vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When did the diamonds leave your bones?


When did the diamonds leave your bones?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Ruth Oscar Hansen, Rudy McFly
Место:
где-то на окраине
Время:
3 июня
Время суток:
глубокая ночь.
Погодные условия:
24 градуса тепла, легкий ветер.
О флештайме:
Ночь несет в себе неосуществляемые днем иллюзии и фантазии. Подхватив человека своими крыльями, она подносит его на порог открытых чувств и к чистому безумию, позволяя наслаждаться невидимостью и ненаказуемостью.

Отредактировано Rudy McFly (2013-09-30 22:07:50)

0

2

внешний вид + легкая черная джинсовая куртка

http://funkyimg.com/i/DvHf.jpg

Я вышел из вшивого дешевого бара и угодил прямиком в темноту. Не знаю, может, сказалась неимоверная жара, воцарившаяся в начале июня и убивающая все вокруг, а, может, кулак, угодивший мне прямиком в висок и валящий на землю. Как бы иронично это не звучало, но я даже не понял, что со мной произошло до тех пор, пока не очнулся в грязном переулке с мыслями о несправедливости летней погоды, и заботливо приваленный к стене, чувствующий себя игрушкой, которую чья-то мамочка заботливо положила на полку. Хорошо хоть, что это не дело гигантского ребенка, иначе я бы валялся под ближайшим мусорным контейнером, который, кстати, тут, неподалеку. Голова раскалывалась, ребра болели, а во рту я чувствовал ржавый привкус собственной крови, которую не помедлил выплюнуть и заодно протереть рот тыльной стороной руки. Вот тебе и решил отдохнуть подальше от центра города, ничего не скажешь. Я, конечно, привык к синякам и гематомам, но, в отличие от остальных, со спины не нападал, предпочитая не крысятничать в таких делах, хотя периодически это и хотелось сделать. Дрожащими руками я начал ощупывать собственные тело и, поняв, что мне так же влепили и в левый глаз, выругнулся не самыми лестными словами, а затем полез в карманы, проверяя наличие денег и телефона. Вот телефона на месте не оказалось, а кошелек вроде цел. Там даже деньги лежали. Слегка прищурившись, я пересчитал зеленые бумажки в свете тусклого фонаря и выдохнул. Все на месте. Неужели эти ублюдки настолько тупы, что украли телефон, вместо денег? Он же и сотни не стоил. А в кошельке около девяти бумажек. Зелененьких. Ну что за дела, а?
Поражаясь человеческой тупости, я поднялся на ноги, облокачиваясь руками сначала об асфальт, а потом о шершавую поверхность грязной стены. Сие действие было очень долгим, потому что у меня до одури отекли ноги, а боль в ребрах была настолько невыносимо сильной, что я испугался, что мог получить перелом. В больницу с этим говном идти не хотелось – уж очень сильно я их ненавидел после операции на головном мозге, зато вот доползти домой это да, мысль хорошая, главное только вспомнить, где я нахожусь. Я даже не могу узнать время, потому что забыл сегодня одеть часы, а может их тоже стащили, хер его поймет.
Помявшись с ноги на ногу с пару минут, я внимательно оглядывал обстановку моего короткого ночлега, пока не наткнулся на небольшую кучу из ткани, чуть левее. Нагнувшись пониже, я понял, что это моя куртка и сразу же ее поднял, оттряхивая от грязи, однако один из рукавов угодил прямиком в грязную лужу, поэтому все мои попытки оказались не особо удачными – пыль и сухую грязь я более менее-то оттряхнул, а вот не заметив изначально намокнувшей ткани, разбрызгал дорожное дерьмо на себя. В кармане я нашел полупустую пачку сигарет, но зажигалки нигде не было, видимо оборонил около бара, ну да ладно.
