланировать такой прекрасный день мог только он.
- Теперь ты должен обнять меня, а я скажу, как сильно люблю тебя и что ты идеален. Отличный план, правда? – я не спеша приблизился к пледу и присел рядом с Габриэлем, обвивая руками его талию и, оставив на его щеке легкий поцелуй, устроил голову на плече, - Можешь приступать к исполнению плана, - засмеялся я. Отличная погода и романтичность и уют обстановки создавали ощущение, что если этот день и не запомнится какими-то яркими событиями, то мы непременно будем вспоминать его с теплотой.

Отредактировано Damien Goodman (2013-09-29 11:18:40)

+2

4

Знал ли я, мог ли я хотя бы представить, что полюблю кого-то до такой степени, что просто не смогу жить без этого человека?.. Вернее, жить то я смогу, но будет ли в этом смысл?.. Дэмиэн наполнял мою жизнь этим смыслом, каждый ее день, каждый час, каждую минуту делая красочнее, ярче, причем настолько, что я держался за время, проведенное с ним, хотя и знал, что впереди нас ждут не менее счастливые моменты. Мне всегда было этого мало, мне было мало его самого, его прикосновений, ласк и поцелуев, его голоса; я всегда хотел чувствовать что он рядом - физически, держать его за руку и знать, что так будет до самого последнего дня. Я давно представлял нашу семью, нашу совместную жизнь, кота и детей, веселые завтраки за большим столом и пикники в парке - примерно как сейчас, только кроме нас самих вокруг бегало бы двое малышей, задорно смеясь и они были бы похожи на нас с любимым - один с непослушными шоколадными кудряшками, а второй голубоглазый, с милейшими веснушками, рассыпанными по молочно-белой коже. Наверное, в тот миг я буду чувствовать себя самым счастливым человеком на свете, потому что у меня будет все, о чем я только мог мечтать - любимый мужчина, принадлежащий только мне по всем мыслимым и немыслимым законам, чудесные дети, к которым было бы обращено все наше с мужем внимание и свободное время, уютный дом, наполненный детским смехом, запахом цветов и шоколадного печенья. Я не мог думать о таком будущем без улыбки, не мог надолго отпускать от себя эти теплые мысли и мечты, равно как и надолго выпускать руку Дэмиэна из своей.
               Наверное, если бы у меня сейчас была возможность отмотать время назад и вернуться в тот момент, когда мы официально с Гудмэном были еще друзьями, но сам я был уже по уши влюблен в него, я бы не стал торопить события и что-то менять. То время дало мне возможность понять всю его значимость для меня, понять и принять то, как сильно я его люблю и насколько нуждаюсь в нем, что бы сейчас уметь ценить Дэми, дорожить им и понимать чего именно я хочу. Никогда не отличавшись особой романтичностью, скрывая ее проблески в себе, я раскрылся рядом с Дэмиэном, не стеснялся быть нежным, хотел заботиться о нем, оберегать и защищать. Мне нравилось чувствовать себя рядом с ним, таким хрупким и до невозможности милым, сильным и большим, отчасти даже нравилось ревновать парня, потому как в эти моменты я наиболее остро понимал, как нуждаюсь в нем, как хочу обладать им всецело, насколько бы эгоистично это не звучало. Даже чьи-то заинтересованные взгляды в его сторону выводили меня из себя, заставляли хотеть тотчас прижать к себе и спрятать ото всех, от всего мира, не желая им ни с кем делиться. Казалось бы, мы так стремительно прошли через все этапы отношений, на прохождение которых у других пар обычно уходит ни один год, но я не считаю, что мы поспешили. Я ни в коем случае не жалею о том, что переехал к нему уже через два месяца, не жалею, что нам хватило и пары недель что бы окончательно привыкнуть друг к другу, понять и запомнить, а главное - принять, привычки друг друга, подстроиться под них, благодаря чему все близкие друзья, посмеиваясь, называли нас состоявшейся семейной парочкой, и мне было это даже приятно. Я был рад, что познакомил Дэмиэна с отцом, хоть это и могло в то время его напугать - все-таки с родителями знакомят уже тогда, когда понимают всю серьезность собственных намерений, а в них я был уверен всегда, с самого начала наших отношений, с самого первого поцелуя и по сей день. Я не жалел ни об одном мгновении, связанным с любимым, потому что все это - даже незначительные ссоры, смешные споры и сцены ревности - наша с ним история, история наших отношений.
                  - Отличный план. - Я улыбнулся, обнимая опустившегося рядом со мной Дэмиэна. Огромное старое дерево щедро раскинуло над нами свои пушистые ветви, надежно укрывая не только от солнца, но и от любопытных посторонних взглядов редких прохожих, что забрели в глубь огромного парка, так что я, совершенно не боясь чьего-либо неодобрения, прижал парня ближе к себе, касаясь губами его лба и поглаживая свободной рукой его колено - Я даже думать не хочу какой была бы моя жизнь, если бы в ней не было тебя. Я хочу всегда быть с тобой рядом.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-10-01 13:30:57)

