vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » проприум


проприум

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/VxtDP.jpg
«я совершаю очередную попытку побега
от этой скучной житейской моногамии»

Участники: Albus Harrington, Alice Norman.
Место: школа.
Время: февраль 2013.
Время суток: утро-день.
Погодные условия: Солнечно, сильный порывистый ветер + 10-12°С.
О флештайме: Первая встреча и знакомство Алисы и Альбуса.

Отредактировано Albus Harrington (2013-10-03 09:04:33)

+1

2

внешний вид;
Сегодня был один из тех дней, когда наступало затишье. Боль растворялась, оставляя меня одного наедине с самим собой. В такие дни появлялась сила, появлялся смысл и желание жить. С каждым годом таких дней становилось всё меньше, поэтому каждое затишье было маленькой радостью. Ведь перед таким днём, да именно днем, потому что несколько дней тишины были неслыханной удачей, так вот перед каждым таким днём было множество дней кошмара и агонии.
Открыв сегодня утром глаза и почувствовав легкость, которую не ощущал уже давно я с трудом смог скрыть улыбку. Всю прошлую неделю голова была просто чугунной, я едва мог перевернуться на бок, не то что бы подняться с постели. Поэтому когда, открывая глаза, ты ощущаешь, что боль оставила тебя, первые пятнадцать минут ты лежишь и думаешь, здесь ты или уже там. Порой и правда  хочется умереть. Страх перед смертью? Его уже давно нет. Страхи вообще исчезают вместе с желанием жить. Но в те дни, когда ты ощущаешь легкость и понимаешь, что ещё жив, призрак надежды и веры в будущее возвращается и потихонечку начинает проникать внутрь тебя прямо через кожу, так было и сегодня.
Одевшись и сложив тетрадки и учебники в рюкзак, спустился вниз к завтраку. Пристальные взгляды быстро исчезают, когда я сажусь за стол, и наступает ожидаемое молчание. Наверное, именно поэтому желание умереть бывает таким сильным, им бы было лучше, если бы я умер, поплакали бы и успокоились. Чувство вины одно из самых ужасных, что мне приходилось испытывать. Больше всего мне жаль племянников, это ведь и правда наказание, расти в одном доме с таким как я. Звенящая тишина исчезает, когда отец поднимается из-за стола, собираясь уходить на работу.
- Я рад, что тебе лучше. - Никогда не знал, что на это отвечать, поэтому просто молча, киваю и, взяв со стола коробку с хлопьями, насыпаю их в тарелку, вместе с ними глухо ударяясь о дно посуды, падает игрушка. Достаю её и кручу в пальцах, надо же сегодня прямо мой день.
- Может быть тебе сегодня остаться дома? - Голос мамы вырывает меня из плена моего сознания и мыслей, которые сейчас там крутятся. Вопрос скорее риторический, ведь она знает, что я не отвечу и не останусь. Ставя игрушку на стол, поднимаю глаза и вижу, как она поджимает губы.
- Всё будет в порядке. - Выходит довольно сухо, хотя я знаю, что чтобы я не сказал сейчас, это её всё равно не успокоит. Медленно поднимаясь,  она удаляется вслед за отцом. Мы остаёмся втроём: я, Полли и Виктор. Атмосфера царящая в доме понемногу начинает угнетать, от чего и без того редкий аппетит пропадает и я уже на автомате пихаю в себя завтрак, совершенно не различая вкуса и не получая удовольствия. Чувствую на себе робкий, но заинтересованный взгляд племянника.
- Хочешь вечером поиграть в видеоигры? - Мне бы хотелось лучше узнать его и проводить больше времени, но это кажется не в моей власти. Вик появился на свет уже после того как всё в этом мире стало для меня фатальным. Он не знает каким я был раньше, для него я всегда был таким и он один из немногих кто никогда не жалел меня. Наверное, поэтому мне хочется стать к нему ближе. Вижу утвердительный кивок и улыбаюсь в ответ. - Тогда заметано.
- Виктор иди, скажи своей сестре, что если она не хочет опоздать в школу, ей нужно собираться быстрее. - Всего лишь уловка сестры, чтобы остаться наедине. Очередной урок жизни? Ну, что ж валяй я весь во внимании.