Натянув куртку и засучив мокрый рукав до локтя, вышел из переулка на тихую ночную улицу города. Если говорить о Сакраменто, то на ум сразу же приходят большие улицы, наполненные людьми, посреди огромных домов-высоток и стеклянных коробок-офисов. Но мало кто думает о месте, в котором оказался я. Потерянная окраина, сжимающая город плотным кольцом и давящая изнутри и снаружи. Вот он ваш Сакраменто, блять, город больших надежд.
Не выдержав, я рассмеялся и со всей силы зарядил ногой по картонной коробке, встретившейся мне по пути. Злость смешивалась с веселостью от данной ситуации, честно говоря, я был близок к истерике, готовый напасть на любого человека, который мне повстречается, если мне, как минимум, не дадут зажигалку. Курить хотелось до чертиков, рот выделял слишком много лишней слюны, который и так периодически наполнялся кровью из разобранной раны. Из этой же раны кровь стекала по нижней губе к подбородку, добавляя лишнего шарма к моему облику обтатуированного бомжа, живущего на помойке.
Я даже шел вслепую, выбрав то направление, где, на мой взгляд, больше всего работающих фонарей. Шаркая ногами и засунув руки в карманы, лохматый и помятый, продвигался по тихим улицам, пытаясь понять, а за что, я, собственно, получил? Вроде бы агрессивно себя не вел, к телкам чужим не лез, да я вроде вообще сидел в темном углу и пил в свое удовольствие. Неужели это все из-за моего внешнего вида? Поняв, что мои размышления могут лишь привести к очередному приступу ярости я, встряхнул головой, отсылая таким образом свои мысли куда подальше, и начал тихо напевать себе под нос одну из недавно услышанных вирусных песен по радио, но на очередном повороте замолчал, заметив одинокую фигуру, медленно бредущую в темноту. Не знаю, наверное, это был мой шанс и что-то там несуществующее свыше, обратило свое внимание на мою злость, послав мне того, у кого может быть зажигалка. Выпрямив плечи, я ускорил шаг и пошел следом за призрачным силуэтом.
С каждым шагом силуэт становился все яснее, превращаясь в худощавую девушку с тонкими руками, больше похожими на ветки-плетки ивового дерева. Мой мозг уже начал рисовать картины ее лица: тонкие черты, немного вздернутый нос и большие, похожие на бездонный колодец, глаза. Скорее всего она устала и идет домой с работы, но что за работа может быть в столько поздний час? Ускорившись еще сильнее, перейдя на пробежку, я окликнул ее, попутно вытаскивая из кармана пачку сигарет. Догнав девушку я положил руку на костлявое плечо и обогнул сбоку, вставая прямо перед ней.
- Извини, зажигалки не найдется? – Я достал сигарету и вернул пачку обратно в карман. Почему то мне казалось, что именно у этой девушки найдется огонек, хотя я даже не видел ее лица. Подняв взгляд со своих рук, которые крутили сигарету, на лицо девушки, я невольно остановил свое занятие, погрузившись целиком и полностью в действительно бездонные глаза незнакомки. Я в них тонул и мне пришлось приложить немало усилий, чтобы перестать падать в неизвестную пропасть.
Я перевел взгляд на ее брови, потом на круги под глазами, нос, губы и подбородок и только потом, наконец, осмотрел ее внешний вид. В целом она выглядела даже чище меня. Я не думал о том, какое впечатление могу на нее произвести, мне это было даже не важно. Просто эта девушка, казалась мне сейчас падшим человеком, который побывал на самом дне и каждодневно царапал стены своего заточения, ломая ногти и раздирая подушки пальцев в кровь, в жалких попытках зацепиться и выбраться наружу.
- Проститутка что ли? – Бросил я, скорее немного грубо, чем заинтересованно. – И сколько берешь? -  Осмотрев еще раз девушку, я махнул рукой, мол, даже и не надо отвечать. Трахать шлюху мне не хотелось, да и вообще с моими ребрами и травмами в целом, хотелось только одного – поскорее оказаться дома.
- Тебе не говорили, что гулять одной по ночам вредно? – Уже чуть спокойнее интересуюсь я. – Или ты возомнила себя кошкой, которая может гулять где захочет?