+1

5

Кажется, что планета замедлила свое вращение, и время остановилось. И все это лишь для того, чтобы позволить нам хоть немного побыть только вдвоем. Без чьих-то взглядов и слов. Даже без общества друзей или знакомых. Словно весь мир замер и существуем только мы, заботливо скрытые от палящих лучей августовского солнца ветвями большого дерева. Конечно, это лишь только ощущение, но никто ведь не запрещает помечтать о том, что даже вселенная хочет, чтобы двое влюбленных побыли вместе, отгородившись от всего мира за завесой времени. Легкий ветерок играет с зеленью листьев, и тихий шелест разносится над нашими головами, а где-то вдали негромко играет музыка. Из динамиков в каком-то уличном кафе или это работа музыкантов, которых в этом парке так много – трудно различить, но едва слышные мелодии сменяют друг друга, поддерживая связь реального мира и нашей маленькой вселенной, что сейчас ограничивается клетчатым пледом в тени раскидистого дерева, да кусочком озерца с шумной семейкой уток, облюбовавших его. И кажется, что нет в этом мире места прекраснее, чем этот крохотный уголок огромной планеты.
Хотя, я ведь прекрасно понимаю, что совсем не в месте дело, а в человеке, что рядом со мной. Который смотрит на меня и улыбается мне так, словно я единственный человек на всей планете, на которого он хочет смотреть. С ним любое, даже самое незаметное событие и любое место на Земле становится чем-то особенным и важным, каждое мгновение – значимым, а каждый день как День святого Валентина. Квартира, которая раньше была обычной коробкой с окнами и набором мебели, с ним стала настоящим «Домом», шоколадница стала «Нашим кафе», а набережная, старые улочки и парк аттракционов перестали быть просто местом прогулки для туристов, потому что каждое из этих мест теперь хранило память о самых памятных мгновениях нашей жизни, заставляя мечтательно улыбаться своим воспоминаниям. Теперь к ним присоединился и городской парк, который хранил в своей памяти прекрасные мгновения не только нашей, но и еще чьих-то счастливых историй.
А еще я знал, что когда-нибудь мы создадим для себя то место, что станет только нашим. Оно будет уютным и объединяющим в себе все наше прошлое, создавая волшебное будущее. Так, например, я хотел, чтобы в этом маленьком уголке нашего личного рая был большой камин, как в старом доме моей семьи, возле которого на каждый Новый год будет стоять большая праздничная елка, а возле нее будет сидеть огромный плюшевый медведь, напоминая, что этот праздник важен не только тем, что начинает отсчет новых 365 дней нашей жизни. Я обязательно повесил бы на стену каждую из наших фотографий и положил на полочку каждую безделушку, что может казаться абсолютно не важной для других, но будет значимой для нас. А в память о сегодняшнем дне мне хотелось бы, чтобы возле нашего дома было небольшое озерцо, чтобы кататься по нему на лодках как в «Дневнике памяти» и посадить в саду большое дерево, у которого мы устраивали бы пикники по выходным. Мечты такие мечты…
- Я рад, что ты его одобряешь, - улыбнулся я, прижимаясь поближе к любимому, чувствуя мягкие поглаживания на колене и легкое прикосновение губ ко лбу. Его прикосновения всегда расслабляли, заставляли чувствовать себя самым любимым человеком во вселенной и я был безумно счастлив от того, что он дарил все эти ощущения именно мне, а не кому-то другому. Я любил его больше жизни и с ужасом думал о том, что всего этого могло не случиться. Что мы могли не встретиться, не сблизиться, могли остаться всего лишь друзьями, а у него со временем мог бы появиться кто-то другой, с кем он был бы счастлив и сейчас сидел бы под раскидистой кроной старого дерева, обнимая какого-то другого парня, целуя его и задумчиво глядя на то, как блики солнца отражаются от спокойной водной глади озера. Надо поскорее прогнать эти глупые мысли, ведь в такой чудесный день они должны быть только солнечными, - Вот и не думай об этом, ведь я у тебя есть и это никогда не изменится. Я вечно буду благодарен судьбе за то, что все сложилось именно так, позволив мне влюбиться и быть любимым самым прекрасным человеком на свете. И я буду твоим всегда, каждое мгновение своей жизни я буду рядом, все так же безумно влюбленный в тебя, – я отстранился, чтобы посмотреть в глаза Габриэля и улыбнуться самой сияющей улыбкой, на которую я только был способен. В нем был весь смысл моего существования и, думаю, это мог увидеть каждый, бросив лишь беглый взгляд на нас двоих. Я подался вперед, мягко касаясь губами его губ, - Веришь?

