vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Wer zu Lebzeit gut auf Erden, wird nach dem Tod ein Engel werden (с)


Wer zu Lebzeit gut auf Erden, wird nach dem Tod ein Engel werden (с)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:

http://s5.uploads.ru/5Ccxl.jpg
Valentine Ross

http://s4.uploads.ru/yzWLn.gif
Till Meier

Место:
книжный магазин "The bookstore"

http://s4.uploads.ru/t/QVsqZ.jpg

http://s5.uploads.ru/t/LCQNI.jpg

Время:
02.06.2013

Время суток:
На начало отыгрыша 17 : 40

Погодные условия:
+36

О флештайме:
Очередной книжный магазин, в который Майер решил заглянуть буквально на минуточку, дабы оценить, что же сейчас читается и продается. Но уйти так скоро, как он планировал, Тилль не смог. Добрая душа. Под холодной оболочкой может что - то биться.


Wer zu Lebzeit gut auf Erden, wird nach dem Tod ein Engel werden (с) -
Будешь себя хорошо вести,
Станешь Ангелом на небеси.
(Тот, кто при земной жизни добродетелен,
После смерти становится ангелом.)
Rammstein - Engel

0

2

Внешний вид
Ну а теперь по порядку. Сегодня я устроил себе вновь очередной выходной, нахально свалив всю работу по клубу на Александра. В принципе, он привык к тому, что я частенько пропадаю и не был особо против очередного моего отлучения на весь рабочий день. Погода была слишком хорошей для того, чтобы потратить очередной день на безвылазное сиденье в офисе. В конце концов я сам себе начальник и имею полное право поступать так, как мне заблагорассудится. Уже совсем скоро и сам Вольф должен будет уехать из клуба, надеюсь, домой. Не хотелось бы вновь подрываться и искать его по всем углам не такого уж и маленького Сакраменто. Да и, черт возьми, как я могу его оставить? Проверив мимоходом экран мобильного, я понял, что пока всё тихо и волноваться не о чем. Не то, чтобы я постоянно был удручен беспокойством о безответственном Саше, но оставить его было не в моих силах, и я упорно продолжал опекать его. Пошел уже второй десяток, а я продолжаю беспокоиться о нём, словно о том малолетнем Вольфе, которого когда - то взял под свое крыло. Как ни крути, эта ноша будет на мне до конца моих дней. Но я не жалею, ни о чем не жалею и не стану жалеть.
Оставив машину на стоянке одной из улиц города, честно говоря, понятия не имею, какой, я решил прогулять на своих двоих, изучая местный "достопримечательности". Давно меня не тянуло так на просто погулять одному, подышать воздухом, расслабиться. В основном рядом всегда кто - нибудь, да обязательно был. Я вообще не сторонник гуляний просто так, без какой - либо определенной цели, место прибытия. На мой взгляд, это пустая трата времени. В конце концов можно с таким же успехом выехать на природу и там надышаться. Но нет же, мне захотелось прогуляться именно сейчас, именно сегодня, именно под вечер. Дома ожидала бутылка любимого вискаря, мысль о которой бесспорно грела душу. Но, как ни странно, я не рвался домой. Все же было интересно так же и посмотреть улицы, на которых доселе я бывал только лишь проездом, да и то с навигатором порой. Не люблю удручать себя запоминанием маршрутов и прочего подобного. То, что мне нужно, я знал. Остальное можно и проложить через механический маршрутизатор.
Моё внимание привлек небольшой киоск под названием The bookstore. На сколько я понял, в этом магазинчике продавались книги и, с виду, доступные абсолютно всем по ценовой категории. Откровенно говоря, стало до безумия интересно, что же сейчас действительно читабельно. Привыкший покупать исключительно редкие экземпляры, не доступные в простых киосках и мини магазинчиках, я открыл дверь и вошел в The bookstore. Обстановочка соответствует обычному книжному магазинчику, в котором так же можно встретить и многочисленные журналы и прочие концтоварные принадлежности. Я был уверен, что вряд ли найду что - то интересное для себя. От типичной "дешевой" жизни отвык еще давно, так что для меня такие книжки - раритет, если их можно так назвать. Мягкие переплеты, маленькие форматы, стандартный запах, кое - где смазанный шрифт - моя молодость. Волей неволей начинаешь вспоминать своё юношество, когда горами закупал литературу подобного оформления и сутками напролет перечитывал одну за другой. Вот это была жизнь! Да и сейчас я не жалуюсь. В обоих моих домах находятся библиотеки, в которых насчитывается более ста сотен книг от оригиналов до переводов. Так же, вроде бы имелись и несколько рукописей. Ух как не дешево они мне встали!
Пройдясь от стеллажа к стеллажу, я обратил внимание на небольшую книжонку, на обложке которой виднелась надпись "Собрание сочинений Натаниэля Готорна". Ухмыльнувшись правым уголком губ, я потянулся за ней и, стоило ей очутиться в моих руках, принялся подробно её рассматривать будто впервые в жизни вижу книгу. По крайней мере со стороны это выглядело именно так.