- Ужасно выглядишь. - Повседневным тоном продолжает Полли, когда мы остаёмся одни.
- Спасибо, ты как всегда очень милая. - Её слова заставляют впервые искренне улыбнуться за утро.
- Нет, правда, с этими синяками под глазами нужно что-то делать, ты же не можешь пойти в школу прямо так. - Я не успеваю понять, как она оказывается рядом со мной и, запрокинув мою голову, и рисует под глазами две линии чем-то похожим по форме на помаду, а потом растирает пальцами. Поначалу я пытаюсь вырваться и отпихнуть её, с криками «Полли прекрати», но потом бросаю эту затею, смирившись.- Теперь гораздо лучше. - С улыбкой произносит она и начинает собирать посуду со стола. - Ты тоже поторопись, если хочешь что бы я отвезла тебя на занятия.
Старенький форд останавливается прямо у входа в старшую школу, кажется, за неделю ничего не поменялось. Забрав рюкзак с заднего сиденья, я уже тянусь к ручке, что бы открыть дверь, когда слышу голос сестры.
- Альбус…- поворачиваю голову в её сторону, повисает небольшая пауза, а потом она произносит только одно слово. - Удачи. - Я знаю, что она хотела бы сказать что-то другое, что-то вроде «постарайся не умереть» или «не попасть в больницу», ну как это обычно бывает.
- Спасибо. - Почти одними губами произношу я в ответ и выхожу из машины. Я не был в школе неделю, но вряд ли кто-то заметил это, все давно уже привыкли. Думаю, что если меня вдруг не станет, они и не обнаружат, во всяком случае, сразу. Все мои сверстники уже окончили школу и сейчас учатся в университетах, исполняя свои мечты, а я, я даже не знаю, кем бы я хотел быть. Думаю, что нынешние мои одноклассники тоже окончат школу, куда раньше, чем я, если мне вообще суждено это сделать.
Вверх по лестнице, прямо по коридору поворот налево, пока, наконец, не оказываюсь в нужном кабинете. Первым уроком биология. Замечаю что моё привычное место занято, конечно, парта рассчитана на двоих, но я люблю сидеть у окна. Может быть, этот день не такой уж мой. Подхожу ближе и кладу рюкзак на стол.
- Ты на моём месте. - Нет, это не претензия и не просьба уйти, скорее просто констатация факта. Сажусь на соседний стул, начиная, готовится к уроку. Кажется, раньше я не видел эту девушку, хотя я не столь частый посетитель занятий, так что может быть, я ошибаюсь. Миссис Стенли тем временем начинает урок, кажется, у нас начался курс полового воспитания или что-то в этом роде. Во всяком случае,  в середине урока на наших столах появляются куклы или точнее ребёнок-робот. После чего нам объясняют, что неделю мы и наш партнёр, по очереди и вместе должны будем о нём заботиться. Меня не особо радует перспектива «отцовства», хотя ещё больше мне не нравится идея работы в паре. Я не работаю в паре, не завязываю знакомства, не общаюсь с людьми, во всяком случае, с малознакомыми и вживую. Тяну руку.
- Да, Альбус? - Прочищаю горло, потому что от долгого молчания голос сел. - Миссис Стенли, это обязательное задание?
- Совершенно верно. В этом нет ничего сложного, уверяю вас мистер Харрингтон. К тому же это отличная возможность получить хорошую оценку. Которых у вас с Алисой, не так много. - Укоризненный взгляд, заставляет промолчать. И единственная полезная информация из этого разговора, так это то, что я теперь хотя бы знаю имя той с кем мне придётся провести неделю бок о бок, выполняя это дурацкое задание. Наконец раздаётся звонок, и класс начинает постепенно пустеть. Собрав вещи  и поднимаясь со своего места, оборачиваюсь к девушке.
- Ну и что мы будем с этим делать? Нужно распределить обязанности. Может быть, обсудим это за обедом? – Стараюсь выглядеть как можно дружелюбнее и даже пытаюсь улыбнуться, но кажется, с треском проваливаюсь. Не уверен, что из нашего временного союза, что-то выйдет.