Отредактировано Rudy McFly (2013-09-30 22:10:48)

+1

3

Вв

http://cs323129.vk.me/v323129349/305/Xjw3oNd8bdI.jpg

Я иду, совершенно не имея цели, совершенно не раздумывая о том, куда меня занесут ноги. Мне комфортно быть наедине с собой. Большую часть времени. Куда более комфортно, чем с постоянным присутствием кого-то еще. Мне нужно моё личное пространство. И даже не так ощущать это пространство физически, как скорее чувствовать это пространство морально. Да, в тоже время, как и любому другому человеку, мне периодически нужен человек. Но не слишком много. Порциями. Я несколько одичавший зверек. Чуть больше руки начнешь тянуть, больше, чем положено, и всё, рискуешь потерять меня из виду надолго, если не насовсем. Порой быть одной совсем непросто. Ты падаешь, а тебя никто не ловит. Совсем никто. Кроме твоей же мирной темноты. Ты сам себе друг, сам себе враг. Сам спаситель и сам Иуда. Ты не можешь переложить ответственность за свои поступки и решения. Правда тебе это и не нужно. Кому тебя осуждать, если вокруг тебя никого нет. Только ты. Сам себе палач, сам себе спасение. Вы знаете, как оно, чувствовать себя опустошенной до последней капли. Без места для себя и без цели. И не понимаю зачем делать даже следующий шаг? Так и не делаю ничего. Зачем ложится сейчас спать, если утром снова просыпаться. Я ненавижу просыпаться. Каждое утро с вопросом о том почему же я не умерла в этот раз во сне? Для меня, видимо. это слишком просто. Для меня, видимо, это слишком уж легкая участь. Вообще когда нет ни желаний, ни стремлений. НИ-ЧЕ-ГО. Я ничего не хочу. Совершенно ничего. Это словно жизнь не заладилась точно так, как у кого-то не заладилось утро понедельника. И тут не поможет ни кофе, ни вкусный завтрак, ни даже возвращение в теплую постель. И да… я ненавижу утро. Наиболее остро ощущается свое крайнее одиночество именно утром. Не вечером, ни ночью, как любят писать в сопливых книгах, которые девчонки раздирают на цитаты. Утро – самое ужасное время. Когда каждый человек идет туда, куда идти не хочет. Но каждого долбанного человека греет эта сраная мысль о том, что вечером он будет не один. Утром у каждого человека есть цель, есть желание, есть смысл. Утром одиночки понемногу едут с катушек. Для таких, как я уготовлена виселица или костер. Меня давно бы сожгли, как нечистую. Приписав разговоры с Люцифером и превращение по ночам в кошку. И какая-то девушка, завидев во мне персональную угрозу на причастии в воскресенье сказала бы, что видела, как я летала на метле. Я ведьма, поэтому и не посещаю церковь. И меня бы сожгли. Хотя нет, вполне возможно меня бы топили. Бросили в колодец в январе, пока вода леденяще холодная. И делали бы ставки вылезу я или же нет. А я и бороться бы не стала. Закрыла глаза и погружалась бы в мирную темную гладь. Подальше от всех этих людишек. И черт возьми, я бы больше никогда не видела этого ненавистного рассвета, который скорее всего встречу. Я есть хочу так, что слышу серенады желудка. А вместо того, чтоб сожрать какую-то очередную дрянь, на подобии ход-дога, закуриваю сигарету. Хотя сейчас и не скажешь, что хуже будет – покурить или сосиска. На часах, наверное, часа три ночи. И вам наверное интересно почему же