+1

6

Разве мог я ему не верить, сомневаться в словах любимого? Никогда. Мне даже кажется, что из его уст я могу принять любую правду, даже самую немыслимую, будь она о том, что Земля имеет форму октаэдра, или что к зиме утки из этого пруда превратятся в фей с серебристыми крылышками, что бы перенести холода, так что уж говорить о его любви? Я чувствовал это каждой клеточкой тела, все законы притяжения и гравитации меркли и становились бессмысленными на фоне этой истины, единственно важной для меня. Казалось бы - как мало мне нужно для того, что бы быть счастливым - всего лишь любимого и любящего меня человека рядом, но для меня этот человек был всем миром, моим смыслом, моей целью, моим всем, так на самом ли деле это было мало? Порой я думал, что всего того счастья, всех тех эмоций, что дарит мне Гудмэн - чересчур много для меня одного, они накрывали меня, подобно лавине, и распирали, как замерзающая вода в бутылке, будоражили мое сознание, вырывая цепкой хваткой из реальности, унося в наш собственный мирок, где были только мы вдвоем, где мы могли быть собой, не заботясь о чувствах окружающих и, понимая это, я в полной мере осознавал, что все происходит именно так, как и должно. Не знаю, существует ли судьба, мироздание, карма и реинкарнация, но мы с Дэмиэном точно были предназначены друг для друга, словно два кусочка одного паззла, которые должны стоять друг рядом с другом, и с каждым новым днем я все больше и больше в этом убеждался, находя подтверждения даже в самых незначительных мелочах, случайных совпадениях или сказанных одновременно словах по отношению друг к другу. Может быть я еще недостаточно хорошо знал своего возлюбленного, не был осведомлен о жизни его прапрабабушки в молодости и ее увлечениях, о том, как звали лучшего друга Дэми в детском саду, но я чувствовал его, я понимал его без слов, а это, как мне казалось, было куда важнее. Это было самым ценным из того что я знал и умел.
           - Верю. Конечно, верю. В этой невероятной трогательности, нежности и романтичности был тот самый Дэмиэн, каким мог знать и видеть его только я, самый настоящий Дэмиэн, каким я его и полюбил, каким он для меня всегда и останется - как в жизни, так и в далеких воспоминаниях, какие бы разительные перемены с ним не случились. Обвивая его торс второй рукой, прижимая парня к груди, вдыхая аромат его волос, смешанный с легкими нотками парфюма и средств для укладки, что были воздушен и невесом, как и он сам, я боялся переусердствовать, боялся сделать ему больно, но нежность, соперничающая с силой и желанием ощутить всего его как можно ближе, были слишком неконтролируемыми. Слишком сильными, разрушающими меня изнутри и противостоять им означало примерно тоже самое, что идти против военного корабля на спасательной шлюпке, вооружившись веслом. - Я знаю, я чувствую тоже самое. Это же хорошо, да? и совсем не страшно, что мы видим одинаковую картину будущего, так?.. - Мы ни разу со всей серьезностью не разговаривали на эту тему, не обсуждали наши планы и мечты, но я знал, что мы оба хотим одного и того же - всегда быть вместе, любить и поддерживать друг друга, оберегать; конечно, наша совместная, а в будущем и семейная, жизнь, не всегда была и будет такой, как показывают в романических фильмах и описывают на страницах романов, но ведь мы будем вместе, а, значит, сумеем преодолеть все препятствия и пройти через все невзгоды, держа друг друга за руку. - Тебе не страшно, когда ты думаешь о том, каким будет завтрашний день?.. Как все будет через год, через пять лет?.. Я замолчал, понимая, что говорю то, чего говорить не стоило, что, возможно, именно сейчас и именно этими словами и пугаю Дэмиэна, но было уже поздно. - Я всегда буду рядом, даже когда на деле это будет не так. Ты должен знать это, помнить.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-10-01 21:23:33)

+1

7

Я едва удержался, чтобы не захлопать в ладошки от счастья. Конечно же, Габриэль знал о моей любви и верил в ее искренность. Она была видна в каждом слове и каждом жесте. Я отдал бы все, что у меня есть, если бы понадобилось, сделал бы все, что в моих силах, чтобы доказать ему силу своих чувств. Даже по прошествии времени я ощущал, что между нами словно пробегает ток от случайных прикосновений, мое сердце все так же сбивалось с ритма, когда я видел его улыбку, когда слышал от него слова любви. Я был уверен в том, что я буду чувствовать то же самое и через пять лет, и через десять, и через двадцать, всегда буду рядом с ним безнадежно влюбленным мальчишкой, который смотрит на него широко распахнутыми глазами, полными обожания и восхищения. Если бы я умел, я писал бы ему песни и стихи, вкладывая в каждое слово и ноту всего себя, пытаясь охватить всю глубину чувств, хотя знаю, что это даже отдаленно невозможно. Я слишком сильно люблю его, чтобы описать это каким-либо из существующих способов. Но надеюсь, что это можно сделать, каждый день даря ему частичку своей души, влюбляясь в него сильнее, доказывая, что он самый лучший, самый любимый, самый желанный, самый-самый-самый.
Я обнял Габриэля в ответ, утыкаясь носом в его шею. Защищенность и надежность – вот, что я сейчас чувствовал в Габи, это ощущение передавали мне сильные руки, обхватившие меня и прижимавшие к любимому. И я точно знал: что бы ни произошло, он всегда будет рядом, а я смогу быть собой – слабым, нежным, никому ничего не доказывая, не пытаясь быть кем-то другим, чтобы казаться лучше. Объятия были крепкими и сильными, словно кто-то сказал нам, что если мы сейчас отпустим друг друга, то потеряем навсегда. Как же хорошо, что на самом деле это было не так, и никогда не будет так. Даже если он когда-нибудь отпустит мою руку, я всегда буду чувствовать его прикосновения к своей коже, ведь даже воспоминания о них бесценны.
- Это прекрасно, - прошептал я. Это все, чего я мог бы пожелать – мечтать вместе с ним о нашем будущем, создавать его, складывая кусочек за кусочком, словно разноцветную мозаику. Наши разговоры о будущем часто были обращены в шутку, в основном из-за несерьезности обстановки, в которой обычно происходили эти разговоры, но мы оба понимали, что доля правды в наших словах очень велика. Но сейчас все казалось очень серьезным, ведь Габриэль заговорил о возможных страхах, которые никогда не посещали мою голову. Но даже задумавшись об этом, я лишь улыбнулся, потому что боязнь того, что будет, таяла, пока я чувствовал себя в объятиях Габи. Я был уверен, что будущее на нашей стороне. Ведь если не оно, то что сможет сделать нас мудрее, показать, как сильно мы нужны друг другу, как сильно любим? - Мне не страшно, пока ты со мной. Я знаю, что завтра я снова проснусь рядом с тобой и буду чувствовать себя самым большим везунчиком во вселенной. Я уверен в том, что через год ты так же сильно будешь обнимать меня, а я буду улыбаться как сумасшедший, потому что буду безмерно счастливым. А через пять лет… - я улыбнулся и оставил легкий поцелуй на его шее, словно успокаивая и пытаясь забрать прикосновением губ все его волнение, все то, что терзало его изо дня в день, - я буду любить тебя еще больше. С каждым днем я буду любить тебя еще сильнее, и буду говорить об этом, не страшась никого, потому что ты должен знать об этом, слышать об этом каждый день, - выдохнул я. Я знал, что все так и будет. Что он – моя судьба, и я никогда не отпущу его, что бы ни происходило в нашей жизни. Я знал, что мои мечты о нашем будущем слишком радужны и светлы для того, чтобы целиком и полностью воплотиться в реальность, не претерпев никаких изменений, но все, что мы переживем с Габриэлем, будет идеально, даже если это будет отличаться от кадров романтических фильмов и семейных комедий. Это будет другая история, наша, уникальная, самая прекрасная и волшебная, что только может быть на свете.
Я отстранился, и, взяв руки Габриэля в свои, заглянул в любимые глаза, - Я знаю, что ты всегда со мной. Знаешь почему? – Я улыбнулся и приложил его ладонь к своей груди, туда, где громко и уверенно билось сердце, - Потому что ты здесь и всегда будешь здесь, пока мое сердце не остановится. Я люблю тебя, Габриэль, больше жизни люблю. И нам нечего бояться пока мы есть друг у друга. Тем более будущего.