Отредактировано Albus Harrington (2013-10-05 22:06:12)

+3

3

Сакраменто оказался не таким уж доброжелательным и приятным городом, каким я представляла его себе изначально. Хотя возможно, я просто настолько привыкла к нашей мелкой деревушке под названием Вестбрук, что незнакомые городские люди солнечного города пугали меня своим равнодушием. За те пару недель, что мы добирались до другого края страны, мы еще не раз останавливались на ночлеги в мелких поселениях, где все были настолько положительно к нам настроены, что я уже отвыкла от другого обращения. Я и сама была такой, безотказной, совершенно беззлобной и наивной, хотя это далеко не те качества, которые позволяют нам с Эллой держаться на плаву.
В Сакраменто мы приехали всего пару недель назад, мы не сразу нашли себе место жительства и первое время тусовались в приемном покое городской больницы, так как денег на оплату номера в мотеле у нас попросту больше не оставалось. Там мы познакомились с весьма своеобразным мужчиной, его звали Чарльз, но я привычно называла его мистером Хантером. Какое то время он просто подкармливал нас булочками в буфете, мы с сестрой чувствовали себя жалкими уличными кошками, брошенными и никому не нужными, а через время хирург и вовсе пригласил нас пожить у него. Мы согласились практически не раздумывая.
И жизнь потихоньку пошла в гору, Чарли устроил нас в ближайшую школу, помог мне найти работу в местном гастрономе, поддерживал нас всеми силами и даже подпускал к своему компьютеру, позволяя пару-тройку часов проводить в интернете. Иногда мне казалось, что он относится к нам как к дочкам, мне бы хотелось так думать, я видела в нем хорошего и исключительно положительного человека, и, разумеется, не желала его разочаровать.
В школе я не сразу адаптировалась, я не понравилась ребятам и была тут же отсажена на отдельную парту.
- Пусть сидит на месте этого. – кто этот загадочный «этот» мне никто не собирался рассказывать, да я никогда и не относилась к числу любопытных личностей. Наверное, это такой же изгой общества как и я, мне в общем-то было все равно, поскорее бы отучиться и пойти на полноценную работу.
Так прошло несколько моих дней в школе. Общение со сверстниками немного сдвинулось до уровня – привет, как дела, дай списать – меня это устраивало. Не было откровенных издевок, но и предложений о дружбе не поступало. Я не хотела ни с кем сближаться, для нас с Эллой это было слишком опасным, я боялась, что доверившись кому-нибудь мы забудем об осторожности и выдадим свой секрет. Мы вполне можем дружить друг с другом, можем списаться в интернете с сестрой, сообщить о том, что мы живы и здоровы… Но почему то ни одна из нас не спешила этого делать.