я не у Лиама, к которому как-то весной вновь пришла. Вам всегда так нужно влезть в чужую жизнь, копаться в грязном белье, разбросать и уйти. Да я вот уже как третью ночь не у него. Просто потому что мне нужно выйти подышать. Иногда мне это очень необходимо. Когда рядом с человеком становится страшно. Страшно, что как-то ты просто не сможешь позволить себе взять и пропасть. И я иду, словно проверяя, могу ли я еще, способна ли. И тест всегда показывает, что я могу себе подобное позвонить. Мне хочется просто сесть сейчас на тротуаре и никуда больше не идти. Лечь на спину, смотреть на звезды и курить-курить-курить, чтоб легкие болели. Я кашляю. Мне кажется я не доживу до 30. Вообще это как-то было бы странно, если бы когда-то мне вдруг стало за 30. Дикость, да. Просто абсурд. И каждый день я сокращаю дистанцию своего забега, ведь я уже выплевываю легкие, куда там мне, если я бы не добежала и до середины? Пора сворачивать эту лавочку. И я, шагая, докуриваю одну сигарету и беру вторую. Выпускаю дым из легких и вновь набираю на полную грудь.  Меня кто-то догоняет со спины. Меня совершенно не пугает то, что в глубокую ночь меня кто-то настиг. Вряд ли меня вообще что то может пугать. Кроме конечно же больниц и весов. Или уколов. Какая милость, заядлый героинщик боится уколов. Я просто не доверяю шприц никому, кроме себя. Так было всегда и так останется и на дальнейшее время. Он просит прикурить и я даю ему зажигалку. Мол на, травись, яда никому не жалко. И тут же спрашивает о том или я проститутка. Нет, мне не нужна сейчас сотня. Я не искала клиентов с тех пор, как меня пытались пристрелить. Тот самые горе-киллер, которого наняли колумбийцы. Им следует получше подбирать себе персонал. Но это длинная история, которая еще даже не планировала заканчиваться. Закончится она только в том случае, если кто-то умрет. Или же я с Биллом, или же их сторона. А так возня на много дней. Я сбрасываю пепел, отворачиваюсь, не тороплюсь отвечать на последний его вопрос. Я не возомнила себя кошкой. Я и была кошкой. И шла я на руки далеко не к каждому. И далеко не каждого я осчастливила своим вниманием. Что уж говорить о том, чтоб позволил заглянуть за ширму. Да, я кошка и от того со мной водится скорее опасно. Ведь я мало того, что кошка, я еще и женщина. А вот мужчинам, как и псам, стоит запомнить то, что я всегда буду делать то, что я захочу. Я буду идти куда вздумается и делать то, что посчитаю нужным. Я буду приходить тогда, когда меня приведут мои тени. И с ними, между прочим считаться придется каждому, кто протянет ко мне руку, чтоб погладить. Он отдает мою зажигалку и я кладу её в карман. Это я не должна боятся.. это ночь пусть боится того, что я брожу во время её власти. За мной всегда следует беда. И смерть, которая ведет счет. Сколько же раз я её избежала. И ведет явно не для того, чтоб потом вручить праздничный торт за побитый рекорд спасений. Осматриваю этого заблудившегося. Побитый и потрепанный. Выглядит сейчас, наверное, похуже меня, но что-то говорит о том, что ночью бродить не стоит.
- Вредно прилипать с идиотскими вопросами, - я бросаю в сторону очередной окурок и достаю очередную сигарету. Словно хочу укуриться ими сегодня в усмерть.