+1

3

Итак, с чего бы начать?
  Задумываюсь, и понимаю, что по сути, мне пора бы уже завязывать. С жизнью.
  Мир кажется блеклым подобием того, чем я жил последние два года, а теперь откровенно не знал куда себя деть.
  Да, я ушел от Дэвида. Добровольно, оставил ошейник у него на столе и собрал вещи. Это решение мне далось тяжело, после долгих бессонных ночей, проведенных в раздумиях, но иначе я поступить не мог, равно как и поговорить с дядей о том, что меня на самом деле тревожит, не нарвавшись на насмешку с его стороны. Стоит ли говорить, что он все извратил бы на свой лад, а мне необходимо было скинуть с себя оковы сексуального рабства, чтобы с корнем вырвать привязанность к нему и неуместные чувства. В них-то вся и проблема.
  Первую неделю после того, как я вернулся домой, я был сам не свой. Не знал за что хвататься, не знал с чего начинать мою новую старую жизнь. Все валилось из рук. А потом пришла "ломка", когда я рвался вернуться к нему, понимая, что обреку себя на вечное безмолвие и бесправие, но быть вне его поля зрения, вне его дома - оказалось тяжелейшим из испытаний. Я готов был бросаться на стены, грызть собственные руки, тихо завывая. Тело еще помнило, все помнило, а следы его наказаний, впечатавшиеся в кожу, еще не до конце сошли, и будто издеваясь, не желали проходить быстрее. В какой-то момент я перестал есть и спать, стал пить успокоительные, заперев себя дома, а ночью изредка выбирался прогуляться по кварталу, бродя по улицам, словно грустное приведение. Тогда-то я и нашел своего кота, оказавшегося неожиданным подарком свыше.
  Притащив пушистый комок домой, я долго сидел и наблюдал, как животное вздрагивая лакает из миски молоко, а потом жадно набрасывается на кусок паровой рыбы, которая лежала еще с утра и вызывала у меня лишь желудочный спазм. Я смотрел, уткнувшись носом в колени и думал, что даже к коту в Дэвида было бы больше чувств, нежели ко мне. Впрочем, я никогда не роптал и ничего у него не просил, лишь в последнее время, замечая за собой несвойственные перемены, я старался еще больше замкнуться в себе, чтобы не дать ему лишнего повода злиться.
  Пошла третья неделя без него. Не так давно я снова открыл свой книжный магазин, почти позабытый за время моего добровольного рабства. Здесь я был вроде бы и хозяином, и все равно ощущал себя чужим, среди столов, полок и стеллажей. Немало времени ушло на обыкновенную ревизию, а закончив с ней, превратился в растение у стойки с кассой, целыми днями, несмотря на жару, кутающееся в безразмерную кофту, скрывающую отметины на теле и полоску-ссадину, оставшуюся после ношения ошейника.
  Обычная жизнь оказалось тяжелой, угнетающей и бессмысленной, а выходить из своего стазиса было невероятно тяжело. Тем более острее почувствовалось одиночество, которое неспособен был заглушить даже мурлычащий по ночам под боком Блин. Наступал день, и я снова жалел, что не остался в кровати. Но больше всего жалел о содеянном. Впрочем, успокаивал себя тем, что Дэвид с легкостью забудем меня, быть может заведет себе нового "питомца", а может, и вовсе переключится на женщин, которые нравятся ему гораздо больше.
  Выныриваю из своих мыслей, повинуясь дверному колокольчику, и смотрю на посетителя. Второго за день, если мне не изменят память. Тут никогда не было особенно людно даже раньше, а теперь и вовсе тишина, словно на погосте. Меня это устраивает. Но за вошедшим слежу, ровным взглядом, пока он не скрывается за рядами полок. Человек и человек, правда, мне все же кажется, что он, как и мой дядюшка, не из тех, кто обычно ходит в дешевые книжные лавки. Чувствуется в нем что-то  такое родственное Дэвиду, что заставляет меня вздрогнуть, ощутив холод под одеждой. Однако вовремя вспоминаю про свои обязанности, видя, что клиент встал возле одного из стеллажей, рассматривая книгу.
- Могу я вам помочь? - хотя не уверен, что ему вообще это нужно, скорее, это необходимо мне самому - немного размять связки, чтобы совсем не разучиться разговаривать, среди засилия макулатуры и пыли - Интересует какая-то конкретная литература?

