Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Welcome to a new kind of tension.


Welcome to a new kind of tension.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Albus Harrington, Summer Moore
Место:
изначально работа Саммер
Время:
4 сентября 2013 года.
Время суток:
утро-день-вечер
Погодные условия:
+25
О флештайме:
А ты уже понял на кого пойдешь учиться после школы? Может ты хочешь стать биологом? Или, может, экономистом? Нет? А спорт? Или стать известным актером? Ты не знаешь? Или не хочешь думать? Ну тогда получи лето, длиной в долгий осенний день, может тогда ты поймешь что-нибудь.

0

2

внешний вид;

Кем ты хочешь стать?  Этот вопрос следует за нами по пятам едва ли не с рождения. Это так важно найти себя в жизни, состояться, быть кем-то, что-то значить. Мы то и дело чему-то учимся снова и снова, потому что нам с детства вдалбливают в голову, что без образования нельзя себя полностью реализовать. После чего половина из всех этих людей к середине жизни с горечью осознают, что занимаются, совсем не тем чем хотели.
Исключение ли я? Нет, это вряд ли. Скорее уж ошибка, сбой в программе. Меня не ждёт светлое будущее, и моё имя вряд ли запечатлеет история. Я никогда не получу крутую должность, у меня не будет работы о которой мечтают миллионы. И единственное в чём я смогу состоятся это, пожалуй, в натирании хрусталя и столового серебра. Хотя возможно скоро меня выгонят и оттуда из-за частых отсутствий и биения посуды, потому, что координация всё чаще подводит.
Но если все, же предаться мечтам и представить что у меня есть шанс пойти учиться и все, же получить какую-то профессию, то я если честно не знаю чем бы я хотел заниматься. Я думал о  том, что я мог бы стать моряком уходить в море на полгода, мне всегда казалось это действительно мужским делом, хоть и не лишённым какого-то романтизма. Или я мог бы стать инженером-конструктором, архитектором, просто преподавать живопись детям. Рисовать у меня всегда получалось отлично, только вот с болезнью я всё больше отдалялся от этого, я потерял какую-то терпимость и меня начал раздражать этот долгий процесс. Да и к тому же сейчас меня больше всего привлекала философия. Мне кажется, в этом я действительно мог бы состояться. Да, наверное, я слишком рано стал очень многое понимать, слишком рано узнал, что такое боль, разочарование, отчаяние, но вместе с тем я ведь ощущал что такое надежда, вера и искренняя любовь. Мне кажется, я бы мог рассказать об этом, мог бы донести до кого-то что-то важное. Но все, же вряд ли мне выпадет этот шанс и поэтому я предпочитаю не мечтать о пустом.
И на самом  деле я понятия не имею, зачем я записался на эту программу проф. ориентирования, о чём я думал в тот момент? Может быть, о том, что это как-то улучшит мои отметки или о том, что это действительно может оказаться чем-то интересным. Я не знаю. Фактом оставалось то, что я действительно был туда записан, и сегодня утром мне предстояло отправиться в издательство, и проникнутся работой журналиста.
Самочувствие было средней паршивости, хотя оно всегда таким было, бывало что перетекало в отвратительное, но  в основном всё было довольно сносно, особенно если принять пару-тройку таблеток, которые снимают боль на несколько часов, но не избавляют от неё навсегда, к тому же имеют побочные эффекты в виде двоения в глазах и ужасной слабости. Наверное именно поэтому я выгляжу как наркоман, хотя я ведь и правда в какой-то степени им являюсь, морфий неотъемлемая часть моего лечения, хотя я ничего такого не чувствую, никаких ярких образов и картин, ни каких вспышек воспаленного сознания. Потому что мой мозг всё больше становится похож на желе. Желе отличное слово и совсем не противное, учитывая то, что действительно происходит.
Начинаю собираться, а мама вновь уговаривает остаться дома. Будь её воля, она бы вообще заперла меня здесь и никуда не пускала. Она думает, что сможет уберечь меня, что так мне будет лучше. А я бегу из дома при любом удобном случае, когда в состоянии это сделать, потому что в этих стенах отчаяния мне невыносимо.
Отец высадил меня прямо у входа в редакцию, быстро попрощавшись, я отправился прямиком внутрь здания. Девушка на ресепшине объяснила куда идти и поднявшись я пошёл искать нужную дверь, но дверь была заперта, поэтому кинув рюкзак на один из стульев я сел на другой и стал ждать.