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2013-10-19 04:04:02)

0

4

Если бы я нашел ночью кошку, то ею бы оказалась эта девушка. Она смотрела на меня, а мне казалось, что еще немного и, взмахнув пушистым хвостом, он прыгнет на крышу ближайшего здания и скроется с моего обзора. Не знаю, не представляю даже, почему я видел ее в виде этого животного, но в ей крылась какая-то особая магия, волшебство. Ты смотришь в ее глаза, а видишь только безразличие и глубокую пустоту, а так же некое хозяйство, владение над ситуацией. Как будто она наперед знает, что произойдет в следующий момент. Она смотрит с небольшой издевкой, если это можно приписать к вышеупомянутому. Она смотрит так, что если ты бросишь ей вызов, то она не сомневаясь ответит на него, и вцепиться тебе в грудь, разгрызая шею своими острыми зубами, разрывая сонную артерию и пуская кровь. А затем, облизываясь и смахивая рукой капельки с подбородка, будет с ледяным спокойствием наблюдать за тем, как из тебя, вместе с кровью, вытекает жизнь.
Если бы одиночество являлось человеком, то им бы оказалась эта девушка. Она идет ночью по темной улице, скуривая одну за одной и оставляя за собой легкие следы из пепла и бычков от сигарет, которые вскоре разгоняет ветер. Еще немного и все исчезнет. Для нее все это – не более чем декорации. Дома, дорога, деревья и люди. Если все это исчезнет, мне кажется, она не будет горевать, а просто продолжит идти вперед, доставая тонкими пальцами сигареты из помятой пачки. Ее волнует лишь несколько вещей. Сигареты – одна из них. Так же это… Черт, я не вижу, но мне кажется, что это наркотики. Ее глаза шепчут мне об этом. Ее синяки под глазами подтверждают. Если я возьму ее руку в свою, и засучу рукав до локтя, то, я более чем уверен, что найду там маленькие точки – следы игл от шприцов, с помощью которых она все еще может жить, вместе с тем загоняя себя в могилу. Поэтому, если бы я встретил зависимость, то ею оказалась бы эта девушка.
Этой ночью в небе вести луна – огрызок, похожая на прикрытый глаз Чеширского кота. Этой ночью, я получил по голове и очнулся практически в мусорном контейнере, а теперь передо мной стоит девушка, и, честно говоря, я бы не сказал, что она в чем то особенная, выделяется из толпы. Просто девушка. Уставшая, гуляющая по ночам из-за скуки или поисков чего-то, в сраном райончике на окраине Сакраменто. Совершенно обычная, на которую бы я не обратил внимания, увидь я ее среди толпы. Может, мы даже уже виделись, но суть не в этом. Именно сейчас, она, обычная черная кошка, обладала магией, не позволяющая оторвать от нее глаз. Мне бы попрощаться с ней и уйти в другую сторону, в поисках центра, но вместо этого я смотрю на ее тонкие, немного суховатые губы, ожидая ответа, но они не двигаются в желании мне что-то сказать. Словно она немая. Или глухонемая. Ей не нужно что-то говорить сейчас. Она не любит лишних разговоров? Говорит только по существу, или, может просто не любит разговаривать, предпочитая ей тишину.