внешний вид + черные конверсы

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-29 17:50:37)

+1

4

А когда в последний раз я увлеченно читал? Какой последней была книга, в которую Тилль Майер погружался без остатка и возможности скоро вернуться в мир сущий? Да, я действительно прекратил читать так, как читал еще тогда. Тогда? Не так давно, но для меня перерыв уже был ощутим. Не сказал бы, что уж так тянет вернуться к прежнему ритму, но деградировать как - то не входило в мои планы. Да я скорее ослепну, нежели перестану читать. А книжонка действительно попалась стоящая. Да и эти полки... Меня завораживает немного этот магазин. Он не такой как все. Он мне непривычен. В нём нет этих дорогих убранств и прочих ярких украшений, привлекающих внимание не только читателей, но и простых толстосумов, которым только дай позабавить своё самолюбие оценкой той или иной прелести, порой приобретая её. Никогда не понимал таких людей, хоть и сам имел достаточно большие суммы. Скорее я был из категории тех, кто заработал, но не умеет распоряжаться. Так сказали бы они, дедки с толстыми кошельками и винным баром в подполье дома, да и души. За ней больше ничего и быть не может. Одна роскошь. Странно, не правда ли, когда дед рассуждает о дедах, при этом осуждая их и ругаю на чем стоит свет? Может и смешно, только вот мне не весело. Горестно смотреть на деградацию личности посредством обогащения. Отчасти даже немного странно, что я не стал таким. Во мне бурлит скорее гордость за то, что я имею - одна из гадских черт этих уродов, но конкретной цели озолотиться не имею, да и никогда не имел.
- А? - я не сразу обратил внимание на подошедшего ко мне молодого человека. По видимому, он являлся продавцом в этом магазинчике. Другого и быть не могло, так как именно он и вызвался мне помочь. Дааа, а если бы посоветовать что - нибудь решился такой же простой покупатель, как и я, то день прожит был бы определенно не зря. Сердце радуется при виде читающей молодежи.
- Скорее, я простой наблюдатель, - усмехнулся я и заметил, что сморозил нечто неопределенное, но вполне уместное. Разве не для этого я пришел сюда? Мягкий переплет проминался в моих руках, становясь немного не пригодным для продажи. Я заметил это сразу и приподнял книгу на уровне своей груди, смотря на произведенный мной по неаккуратности изъян.
- Заверните мне её. Думаю, я не имею права не взять эту книгу, - мягкий томик был растерянно вручен молодому человеку. Изначально все же я решил, что эту книгу стоит приобрести. Как никак давно я не держал подобные экземпляры в руках. Да и Готорна я воистину ценил. Этого мужика не возможно было не почитать хотя бы за то, как он некогда писал. Его произведения завораживают, заставляют погрузиться в прочтение безвозвратно. По большей части я все книги прочитывал за один присест, но Готорн, скажу я Вам, - это нечто. Один из лучших классиков, на мой взгляд. Да и черт с ним, что "Алая буква" может считаться классическим женским любовным романом. Зато как написано!
Сунув руки в карманы шорт, я еще раз осмотрел помещение. Не высокий потолок, да и книг насчитывалось не так много. Зато уютно и пахнет приятно. Да, родной и привычный с детства запах книг. Именно таких книг - простых. Вернемся же в мир сей. Мне показалось, или этот юнец немного не в себе? Обычно я не замечаю этих вещей, ну или просто не хочу замечать. Все же хватает своего вечно унылого Вольфа. Только это отдельная, вовсе не короткая история, затрагивать которую особо не хочется, дабы нервы и так подорваны. Надо же, я признался самому себе в подорванности нервов. Тилль, что это с тобой случилось?
Медленно подойдя к кассе, возле которой стоял продавец, упаковывающий мою покупку, я стал рассматривать его. Он показался мне очень знакомым. Будто некогда ранее я встречал его, ну или человека, похожего на этого мальчонку. Точно! И как это я сразу не понял? Юноша очень напоминал Александра лет пять - шесть назад. Возможно, он как раз таки был и ровесником этого юнца тогда. Лет двадцать пять - двадцать шесть? Скорее да, чем нет. Почему именно Вольф? Саша частенько пребывал в печали. Да и вообще все эмоции, которые он переживал, я знал как свои. Стоило раз взглянуть на него, и я уже понимал, что он испытывает. Вот оно как.
- Что - то не так? - я заглянув в глаза парня и осмелился спросить. В конце концов бездушная скотина ожидает меня дома в обнимку с вискарем. Сейчас нечто доброе управляет мной. Доброе и не знакомое мне, появляющееся крайне редко.