+1

8

Here in your arms where the world is impossibly still
With a million dreams to fulfill
And a matter of moments until the dancing ends
Here in your arms when everything seems to be clear
Not a solitary thing do I fear
Except when this moment comes near the dancing’s end*


           Он никогда еще не был со мной столь откровенен, никогда не открывался мне настолько, показывая всю свою беззащитность, выворачивая наизнанку все то, что чувствовал по отношению ко мне. Было довольно непросто сохранять спокойствие, потому как слова Дэмиэна, каждое произнесенное им слово, эхом отдавалось во мне, отзываясь глухой болью и страхом потерять его. Порой люди встречают предназначенного им судьбой и самой жизнью человека в весьма зрелом возрасте, потратив всю молодость, половину всей своей жизни на поиски, растрачивая надежду на счастье и беззаветную, не требующую ничего взамен, любовь. Любовь, которую мне посчастливилось встретить так рано, удержать ее, дать возможность окрепнуть и теперь это уже она вела меня по жизни, она и сам Дэми, а не моя цель отыскать ее. Я не сомневался ни на мгновение, что он и есть тот самый, так называемый, пятый элемент, недостающая деталь конструктора, то самое связующее звено. Не сомневался, что он мой, а я его, и так должно быть, должно быть всегда. Дэмиэн моя первая и единственная любовь, первый и единственный мужчина, который станет единственным на всю жизнь мужем, с которым мы вместе будем воспитывать детей, с кем встретим старость на веранде загородного дома, кутаясь в мягкие пледы, в окружении внуков и правнуков. Я никогда не мечтал о таком, никогда не пытался заглянуть в свое будущее или, хотя бы, придумать его, но рядом с Дэми я каждого нового дня не то что не боялся, а ждал, как в детстве ждут свой День Рождения - с любопытством, нетерпением, предвкушая все самое чудесное, что только рисует нам наше воображение.
              Он никогда не был столь трогателен - казалось, ощущая ладонью его трепещущее под ребрами сердце, слушая ласкающий слух, такой мягкий и нежный, голос, который едва заметно подрагивал, как и все мое нутро, я вот-вот дам волю чувствам, всем тем эмоциям, что переполняли меня сейчас. Любовь, сентиментальность, непонятная сладкая грусть и вся моя нежность сплетались воедино, в один тугой узел чувств и ощущений, мелькая в груди ностальгическими нотками первого поцелуя, романтичных ночных прогулок, первой близости, оживая во мне былыми ощущениями, которые все это время были со мной, убеждая в правильности моих желаний, моего решения.
        - До встречи с тобой я всегда думал, что будущее совершенно неопределенно, что все наши представления о нем – не более, чем мечты и предположения, но ты сумел изменить это во мне, сумел изменить меня самого.. Я думал, что важно быть успешным состоявшимся человеком, важно сделать что-то такое, чем можно было бы гордиться на закате лет, важно быть честным с самим собой, но теперь я понимаю, что важно только одно. С тобой я приобрел счастье, на которое даже не рассчитывал, о существовании которого даже не догадывался по причине его невероятной, всепоглощающей силы, и, если ты мне позволишь, я посвящу свою жизнь тому, что бы сделать тебя таким же счастливым. Это все, чего я хочу, ведь все, что мне нужно в этой жизни - ты. Ты единственный, кого мне хочется видеть утром, просыпаясь от твоих поцелуев, единственный, кого я хочу целовать на ночь и с кем засыпать. С тех самых пор, как я увидел тебя, мне стала нестерпима мысль, что я могу лишиться этого, что ты можешь уйти из моей жизни, какую бы роль в ней на тот момент не занимал.. Ты нужен мне, что бы я мог жить, так же как мне необходим воздух, что бы дышать, а вода, еда и сон - что бы обрести силы, но моя сила и, одновременно, слабость, в тебе. Ты нужен мне всегда – как рядом со мной, так и в моих мыслях, которые ты не покидаешь ни на секунду уже столько времени и, когда любишь человека так, как я люблю тебя, женитьба – единственный выход. Дэмиэн Гудмэн, давай поженимся в июне? – мягко улыбнувшись, я одной рукой незаметно открыл футляр с кольцом и протянул его любимому – Иными словами, ты согласен стать моим мужем?.
           Слова, которые я неумело собрал воедино, которые наконец-то решился произнести, поборов свою нерешительность и глупый страх получить отказ, передавали лишь малую часть того, что я чувствую по отношению к Дэми, но это была, наверно, одна из самых искренних речей, что я когда-либо говорил, самая бескорыстная, самая смелая и далась она мне поразительно легко. Я все еще ощущал в висках и запястьях пульсацию крови, чувствовал, как трепещет в волнении сердце, в ожидании реакции парня, практически забыв как надо дышать, неотрывно глядя в его ярко-голубые глаза, ища в них немой ответ.