Наконец, получив от меня зажигалку, она, наконец, говорит, прикуривая сигарету. Сам того не желая, я придвигаюсь к ней поближе, к самой шее, и вдыхаю запах. От нее пахнет никотином и ядом. Почему то я сразу думаю о смерти. Отодвинувшись обратно, лишь делаю затяжку, выпуская в небо сизый дым из легких, а он развеивается превращаясь в ничто.
Все равно сдохнем, так какая нахуй разница от чего? – Отвечаю, слегка улыбнувшись. Хотя, мне кажется, что мои слова сейчас ничего не значат. Я говорю для того, чтобы просто не молчать, утонув в воздухе.
То, что только своим взглядом, она выбила меня из привычной колеи, введя в это странное апатичное состояние, с примесями безысходности и прочего пессимистичного дерьма, нетипичного для меня, выводило из себя. Я прекрасно понимал, что так не должно быть. Я, либо похож на веселого и бестолкового идиота, либо сижу за работой, полностью погрузившись музыку, либо меня разрывает на мелкие частицы ярость и гнев, уничтожающий разум. Но никогда я не пребываю в таком состоянии, как сейчас. Это неправильно. Это нелогично. Я чувствую себя не в своей тарелке, словно скромная девица, оказавшаяся голой на Тяньаньмэньской площади во время праздника.
- Ты не покроешь этот мир дымом. – С этими словами вынимаю из ее пальцев сигарету и отбрасываю в сторону. От своей так же делаю последнюю затяжку и кидаю вниз, надавив после на нее мыском кроссовка. Расплющив сучку.
Я беру ее за руку, обхватив тонкое запястье юной наркоманки, и веду за собой вперед. Я не знаю точно, куда мы идем и зачем мы идем. Да и идет ли она, или я тащу ее насильно за собой. Пока в руку не вцепилась, ногтей я тоже не почувствовал, очередного удара за сегодняшний вечер тоже. Мне просто нужно чем-то заняться, чтобы мое прошлое, присыпанное кокаином не начало преследовать меня. Чтобы я вновь не закипел и не захотел застрелиться, жажда очередной порции эйфории под гнетом ломки. Как там говорят, бывших наркоманов не существует? Правильно все говорят. Ломать будет всегда. Если бы не долгая реабилитация после аневризмы, я бы просыпался от крови, хлещущей из носа, гораздо чаще, чем раз в два-четыре месяца.
- Называй меня Оливером. – Говорю между дела, оборачиваясь в ее сторону и притягивая ближе к себе. Мы идем с кошкой под светом фонарей до тех пор, пока не доходим до очередного поворота, где царит темнота. Нет, я не хочу трахать наркоманку, не для этого я тащу ее в мрачный уголок. Мне попросту нужно развеяться, а ей перестать курить. Хотя бы на десять минут.
- Как мне называть тебя? – Я хочу знать ее настоящее имя, но важно ли это? Сжав ее запястье еще сильнее, я резко останавливаюсь и смотрю по сторонам, пытаясь придумать что-нибудь эдакое. А потом просто опускаю взгляд на ее руку, перевожу взгляд на ее тело. И огромные глаза на худом лице. Мысль о том, чтобы накормить ее, сразу же появляется в голове и начинает устраиваться поудобнее, приминая все остальные мягкими лапами.
- Ты давно ела? – Отпуская ее руку, я не боюсь, что она убежит. Даже если и решит оставить меня одного, то с совершенным спокойствием развернется и уйдет, не проронив ни слова. Почему она дает такую уверенность в этом? Я не знаю. Связался со змеей. Я связался с кошкой. Я связался с той, которая в любой момент воткнет мне нож в спину и даже не подумает о последствиях. Это интриговало.