Мы жили в постоянном страхе, шугаясь каждой полицейской машины, каждого разговора начинающегося с фразы – нам нужно поговорить. Мы замкнулись в себе, мы были тихими и загадочными, чем только еще больше привлекали к себе внимание.
Сегодняшний день не особо отличался от предыдущих. Я устало сидела за своей партой, вырисовывая на деревянной поверхности солнышко с улыбающейся моськой, как чей-то голос вырвал меня из омута воспоминаний о прошлом.
- Но я сижу здесь уже больше недели. – поднимаю глаза, встречаясь взглядом с рыжеволосым юношей, он не похож на человека, желающего согнать меня со своего стула, он просто усаживается рядом, молчит и больше не смотрит в мою сторону.
Признаюсь, меня это заинтриговало, я же с интересом изучала его лицо и огненные волосы, которые казались еще более яркими на фоне мертвецки бледной кожи. Так и хотелось спросить у него – это ты тот самый этот? Но мой вопрос наверняка бы прозвучал не совсем деликатно, как и вопрос о том – почему его не сильно жалуют в классе. Про него тоже уже говорят, что он кого-то убил?
Но начался урок, я тут же отвлеклась от нового лица в кабинете, внимательно слушая задание преподавателя. Отлично, нам выдадут куклу и мы будем за ней следить. Ничего сложно, я всю жизнь следила за Эллой и мне это задание казалось неприлично легким. Но мой сосед резко поднимает руку, его речь звучит для меня немного оскорбительной – я ему настолько не понравилась? Но мы даже не пересеклись и парой фраз, от чего такое поведение?
Но не показываю виду, равнодушно отворачиваясь в сторону окна. Ну и ладно, я найду себе другого партнера, да он мне в общем-то и не нужен вовсе, я могла справиться с этим заданием и сама. Только жаль, что нас пытались научить именно правильному быту жизни, а не жизни матери-одиночки.
Звенит звонок, я раздраженно скидываю тетради в свой рюкзак, поднимаясь с места и не сразу обращая внимания на слова незнакомца.
- Следить за ним и ухаживать. – Капитан очевидность снова с вами. На предложение распределить обязанности, я устало хмыкнула. – Не переживай, я могу заняться этим сама, мне только в радость, а ты все равно не хочешь этим заниматься. – я не обижена, о нет, по крайней мере я не хотела этого показывать. Куда больше мне не хотелось заниматься таким ответственным делом с человеком, которого я уже начала раздражать. Я стараюсь избегать таких кампаний. – Я не голодна, спасибо.
И мне бы добавить – еще увидимся, но я больше не сказала ничего, забирая малыша с парты, и быстрым шагом направляясь вон из кабинета. Я действительно была не голодна, во время длительного переезда из Нью Йорка я как то привыкла перекусывать раз в день, и мне этого хватало. Большую перемену я планировала провести на школьном дворе, в тени небольшого дерева за чтением одной из книг, что нам задали на Английской Литературе.