*

Sting - Until

Отредактировано Gabriel Livano (2013-10-02 22:38:21)

+2

9

К моему огромному удивлению, я – мальчик, который зачастую предпочитал быть немногословным, говоря о своих чувствах, боясь сболтнуть лишнего и считая, что я совершенно бездарен в этом, - произносил каждое свое слово с уверенностью в их правдивости, потому что сердце, громко стучащее под ладонью Габриэля, подсказывало, что именно нужно говорить, передавая в мозг с помощью азбуки Морзе букву за буквой. Казалось бы, в них не было ничего особенного, ведь сотни влюбленных каждый день произносят нечто подобное, клянутся своей половинке в вечной любви. Однако это было, наверное, самое искреннее признание в моей жизни. Только вот мне все равно казалось, что слов было невыносимо мало, ведь, какими бы они ни были, они не могли передать всю нежность и теплоту, всю ту глубину чувств и хитросплетения эмоций, что я пытался вложить в свое признание. Поэтому я надеялся, что  их можно было заметить во взгляде, в бережных заботливых прикосновениях рук. Ласковая улыбка играла на губах, и мне казалось, что нет ничего прекраснее, чем держаться за руки и говорить о любви именно так – под ясно-голубым летним небом, не скрываясь в четырех стенах от чьих-то взглядов. Я чувствовал себя до невозможности свободным, и мне хотелось взлететь в небо. Вместе с Габриэлем, конечно, потому что именно рядом с ним я мог это сделать. Он был моими крыльями и моим ветром, и я знал, что он никогда не позволит упасть вниз с той запредельной высоты, на которую я день за днем поднимался благодаря лишь ему одному, его любви и заботе.
Наверное, в этот момент я выглядел как маленький любопытный ребенок, склонив голову набок и внимательно слушая Габи. Я смотрел на него неотрывно, жадно запоминая каждое слово и жест. Габриэль часто говорил мне о любви, но сегодня было в его словах что-то особенное – какое-то необычное волнение, что заставляло и меня самого переживать о том, что же он скажет дальше. Любимый был серьезен, продолжая говорить о том, как я изменил его жизнь, а я больно прикусил губу, чтобы хоть как-то сдержать себя от того, чтобы не броситься к нему и не начать шептать о том, что это он сделал меня лучше, спас меня от меня самого, своей любовью вытащив меня из моей ракушки, из привычных стен клетки, что я сам же для себя и построил. Но я видел, что Габи нужно продолжить говорить, поэтому не перебивал, лишь теряясь в паутине прекрасных слов, что он произносил. Как же похожи были наши желания – мне не нужен был никто кроме него. Я так же хотел, чтобы мой день начинался с его мягкой улыбки и теплого завораживающего взгляда, в котором можно было потеряться навсегда, чтобы каждую ночь я встречал в его объятиях, ощущая нежные прикосновения к коже и шепча слова любви ему, единственному и неповторимому. Я неуверенно улыбался, не понимая, к чему он ведет свою прекрасную и вдохновенную речь, пока слово «женитьба» резко не выбило меня из колеи, на которой я пытался удержаться. О Боже, это действительно происходит… Стоп, откуда он знает про июнь? – мысли мелькали в голове с сумасшедшей скоростью, но их бег остановило колечко, поблескивавшее в лучиках солнца, комфортно расположившись в темном футлярчике. Конечно, я видел в своей жизни обручальные кольца, причем очень даже много с тех пор как начал прохаживаться по свадебным интернет-сайтам "на будущее" и как бы невзначай заходить в ювелирные магазины. Но все они меркли по сравнению с этим одним, что держал в руках самый любимый человек во всем мире, глядя на меня с надеждой.
Я поднял взгляд на Габи, поджав губы и пытаясь не расплакаться от счастья. Неужели он мог хоть когда-нибудь всерьез подумать, что я могу отказать? Даже когда пару минут назад я открывал ему силу своих чувств и обещал, что они никогда не изменятся, что бы ни случилось. Мне казалось, что будь мы в каком-нибудь мультфильме, над моей головой сейчас висела бы гигантская неоновая вывеска с огромными буквами, образовывающими такое короткое, но важное "Да". Несколько мгновений я пытался восстановить сбившееся от волнения и радости дыхание, но понял, что это бесполезно, а пауза затянулась.
- Мистер Ливано, Вы действительно хотите, чтобы я мучил Вас до конца Ваших дней? Конечно же я согласен, - губы растянулись в сияющей улыбке, - да, я буду твоим мужем, -  и я стремительно приблизился к нему, обняв за шею и глупо хихикая от счастья, оставляя на щеках беспорядочные поцелуи вперемежку с многочисленными «да». Отдалившись лишь немного, чтобы смотреть в глаза любимому, я звонко и радостно рассмеялся, - Но откуда ты узнал про июнь? Бри? Кэм? Ты говорил с ними? Они были единственными, кто знал об этой моей… фантазии.