+1

5

Он улыбается мне, но не получает улыбку в ответ.  И он забирает из моих пальцев сигарету. Что значит не покрою весь мир? А ты пытался? У меня могло бы и получиться. Ты только представь как бы выглядел мой мир, если бы он вырвался наружу. Хотя тебе то от куда знать. Вряд ли бы в нем выжило большинство людишек. Понимаешь ли, здесь бы выживали какие-то фрики и все те заключенные сумасшедших домой. Знаешь, там так скотски с тобой обращаются. Они пичкают таблетками, чтоб ты заткнулся и не говорил то, что им не нравится. Они пичкают тебя таблетками для того, чтоб ты не молчал, словно воды в рот набрал. Нужно говорить именно то, что они хотят от тебя слышать. И они тоже сказали бы, что я не смогу заполнить мир дымом. Что было бы, если бы все мои бесы вырвались наружу? Даже я не могу этого предугадать. Всё то, что во вне годами глушилось героином. Он, знаете ли, играет роль отличной смирительной рубашки, ограждая от того, что я бы могла сделать, если бы не была зависима. Я столько бы смогла. Больше, чем кто-либо может предположить. Ведь сколько всего я могу сделать сидя на игле. Ты тащишь меня куда-то, я же позволяю себя вести. В этот вечер ты встретил довольно странную девушку. Какая бы еще другая барышня согласилась идти с непонятно кем не ясно куда и не представляя вообще зачем. Тебя то это не настораживает. Мне сейчас некуда спешить. Хотя моё вот такое гуляние было весьма беспечным. С учетом того, что с колумбийцами мы еще так и не разобрались окончательно и меня вполне себе могут убрать. Даже вот этот вот с виду бомжеватый парень мог бы быть подставным лицом. И он бы мог вполне убить меня. Или хотя бы попытаться. Раз уж я все еще хожу, значит никому не удалось отправить меня на тот свет. Как не старались. Я за свою жизнь кажется и не мстила никому намеренно. Представляете? Если конечно же не считать того, что укусила за член Николаса. За что меня потом окунули головой в унитаз. Какие очаровательные взаимоотношения? Закончились моим предательством и меткой на лопатке в форме быка. Его ритуальное животное. У каждого есть свое ритуальное животное. Просто кто-то об этом все еще не догадывается. Я встречала снегирей и драконов даже. И во мне всегда жила черная облезлая кошка. Эй, парень, что там в тебе живет, а? от чего-то каждый считает своим долго тащить куда то меня и спасать. Я даже не шиплю на твое проявление воли над моей в ответ. Вы можете попробовать сыграть в эту игру и проиграть. Это словно казино. А казино никогда не проигрывает. Как бы ты не хотел сорвать большой куш. Да и удача улыбается обычно совершенно непредсказуемо и  совершенно не тем, кто ждет от неё подарка. И он спрашивает имя. Все всегда спрашивают, как меня зовут, хотя это крайней редко имеет какое-то значение.
- Аня, - называюсь первым пришедшим на ум именем. А почему бы и нет? Я могла бы быть какой-то русском эмигранткой, которую держали где-то в борделе и которая решила сбежать. Девушкой без документов, денег и какого-либо жилья. Но девочкой, которая все же знала язык. И если бы мне нужно было бы разыграть комедию, я бы стала говорить с акцентом. Меня как-то сняли вместе с какой-то там русской девочкой, она очень забавно разговаривала на английском. Когда там я ела? Вчера в обед и я бы не сказала, что мне хотелось уж так жутко есть. Я уже привыкла есть раз через раз, кое как. Ко всему ведь привыкаешь.
- Относительно, - он отпускает мою руку и я все еще продолжаю стоять напротив него. Чего он хочет? Благородство играет или любопытство. Да, меня хочется накормить или пнуть ногой. Кому как. Я сама способна о себе позаботиться и сама способна решить что мне нужно, а что нет. Я осматриваю его. У каждого есть свое ритуальное животное, да. Я думаю кем бы оно было у него. Он не похож на пса и на кто-то крылатое тоже не похож. Скорее енот. Да, он схож с этим лесным зверьком.