+3

4

У меня никогда особо не получалось заводить знакомства, ну знаете кто-то создан для этого, а кто-то нет. И не, потому что я страдаю какими-то, фобиями и меня пугают незнакомцы и, то кем они могут оказаться, нет. Просто, наверное, я слишком рано понял, что дружба понятие такое же относительно как добро и зло.
Привязанность к людям та же  самая болезнь и она одна из самых страшных, потому что её не замечаешь годами. Ты бы может и совсем о ней не узнал, если бы человек, к которому так привязан в один прекрасный день не исчез ну или начал отдаляться. Тут-то и начинаются метастазы, и жуткие болезненные приступы. И ты приходишь в себя уже где-то в больнице, разряд дефибриллятора на несколько мгновений приводит тебя в чувства, и ты видишь свет яркими вспышками, но потом твоё сердце останавливается. Ты погружаешься в темноту, никакого магического света и в помине нет на той стороне, а ты так хотел, так мечтал об этом. Ты грезил этим светом, думал, что наконец-то станет легче. А тем временем кто-то всё ещё пытается, кто-то ещё бороться за твою жизнь. Разряд - больно, разряд - кровью, разряд - разрыв. И только потом наступает покой. Аллилуйя, ты - жив и теперь, кажется даже, здоров. Но потом в твою жизнь приходит ещё кто-то и появляется новая опухоль, новые метастазы, новая боль.
Я помню тот день, когда из моей жизни исчезли эти самые друзья. Мне было плохо и кажется, внутри тоннами билась посуда, а я, режа руки и стискивая зубы от боли старался собрать все эти крошки и склеить обратно, только ничего не получалось. А потом в какой-то момент что-то щёлкнуло во мне, и я перестал собирать их, раны постепенно затянулись, только вот тонкие шрамы всё ещё покрывают кожу.
Поэтому я решил, что больше никогда не буду искать дружбы, а с течением времени, на нет, сошли и знакомства с общением. Так было проще, без боли, без хруста костей, когда по тебе проходят в жёстких ботинках, втаптывая со всеми чувствами в землю. В моём случае одиночество и образ отшельника был вовсе не испытанием, скорее уж спасением. А в те моменты, когда одиночество всё же брало своё и накрывало волной, я выбирался из дома долго бродил по улицам, а потом где-нибудь в парке встречал какого-нибудь, бродягу и делился всем тем, от чего штормило мою душу. После этого обычно шторм проходил и моё море успокаивалось. И я не знаю, какого чёрта с этой девчонкой всё было по-другому. Не знаю почем просто не ушёл, пожав плечами как бы говоря «ну, как знаешь». Наверное, просто слишком давно со мной никто не общался на равных, без тени жалости и сочувствия. И это было словно глоток свежего воздуха, после десятков лет в сыром подземелье.
- Стой, - Закинув рюкзак на плечо и засунув руки в карманы жакета, плетусь вслед за ней, отставая всего на один шаг. - Ты что вот так просто возьмёшь и уйдёшь? Это будет не честно и не правильно, если ты будешь заниматься им одна, задание неспроста рассчитано на двоих участников. Разве у тебя нет факультативов, дополнительных занятий или работы? Ты не можешь смотреть за ним постоянно. - Кажется, я очень давно не говорил, так много за один раз. - И вообще с чего ты взяла, что я не хочу им заниматься? Этот малыш такой же мой, как и твой. - О, боже, что я несу? Прямо отец года, можно подумать. А потом, слегка касаясь её руки, всего на мгновение беру её под локоть, что бы остановить и развернуть к себе лицом. После чего резко убирая руку, что бы она не подумала что я какой-нибудь маньяк и преследователь.
- Я веду к тому, что как бы ты не была уверена в том, что справишься, я тебе нужен. - Чуть улыбаюсь уголками губ, теперь выходит действительно искренне, а не так как в классе. - Прости, если я тебя обидел и если ты и правда не голодна, мы могли бы пойти в библиотеку или на школьный двор, где ты обычно проводишь время ланча? - Запускаю руку в волосы, убирая с лица выбившиеся пряди и задумавшись, поджимаю губы. - Альбус. - Протягиваю руку, в знак перемирия и официального знакомства.

Отредактировано Albus Harrington (2013-10-09 21:30:05)