+1

10

Я практически не сомневался в ответе Дэмиэна, разве что самую малость отголоски моих глупых страхов теребили сознание в момент затянувшейся паузы. Казалось, воздух стал таким густым и тягучим, что в нем застревали слова, и, главным образом, то одно единственное короткое слово, которое я так хотел услышать как можно скорее. Парень, словно недоумевая, не понимая что происходит, смотрел на кольцо, на меня, снова на кольцо, заставляя мои нервы вытягиваться в струну в ожидании ответа. Конечно, Дэми был ошеломлен; как бы он не хотел этого, как бы не ждал - это в любом случае стало для него неожиданностью, хотелось верить, что приятной, но все же неожиданностью, и любимому нужно было время, хотя бы несколько мгновений, что бы прийти в себя, осознать случившееся, принять это.
            - Именно этого я и хочу еще со дня нашего знакомства, Дэми! - только и успел произнести я прежде, чем Гудмэн заключил меня в объятия, да такие крепкие, что у меня еще не выровнявшееся дыхание снова перехватило. Я не знаю как можно описать мои эмоции в тот момент, как можно передать всю их силу, весь накал, всю мощь - кажется, подходящего слова не существовало ни в одном языке мира, включая древнюю письменность и внепланетный разум. Сердце билось так сильно, что его почти не было слышно, словно оно вот-вот остановится, сентиментальность и нотки ностальгии сменились нешуточным волнением от осознания того, что я только что совершил, возможно, один из самых важных поступков в своей жизни и счастье от понимания этого, переплетаясь с десятком, сотней тихих "да" любимого, его  неразборчивыми поцелуями по моим щекам, было настолько огромным, а любовь к Дэмиэну настолько сильной, что в груди ощущалась сладкая щемящая боль, которую я испытывал только рядом с ним в особо эмоциональные, нежные или трогательные моменты.
             - Не единственные. - Я немного смутился, опуская глаза на футляр, который чуть не выпал из моей руки на плед в тот время, когда Дэмиэн обнимал меня, покрывая лицо поцелуями, неторопливо вынимая колечко и крепко сжимая его между подушечками пальцев - Я тоже знал об этом. Знал с той же самой секунды, что и они, именно это и дало мне уверенности в Новогоднюю Ночь, потому как на тот момент я уже почти отчаялся, смирился с невозможностью наших отношений на ином уровне и собирался быть тебе лучшим другом... Я не решился сказать тебе сразу, что слышал этот разговор по скайпу, потому что боялся, что ты не примешь моих слов, не поверишь в их искренность, оттолкнешь меня... Воспоминания о том времени нахлынули с новой силой, но они не были такими волнительными и теплыми, как те, в которых мы с Дэми держались за руки или, в мягкости диванных подушек, смотрели его любимые мультики, обнявшись. Это были те воспоминания, которые мы храним для того, что бы было с чем сравнить наше настоящее, что бы уметь ценить то, что имеем, дорожить этим. Если бы мне не пришлось пройти через все это, пронести в себе огромную любовь к человеку, которого я долгое время мог называть лишь своим другом, хотя сердце и тело требовало гораздо большего, я бы относился к Дэмиэну как к данности, как к подарку судьбы, что само приходит к нам в руки без каких-либо усилий, потому что не знал бы каково это - любить его, но не сметь об этом сказать. - Это.. это же ничего не меняет сейчас, ведь так?.. - к горлу подступило волнение и я старался не выдать это в своих движениях, беря руку возлюбленного в свою, надевая кольцо ему на безымянный палец - Мистер Дэмиэн Гудмэн-Ливано... - продолжил я шуточную тему, теперь уже, своего жениха - Так что Вы думаете об июне?. - я мягко улыбнулся, поднося к губам его руку и целуя ее - Все, как ты и хотел, но есть один минус. Это слишком нескоро, а я хочу как можно скорее иметь право называть тебя своим мужем. - никакой напускной официальности, под которой мы прятали шутливые фразы и наше игривое настроение, ни следа от растянутого произношения, что было буквально минуту назад - для меня это было слишком серьезно, слишком важно. Я и правда хотел как можно скорее надеть ему на палец еще одно, другое кольцо, точно такое же, какое он наденет мне, стоя у алтаря, я хотел видеть свою фамилию через дефис после его, я хотел, что бы все было по-настоящему, по-правилам, хотел быть только его даже на бумаге, хотел иметь полное право считать его только своим даже за счет штампа на дурацкой бумажке. - Скажи, ты счастлив?.