+1

5

Да, я понимаю, что нельзя вот так бесшумно подкрадываться к людям, и в пору бы на шею повесить бубенец на шею, но поделать с собой ничего не могу. Странный человек передо мной, если честно. Мне кажется, что я где-то видел его раньше, но вспомнить вряд ли смогу - на лица у меня вообще память скверная, да и не приставать же к человеку с этим вопросом. Кажется, я и без того поставил его в неловкое положение своим появлением. Вот за что не люблю такие моменты.
Мужчина вздрогнул и наконец посмотрел на меня. Наблюдатель? Ну что же, каждому свое. Кто-то приходит сюда за конкретной книгой, кто-то - понаблюдать за окружающими. Надеюсь только, что этот человек ни какой не проверяющий, а то ходит их тут, как собак не резаных.
  Я слабо улыбнулся. Моя помощь не требуется. Более того, книгу, которую этот мужчина просматривал, он попросил завернуть. Не мое дело, конечно, если выйдя из магазина он тут же отправит ее в урну.
- Хорошо, сейчас, - беру книгу и возвращаюсь к кассе.
  Вот, собственно и все. Осталось только пробить чек и уложить покупку в пакет, и можно будет пойти налить себе чая и снова застыть у стойки. Скорее бы закончился этот паршивый, ничем не отличающийся от других день. Хочу в ванну, часа на три, пока вода инеем не покроется. Вообще что-нибудь делать, лишь бы шевелиться и не замшеветь, а заодно и не думать, потому что стоит прислушаться к своим мыслям и сразу начинаю впадать в пучину самокопания, растравливая и без того ноющую рану.Впрочем, этот человек уйдет и все вернется само собой, в пору отыскивать точку, которую я буду сверлить взглядом. Пока пробиваю чек, смотрю на обложку и вздыхаю. Нет, такое я не читал. За эти два года, я вроде вообще ни одной книги в руки не брал. Все забыл, даже самого себя и... продал душу дьяволу. По другому-то и назвать это трудно. Все это время видится, как в тумане - густая такая пелена из боли, удовольствия, унижения, сквозь которую виднеются дьявольские глаза Дэвида. Они ко мне во сне приходят, делая ночи совершенно мучительным временем, заставляют просыпаться во взведенном состоянии и метаться до рассвета по квартире то собирая вещи, то бросая все и уходя курить на балкон. Пару раз думал, не плюнуть ли на все, продать имущество здесь и уехать, но если от места и человека сбежать можно, то от себя вряд ли получится, несколько раз думал даже повеситься, но так и не сделал ни одного шага в этом направлении, пугали сами мысли.
  Остается удивительно, что за всем этим я не дошел до крайней точки кипения своих нервов, с переменным успехом выкарабкиваясь из этого болота. Надо все скорее забыть, будто и не было, иначе просто становится невыносимо жить, каждый день проводя с выбором: ожидать чуда, которого не будет, или сделать глупость, которая прикончит всю мою жизнь. Но кажется я снова выпал в прострацию, потому как незнакомец выдернул меня снова на землю грешную. Неужто я так жалко выгляжу, что он решил спросить? Видимо, так и есть. Обычно людям нет никакого дела до тех, кто находится на расстоянии вытянутой руки возле них.
- Что? С чего вы взяли? - дернулся я, словно от удара, наглухо закрывая шею и видимую часть ключиц, где кожа покрыта заживающими ссадинами и бледнеющими пятнами гематом - не хотелось бы, чтобы посторонние глаза это видели. Слишком непривычно было слышать подобные слова от человека совершенно постороннего. Но как же глупо, наверное, выглядело мое поведение со стороны, будто человек не о моем состоянии справился, а стеганул по лицу.  Я и сам это понял, но лишь двадцать секунд спустя, когда судорожно вздохнув, подал клиенту покупку, - Все...никак. Расстался недавно с... человеком одним. Не важно, - нервно дернув уголком губ, смотрю на дисплей кассы. - С вас - двадцать три пятьдесят.