+1

6

Знаешь, в сказках все заканчивается всегда хорошо. Волка убивают, лягушка превращается в принца, а гуси все-таки улетают на юг. Маленькая Дюймовочка все-таки достается лучшая судьба, чем мастурбация грифелем от карандаша – она находит своего Мальчика-С-Пальчик-Хуй-С-Волосок. И, представляешь, все действительно счастливы. А будешь ли ты когда-нибудь счастлива? Или будешь так вечность продолжать разгуливать по улицам, словно они – твоя собственность. Ты королева улиц, я прав? Королева грязи, темноты и луны. Твоя корона совсем не видна на голове, но она есть. Миниатюрная из тонкой перекрученной проволоки с отступами-колючками. Она впивается в нежную кожу, оставляя раны, из которых каплями стекает кровь, застилая глаза, попадая в полуоткрытые губы.
Ты сказала, что тебя зовут Аня, так ли это? Не знаю, мне остается лишь пожать плечами. У всего на свете есть имя и мне хочется называть тебя по этому имени, а не как шлюху и наркоманку, пускай даже и в своих мыслях. Аня, что-то русское, верно? Ты могла прилететь сюда из заснеженной Сибири, где гигантские магистрали и огромные горы, реки и леса. А-ня. Тебе не идет это имя, оно чужое. Оно не подходит ни твоей точеной фигурке, ни огромным глазам на бледном лице. Оно не идет даже твоей тени, оно чужое. Но я буду называть тебя им, если ты хочешь, хотя я бы назвал тебя по другому. Я знакомился раньше с девушками по ночам, вот так, на улице, но никто из них не был похож на тебя. Они были Амандами, Хелен и Одри. Они были кокетливы и улыбчивыми, кладя руку на мое плечо раньше, чем я успевал произнести свое имя. Они не были шлюхами по профессии, но являлись грязными мерзкими шлюхами по жизни. Если бы я мог, то закрыл бы их голыми в клетки, выставив на всеобщее обозрение на одной из площадей. Но я не могу, я не такой человек. Хрен знает вообще, какой я. Выросший в семье, состоявшей из матери и двух сестер, обязанный и желающий помогать им всеми своими силами. Мне приходилось тяжело, очень тяжело, но насколько было тяжело тебе, раз ты стала такой, какая есть? Что произошло в твоей жизни такого, что ты похожа сейчас на скелет, обтянутый кожей? Мы часто недоедали, носили одежду, заштопанную тысячу раз, но, посмотри, мы сейчас с тобой на разных островах и между нами огромный океан. Я просто не понимаю. Ни черта не понимаю. Но это моя головная боль, тебя она никак не должна касаться, так что не смотри на меня так, будто ждешь чего-то – я не буду тебя доставать. Я ведь не держу тебя, знаешь, ты волна уйти в любой момент. Ты можешь просто развернуться ко мне спиной и оставить одного в этой тьме. Но ты этого не делаешь. Просто стоишь и смотришь на меня пустыми глазами. Черт, я так долго не продержусь, возвращусь к меланхолизму. Так не пойдет. Это не то, чего я хочу.
Оглядев землю, замечаю кирпич, нагибаюсь к нему и беру в руки. Весь грязный, я чувствую, как пальцы оказываются в пыли. Подкидываю один раз, другой, будто раздумывая, что с ним дальше делать. Потом смотрю на тебя и слегка улыбаюсь. Нет, я не буду тебя убивать или избивать до смерти или полу. Вместо этого я размахиваюсь и кидаю кирпич мимо твоей головы. Он со свистом пролетает мимо, разрезая воздух на твоей головой. Было ли тебе страшно? Я не вижу лица. Не услышал вскрика. Ну хоть не кинулась в снаряд.
Бац-бам-бац!
Раздался звонкий звон.
Стекло за твоей стеной разлетелось тысячей осколков, падая на асфальт и немного осыпая нас с тобой.
Я чувствую осколки на щеке, на лбу и губах, но лишь криво усмехаюсь и, взяв тебя за руку, тащу внутрь продуктового магазина.
Сигнализации тут нет – нам повезло.
Стекло под ногами хрустит, хорошо, что ты не босиком, а то ты бы собрала подошву для хрустальной туфельки.
А ты не Золушка, или…?
В полной темноте, я двигаюсь по рядам, проводя руками по коробкам и банкам – они летят с пола и разбиваются, разрываются и рвутся_мнутся. Мне нравится эти звуки, безумно нравятся, я бы продолжал так еще немного, но не этим же я сюда пришел. Разворачиваюсь к тебе и ты, если смотришь на меня, то замечаешь блеск в моих глазах. Я прощупываю взглядом твою фигуру, осторожно тянусь к ней и провожу пальцами по шее, груди, животу и бокам. Черт, я не делаю ничего пошлого, вот в чем фигня, я просто оцениваю, приглядываюсь. Ситуация еще хуже, чем я думал.
- Мясо, рыба? Жареное, вареное? Овощи? Сладкое? Чего бы ты сейчас съела? - Я поднимаю взгляд к ее губам, ожидая, когда они начнут шевелиться в танце. - И не молчи, будто воды в рот набрала. - Предупредил ее, покачав головой, мол, со мной эти трюки не пройдут.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When did the diamonds leave your bones?