+2

5

Когда я услышала за спиной это требовательное «Стой!», на какую-то секунду я была даже поражена, озадаченно останавливаясь на месте и поворачивая голову. Он странный, действительно странный, то явно показывает свое нежелание работать в паре, то хватается за каждую возможность остановить меня, словно я была каким-то супер важным человеком. Непривычно, что кому-то есть дело.
- Да? – не тороплюсь развернуться полностью, лишь смотрю на него выжидающе, он ведь что-то хотел? – Ну да, возьму и уйду. – Если он остановил меня только для того, чтобы переспросить, точно ли я ухожу – то это глупо. Я лишь раздраженно пожала плечами, снова ступая вперед, продолжая свой интенсивный быстрый шаг, ходила я всегда в темпе, словно куда-то опаздываю. Хотя сейчас мне больше хотелось избежать разговоров, знакомства, каких-либо вопросов, на которые я не захочу отвечать, и снова зажелаю уйти, тем самым обидев собеседника еще больше.
Ну что тебе? Ты видишь, я не настроена заводить знакомства, я одна справлюсь с заданием, мне всегда было комфортнее все делать в одиночестве, нежели с кем-то. Мне казалось, незнакомого юношу тоже такой вариант устраивал, но он шел за мной не останавливаясь, еле поспевал за моим темпом, что-то говорил, желая все же остановить меня.
Он суетился, его речи иногда звучали смешно, и я еле сдерживала улыбку, пока парень не схватил меня за руку, силой заставляя остановиться. Хотя ладно, не таким уж требовательным было его прикосновение, я остановилась скорее по тому, что мне это прикосновение было неприятным. Не люблю когда меня трогают, мне это не нравится. И когда смотрят прямо в упор – тоже. Сразу хочется убежать и спрятаться, я привыкла быть серой незаметной мышкой, а Ал уделял мне слишком много внимания. Слишком.
- Тебе так хочется участвовать в этом задании? – пожалуйста, скажи что нет, что ты это делаешь лишь для того, чтобы новенькая девочка сильно на тебя не обижалась. Но по его взгляду было понятно – он так просто не отстанет, и было бы куда проще все-таки поделить между нами обязанности, чем пытаться избавиться от его кампании. От куда-то было предчувствие, что он все равно бы ходил за мной по пятам. И предложение присоединиться ко мне на школьном дворе было тому подтверждением.
- Альбус. – повторяю его имя вслух, так проще запомнить и удостовериться в правильности произношения. Не спешу представляться сама и киваю в знак приятного знакомства, направляясь в сторону выхода. – Я действительно не голодна, Альбус, и если ты тоже, то можешь составить мне кампанию, и мы поделим обязанности, раз ты так переживаешь за этого ребенка.
Наш малыш лежал у меня на руках, я посмотрела на его пластмассовую моську с недоверием, мне с трудом верилось в то, что я однажды смогу быть хорошей матерью. Чтобы стать настоящей женщиной, нужно быть уверенной в себе, у меня же этого качества не было. А как я смогу воспитать ребенка, если не могу до сих пор воспитать себя? Слишком много ответственности меня пугало, после смерти отчима и нашего с Эллой побега, я и так выполняла слишком значимую роль в ее жизни. Устраивало ли меня это? Признаюсь, порой я жалела, что пошла на такой опрометчивый поступок, я скучала по матери, к которой была очень привязана, скучала по своей сестре, которая не была привязана ко мне. Мне не хватало моей прежней жизни, но вернуть время вспять, или попытаться что либо исправить светило мне тюремным заключением. Это бы убило мою мать, она бы вряд ли пережила то, что ее дочка убийца.
В своих размышлениях я совершенно забыла про Ала, который все так же следовал за мной в сторону моего любимого места. Я посмотрела на него через плечо, убедиться, что он  не задавал мне каких-либо вопросов и я не обидела его своим молчанием, и только сейчас заметила насколько огненно-рыжие у него волосы. Их беспощадно трепал ветер, а Ал раздраженно убирал их с лица, не позволяя взбалмошным прядям забраться в рот.
- Давай я уберу их тебе? – всегда ношу на руке запасную резинку, старая привычка.
Мы как раз пришли на место, я склонилась над юношей, убирая его волосы в хвост, затем усаживаясь рядом и доставая из рюкзака чистый лист бумаги.
- Так, я могу взять себе понедельник, среду и пятницу с выходными. В другие дни я буду слишком занята, да и начальство вряд ли обрадуется младенцу на рабочем месте. Пусть и не настоящему.