+1

6

И то, что хотелось казаться или даже казалось истиной, переплевывало желаемое. Так происходило всегда и происходит сейчас. Прошлое никогда не станет исключением повторения его в будущем. Да и просто казаться самим собой становится гораздо труднее, чем когда - либо. Ты приходишь в просто магазин, не думая ни о чем, радуясь беспечной жизни и в конце концов падаешь в бездну всем разумом и чувствами. Твой мыслительный процесс начинает изрядно сдавать, предавая тебя, лишив возможности грамотно изъясниться и в последствии сбивает с толку. В очередной раз ты встречаешь человека, которому нужна помощь, но не можешь ему помочь. Тебе это свойственно так, как никому другому. Ты повидал этот мир со всех его сторон, употребив каждый грамм всевозможных сюжетных радостей и горестей, которые теперь для тебя всего лишь прошлое. Отчаявшиеся посчитали бы это хорошим жизненным опытом, но только не ты. Тебе все равно. Только сейчас и только теперь ты живешь, вдохновляясь только своим удовольствием. Ты можешь быть искренним, можешь быть чутким и добрым. Но это уже будешь не ты. В твоей душе по большей части все сгнило, а то, чего адская смесь еще не затронуло, пытается кое как карабкаться наружу, дабы спасти твою никчемную душу и замолить грехи. Ты - грешник, Майер.
Ранимый и наивный - все, что я мог сказать о человеке, стоящем передо мной и пробивающем через кассу помятую мною книгу. Он был погружен исключительно в свои мысли и глаза его выдавали практически все, о чем думал этот парень. Мне не хотелось лезть в его душу, разгребать очередной завал из сумасшествий, трагических любовных сюжетных линий и гор промокших от слез и соплей салфеток. Я вдоволь за свою жизнь насмотрелся на подобных людей, да и сам был одним из них, В основном причинять боль было как раз моей прерогативой, но жизненный обрыв, в который десять лет назад пришлось сигануть, давал о себе знать. Воспарить не получилось, и я стал откровенно ненавидеть. Всех, за исключением себя. Выгодно, но интересно.
Все же что - то подтолкнуло меня подкопать поглубже:
- Ты бы не убивался так.
Одновременный интерес и вместе с ним сочувствие охватило меня на долю секунды. Почему мне стало интересно? Схожесть с Алексом - единственное верное оправдание. Все, что касалось Вольфа, волновало меня. Этот парень был на него похож, и я не мог пройти мимо отчаявшейся "копии".
- Вряд ли она стоит того, чтобы из - за неё себя изводить, - продолжил я, медленно потянувшись за бумажником, лежавшем в боковом кармане моих шорт.
- Наличными или карта пойдет?
Ненавижу носить с собой большие купюры. Банк - идеальное место для сохранности своих сбережений. Карта - самое удобное, чем ты можешь расплатиться. Я же придерживался как раз такого расклада.
Парень, который был гораздо меньше меня, да и казался через чур исхудалым, казался мне стеной, через которую хотелось пробиться и как - то ему помочь. При всей моей ненависти к падшим духом, слабым морально, меня изрядно тянуло к таким людям. Скорее по причине превосходства над ними, нежели какой - то помощи. Я всегда старался тщательно скрыть свои намерения, и у меня это прекрасно получалось. Так и сейчас я выглядел добрым и отзывчивым дяденькой, который только и делает, что успокаивает несчастных. Блеф. Хотя, кто знает?! Может я и действительно смогу чем - то помочь этому пареньку.

Отредактировано Till Meier (2013-10-01 21:39:57)

+1

7

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Wer zu Lebzeit gut auf Erden, wird nach dem Tod ein Engel werden (с)