+1

11

Мне до сих пор не верилось, что все это действительно происходит со мной. Что мой самый любимый на свете человек на самом деле держит в ладони маленькую коробочку, одну из тех, что я часто видел в ювелирных магазинах, но даже мечтать не смел, что когда-нибудь действительно увижу ее перед собой. Что аккуратное колечко будет предназначено именно мне, а не кому-то другому. Что он будет смотреть на меня этим полным надежды взглядом в ожидании ответа. Мечты мечтами, но надеяться, что все это произойдет в реальной жизни, мог лишь безнадежный романтик, то есть я. И я был счастлив, что все произошло именно так. Что не было никаких постановочных сценок, наигранности и вычурности. Был лишь Габриэль, его теплый взгляд, ласковые, искренние слова и парк, который, как в этот момент казалось, принадлежал лишь нам двоим. Весь мир сейчас принадлежал нам, и планета продолжала вертеться только для нас.
Отвечая согласием на столь долгожданное предложение, я даже не думал о том, как могу выглядеть со стороны. Наверное, это было довольно забавное зрелище, но меня настолько переполняли эмоции, что я не отдавал себе отчета о своих действиях, бросаясь на Габриэля с поцелуями. Я прекрасно понимал, что теперь моя жизнь во многом изменится, но я хотел этих перемен, хотел строить настоящую крепкую семью вместе с Габи, поддерживая и доверяя друг другу. Поэтому все еще открытым оставался вопрос о том, кто же сдал меня, выболтав Габриэлю мой маленький секрет, которым я так неосторожно поделился в Рождество со своими родными.
Я удивленно посмотрел на смущенного моим вопросом любимого, услышав, что сестра и брат были не единственными, кто знал о состоявшемся эмоциональном разговоре. Точно помню, что не рассказывал ему об этом сам, знаю, что не вел никаких дневников, который Габи мог бы обнаружить в моей квартире и прочитать об этом. И даже не подозревая, что могу удивиться еще больше, я сделал это, узнав, что в тот вечер в моей комнате в Вашингтоне нас было больше, чем трое. Слушая Габриэля, я пытался восстановить в памяти прошлогоднее Рождество минута за минутой. Вот мы говорим по скайпу, вот вернулись мои родители, и я по привычке прикрываю на крышку ноутбука, зная, что Габи сам отключит окно разговора, как он обычно это делал. А вот неожиданным вопросом меня отвлекает Бри и я настолько ошарашен, что не успеваю убедиться, выключен ли компьютер, а потом его закрывает от моего взгляда Кэм, иначе я обязательно заметил бы, что экран продолжает бледно светиться. Наверное, Габриэль был прав, не сказав мне об этом раньше. Мысль о том, что он все слышал и начал бы встречаться со мной лишь из жалости, услышав мое слезное признание в том, что я безнадежно влюблен в него, и не желая меня обидеть, в тот момент показалась бы мне вполне весомой. Но сейчас я был счастлив, что все сложилось именно так, и моя неосмотрительность, за которую я наверняка ругал бы себя в другой ситуации, придала ему сил сделать шаг навстречу. - Это меняет лишь то, что я теперь не буду ругать свое витание в облаках и пристрастие Бри к неожиданным появлениям, зная, что именно они не дали мне проверить, закрыл ли я ноутбук. - Сама идея того, что именно две эти вещи помогли нам обрести друг друга, приведя к тому, что сейчас Габи бережно надевал на мой палец кольцо, казалась безумной, но так оно и было на самом деле. Смущенная улыбка украсила лицо, стоило Габи прикоснуться губами к руке, на одном и пальчиков которой теперь поблескивала тонкая полоска драгоценного металла. Даже это теперь было новым, ведь раньше мою кожу покрывал поцелуями мой парень, а теперь это делал мой жених.
- Какой ты нетерпеливый, - усмехнулся я, - Но я тоже безумно хочу, чтобы ты стал моим мужем как можно скорее. Я даже готов к тому, что придется организовывать свадьбу в кратчайшие сроки, если ты готов вытерпеть все мои капризы и волнение, - я отдавал себе отчет, что и без того бываю капризен как маленький ребенок, а если еще представить, как я буду рыться во всех этих свадебных каталогах, пытаясь найти идеальный вариант очередной мелочи для нашей церемонии, имея в своем запасе ограниченные сроки. Я надеялся, что Габриэль сможет это вынести и не передумает на мне жениться в период подготовки, -  И я больше, чем просто счастлив. Я безумно счастлив. Ты теперь мой жених, - нараспев произнес я, смакуя новое слово, новое определение наших отношений.
Подвинувшись ближе, я удобно устроился перед Габриэлем, откинувшись спиной на его грудь. Взяв его за руку, я переплел наши пальцы, представляя, как это будет -  ощущать на его руке холод обручального кольца и знать, что оно показывает всему миру – Габи принадлежит только одному человеку и этот везунчик – я.
- Габи, - неуверенно позвал я, вырисовывая указательным пальчиком линии на его ладони, - я тут подумал… - На самом деле эта мысль посещала меня уже довольно давно, еще с того момента, когда я впервые задумался о том, что мы с Габриэлем можем стать полноценной семьей. – Не подумай ничего плохого, я люблю свою семью, - решил я начать издалека, - но у меня есть брат и он наверняка продолжит линию Гудмэнов, продолжит семейные традиции.  Так что… как ты смотришь не то, чтобы я взял твою фамилию и мы начали создавать наши, новые традиции семьи Ливано?