+2

6

На самом деле не то что бы мне очень хотелось смотреть за этим механическим чудом природы, менять ему подгузники, кормить, укачивать и записывать все параметры. Нет, причина этого моего какого-то совершенно безумного рвения была в другом, что-то притягивало меня к этой незнакомой девушке. Мне так хотелось с ней поговорить, словно от пятиминутного разговора будет зависеть вся моя жизнь.
У вас бывало такое чувство, когда вы видите человека на улице, и он кажется вам смутно знакомым, что вы где-то раньше его видели и вас даже связывает какая-то история? Вы судорожно пытаетесь вспомнить его имя, возраст, тембр голоса, но всё тщетно. Потому что вы никогда раньше не встречались, никогда его не видели до этого момента в реальности. Вы видели его в своём сне или его образ просто возник в вашем  подсознании, потому что вселенная где-то запрограммировала, что ваши пути должны пересечься, только вот мы все очень любим с ней спорить, и поэтому зачастую проходим мимо, игнорируя это странное чувство внутри.
Остановитесь и признайтесь себе, всего на минуту станьте абсолютно честны. Мы ведь рождаемся одни, умираем одни, а всё остальное время крепко накрепко заперты в себе. Какими бы мы не были: весёлыми, харизматичными, общительными, просто до ужаса разговорчивыми и без единого комплекса. Каждый живёт в своей маленькой раковине и единственный способ вытворить нас оттуда это вскрыть ножом или раздавить ногой, с некоторыми так и происходит, и после этого не многое могут нарастить панцирь, не многие могут выжить.
Поэтому так часто мы упускаем шансы, которые дарует нам так называемая судьба, но что если попробовать не сопротивляться ей, хотя бы раз?
Немного разобравшись со всеми эти разногласиями, по поводу игрушечного младенца мы с Алисой, насколько я помню, именно так назвала миссис Стенли её в классе, отправились на школьный двор, прочь из давящих квадратов стен. Едва мы вышли из здания, как холодный ветер ударил в лицо, начав нещадно трепать мои волосы, кажется, пора их обрезать, не помню даже, когда это делал в последний раз, думал я и судорожно пытался убрать прядки с лица, которые то и дело норовили залезть в рот и глаза. Алиса между тем кажется, тоже о чём-то задумалась, потому что не проронила ни слова пока мы шли до нужного места.
- Давай я уберу их тебе? - Произносит она, видя как, всё ещё борюсь с волосами, и тут же склоняется надо мной и собирает волосы в хвост. Признаться честно в этот момент меня переполнили какие-то странные ощущения. Единственный раз, когда кто-то посторонний прикасался к моим волосам, это медсестра в больнице, когда перед операцией брила меня  налысо, тот момент основательно въелся мне в память, помню как они падали на пол, похожие на искры от костра. Хотя я не был костром, скорее уж пепелищем, но это не важно. Так вот когда Алиса прикоснулась к ним, я почувствовал какой-то прилив страха, и невольно сжался на несколько мгновений, словно пытаясь уйти от её прикосновений, но потом всё же успокоился и дал ей сделать то, что она собиралась. После чего Алиса села напротив.
- Спасибо, так гораздо удобнее. - Благодарю её и мы, наконец, приступаем к тому, зачем собственно пришли, к распределению обязанностей. Знаете, мне кажется любая другая девчонка, воспользовавшись, случаем, свалила бы все обязанности на меня, в общем-то, так обычно и получалось, что-то вроде скажи спасибо, что тебя вообще взяли и разговаривают. Может быть, работы в паре я не любил и по этой причине? Но Алиса была другой, словно не из этого мира, где всё давно поросло ложью, лицемерием и корыстью. Наверное, именно это и тянуло меня к ней.
- У тебя получилось больше дней…- задумчиво произношу я, хочется предложить ей заниматься ребёнком на выходных вместе, но я удерживаюсь, чувствуя, что это перебор. Я не должен был вообще заводить знакомства, да и слишком сильная навязчивость не моё, а то ещё напридумывает себе там чего-нибудь. Поэтому я просто говорю. - Тогда если возникнут какие-то трудности,  или не будет хватать времени, ты можешь позвонить мне.-  Жестом прошу разрешение взять её листок и карандаш и быстро вывожу цифры номера телефона, возвращая всё хозяйке.
На самом деле  я даже немного рад что первый день выпадает не мне, если честно у меня нет никакого опыта с детьми, помню когда Виктор только родился, он лежал и плакал в своей кроватке, а я боялся к нему подойти, но всё же преодолев страх я подошёл и взял его на руки, на удивление он быстро успокоился, внимательно изучал меня своими глазками больше похожими на огромные блестящие бусины, а потом взял за палец и в этот момент я едва его не выронил, хорошо Полли подоспела вовремя, а кто знает, что бы было сейчас. В общем, наверняка сегодня я проведу вечер в обнимку с куклой племянницы, тренируясь.
Вопрос был решён и кажется, пришло время, мне уходить, но уходить не хотелось.
- А можно вопрос? Почему ты оказалась за партой неугодных? – Чуть ширюсь от ветра и натягиваю рукава почти до кончиков пальцев.