+1

3

Если бы меня в детстве спросили о том, кем я хочу стать, то я бы не смогла ответить на этот вопрос. Почему? Да не тем у меня была забита голова. Сначала детские увлечения, потом подростковые, смешанные с алкоголем и наркотиками, кражами и забиранием  в чужие дома, а сейчас… А сейчас я отучилась на факультете общем психологии и работаю журналистом в утренней программе. Как я поступила в институт и как я его закончила – ума не приложу. Хорошо еще, что у меня память хорошая и весь материал я зазубривала, правда понимала ли я его до конца? Меня кидает из стороны в стороны, а я подхватываюсь течением. Так всегда было. Почему меня швырнуло в сторону журналистики – одному Богу известно.
          В общем суть не в этом, а в том, что не так давно мне позвонили и предложили показать мой мир – мир журналиста – выпускнику школы. Вдруг, мол, решит свое будущее связать с этой карьерой. Я бы крикнула им, что они сдурели и не стоит идти этой стезей, но мне стало интересно, поэтому, в день n я знатно так беспокоилась и капала сонному Киту, который лег, хм, за пару часов до моего пробуждения, спать, на мозги. Бедному музыканту знатно досталось от меня, так, что из дома он меня чуть ли не пинками выгонял, в то время, как я все пыталась сообразить, как мне лучше говорить и что. Я ведь сегодня могу повлиять на жизнь юнца, кто знает, к чему это приведет? Может, я сделаю правильное дело, а может и сделаю его жизнь самой худшей из тех, которые можно представить. А вдруг он станет маньяком из-з журналистики, начитавшись про убийства в школе Колумбайн? Или насильником, сверя сводки погоды за год? Да что я вообще несу за бред. Как так можно? Саммер, соберись и не будь квашней. Хотя бы туфли правильно одела, все как у всех – левая на левой, правая на правой. Ах да, ключи от машины забыло. Пришлось возвращаться и стучаться в квартиру с большим уж упоением – Кит опять отрубился и видел уже сотый сон, пришлось дозваниваться.
          Не удивительно, что я опаздывала. Я всегда так делала, не знаю почему. Иногда я думала, что и на собственные похороны опоздаю, я уже про свадьбу не говорю. А дети у меня будут такие же ленивые. Как и я сама – рожать я их буду часов двадцать. Поэтому мне совсем лучше не иметь детей, ну их, извиняюсь за выражение, в задницу. И так хорошо живем. Да и какая из меня мамаша? Вы представляете? Как может стать хорошей мамой журналист, который выкуривает в день чуть ли не две пачки сигарет (своих сигарет, я еще сигареты Кита из пачек таскаю, когда мне чрезмерно лениво), пьющий как конь, отжигающий с подругами и друзьями в барах, и едва ли не танцующая на столах? Вот как такой человек может стать мамой? Я себе это тяжело представляю. Да и молодая я пока. Двадцать четыре года всего. Это школьницы сейчас рвуться выскочить замуж и нарожать суженному ряженому с десяток детей, как разбить яйца в сковородку на завтрак. А я этого не хотела. Почему то никогда. Потому что понимала, наверное, что никогда не стану такой, как Мэри. Мэри – мама Келлеров, была настолько идеальной женщиной, что рядом с ней я себя чувствовала гадким угловатым ребенком и настолько бездарным, скучным, нудным и… можно продолжать до бесконечности, что выть хотелось. Сейчас можно подумать, что Мэри я ненавидела, но это было неправдой – я относилась к ней, чуть ли не как с собственной матерью. Но, иногда мне казалось это немного странным, потому что со своей родной матерью я не могла долго находиться в одном помещении и бескрайне радовалась тому, что мы живем далеко друг от друга, а вот от Келлер я никогда не уставала и мы порой могли провести друг с другом чуть ли не весь день, оттянув за уши любимую Осень с работы.
          Простояв в пробке прямо в двух перекрестках от работы – теряю совершенно все мысли. Уже не знаю, что скажу мальчишке и как будет проходить наша беседа. Не знаю, что мы будем делать. Да, черт подери. Я совсем ничего не знаю и не понимаю. Сейчас горит зеленый или красный свет? А на какой ехать можно? Не вовремя нажав на педаль газа, я чуть не столкнулась с машиной впереди меня, но вовремя крякнула и опомнилась, припав на тормоз.
          Еще через десять минут я все-таки оказалась в офисном здании, а еще чуть позже, поднималась на лифте на один из этажей. Слишком медленно, слишко-о-о-ом медленно, еще немного и я бы заснула и сползла по стенке, а этот непонятный… черт… черт… Как я могла забыть имя своего подопечного? Саммер – ты совсем дура. Я полезла в записную книжку, там должен быть его номер и имя. Но как искать имя, если не помнишь его? На какую хотя бы букву… хм.. Альбус! Точно! Альбус Харрингтон.
Я опаздывала на двадцать минут, если не больше. Вылетев из лифта, чуть ли не бегом ринулась по коридору. Поворот, поворот и прямо перед углом я затормаживаю, провожу рукой по волосам, поправляя их и откашливаюсь в кулак. С совершенно спокойным видом подхожу к двери в кабинет и с уверенностью тяну за ручку. Она не открывается.
          - Да чтож ты делаешь!? – Шиплю, рычу, и продолжаю тянуть дверь, уперевшись коленкой в косяк. Совсем крыша поехала, хотя я помню, что не закрывала кабинет вчера вечером. Совсем разозлившись на дверь, пинаю ее ногой и разворачиваюсь. В кресле напротив сидит молодой паренек. Бледный такой, я бы его ночью за приведение бы приняла и кинула чем-нибудь побольше. – Она… это… Того… Тугая совсем дверь в общем. – Пожимаю плечами, как ни в чем не бывало, пока наконец не понимаю, кто передо мной сидит. – О, ты должно быть Альбус, я права, да? Ты… Ну… - И все, я опять не знаю, что сказать.

Отредактировано Summer Moore (2013-11-08 01:55:44)

+1

4

Эпизод в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Welcome to a new kind of tension.