+1

12

И потряхивает от волнения
Сердце до сих пор все в изумлении
Где его носило
До тебя все было будто бы во сне*

       Чаще всего даже самые прекрасные и счастливые моменты, которые мы рисуем в своем воображении, на деле оказываются совсем иными, но, при этом, ничуть не теряют своей прелести и завораживающей силы. Так вот, например, я никогда не думал, что буду делать предложение любимому человеку на одном из десятка наших летних пикников в парке, сидя на клетчатом пледе возле пруда, откуда мило покрякивали утки, разбавляя полуденную тишину и наши тихие голоса. Да что уж там, я в принципе не думал о том, что встречу человека, с которым захочу провести всю свою жизнь, с кем захочу ее связать, отдав себя полностью; до встречи с Дэмиэном я даже не считал, что нуждаюсь в чем-то подобном, предпочитая прожигать свою жизнь в поисках веселья и приключений, думая, что в этом и есть счастье. Я думал так ровно до того момента, пока не узнал, не понял каково это, когда рядом с тобой дорогой для тебя человек, которого ты хочешь, даже если не целовать, просыпаясь утром, а просто чувствовать рядом, слышать голос, иметь возможность заглянуть в глаза. Этим человеком, по странному стечению обстоятельств, оказался Дэмиэн Гудмэн, мой лучший и единственный настоящий, на тот момент, друг, которому я только что одел на палец кольцо, еще не обручальное, но уже ясно говорящее всем и каждому, что он "занят", причем занят навсегда. Мной.
              - Я почему-то думал, что ты не захочешь большой огласки, а, потому, и самого торжества... - прижимая его ближе к себе, обнимая за талию и касаясь его щеки своей, тихо проговорил я, надеясь, что Дэми не воспримет мои слова так, словно это я сам не хочу для нас красивой церемонии, множества цветов вокруг среди приглушенного мягкого света, приятной музыки и близких родных рядом. Мне в любом случае особо некого было звать, разве что Этьена с его женой, маму, что едва ли приедет, да семейство Морганов, которые все же больше являлись друзьями Дэмиэна, нежели моими, так что я соглашусь с любым вариантом, предложенным любимым, даже если он захочет свадьбу в марокканском стиле, украшенную букетами мимозы, лишь бы он сам был доволен. - А я же, в свою очередь, готов терпеть тебя всегда. Любым. В самые сложные и самые счастливые  моменты нашей жизни. Терпеть с радостью, потому что ты самый дорогой подарок, преподнесенный мне судьбой.
                Это все больше походило на сказку, какое-то волшебное сновидение, потому что у меня, от избытка чувств и эмоций, просто в голове не укладывался тот факт, что мы сейчас сидим и говорим о нашей предстоящей свадьбе, ведь еще вчера я ненавидел себя за то, уже уже около двух недель таскаю с собой это кольцо, чуть ли не храню его под подушкой, выжидая подходящего момента для предложения, а этим моментом оказался, в итоге, пикник у пруда... Возможно, тем только лучше, ведь сегодня в нашу копилку милых романтичных моментов добавился еще один; один из самый важных, ярких и значимых, не имеющий никакой предыстории, ведь мы ни разу не касались этой темы, а потому я точно не знал реакции Дэмиэна, а Дэмиэн, в свою очередь, наверное не слишком то ожидал получить от меня такое предложение в ближайшее время. Именно об этом дне мы будем рассказывать нашим детям, этот день вспоминать с теплотой и нежностью в сердцах, к нему неоднократно возвращаться в мыслях, вспоминая начало зарождения нашей семьи как таковой. Внезапной неожиданностью для меня были и следующие слова любимого - вот уж о чем, а о его желании взять одну лишь мою фамилию, вместо двойной, я точно никогда и думать не решался, так что сперва даже немного растерялся, невольно ослабив свои объятия. - Дэмиэн, ты... ты серьезно??.. - я не мог поверить своим ушам и в очередной раз за сегодня подумал, что это не более, чем сладкий сон - Я бы не смел тебя об этом и просить, но если ты правда этого хочешь сам, я буду только счастлив!.. В этот миг я испытал слишком непонятное и смешанное чувство, что бы попытаться как-то его описать, но одно я могу сказать точно - в нем отчетливо ощущался привкус гордости, своей значимости для него, ведь у однополых пар довольно редко, насколько мне известно, практикуется подобное. - Габриэль и Дэмиэн Ливано. - тихонько произнес я, словно стараясь распробовать каждое слово, каждую буковку на вкус, немного растягивая их и наслаждаясь звучанием. - Дэмиэн Ливано, ты самое дорогое, что есть в моей жизни, и так будет всегда.

*

Zero People – Моя М

Отредактировано Gabriel Livano (2013-10-06 19:25:20)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты согласен быть моим?..