+2

7

Не могу сказать о том, что Альбус заинтересовал меня, не скажу я и о том, что он задел какие-то особенные струны моей души, которые заставили бы меня прислушиваться к каждому его слову и немного волноваться от неловких прикосновений, прямых взглядов, интонаций голоса. Сейчас скорее я была озадачена тем, что на мои первоначальные условия он не согласился. Он ходил за мной по пятам, составил кампанию на моем любимом месте, и сейчас я чувствовала себя немного неуютно. Словно кто-то силой пытался пробраться в твой придуманный домик, а ты не в силах сопротивляться, сдаешься и идешь на поводу.
  - Женщины всегда проводят с детьми больше времени, чем мужчины. – Почти все мое детство рядом со мной была моя мать. Она окутывала меня лаской, заботой и вниманием, лишь в ее объятиях, под ее крылом я чувствовала себя по-настоящему нужной и особенной девочкой. Ее мягкий голос перед сном, теплые прикосновения, осторожное укрытие одеялом перед сном и мягкий поцелуй на ночь. С моим отчимом у нас не было даже стандартных «приятных снов». Он не воспринимал меня как свою дочь, боюсь, он воспринимал меня всегда лишь как антураж квартиры, как мебель, или как-то, от чего можно добиться всего, что захочешь. Мне так хотелось добиться его симпатии и отцовской любви, что я не сразу заметила в его поведении нечто извращённое... Не могла заставить себя поверить в то, что мой папа может быть таким. Отныне для меня он просто Девид. Мертвый Девид, что ответил за свои поступки. – У меня нет телефона.
Слежу, как Ал старательно вырисовывает цифры на бумажке, оцениваю его красивый почерк. У меня такого не было, всегда в спешке, или же наоборот, заблудившись в фантазиях, я писала с неохотой, вырисовывая округлые буковки, потом судорожно пытаясь понять смысл написанного собой же бреда.
- Если что, позвоню с автомата. – Листок все-таки забираю, было бы совсем некрасиво отказаться от последней помощи. Но я вряд ли позвоню, вряд ли спрошу совета, да и справлюсь я отлично. Почему этот юноша так старательно предлагает мне свое общество?
Не люблю находиться в кампании, я всегда была одиночкой, да и сейчас заводить дружбу на новом месте, из которого я рано или поздно все равно уеду. Был ли в этом смысл? И если мне никогда еще не дарили столько внимания, мне это сейчас совсем не льстило, скорее пугало. Не хотела привыкнуть, а потом переживать, скучать и желать вернуться. У меня уже есть друг, которого мне очень не хватает, но я не могу вновь вернуться к Логану, хотя бы потому, что у него там своя жизнь и заботиться еще и обо мне, влюбленной по уши девчонке – я не могла приносить со своим приездом столько проблем.
- Ну все, мне пора идти. – Номер в кармане, это неловкое чувство все еще блуждает маленькими мурашками по коже спины. Но он снова останавливает меня вопросом, и я изумленно смотрю на него через плечо, не зная, что на это ответить. – Не знаю, что значит – парта неугодных. Это было единственное свободное место, когда я появилась в классе. – Молчание, потираю указательным пальцем переносицу, снова поворачиваясь лицом к дороге. – Неугодные – это те, кого не принял коллектив? Верно? А как зовут тех, кто сам отказывается от коллектива? Не люблю завистливых сплетников.
А что если он относится к их числу? Не думаю, он не был похож на типового подростка, с ним было что-то не так, так же как и со мной. Может потому он так и тянется, потому что чувствует эту родственную ниточку? Чувствует, что мы стоим вровень, на одной и общей ступени.
- А ты? Почему ты считаешь себя неугодным?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » проприум